ArtOfWar. Творчество ветеранов последних войн. Сайт имени Владимира Григорьева

Дроканов Илья Евгеньевич
Почему Россия не Китай? окончание

[Регистрация] [Найти] [Обсуждения] [Новинки] [English] [Помощь] [Построения] [Окопка.ru]
Оценка: 9.00*3  Ваша оценка:
  • Аннотация:
    "Почему Россия не Китай?", Илья Дроканов. Эта книга тоже о войне...О войне между двумя соседними странами, которая не состоялась, несмотря на то, что разные силы в мире были заинтересованы в этом.О войне, которая, по глубокому убеждению автора, не разразится в ближайшем обозримом будущем. Хотя россияне привыкли к тому, что их постоянно запугивают перспективой войны с Китаем.Книга представляет собой итог размышлений, анализа и прогнозов китаиста, политолога, выпускника Военного института иностранных языков, полковника запаса, имеющего двадцатипятилетний опыт в военной разведке.

  ЧАСТЬ ВТОРАЯ
  
  ЗА ЧТО БОРОЛИСЬ...
  
  
  
  
  
  "Нет, такой хоккей нам не нужен!", -
  Николай Николаевич Озеров,
  легендарный спортивный комментатор.
  
  
  
  
  
  
  
  Глава четвертая.
  
  ЛЕГКО ЛИ БЫТЬ ГИГАНТОМ?
  
  Впечатляющий рост экономики КНР, инициированный тридцать лет назад реформами Дэн Сяопина, превратил древнюю Поднебесную в современного мирового гиганта. В 2010 году по объему ВВП Китай обошел Японию и занял второе место в мире после США. Стране сейчас важно сохранить сложившуюся благоприятную тенденцию развития, чтобы в течение следующего десятилетия догнать передовые страны мира по уровню доходов населения. Несмотря на прошлые успехи и высокий потенциал дальнейшего роста, эта задача может стать весьма трудной.
  Еще недавно внутренний валовой продукт в КНР ежегодно прирастал как минимум на 10%, и весь мир воспринимал это как фантастику. Сейчас эпоха роста китайского ВВП двузначными цифрами завершилась. В 2011 году он составил 9,2%, а официальный прогноз Госсовета на 2012 год - 7,5%. Замедление темпов развития связано с постоянным снижением темпов роста инвестиций в казну страны, которое непосредственно зависит от влияния кредитно-денежной политики властей, а также связано со значительным снижением чистой прибыли в рост ВВП. Китайская экономика начала изменяться из-за минимального спроса на продукцию, что в свою очередь зависит от продаж товара в Европе и США.
  Тем не менее, Китай уже стал ведущим торговым партнером 127 стран, обогнав Америку, на которую приходится основная доля торговли 76 государств. По мере роста доли КНР в мировой экономике увеличивается и ее политическое влияние. Китай теснит американцев и европейцев в строительстве и машиностроении в Азии, Африке и Латинской Америке. Конкурентное преимущество Китая зиждется на низкой цене рабочей силы и других компонентов стоимости товара. Притом, что США по-прежнему остаются мировым центром инноваций в автопромышленности, аэрокосмической отрасли, компьютерах, медицине, вооружениях, финансах и фармацевтике. Китайцам пока не удается создать такой автомобиля, который соответствовал бы высоким экологическим стандартам США или Европы.
  В конце 1980-х КНР пробивалась на мировой рынок, производя такие дешевые товара, как хлопчатобумажная одежда и игрушки. Сегодня китайский импорт нефти и других видов сырья вызвал бум в добывающих отраслях Азии, Африки и Латинской Америки. Спрос страны-великана на сталь для машиностроения и строительства рос так быстро, что его заводы теперь потребляют половину мировой добычи железной руды. Замбия, крупный производитель меди, "перешла на сторону Китая" в 2000 году, Австралия, экспортер угля и железной руды, - в 2005-м, Чили, другой мировой поставщик меди, - в 2009.
  Российско-китайский товарооборот в 2012 году превысит огромную для нас сумму 90 млрд. долларов. При этом годом раньше он увеличился на 40% по отношению к 2010 году, а отрицательное сальдо России сократилось на 30% - до 13,1 млрд. долларов. Однако китайцы неохотно создают производства на российской территории, предпочитая покупать лишь энергоресурсы и сырье. Наше сотрудничество в основном включает в себя наращивание поставок газа, сырой нефти, угля, а также атомную энергетику. Что касается создания китайских предприятий в РФ, то пока в их число преимущественно входят средние и мелкие производства. Больше всего проектов создания производств разрабатывалось, наверное, в автомобильной промышленности, у нас даже открылись заводы по сборке автомобилей марок Lifan и Haima. Примечательно, что от китайцев уже поступали жалобы на низкое качество российской сборки.
  Их же качество в некоторых отраслях достигает совершенства. На китайскую территорию перенесли сборочные цеха такие лидеры мировой электронной промышленности, как Apple, Samsung, Nokia и другие. Поставки из Китая мобильных телефонов, телевизоров с плоским экраном и компьютеров выросли за последнее десятилетие в семь раз, а стоимость товара достигла почти 500 млрд. долларов. В результате страна превратилась в главного заказчика высокотехнологичных компонентов из Южной Кореи и Малайзии.
  В 2010 году общий объем продаж автомашин в Китае превысил 18 млн. штук. Утвердившись на позициях крупнейшего рынка по продажам автомашин, Поднебесная вышла на первое место в мире по производству автомобилей. Одновременно ей удалось обогнать по объемам судостроения Южную Корею, которая двадцать лет удерживала ведущие позиции в этой отрасли. Совокупный объем производства зерновых в 2010 году достиг в КНР 546 млн. тонн ("Аргументы недели" 30.12.2010, 09:06).
  В январе 2011 года газета "Ведомости" (17.01.2011 г.) писала со ссылкой на публикацию в Financial Times:
  "В Европе не хватает мощностей, чтобы удовлетворить спрос на китайском авторынке
  В 2010 году спрос на автомобили в Китае в 25 раз превысил уровень 2005 года. Тем временем основные компании, занимающиеся перевозкой грузов, в том числе автомобилей, отмечают серьезное снижение спроса на корейские и японские автомобили в Европе. В итоге у Европы остается все меньше кораблей, которые могли бы перевозить машины в Китай. 2010 год стал первым в истории, когда число автомобилей, поставляемых из Европы в Азию, стало выше, чем из Азии в Европу. Одна из причин подобного сдвига - желание богатеющих китайцев покупать машины, произведенные в Европе, даже когда эти же самые модели изготавливаются в Китае. Экспорт автомобилей в Китай в 2010 году составил 500 000 машин. Для сравнения, в 2005 году цифра не превышала 20 000 машин".
  Экономические возможности Китайской Народной Республики сегодня просто громадны. И на этом фоне руководство страны выдвигает на ближайшее будущее одну из главных задач - к 2020 году вдвое повысить доходы населения, которые до сих пор остаются низкими. Судя по итогам предыдущих десятилетий, эта цель видится достижимой. Правда, через три-четыре года в возрастном составе населения будет больше людей, выходящих на пенсию, чем молодежи, прибывающей на рынок труда. Назревающую проблему тоже придется решать. Об этом с беспокойством говорилось на состоявшемся в ноябре 2012 года XVIII съезде Компартии Китая, признанном историческим событием текущего десятилетия. Съезд избрал новое руководство, которое будет управлять страной до 2022 года. Отчетный доклад делал уходящий председатель Ху Цзиньтао, а с заключительным словом выступил его приемник Си Цзиньпин. Помимо грандиозных задач на экономическом фронте оба лидера обозначили другую ответственную задачу - борьбу с коррупцией. Си Цзиньпин обещал жестко бороться с ней. Вместе с новым премьером Госсовета КНР Ли Кэцяном они развернут кампанию против злоупотреблений на систематической и долговременной основе. В докладе съезду говорилось, что от ее решения зависит выживание государства. Этот тезис весьма серьезен: от коррупции развалились два предыдущих китайских государства. Цинская империя в 1911 году и Гоминдановский Китай в 1949 году бесславно закончили свое существование во много благодаря мздоимству и всеволию чиновничьей касты.
  Есть еще одна интересная нам тема, которая занимает умы пекинских высших партийных функционеров. Си Цзиньпин предупредил своих политических единомышленников о том, что КПК может сохранить власть лишь в том случае, если ее члены будут тверды в своих убеждениях. Иначе вместе с полнотой власти они рискуют потерять всю страну. Новый руководитель китайских коммунистов тревожно предупредил: "Почему распался Советский Союз? Почему рухнула КПСС? Она не была верна своим идеалам, колебалась. В конце концов, достаточно было Горбачеву объявить о роспуске СССР, и великая партия исчезла". Учиться на чужих ошибках в Китае умеют.
  Несмотря на тревожные нотки, прозвучавшие в выступлениях китайских руководителей, в мире по-прежнему без сомнений взирают на успешное движение Красного дракона вперед. Даже в докладе Национального совета по разведке США, озаглавленном "Глобальные тенденции 2030: Альтернативные миры", содержится тезис о том, что эра американского доминирования в мире завершается. Развитым странам придется уступить глобальное влияние стремительно развивающимся экономикам. Будет расти роль таких государств, как Китай, Индия и Бразилия. Усилится влияние региональных экономик, таких как Колумбия, Индонезия, Нигерия, Южная Африка, Турция. Наращивание новых технологий в ближайшие 15 - 20 лет, скорее всего, будет происходить тоже в развивающихся странах, поскольку международные корпорации сосредоточатся на этих быстро растущих рынках. По прогнозам американских аналитиков, к 2030 году экономика Китая, вероятно, обойдет экономику США, а сама Азия обойдет Северную Америку и Европу вместе взятые по глобальному влиянию (NEWSru.com. 11.12.12 12:20).
  С американскими аналитиками, к тому же из разведки, спорить сложно. Да, и не будем. Ведь они, вооружившись всеми добытыми данными, пишут, что экономика Китая должна обойти США. Вероятно, должна. Но возможны варианты. Среди общего сонма оракулов, скандирующих: "Китай добьется! Китай достигнет!", порой слышны и голоса сомневающихся аналитиков. Действительно, а вдруг НЕ ДОСТИГНЕТ? Вдруг гигант ослабнет? История полна примеров, когда огромное процветающее государство начинало хиреть и приходило в упадок. Можно вспомнить многочисленные римские империи (Западную и Восточную, Священную Римскую и т.д.). А кто в начале 60-х годов XX века, когда Хрущев готовился "похоронить капитализм" и объявил о скором наступлении эры коммунизма, мог предположить, что через четверть века Советский Союз начнет разваливаться? Или в канун Миллениума (2000 года) предсказать, что скоро мир войдет в полосу тяжелейшего экономического кризиса, в котором Объединенная Европа растеряет свою силу и комфортные условия жизни? А государство-лидер Соединенные Штаты начнет год за годом утрачивать свои доминирующие позиции в мире? Были, правда, единичные предсказатели, но кто им тогда верил!
  Недавно в журнале "Власть" появилась статья журналиста-востоковеда Александра Габуева ("Из-за китайской стены", журнал "Власть", 26.11.2012 г.), в которой приводятся исследования известного эксперта по Китаю Гордона Орра, без малого двадцать лет живущего и работающего в Пекине.
  Все мировые прогнозы о том, что к 2030 году КНР станет крупнейшей экономикой на планете, базируются на былых темпах роста, когда они были не менее 10% в год. Но в настоящее время страна переживает время торможения экономики. Само китайское правительство давно готовилось к такому развитию событий во избежание перегрева экономики. Но в создавшихся условиях стране с новым руководством КПК в следующие десять лет придется не только жить в условиях замедляющегося прогресса, но и бороться с негативными последствиями роста в прошедшие годы.
  Долгое время на побочные эффекты можно было не обращать внимания, поскольку они не угрожали всей системе в целом. Однако длительно копившееся количество внутренних противоречий близится к критической точке. Недаром представители китайской элиты стали говорить о внешне успешном периоде правления прежнего тандема председателя Ху Цзиньтао и премьера Вэнь Цзябао как о "потерянном десятилетии". Их критикуют за отсутствие глубинных реформ, до которых так и не дошли руки. Новой команде придется "разбирать завалы", если они хотят сохранить власть в руках КПК. Причем, проблемы имеются не только в экономической, но и в политической, а также в социальной и других сферах.
  Гордон Орр считает, что первая группа вызовов, стоящих перед новым руководством, имеет экономический характер. Главное, что следует сделать - это трансформировать модель роста. Предыдущие двадцать лет Китай процветал за счет опоры на экспорт, теперь придется быстро развивать внутреннее потребление. На сегодняшний день экспорт обеспечивает 31% роста китайского ВВП, а в ориентированных на внешние рынки отраслях заняты свыше 200 млн. человек. Однако для того, чтобы население страны начало больше тратить и меньше сберегать, в КНР должны появиться более совершенные пенсионная система и система медицинского страхования. И тогда на передний край выдвигается проблема демографии и старения населения, вызванная проводящейся полвека политикой "Одна семья - один ребенок". Все больше экспертов в Китае призывают ее отменить в ближайшие пять лет.
  Придется, как говорится, и напрячь мозги - для трансформации модели роста потребуется переход к опоре на инновации и собственные технологии. А с этим пока проблема: несмотря на вкачанные в hi-tech индустрию миллиарды, своих брендов вроде Apple или Microsoft у китайцев немного. Критики утверждают, что виной этому система образования, основанная на зубрежке, ибо она не способствует развитию креативности. Правда, то же самое пятьдесят лет назад говорили о японцах и южных корейцах, которые якобы не способны на инновационные прорывы из-за господства традиционной культуры.
  Еще один перекос, который следует выправлять - это неэффективный госсектор. Придется реформировать огромные предприятия, которые тянут за собственный счет социальное обеспечение своих работников, а заодно служат источниками для обогащения менеджмента. На плаву их поддерживает четверка крупнейших госбанков КНР, на чьих балансах в результате скапливаются сотни миллиардов безнадежных долгов, которые маскируются менеджерами при молчаливом одобрении чиновников. Раз в несколько лет происходят болезненные списания и чистки кадров. Банки имеют политическую установку кредитовать госсектор, поэтому неохотно дают деньги мелкому бизнесу. В итоге "белое" кредитование в этом сегменте заменятся "серыми" кредитами, которые выдают подпольные банки, а у них ставки доходят до 30%, при официальных 7-8%. Услугами подпольных кредиторов пользуется значительное количество бизнесменов. Китайским властям предстоит повысить конкурентоспособность государственного и банковского секторов, что повлечет его частичную приватизацию. Для руководящей партии это - большой риск, ведь придется отдать контроль над экономикой неуправляемым силам рынка.
  Не менее сложными будут решения о либерализации мер валютного контроля, которые должны обеспечить рыночный курс китайского юаня.
  Здесь же возникает еще один болезненный вопрос - повышение эффективности государственных вложений в масштабные проекты, главным образом, инфраструктурные. Многие из них просто дублируют друг друга, например, строительство крупных аэропортов в городах, находящихся по соседству. Есть и не востребованные проекты, к примеру, построенный почти на 2 миллиона жителей город-призрак Ордос (факт на заметку тем, кто считает, что китайцы мечтают об экспансии из-за того, что им негде жить!). Отчасти существующая неэффективность вызвана принятой в Китае системой кадровых назначений. Руководители оцениваются по многим критериям, главный из которых - рост ВВП. Чиновники заинтересованы в получении бюджетных денег на проекты с циклом четыре-пять лет. Ровно столько длится и карьерный цикл, после чего чиновников переводят на другое место работы. Последующая эффективность проекта уже не оценивается, а новый чиновник уже придумывает что-то свое, порой столь же невостребованное. Впрочем, если в ближайшие годы перестройка модели экономического роста будет не получаться, а экспорт упадет, Китаю все равно придется заниматься огромными инфраструктурными проектами без оглядки на их эффективность, лишь бы на время занять безработное население.
  Наконец, при любой модели для роста Китаю потребуется все больше природных ресурсов, а обеспечение доступа к ним станет еще одной задачей нового партийного руководства.
  Экономические проблемы ближайшего десятилетия у китайского руководства тесно связаны с политикой. В настоящий момент КПК уверенно контролирует ситуацию в стране. Тем не менее, уже сейчас существуют факторы, которые могут способствовать нарушению стабильности. Один из источников роста напряженности в системе - увеличение городского среднего класса, представителями которого можно считать по разным оценкам 300 - 500 миллионов человек. Эти люди пока не прибегают к политическим протестам, довольствуясь сытой жизнью и увеличивающимися нормами потребления. Но требования горожан к власти год от года увеличиваются. Далеко не все сразу требуют либерализации режима и утверждения демократии, но претензии к власти, например, по части экологических проблем уже приводят к опасным общественным конфликтам, опасным для партии. Прецедент в городе Нинбо, расположенном в густонаселенной части Китая, где тысячи жителей устроили мощные демонстрации протеста с требованием закрыть вредные производства рядом с городом, представляет собой опасную модель развития противостояния.
  Помимо сытого населения проблемы власти могут исходить и от несытой, бедной части общества. Озлобленные социальным неравенством крестьяне все чаще устраивают бунты. За год происходят десятки тысяч таких горячих инцидентов, и заводилами в них являются крестьяне, которых сгоняют с собственных земель городские девелоперы этих территорий.
  Но все же главный источник нестабильности лежит внутри самой партии. О коррупции в КПК говорят с 1990-х годов, прошедший XVIII съезд не стал исключением. Однако пока все испробованные методы борьбы, вплоть до расстрелов высокопоставленных коррупционеров, не дают успеха. Если руководство КПК на самом деле решит идти до конца в борьбе с этим злом или хотя бы постараться свести его до уровня, не слишком раздражающего население, ему придется пойти на непопулярные меры, вроде повышения зарплаты чиновникам, официально получающим небольшое денежное содержание. Либо придется сделать более независимыми суды и разрешить критиковать коррупцию средствам массовой информации, а это уже опасно для верхушки КПК, руководящей гигантской страной. В некоторых провинциях даже проводятся эксперименты с выборами глав уездов, цель которых проверить тезис о большей честности избранных мэров. Эксперимент будет идти лет пять и пока явно не поднимется выше местного уровня.
  Учитывая масштаб стоящих перед Китаем проблем, его руководству придется провести страну через самый опасный период в ее новейшей истории. Путь предстоит, как по минному полю. Вероятность того, что результат будет удачным, имеется, то есть Китаю удастся удачно выскочить из ловушки среднего дохода и всех прочих капканов, расставленных самому себе в предыдущие годы. Впрочем, столь же вероятными теперь кажутся и более пессимистичные сценарии, где Китай ждут стагнация экономики, социальные и политические потрясения, вплоть до восстаний на национальных окраинах. Вот тогда может реализоваться самый мрачный вариант развития ситуации, который приведет к разрушению коммунистической империи.
  Любой из сценариев для России, как и для всего мира, будет иметь жизненно важное значение. Если гигант начнет падать, мало никому не покажется!
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  Глава пятая.
  
  СОСЕДСКИЕ СКЛОКИ.
  
  
  
