ArtOfWar. Творчество ветеранов последних войн. Сайт имени Владимира Григорьева

Дубовицкий Виктор Васильевич
Око Тайфуна

[Регистрация] [Найти] [Обсуждения] [Новинки] [English] [Помощь] [Построения] [Окопка.ru]
Оценка: 5.72*7  Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Посвящено событиям гражданской войны в Таджикистане в 1992-1997гг. и судьбе воинов 201-й мсд РФ и российских пограничников, а также всех русских людей, проживающих в стране

Виктор ДУБОВИЦКИЙ

ОКО ТАЙФУНА

Воинам 201-й Гатчинской дважды Краснознаменной мотострелковой дивизии посвящается

Предисловие к первому изданию

С начала 90-х годов на долю Таджикистана выпала сомнительная честь быть "горячей точкой". Наряду с Нагорным Карабахом, Южной Осетией, Абхазией, Чечней и Приднестровьем эта маленькая среднеазиатская республика "тлеет" на карте исторической России уже восьмой год. Причем, если многие из перечисленных "горячих точек" уже "угасли" и "остыли", то здесь же, у подножия Крыши мира, война полыхает, не прекращаясь. Горят кишлаки, сады, люди сбиваются со счета, перечисляя имена убитых и сгинувших в безвестности родственников, большинство детей давно не ест досыта, почти миллион беженцев, сотни тысяч русских, выросших и похоронивших здесь отцов и дедов, строивших и цивилизовавших Таджикистан, плачущих и проклинающих судьбу, вытолкнуты войной на снежные просторы своей "этнической родины"...

Экраны телевизоров, газетные страницы доносят до людей противоречивый образ нынешнего Таджикистана, похожий на снимок гигантского тайфуна, сделанный из космоса. Тайфун, который губит все и вся на некогда благодатной земле. И эта смертоносная воронка крутится, постоянно задевая своими краями обо что-то, что дробит их в мохнатые и бессильные клочья, расползающиеся по горным долинам и выпадающие тяжёлой солоновато-кровавой росой на склонах горных границ Памира... И трудно понять бессилие этой грозной на вид стихии: что и кто ей противостоит?! Кто гасит эту воронку, способную вырасти на просторах Средней Азии в ревущий, безобразный ураган, наполненный и топотом конных лавин Атиллы, и визгом атакующих полчищ Чингисхана и Тимура, и скрежетом танков афганских талибов? Имя этой силе - Россия, а тому несокрушимому волнолому, что она имеет здесь, в центре Азии, - русская армия. Я сознательно не делю людей в погонах на воинов 201-й мотострелковой дивизии и пограничников: они для меня, человека гражданского, - одно целое, они - Русское Воинство, одна из тех могучих опор моей Родины, к которым обращался народ, когда подходил к краю бездны, имя которой - Историческое Небытие. Две эти опоры известны каждому русскому со времен нашествия Батыя. Мамая, поляков. Наполеона и Гитлера - армия и Православная Церковь. И сейчас, на рубеже тысячелетий, мы вновь на краю бездны, и вновь наш взгляд обращен к нашему Воинству.

Эта повесть о них - русских военных, несущих службу, воюющих и умирающих в глубинах Азии, среди горных теснин сшивающих гусеницами БМП и очередями своих "Калашниковых" геополитическую карту Исторической России, держащих своими мозолистыми ручищами Родину от падения в Небытие...

* * *

О войне в Таджикистане в последние годы написана не одна книга и сотни, если не тысячи, газетных и журнальных статей. Написаны они разными людьми: таджикскими политиками и писателями, московскими и американскими журналистами, аналитиками и искателями приключений. Эта книга - книга русского ученого-историка, почти три последних десятилетия безвыездно живущего в Таджикистане и смотрящего на события в республике через призму веков и тысячелетий этой земли, история которой доступна ему просто в силу профессиональной принадлежности. Она написана на основе сотен документов, воспоминаний очевидцев, личных дневников и не является ни документальной, ни художественной. Избранная автором форма изложения - попытка максимально точно и емко изложить происходившие события, донести до читателя суть происходящих в Таджикистане и Средней Азии явлений. Попытка, рассчитанная, прежде всего, на соотечественников, - помочь понять им Восток, где Россией в последние два десятилетия было сделано столько ошибок.

По причине продолжающейся в Таджикистане войны многие имена и фамилии участников изменены, некоторые из них - образ собирательный.

Апрель 1999г.