  1
  
  Пекин не захочет Цусимы
  
  
  Давно известный факт: как только на просторах КНР назревают тяжелые внутренние проблемы, порожденные в результате неоднозначных действий ее высшего эшелона власти, следует ждать официального провозглашения угроз внешних. Подтверждающие этот тезис примеры находятся среди событий времен не столь давних, нужно всего лишь полистать страницы новейшей истории второй половины прошедшего века.
  Пример первый. К 1960 году авантюра Мао Цзэдуна с политикой "большого скачка" и прочими экономическими экспериментами завершилась полным провалом, а в стране с огромным населением начинался настоящий голод. Политические соперники в окружении Мао готовились дать бой своему Председателю. И вдруг, как по мановению волшебной палочки, вялотекущие территориальные споры с Индией по поводу линии границы в Тибете переросли в вооруженный конфликт. Первые залпы китайских орудий по индийским пограничникам на высокогорье раздались в июне 1960 года. Китайские провокации против Индии в Тибете продолжались довольно долго и дважды выливались в открытые вооруженные столкновения - в 1962 и в 1967 годах. Воинской славы китайские командиры на той войне не стяжали, потому что дело кончилось тактической победой индийской стороны. Но шуму в пекинских СМИ было много, радио и пресса призывали народ и армию сплотиться вокруг компартии и дать законный отпор "капиталистическому агрессору".
  Пример второй. С благословления Мао Цзэдуна в 1966 году началась "Великая пролетарская культурная революция", в ходе которой Великий кормчий, объединившийся со своими молодыми сторонниками в руководстве КПК, разгромил "старую гвардию" ветеранов коммунистического движения в Китае и фактически осуществил внутрипартийный переворот. Движущей силой "культурной революции" стала городская и деревенская молодежь, которая из рук первого лица страны получила право ниспровержения любых авторитетов, начиная с собственных школьных учителей и кончая руководителями крупных производств и партийными функционерами территориального звена. Постепенно отряды юных бунтарей вышли из-под чьего-либо подчинения, и Мао Цзэдуну пришлось разгонять их по всей стране при помощи армии. А чтобы внутренняя напряженность в китайском обществе была снята, ей тотчас предъявили врага внешнего - Советский Союз. Неурегулированные территориальные споры на нескольких участках советско-китайской границы обернулись агрессивными претензиями нашего восточного соседа, подкрепленными военными приготовлениями к началу пограничных конфликтов. Боевые столкновения не заставили себя ждать: в течение весны-лета 1969 года подразделения НОАК несколько раз атаковали советских пограничников на Дальнем Востоке и в Средней Азии. Китайцы прекратили вооруженные провокации, лишь понеся ощутимый урон после мощных ответных ударов Советской Армии.
  Пример третий. В феврале 1979 года разразилась китайско-вьетнамская пограничная война. Принято считать, что китайские регулярные войска атаковали территорию соседнего государства после того, как победивший Соединенные Штаты Вьетнам ускорил свое сближение с СССР и социалистическими странами Восточной Европы, допустив несколько недружественных шагов в отношении КНР. Планируя наказать Вьетнам, Пекин хотел побольнее задеть и Советский Союз - его стратегического партнера. Официально китайская сторона указывала на то, что в 1978 году у Вьетнама появились претензии по разграничению вьетнамо-китайской границы, в частности, по акватории Тонкинского залива, по "многострадальным" спорным островам в Южно-Китайском море и по ряду участков сухопутной территории. Китай по обыкновению решил использовать войска для урегулирования территориальных споров с соседним государством и начал боевые действия. Война была недолгой и прекратилась после того, как стало ясно, что китайским дивизиям не удастся глубоко вклиниться на сопредельную территорию из-за ожесточенного сопротивления оборонявшихся, а Вьетнам тем временем объявил всеобщую мобилизацию, чтобы уничтожить агрессора так же, как это было в освободительных войнах против США и Францией. Рассуждая о причинах конфликта, можно считать, что Вьетнам недружественной политикой спровоцировал Китай на боевые действия. А можно посмотреть по-другому. В 1978 году вернувшийся из очередной опалы Дэн Сяопин занял руководящие посты в КНР и начал готовить государственные реформы. На этом пути он встретил ожесточенное сопротивление со стороны ставленников Мао Цзэдуна в верхних эшелонах КПК и в армии. Дэн, бывший тогда Председателем Центрального военного совета КНР, отдал распоряжение армии открыть боевые действия. Он хорошо помнил уроки прошлого и поступил по опыту Председателя Мао: начать войну, чтобы переключить внимание своей страны с внутренних проблем на внешние, а после окончания боев расправиться с "ретроградами-маоистами", препятствовавшими проведению кардинальных реформ в армии и в обществе. Действительно, после окончания войны реформы пошли быстрее.
  Спустя три десятилетия после описанных событий во время подготовки к проведению XVIII съезда КПК обстановка в Китае тоже оказалась далекой от идеальной. Население проявляло свое недоверие к политическому курсу, проводящемуся коммунистической партией. Внутри партийного руководства пошли естественные для переломного времени споры о выборе нового экономического курса страны. Но самым острым был вопрос о том, кто персонально возглавит партию и государство. То есть первые лица были определены заранее, но по остальным персоналиям из руководящих партийных органов жестокие баталии велись долго. Одним словом, внутрипартийные противоречия вновь повысили градус напряженности в китайском обществе. Самым удачным способом "стравливания пара" вновь был признан поиск внешнего врага. На сей раз им оказалась соседняя Япония.
  В сентябре 2012 года в Китае начались крупнейшие в новом столетии антияпонские демонстрации, формальным поводом которым послужило решение Токио национализировать спорные острова в Восточно-Китайском море. Мгновенно в десятках городов КНР начались организованные антияпонские выступления местного населения, выливавшиеся порой в погромы японских предприятий. Китайские рабочие, служащие, учащиеся, млад и стар, может, прежде и не слышавшие о далеких островах Дяоюйдао, или Сенкаку по-японски, организованно вышли на массовые митинги с требованием к японским властям прекратить оккупацию чужой территории. Накал страстей протестующих оказался настолько велик, что демонстрации переросли в крупные беспорядки.
  Под удар попали предприятия многих известных японских компаний, к примеру, Toyota и Honda, а также американская прежде сеть "7-eleven", выкупленная несколько лет назад японской "дочкой". Под угрозой оказались и китайские компании, торгующие японскими товарами. На Гонконгской фондовой бирже понизились курсы акций нескольких крупных автомобильных дилеров и ресторанных сетей. Сильно пострадали потребители японской продукции: разъяренная толпа крушила все, на чем могла рассмотреть логотип известной заморской компании. Некоторые фирмы рекомендовали своим сотрудникам в Китае отказаться от пользования автомобилями и даже закрыли на время паркинги.
   Беспорядки на улицах китайских городов завершились так же внезапно, как и начались. Видимо, какие-то вопросы оказались урегулированными, и людям было велено прекратить выступления. За порядком вновь стала зорко следить многочисленные отряды полиции. А XVIII съезд КПК прошел вовремя и на высоком организационном уровне.
  Японцы отнеслись к случившемуся очень серьезно. Руководителям их корпораций приходится уже по-другому смотреть на "националистические риски" и учитывать их при принятии решения о расширении присутствия в Китае. Они вряд ли будут сворачивать уже имеющиеся производства в КНР или отказываться от китайского рынка. Но новые инвестиции, скорее всего, пойдут уже в другие страны, в первую очередь страны АСЕАН, с которыми у Китая подписано соглашение о создании зоны свободной торговли. Организация производств за пределами КНР поможет японским компаниям уменьшить риски от возможной нестабильности в стране и при этом сохранить свои позиции на китайском рынке. Инвестиционная привлекательность Китая для иностранных компаний и так с каждым годом падает из-за ужесточения трудового законодательства, уменьшения преференций для иностранных инвесторов и роста трудовых и иных издержек. И разразившиеся антияпонские выступления будут еще больше настораживать потенциальных инвесторов.
  Китайские власти, наряду с внутренними решавшие внешние проблемы, правильно рассчитали, что крупный японский бизнес использует свои возможности для влияния на политический бомонд в Токио. В сложившейся на 2012 год экономической ситуации, когда сокращался и японский экспорт, и торговый оборот с Китаем, Страна Восходящего Солнца не могла себе позволить ухудшать положение самых успешных компаний. Ёсихико Нода, бывший тогда премьер-министром, вынужденно признал, что страна "погорячилась" с решением о выкупе правительством трех из пяти островов архипелага Сенкаку у частных владельцев. Правда, отменять его не стал, а лишь согласился обсуждать эту тему с Китаем.
  Спор между КНР и Японией о принадлежности островов ведется с начала 1970-х годов. Япония утверждает, что занимает острова с 1895 года, а до того времени они никому не принадлежали. Китай настаивает на том, что острова были включены в состав Поднебесной империи еще 600 лет назад, а на японских картах 1783 и 1785 годов Дяоюйдао обозначены как китайская территория. После Второй мировой войны острова находились под контролем США и были переданы Японии в 1972 году вместе с островом Окинава. В континентальном Китае и на Тайване считают, что Япония незаконно удерживает острова. Официальная позиция Японии заключается в том, что острова всегда были неотъемлемой частью префектуры Окинава, а требования Китая объясняются тем, что район богат природными ресурсами.
  В декабре 2012 года правительство Китая официально обратилось в ООН с подробным документом о правах Пекина на воды в Восточно-Китайском море, которые выходят за пределы китайской 370-километровой исключительной прибрежной экономической зоны. По мнению МИД КНР, геологические особенности позволяют Китаю претендовать на дополнительные районы континентального шельфа, которые находятся в 200 км от японского острова Окинава.
  Дипломатические шаги Пекин сочетал с силовыми акциями. С тех пор, как в сентябре 2012 года острова Сенкаку перешли в собственность японского правительства в районе островов постоянно находятся сторожевые корабли ВМС КНР. Впрочем, они, как правило, избегают заходить в зону, которую Токио провозгласил своими территориальными водами. Иногда ситуация обостряется: 17 декабря 2012 года агентство "Интерфакс" сообщило, что МИД Японии вызвал представителя посольства КНР и вручил ему протест по поводу появления китайского самолета в воздушном пространстве района спорных островов, а также в связи с заходом военных кораблей КНР в территориальные воды в этом же районе.
  Самолет гидрографической службы ВМС КНР 13 декабря в 6 утра по московскому времени появился в воздушном пространстве южнее острова Уоцуридзима, входящего в состав архипелага. Его зафиксировали патрульные корабли японской службы безопасности, в ответ на угрозу по тревоге в воздух поднялись шесть истребителей F-15.
  За несколько дней до инцидента в воздухе, в зону у спорных островов демонстративно вошли два китайских фрегата, на одном из которых зажглось световой табло с требованием к японским патрульным кораблям выйти из территориальных вод КНР. Затем на табло появилась надпись на китайском и английском языках: "Дяоюйдао - исконные территории Китая!" (вспомним былые лозунги в наш адрес - "КВЖД - наша, а не ваша!", "Джэньбаодао - Даманский - исконно китайская земля!"). Выполнив пропагандистскую миссию, китайские фрегаты покинули спорные воды. По сообщению МИД Японии, ВМС КНР трижды направляли фрегаты и эсминцы к островам с момента обострения территориального спора, то есть с сентября 2012 года.
  Примерно такая же ситуация складывается на морской границе Китая и в Южно-Китайском море, где продолжаются давние споры с Вьетнамом и Тайванем за Парасельские острова, а за острова Спратли - с Вьетнамом, Филиппинами, Брунеем, Малайзией и Тайванем. Пекин объявил, что считает своей собственностью всю акваторию моря с мелкими островами. Правительство КНР заявляет, что в компетенцию южной островной провинции Хайнань входит надзор примерно за 2 млн. квадратных километров моря, где и лежат спорные острова. С точки зрения международного права китайские претензии на единоличную собственность безосновательны, тем не менее, острый спор существует. На Парасельских островах расположены китайские сторожевые посты, а Вьетнам периодически пытается продемонстрировать, что в его силах противостоять соседу на море. В архипелаге Спратли Китай контролирует семь островов, Вьетнам - 27, Филиппины - 8, Малайзия - 3, Тайвань - 1 (А. Храмчихин, "Китайский фактор АСЕАН", Военно-промышленный курьер, выпуск Љ 50 от 19.12.12).
  Сами острова, суммарная площадь которых очень незначительна, не имеет интереса с точки зрения экономического потенциала или территории для проживания населения. На островах удобно разместить военно-морскую или военно-воздушную базу. Прилегающий к островам шельф богат нефтью. Кроме того, острова лежат возле путей транспортировки нефти, которую Китай и Япония танкерами возят из Африки и с Ближнего Востока. Острова малы, но имеют большую стратегическую важность. И Китай, стремящийся доминировать в морях, омывающих Юго-Восточную Азию, приложит максимум усилий, чтобы доказать свои права на спорные территории. Отстаивать свои интересы Пекин будет жестко, потому что при сложной внутриполитической обстановке новые лидеры просто не могут демонстрировать слабость.
  В Южно-Китайском море силовые приемы КНР подкрепляет демаршами в международно-правовой сфере: принятым государственным постановлением объявляются новые правила, в соответствии с которым китайской пограничной полиции с 1января 2013 года предписано высаживаться на иностранных судах, заходящих в спорные районы. Пограничники могут обыскать эти суда, взять под контроль или выпроводить из зоны. В постановлении сказано, что к "незаконным действиям" иностранных судов относится остановка, постановка на якорь, а также "ведение публичных кампаний, которые подвергают угрозе национальную безопасность Китая". В подтверждение своей правоты китайские специалисты по международному морскому праву ссылаются на Конвенцию ООН, в соответствии с которой они якобы действуют. Хотя получается, что КНР в одностороннем порядке принимает законодательные акты, затрагивающие международные интересы соседних государств.
  Не останавливаясь на достигнутом, Пекин предпринимает и меры психологического характера: с недавних пор гражданам КНР стали выдавать паспорта, на которых спорные морские территории черточками обозначены как китайские. В ответ раздались протесты. Самое крупное государство Юго-Восточной Азии - Индонезия - прежде старалось держаться в стороне от политических конфликтов вокруг спорных островов. Однако после истории с паспортами Джакарта устами своего министра иностранных дел Марти Наталегава нарушила молчание. Министр высказал несогласие с действиями КНР, и сказал, что подобный зондаж реакции соседних государств не будет способствовать разрядке ситуации по поводу спорных территорий. Наоборот, то, что сделал Китай, может еще больше ее усугубить, заявил министр ("Независимая газета" от 26.11.12). Вьетнам и Филиппины высказали Китаю протест по линии своих посольств.
  Международные эксперты отмечают, что напряженность в Южно-Китайском море нарастает, хотя к войне дело пока не идет. Китай, осознавая опасность эскалации напряженности, проводит двойственную политику. С одной стороны, он наращивает усилия по закреплению островов под своей юрисдикцией, с другой - заманивает соседние страны выгодными предложениями по сотрудничеству в области экономики. Это относится, прежде всего, к основному сопернику - Вьетнаму, который заинтересован в инвестициях и активной торговле с южными провинциями Китая. Вьетнам, конечно, не будет готовить агрессию против северного соседа из-за островов, поскольку никогда ни на кого первым не нападал. Да, и совладать сегодня с Китаем ему, вряд ли будет по силам.
  Но и в Восточно-Китайском море не предвидится вооруженных столкновений. Китайцы могут долго дерзить японцам, но переходить грань, отделяющую пограничные споры от военных конфликтов, они не станут. Военные аналитики часто пишут о силе армии и флота КНР. Но редко дают сравнительные характеристики соотношения сил вероятных противников. В гипотетическом споре между Китаем и Японией вероятно предположение, что у Поднебесной не получится взять верх над островной империей. Так уже не раз бывало в прежние времена, и в возможном конфликте сегодня ситуация не изменится.
  Приведем выдержку из газетной статьи Владимира Скосырева "Картографическая битва за острова":
  
  "...Ведущий научный сотрудник Института Дальнего Востока РАН Александр Ларин отметил, что политика Китая претерпела изменения. "Если раньше он следовал завету Дэн Сяопина "прятаться в тени", то теперь перешел к принципу показывать свою силу. Он наращивает мощь своих военно-морских и военно-воздушных сил. Его претензии на острова очень серьезные. Тем более что в Пекине очень сильно влияние военных".
  Япония тоже не идет на уступки. Эскалация напряженности налицо. Это расшатывает стабильность в Восточной Азии. Такая тенденция не может не беспокоить Россию и США. Ведь японцы рассчитывают, что Америка их поддержит.
  В последние месяцы в Китае прошло несколько семинаров и конференций, посвященных спору об островах. Вышла и "Белая книга", изданная правительством. Эти публикации были выставлены в Китайской национальной библиотеке. На выставке можно было ознакомиться с документами, донесениями послов императоров Китая, относящихся к династии Мин, - к XIV веку. Они призваны показать "историческую лживость" японских притязаний.
  Жан-Пьер Кабестан, глава исследовательского отдела в Университете баптистов в Гонконге, сказал, что эти "публикации подобны куску бетона. Никакого желания авторов всерьез оценить аргументы другой стороны не видно. А ведь истина обычно более сложна".
  Между тем высокопоставленный американский военный выступил с заявлением, которое можно расценить как поощрение жесткой позиции Японии. Ранее Государственный департамент США говорил, что острова Сенкаку подпадают под действие американо-японского договора безопасности, но призывал обе стороны к сдержанности. Но командующий американскими вооруженными силами в Японии генерал Сэм Энджелелла, не связанный тонкостями дипломатии, высказался с большей прямолинейностью. По его словам, действия Китая провокационные, а японские военные демонстрируют настоящий профессионализм".
  (Опубликовано в Независимой Газете от 18.02.2013 Оригинал: http://www.ng.ru/world/2013-02-18/1_islands.html).
  
  Главный свой аргумент - баллистические ракеты - Китай предъявить не сможет: Япония связана союзными узами с США, находится под американским ракетным зонтиком. Мощная коалиция - Япония-США - в качестве противника Пекину не нужна. Значит возможным вариантом остается только локальный скоротечный морской бой, в котором победа достанется тому, кто выставит наиболее соответствующий требованиям современности военный флот. А в этом вопросе Китаю пока не догнать вероятного противника. Общий корабельный состав ВМС КНР далеко превосходит морскую компоненту японских Сил самообороны, однако по количеству новейших ударных боевых кораблей с японцами на Дальнем Востоке сегодня никто не сравнится. Десятки новейших эсминцев и торпедных подводных лодок в совокупности с двумя только что построенными мини-авианосцами составляют внушительную силу, которую поддерживают тщательно подготовленные экипажи, прошедшие школу совместных учений с Тихоокеанским флотом США. Соотношение сил, средств и боевая выучка обеих сторон позволяет утверждать, что в сражении китайской и японской морских эскадр победа останется за победительницей Цусимского сражения. При этом американские союзники даже близко не подойдут, а лишь издали понаблюдают за разгромом флота своего стратегического соперника. Хотя по логике событий Вашингтон будет на словах удерживать Токио от резких политических движений.
  Поднебесная может сколь угодно долго пытаться психологически воздействовать на Страну Восходящего Солнца, в том числе и с применением устрашения вероятного противника боевыми кораблями и самолетами. Однако огонь открывать первыми китайские моряки и летчики не будут, потому что победы в таком бою на 100% они гарантировать не могут. Значит нельзя рисковать имеющимся авторитетом, ведь в мире их считают очень сильными. Китаю новая цусимская катастрофа не нужна, поэтому военного столкновения с Японией не предвидится.
  
  
  
  2
  
  "А если кит и слон, то кто кого взборет?"
  
  Вот с кем у Китая, предположительно, может случиться в ближайшие десять лет военное противостояние, так это с Индией.
  Истоки пограничных споров между азиатскими гигантами находятся в 50-60 годах XX века, когда обе страны воевали из-за не урегулированных территориальных разногласий. В Дели заявляют, что Китай контролирует 41400 квадратных км индийских земель в Аксай-Чине в Кашмире, а Пекин в свою очередь утверждает, что территория индийского штата Аруначал Прадеш, который граничит с Тибетским автономным районом КНР, на самом деле принадлежит Китаю. Китайско-индийские войны 1962 и 1967 года не привели к разрешению территориальных споров, и напряженность в отношениях двух пограничных соседей продолжает оставаться. В качестве дополнительных факторов, вынуждающих с подозрением смотреть друг на друга, следует отнести то, что Китай с 60-х годов выступает как союзник и постоянный поставщик оружия Пакистану - злейшему врагу Индии. В то же время Китай не может смириться с тем, что Индия предоставила постоянное убежище беглому Далай-ламе и примерно 120 тысячам тибетским беженцам.
  Не удивительно, что в любой момент обе страны готовы к эскалации напряженности. Очередной дипломатический конфликт недавно начался с хитроумного решения Пекина выдавать своим гражданам новые биометрические паспорта, на одной из страниц которого изображена карта, где спорные районы с соседними странами обозначены как территория КНР. Это относится как к малым островам в омывающих Китай морях, так и к спорным районам в Гималаях, равным по площади к Швейцарии. В ответ Индия решила проставлять в этих паспортах штампы со своими картами, где районы Аруначал Прадеш и Аксай-Чин изображены как индийские. Министр иностранных дел Индии Салман Куршид выступил с заявлением о неприемлемости подобных картографических изображений в китайских паспортах.
  Не пришлось ждать и реакции Индии на повышение активности восточного соседа в Южно-Китайском море. Быстрота проявления реакции объясняется тем, что значительная часть индийской торговли осуществляется именно в том регионе. Индийский военно-морской флот в последнее время нередко проводит учения по защите собственного судоходства от Китая. Адмирал Д.К. Джоши, командующий ВМС Индии заявил, его страна готова направить боевые корабли в Южно-Китайское море с целью защитить свои интересы в разведке нефти. Такое заявление было сделано в связи с тем, что государственная нефтегазовая компания Вьетнама Petrovietnam выдвинула обвинения китайской стороне, создававшей помехи при операции по исследованию морского дна. Китайские рыболовецкие шхуны мешали работе специализированного вьетнамского судна и даже порвали сейсмический кабель, который оно буксировало. Представитель компании сообщил, что сейсмическое судно в тот момент, когда был поврежден кабель, работало за пределами Тонкинского залива. А ранее оно обследовало морской участок, где свою долю имеет индийская государственная Корпорация нефти и природного газа (ONGC). Адмирал Джоши сказал, что Индия не предъявляет территориальные притязания на Южно-Китайское море, но при необходимости готова перейти к активным действиям ради защиты своих морских и экономических интересов в регионе. Если ситуация, например, с компанией ONGC потребует присутствия военных кораблей, они будут туда направлены незамедлительно.
  Намерения китайской пограничной полиции с начала 2013 года высаживаться на иностранные суда в спорных районах морской акватории вызывает у Индии глубокую озабоченность. Она будет расценивать такие акты как угрозу международному судоходству. Китай и в предыдущие годы, ссылаясь на раскопки археологов и древние хроники, заявлял, что ему принадлежит историческое право контролировать весь бассейн Южно-Китайского моря. В 2011 году имела место попытка китайского патрульного корабля задержать десантный корабль ВМС Индии. Но по международному морскому праву военно-морской флот любой страны имеет право свободного хождения в открытом море, поэтому объявлять его своим владением - незаконно. Вот почему адмирал Джоши строго предупредил, что в случаях задержки индийских кораблей в Южно-Китайском море его страна получает право на самооборону. Иными словами, индийские военные всерьез готовятся к боевым действиям против Китая. И регулярные учения по защите судоходства является наглядным тому подтверждением.
  Вместе с тем, специалисты по индийско-китайским отношениям считают, что на настоящий момент ни Пекин, ни Дели не стремятся к обострению отношений. Размер взаимной торговли между странами достиг 77 млрд. долларов, это большая величина, поэтому обе стороны будут воздерживаться от взаимных нападок. Паспортный конфликт - это лишь элемент психологической войны. К тому же сегодня Китай выступает, как более сильный соперник, ведь его экономика значительно больше индийской. Поэтому политики в Дели менее воинственны, чем их военные.
  Действительно, экономика Китая заняла второе место в мире, Индия - только на девятом месте, ее показатели гораздо скромнее. Но Индию вполне можно отнести к быстро прогрессирующим странам, она располагает огромным и постоянно растущим рынком, развивающейся инфраструктурой, многоплановым финансовым сектором, гибкой регулирующей средой, льготами. Хорошая экономическая перспектива делает ее привлекательной для инвестиций. Деловая среда Индии благоприятствует достижению высокого уровня и постоянного роста. По прогнозам, как в 2012, так и в 2013 году ВВП страны будет устойчиво увеличиваться на шесть с лишним процентов. Рост ВВП Китая сейчас имеет тенденцию к снижению темпов. Аналитики в Дели небезосновательно считают, что экономика Китая стала очень большой, поэтому сложно поддержать высокие темпы ее роста. У Индии база экономики невелика в сравнении с Китаем, поэтому для нее легче демонстрировать более высокие темпы. Так что, Индия будет иметь временной промежуток обогнать соседа по темпам развития. Произойдет это не раньше чем через пять - десять лет. К тому времени Индия по количеству населения сравняется с Китаем, но и здесь она имеет преимущество: в Китае возрастает число людей пенсионного возраста, а в Индии население более молодое.
  Для завершения обзора возможностей двух азиатских гигантов, двух соседей и потенциальных противников нужно кратко охарактеризовать их военную мощь. Индия давно вошла в число членов мирового ядерного клуба, самостоятельно создала ядерное оружие и средства его доставки - прежде всего баллистические ракеты средней и большой дальности. Индийские ракеты "Агни" с дальностью пуска не менее 5500 км - это прямой ответ аналогичным китайским ракетам "Дунфэн". Поэтому стратегического преимущества нет ни у одной из сторон. Сухопутные войска КНР значительно сильнее индийской армии, так что в случае конфликта в Гималаях шансы китайцев выглядят предпочтительнее индийцев. Зато на море у ВМС Индии есть возможность нанести поражение китайскому флоту. Как видим, ощутимого преимущества нет ни у одного из соперников.
  Пекин ревниво наблюдает за тем, как набирает мощь соседняя страна. В недавней истории уже был случай, когда Китай решил проучить непослушного соседа, набравшего силу, и направил свою армию против Вьетнама. Никто не может быть уверен в том, что история не повторится в отношении другого соседа. Когда дела внутри самой Поднебесной пойдут плохо, по давней традиции может быть найден внешний враг. Вероятно, это будет Индия, которая охотно примет брошенную перчатку, потому что индийским военным давно хочется пустить в ход свои окрепшие мускулы.
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  Глава шестая.
  
  ЛОКОМОТИВ АЗИАТСКОЙ ГОНКИ ВООРУЖЕНИЙ.
  
  
  Мировые СМИ который год подряд бередят душу обывателя тревожными сообщениями: Китай усиленно вооружается, Поднебесная готовится к большой войне, Пекин создает сверхсовременное оружие. В лентах новостей выделяются озабоченные заявления официальных лиц, отвечающих за безопасность США. С ними перекликаются пессимистичные аналитические статьи российских специалистов по стратегическим исследованиям. Газеты печатают чеканные слова представителей высшего военного командования Индии, намеренных защищаться от агрессивного соседа. Японские политики всерьез рассуждают о перспективах превращения собственных ограниченных сил самообороны в развернутую армию и мощный флот, чтобы чувствовать себя спокойнее в своем неспокойном регионе.
  За словом следует дело. Военный бюджет США уже достиг астрономических высот в 689 млрд. долларов. Индия, внимательно следящая за действиями соседа, а в Поднебесной затраты на оборону составляют 129 млрд. долларов, в ближайшем будущем подойдет к рубежу в 50 млрд. У России и Японии, имеющих сопоставимые цифры военных расходов, эта цифра уже пройдена. При этом российское правительство, подвергающееся со стороны военных экспертов и представителей ВПК критике за нерасторопность, начинает делать шаги в направлении усиления обороноспособности наших дальневосточных рубежей. Японско-китайские отношения заметно ухудшились после того, как с сентября 2010 года в Восточно-Китайском море начались столкновения патрульных кораблей и рыболовецких судов обеих стран. В конце 2012 года в Поднебесной прокатилась волна антияпонских выступлений, а в ответ в Японии появились планы переориентировать вектор потенциальных угроз своей безопасности с России на Китай и Северную Корею.
  Схожие в целом действия основных стратегических игроков на Азиатско-Тихоокеанском театре военных действий явно свидетельствуют о том, что в наши дни гонка вооружений на этом участке планеты заметно усилилась. Локомотивом взрывоопасного поезда в Азии сегодня явно служит Пекин. Американцы уже бьют тревогу: директор национальной разведки США генерал-лейтенант ВВС в отставке Джеймс Клеппер 10 марта 2011 года выступил с докладом в сенатском Комитете по вооруженным силам. Сообщая о современных и будущих угрозах национальной безопасности США, генерал объявил, что Китай является "смертельным врагом" Америки. Правда, другим таким же врагом он назвал Россию, но это уже иная тема. По поводу военной опасности, исходящей от Пекина, американский разведчик сказал: "Безусловно, Китай наращивает свой военный потенциал. У него полный набор неядерных и стратегических сил, которые Китай постоянно наращивает. Поэтому они тоже с точки зрения возможностей потенциально представляют для нас угрозу - смертельную угрозу". ("Независимое военное обозрение" от 01.04.2011).
  Генеральный секретарь Североатлантического альянса Андерс Фог Расмуссен на 58-й сессии Парламентской ассамблеи НАТО в конце 2012 года призвал страны Европы вернуться к наращиванию военных бюджетов в виду угрозы, исходящей от Китая (и России). В качестве основных причин, которые должны побудить правительства стран Североатлантического альянса к увеличению расходов на оборону, Расмуссен назвал политику КНР (и России) в этой сфере. "К 2015 году Китай превзойдёт по военным расходам восемь главных европейских членов НАТО вместе взятых". ("Военно-промышленный курьер" 12.12.2012 г.).
  Известный российский специалист по стратегическим исследованиям, заместитель директора Института политического и военного анализа Александр Храмчихин познакомил читателя с Белой книгой "Национальная оборона КНР- 2010", изданием пресс-канцелярии Госсовета Китая. Характеризуя ее содержание, аналитик пишет: "Китай продолжает ударными, причем увеличивающимися темпами наращивать мощь и качественное оснащение всех компонентов НОАК. И характер ее развития таков, что отражение авиационно-ракетного удара со стороны США, совершенно очевидно, рассматривается лишь как одна из задач, причем, пожалуй, не главная. Китай целенаправленно готовится к большой классической войне, в первую очередь - к войне на суше. И к войне наступательной, поскольку оборонительная для Китая просто неактуальна. Об этом свидетельствуют и качественно-количественный рост боевой мощи НОАК, и приоритетное развитие бронетанковых войск, артиллерии и армейской авиации, и повышенное внимание к мобилизационным мероприятиям, и даже столь неожиданный интерес к военным психологам. Отсюда и нелюбовь к ядерному оружию, ведь сдержать НОАК может только оно". (А. Храмчихин, "Военное строительство по американо-советским лекалам", "Военно-промышленный курьер" Љ 14 за 13.04.2011).
   Сложно говорить вразрез с мнением столь авторитетных специалистов, к тому же, представителей политических сил из разных стран, выступающих на сей раз абсолютно в унисон. Их точка зрения предельно ясна - Китай угрожает, надо готовиться к войне с ним. И все же следует заметить, что отечественные китаисты с большим стажем работы, изучающие Поднебесную не только в качестве объекта военной угрозы, а хорошо знакомые с историей, философией, традициями и менталитетом наших восточных соседей, усматривают в действиях пекинского руководства желание достичь политического превосходства над соперником отнюдь не сокрушающими военными ударами, а более хитроумными средствами. Совершенно по-китайски.
  В Китае мыслят своими категориями, руководство этой страны никогда не будет строить планы и осуществлять их в привычном для европейских народов ключе. Китайцы далеки в собственном менталитете от англо-саксов или русских. Соседи по континенту - индусы или японцы - в силу сложившихся национальных и исторических традиций гораздо ближе к европейскому или американскому стилю жизни и стереотипу мышления, чем китайцы, которые во всем следуют канонам жизни своего пятитысячелетнего государства. И в вопросах войны и мира сегодняшнее руководство КНР, как и встарь, идет веками проверенным путем, то есть руководствуется стратагемами военного искусства, в соответствии с которым "война - есть бесконечный путь хитрости", а высшим мастерством управления государства выступает одоление соперника без применения войск и оружия.
  В Пекине ясно сознают, что гигантские с общемировой точки зрения затраты КНР на военные нужды большого вреда второй экономике мира не нанесут. Зато можно продемонстрировать окружающим странам, что Поднебесная вполне может себе позволить то, что другим окажется не под силу. В Китае хорошо помнят исторические факты недавнего прошлого, когда "не под силу" оказалось нам: экономика Советского Союза была подорвана огромными расходами на оборону. То есть, просто не выдержала гонки вооружений в 70-е - 80-годы.
  Роберт Макфарлейн, помощник советника президента США Рональда Рейгана в начале 80-х годов, вошел в историю американской внешней политики в качестве главного идеолога и организатора пресловутой программы "стратегической оборонной инициативы" (СОИ). Он утверждал, что советская экономика "рухнула потому что финансовый гнет из-за военных затрат оказался ей не по силам". Последним витком гонки вооружений, навязанной Западом Советскому Союзу, была программа СОИ, известная также как программа "звездных войн". Макфарлейн называет программу СОИ экономической стратегией, задуманной для того, чтобы разрушить экономику советского государства. Позже, в августе 1993 года, администрация президента Билла Клинтона не сочла нужным скрывать, что первые результаты реализации Соединенными Штатами "стратегической оборонной инициативы" были просто сфабрикованы. Но в деле важен результат. Советская экономика, переживавшая в те времена разные трудности иного порядка, была втянута в непомерные расходы.
  История, как известно, повторяется. Поэтому, разгоняя локомотив гонки вооружений в Азии, Пекин вполне резонно может предполагать, что какой-то "вагончик" не выдержит тяжелого пути. Не может быть здесь исключением даже первая экономика мира - США. Экономический кризис 2008 года и его последствия показали, что далеко не все спокойно "в Датском королевстве". Всякое может случиться со временем. А вдруг и Россию захватят военные амбиции, она погонится за лидером и надорвется? Тогда она развалится на части, повторяя судьбу СССР, и Сибирь с Дальним Востоком мирным путем станут протекторатом Китая.
  Или попробовать на прочность в набравшей скорость гонке Индию - главного соперника Поднебесной на азиатском континенте. В 2012 году рост военных расходов КНР составил 12,9 %, а в Индии на 2013 год аналогичная статья бюджета увеличена на 17 %. Для сравнения - в предыдущем финансовом году военный бюджет Индии подрос на 12 %. Соперники явно стараются идти "ноздря в ноздрю". Это притом, что военный бюджет Дели в абсолютных цифрах в три раза меньше, чем у Пекина, тогда как объем ВВП - в четыре. Китайцам легче идти на такие затраты, чем индусам, которые могут попасть в опасные "ножницы". Такие виктории над соседями гораздо больше соответствуют китайскому духу, чем пирровы победы в настоящих кровопролитных войнах.
  Раз уж Китай формирует столь большой военный бюджет, то и освоение выделенных средств, надо полагать, происходит не только на содержание самой многочисленной в мире армии. Известно, что ведутся научно-исследовательские и опытно-конструкторские работы по созданию новых средств ведения боевых действий. Кое-какие результаты деятельности своих создателей нового оружия китайцы продемонстрировали всему миру. Например, в области космических вооружений. Расширяется семейство баллистических ракет: новые образцы "Дунфэн-31А" и "Дунфэн-5А" способны поражать цели на территории США. Известно, что по производству бронетехники и артиллерийских систем Китай давно идет "впереди планеты всей". Но большинство разработок окутаны покровом тайны. Можно считать, что Пекин год за годом все более успешен и обзаводится сверхсовременным оружием. А можно и сомневаться в этом, не наблюдая реальных успешных плодов деятельности ученых и военных конструкторов. Таких, например, как в США или в Западной Европе, которые реально демонстрируются на международных салонах оружия. Китайцы охотнее говорят о том, что они создали, но не склонны демонстрировать даже опытные образцы.
  По данному поводу вспоминается одна китайская стратагема - "Украсить сухие деревья искусственными цветами", то есть скрыть собственные недостатки или просчеты посредством приукрашивания реальности. Китай уже сформировал собственный имидж военного колосса, поэтому все, что будет добавлено к нему, воспримется мировым сообществом вполне естественно, просто будет принято на веру. Уже упоминавшийся директор национальной разведки США Джеймс Клеппер, в частности, в своем докладе американскому сенату сказал, что испытанный в Китае истребитель пятого поколения J-20 стал свидетельством того, что китайские лидеры намерены создавать оружие мирового уровня. То есть политики в США признают существование китайского истребителя "Стелс". Но именно по поводу этого самолета у авиационных экспертов возникли большие сомнения.
  В начале января 2011 года прежний министр обороны США Роберт Гейтс прибыл с визитом в Пекин. В это же самое время с взлетной полосы аэродрома испытательного центра в Чэнду поднялся нескладного вида самолет с двумя разваленными килями и зализанными очертаниями, выдающими архитектуру "Стелс". Официальные источники КНР подтвердили первый полет прототипа китайского истребителя пятого поколения, носящего индекс J-20 и прозванного "Черным орлом". Тут-то мировое экспертное сообщество оказалось в замешательстве, то ли Китай догнал Россию и США в разработке истребителя пятого поколения, то ли в воздух пока поднялась "коробка" для отработки основных агрегатов самолета, у которого даже нет своего двигателя. Сам факт демонстрации китайских возможностей специально к приезду заокеанского министра обороны говорит больше о том, что это - "надувание щек". Незадолго до этого в интернете появились плохого качества фотографии нового самолета, сделанные на камеры мобильных телефонов. С учетом государственного контроля интернета в КНР, "утечка" информации указывает на желание неких представителей высоких кругов в Поднебесной оповестить об очередном успехе китайских авиастроителей.
  При тщательном анализе продемонстрированного полета истребителя нового поколения специалисты задаются главным вопросом, а не воспользовалась ли авиапромышленность Поднебесной конструкторскими достижениями других стран. В Соединенных Штатах говорят, что J-20 представляет собой копию американского самолета F-22 "Raptor", производство которого администрация президента Обамы приостановила по соображениям экономии. Известно, что подрядчики компании-разработчика F-22 стали жертвами кибершпионажа, в организации которого, возможно, повинна китайская агентура в США.
  Вполне узнаваема носовая часть самолета, а фонарь кабины "Черного орла" сделан практически, как на "Raptor", вплоть до заметных на снимке мелких деталей. В то же время компоновка воздухозаборников напоминает другую американскую новую разработку - самолет F-35. Не ясен и другой вопрос, какой двигатель стоит на китайской машине. Есть предположение о "российском следе". Об этом подробно идет речь в статье Константина Богданова в "Военно-промышленном курьере" от 19.01.2011.
  