Предисловие ко второму изданию

С момента выхода первого издания этой книги многое изменилось: в Таджикистане установился мир, бывшие политические противники сидят рядом в зале заседания таджикского парламента- Маджлиси Оли, вместе работают в правительстве, служат в таджикской армии и погранвойсках. Летом 2005 года с таджикско- афганской границы ушли последние российские пограничники. и теперь охрана более чем тысячекилометрового рубежа со страной где война не прекращается без малого тридцать лет- забота самого Таджикистана. Нет уже и 201-й МСД: ее сильно усеченный сокращениями состав превратился в "201-ю военную базу Министерства Обороны Российской Федерации". На взгляд автора, человека гражданского, это довольно странный способ увековечения памяти славной дивизии, сформированной в 1943 году: нумерация объекта предполагает что Россия до октября 2005 года уже имела за рубежом двести(американцам на зависть) военных баз!

В Таджикистан наконец пришел заметный российский капитал: "Русал" собирается достраивать Рогунскую ГЭС модернизировать и расширять производство алюминия, РАО ЕС России- строит одну из Сангтудинских ГЭС.

Все это- логическое продолжение тех геополитических усилий, которые прилагала моя Родина в сохранении своих, веками завоеванных позиций, сделавшей ее великой и для многих непонятной державой. И не будем забывать, что в этом есть и заметный вклад(потом, кровью и десятками жизней) российских воинов в Таджикистане.

Ноябрь 2007г.

ПЛОЩАДЬ

Небо над стылыми громадами заснеженных гор было густо-фиолетовым, почти черным, лишь на востоке его едва начинала размывать синева. Между горами змеились долины и ущелья, еще полные снега и зимнего оцепенения, с робкими огоньками приткнувшихся к кручам кишлаков, редкими букашками машин, ползущих по щебеночным дорогам. В паутине этих дорог, у подножия гор, еще спал прогревшийся за день уютный, совсем не восточный город. Посреди него ревела и ахала эхом от окружающих зданий наполненная людьми площадь.

ВРЕМЯ И МЕСТО

(Весна девяносто второго)

"Под именем Таджиков (от персидского "тадж" - корона) объединяется обыкновенно все оседлое население горного Туркестана, не принадлежащее к тюркской народности и говорящее на различных местных наречиях персидского языка. Происхождение этого населения и его этническим состав далеко, однако, не однородны. К таджикам должны быть отнесены, прежде всего, потомки древних иранских аборигенов страны, которые в наиболее чистом виде сохранились лишь в труднодоступных горных областях Бухары (Каратегин, Дарваз и др.) и в верховьях Зеравшана.

Отличительными чертами характера таджиков являются: добродушие, миролюбие и гостеприимство; они отличаются также трудолюбием и выносливостью, но скрытны, ласковы и скупы. Таджики - превосходные земледельцы, хорошие ремесленники и по своим торговым способностям едва ли уступают сартам, являясь, таким образом, одной из наиболее интеллигентных народностей в крае. Предки их имели огромное значение для культурного развития Туркестана и были строителями как большинства ирригационных систем, дающим жизнь населенным оазисам, так и тех памятников, которые украшают города Туркестана, Покоренные варварами, какими были в свое время кочевники-монголы и тюрки, таджики оказали огромное цивилизующее влияние на своих повелителей, которые переняли от них религию, научились у них ремеслам и усвоили зачатки оседлой культуры.

Отличаясь суровым выражением лица и сравнительной грубостью нравов, горцы значительно храбрее своих равнинных собратьев: они превосходные ходоки по горным тропам, ловкие охотники и отважные пловцы, переплывающие бурные реки с гупсарами (баранья шкура, надутая воздухом) в руках". ("Россия. Полное географическое описание нашего Отечества. Настольная и дорожная книга". - Том XIX. Туркестанский край. 1913г.).

"На среднеазиатца- паломника везде на его пути - и в Малом Азии, и в Аравии, и в Египте - все взирают с необыкновенным почтением и уважением, как на человека, соединяющего в себе все исламские добродетели. Когда западный магометанин, особенно осман (турок - прим. В.Д.). глубоко оскорбленный нововведениями в его отечестве, навеянными европейской цивилизацией, желает покоить взор на учении своего пророка, сохранившимся во всей чистоте, то с благоговением смотрит на его единоплеменника и единоверца, пришедшего с далекого востока: >око вздыхает он, и бесконечно много высказывается в его взгляде: "Ха. Бохараи шериф!" ("Да, благородная Бухара!").

Разница между магометанством восточным и западным представляет действительно замечательное явление и стоит того, чтобы его ближе рассмотреть. Когда я спрашивал мулл в Бухаре, как это сделалось, что они - лучшие магометане, чем жители Мекки и Медины, где жил и учился сам Магомет, то они отвечали мне, что если факел бросает свет свой вдаль, то у собственного подножия его всегда бывает темно.... Первая, главная, характеристическая черта состоит в том, что мусульманин, пришедший с далекого востока, глубоко вздыхая, с фанатизмом придерживается каждой буквы Корана, преданий и как истый восточный житель, с ужасом с отвращением смотрит на всякое нововведение, короче, всеми силами души стремится поддерживать религию на всех тех началах, на коих она покоилась в блаженные времена пророка и первых халифов". (А.Вамбери. "Очерки Средней Азии". -М, 1868 г.).

"Исламская партия возрождения Таджикистана" (ИПВТ). Образована в 1992 году путем отделения от бывшей ИПВ СССР, в качестве филиала которой она существовала с осени 1990 года. Возглавляет партию один из основоположников исламского движения в Таджикистане М. Химматзода. Ее социальную базу в основном составляют дехкане, незначительная часть студенческой и сельской интеллигенции из числа жителей Вахшской долины, выходцев из Гармской группы районов...

"Демократическая партия Таджикистана" (ДПТ). Создана летом 1990 года. На учредительном съезде, проходившем в Академии наук Таджикистана, присутствовал лидер Демпартии России Н.Травкин. Социальную базу партии составляет часть научной, творческой и сельской интеллигенции. Реальная численность вместе с сочувствующими - несколько сотен человек. Председатель партии - Шодмон Юсуф (Юсупов), кандидат философских наук, сотрудник Отдела философии АН Таджикистана. Подавляющее большинство членов ДПТ - таджики, лица иной национальности в руководстве партии не представлены...

Народное движение "Растохез". Основано в начале 1990 года. Председателем движения является Тохир Абдуджабор, кандидат экономических паук, сотрудник АН Таджикистана. Социальная база - часть национальной интеллигенции, преимущественно, городские жители. Реальная численность ее членов и сочувствующих им лиц составляет несколько coтен человек. Руководящий орган - правление. Основными целями движения являются: создание государства с национально-теократической формой правления, возрождение национальной культуры таджиков переориентация внешнеэкономических, политических и иных связей Республики Таджикистан на исламский мир. Движение практически мононационально, его активисты придерживаются антитюркских (атиузбекских) позиций. С первых дней существования движения им предпринимаются усилия по расширению культурных и иных связей с таджиками Узбекистана, (в основном, городов Самарканда и Бухары), приданию им социально-культурной автономии, а в перспективе - присоединение их к Таджикистану..." (Из справочника "Партии и движения в странах СНГ". -"АРГО", 1992 г.).

"...Шахидон начался не весной девяносто второго, и даже не в феврале девяностого. Начался он в семнадцатом! Деление на национальные республики в двадцатых годах - это была мина под будущее, наше настоящее. Средняя Азия - не та страна, где нужно было такое деление, его здесь во все века не было! То, что мы теперь расхлебываем, было заварено восемьдесят лет назад.

Причина нынешнего конфликта в республике - передел власти, а, значит, и экономических благ между этно- территориальными группами таджиков. Начался он накануне распада Союза. Традиционно основные государственные и партийные должности в республике занимали выходцы из северного региона - Ленинабадской области (худжанди), имевшие лучшие "стартовые возможности" на заре Советской власти, когда эта территория уже полсотни лет входила в состав Туркестанского генерал-губернаторства России, а, значит, имевшие наибольшее число европейски образованных людей, необходимых для создания новых структур власти. Эта этно- территориальная группа постоянно воспроизводила новые поколения руководства из своей среды и пользовалась постоянной поддержкой центра. Другие группы таджиков, на юге республики, несмотря на подчас большую численность, оказались в положении аутсайдеров. имея за своими представителями второстепенные должности, а. значит, и вполне ощутимые материальные потери. Это облегчило распространение в их среде альтернативной идеологии - исламского фундаментализма, который пустил корни прежде всего среди переселенцев из Каратегина (гармцев), в Вахшской долине. В феврале девяностого, чувствуя начавшийся развал Союза, исламисты провели первую пробу сил - попытались отстранить ленинабадцев от власти. Но государственная инерция огромной страны, даже на излете своего существования, не позволила это сделать. Новая возможность появилась осенью 1991 года, после состоявшегося развала СССР. События понеслись вскачь, передел власти стал неизбежен. Силы, на власть претендующие, уже к этому моменту оформились. Помимо движения "Растохез" и "Демократической партии Таджикистана" появилась масса мелких "возрожденческих" организаций, подчас с весьма расплывчатой ориентацией. Но главная сила была уже определена - "Исламская партия возрождения Таджикистана". Она была и остается единственной по-настоящему массовой партией в республике. Именно она и "погнала волну" весной 1992 года, став организатором митингового марафона на площади Шахидон. Заявленные "демократические" организаторы - "Растохез" и Демпартия - были фактически декорацией! Уж, тем более, это можно сказать о памирцах, начавших митинг из-за отстранения министра МВД М. Навджуванова: их попросту использовали в качестве "запала" митинга, а уж после они оказались повязаны кровью..." (Из воспоминаний персонального пенсионера Н.Н.).