  "...Опубликовано сообщение о награждении создателей двигателей для самолета J-20. В нем указано, что речь идет о WS-10G - последней модификации "десятого" семейства, китайского функционального аналога российских двигателей АЛ-31Ф. Серия G отличается от своих предшественников увеличенной до 14,5 тонны тягой и новым блоком FADEC (электронно-цифровой системой управления двигателем) собственного производства. Однако остается ряд сомнений. К примеру, некоторые любители авиации, сопоставив несколько фотографий задней части "Черного орла" с известными изображениями двигателей, пришли и вовсе к ошеломляющему выводу: якобы китайское "пятое поколение" взлетело... на российском АЛ-31ФН, штатном двигателе истребителя J-10.
  ... Двигатели - это, вне всякого сомнения, наипервейшая головная боль разработчиков "Черного орла" и всего китайского авиапрома. Продвижение в области двигателестроения сильно отстает от темпов развития авиационной отрасли в целом. Здесь китайцы уперлись в целый ряд фундаментальных проблем, в первую очередь - в отсутствующую у них технологию материалов и сплавов специального назначения.
  Можно заполучить (вполне легально, по контрактам с Москвой) относительно современные (спроектированные в начале 80-х годов) двигатели из семейства АЛ-31Ф. Однако просто скопировать их и начать выпуск не представляется возможным. Эта задача требует создания новых производств в области металлургии и металлообработки, способных снабжать конструкторов современными материалами и обеспечивать требуемую точность изготовления и сборки, доводящую ресурс моторов хотя бы до минимально приемлемых значений.
  Медленный, болезненный рост китайского двигательного семейства WS-10 демонстрирует правоту этого тезиса. Особенно тяжелые проблемы наблюдаются с деталями турбин. Ряд специалистов отмечают, что Китай закупает в России целый набор комплектующих для авиадвигателей, но особый интерес проявляет к лопаткам и дискам турбин. Их технология - самое слабое звено моторостроения КНР. Вполне возможно, что в ближайшие несколько лет мы будем наблюдать картину, когда китайские в основе своей двигатели будут использовать импортные "критические элементы", сделанные в России.
  ... Не получается пока ничего хорошего и при копировании другого семейства российских моторов. Китайский легкий истребитель FC-1, более известный под экспортной маркировкой JF-17 Thunder, до сих пор не переведен на двигатели WS-13 (они находятся в разработке около десяти лет), а серийные машины продолжают летать на наших РД-93 - близких родственниках РД-33, установленных на семействе истребителей МиГ-29. Причины ровно те же: надежность и ресурс собственных двигателей по-прежнему недостаточны для передачи машин с ними в рабочую эксплуатацию, а уж тем более для заметных поставок на экспорт (для чего JF-17 во многом и предназначен).
  Отсюда же и настойчиво декларируемый интерес Пекина к закупкам "изделия 117С". Трудно судить, удастся ли в конечном итоге китайцам заполучить этот мотор. По некоторым данным, наша страна принципиально не против такой продажи. Однако зная устоявшиеся правила отечественного военпрома, можно говорить о том, что "117" Китай увидит не раньше, чем у России на руках окажется хотя бы испытанный прототип двигателя следующего технологического уровня (то самое "изделие 127"). А до того "Черным орлам" придется довольствоваться малым: недостаточно мощными WS-10G либо пока весьма туманными и перспективными WS-15, на которых предполагается получить до 18 тонн тяги.
  Однако тот факт, что J-20 взлетел на "неродных" двигателях, не столь важен в сравнении с некоторыми предварительными выводами, касающимися, к примеру, конструктивных особенностей воздухозаборников. Некоторые специалисты указывают, что их форма оптимизирована под дозвуковой бесфорсажный режим.
  Таким образом, китайский "перспективный демонстратор пятого поколения" с некоторой долей вероятности не предназначен для отработки крейсерского "сверхзвука" - по крайней мере в ныне наблюдаемом виде. Это решение довольно логично: у китайцев сейчас и близко нет двигателей, которые способны выдавать более 9 тонн тяги без форсажа, что совершенно недостаточно".
  
  Из содержания статьи авиационного специалиста становится вполне понятно, что продемонстрированный зимой 2011 полет китайского "Черного орла" - это не прорыв, а шаг вперед в модернизации боевой авиации Китая. Вывод из всего сказанного вполне понятен.
  
  "Что же получил на руки Китай? Для начала это все, что угодно, кроме истребителя пятого поколения. На первый взгляд "Черный орел" производит впечатление "свалки" перспективных элементов мирового авиастроения, перенятых по принципу "в хозяйстве все сгодится". Возможно, творческая оригинальность китайского изделия состоит в неповторимой синергии комплекса этих заимствованных решений, которая даст на выходе высокую тактическую эффективность, но судить об этом пока явно преждевременно. Вполне вероятно, что из этого сырого прототипа получится вполне удачная машина, однако ее конструкция и потенциальная "начинка" уже сейчас вызывают больше вопросов и сомнений, чем ответов и утверждений.
  Устойчиво и самостоятельно Китай способен выпускать сейчас только добротные машины третьего поколения с усовершенствованным вооружением, авионикой и бортовым радиоэлектронным оборудованием".
  ("Военно-промышленный курьер" от 19.01.2011).
  
  Смотрим другое сообщение интернет-СМИ на заданную тему. 12 мая 2011 года военно-воздушные силы КНР приняли на вооружение новый тяжелый бомбардировщик Xian Н-6К - информирует Lenta.ru со ссылкой на американский специализированный сайт Strategy Page. Читатель может подумать, с китайским истребителем "пятого поколения" не исключается блеф, но новый "бомбер"-то вполне реален, он уже поступает в авиационные части. Может здесь следует искать прорыв в деятельности оружейников из Поднебесной? Начинаем разбираться - выясняется, что Н-6К является всего лишь модернизированной версией прежнего бомбардировщика Н-6, который в свою очередь был лицензионной копией знаменитого некогда советского бомбардировщика Ту-16, созданного конструкторским бюро А.Н. Туполева в конце 40-х - начале 50-х годов прошлого века.
  Улучшенный Н-6К получил новые двигатели - это опять же российские Д-30КП, аналогичные тем, которыми до недавнего времени оснащались авиалайнеры Ил-76 и Ту-154. Самолет имеет более мощный радар - обтекатель РЛС занял почти всю носовую часть фюзеляжа, в результате чего H-6K лишился характерного для предшествующих версий Ту-16 "стеклянного носа". На нем нет 23-миллиметровой пушки в носовой части, вместо которой теперь устанавливается оборудование радиоэлектронной борьбы. Бомбардировщик способен нести до шести крылатых ракет CJ-10A с дальностью полета до двух тысяч километров. В отличие от предыдущих моделей Н-6К не переделывается из старых самолетов при модернизации, а производится с нуля. C учетом срока службы современных тяжелых машин H-6K имеет все шансы сохраниться в строю до 2052 года, когда исполнится сто лет со дня первого полета Ту-16.
  В НОАК сейчас насчитывается порядка 120 бомбардировщиков Н-6 разных версий. Самолеты способны развивать скорость до 1050 километров в час и совершать полеты на расстояние до шести тысяч километров. Боевой радиус бомбардировщиков ранних версий составляет около 1,8 тысячи километров, а у H-6K, предположительно, около трех тысяч километров. С постройкой этого бомбардировщика Китай обрел полноценную "длинную руку", способную атаковать важные объекты, не входя в зону ПВО противника. Его можно использовать против отрядов боевых кораблей в открытом океане, включая авианосные группы.
  О технологическом барьере в китайской промышленности речь уже шла, а разработка новой модификации бомбардировщика H-6 - одна из лучших иллюстраций происходящего. На сегодня создание принципиально новой машины, особенно в таком сегменте, как стратегическая авиация, обходится настолько дорого и занимает такое время, что модернизация самолета почти шестидесятилетнего возраста представляется оптимальным решением с точки зрения критерия "стоимость-эффективность".
   В завершение этой темы хочется привести еще более интересное сообщение: "Как сообщает агентство Xinhua 4.12.12, в КНР разбился военный истребитель "Цзянь-7". При падении боевой машины, принадлежащей ВВС Китая, на жилые дома в городе Шаньтоу провинции Гуандун на юге страны вспыхнул пожар, в котором пострадали по меньшей мере четыре человека". Надо пояснить: "Цзянь-7" является копией советского многоцелевого истребителя МиГ-21, разработанного ОКБ Микояна и Гуревича в середине 1950-х годов, серийное производство которого продолжалось в КНР до 2006 года! Самолет стал самым массовым истребителем ВВС НОАК. За эти годы на китайских заводах было выпущено около 2500 таких боевых машин. Значит, китайские летчики продолжают летать на нашем легендарном МиГ-21 - героическом персонаже вьетнамской войны 60-х годов!
  Таким образом, многие из стоящих на вооружении ВВС Китае образцов боевых самолетов отнюдь не относятся к "сверхсовременным" видам оружия, о которых с дрожью в голосе говорят некоторые военные аналитики и доверчиво прислушивающиеся к ним неосведомленные читатели. Рассмотренные образцы как раз и относятся к "искусственным цветам на сухих деревьях" из 29-й китайской стратагемы.
  Нельзя обойти вниманием и вопрос о завершении реконструкции авианосца для военно-морских сил НОАК. В упоминавшейся Белой книге "Национальная оборона КНР-2010" про авианосец конкретно ничего не говорится, но в подразделе "Усиление строительства вооруженного снабжения новой и высокой техники" содержится фраза: "Формирование системы морского боевого снабжения, главными силами которого являются подводная лодка нового типа, надводные корабли и военно-морская авиация". В класс "надводных кораблей нового типа", естественно, включен и авианосец.
  В прессе уже не раз сообщалось, что на судостроительном заводе в Даляне (бывший порт Дальний) завершены морские испытания купленного в 1998 году у Украины бывшего советского авианосца "Варяг". Этот корабль водоизмещением 60 тыс. тонн (практически однотипный с российским "Адмиралом Кузнецовым") был заложен на стапелях Черноморского судостроительного завода в Николаеве в 1985 году. В 1993 году построенный на три четверти "Варяг" по договору с Россией отошел Украине, которая в конечном итоге продала его китайской компании за 20 млн. долларов. Два года осуществлялась буксировка законсервированного корабельного корпуса из Черного моря в Желтое. В 2008 году на Даляньской судоверфи, специализирующейся на строительстве крупнотоннажных кораблей, началось восстановление авианосца, получившег название "Ляонин".
  8 января 2007 года на пресс-конференции в Госкомитета по делам оборонной науки и техники КНР прозвучали слова о том, что Китай способен построить собственный авианосец. Двумя годами спустя заместитель командующего морскими десантными силами генерал-майор Ма Гочао заявил, что через некоторое время все узнают о способности Китая создать собственный авианосец, так как технология уже освоена. Специалисты в Поднебесной высказывают мысль о том, что создание авианосца с позиции долгосрочности оказывает активное влияние на подъем всей научно-технической индустрии, поэтому для восстановления боеспособности бывшего "Варяга" средств жалеть не будут, хотя по оценкам, придется вложить десятки миллиардов долларов. Один из авторитетных китайских специалистов Чэнь Бо считает, что следует оптимистично относиться к тому, что Китай начинает разработку авианосца с "полуготового чужого авианосца". Производящаяся реконструкция не повлияет на поиск другого пути.
  В этих словах просматривается мысль о том, что достраивающийся авианосец все же будет скорее "испытательным полигоном", чем ударным боевым кораблем китайского флота. В настоящее время завершена работа над созданием первого палубного истребителя для базирования на "Ляонине". Речь идет о новом самолете J-15 "Flying Shark", фотографии которого впервые появились в китайских СМИ в апреле 2011 года. Подробности данного события подробно описаны в статье Василия Сычева "Принцип "Цзянь" на сайте Lenta. Ru (27.04.2011 15:49:04).
  
  "Правительство Китая весной 2011 года обнародовало новую военную стратегию, в которой объявило, что намерено придерживаться политики большей открытости. Правда в самом документе какие-либо факты о военном развитии страны раскрыты не были, однако со временем стало ясно, что Китай все же начал придерживаться новой стратегии. В частности, страна стала более расслабленно относиться к публикации фотографий и видео прототипов своих истребителей в сети, хотя раньше нещадно с этим боролась.
  И хотя китайские официальные лица не распространяются о новых военных проектах, кажется, что Пекин все-таки пытается похвастаться своими достижениями. Такое поведение для властей страны необычно - в прошлом Китай самым тщательным образом скрывал любую информацию о новых разработках, будь то истребители, подводные лодки или ракетные системы. Очевидно, начав придерживаться политики открытости, китайцы пытаются убить сразу двух зайцев.
  Во-первых, укрепить ощущение национального единства внутри страны и, во-вторых, дать понять остальным государствам, что Китай готов занять место в ряду главных мировых держав. Ведь фактически любая обнародованная фотография того или иного прототипа - это попытка Китая продемонстрировать, что страна может не только копировать чужие технологии и решения, но и создавать свои собственные, "не хуже, чем у других".
  ... 26 апреля 2011 года ряд китайских СМИ обнародовали серию фотографий нового палубного истребителя J-15 (Цзянь-15) Flying Shark. Эти снимки выполнены в шпионском стиле (как если бы фотограф прятался в кустах или за мусорным баком), однако сам факт появления таких фотографий в печати говорит о том, что Пекин не возражает против их публикации. И все же сам стиль снимков намекает, что официальный Китай к ним никакого отношения не имеет. Почему так, не понятно.
  Как бы то ни было, снимки J-15 были сделаны на площадке Завода Љ112 китайского авиастроительного предприятия Shenyang Aircraft Corporation на северо-востоке страны. Фотографии 25 апреля появились на китайских военных форумах cjdby.net и fyjs.cn и только на следующий день их напечатали официальные китайские СМИ. Предположительно, истребитель уже прошел серию заводских испытаний.
  По данным китайского издания Global Times, первый полет самолета состоялся 31 августа 2009 года. Подробности о проекте засекречены. Предположительно, Китаю потребуется еще несколько лет на проведение летных испытаний J-15. Считается также, что новый самолет будет принят на вооружение после 2015 года, хотя его носитель - авианосец "Ши Лан" (бывший "Варяг") может приступить к ходовым испытаниям уже в 2011 году и поступить на вооружение - в 2012-м.
  Существуют две версии происхождения J-15. Первая, которой придерживаются большинство российских и западных экспертов, сводится к тому, что Китай в 2005 году (по другим данным, в 2001-м) приобрел у Украины один из первых прототипов советского палубного истребителя Су-33 - Т-10К-3. Прототип китайского палубного истребителя является копией купленного у Украины самолета. Судя по снимкам, самолет оснащен складывающимся крылом (считается, что такая технология несколько лет назад Китаю была недоступна), укороченной хвостовой балкой и усиленным шасси.
  Вторая версия - китайского происхождения. Ряд китайских СМИ утверждают, что несмотря на поразительное внешнее сходство J-15 и Су-33, первый разработан на основе истребителя J-11B, который в свою очередь является доработанной копией Су-27СК. Изменения касаются, в первую очередь, широкого использования радиопоглощающих покрытий, радара с активной фазированной антенной решеткой китайской разработки и переднего цельноповоротного горизонтального оперения. В любом случае, из обеих версий следует, что J-15 - измененная копия одного из советских проектов.
  Предположительно, на J-15 установлены двигатели Shenyang WS-10A китайской разработки, способные развивать тягу в 132 килоньютона при использовании форсажа. Считается, что улучшенная версия этих двигателей - WS-10G - используется на прототипе китайского истребителя-бомбардировщика пятого поколения J-20, совершившего первый полет 11 января 2011 года. Другие технические подробности о J-15 пока неизвестны. Если судить по фотографиям, J-15 имеет такое же строение планера, как и Су-33, построенный по схеме интегрального триплана с передним горизонтальным оперением.
  Су-33 способен развивать скорость до 2,3 тысячи километров в час и совершать полеты на расстояние до трех тысяч километров. На истребителе установлены двигатели АЛ-31Ф серии 3, способные выдавать тягу в 122,6 килоньютона в режиме форсажа. Самолет вооружен 30-миллиметровой пушкой и имеет 12 точек подвески для управляемых и неуправляемых ракет, свободнопадающих бомб и бомбовых кассет. Общая масса боевой нагрузки истребителя может составлять 6,5 тонны.
  Любопытно, что ранее Китай вел переговоры с Россией о покупке партии из 50 Су-33, однако впоследствии сократил размер возможного заказа до двух самолетов. Вскоре после этого Россия прекратила переговоры о продаже истребителей. По одним данным, прекращение переговоров связано с опасением утечки технологий, как это произошло в случае с J-11 (копия Су-27), по другим - с началом испытаний истребителя J-11B, разработанного на базе Су-27 в нарушение договоренностей о защите интеллектуальной собственности".
  
  По сообщению центрального телевидения КНР в ноябре 2012 года морской истребитель "Цзянь-15" впервые совершил успешную посадку на палубу китайского авианосца.
  Версия о причастности Украины к появлению в КНР собственной палубной авиации вновь всплывает, когда идет речь о том, что отбуксированный от причалов Николаевского судостроительного завода к причалу в Даляне бывший "Варяг" стал прототипом для полномасштабного наземного макета, который должен использоваться для подготовки китайских летчиков палубной авиации. Тренировочный центр морской авиации НОАК строится неподалеку от Даляня. Кроме того, 18 апреля 2011 министр обороны Украины Михаил Ежель сообщил, что Китай интересуется украинским полигоном НИТКА для обучения китайских пилотов взлету и посадке на авианосец. Можно предположить, что командование НОАК хочет сначала подготовить как можно больший контингент морских летчиков на действующем в Крыму действующем комплексе по давно выработанным методикам, а уж потом начинать готовить на собственном новом полигоне. Следует вспомнить и о том, что в 2009 украинские спецслужбы сообщали о задержании группы шпионов, которые по заказу Пекина, намеревались выкрасть технологию строительства уникального полигона.
  За деятельностью материкового Китая по строительству авианосного флота пристально наблюдают островитяне с Тайваня. Выступая в местном парламенте, руководитель Тайваньского информационного центра заявил, что чертежи "Варяга" станут основой для строительства Пекином собственного авианосца. В ответ на рост боевой мощи китайских ВМС, Тайбэй намерен реализовать программу постройки собственных морских ракетоносцев-"невидимок". Заместитель министра обороны Тайваня Линь Юпао заявил, что речь идет о 500-тонном корвете, постройка которого начнется в следующем году и будет завершена в 2014 году. Так что гонка вооружений, запущенная в Пекине, продолжается и на этом направлении.
  Тайваньским политикам и военным вполне естественно испытывать чувство тревоги: Китай совсем рядом, а присоединение "мятежного" острова к материку давно считается стратегическим курсом КНР. Но реально для строительства собственных авианосцев у Китая сегодня не все готово. К примеру, нет таких ключевых компонентов, как двигатели для кораблей такого класса. Китайские турбины пока не обладают требуемой эффективностью и надежностью. Китай высказывает интерес к закупке украинских корабельных газотурбинных установок (ГТУ) типов УГТ-16000 и УГТ-2500, которые разработаны на базе двигателей ДТ-59 образца 1975 года. Эти ГТУ являются основными конкурентами газотурбинных установок американской компании General Electric, которые устанавливаются на крупных надводных кораблях. Опыт строительства авианосцев еще с советских времен имеется у Украины, поэтому Китай предпринимает шаги для достижения договоренностей с украинскими фирмами, которые теоретически могут построить ряд других видов судового оборудования мирового класса.
  Сами китайцы в оценках собственных военных экспертов весьма оптимистично рассматривают работу над бывшим советским авианосцем как системный проект, который в долгосрочном плане может активно воздействовать на подъем национального военно-промышленного комплекса. В Китае считается, что дело возрождения "Варяга" становится процессом подготовки будущих технических талантов, которые займутся разработкой нового, уже "родного" авианосца. Прежде всего, они сконцентрируются на производстве собственных образцов собственных образцов спецстали и мощных двигателей для кораблей этого класса.
  Появились и высказывания высокопоставленных военных чинов КНР о будущем применении собственного авианесущего корабля: помощник начальника генштаба генерал-лейтенант Ци Цзянго заявил: "В отличие от ряда других стран, Китай никогда не будет направлять свой авианосец в территориальные воды других государств, поскольку придерживается политики оборонного характера" (Новости NEWSru.com, 8.06.2011 г. 10:26).
  Слова китайского военачальника не являются откровением для специалистов по ВМС Китая. Вполне понятно, что авианесущий корабль "Ляонин", еще долго, а возможно и никогда не станет боевой единицей китайского флота, даже без кивков на "политику оборонного характера". Немало лет придется потратить на подготовку экипажа и прежде всего, летного состава. Как будет вести себя в океанском плавании этот гигант, построенный из агрегатов, собранных "с бору по сосенке", тоже большой вопрос. Да и над тактикой действий авианосца во взаимодействии с другими классами кораблей придется работать очень долго. Фактически "Ляонин" пока не более чем тренировочный стенд для отработки взлета-посадки самолетов. У него еще не сформирована авиагруппа, практически все китайские корабельные летательные аппараты находятся в разработке и на стадии испытаний, а эти процессы небыстрые. Можно считать, что бывшему "Варягу" на роду написано быть "дорогой игрушкой". Впрочем, в этом качестве он в свою очередь повторит судьбу первых китайских атомных подлодок с баллистическими ракетами на борту (пларб).
  Напомним, что первая пларб проекта 092 типа "Ся" была спущена на воду в 1981 году, а вошла в состав ВМС КНР 1983-м. Основным ее вооружением были 12 баллистических ракет JL-1, пробные пуски которых производились в 1984 и 1985 годах. Результаты пусков оказались неудовлетворительными из-за проблем с системами управления, устраненных только к 1988 году. В 1995 году в ходе модернизации проекта ракеты JL-1 были заменены более современными ракетами JL-2 с дальностью пуска до 8000 км. Теоретически Китай тогда обзавелся морской компонентой стратегических ядерных сил, которая должна составлять триаду вместе с уже имевшимися ядерными ракетами наземного базирования и самолетами-носителями ядерного оружия. На деле же первая пларб с бортовым номером 406 большую часть своей службы стояла у причала в пункте базирования Сяопиндао в Желтом море близ Даляня. Ее операционные районы ограничивались прибрежными водами Китая. Несмотря на потенциал для ведения операций в Тихом океане, возможности пларб по противодействию российским и западным многоцелевым апл - охотникам за подводными лодками очень ограничены.
  Вторая пларб этого проекта была спущена на воду в 1983 году, однако состояние этого корабля на сегодняшний день неизвестно, т.к. лодка не находится в боевом составе ВМС. Более того, по некоторым сведениям, она погибла в 1985 году в результате аварии.
  На смену устаревшей и ненадежной пларб типа "Ся" в 90-е годы в Китае разработали новую стратегическую лодку проекта 094 типа "Цзинь". Она вооружена теми же баллистическими ракетами JL-2, специально сконструированными для стрельбы из шахт подводных ракетоносцев. Первая субмарина вошла в строй в 2004 году и получила бортовой номер 409. По данным китайских СМИ в 2010 году на воду уже спустили шестую, последнюю в серии пларб проекта 094. Однако вездесущие американцы считают, что на сегодняшний день в эксплуатации находятся не более двух лодок типа "Цзинь". Одна из них сфотографирована частным спутником с помощью геоинтерфейса Google Earth в 2006 году все у того же причала во время стоянки в Сяопиндао.
  Следует заметить, что какую бы численность лодок китайцы сами не указывали, на боевом дежурстве в океане пларб типа "Цзинь" не отмечаются. На флоте для несения постоянного боевого дежурства должно быть минимум три готовых стратегических атомохода, чтобы один из них постоянно находился в походе. По всей видимости, пока китайцы нужным количеством пларб не располагают, хотя история их эксплуатации в ВМС КНР насчитывает уже тридцать лет. То есть, давно принято считать, что Китай располагает пларб, однако на самом деле он не может использовать их так же, как это делается на флотах США, Великобритании, Франции и России, где такие лодки несут постоянное дежурство.
   По оценке аналитиков, в боевом составе ВМС КНР в 2012 году имелась одна пларб "Ся", которая с середины 80-х годов большую часть службы стоит у пирса, на боевую службу не выходит, а также две лодки типа "Цзинь" постройки 2000-х годов. Но они тоже постоянно находятся в процессе устранения недостатков и на океанскую боевую службу не выходят. Получается, что по состоянию на 2012 году три имеющихся пларб не могут собой представлять полноценный морской компонент ядерных сил НОАК. Хотя ведутся работы по созданию новых проектов пларб, и в мире считается, что китайцы ими располагают. На данный момент эту ситуацию также можно квалифицировать как те же "искусственные цветы".
  Рассматривая тему о сегодняшней китайской военной угрозе, дадим ссылку на высказывание профессионального эксперта по Китаю главного научного сотрудника Института Дальнего Востока Российской Академии наук Якова Бергера, приведенное в "Независимой газете":
  
  "Отвечая на вопрос, не раздувают ли в Пентагоне шум вокруг китайской военной угрозы ради получения ассигнований у Конгресса, эксперт сказал: "Доля пропаганды в американских заявлениях есть. Китай на самом деле не хочет тратить на военные цели такие же громадные ресурсы, которые расходовал Советский Союз. В гонку по всему спектру вооружений Пекин вступать не собирается. Он старается достичь равновесия с потенциальным противником в таких ключевых отраслях, как спутниковое оружие, ракеты, способные уничтожать авианосцы, подводный флот. Совершенствуются методы такого сравнительно дешевого метода войны, как кибератаки". (Владимир Скосырев "Пекин учел просчеты советских стратегов", "Независимая газета" от 3.06.2011 г.).
  
  3 - 5 июня 2011 года в Сингапуре состоялась очередная конференция по безопасности в Азии, в ходе которой министр обороны США активно общался с союзниками по Азиатско-Тихоокеанскому региону. Руководству Японии, Южной Кореи, Австралии и Сингапура было обещано, что Соединенные Штаты в состоянии сохранить свое военное присутствие в регионе на том уровне, который необходим для выполнения обязанностей по защите своих партнеров от набирающего силу Китая. Шеф Пентагона заверил, что, не смотря на многие сложности, Америка найдет средства поддержать превосходство в воздухе и на море, способность наносить удары по дальним целям, возможность вести разведку из космоса и в киберпространстве.
  Это означает, что гонка вооружений в Азии будет продолжаться, в подтверждение можно прочитать одно из информационных сообщений и попытаться отгадать, от чьих кораблей и подводных лодок намерена защищаться далекая Австралия:
  
  "Австралия купит у США 24 вертолета MH-60R Seahawk "Romeo".
  РБК 16.06.2011, Канберра 07:18:04 Австралия купит у США 24 вертолета MH-60R Seahawk "Romeo" более чем за 3,2 млрд долл. Машины предназначены для австралийских военно-морских сил (ВМС), передает Associated Press.
  Как заявил министр обороны Австралии Стефан Смит, первые два вертолета этой системы будут поставлены австралийкой стороне в середине 2014г. для испытаний и оценки их качеств. Принятие их на вооружение запланировано на 2015г.
  К 2020г. летательные аппараты MH-60R Seahawk "Romeo" должны полностью заменить состоящие на вооружения ВМС Австралии вертолеты Sikorsky S-70.
  MH-60R Seahawk "Romeo" разработан американскими компаниями Sikorsky и Lockheed Martin. В настоящий момент машина состоит на вооружении ВМС США. Машина способна поражать корабли и вести противолодочную борьбу. На борт она может брать до пяти десантников".
  
  
  
  
  
  Глава седьмая.
  
  ПРЕЖДЕ ИДЕОЛОГИЯ, А ПОТОМ ЭКОЛОГИЯ.
  
  
  Простые китайцы часто бунтуют. Протестные выступления населения постепенно стали будничными реалиями сегодняшнего Китая. Незадолго до Пекинской Олимпиады мир внимательно следил трагическим развитием событий в столице Тибета Лхасе, а немного позже в Синьцзян-Уйгурском автономном районе, где правительственные войска помогали полиции подавить массовые беспорядки, устроенные протестующими представителями коренных национальностей. Бунтующих уйгур и тибетских монахов, выступивших против пекинских властей, разгоняли жестоко, без формальной оглядки на необходимость соблюдения прав человека. В других национальных автономиях тоже нередко случались громкие конфликты, которые наводили аналитиков на мысль о том, что жители национальных регионов резко выражают недовольство деятельностью своего руководства, укомплектованного представителями титульной китайской нации - ханьцами. Но громкие выступления на окраинах Китая до поры до времени затихли, а бунты остального населения, в том числе жителей центральных провинций, продолжаются.
  По сообщениям СМИ можно насчитать десятки тысяч выступлений ежегодно. Поводом для них чаще всего становится конфискация у крестьян или владельцев домов их собственных наделов земли для того чтобы использовать ее под реализацию крупных строительных проектов. На землях, освобожденных от мелких владельцев, централизованно возводятся новые предприятия, зачастую опасные для окружающей среды. Отравление близлежащих водоемов и воздушного пространства тоже зовет жителей на протестные манифестации. Бывает, что людей на улицу выводят вопиющие факты коррупции местных чиновников. Ситуация с уличными протестами нередко выходит из-под контроля, бунтари бьют витрины магазинов, вступают в массовые драки с полицейскими, поджигают их автомобили, а то и помещения, где располагаются местные органы власти. В Китае люди легко возбуждаются и активно выражают свой протест, традиция выступлений против несправедливости заложена в генетическую память жителей Поднебесной. Но массовые протесты в настоящий период времени не связаны с каким-то движением диссидентов, не несут идеологической окраски и не направлены против существующего строя. Протестные настроения зачастую подхлестывает растущий разрыв в доходах верхов и низов.
  Хотя выступления пока носят локальный характер и не направлены против власти или компартии как таковой, они посылают пекинскому руководству серьезный сигнал для беспокойства. Да и как не беспокоиться, когда волны протестов, в которых участвуют тысячи человек, прокатываются сразу по нескольким соседним провинциям. Чтобы утихомирить демонстрантов властям приходится звать на помощь подразделения вооруженной полиции (китайского аналога ОМОНа). Одно из самых крупных столкновений за последнее время произошло в провинции Цзянси, где тысячи крестьян заблокировали въезд на химический завод, выбросы которого создали угрозу посевам и рыболовству. После того, как прибыли сотни полицейских, конфликт еще более обострился. В столкновениях появились раненые, многих манифестантов арестовали. В ответ протестующие перекрыли движение по национальному шоссе Љ 319. Такой же инцидент произошел в крупном портовом городе Далянь, где в протестах приняли участие около 10 тысяч человек. Даже Шанхай, символ стремительного экономического роста страны, тоже превращается в арену уличных беспорядков. Причиной одного из таких случаев стало грубое обращение городских дружинников с уличной торговкой, у которой не было лицензии. В ходе конфликта женщину сбили с ног, она ударилась головой и потеряла сознание. Мгновенно на улице собралась толпа, которая напала на дружинников и разбила их автомобили.
  Массовые акции протеста показывают, что механизм согласования интересов рядовых граждан и органов власти не действует. Граждане повсеместно жалуются на нарушения прав человека. Самое удивительное, не так давно эту проблему признал даже представитель высших эшелонов власти КНР, глава информационного управления Госсовета Ван Чэнь, который выступил со статьей в печати, где было написано, что Поднебесной предстоит пройти еще долгий путь, прежде чем там будут в полной мере соблюдаться права человека. Китай долгое время отрицал критику в свой адрес по вопросам соблюдения прав человека. Страна давала понять, что обеспечение населения едой, жильем, одеждой и в целом экономический рост более значимы для развития. Руководство КНР ставило себе в заслугу успехи в улучшении условий жизни миллионов китайцев, которые ранее жили за чертой бедности. Наблюдатели оценили как "редкое признание" статью Ван Чэня, опубликованную китайской газетой China Daily. "Под воздействием естественных, исторических и культурных факторов, ввиду разных уровней экономического и социального развития, соблюдение прав человека в Китае по-прежнему сопряжено со многими трудностями и вызовами", - заявил Ван. По его словам, в стране наблюдаются значительные дисбалансы, обусловленные большим разрывом в распределении доходов, растущим ценовым давлением, повышающимися ценами на жилье в ряде городов, проблемами безопасности, продовольствия, недостаточным и неравным распределением образовательных и медицинских ресурсов. Чиновник также признал факт разрастания социальных конфликтов, вызванных нелегальным захватом земли. По мнению автора, стране следует пересмотреть приоритеты: власти готовят "план действий по правам человека" вплоть до 2015 года. Он добавил, что это делается "с целью расширения демократии, усиления верховенства закона, улучшения жизни людей и соблюдения прав человека" ("Независимая газета" 14.07.2011). Вообще высшие чиновники КНР периодически обещают гражданам страны укреплять демократию, соблюдать права человека. Но на деле, как отмечают наблюдатели, ситуация иная. Очень часто проходят кампании по закручиванию гаек в отношении диссидентов и активистов протестного движения.
   Без всякого сомнения, всплески насилия нарушают общественный порядок и стабильность, что в целом ведет к разрушению государственных устоев. Партийно-государственное руководство относится к проблеме с большим вниманием, это стало особенно заметно после потрясших весь мир событий "арабской весны" 2011 года. Пекинские идеологи пришли к самому простому выводу: дабы не искушать широкие слои собственного населения информацией о механизмах дестабилизации обстановки в охваченных революционными событиями арабских странах, к примеру, в Египте, следует поменьше сообщать этому самому населению о том, что происходит в Египте.
  Сказано - сделано. Поток информации о событиях в Стране фараонов поступал в Поднебесную в дозированном виде. Официальные СМИ не ставили картинки уличных протестов, довольствуясь публикацией скупых сводок о действиях египетских властей и фотографий свергнутого президента Хосни Мубарака. Интернет-цензоры удаляли комментарии в микроблогах, где проводились прямые параллели между авторитарными режимами в Египте и КНР. Все издававшиеся в Китае печатные органы не готовили сами отдельные статьи, а лишь перепечатывали сообщения государственного информационного агентства "Синьхуа", в котором невозможно было встретить каких-либо рассуждений об усталости рядовых египтян от коррумпированного и неэффективного режима, зато содержались благоразумные призывы к прекращению беспорядков. Сведения о событиях в бунтующем Египте не появлялись на первых полосах, а были спрятаны глубоко внутри газет и журналов. А китайские спецслужбы, встревоженные падением авторитарных режимов в Египте и Тунисе, развязали широкие гонения на инакомыслящих, бросают в тюрьму блогеров, юристов и всех остальных, кто оспаривает право партии на власть.
  Эксперты отмечали, что опыт блокирования новостей о народных волнениях в авторитарных странах Пекин накопил во время "цветных революций" на постсоветском пространстве. Тогда при Политбюро ЦК КПК действовала специальная группа по изучению событий в Грузии, на Украине и в Киргизии. При этом входившие в группу эксперты не только докладывали руководству страны во главе с Ху Цзиньтао о методах подавления подобных выступлений или блокирования информации, но и давали советы, как не повторить ошибки Эдуарда Шеварднадзе, Леонида Кучмы и Аскара Акаева.
  Блокирование новостей о массовых антиправительственных выступлениях применяется в КНР далеко не первый год. До начала 2000-х годов Пекин не сталкивался с этой проблемой. События вроде студенческих выступлений на площади Тяньаньмэнь или частых крестьянских бунтов просто не освещались официальными СМИ, поэтому о них можно было узнать лишь по слухам. Однако вместе с увеличением количества интернет-пользователей, а их сейчас почти полмиллиарда человек, властям КНР становится все сложнее контролировать потоки информации. И это несмотря на то, что Пекин создал самую мощную в мире систему фильтрации интернета, которую порой называют "Великой Китайской стеной".
  В 2012 году китайский парламент приступил к рассмотрению законопроекта о том, чтобы пользователи интернета раскрывали провайдерам свои подлинные имена. Обсуждению документа предшествовали призывы в главной партийной газете "Жэньминь жибао" к более строгому надзору за интернетом. Газета писала, что злоупотребление свободой интернета наносит вред не только виртуальному миру, но и отдельным людям и обществу в целом. Руководство страны озабочено тем, что микроблоги, подобные Twitter, а также другие социальные сети превратились в форум для дискуссий на общенациональном уровне. По мнению ряда аналитиков, правительство само хочет использовать Интернет для искоренения продажности среди официальных лиц, но при этом не желает выпускать контроль за этим из своих рук. Беспокойство властей вызывает тот факт, что сообщения в блогах подхлестывают протесты и сопротивление. Поэтому главная цель разрабатываемых мер по контролю за интернетом - не допустить "раскачивания лодки". Следует констатировать, что до сей поры надзор за пользователями успехов не принес.
  О том, что Пекин стремится перетянуть интернет-пользователей на свою сторону, говорит, во-первых, заявление бывшего премьера Госсовета Вэнь Цзябао, который весной 2012 года приветствовал критические замечания пользователей. Их мнения, оказывается, могут быть полезными для правительства. Во-вторых, руководство страны стремится превратить массовые компьютерные игры в систему политической обработки молодежи.
  В частности, на китайский рынок поступили патриотические игры. Они воспевают верность партии и подвиги солдат в войне с Японией. Победителей состязаний чествует виртуальный Мао Цзэдун. Разработчикам игр предоставлены гранты и налоговые льготы. По мнению экспертов, правительство бросило большие деньги на Интернет, так как газеты и ТВ непопулярны у тинейджеров. Коммунистическая партия получила новое оружие в борьбе за умы и сердца юных. Это игры онлайн. Одна из них - идеологически выверенная игра для многих "бойцов" сразу. Она называется "Героическая миссия". Сценарий написан семью работниками пропагандистских органов партии. В разработке участвовали политорганы НОАК.
  Прежде власти прилагали большие усилия для борьбы с интернет-играми. Эти забавы называли "электронным героином", отравляющим молодежь. До сих пор официально запрещены для продажи такие консоли, как PlayStation и X-Box ("Независимая газета" 22.01.2013). Но ЦК КПК пришел к выводу, что людскую массу, насчитывающую примерно 120 млн. игроков онлайн, нельзя игнорировать. Поэтому было решено воспитывать молодежь в военно-патриотическом духе. Игроки должны участвовать в виртуальных боевых операциях. "Игры онлайн могут теперь преподавать народу историю и культуру Китая", - подчеркивает центральный орган партии "Жэньминь жибао". Компаниям, производящим игры пропагандистского характера, предоставляются гранты и налоговые льготы. Одна из самых крупных таких компаний называется "Шаньда". Она выпустила игру под названием "Учиться у Лэй Фэна". Так зовут реального человека, жившего при Мао Цзэдуне, простого солдата, который прославился бескорыстием, готовностью помочь товарищам. Он погиб, спасая казенное имущество. Еще в те далекие годы Лэй Фэна сделали иконой для китайцев. И вот сегодня он снова становится героем. Компания преподнесла игру комсомолу в Шанхае. Задача игры, заявила она, - "укрепить моральные и идеологические устои несовершеннолетних". Игроки получают очки за добрые дела, в духе коммунистической нравственности. Победителей приветствует виртуальный Мао Цзэдун на площади Тяньаньмэнь в Пекине.
  Другая игра именуется "Несгибаемый воин". Игроки бьются с продажными чиновниками, их любовницами и детьми. Спонсором игры стала партийная организация в городе Нинбо. Состязание привлекло так много участников, что серверы от перегрузки рухнули, и игру пришлось прекратить. Следует заметить, что трех с половиной миллионный город-порт Нинбо не так давно был очередной "горячей точкой" на карте Китая. Там десятки тысяч горожан чуть не взяли штурмом местную администрацию, требуя закрыть вредные производства рядом с городом. Учитывая, что Нинбо находится в центре густонаселенной местности, где города-миллионники скоро образуют плотную агломерацию, на помощь жителям поспешили даже некоторые жители соседних городов. В итоге власти пошли на уступки, однако в целом бунт в Нинбо представляет собой опасную модель развития противостояния. С помощью игры партийная власть пытается отвлечь молодежь от протестных настроений.
  И все же самыми популярными стали боевые игры. Действие многих из них происходит в период войны с Японией в 1937-1945 годах. Так юное поколение знакомится с историческими сюжетами, которые актуальны сегодня. Ведь между КНР и Японией не утихает территориальный спор из-за островов Сенкаку (Дяоюйдао). Весьма откровенно высказался на сей счет представитель фирмы ZQ Games Ли Минхуэй. "Мы специализируемся на националистических играх. Некоторые наши изделия называются "Защитим острова Дяоюйдао", - сказал он. Одна пятая часть этой компании принадлежит китайскому комсомолу - молодежному отряду компартии.
  Да и сама КПК не жалеет сил для улучшения собственного образа в стране. Активно использовалось историческое событие - 90-летие создание партии китайских коммунистов, которое отмечалось в 2011 году. В городе Яньань - колыбели революции - с того времени растет поток туристических групп, которые комплектуются во всех городах и в сельской местности Китая. Турфирмы набирают экскурсантов в школах, государственных органах на предприятиях и везут их в те места, где партия зарождалась в самых скромных условиях. В Яньани гостям показывают зал с двумя рядами деревянных скамей и сценой, украшенной красными знаменами и поблекшими портретами Сталина, Маркса и Энгельса. Экскурсанты прекрасно понимают, что сегодняшние партийные лидеры пребывают в более комфортабельных условиях. В ответ до них доводится, что КПК вполне осознает свои проблемы и пытается вновь возбудить в народе поддержку и интерес, используя прошедший партийный юбилей.
  На идеологическую работу в Китае средств не жалеют. Вполне резонно считается, что затраты на идеологию - эффективное вложение капитала, которое должно принести успех. Более того, на повышение отдачи от идеологической деятельности партии требуется в разы меньше средств, чем, к примеру, на мероприятия по улучшению экологической обстановки в Китае. Да, и не ясно, есть ли у пекинского руководства какие-то конкретные планы по работе в этом направлении. Ситуация с экологией в стране действительно скверная, о чем красноречиво свидетельствует один лишь пример, приведенный в СМИ.
  
  В Пекине уровень загрязнения воздуха сохраняется на критическом уровне.
  "Росбизнесконсалтинг" 14.01.2013, Пекин 07:36:55 В столице Китая продлено действие предупреждения, которое было введено из-за плотного смога, окутавшего город, передает японская NHK. В настоящий момент уровень экологической угрозы находится на максимально возможной отметке: гражданам предписано, по возможности, не выходить на улицу, а также не пользоваться личным транспортом. Использование служебного транспорта разрешено только сотрудникам экстренных служб.
  Предупреждение было объявлено накануне в связи с тем, что видимость в городе упала до 2 км и продолжила ухудшаться. В связи с этим центром мониторинга окружающей среды выдано предписание приостановить все строительные работы, в первую очередь, это касается высотного строительства.
  Специалисты сообщают, что в пекинском воздухе велико содержание частиц выбросов предприятий и автомобилей с диаметром менее 2,5 микрон. Столь мелкая пыль способна проникать глубоко в легкие и вызывать серьезные заболевания.
  В больницах Пекина уже зафиксирован рост числа пациентов с жалобами на затрудненное дыхание, кашель и другие респираторные проблемы.
  Ожидается, что подобная ситуация сохранится в течение ближайших двух дней.
  
   Географически Пекин находится посредине пояса предприятий, работающих на угле. Поскольку в последние три десятилетия ставка была сделана на экономический рост любой ценой, то вред окружающей среде нанесен огромный, и очистить север и северо-восток страны быстро не удастся. Долгое время средства направлялись только в производство, а защите природы внимания не уделяли, современные технологии, препятствующие вредным выбросам, не использовались. К тому же лишь малая территория страны покрыта лесами. Большие пространства заняты горами, пустынями. Сама природа плохо очищает воду и воздух. Все это усугубляет положение.
   Такова экологическая обстановка в самом центре Китая, о которой с некоторыми оговорками можно сказать, что ситуация в Пекине - внутрикитайская проблема. Но все чаще и чаще в гигантской стране возникают угрозы экологии соседних стран. Дальний Восток России уже пострадал от ядовитых сбросов промышленных предприятий северо-восточного Китая в реку Сунгари, воды которой сливаются с пограничными реками Амур и Уссури. Тревога по факту того, что вредные вещества, попавшие в воду в Китае, оседают в придонных слоях внутренних российских рек в Хабаровском и Приморском краях год от года усиливается.
   В Казахстане и Западносибирском регионе России уже ощущают последствия китайского водоотвода из верховьев рек, которые текут по территории трех соседних государств. Но наиболее серьезная опасность будет угрожать Индии в том случае, если китайцы по собственному усмотрению возведут на своей территории дамбы в верховьях реки Брахмапутра. Когда такие плотины будут возведены, в индийских штатах Ассам и Западная Бенгалия будет остро ощущаться нехватка воды. Перечисленные вопросы - экологические проблемы ближайшего будущего, которыми сегодня в Поднебесной никто не озабочен.
   Пока у Пекина имеются более важные проблемы.
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  Глава восьмая.
  