ПРОТОКОЛ

Соглашения между представителями Верховного Совета и Правительства Республики Таджикистан с руководителями митинга на площади Шахидон г. Душанбе

Представители Верховного Совета и Правительства Республики Таджикистан и руководители митингующих пришли к договоренности, что сессия Верховного Совета Республики Таджикистан продолжит свою работу, в ходе которой рассмотрит и решит предложения, представленные митингующими.

В частности: примет отставку председателя Верховного Совета С. Кенджаева; отменит Закон о порядке проведения митингов, демонстраций и уличных шествий; отменит поправки, которые были внесены на XII сессии Верховного Совета в статью 139 Уголовного кодекса Республики Таджикистан; определит сроки выборов нового парламента; введет в Конституционную комиссию пять человек от политических партий и движений.

Президент Республики Таджикистан издаст указ, в соответствии с которым участники митинга на площади Шахидон (26 марта 1992 года -24 апреля 1992 года) не будут привлекаться ни к какой ответственности.

Верховный Совет Республики Таджикистан создаст комиссию по расследованию дела М.Икрамова и в скором времени заслушает информацию комиссии по расследованию дела министра внутренних дел М.Навджуванова.

На очередной сессии Верховный Совет Республики Таджикистан обсудит вопрос о придании ГБАО статуса Автономной Республики Бадахшан.

Руководители митинга, в свою очередь, обязуются, что после решения вышеуказанных вопросов митингующие освободят площадь Шахидон до 24 апреля 1992 года и вернутся по домам.

Также они обязуются, что в случае соблюдения со стороны правительства и Верховного Совета Республики Таджикистан законов и решений, следования путем демократии и верной политики руководство политических партий движений (ДПТ, ПИВ, "Растохез", "Лаъли Бадахшон") до предвыборной кампании в новый парламент будут воздерживаться от всякого рода митингов и уличных шествий (кроме предвыборных митингов).

Протокол подписали:

Со стороны аппарата Президента Республики Таджикистан:

Н. Дустов - вице-президент Республики Таджикистан,

А. Джабборов - государственной советник Президента Республики Таджикистан.

Со стороны Верховного Совета Республики Таджикистан:

С. Кенджаев - председатель Верховного Совета Республики Таджикистан.

А. Искандеров - заместитель председателя Верховного Совета Республики Таджикистан,

Д. Ашуров - председатель Комитета Верховного Совета Республики Таджикистан.

X. Насреддинов - председатель Комитета Верховного Совета Республики Таджикистан.

Со стороны Кабинета министров Республики Таджикистан:

X. Саидмуродов - заместитель премьер-министра Республики Таджикистан,

С. Хайруллоев заместитель премьер-министра Республики Таджикистан.

Со стороны казиата мусульман Республики Таджикистан:

А. Туроджонзода - кази мусульман Республики Таджикистан.

Со стороны руководства митинга на площади Шахидон г. Душанбе:

Ш. Юсуф - председатель ДПТ,

М. Химматзода - председатель ПИВ,

Д. Усмон - заместитель председателя ПИВ,

Т. Абдуджаббор - председатель общества "Ростохез",

А. Амирбек - председатель общества "Лалъли Бадахшон",

О. Бобоназарова - член правления ДПТ.

X. Боримов - член правления "Лаъли Бадахшон".

Информационная справка

Обстановка в Республике Таджикистан в настоящее время остается сложной. Уход правительства в отставку большинство народа воспринимает положительно. Правительство национального примирения, на которое возлагали надежды, не смогло остановить братоубийственную войну, а наоборот, с момента прихода этого правительства война охватывала все новые и новые районы республики.