  СТРАНА ЗА ВЕЛИКОЙ СТЕНОЙ В ЭПОХУ ГЛОБАЛИЗАЦИИ
  
  Почти полвека после окончания Второй Мировой войны мир жил в условиях противостояния двух супердержав - США и Советского Союза. Именно они, две главные державы-победительницы, определяли направления, по которым предстояло развиваться остальным странам на всех континентах. В условиях жесткого противоборства двух основных соперников холодная война развела страны и народы по враждующим лагерям и поделила мировую экономику на две несовместимые экономические модели: государства с рыночной экономикой и государства с социалистической экономикой.
  Но в конце XX столетия Советский Союз потерпел поражение в холодной войне, и Соединенные Штаты победоносно вышли в единоличные мировые лидеры. Советская держава рухнула и погребла под своими обломками, тщательно пестуемую ею мировую социалистическую систему. Держава-соперник исчезла с политической арены. Мир стал однополярным, в котором господству США ничего не угрожало. Тогда на первый план вышел вопрос: как формироваться глобальной экономике в новых условиях? Под воздействием гегемонии единственной сверхдержавы возобладало господствующее представление о том, что на тот момент в мире должен был сформироваться единый полюс по оси западной цивилизации. Так и произошло: в новом миропорядке миру было велено глобализироваться.
  Глобализация стала главным трендом на рубеже XX и XXI веков, и диктат на ее распространение до поры до времени был прерогативой ведущих стран Запада во главе с США. Америка, без потерь вышедшая из холодной войны, благодаря мировому финансовому пространству, приблизилась к злополучному 2008 году в качестве гегемона, принимающего решения исключительно по собственному усмотрению. Но разразившийся тогда глобальный экономический кризис послужил мировым лидерам поводом для самоанализа, и явился показателем того, что мир вновь становится другим и отныне больше не будет прежним. Мировая система неожиданно начала меняться. Подвижки пошли с ООН, Всемирного банка и МВФ, общепризнанных международных институтов, которые стали двигаться в сторону преобразований своей внутренней структуры.
  В мире появилось такое понятие, как "региональная сила". Мировой экономический кризис наглядно продемонстрировал, что Соединенные Штаты - не вечны, они оказались не в силах справиться в одиночестве с нагрянувшими проблемами. В мировой экономике возросло влияние Китая, Индии, Бразилии и России. И впереди всех, несомненно, встал Китай с крупнейшей после США экономикой в мире, с ВНП в размере 5 триллионов долларов. А к 2017 году, по анализу МВФ национальный доход Китая превысит аналогичный показатель США.
  Глубокая втянутость Америки в мировые военные конфликты, проявившаяся в кризис неспособность идти в ногу с меняющимися условиями мира, развивающиеся повсюду информационно-коммуникационные технологии и возросший объем международной торговли сегодня показывают, что мир больше не управляется из одного полюса. И Соединенные Штаты, вырвавшиеся в лидеры после двух мировых войн и долгой холодной войны, скорее съезжают к обочине, чем мчатся вперед. Притом, что Китай уверенно выходит в мировые лидеры. Да, тот самый Китай, который тридцать лет методично наращивал силы и развивался "в сторонке", теперь представляет собой важнейшую силу мировой экономики.
  Экономисты и политологи уже не один год с интересом изучают вопрос о том, как живет и развивается КНР в условиях глобализации. Глобализация, несомненно, помогла этой стране в начале нового века настроить собственную экономику на мощный рывок, позволивший обойти почти всех соперников. Но насколько процессы глобализации затрагивают Китай "изнутри", этот вопрос остается предметом полемики.
  Глобализация как таковая затрагивает самые важные сферы жизнедеятельности людей - экономику, политику, культуру, экологию, безопасность и, разумеется, является главной определяющей чертой нашего времени. Процесс глобализации экономической деятельности способствует углублению взаимосвязей государств. Государство испытывает на себе двойное воздействие глобализации. С одной стороны, часть его функций переходят к транснациональным и наднациональным структурам. С другой стороны, многие его функции спускаются на местный и региональный уровень. Сочетание тех и других факторов, присущих, как КНР, так и многим другим странам мира, привело к появлению доктрины так называемого ограниченного суверенитета.
  Однако участие стран мира в глобализации национальных экономик далеко не равноценно, многие из них еще слабы экономически настолько, что им совершенно не под силу играть по новым международным правилам. При этом им приходится остерегаться давления глобального рынка, способного разорить их экономику. В этом случае государство остается важнейшим и зачастую единственным механизмом защиты интересов населения таких стран.
  Проблема усиления государства как политического института стоит и перед КНР. Функции государств в эпоху глобализации стали небезуспешно разделять соответствующие международные организации. Многие ключевые для всего миропорядка решения принимаются именно ими. Центры принятия такого рода решений располагаются в основном вне границ и сферы юрисдикции национального государства, поэтому существенно ослабляются возможности последнего в должной мере влиять на экономические процессы, протекающие внутри национально-государственных границ. При этом глобализация ведет к размыванию и обесцениванию регулирующих функций национального государства. Подобная ситуация влечет за собой снижение уровня управления со стороны национального государства не одними только народнохозяйственными процессами, но также процессами социальными, информационными и другими.
  В то же время в начале XXI века проблема государства приобрела первостепенное значение для значительного числа стран мира. Глобализация стала важным фактором, влияющим на усиление политических процессов в развивающихся странах и направление их на решение экономических проблем. Характерно, что оценки глобализационных процессов, весьма неоднозначны.
  Так, китайская политология основывается на принципе разделения политики и экономики. В политической глобализации Китай усматривает угрозу вмешательства Запада в его внутренние дела по таким принципиальным вопросам, как суверенитет островного Тайваня, возвращение независимости Тибету, соблюдение прав человека, реформирование политической системы, обеспечивающей власть компартии в стране.
  В таком контексте Пекин трактует глобализацию не иначе как опасный и неприемлемый для КНР новый вариант гегемонизма.
  В трактовке экономической глобализации у китайского руководства прослеживается определенная двойственность:
  1. Китай стремится использовать экономическую глобализацию для
  решения внутренних народнохозяйственных и финансовых задач, вытекающих из курса реформ. Он получил выход на товарные рынки развитых стран, доступ к их капиталам и технологиям. В 2001 году КНР вступила в ВТО, достигнув этим самым своей первостепенной цели. Серьезным толчком к ускорению экономической глобализации послужил в свое время азиатский финансовый кризис 1997-1998 года. Пекин почувствовал в нем угрозу распространения финансового кризиса на китайскую экономику и опасность повторения его в будущем, поэтому поспешил объявить о своей готовности к международному сотрудничеству, направленному на предотвращение подобных явлений.
  2. Китай, подобно многим развивающимся странам (кстати, он себя
  сам относит именно к таковым), втянувшимся в процесс экономической глобализации, рассматривает ее, прежде всего, как возможность получить от технически наиболее развитых стран дополнительные резервы для национального развития, как способ перераспределения финансовых и интеллектуальных ресурсов развитых стран в свою пользу.
   При этом вопрос об обратной стороне глобализации - необходимости "делиться" суверенитетом - остается без адекватного решения. Китай весьма далек от обсуждения внутренних проблем общества и с участием международных оппонентов тех пределов, в которых он был бы готов делегировать международным экономическим институтам часть национальных полномочий, чего требует процесс глобализации. В этом состоит главный вызов экономической глобализации, ответ на который от Китая ждут остальные игроки в международные "игры".
  Здесь стоит упомянуть, в частности, неуступчивую позицию Пекина по фиксированному валютному курсу юаня, изменить который требуют от него ведущие страны Запада, и прежде всего США. Ведь китайские власти искусственно занижают обменный курс своей валюты, что влечет повышение цены доллара в юанях. Китай уже несколько лет уходит от ответа на вопрос о смене фиксированного курса своей национальной валюты.
  Пекин не скрывает, что видит в процессе глобализации выгоды и вызовы одновременно, указывая на то, что в условиях глобализации доминируют только развитые страны, которые думают прежде всего о своих интересах. Китайские официальные лица подчеркивают, что экономическая глобализация должна служить интересам всех стран, в том числе и развивающихся, интересы которых должны учитываться при координации процесса.
  В политическом плане Китай строго придерживается пяти принципов мирного сосуществования. В отношении своих ближайших соседей Пекин декларирует приверженность трем принципам стратегического партнерства: неприсоединение, непротивостояние и ненаправленность.
  Принципы же глобализации мировой экономики требуют от всех участников процесса:
  - выхода интересов хозяйственных национальных субъектов за государственные рамки, создание и расширение сферы деятельности транснациональных экономических и финансовых структур;
  - поднятия внутренних национальных экономических проблем на глобальный, мировой уровень. А это требует учета хозяйственных и экономических интересов стран мирового сообщества;
  - развития экономики страны и подтягивания ее до уровня мировых экономических лидеров;
  - необходимости координации в мировых масштабах экономической и финансовой политики.
  В настоящее время властная политика Китайской Народной Республики в отношении государственной собственности и госсектора имеет определенную специфику, отличающую ее от предыдущих этапов развития, с одной стороны, и от опыта такой политики в прочих странах с переходной экономикой, с другой. Специфика эта заключается в следующем:
  - Коммунистическая партия Китая, пытаясь сохранить рычаги экономической власти в своих руках, формально продолжает ориентироваться на социалистическую доктрину, утверждающую, что базовой основой социалистической экономики является общенародная собственность.
  - Требование социалистической доктрины мотивируется необходимостью повышения экономической эффективности государственного сектора и придания государственной собственности в этих целях новых характеристик. Такой подход исходит из того, что конкуренция даже в условиях обобществленной собственности дает возможность совершить прорыв в будущее, а товарное производство совместимо с социализмом.
  - Государство, соответственно, стремится избежать непосредственной приватизации и разгосударствления собственности - задачи, которую подавляющее большинство бывших социалистических стран с некоторыми оговорками считает ключевой проблемой перехода к рыночной экономике.
  - Государство стремится переводить экономику в русло модернизации и научно-технического прогресса.
  Опыт Китая в обновлении подходов к государственной собственности позволяет сделать вывод о том, что этой стране принадлежит особое место в истории развивающихся стран, избравших в качестве стратегической перспективы создание современной экономики без радикального слома социально-экономического строя в целом. Преимуществом на этом пути было наличие у Китая собственной научной теории, известной миру как строительство социализма с китайской спецификой. Эта теория стала ориентиром в проведении экономической реформы, одной из базовых основ экономической политики КНР.
  Здесь уместно будет напомнить читателю, как начиналась экономическая реформа в Поднебесной более тридцати лет назад.
  
  "Как-то в начале восьмидесятых годов прошлого века один из советских дипломатических работников, служивший в посольстве СССР в Пекине, излагал в частной беседе свои впечатления о Китае. После начала реформ Дэн Сяопина строгий режим, действовавший в КНР в отношении советских дипломатов, был немного ослаблен. Если в семидесятые годы покидать пределы столицы им запрещалось, и исключение делалось лишь иногда для поездки в город Далянь на возложение венков павшим в боях с японскими интервентами советским воинам, то неожиданно в китайском МИДе было объявлено, что сотрудники советского посольства имеют право по предварительным заявкам выезжать в любые китайские провинции.
  Получив официальное разрешение, небольшая группа советских дипломатов на посольской автомашине "Волга" выехала из Пекина с ознакомительной поездкой по нескольким провинциям центрального Китая. За "Волгой" неотступно везде и всюду следовал китайский аналог советского УАЗика - юркий вездеход "Пекин", в котором сидели сотрудники "гунаньцзюй" - службы общественной безопасности, а попросту - местные контрразведчики. Так парой машин и перемещались: от города к городу, от деревни к деревне. Пассажиры обоих автомобилей, в конце концов, познакомились. Китайцы объяснили свою неприкрытую слежку лишь опасениями "как бы что не вышло" с советскими гостями. Хотя нос свой совали всюду, куда направлялись их подопечные, чтобы четко знать, что повидали в китайской глубинке иностранные дипломаты.
  Между тем, группа уезжала все дальше от столицы. Впечатления от провинциальных далей было удручающим: не только в сельской местности, но и в городах, по обе стороны от дороги, где шла машина с дипломатическими номерами, простиралось царство беспросветной нищеты. Появлялись, правда, уже тогда первые ласточки китайской "перестройки": новые предприятия по переработке сельскохозяйственной продукции, даже с участием иностранного капитала, главным образом, из Гонконга и Сингапура, где жили соотечественники-"хуацяо". На поля выходили первые образцы иностранной техники.
   В одном из мест, где дипломаты собирались отправиться дальше, их уставшие сопровождающие взмолились: езжайте дальше одни, мы останемся в местной гостинице, но обещайте к вечеру вернуться обратно. Клятвенно уверив "соглядатаев" в лояльности, пассажиры "Волги" поехали одни вперед по единственной дороге в самый отдаленный уездный центр. Все было, как везде: на весь поселок единственный велосипед, полное отсутствие не то, что телевизоров, даже какого-то подобия радиоприемников. О прочей бытовой технике и говорить было нечего. Голозадая малышня, у которой и штанишек-то не имелось, с удивлением смотрела на пришельцев. Но в следующий момент удивиться пришлось уже московским дипломатам: на грязной, не мощеной центральной площади поселка, как раз напротив уездного комитета КПК с красным флагом на крыше стояла свежепомазанная глиной фанза, перед которой сидел франтоватый японец. Над фанзой развивался флаг транснациональной корпорации "Мицубиси" с известным всему миру треугольником посредине. В этой глухомани среди огромных пахотных полей представитель известной японской компании продавал нарождавшемуся классу фермеров свои тракторы и прочую сельскохозяйственную технику, а также запчасти к ней".
  Из личных воспоминаний автора.
  
  Теория социализма с китайской спецификой оказала решающее влияние на реформирование экономики, позволила политической власти успешно претворять в жизнь вопрос о социалистической собственности. В свою очередь практика воздействовала на теорию. Под ее воздействием во время экономической реформы в Китае происходил генезис теории социализма с китайской спецификой. Развитие этой теории доказало, что политика экономической реформы в КНР не укладывается в рамки традиционной марксистско-ленинской теории, с позиций которой социалистическая и рыночная модели экономики представляют собой полные противоположности.
  Китай, оставаясь социалистической страной, продемонстрировал высокие темпы экономического развития. Давно уже стал не актуальным вопрос международных экспертов, насколько широко рыночная экономика укоренилась на социалистическом рынке КНР.
  В начале 2000-х годов один из китайских специалистов по глобальной экономике писал, что экономическая глобализация бросила множество вызовов развивающимся странам, однако, если говорить о такой развивающейся стране, как Китай, с крепким политическим руководством, ясной направляющей теорией, хорошей экономической базой и огромным потенциалом развития, то шансов больше, чем вызовов, а надежд больше, чем тревог. Китай должен в полной мере использовать все благоприятные обстоятельства, порождаемые обстоятельствами.
  Главным стратегическим документом, разработанным с учетом вовлечения КНР в процессы глобализации, является "Программа экономического развития Китая до 2020 года". Одним из главных направлений этой программы является развитие именно государственной промышленности, преобразование крупных государственных предприятий в крупные транснациональные, трансотраслевые и межведомственные компании, способные конкурировать с крупнейшими монополиями Запада и Японии. Акционирование государственных предприятий, которое планируется в рамках программы, не подразумевает их передачи частным собственникам.
  Более того, в программном документе сказано, что неконтролируемый рост частного предпринимательства в КНР на рубеже 2000-х годов привел к значительному распылению ресурсов между мелкими фирмами, дублированию некоторых отраслей производства, в то время как производительность труда оставалась на низком уровне.
  Главным учреждением, на которое в соответствии с Программой возложено руководство быстро растущими денежными средствами КНР, является Народный банк Китая, а также Центральный банк, находящийся под контролем государства. Китай увеличил свои возможности использования "двух рынков, двух ресурсов", создавая достаточные условия для того, чтобы отечественные отрасли промышленности и предприятия расширяли внешнюю торговлю и экономическое сотрудничество.
  Таким образом, китайский теоретический и практический опыт жизни огромного государства в условиях глобализации предоставляет возможность сделать своеобразный вывод. Пекин оставляет многие явления глобализационных процессов за пределами Великой стены, пропуская вовнутрь лишь те явления, плодами которых намерен воспользоваться сам. Тем не менее, не все явления, одобренные властями, пользуются одобрением населения.
  Китайцы нередко проявляют открытую неудовлетворенность своей жизнью, несмотря на высокие темпы экономического роста страны. Исследование, проведенное учеными, показало: люди считают, что их интересы были принесены в жертву индустриализации и урбанизации. Больше всего протестов вызывает насильственное выселение из старых домов под новую застройку. Проблема выселений, а фактически экспроприации собственности, действительно затрагивает очень многих. Одно-двухэтажные дома сносят, на их месте возводят современные кварталы. Земля дорожает, но ее стоимость собственникам не возмещается. Подобные явления можно объяснить термином "комкапитализм". Уже задействованы рыночные механизмы, но в то же время сохраняются репрессивные возможности режима. Это оборотная сторона китайского экономического чуда. Так остатки социализма работают на капитализм. Указанная проблема родилась в Китае не так давно - с начала 2000-х годов, то есть со времени проникновения "ветров глобализации" на просторы Поднебесной. Но власти этой проблемой пока не занимаются.
  Зато они озаботились ликвидацией последствий иного "веяния" из стана транснациональных корпораций. Два года назад европейские фондовые биржи неожиданно отметили падение акций фирм-автопроизводителей. Так рынок прореагировал на решение мэрии столицы КНР Пекина в три раза сократить продажу в городе автомашин. Эта мера была принята в целях снижения транспортных проблем в городе, переполненном автотранспортом. Причем, проблема транспортных пробок - не единственная для пекинцев. Им приходится жаловаться на плохую экологию - из-за того же автотранспорта и широкого использования каменного угля в отоплении и энергетике. Наблюдаются и перебои в снабжении города водой. Из всех этих проблем мэрия Пекина первой выбрала все, что связано с автотранспортом. В конце концов было объявлено, что в будущем году в городе будет выдано лишь 240 тыс. разрешений на покупку автомашин. Это в три раза меньше, чем было продано в 2010 году. В автосалонах города возник необычайный ажиотаж - многие спешили воспользоваться последней возможностью приобрести машину. Люди интересовались новой схемой покупки разрешений и не исключали, что это приведет к повышению общей стоимости покупки. События взволновали и производители автомашин в Китае и за рубежом, привычно считающих пекинский авторынок своей собственностью. В КНР целый ряд таких крупных мегаполисов, как Пекин. И их власти могут пойти по пути столицы и ограничат продажи. Ведь других радикальных путей решения проблемы в условиях Китая не существует.
  Китайские волнения негативно отражаются на состоянии всего мирового автомобильного бизнеса.
  Приведенный выше пример - наглядная иллюстрация рассмотренной теории: внутри Великой китайской стены и за ее пределами по-разному смотрят на проблемы глобализации.
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
   ЧАСТЬ ТРЕТЬЯ
  
  КАЖДОМУ - СВОЕ
  
  
  "И послал их Моисей высмотреть землю Ханаанскую
  И сказал им: пойдите в эту южную страну, и взойдите
  на гору, и осмотрите землю, какова она, и народ,
  живущий на ней, силен ли он или слаб, малочислен ли он
  или многочислен? И какова земля, на которой он живет,
  хороша ли она или худа?", - Библия, Ветхий завет,
  Книга Чисел, глава 13
  
  
  
  
  
  
  Глава девятая.
  
  ПОСЛЕДОВАТЕЛИ ИИСУСА ХРИСТА И ПОСЛЕДОВАТЕЛИ КОНФУЦИЯ ИДУТ СВОИМИ ПУТЯМИ
  
   Сегодня, в начале третьего тысячелетия Россия вновь оказалась перед историческим выбором: каким путем идти дальше? Наше географическое положение на материке между Европой и Азией заставляет российское общество и его элиту век за веком мучиться в определении направления дальнейшего пути. Не с Петра Великого, а пятью столетиями раньше затеялся этот спор, с кем должна быть Россия, с Западом или с Востоком. И если сейчас во главу угла чаще всего ставятся политический и экономические факторы целесообразности, то изначально вопрос решался в религиозной плоскости.
  "Не быть нам, православным, с латынянами!", - отвечал князь Александр Невский на настойчивые призывы послов Римского престола. Сурово он карал вероотступников, призывавших склонить голову перед Западом. А потом силою оружия мотивировал свой отрицательный ответ, громя шведских и немецких рыцарей, шедших на Русь с крестом и мечом для обращения непокорных новгородцев и псковитян в лоно "папской церкви". При этом князь Александр Ярославич, воин и политик, впоследствии причисленный к лику святых за неколебимость в вере, неоднократно бывал в Золотой Орде у других иноверцев, пришедших с Востока, добиваясь от ее сильных правителей новых суверенных прав, военной защиты от посягательств извне и свободы православного вероисповедания.
  В XV веке московский князь Василий II "Темный" объявил о своем намерении провозгласить Русь наследницей Византии после падения Константинополя под натиском турецких войск в 1453 году. К тому моменту прошло всего 70 лет после полного избавления Руси от монгольского ига и тогда же, наконец, завершилась междоусобная борьба князей. Ее окончание привело к полной ликвидации уделов в Московском княжестве и укреплению его внутреннего единства, усилению ведущей роли Москвы в объединении Северо-Восточной Руси. Еще более укрепил ее авторитет тот факт, что с тех пор Московская Русь осталась единственно мощной православной державой, и ей, по мнению средневековых мыслителей, как русских, так и греческих, выпала особая ноша "стояния за правду", сохранения православия (то есть, "правильного славия Господа") на долгие времена.
  В XVI веке в годы правления Ивана Грозного царство Русское впервые заявило о себе, как об азиатской державе, решительно продвинув свои границы в сибирские глубины после успешных походов русских первопроходцев-атаманов Ермака Тимофеевича и Ивана Кольца. А в начале XVII века Россия вновь отбивалась от нашествия "латынян", изгнав силою веры своей и подлинного патриотизма войска польских интервентов из Москвы и со всей территории страны, сохранив ее единство и суверенитет. Запад тогда был нам враждебен, и Россия продвигалась на Восток. В 1689 году, на завершающем этапе краткосрочного правления царевны Софьи, произошло важнейшее историческое событие - заключение первого договора между Россией и Китаем. Об этом сейчас редко вспоминают: события времен Софьи как-то потерялись на фоне последующих грандиозных свершений ее младшего брата Петра, но именно при ней общение двух соседних государств вышло на дипломатический уровень.
  Местом встречи с китайскими уполномоченными назначили город Нерчинск в Восточной Сибири - это был первый случай, когда китайское правительство согласилось вести переговоры на чужой территории и вообще вступить в формальное соглашение с иностранной державой. Для великоханьского менталитета, презрительно воспринимавшего из-за каменных башен Великой стены любых "варваров", окружавших с разных сторон Срединную империю, произошедшее стало действительно из ряда вон выходящим событием. Тем не менее, Нерчинский договор был заключен 6 сентября 1689 года окольничим Ф.А. Головиным и китайскими уполномоченными Сонготу и Тунгустаном. Экземпляры договора, составленные на русском, маньчжурском и латинском языках, скрепили государственными печатями и подписями послов. Договор открывал широкие возможности для торговли с Китаем, которыми немедленно воспользовалось русское купечество, решившее начать активную торговлю и обменивать деньги и товары своего экспорта на чай, шелк и фарфор. Именно с этого момента России пришлось постигать своего восточного соседа, до поры до времени неизвестного. Участники торговых экспедиций в далекую Поднебесную привозили с собой на российские просторы не только диковинные товары, но и массу впечатлений о неведомом прежде мире. Восток становился ближе.
  В XVIII и начале XIX века усилиями Петра Первого, Екатерины Великой, ее сына Павла и внуков Александра и Николая Россия заняла свое место среди европейских держав и, казалось бы, навсегда сблизилась с Западом, но Крымская война 1855 года, точнее агрессия на Черном и Балтийском морях и на Тихом океане со стороны антироссийской европейской коалиции во главе с Англией и Францией, вновь развела нас в разные стороны. Продолжившиеся потом ожесточенные споры славянофилов и "западников" о том, каким путем идти России, где ее подлинное место - на Западе или на Востоке, не прекращаются по сию пору.
  В настоящее время определенная часть политиков, экономистов, общественных деятелей и других представителей элиты позиционирует себя как сторонников либерального пути развития. Условно их можно отнести к создателям и приверженцам известной программы "Стратегия 2020". Эта часть общества однозначно настроена на дальнейшую приверженность сближения с Западом и следования России дальше совместно с объединенной Европой и Соединенными Штатами Америки.
  С ними не согласны приверженцы так называемого просвещенного авторитаризма, выступающие с критикой европейского либерализма. По поводу одиозного проявления "европеизма" с их стороны звучит обоснованный тезис: "Они нас все учат, учат, учат, а сами далеки от абсолютного успеха!". Противники либеральной европейской идеи, как правило, близки к традиционным православным корням России. Недавно в поддержку антизападной идеи прозвучал интересный лозунг.
  В одной из телевизионных передач, посвященных 70-летию победного окончания Сталинградской битвы, ознаменовавшей коренной перелом в ходе Великой Отечественной войны и послужившей отправной точкой в разгроме немецко-фашистских захватчиков, в выступлении нашего известного политолога и политика была произнесена фраза о беспримерном подвиге советского солдата. А бесстрашие и самоотверженность русских воинов всегда основывалось на православных традиция своей страны. Европейцы, продолжил он, со своим либерализмом не смогли противостоять гитлеровской военной машине, немецкий солдатский сапог топтал площади всех европейских континентальных столиц. Лишь англосаксы избежали позорной участи, потому что отделены от континента широкими водными пространствами, и Гитлер "оставил на потом" Англию, переключившись на Россию. А заокеанская держава географически вообще труднодоступна. Иначе и англосаксам было бы несдобровать.
  С приверженцами европейского пути развития сейчас вступили в спор и сторонники идеи о том, что России следует использовать свою "азиатскость" и, пока не поздно, укреплять связи с Востоком, а точнее с нашим могущественным соседом Китаем и выстраивать проекты будущего совместно с ним. Сторонников этой идеи еще не очень много, но, как говорится, ширятся их ряды.
  В связи с появлением такого тезиса хотелось бы разобраться, насколько Россия может найти взаимопонимание с Поднебесной прежде всего в духовном плане. Понять Китай невозможно, не познакомившись с его традиционной религией - конфуцианством. Китай без Конфуция - все равно, что сегодняшняя Россия без Пушкина.
  Конфуцианство - этико-философское учение, разработанное его основателем Конфуцием, развитое его последователями и вошедшее в религиозный комплекс Китая, Кореи, Японии и некоторых других азиатских стран. Конфуцианство является мировоззрением, общественной этикой, научной традицией, способом жизни, которое рассматривается и как религия, и как философия.
  Конфуций или точнее Кун Фуцзы появился на свет две с половиной тысячи лет тому назад, 27 августа 551года до нашей эры. В Китае это было время разброда и морального упадка. Великая империя династий Шан и Чжоу распалась на многочисленные, воюющие между собой мелкие царства. Авторитет центральной власти был близок к нулю. Местные властители в основном заботились лишь о своем обогащении, простой народ бедствовал. Мальчик был сыном 63-летнего чиновника Шулян Хэ и 17-летней наложницы по имени Янь Чжэнцзай. Чиновник вскоре скончался, и Янь Чжэнцзай вместе с сыном покинула дом, в котором он родился. Несмотря на знатное происхождение, Конфуций много работал и жил в бедности. В 17 лет он занимал должность государственного чиновника, хранителя амбаров. Вскоре в его ведение поступил и скот государства Лу. "Быки и овцы должны быть хорошо откормлены - вот моя забота" - таковы были слова мудреца. Позднее он учил других: "Не беспокойся о том, что не занимаешь высокого поста. Беспокойся о том, хорошо ли служишь на том месте, где находишься".
  После смерти матери Конфуций ушел в отставку и сосредоточился на изучении древней китайской мудрости и ритуалов. К 30 годам он решился набрать учеников и создать свою школу. Учительство стало настоящим призванием молодого человека. Странствующая школа Учителя из рода Кун пользовалась успехом - ее слушателей приглашали на хорошие должности в разные царства. Дошедший до наших дней главный труд Конфуция "Лунь юй" ("Беседы и суждения") как раз и является сборником конспектов занятий с Учителем. Китайская культура навсегда свяжется с его именем. Двадцать "курсов лекций", то пространных, то весьма кратких, стали для бесчисленных поколений китайцев идеальным чертежом гармоничного общества, в котором царят справедливость и порядок, а каждый человек имеет свои обязанности и права в семье и в государстве. "Лунь юй" был и остается учебником государственного управления, наставлением по семейным делам, эталоном личной морали и кодексом чести интеллигенции.
  Признание и высокие чины пришли к Конфуцию уже после смерти. В его родном городе Цюйфу в провинции Шаньдун вырос целый мемориальный комплекс, где неподалеку от скромной могилы Учителя расположен обширный Храм, главный павильон которого покрыт золотистой черепицей, а фасад стоит на девяти опорных столбах, - все это полагалось в старом Китае только императору. Правители Поднебесной из китайских и "варварских" династий посмертно награждали Конфуция все более высокими титулами и званиями, одно из которых получило распространение - Совершенномудрый Учитель.
  Подобно беседам Иисуса Христа, также записанным учениками и ставшим фундаментом европейской цивилизации, заветы Конфуция нашли отклик в сердцах и умах людей, сделали возможным единство и устойчивое развитие китайской цивилизации. Учитель обобщил духовный опыт предшествующих поколений. Недаром он повторял: "Я не придумываю ничего нового, а передаю мудрость предшественников". Конфуций разработал четкую систему взаимоотношений родителей и детей, старших и младших, правителей и подданных. Он не был основателем религии - не получал скрижали с заповедями и не общался напрямую с Небом. Но в своих беседах Конфуций сформировал этическую матрицу, которая идеально соответствовала духовным потребностям современных ему китайцев.
  Вот что пишет об учении Конфуция диакон Алексий Черкасов, клирик Православной церкви в Америке, в настоящее время живущий в Китае, несущий послушание при Успенском храме на территории посольства России в КНР:
  "Мне больше всего запомнилось вот это пророческое место из 24-го стиха пятнадцатой главы "Лунь Юй":
  "(Ученик) Цзы-гун спросил:
   - Найдется ли одно такое слово, которому можно было бы следовать всю жизнь?
  Учитель ответил:
   - Не таково ли сострадание? Чего себе не пожелаешь, того не делай и другим".
  Китайские изречения были записаны в V веке до Рождества Христова. Сравните их с откровением Господа пророку Моисею на Синайской горе примерно в XIII веке до Р. Х: "...люби ближнего твоего, как самого себя. Я - Господь" (Лев. 19, 18). Или со словами Иисуса Христа: "Итак, во всем, как хотите, чтобы с вами поступали люди, так поступайте и вы с ними, ибо в этом закон и пророки" (Мф. 7: 12). Что Израиль, что древний Китай - заповедь Божия одна и та же. В Азии Господь вложил ее в уста праведного учителя Конфуция.
  Столетия спустя после смерти учителя его последователи сформулировали "Три руководящих принципа" и "Пять постоянных правил". Первый и главный принцип - это подчинение подданных правителю. Затем следует принцип подчиненности сына отцу и жены мужу. Пять правил озвучивают самые важные конфуцианские добродетели: человечность (жэнь), праведность (и), ритуал или пристойность (ли), мудрость (чжи) и верность (синь). Все эти традиционные указания стали официальной идеологической основой китайского общества на всех уровнях, от социальных и личных ситуаций до глобальных политических коллизий.
  Читаешь Конфуция и четко понимаешь, что он сознательно избегал богословских вопросов. Он не учил тонкостям в понимании Божественного. Он учил тому, как жить праведно самому и как праведно управлять другими: "Учитель редко говорил о выгоде, воле Неба и человеколюбии" (Лунь Юй, 1:9). Нам, христианам, тоже можно спокойно принять многое из морального учения древнекитайского мудреца.
  Смотрите сами.
  "Учитель сказал:
  - Добродетель не бывает одинокой, у нее непременно появятся соседи" (Лунь Юй, 4:25).
  Преподобный Серафим Саровский сказал:
   - Стяжи дух мирен, и тысячи вокруг тебя спасутся.
  Что же получается? Мудрец Конфуций - это китайский предтеча христианства? Мысль соблазнительная. Многие поколения миссионеров пытались применить ее на практике".
  (Диакон Алексий Черкасов. Китайский предтеча христианства. Ежедневное Интернет-СМИ "Православие и мир" 28.02.2011).
  
  Но, как дальше пишет Алексий Черкасов, "Китайцы оказались несговорчивы", потому что в разные времена множество христианских миссионеров были высланы из пределов Поднебесной. С китайской стороны в отношение них раздавались критические голоса: "То, что эти варвары считают добром и злом, противоречит истинному смыслу высказываний наших святых и мудрецов". Но и Ватикан со своей стороны не приветствовал деятельность своих миссионеров. В 1704 и 1715 годах Папа Римский издал указы о недопустимости почитания Конфуция и поклонения предкам. В ответ в Китае Цинский император Канси издал в 1720 году декрет о запрещении работы западных миссионеров в стране. Это стало концом самой известной попытки соединить воедино конфуцианство и христианскую веру.
  Русская православная духовная миссия появилась в Пекине в начале XVIII века.
  "В 1858 году глава 13-й миссии архимандрит Палладий (Кафаров) писал о конфуцианстве, что оно "выше всего ставит политическую мораль", "лишено начал спиритуализма и вместе с тем впадает в грубые суеверия", "внедряет глубокий эгоизм", а "относительно высокие правила его нравственной философии развили в нем горделивое самосознание и спесь и утвердили его в самообольщении". Назвав обращения в христианство из касты конфуцианцев "трудными и непрочными", Палладий предупредил, что китайское правительство в нынешнем виде никогда не примирится с христианством, так что и для православных, еще не навлекших на себя в Китае больших подозрений, дело без борьбы не обойдется. "В самом деле, может ли быть мир и общение между животворною верою нашею и застоем конфуцианства; между христианским просвещением и ветхими основами правительственной системы отживающего Китая? Рано или поздно конфуцианство, этот пан Восточной Азии, должно пасть перед силою Креста, вместе с язычеством, как по явлении Спасителя, по свидетельству Предания, пал пан классического мира".
  (Диакон Алексий Черкасов. Китайский предтеча христианства. Ежедневное Интернет-СМИ "Православие и мир" 28.02.2011).
  
  Так, русский духовный пастырь полтора века назад разъяснил нам, что в конфуцианстве, замкнутом духовном мире китайцев, не найдется места для христиан. Впрочем, гонениям в Китае подвергались и подвергаются порой ныне не только христиане, но и буддисты, мусульмане и приверженцы даосизма. К веротерпимости у официального Пекина отношение сложное, оно нередко попадало в зависимость от политической конъюнктуры.
  Да, и к конфуцианству в бурном XX и начавшемся XXI веке отношение в китайском обществе и истеблишменте относились в разные исторические моменты по-разному. Интересную статью об этой особенности недавно опубликовал Юрий Вадимович Тавровский, известный российский востоковед, главный редактор журнала "Дипломат". Статья о прагматическом применении конфуцианства в Китае называется "Идеология императоров и генсеков", она появилась на страницах "Независимой газеты" в декабре 2012 года. Выдержки из статьи вполне уместно привести в канве данного текста.
  
  "В самом Китае с именем Конфуция связывают как успехи, так и неудачи нации. Упадок маньчжурской династии Цин, следовавшей наставлениям Конфуция и поначалу существенно расширившей границы Поднебесной за счет Тибета, Монголии и Синьцзяна, стал для китайских революционеров причиной разочарования в конфуцианстве. С середины ХIХ века унизительные поражения еще недавно могущественного Срединного государства в войнах с европейцами и японцами следовали одно за другим и привели к падению Цинской империи в 1911 году. Революционеры увидели причину отсталости и поражений Китая именно в "закостенелом" конфуцианстве, которое-де привело нацию к отсталости. Речь шла даже об отказе от иероглифов, которые обеспечивали связь поколений. Заняться борьбой с "матрицей Конфуция" помешали гражданская война и японская агрессия. Но антиконфуцианская традиция продолжала существовать и дала страшный рецидив в годы культурной революции (1966-1976) и особенно во время кампании "критики Линь Бяо и Конфуция" (1972 - 1976).
  Мао Цзэдун, получивший в молодости стандартное конфуцианское образование и знавший наизусть "Лунь юй" и другие книги конфуцианского канона, в своей политической деятельности не раз прибегал к идеям Учителя. В период "большого скачка" и насаждения "народных коммун" Мао в своих статьях широко использовал термин "датун" ("великое единение") в смысле первой фазы коммунистического общества, ликвидирующего частную собственность. Придуманная им для китайско-советских отношений 50-х годов формула "младший брат - старший брат" - это типичное проявление принципа "ли" ("церемонии"), определяющего отношения в семье и обществе. Систему власти в Компартии, а затем и государстве Мао выстраивал тоже не только в соответствии с рекомендациями Коминтерна и советских специалистов, но и с заветами Конфуция о подчинении Правителю всех остальных уровней иерархии. Освоившись в роли повелителя, по существу - нового Сына Неба, сын крестьянина из провинции Хунань повел себя так же, как первый гонитель учения Конфуция император Цинь Шихуанди, чье царство Цинь поглотило все другие царства и объединило Китай через два века после смерти Учителя. Цинь Шихуанди велел уничтожить все записи бесед Учителя и расправился с частью его последователей. Мао Цзэдун, в свою очередь, развернул травлю партийных, государственных, научных работников, быстро принявшую формы общенационального погрома культуры и ее носителей - интеллигенции. Можно предположить, что "великий кормчий" хотел избавиться от всей культурной традиции Китая, заимствованный с Запада марксизм-ленинизм переосмыслить и стать основателем нового Учения, новым Конфуцием. Знаменитый "цитатник", кое в чем напоминающий "Беседы и суждения" Кун Фуцзы, был создан с согласия Мао".
  "... Дэн Сяопин, вернувшись из ссылки в столицу измученной маоистскими экспериментами страны, не скрывал своего восхищения лидером лишенного природных ресурсов Сингапура Ли Куан Ю, который объяснял причину успеха своего населенного на три четверти китайцами государства "народным конфуцианством". Открывая в 1994 году международную конференцию по случаю 2545-летия со дня рождения Конфуция, премьер-министр Ли подчеркнул: "Мы не смогли бы преодолеть наши трудности и препятствия, если бы подавляющее большинство населения Сингапура не вдохновлялось конфуцианскими ценностями".
  Перед глазами Дэн Сяопина была еще одна действующая модель конфуцианского государства - Тайвань. Сбежав на этот остров после поражения от коммунистов в ходе гражданской войны, Чан Кайши и его соратники по партии Гоминьдан положили в основу экономического и социального развития концепцию "сяокан". К концу 70-х годов Тайвань превратился в одного из "азиатских тигров" наряду с Японией, Южной Кореей, Сингапуром и Гонконгом, также входящими в регион "конфуцианской культуры". Дэн Сяопин провозгласил начало политики "реформ и открытости" в декабре 1978 года. Про тесную связь модернизации с понятием "сяокан" он официально объявил на следующий год, встречаясь с премьер-министром Японии Масаёси Охира, весьма сведущим в конфуцианстве. Дэн Сяопин дал собственную интерпретацию "сяокан" - "общество средней зажиточности". В последующие годы концепция "сяокан" была развита китайскими экономистами как специфическая модель потребления и производства, которая отличается от капиталистической концепции "высокий уровень потребления - высокие расходы".
  "...Принявший бразды правления у Дэн Сяопина Цзян Цзэминь вошел в историю как автор девиза "саньгэ дайбяо" ("три представительства"). На ХVI съезде КПК в 2002 году он выступил с докладом "Всесторонне вести строительство общества средней зажиточности и создавать новую обстановку для социализма с китайской спецификой". Ради достижения этой цели Цзян Цзэминь и выдвинул свою концепцию, которая тут же была единогласно включена в Устав Компартии. Подразумевалось, что в КПК теперь смогут вступать не только пролетарии и крестьяне, но также предприниматели, содействующие ускоренному развитию экономики. Партийные теоретики отмечали, что концепция "трех представительств" вытекает из суждений одного из ранних продолжателей Конфуция, философа Мэн-цзы, который писал: "У правителя три драгоценности - земля, народ и правление".
  "... Только что завершивший 10-летнее руководство Компартией Ху Цзиньтао обогатил партийные документы и пропагандистский лексикон концепцией "хэсе" ("гармонизации"), прямо заимствованной из Конфуция. Ху Цзиньтао своим девизом "гармонизации" заострил внимание на необходимости преодоления противоречий между ускоренным развитием городов и приморских районов Востока КНР и отставанием провинций Запада и Севера, на разрыве в доходах горожан и крестьян (последние составляли 60% населения). Он смог добиться сглаживания этих и других острых противоречий и в некоторой степени "гармонизировал" китайское общество. Однако ширящееся недовольство разрывом между богатыми и бедными, вседозволенностью родственников партийных руководителей и чиновников остается главной угрозой политической стабильности".
  "... Си Цзиньпин, который возглавил правящую партию на ее ХVIII съезде, вскоре провозгласит собственный девиз правления. Скорее всего, девиз не будет позаимствован из трудов Маркса, Энгельса, Ленина или Мао Цзэдуна. Буквально накануне этого съезда, которому предстояло определить стратегическое развитие Китая на следующие 5-10 лет, состоялся 7-й пленум ЦК КПК, в материалах которого впервые исчезли упоминания имен всех этих "учителей красного Китая". Даже газеты Компартии накануне съезда публиковали статьи ученых, рекомендовавших КПК перестать быть "партией революции" и окончательно стать "правящей партией", отражающей интересы всей нации. В результате компромисса основных группировок упоминания "красных классиков" все же прозвучали в отчетном докладе Ху Цзиньтао. Однако тенденция к отказу от их наследия налицо".
  "... Мобилизующий лозунг на грядущие годы должен быть приемлем для всего общества, а поэтому его лучше всего извлечь из "матрицы Конфуция". Именно труды Учителя, изучаемые теперь с начальной школы, зачитываемые с телеэкранов, используемые при тестировании кандидатов на чиновничьи должности, становятся идеологической золотой серединой. Конфуцианство способно совместить традиционные моральные ориентиры и современные ценности, акцентировать необходимость стабильности государства и единства нации перед лицом глобальных экономических потрясений и "сдерживания Китая". Что это будет за девиз, какие советы Учителя будут использованы для решения насущных проблем Китая - покажет скорое будущее".
  (Юрий Тавровский, "Идеология императоров и генсеков", "Независимая газета", 05.12.2012).
  
  Из сказанного видно, насколько удобно оказывается конфуцианство для политических лидеров Поднебесной. Каждый из них, опираясь в нужный момент либо на собственное знание Учения, либо на помощь огромного идеологического аппарата ЦК КПК, прагматически использует подходящие формулировки духовного наследия для решения задач текущего момента. В современной истории России тоже легко всплывают в памяти те факты, которые свидетельствуют о стремлении лидеров страны использовать огромную духовную силу веры для стабилизации обстановки внутри государства в кризисные моменты его истории.
  В самое тяжелое время на начальном этапе Великой Отечественной войны И.В. Сталин призвал на помощь православное духовенство, чтобы совместными усилиями партийно-государственных органов и авторитетом церкви сплотить советский народ в едином стремлении расправиться с вражеской силой, вторгшейся на территорию родной страны. Результат, как известно, оказался положительным. Более свежий пример: в униженной политическими поражениями и экономической разрухой России на рубеже двух столетий В.В. Путин вновь прибегает к испытанному веками средству. Он стремится укрепить авторитет православной церкви в нашем изверившемся обществе, чтобы использовать ее огромный потенциал для укрепления российской государственности и стабилизации общественно-политической жизни страны.
  Но следует заметить, ни учащийся Тифлисской духовной семинарии Иосиф Сталин, ни выпускник юридического факультета Ленинградского университета Владимир Путин на посту главы государства не пытались использовать слово Божие в качестве собственных идейных лозунгов на злобу дня. Примеры Мао Цзэдуна и его последователей не являются образцом для подражания. Как видно, очень разное и не совместимое, все же, духовное наследие у русских и китайцев.
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  Глава десятая.
  
  МЫ И ОНИ
  
  
  
  1
  
  О национальной памяти
  
  
  Тот факт, что китайцы и русские очень разные, оспаривать никому не приходит в голову.
  При этом речь не идет о внешнем несходстве, с этим-то как раз можно поспорить. К примеру, автора этих строк, природного русака по месту рождения и по родословной, невысокого, кареглазого и темноволосого в семнадцать лет при поступлении в московский Военный институт иностранных языков пожилой и многоопытный генерал-начальник назвал похожим на китайца: "Этот на китайца похож, надо бы его на Восточный факультет, на китайский язык определить!". Мнение руководителя учебного заведения уготовило мне на всю жизнь специализацию военного китаеведа и приобретение соответствующей Востоку ментальности. Надо сказать, с генералом поспорить мне в голову тогда не пришло, только после его слов я долго смотрел на собственное отображение в зеркале и удивлялся. Что ж, китаец так китаец, раз командир так решил! Я ведь приехал с Волги, а на просторах нашей необъятной страны похожих - пруд пруди, Владимир Семенович Высоцкий на то же указывал в песне "Лекция о международном положении":
  
  "Плывут у нас по Волге ли, по Каме ли,
  Таланты - все при шпаге и плаще.
  Руслан Халилов, мой сосед по камере, -
  Там Мао делать нечего вообще!".
  
  Гораздо меньше у русских внутренней схожести с китайцами. Взять хотя бы вопрос об исторической памяти.
  Недавно американский политолог Джон Колман в монографии "Иерархия заговорщиков: Комитет трехсот" (John Coleman The Conspirators" Hierrarchy: The Committee of 300, Las Vegas Global Review Publications 2006) прямо указывал, что в решении международных вопросов китайцы до сих пор учитывают пережитое национальное унижение и уроки опиумной войны, выученные ими 150 с лишним лет тому назад, которые прочно отпечатались в менталитете китайской нации.
  События середины XIX века в общих чертах можно характеризовать следующим образом. Тогда, в условиях закрытости китайского общества и рынка, бедной номенклатуры английского и европейского экспорта именно опиум превратился в инструмент взлома закрытого китайского социума и его разрушения, в своеобразную отмычку в колониальном наборе методов проникновения европейцев в восточные страны. Опиум дал название целой эпохе так называемых опиумных войн: с 1840-го по 1842-й и с 1856-го по 1860 годы. Эта двадцатилетняя эпоха вместила в себя активное проникновение европейцев в Китай, восстание тайпинов, разложение цинского режима и эрозию традиционного китайского общества. В результате к началу ХХ века Китай превратился в зависимое полуколониальное государство.
  Начиналось все так. К 1837 году при дворе цинского императора Даогуана сформировалась влиятельная "национальная" партия, выступавшая за полный запрет торговли опиумом и резкое ограничение прав английских купцов. Лидером этой группировки стал чиновник Линь Цзэсюй (1785-1850), получивший в декабре 1838 года назначение в провинцию Гуандун на должность комиссара с особыми полномочиями. И Линь не замедлил воспользоваться этими полномочиями, написав и опубликовав открытое письмо британской королеве Виктории, послужившее, по сути, призывом к погромам английских факторий. За словами последовали дела: в 1839 году под руководством Линя началось уничтожение складов с опиумом, которые повлекли вооруженные столкновения английских и китайских судов. Прямой военный конфликт двух сторон не принес удачи Китаю. Технический и военно-организационный перевес был на стороне англичан.
  Британскому флоту, в составе которого уже действовали бронированные пароходы с мощной артиллерией, Китай мог противопоставить лишь многочисленную, но плохо вооруженную армию и флот, состоявший из джонок. Военное столкновение повлекло за собой фактический политический коллапс старого Китая, жители которого до той поры были просто убеждены, что любая иностранная сила должна пасть ниц перед могуществом величественной Поднебесной. И вдруг, победа досталась варварам, "заморским чертям". Более того, вторгшиеся европейцы не чтили традиций, не соблюдали этикета и игнорировали старинные китайские каноны ведения боевых действий. То есть, с точки зрения китайцев, вели себя как самые настоящие варвары. К сожалению, британцы, а позднее и представители других европейских наций, дали слишком много поводов считать их, по сути, истинными варварами, уничтожая памятники искусства и целые города, осуществляя жестокие карательные экспедиции против противившегося порабощению народа.
  На этом унижения Поднебесной не окончились. В 1884-1885 годах Китай проиграл войну Франции из-за Вьетнама, в 1894-1895-х - Японии из-за Кореи и Тайваня. Наконец, в 1899-1901 годах вооруженные силы сразу семи европейских государств осуществили показательную полицейскую операцию в рамках экспедиции в Китай по подавлению так называемого Боксерского восстания (ихэтуаней), сожгли летний императорский дворец в Пекине и произвели окончательный экономический раздел Китая.
  Здесь следует добавить, что европейцы и американцы, устраивая показательные военные операции в Китае, не преследовали цели захвата колониальных владений, как это было в других частях света. Не было там захвата крупных территорий или установления над ними постоянного контроля со стороны европейских держав. По сути, это были первые международные "полицейские карательные меры", каковыми в более поздние времена стали морская операция Великобритании против Аргентины в районе Фолклендских островов, коалиционные боевые действия против режима Саддама Хусейна в Ираке, бомбардировки силами НАТО Югославии и Ливии. Китай оказался первым на пути у самозваных сил "мирового порядка", и этот факт сидит глубоко в памяти огромной нации.
  В национальной памяти китайцев остались и те неисчислимые бедствия, которые породила неконтролируемая торговля опиумом в городах и селах Поднебесной, внедренная цивилизованными британскими джентльменами после окончания "опиумных войн". Дошло до того, что подданные императора, уже неспособные существовать без ежедневной дозы, сами начали возделывать опийный мак - вместо чая и риса. А эти традиционные китайские товары пришлось ввозить в страну. Поражение Китая в войне с Японией в 1894-1895 гг., бывшее в значительной мере результатом опиомании среди солдат, заставило китайское правительство в очередной раз повести борьбу с опиекурением. В 1906 году специальный комитет, созданный для борьбы с пороком, возбуждает перед верховной властью Китая вопрос о реформе. Еще длительное время различные правительства Китая пытались силой искоренить заразу, пустившую такие глубокие корни в стране. Лишь после образования в 1949 году Китайской Народной Республики руководство приняло поистине драконовские меры по пресечению наркомании и ситуация наконец изменилась. Правительство стало проводить решительную борьбу с наркотиками: был объявлен "Циркулярный приказ о строгом запрещении опиекурения", закрыты опиекурильни, перепаханы посевы мака, осуществлено принудительное лечение больных, произведены антинаркотические препараты. В результате подрастающие поколения китайцев практически до утверждения в конце 70-х годов курса "реформ и открытости" оказались защищенными от таких социальных бед, как наркомания и алкоголизм.
  Однако с конца 70-х годов XX века Китай непрерывно подвергался вторжению противозаконного международного потока наркотиков, и связанная с наркотиками, обусловленная наркоторговлей преступность возродилась. Пережитый исторический опыт антиопиумных войн помог Китаю сформировать адекватную наркоагрессии политику. Суровость наказания, его неотвратимость, являются показателем непримиримой позиции китайского правительства. В данном аспекте характерным видится то, что даже возникающие в ряде случаев со стороны "Международной амнистии" и других авторитетных правозащитных организаций протесты относительно жесткости кары - применения смертной казни - китайцы выслушивают спокойно, не собираясь в угоду репутации рисковать здоровьем нации и государственной безопасностью. Для властей оба эти понятия - здоровье нации и безопасность государства - равнозначны. Китайские успехи антинаркотической политики безоговорочно признаны мировым сообществом, а правительство КНР и в XXI веке продолжает неуклонно развертывать вглубь борьбу с наркотиками, усиливая сотрудничество в построении "мира без наркотиков". В стране под запретом все, что может иметь отношение к наркотикам.
  
  "Цветок мака по сей день в Китае ассоциируется с опиумными войнами, развязанными англичанами, и национальным позором. В 2010 году британская правительственная делегация, прибывшая в Пекин с официальным визитом, попала в щекотливую дипломатическую ситуацию. Служба китайского протокола попросила премьер-министра Великобритании Дэвида Кэмерона и его спутников перед церемонией встречи с премьером Госсовета КНР Вэнь Цзябао в Доме народных собраний снять бумажные цветки мака, проколотые к пиджакам. Дело в том, что в конце октября - начале ноября в Великобритании традиционно проходит благотворительная акция по сбору средств для ветеранов войны. Каждый жертвователь получает красные бумажные маки, которые положено прикалывать на одежду в знак памяти о погибших. Однако в Китае эти символы имеют совсем другое значение, поэтому служба китайского дипломатического протокола посчитала данный атрибут на пиджаках у членов британской делегации "неуместным" и порекомендовала снять цветки мака. Кэмерон и четыре его министра отказались сделать это в отличие от британских бизнесменов, входивших в состав делегации".
   (http://telegrafist.org/2012/12/05/21376/).
  
   В сегодняшнем расцвете Китая, наступившем через полтора века после национального унижения, можно увидеть одну из форм конфуцианства. Прошедший исторический цикл заставил китайское общество задуматься, в чем же причины успешного развития национальной экономики, несмотря на множество проблем, возникающих на пути развития страны (коррупция и проч.). Найти ответ на такой вопрос - необычайно важно для Китая на его пути становления как сильной и независимой нации и для поддержания успешного развития страны.
  Китайцы ничего не забывают из своего прошлого. В отличие от них русские, к сожалению, быстро забывают уроки истории. Можно долго и печально рассказывать об этой нашей болезни, а можно просто качестве иллюстрации этого прискорбного факта привести лишь один исторический пример о том, как в России потомки неумело распорядились результатами великой Победы, добытой их отцами и дедами в войне против фашизма. Горьким итогом беспамятства возведенного в ранг государственной политики Россия в 80-90-е годы лишилась почти всех геополитических позиций, которыми она обладала после окончания Второй мировой войны.
  