В связи с этим, все с нетерпением ждали начала работы очередной сессии Верховного совета(ВС), потому что события последних дней еще раз подтверждали мнение здравомыслящих политиков республики в бессмысленности дальнейшего противостояния. Вместе с тем, перед началом работы сессии были проведены широкомасштабные акции воздействия на народных депутатов с целью недопущения их присутствия на предстоящей сессии, так как если эта сессия состоится, она будет скорее всего "могильщиком" исламского фундаментализма, начавшего набирать силу в независимом Таджикистане. Больше всего эти противоправные действия оказывали на депутатов от районов республиканского подчинения и ГБАО.

Подтверждением попытки срыва сессии ВС было нападение боевиков на Кафернихон(11. 11. 92г.) а также на посты кулябских формирований в г. Нурек и душанбинских боевиков у развилки дороги Гиссар- Шаамбары(13. 11. 92г.) Подобные действия могли бы подтолкнуть боевиков Куляба, Гиссара и Турсунзаде перенести вооруженный конфликт на территорию города Душанбе.

Несмотря на усилия "исламистов" на срыв сессии, она начала свою работу. Итогом ее плодотворной работы является совещание полевых командиров противоборствующих сторон, которые 25 ноября с. г., после нескольких часов переговоров за закрытыми дверями достигли договоренности о прекращении огня и пришли к соглашению действовать сообща во имя достижения мира во всех регионах республики. На сессии выступили представители противоборствующих сторон: лидер Народного Фронта Таджикистана Сангак Сафаров, его заместитель Якуб Сангинов, руководитель действующего в Душанбе ополчения Джума Буйдонов, полевые командиры Эроз Мехрубонов, Ширин Давлатов и Александр Красиков.

В своих выступлениях они подчеркнули необходимость отказаться от взаимных обвинений, что настал час поиска и принятия взаимоприемлемых решений, пора прийти к общенациональному согласию. Большие претензии были высказаны обеими сторонами в адрес МВД и КНБ, у которых имеется достаточно сил, но в сложившейся ситуации они оставались наблюдателями и не предпринимали решительных действий для предотвращения вооруженного конфликта.

В данной ситуации вызывают тревогу три обстоятельства:

-в переговорах не участвовали полевые командиры Гармской группы районов и Кафарнихона;

-нет признаков консенсуса между руководителями противоборствующих сторон, партий и движений, прежде всего- казикалона с одной стороны и Кенджаева с другой.

-не определены формы и сроки национального примирения, ответственность сторон в случае их нарушения.

В случае нарушения данного перемирия, конфликт между противоборствующими группировками перерастет в крупномасштабную войну, которая имеет тенденцию перехода на новый уровень с охватом всех областей Таджикистана, на что указывает сосредоточение вокруг г. Душанбе, многих районах Курган- Тюбинской обл. и особенно в Гиссарском, Турсунзадевском и Варзобском районах бронетанковой техники. У противоборствующих сторон имеется 11 танков, системы "Град", 12 ракет класса "земля- земля", большое количество БТР. Все это указывает на практическую подготовку политических группировок к новому витку гражданской войны.

Рассматриваемый частью руководства Таджикистана, находящейся под влиянием псевдодемократических исламских кругов, вопрос о двойном подчинении 201-й МСД при положительном решении однозначно приведет к передаче военной техники и боеприпасов конфликтующим сторонам и перерастанию гражданской войны в качественно новую стадию, непосредственно угрожающей жизни и безопасности русскоязычного населения. Выполняемая в настоящее время 201-й МСД задача по охране г Душанбе и в качестве миротворческих сил, может обострить отношения между последней и противоборствующими группировками, тем более, что личный состав данной дивизии на 60- 70% из названных регионов.

Для достижения политической стабильности в Республике Таджикистан необходим ввод нейтральных миротворческих сил СНГ, с целью разъединения противоборствующих сторон с последующей задачей изъятия оружия и боевой техники.

Старший офицер аналитического отдела

В/ч ... подполковник Н

Военно- политическое положение в Республике Таджикистан
Противоборство политических сил в Таджикистане продолжает нарастать. В настоящий момент отсутствуют реальные предпосылки для достижения мирного компромисса и прекращения кровопролитных столкновений. Попытки примерить путем переговоров противоборствующие стороны положительных результатов не дают, так как они выдвигают взаимонеприемлемые условия.