  
  
  2
  
   Особенности национального бизнеса
  
  
  Рассуждая об отличиях русских от китайцев, непременно следует затронуть тему о том, как в Китае строят бизнес. Наши специалисты, прошедшие через горнило поддержания деловых отношений с китайскими партнерами, свидетельствуют, что бизнес-этика в Поднебесной к обману партнера относится как к естественному явлению, поэтому не стоит китайскому бизнесмену противопоставлять "русскую искренность". С китайцем предпочтительнее говорить не о выгодах партнерства, а о том, что он может потерять. Для этого лучше делать акцент не на разовой сделке, а на долгосрочном сотрудничестве. Трудно завоевать его доверие, пока не увенчалось успехом несколько совместных трудных проектов. В противовес вспомним образец русского купеческого духа: "Ты мне по нраву - я для тебя, что хочешь, сделаю!".
  При взаимодействии с китайцами очень важно просчитать, как они будут реагировать на предложения партнера. Следует учитывать, что они, скорее всего, займут пассивную позицию, предлагая своим визави быть активными. Сделке предшествуют переговоры, во время которых китайцы будут придавать наибольшее значение вежливости и уважению. Они предпочитают, молча и спокойно слушать монолог партнера, обдумывать полученную от него информацию и изучать его поведение, пытаться уловить логику намерений и нравственную позицию, осторожно реагируя на предложения другой стороны. Переговоры у китайцев служат для сбора информации, а реальные решения принимаются ими медленно, на долгосрочной основе, в духе коллективной ответственности и не на встречах с партнерами, а после них.
  Люди русской и западной культуры при определении фактической китайской позиции должны исходить из того, что фактическое содержание ответа, данного китайцами на его предложение, является всего лишь малой частью того значения, которым наполнено происходящее. В ориентированных на контекст высказываниях большую важность неизбежно приобретает не то, что говорится, а то, как это говорится, кто говорит это и что стоит за сказанным. (Прямо, как в популярной песне: "Да, неважно, что ты сказал, Ведь не важно что, а как, А я тебя услышала, я поняла, Да и ты далеко не дурак...).
  В переговорах то, что не было сказано, может оказаться основным смыслом китайского ответа. "Кто знает - молчит, а кто не знает - говорит". Важным следует считать то, что не высказано! Такое поучение древних в ходу и у современных китайцев.
  Что касается отношений с любыми деловыми партнерами, то почетный прием, навязчивая забота, роскошный банкет и подношение подарков есть лишь форма, символы и жесты демонстрации уважения, прикрывающего скрытый финансовый и деловой маневр китайцев. Ни сам китайский партнер, ни его иностранный оппонент не должны терять своего лица. Целью китайцев, конечно, является победа над партнером в сделке, но форма победы должна быть обходительной, китаец добивается своего, переигрывая партнеров и конкурентов, как правило, в подходящее время и в корректной манере.
  Китайцы специфично относятся и к смыслу контракта. Если для представителя западной или российской культуры контракт - это главный документ сделки, который подписан сторонами для того, чтобы затем соблюдать его условия, подписи сторон как бы придают ему смысл окончательного и бесповоротного решения. Для китайца - лишь некий документ, который принимается сторонами, чтобы избежать лишних споров, и может быть всегда изменен, дополнен или разорван в зависимости от изменившихся обстоятельств. Чем шире и неопределенней смысл условий контракта, особенно в части ответственности китайской стороны, тем быстрее он будет подписан китайцами, ибо подпись для китайца придает контракту смысл бумаги не для исполнения, а для представления в арбитраж.
  Наиболее важным аргументом для китайцев выступают не условия контракта, а конкретные условия других документов: аккредитива (как гарантии точной суммы, даты и места платежа) и товарно-транспортной накладной (как гарантии получения точного веса, габаритов и единиц количества груза). Реальность важнее плана, так как из нее-то и куется прибыль. Китайцы будут очень долго кружить вокруг да около поднятых проблем, прежде чем связать себя обещанием. Зато потом, после того как ударят с вами по рукам, и будут считать, что чувство взаимного доверия, ясности и решимости достигнуто, они захотят очень быстрого выполнения партнером взятых обязательств.
  Известный российский политолог, китаевед и военный переводчик Андрей Девятов длительный период в 90-е годы занимался вопросами бизнеса в Китае, он часто делится своим богатым опытом, выступая в СМИ. В одной из бесед он, в частности, привел пример российско-китайских деловых отношений.
  
  "Для примера можно взять очень крупную сделку, провал которой в середине 90-х годов прошлого века является характерным для понимания всего механизма неуспеха русского бизнеса в Китае. Основной участник проекта с российской стороны - компания "Энергомашэкспорт". Речь в проекте шла об участии российского бизнеса в оснащении внушительного каскада китайских гидроэлектростанций "трех ущелий" на реке Янцзы турбинами, генераторами и другим энергетическим оборудованием. "Ленинградский металлический завод" и другие гиганты отечественного энергетического машиностроения, без всякого сомнения, были способны выполнить китайский заказ на оборудование с наилучшим в мире показателем "качество / эффективность".
  Проект китайской электростанции "Трех ущелий" разворачивался на фоне крупных позитивных перемен в российско-китайских отношениях. Президент России Борис Ельцин и председатель КНР Цзян Цземинь подписали декларацию "О стратегическом партнерстве, направленном в 21-й век". Были заключены масштабные правительственные соглашения об увеличении оборота торговли и экономических связей между Россией и Китаем с 6 до 20 млрд долларов в год и т. д. На таком впечатляющем политическом фоне хоть какое-то участие компании "Энергомашэкспорт" в конкретных контрактах на оборудование китайских ГЭС "Трех ущелий", суть наполнения деклараций и соглашений вещественным содержанием, виделось как само собой разумеющееся производное от уже достигнутых результатов высокой государственной мудрости.
  Однако двусторонние декларации и правительственные соглашения до уровня контрактов в проекте "Трех ущелий" не дошли. Китайцы на выполнение этого масштабного проекта объявили международный тендер. Тем самым создали связку из трех сил: Китай, Россия, Запад. Сами заняли выжидательное положение, а российских и западных претендентов вынудили в погоне за выгодными долгосрочными и масштабными контрактами занять активное положение. Российская сторона тендер в открытой борьбе с западными компаниями выиграла, а вот подряд на сделку, тем не менее, не получила. Не помогло ничего - ни усилия Посольства РФ, ни попытки продавливания российских интересов в двусторонней правительственной комиссии, ни личный звонок на самый китайский "верх" премьер-министра Виктора Черномырдина. Российская сторона не получила ни одного заказа ни на основное, ни на вспомогательное оборудование, ни на одну лопатку от турбины, то есть вообще потерпела фиаско.
  В созданном китайцами раскладе трех сил победа китайских интересов была гарантирована. А проигрыш российских интересов определялся тем, что в китайской формуле трех сил, выраженной словами: "мы сами, наши враги и наши союзники", китайцы ("мы сами") всегда выигрывают за счет ущерба интересам союзников. Экономический подряд, доставшийся европейской компании, конечно, можно объяснить крупными взятками, вовремя переданными нужными китайцам западными претендентами на контракт. Или соблазнами выгодного кредита, который западная сторона предоставила китайцам под получаемый ей же подряд. Все это так. Однако взятка и кредит - всего лишь финансовые механизмы. У российской стороны не эти, так другие финансовые механизмы и экономические рычаги тоже были, но не сработали.
  Если бы российская сторона действовала в китайской системе координат, то могла бы взять верх переносом своей активности с убеждений китайского заказчика в выгодах, о которых он и так знал, на демонстрацию потерь китайской стороны от отказа сделки с русскими в долгосрочной перспективе. Потерь, потенциальную угрозу которых и нужно было рисовать и ярко, и твердо, но очень корректно.
  То есть, российская сторона в положении активной силы для решения дела в свою пользу должна была бы не взывать к союзническим чувствам китайцев (бесполезным был даже звонок Черномырдина), а давить на китайцев с позиции угрозы, как "вражья сила". И смущаться тут нечего. Китайское сердце не откликается на ноту "жертвенной идейной солидарности". Такой ноты в китайской душе нет. Зато есть нота "презрения к иностранцам" и нота "прагматического уважения силы". Российская сторона была бы конгениальна, если бы сама заставить китайцев проявлять активность и, направив энергию европейских компаний в наращивании своего капитала на выделение кредита под производство оборудования для проекта "Трех ущелий", получить от двух активных сил и заказ на оборудование, и деньги на его исполнение.
  Иными словами, своим бездействием вынудила бы выжидающего, но объятого желанием китайского "дракона" сойти с наблюдательной позиции на горе и тем самым перевести ситуацию в обычную для китайской системы координат активную схватку "дракона с тигром" за обладание "жемчужиной" российской технологии и опыта энергетического машиностроения. Только вот придумать рабочую схему такого маневра очень трудно".
  (ТПП-Информ, 04.02.2011 г.)
  
  Инструктажи, подобные тому, который провел Андрей Девятов с представителями российского бизнеса, работающими с китайскими партнерами, китаистам со стажем следовало бы проводить во множестве иных сфер, где россияне напрямую соприкасаются со своими соседями из Поднебесной (культура, туризм, спорт и т.д.). Потому что различий между нами и ими попросту не счесть.
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  Глава одиннадцатая.
  
  "РОДНАЯ СЕСТРА РУСИ"
  
  
  
  А почему, собственно говоря, речь идет только России и Китае или Китае и России? Ведь они представляют только одну плоскость многогранной азиатской конфигурации на мировой арене.
  Рассматривая взаимоотношения и взаимовлияние двух государств, ни в коем случае нельзя не замечать третью ключевую силу в Азии - Индию. Именно эти три огромных страны играют наиболее важную роль на азиатском геополитическом пространстве. И Китай, как для России, так и для Индии, - это не выбор, а судьба. Как у России, так и у Индии, взаимоотношения с великим соседом не всегда складывались благоприятно. Накопленный исторический опыт показывает, что Россия и Индия могут активно влиять на отношения внутри треугольника Пекин - Москва - Дели. Значит, в логике нашего исследования следует обязательно отдельно уделить внимание и отношениям в тандеме Индия - Россия.
  Прежде всего следует сказать, что межгосударственные отношения двух наших стран не имеют аналогов. История распорядилась таким образом, что они по сей день не омрачены никакими тучами: на протяжении веков не случилось ни одного военного конфликта, ни одного мало-мальски значимого столкновения интересов. В практике международного общения такое уникальное явления может восприниматься как чудо и обнадеживающий ориентир на пути в будущее.
  Контуры духовного союза России и Индии стали обрисовываться задолго до того, как Индия избавилась от власти британской короны. Нельзя не вспомнить вторую половину XIX века и передовую русскую женщину Елену Петровну Блаватскую, нравственный подвиг которой состоял в том, что она сумела сломить стереотипы и предубеждения западного мира против Индии и заставила смотреть по-новому на огромное духовное богатство этой страны. Или взять отца современной индийской нации Махатма Ганди, который неоднократно подчеркивал, что считает себя лишь "скромным последователем" великого учителя из России Льва Николаевича Толстого, оказавшего огромное влияние на формирование его философских взглядов. Наконец, нельзя не упомянуть русского художника и философа Николая Константиновича Рериха, на богатом опыте собственной жизни убедившегося в том, что "Индия - не чужбина, а родная сестра Руси". И он, и его семья, представляющая собой созвездие талантов мировой величины, подчинили свою жизнь возвышенной цели - единению духовных потенциалов России и Индии.
  Известный русский историк Сергей Михайлович Соловьев (1820 - 1879), исследуя историю установления государственного порядка в древней Руси, в одной из своих публичных лекций утверждал: "Славянское племя не помнит о своем приходе из Азии, о вожде, который вывел его оттуда". (С.М. Соловьев. Чтения и рассказы по истории России. М., 1989).
  Действительно, отсутствуют какие-либо прямые свидетельства того, что до начала "великого переселения индоевропейских народов" прародители славян и индусов (арии) жили бок о бок в центральноазиатской "колыбели народов мира". Но на сегодняшний день исторических исследований на эту тему гораздо больше, чем при жизни С.М. Соловьева. Археологи находят на территории, заселенной славянами, а также и в Индии, похожих между собой идолов. Но в науке до сих пор с точностью не определено время начала изготовления изображений богов, как у славян, так и у ариев. Почти все сходятся во мнении, что факты поклонения, например, "священным" камням в их естественных формах продолжает встречаться и в наши дни, потому что их обработка в древности была затруднительна, тогда как дерево являлось более легким материалом, а поэтому, по всей видимости, наиболее древними идолами были именно деревянные. В силу того, что древесный материал недолговечен, археологи находят лишь небольшое их количество.
  В самой Индии о России и русском языке прежде почти ничего не знали. Только в советский период нашей истории там стали изучать русский язык и переводить книги русских писателей. И многих в Индии сразу заинтересовала проблема Русского Севера, потому что северная, арктическая природа, описания которой доходили до Индии, оказалась уже хорошо знакомой индийцам по памятникам их древней литературы, по их преданиям и легендам, то есть по гимнам Вед, по многим описаниям в великой эпической поэме "Махабхарате" и по сказкам. Бытует и такое мнение, что изгнанные великим оледенением с насиженных, обжитых мест, наши общие пращуры в незапамятные времена перебрались на иранские и северо-индийские нагорья, где происходило их становление, как носителей языковой традиции. Общение представителей этих племен взаимно обогащало их развивающиеся, неокрепшие наречия. Так образовалась корневая общность индоевропейских языков.
  Не было и не могло быть случайным такое изобилие лексических соответствий в древнеиндийском языке санскрите и русском, а также ряде других славянских языков, параллелей не только в значениях слов, но и в способах образования новых слов, в терминах и определениях родства, числительных, глагольных корнях, местоимениях и т.д. Все это говорит о длительном процессе этногенеза, о близости (либо единстве) предков индусов и славян.
  В качестве собственного примера хочется вспомнить давнюю пору изучения такого предмета, как введение в языкознание, обязательного для филологов (в том числе, военных). Тогда нас, молодых людей, слушавших лекции и выступавших на коллоквиумах, попросту изумлял факт сходства языковых основ двух совершенно разных народов, русских и индусов, живущих теперь вдалеке друг от друга. К примеру, откуда появилось слово "звезда"? "Савас" на санскрите означает "сияние", "свет", потом к этому слову добавился древний суффикс "д" с окончанием "а", и образовалось существительное "с(а)вас-д-а" или "звезда". К похожим словообразованиям можно отнести известные нам "прав-д-а" и "враж-д-а".
  Факт сокровенного родства угадывается не только в тождестве корневой основы этих языков, но и в близости психологического склада наших народов. Чувство всемерной отзывчивости в равной степени присуще как индийскому, так и русскому характеру. И тот, и другой народы бесконечно далеки от шовинизма.
  Российско-индийские отношения имеют многовековую историю, которая началась в XV веке с путешествия Афанасия Никитина и непрерывно продолжается до наших дней. Иногда наши контакты развивались очень динамично, иногда несколько утихали, но никогда полностью не прекращались и не переходили в стадию конфронтации.
  Первые официальные шаги для сближения с Индией Россия сделала в 1858 году, направив через свое посольство в Лондоне запрос относительно создания российских консульств в различных колониях Британской империи и, прежде всего в портовом индийском городе Бомбее. Россия в ту пору активно осваивала свой Дальний Восток, а все грузы и переселяющийся народ везла океанским путем на морских судах, которые регулярно заходили в бомбейский порт. За официальным запросом последовала многолетняя переписка и переговоры двух внешнеполитических ведомств, враждующих в те времена империй на Востоке. Русские пытались найти компромисс и обещали англичанам предоставить возможность открыть свое консульство в Закавказье, в Тифлисе, в случае открытия консульства в Бомбее. Но Лондон и в особенности высшие чины британской колониальной администрации в Индии прилагали все силы, чтобы не допустить появления дипломатических работников из Петербурга на территории своей важнейшей колонии. Правительство Британской Индии не устраивало присутствие иностранного "соглядатая" за результатами жестоких действий колонизаторов в порабощенной и разоренной стране, где уже набирало силу движение за освобождение и формировались общественные организации националистического толка.
  В 90-е годы позапрошлого века в Индии с официальной целью изучения языка "хиндустани" находился военный разведчик, офицер Генерального штаба русской армии штабс-капитан Александр Иванович Выгорницкий. По возращении домой он подготовил и представил по команде отчет о своей длительной заграничной командировке. Выгорницкий не только обосновал необходимость создания консульства в Бомбее по причинам торгово-экономического, политического, в том числе военного порядка, но и с негодованием констатировал, что в Индии к тому времени существовали консульства практически всех ведущих европейских держав, за исключением российского. Отчет, попавший из Генерального штаба на "самый верх", возымел сильный эффект на правительственном уровне, такой что даже император Николай II проявил персональный интерес к организации российского консульства в Бомбее.
  Консульство было открыто в декабре 1900 года. Его появление - фактор принципиально новых взаимоотношений между Россией и Индией - обусловливалось различными предпосылками, однако, прежде всего, следует подчеркнуть, что впервые в Индии возникло официальное государственное представительство России! В дальнейшем оно способствовало возрастающим торгово-экономическим связям, расширению визитов россиян в Индию, включая представителей царствующей фамилии, и индийцев в Россию, а главное - духовному сближению двух стран. Впервые российское правительство обрело возможность получать из первых рук срочную, систематическую и объективную аналитическую информацию об Индии, о происходивших в ней событиях и возраставшем год от года стремлении индийцев к политической независимости и самостоятельному развитию.
  В богатом на политические события XX веке его первая половина не внесла новизны во взаимоотношения двух стран. Качественно новый этап российско-индийских связей наступил в середине 50-х годов. Население Индии составляло тогда более четырехсот миллионов человек. Почти два миллиона индийцев воевали против немцев и японцев во время второй мировой воины в рядах британской армии. И англичане пообещали после окончания воины предоставить своей колонии независимость. В 1945 году Индийский национальный конгресс во главе с Джавахарлалом Неру выдвинул лозунг "Независимость немедленно!". Провозглашение в 1947 году независимости Индии стало началом распада мировой колониальной системы. В 1948 году, благодаря усилиям индийского правительства, независимости добились соседние бывшие английские колонии Бирма и Цейлон. В 1955 году на Бандунгской конференции освободившиеся страны объединились в Движение неприсоединения, заявив всему миру: "Мы не за капитализм и не за коммунизм. Мы - "третий мир". На мировой политической арене появилась новая сила. Советский Союз приветствовал Движение неприсоединения.
  В момент обретения независимости экономика Индии была подорвана уходом английских специалистов и притоком миллионов беженцев. Страна начала искать помощи за границей. И нашла ее в СССР. Индия представляла собой тогда гигантскую строительную площадку. Рука об руку вместе с индийцами трудились наши специалисты. Индийцы в то время широко осваивали опыт Советского Союза. Образ древней сказочной страны стремительно менялся. Вчерашние крестьяне становились квалифицированными рабочими, тысячи студентов наполняли высшие учебные заведения, рождалась техническая интеллигенция, воспитывались ученые, впоследствии завоевавшие мировое признание.
  Обмен официальными визитами главы индийского правительства Дж. Неру и советских руководителей Н.С. Хрущева и Н.А. Булганина в 1955 году ознаменовал собой начало длительного периода ничем не омрачаемой советско-индийской дружбы, который продолжался вплоть до распада СССР. Кульминацией советско-индийского сближения стал Договор о мире, дружбе и сотрудничестве от 9 августа 1971 года, который придал правовую основу "особым отношениям" между двумя странами и сделал эти отношения важным фактором международной жизни. Стороны сформулировали общие цели и направления сотрудничества - всеобщий мир, приверженность принципам мирного сосуществования, стремление покончить с остатками колониализма и расизма, прекращение гонки вооружений и достижение всеобщего и полного разоружения, охватывающего как ядерные, так и обычные виды вооружений. Договор предусматривал развитие всестороннего и взаимовыгодного сотрудничества во всех областях экономики, науки, техники и культуры.
  За соглашением о строительстве металлургического комбината в городе Бхилаи последовали десятки соглашений о строительстве других крупных объектов в государственном секторе, которые, в основном, создавались с финансовой помощью СССР. В 1956-1970 годах 49,8% советских кредитов предназначалось для развития металлургии, 17,8% - для нефтедобычи и нефтепереработки, 9,0% - для развития тяжелого машиностроения, 5,0% - для горнодобывающей промышленности. В начале 80-х годов на объектах, построенных при содействии СССР, производилось около 40% чугуна и стали, почти 80% металлургического оборудования, более 40% горно-шахтного и свыше 55% тяжелого энергетического оборудования, более 10% электроэнергии, значительная часть нефти и нефтепродуктов, каменного угля, приборов, медицинских препаратов и другой продукции. Одновременно со строительством промышленных объектов СССР передавал Индии технологии, привлекал к проектным работам индийских специалистов для передачи опыта. Осуществлялась крупномасштабная подготовка кадров. При содействии СССР подготовлено в общей сложности более 120 тыс. индийских специалистов.
  Распад Советского Союза крайне негативно сказался на российско-индийских отношениях, особенно в сфере экономики. Если в 1990-91 годы доля СССР в экспорте Индии составила 16,2%, а импорте - 5,8% (более 10% внешнеторгового оборота), то в1993-94 годы - 2,9% и 1,1% соответственно (или менее 2% внешнеторгового оборота). Утрата индийского рынка промышленного оборудования усугубила трудности российской тяжелой промышленности, особенно предприятий ВПК, которые оказались без заказов, без средств, а инженеры и рабочие, составлявшие цвет научно-технической интеллигенции и специалистов, - без заработной платы. Товары широкого потребления, в том числе и индийского производства, которые СССР прежде закупал в Индии, теперь приобретались на Западе за твердую валюту.
  Обрыв российско-индийских связей тяжело сказался и на Индии. Уменьшились ее возможности для политического и экономического маневра на международной арене. В тяжелом положении оказались вооруженные силы Индии, которые оказались без запасных частей для военной техники советского производства. Понимая все неудобства зависимости армии от одного или немногих источников снабжения, Индия накануне распада СССР начала диверсифицировать источники снабжения военной техники. Однако этот процесс не получил своего завершения. Наконец, резкий спад торгово-экономических связей с Россией отразился на положении производителей товаров, которые прежде закупал СССР, а также для потребителей советских товаров, которые теперь приходилось покупать на международном рынке.
  К середине 90-х годов Москве и Дели удалось немного стабилизировать положение. Палочкой-выручалочкой на сей раз стало возобновление военно-технического сотрудничества, которое к тому времени имело долгую историю и незапятнанную репутацию. Индия - один из основных товарополучателей оборудования оборонного назначения советского и российского производства. Вооруженные силы Индии давно и успешно используют для своих нужд такие виды оружия, как боевые самолеты МиГ-21, 23, 25, 27, 29, Су-7, 30, военно-транспортные Ан-12, 32, Ил-76, вертолеты Ми-8, 17, 24. Есть у индусов наши танки ПТ-76, Т-55, 72, 90, зенитные комплексы, артиллерийские и ракетные системы, а также различные проекты ракетных кораблей, фрегатов, эсминцев и подводных лодок. В 2013 году в состав ВМС Индии войдет построенный в СССР и модернизированный в России авианосец "Викмарадитья", бывший в прежние времена тяжелым авианесущим крейсером "Адмирал Горшков". В составе индийского флота он заменит списанный по старости бывший британский легкий авианосец "Гермес" постройки 1959 года (индийское название "Вайриаат").
  Помимо оборонных предприятий на индийский рынок выходят и другие российские компании, которые интересуют такие сферы экономики, как инфраструктура, тяжелое машиностроение, черная металлургия и добывающая промышленность. Российский бизнес все больше осознает потенциал своего развития на индийском рынке и решается принять участие в таких новых областях, как телекоммуникации и развитие рынка недвижимости. Российские банки также начинают проявлять активность в Индии. Индийская сторона принимает российское участие в энергетическом секторе, в том числе в проектах системы газопроводов и по переработке и сбыту нефтепродуктов, а также участие российских компаний в модернизации старых и строительстве новых электростанций.
  В свою очередь индийский бизнес тоже все больше внимания удаляет международной сфере и инвестирует в другие страны с целью разнообразить свои товары и рынки сбыта. Индийский гигант нефтяного сектора компания ONGC вложила 1,7 миллиарда долларов в углеводородную сферу в России. Со значительными инвестициями в Россию пришли два крупных банка Индии. Весьма активны на российском рынке индийские фармацевтические компании, которые поставляют России лекарства и медицинское оборудование высокого качества по конкурентоспособным ценам. Автомобильная промышленность Индии, и главным образом производство деталей и комплектующих, признает потенциал своего экономического роста на российском автомобильном рынке, который занимает лидирующие позиции в Европе, успев обогнать Германию. Соответственно, представители автомобильной промышленности Индии рассматривают и изучают возможности своего входа на российский рынок и участия в его развитии.
  Новый импульс сложившимся взаимоотношениям придал визит президента В.В. Путина, который побывал в Дели в декабре 2012 года. В переговорах с индийским премьер-министром Манмоханом Сингхом стороны подтвердили готовность тесно сотрудничать на международной арене, взаимодействовать в области инвестиций, технологий, банковской сфере. Вскоре должен вступить в строй первый блок АЭС в Куданкуламе, построенный при содействии России. В ходе визита российской делегации были заключены два контракта в сфере военно-технического сотрудничества: один - на закупку Индией 71 вертолета Ми-17В-5 стоимостью 1,3 млрд. долларов, другой - на поставку технологических комплектов для лицензионного сборочного производства 42 самолетов Су-30МКИ стоимостью 1,6 млрд. долларов.
  Ожидается, что в нынешнем году объем торговли между Россией и Индией достигнет 10 млрд. долл. Цифра пока скромная, если сравнить ее, например, с китайско-индийским товарооборотом, превысившим 70 млрд. долларов. Масштаб российско-индийской торговли не отвечает ни потенциалу экономик двух стран, ни высокому уровню политического взаимодействия между Москвой и Дели. Теперь появилась договоренность о наращивании товарооборота и взаимных инвестиций. В частности, подготовлен меморандум о взаимопонимании между Российским фондом прямых инвестиций и Государственным банком Индии о содействии прямым инвестициям между двумя странами. Речь идет об инвестициях до 1 млрд. долларов в совместные проекты. Пример уже имеется: в военно-техническом сотрудничестве партнеры давно перешли от отношений "продавец-покупатель" к совместному производству вооружений, в частности, разработана и производится российско-индийская крылатая ракета "Брамос", которая несколько лет находится на вооружении индийских сухопутных войск и военно-морских сил.
  В дополнение к вышеизложенному хочется добавить, что на фоне очередной волны усиления официальных контактов Москвы и Дели происходит увеличение прочих видов российско-индийских контактов. Туристический поток наших туристов в Гоа и иные уголки курортного рая на берегу океана растет год от года, приближаясь к 100 000 человек в год. Конечно, сто тысяч - это не миллионы наших соотечественников, выезжающих на отдых в Турцию или Египет. Но цифра постоянно растет, несмотря на более высокие цены, относительную дальность перелета и отсутствие "родной" языковой среды, уже сложившейся в Анталье или в Хургаде ("Друг, здравствуй! Как дела? Хорошо?!").
   Индийские курортные районы стали привлекательны и для модной новинки наших молодых людей - "дауншифтинга" (в России дауншифтинг чаще всего воспринимают как временное переселение в развивающуюся страну, например, Индию и Таиланд, при этом источником средств на беззаботную жизнь часто является сдача в аренду квартиры в России).
  Множится и число тех, кто отправляется в сказочную страну не для телесного отдыха, а для духовного очищения. Кое-кто из русских приезжих остается слушать гуру не на месяц, а на годы. И сегодняшние потомки российских хиппи 60-х и 70-х годов переселяются из каменных джунглей Москвы или Екатеринбурга в индийские хижины в малолюдном местечке. При этом родство душ не тянет этих людей в соседний Пакистан, где географические и климатические условия почти такие же. По примеру седобородого Рериха они готовы повторять, что именно "Индия - родная сестра Руси". И мы готовы принять эти слова за истину. Но...
  Но! Почему количество индусов-туристов в Москву и Питер отличается от нашего "паломничества" к ним на два порядка цифр? Ведь в Индии есть очень представительный средний класс, который может позволить себе путешествовать где угодно, однако Россия не попадает в число приоритетных стран. И дело не только в суровом климате. Не стала наша страна и "деловой Меккой" для многомиллионной армии индийских бизнесменов. Хотя они и ведут дела в "холодной Московии", и даже покупают промышленные предприятия в разных регионах нашей страны. И, наконец, почему индийские политики за семь десятков (без малого) лет межгосударственных контактов никогда не предлагали кремлевским руководителям более тесного политического или экономического союза? Только ли статус страны из Движения неприсоединения не позволял им объединиться с далекими жителями северной страны и их политиками?
  Или мы как всегда многого хотим от тех, с кем дружим? И все же, наверное, прав российский и украинский поэт и мыслитель Тарас Григорьевич Шевченко, писавший когда-то: "У всякого своя доля, І свій шлях широкий"?
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  Глава двенадцатая.
  
  КУДА СМОТРИТ ДВУГЛАВЫЙ ОРЕЛ?
  
  
  
  Историческое место России - между Европой и Азией. Это - единственное государство на гигантском пространстве между Атлантикой и Тихим океаном, через которое проложены коммуникации между тремя мировыми полюсами экономического и технологического развития в Западной Европе, Восточной Азии и Северной Америке. Но более того, наша пограничная страна является своеобразным духовным и культурным мостом, соединяющим оконечности Евразийского континента.
  Сейчас остро стоит вопрос, каково наше будущее, каким путем идти дальше? В предыдущих главах этой книги, как представляется автору, довольно подробно был рассмотрен вопрос о том, почему России не удастся стать Китаем, то есть воплотить на своей территории "экономическое чудо" нашего великого соседа. Объединиться в единый союз с Поднебесной, чтобы с ее помощью ускорить свое развитие, тоже не получится: Россия интересна ей только в качестве спокойного и надежного тыла в ее борьбе за лидерство на мировой арене или, что для нас может быть обидным, - в качестве "склада" энергоносителей и прочих сырьевых материалов для продолжения масштабного строительства собственного будущего.
  Другие азиатские "чемпионы" видят в России только партнера по бизнесу и временного политического союзника для решения острых задач текущего момента. В качестве долговременного близкого соратника на пути к "светлому будущему" или лидера в неком политическом и экономическом альянсе нас никто в Азии не рассматривает.
  Казалось бы, зачем нам размышлять об азиатском векторе развития, если европейская Россия страна, и наиболее привлекательное направление для нее - это Евроатлантический путь дальнейшего движения. По имеющимся подсчетам, более половины населения нашей страны поддерживает именно это направление. Тем более что 80% инвестиций в нашу экономику приходит именно с Запада, да и культурное взаимодействие развернуто главным образом в ту сторону (только в одной Германии живет более 3 млн. наших соотечественников). Ведь от добра добра не ищут? Да, в том-то и дело, что четверть века назад наша страна уже пыталась пойти этим путем. Старая Европа вкупе с заокеанскими единомышленниками тут же принялись "равнять и строить" Россию, менторским тоном указывая, что у нас - то не так, а это не эдак. Короче говоря, Россия, такая как есть Западу не нужна, а другой наша страна стать не может. Это - судьба!
  Но сегодня виден и третий путь, который находит у нас все больше приверженцев. В качестве геостратегического будущего России наиболее интересным может оказаться Евроазиатский проект, теоретические и практические контуры которого в настоящее время разрабатываются на разных уровнях, включая высший политический.
  В октябре 2011 года В.В. Путин выступил с программной статьей о перспективах развития Евразийского союза. По его мнению, это - открытый проект, к которому могут присоединиться другие партнеры, прежде всего из содружества. Но "торопить и подталкивать" никого не будут. Всем будущим участникам предлагается модель мощного наднационального объединения, способного стать одним из полюсов современного мира и при этом играть роль эффективной связки между Европой и динамичным Азиатско-Тихоокеанским регионом.
   Уже сформированный Таможенный союз и создаваемое единое экономическое пространство России, Белоруссии и Казахстана закладывают основу для формирования в перспективе Евразийского экономического союза. При этом специально подчеркнул Путин, речь не идет о том, чтобы в том или ином виде воссоздать СССР, однако велением времени является тесная интеграция на новой ценностной, политической и экономической основе. Создание Евразийского союза - это тот путь, который позволит его участникам занять достойное место в сложном мире XXI века, войти в число лидеров глобального роста и цивилизационного прогресса. Путин считает, что некоторые наши соседи совершенно напрасно объясняют нежелание участвовать в продвинутых процессах на постсоветском пространстве тем, что это якобы противоречит их европейскому выбору, поскольку участники Евразийского союза ни от кого отгораживаться и кому-либо противостоять. Новый союз будет строиться на универсальных интеграционных принципах как неотъемлемая часть Большой Европы, объединенной едиными ценностями свободы, демократии и рыночным законом.
  Идея о создании Евразийского союза родилась не сегодня: впервые о необходимости его создания писали в первые десятилетия прошлого века эмигрировавшие из России в Западную Европу "классические евразийцы" - Г.В. Вернадский, П.Н. Савицкий и Н.С. Трубецкой. В начале века нынешнего идея постсоветской евразийской интеграции получила новое звучание, так как после распада "общего дома" СССР в ряде бывших советских республик среди политиков и представителей общественности ощущалась потребность в восстановлении тесной интеграции. К наиболее известным сторонникам Евразийского проекта можно отнести президента Казахстана Нурсултана Назарбаева, президента России Владимира Путина, киргизского писателя и общественного деятеля Чингиза Айтматова, философов и политологов Александра Дугина, Александра Панарина, Сергея Гаврова и других.
  История, как известно, развивается по спирали и вверх. На памяти нашего старшего поколения произошел распад в середине XX века гигантских империй - французской и британской, на месте которых возникли Французское сообщество и Британское содружество наций. После развала Советского государства, которое нередко тоже именовали "советской империей", сначала появилось нестойкое межгосударственное объединение - Союз Независимых Государств - из числа тех постсоветских республик, которые собирались продолжать сотрудничество друг с другом. Проект евразийской интеграции можно рассматривать в качестве проекта Российского варианта содружества, в которое помимо стран-участниц СНГ могут войти и самопровозглашенные государства: Южная Осетия, Приднестровье и Абхазия.
  Слова оборачиваются делом буквально на глазах: 19 октября 2011 в Санкт-Петербурге года три страны Евразийского экономического сообщества приняли решение о присоединении Киргизии к Таможенному союзу, в который пока входят те же Россия, Казахстан и Белоруссия, но в недалеком будущем вполне может оказаться и колеблющаяся Украина. Владимир Путин тогда заявил, что к реализации идеи создания Евразийского союза можно подойти на рубеже 2015 года, если удастся действовать также энергично. 24 октября того же 2011 года крупнейшая в Молдавии парламентская партия коммунистов призвала власти взять курс на вступление в Евразийский союз, не отказываясь от европейской интеграции.
  С 1 января 2012 года на территории трех первых стран-участниц Таможенного союза начало действовать Единое Экономическое Пространство, целью формирования которого является создание условий для стабильного и эффективного развития экономик государств-участников и повышения уровня жизни населения. На заседании Совета глав правительств СНГ в Санкт-Петербурге в октябре 2011 года был подписан Договор о свободной торговле между странами Содружества, подписи под которым поставили 8 из 11 премьеров, а главы правительств оставшихся в меньшинстве Азербайджана, Туркмении и Узбекистана обещали подумать над сделанным предложением. Интерес бывших советских республик друг к другу вполне объясним: по сугубо экономическим причинам существование каждой из них в отдельности от остальных не может протекать нормально. Это - отдельные пальцы руки, которые не могут сжаться в кулак, находясь в изоляции.
  Евразийская интеграция - в первую очередь восстановление единства. Россия сегодня шаг за шагом стремится к восстановлению добрых отношений с соседями, политика в отношении которых за прошедшие десятилетия изобиловала сложностями. В январе 2013 года Киев, наконец, услышал от Москвы то, что давно хотел бы слышать. Глава МИД РФ Сергей Лавров на встрече со своим украинским коллегой отметил, что руководство России не видит противоречий между стремлением стран к укреплению связей с Европой и усилением разноформатной интеграции на пространстве СНГ. Украина заинтересована в России, впрочем, и большинство населения стран-соседей независимо от настроения их властей хочет стабильных и открытых отношений с Россией. Социологические опросы в Молдавии, где две трети граждан хотят интегрироваться в Таможенный союз больше, чем в Европейский, подтверждают этот тезис. Хотя интеграция в ЕС остается главной стратегической целью республики, в Молдавии в новом году ожидают массового возвращения гастарбайтеров из Южной Европы, где уже нет работы. Но ее нет и дома. В Кишиневе понимают, что в поисках заработка вернувшиеся из Европы молдаване отправятся в Россию. Терять этот коридор они не хотят.
  Российский рынок труда, возможности сбыта своей продукции в нашей стране привлекает и грузин. Новое правительство Грузии, не меняя курса на ЕС и НАТО, заявляет о намерениях восстановить отношения с нашей страной. Украинцы, молдаване, грузины, которых в последнее время активно опекают и завлекают режимом наибольшего благоприятствования в Евросоюзе, тем не менее, интеграционно больше расположены, по крайней мере экономически, к нам. И если Россия, как Европа, предложит своим ближайшим соседям конкретные интеграционные проекты, объяснит, какие льготы и дивиденды они получат, став членом создаваемых в рамках СНГ союзов, прежде всего Евразийского, то мы сможем получить надежных соседей и создать ту самую буферную зону, о которой говорим уже два десятка лет, но пока безрезультатно.
  Евразийский союз сможет быстрее и эффективнее реализоваться, если будет многомерным проектом, не только экономическим, но и культурным и оборонительным. ОДКБ может и должна стать составной частью Евразийской интеграции. Да, Договор коллективной безопасности государств-союзников и единомышленников непременно пригодится в качестве гаранта неприкосновенности перед лицом внешней угрозы. Россия с ее крупнейшей в мире территорией обладает огромными энергетическими и природными ресурсами выживания: лесами, гидро- и прочими запасами, а также стратегическими коммуникациями и мощным интеллектуальным потенциалом. Именно поэтому она находится в эпицентре глобального противоборства на материке Евразия.
  Евразийский союз еще не успел оформиться и превратиться в реальную силу на просторах двух континентов, тяготеющих к двум океанам (Тихому и Атлантическому), а уже появились мощные противники нового геополитического объединения. В 2012году госпожа Хилари Клинтон в ранге государственного секретаря США и "рупора" клана противников своеобразно отреагировала на планы по образованию Евразийского союза, заявив о намерении заокеанских политиков помешать созданию "новой версии Советского Союза" под видом экономической интеграции. У американского истеблишмента слова с делами не расходятся: будут мешать. Значит, нам придется защищаться от "международного жандарма".
  В вопросах поддержания мира и международной безопасности политика России часто расходится с политикой евроатлантической группы, так что угрозы "Клинтонши" новостью не являются. От способности России противостоять новому миропорядку во многом зависят судьбы мира. Сейчас остро требуется ответ на вызов со стороны транснационального крупного капитала, приспособившего под свои нужды государственную мощь США, а через нее - мощь многих стран мира. Государства как таковые уже не в силах противостоять транснациональным структурам. Наблюдается выход на мировую арену цивилизаций как культурно-исторических человеческих "сверхобществ". Китайцы всех стран мира, перестав быть капиталистами, социалистами, объединились и стали тем, кто они есть сегодня. На тот же путь выходит Индия. Свою цивилизационную идентичность в боливарианской инициативе ищет Латинская Америка, стремясь отделиться от двухсотлетнего владычества США и транснациональных корпораций. Сложные процессы идут в мусульманском мире, который извне атакуется силами, меняющими режимы, устраняющими авторитетных лидеров, способных сплотить нации.
  События, происходящие в мире, свидетельствуют о том, что вопрос о создании мощного наднационального объединения государств Европы и Азии - Евроазиатского союза, не может быть отложен "на потом". У России есть все возможности для объединения всех своих ближайших соседей. Недаром, две головы орла с Российского герба шесть веков зорко смотрят в две стороны - на Запад и на Восток, чтобы не пропустить угрозу ни из Европы, ни из Азии.
   Практическая работа, как можно видеть, уже началась. Но одновременно углубляется теоретическое исследование проблем развития российского Евроазиатского проекта. Формы его могли бы быть различными. За один из путей движения России ратует группа так называемых "небополитиков" (они отрицают возможности традиционной геополитики по трансформации сегодняшнего мира, в котором вращается наша страна). Один из наиболее талантливых представителей сторонников "небополитики" - военный переводчик, китаист, политолог Андрей Девятов - отстаивает теорию провозглашения новой Орды, во главе которой надо встать России. Вот, что он пишет:
  "Смысл имени Орда на тюрки - собрать в кулак.
  В Орде Чингисхана был период трех поколений (60 с лишним лет) когда улусы сыновей Чингисхана Джучи (от Иртыша до Дуная), Угедея (северный Китай), Тулуя (восточный Туркестан и затем Иран) и Чаготая (Центральная Азия) разошлись и жили сами по себе. Но был и короткий период в 12 лет, когда внук Чингисхана, основатель династии Юань в Китае, Хубилай вновь собрал все улусы в Единое государство. И все наследники Чингисхана признали Императора Юань (смысл имени - первоначало мира) Великим Ханом - формальным главой Союза. При этом чингизидами никогда не отрицалось то, что старшими в "золотом роду" всегда были наследники старшего сына Чингисхана - Джучи.
  Создаваемый вокруг России новый Евразийский Союз - это необходимая для воссоздания улуса Джучи (а Казахстан входил в улус Джучи) организационная форма. Необходимая, прежде всего, Новой России (а Россия - женская душа) для того, чтобы из простого соседа без статуса в семье народов по праву старшей в роду наследников Великого тирана Сталина превратится для Китая в уважаемую "старшую сестру".
  Теперь несколько аргументов в пользу Орды благословенной.
  Наиболее полно о преемнице Орды: России-Евразии в начале ХХ века написал князь Н.С. Трубецкой. В книге "Наследие Чингисхана" он отмечает: "В качестве реакции против угнетенного душевного состояния, вызванного татарским разгромом, в русских душах и умах поднималась, росла и укреплялась волна преимущественно религиозного, но в то же время и национального героизма... При Чингисхане не было казенной религии, не было и подчинения государственной власти какой-либо религиозной организации, а, тем не менее, объединившая Великую степь государственность Чингисхана с прочной военной организацией была глубоко религиозна и нравственна... Добродетели, которые Чингисхан больше всего ценил и поощрял, были верность, преданность и стойкость; пороки, которые он больше всего презирал и ненавидел, были измена, предательство и трусость... А на трусость и измену был способен тот тип людей, для которых материальное благополучие и безопасность выше их личного достоинства и чести... Татарщина была для Древней Руси, прежде всего, религиозной эпохой... Уход в иночество и создание новых монастырских обителей приняли массовый характер.
  Достоверно известно, что Россия была втянута в общую финансовую систему монгольского государства. Целый ряд татарских слов (например: казна, казначей, деньга, алтын, таможня) продолжают жить в русском языке даже и поныне... Татары ввели Россию в общегосударственную монгольскую сеть почтовых путей, и монгольская система организации почтовых сношений и путей сообщений, основанная на ямской повинности (от монгольского слова ям - "почтовая станция"), сохранялась в России еще долго после татарского ига... По сравнению с крайне примитивными представлениями о государственности в домонгольской удельно-вечевой Руси, чингисхановская государственная идея была идеей большой, и величие ее не могло не произвести на русских самого сильного впечатления... Как бы то ни было, государственное объединение России под властью Москвы было прямым следствием "татарского ига". Важным историческим моментом было не "свержение ига", не обособление России от власти Орды, а распространение власти Москвы на значительную часть территории, некогда подвластной Орде, другими словами, замена ордынского хана московским царем с перенесением ханской ставки в Москву. Это случилось при Иоанне Грозном после завоевания Казани, Астрахани и Сибири... При подчинении Москве евразийский мир впервые достигал культурного самодовления, соравного самодовлению старых азиатских царств, Китая, Персии. А это культурное самодовление сообщало государству прочность, устойчивость, силу сопротивляемости...
  Наследие Чингисхана неотделимо от России. Хочет Россия или не хочет, она остается всегда хранительницей этого наследия, и вся ее историческая судьба этим определяется. Дело Чингисхана: присоединение Крыма, Кавказа, Закаспийского края, Туркестана, закрепление за Россией Восточной Сибири - все это были этапы на том же пути собирания разрознившихся частей евразийского улуса Чингисхановой империи. А колонизация и запашка степи, превращение ее из кочевья в ниву было закреплением перехода евразийской государственности из рук туранцев в руки русских.
  И если Россия-Евразия хочет опять стать самой собой, а не уродливым отображением европейской цивилизации, ей предстоит создать вновь такое же положение дела. Пусть это новое положение будет внешне совсем не похоже ни на допетровскую Русь, ни на царство Чингисхана - самый нравственный принцип постройки должен быть тот же... Тогда Россия перестанет быть кривым зеркалом европейской цивилизации, а обретет свое собственное историческое лицо и вновь станет сама собой - Россией-Евразией, сознательной носительницей и преемницей великого наследия Чингисхана".
  
  (Андрей Девятов, No271 от 19.02.13, сайт clubvi.ru).
  
  Теория Андрея Девятова и его единомышленников-"небополитиков" - небесспорна, хотя своеобразна и интересна. "Небополитикам" с интересом внимает даже такой авторитетный экономист и политолог, как профессор Высшей школы экономики Игорь Юргенс. Но будет ли теория воплощена на практике, пусть даже фрагментарно - покажет время. Одно понятно: Россия стоит в начале своего Евроазиатского пути, и мнений о том, как ей идти по нему, будет множество. В этой связи китаисты должны быть памятно одно из изречений Мао Цзэдуна о важности гласности и критики: "Пусть расцветают сто цветов, пусть соперничают сто школ". Поэтому в заключение хочется воспроизвести другое мнение на заданную тему еще одного востоковеда, заместителя главного редактора журнала "Новое время" кандидата экономических наук Вадима Макаренко.
  
  "Но что если возникнет проект еще более глобальный - Объединенной Азии? Это не быстрый вариант, но и ЕС построили не за одно десятилетие.
  Азия обладает самым широким набором организационных возможностей, что позволяет ей много гибче строить отношения внутри континента. Огромность континента снимает вопрос, будет ли это пан-тюркский, пан-российский или пан-китайский проект. Любая из этих парадигм мала. В этом смысле распад СССР, в конечном итоге, сыграл даже на руку азиатскому межгосударственному сотрудничеству, несколько уравновесив силы и потенциалы возможных участников. В результате трансазиатское сотрудничество может сменить океанские парадигмы - Средиземноморскую, Атлантическую, Тихоокеанскую, снова, как и во времена Шелкового пути, заменив их континентальной - Трансазиатской.
  При этом стоит помнить опыт Московии, которая из небольшого княжества в верховьях Волги выросла в крупнейшую империю мира всего за три века - с XVI по XIX век. Притом, что не обошлось без силы, главной движущей силой российского объединения Азии была не военная сила, а потребность в организации пространства, исходившая от всех его частей. Россия часто была вынуждена принимать под свою руку территории, нуждавшиеся в окормлении. Такая потребность сегодня явно присутствует в Азии. До политического оформления, которое уже за ближайшими горами, хотя кое-где эти горы и повыше Кавказа, она хорошо просматривается в строительстве коммуникаций и развитии не просто торговли, а кооперационных связей. Реально система железных дрог, газовых и нефтяных магистралей, реально уже связавшая огромные куски пространства, сегодня является хребтом реальной кооперации, разорвать которую не могут даже американские санкции. Пока еще азиатские страны больше пытаются обслуживать внешние интересы, например, газопроводы, связывающие Россию и Турцию, строились не ради взаимной торговли, а идут в Европу, но они есть, и все больше они будут работать на развитие собственно России и Турции. Фактически близка к завершению огромная железнодорожная магистраль, которая проходит через середину Азии, становясь экономическим экватором, орбитой притяжения коммерческих интересов.
  Да, начнись, этот процесс может быстро приобрести динамику и необратимость.
  Европейский союз или Трансазиатское сотрудничество? - это уже не теоретический выбор и для России, и для Турции, а остальная Азия о Европе и не думает.
  
  (Вадим Макаренко, "Разворот не за горами", 09.02.2013, сайт clubvi.ru).
  
  В приведенной выдержке содержится тезис, который все чаще стал использоваться политологами: Россия и Турция. Вот над чем еще следует поразмыслить!
  Евразийский проект будущего России основан на идеи создании многомерного коммуникационного пространства, где страна выступает в первую очередь транслятором культурного диалога между Западом и Востоком. Используя уникальный опыт объединения евразийского пространства, у России имеется твердый шанс занять достойное место в мире.
  Ведь недаром российский двуглавый орел столетия внимательно зрит в обе стороны горизонта.
  
  
  
  
  
  Санкт-Петербург, февраль 2013 года.
  
  
  
  
  
  
  ОСНОВНЫЕ ИСТОЧНИКИ И ЛИТЕРАТУРА
  
  
  Барач Д. Дэн Сяопин. М., Международные отношения, 1989.
  Богданов К. Это не истребитель пятого поколения. // Военно-промышленный курьер Љ 2. 2011. 19 января.
  "Ведомости" 19.01.2011. "В Европе не хватает мощностей, чтобы удовлетворить спрос на китайском авторынке".
  Владимиров П.П. Особый район Китая. М., 1973.
  Габуев А. Из-за китайской стены. // Власть. 2012. 26 ноября.
  Девятов А.П. // ТПП-Информ. 2011. 4 февраля, www.clubvi.ru.
  Девятов А.П. // Љ 271 от 19.02.2013, www.clubvi.ru.
  Дроздов Ю.И. Вымысел исключен. М., Вымпел, 1997.
  Дроздов Ю.И. Записки начальника нелегальной разведки. М., Олма-пресс, 2000.
  Кеннан Дж. Дипломатия Второй мировой войны. М., 2002.
  Ковальчук И. Горбачев мог спасти СССР рыночными реформами, расстрелами или выборами. // www.segodnya.ua/news/14228212.html. 2.03.2011 06:45.
  Ленин В.И. "Три источника и три составные части марксизма". ПСС, т. 23.
  Макаренко В. Разворот не за горами. www.clubvi.ru 09.02.2013.
  Овчинников В. К истокам китайского чуда. // Российская газета. 2013. 29 сентября.
  Росбизнесконсалтинг, 16.06.2011. "Австралия купит у США 24 вертолета МН-60R Seahowk Romeo".
  Росбизнесконсалтинг, 14.01.2013 07:36:55. "В Пекине уровень загрязнения воздуха сохраняется на критическом уровне".
  Рыжков Н.И. Интервью. // Однако. 2011. 2 мая.
  Скосырев В. Пекин учел просчеты советских стратегов. // Независимая газета. 2011. 3 июня.
  Скосырев В. Картографическая битва за острова. // Независимая газета. 2013. 18 февраля.
  Соловьев С.М. Чтения и рассказы по истории России. М., 1989.
  Сычев В. Принцип "Цзянь". // www.lenta.ru. 27.04.2011 15:49:04.
  Тавровский Ю. Идеология императоров и генсеков. // Независимая газета. 2012. 5 декабря.
  Усов В. Время новостей Љ 143 от 06.08.2003.
  Уфимцев Ю. Сквозь бамбуковый занавес: КГБ в КНР. www.agentura.ru.
  Федоренко Т.Н. Между Сталиным и Мао. // Аргументы и факты. 1998. Љ 41. с. 15.
  Храмчихин А. Военное строительство по американо-советским лекалам. // Военно-промышленный курьер Љ 14. 2011. 13 апреля.
  Храмчихин А. Китайский фактор АСЕАН. // Военно-промышленный курьер Љ 50. 2012. 19 декабря.
  Черкасов А. Китайский предтеча христианства. // Ежедневное Интернет-СМИ "Православие и мир". 2011. 28 февраля.
  Чуприн К. "Адские машины" ядерной эпохи. // Военно-промышленный курьер Љ 3. 2011. 26 января.
  Шевелев В.Н. Мао Цзэдун - великий кормчий. // www. eastlib.narod.ru/modern/mao.
   John Coleman The Conspirators" Hierrarchy: The Committee of 300, Las Vegas Global Review Publications 2006).
  John Gittings The Guardian 27.11.2001.

Оценка: 9.00*3  Ваша оценка:

По всем вопросам, связанным с использованием представленных на ArtOfWar материалов, обращайтесь напрямую к авторам произведений или к редактору сайта по email artofwar.ru@mail.ru
(с) ArtOfWar, 1998-2017