В этих обстоятельствах, как в городе Душанбе, так и других очагах напряженности, будет усиливаться вооруженное противостояние в целях достижения решающего перевеса и захвата всей полноты власти одной из противоборствующих сторон. Этому способствует наличие в Республике Таджикистан противоборствующих вооруженных формирований, большое количество оружия в руках у населения, а также источников его приобретения.

В этой связи обращают на себя внимание особенности расстановки военно- политических сил в Таджикистане, складывающиеся не в пользу исламского движения.

Во внутритаджикском конфликте можно выделить основные политические силы, оказывающие непосредственное влияние на происходящий в Республике процесс.

Объединенные силы государственной власти и исламских фундаменталистов

а Министерство обороны РТ, в составе которого формируется дивизия Народной гвардии, состоящая из трех полков, создающихся на базе вооруженных группировок исламистов Курган- Тюбинской области, Ордженикидзеабадского района и города Душанбе.

б Министерство внутренних дел- в настоящее время в его составе имеется полк охраны правопорядка, народно- хозяйственных объектов и госучреждений; батальон по борьбе с марадерством; батальон ОМОН(состоящий в основном из "памирцев"). Кроме того, по указанию МВД республики стрелковым оружием вооружаются выходцы с Памира, желающие выступить на стороне исламистов с целью защиты исполняющего обязанности президента РТ А. Искандарова.

в. Комитет национальной безопасности-кроме имеющихся штатных районных и областных подразделений, на его базе сформирован батальон по борьбе с терроризмом.

Г. Силы боевиков исламских фундаменталистов-включают северную и южную группировки вооруженных формирований. Северная состоит из формирований Орджонекидзеабадского района(2000 чел.), Варзоба(2000 чел.) и Гиссара(500 чел.) Южная сосредоточена на юге Курган- Тюбинской области в районах н. п. Кумсангир, Пяндж, Джиликуль, Шаартуз и насчитывает примерно 2,5 тыс. человек. Кроме того получены данные о прибытии в ее состав в ближайшее время полкрепления из ГБАО, что может значительно повлиять на изменение соотношения сил.

При этом в настоящее время ведется спешная работа по формированию новых групп боевиков, центр подготовки которых находится в н.п. Орджонекидзеабад. Исламистами наращиваются усилия по укреплению союза с "памирцами", имеющими собственные политические цели.

Неофициальный альянс сторонников конституционного правительства

Он включает в себя:

а. Движение сопротивления Куляба, вооруженные формирования их сторонников в Курган- Тюбинской области(общее количество около 3,5 тыс. человек)

б. Антиисламские силы Ленинабадской области, которые участия в конфликте не принимают, соблюдают нейтралитет.

Исходя из анализа расстановки и соотношения военно-политических сил, можно предположить разработку исламистами планов проведения крупномасштабной операции по подавлению антиисламских сил в Курган-Тюбинской области, объединенными согласованными действиями северной и южной группировок. В дальнейшие планы исламистов может входить блокада Кулябской области и расширение своего влияния на Ленинабадскую область.

Выступающий от имени официальных властей А.Искандаров, при всем своем стремлении сохранить в глазах общественного мнения лицо самостоятельного руководителя прагматического толка фактически является марионеткой в руках казикалона, который координирует и направляет его действия.

Главный государственный советник Д.Худоназаров, нашедший приют во время государственного переворота на территории российского посольства, в результате ряда разоблачений его политического лицемерия, потерял завоеванный ранее авторитет миротворца. Реальной поддержкой населения Таджикистана не располагает.

Исполняющий обязанности Председатель Верховного Совета РТ С.Тураев, несмотря на неоднократные попытки примирить враждующие стороны, своей цели не достиг.

Единственным лидером проправительственных структур, способным возглавить и объединить граждан Таджикистана на базе учения ислама является кази мусульман РТ А.Тураджонзода, депутат Верховного Совета РТ, Член Президиума ВС Таджикистана. Во время попытки государственного переворота он координировал и осуществлял руководство действиями сил исламских фундаменталистов, проявив при этом незаурядные организаторские способности.

В настоящее время, когда руководство некоторых государств СНГ не предпринимает эффективных практических мер для разрешения таджикского конфликта, правительство Таджикистана имеет полное право обратиться за помощью к лидерам соседних исламских государств, что будет означать оказание с их стороны беспрепятственной помощи исламистам в борьбе со своими политическими противниками, установление в РТ власти исламских фундаменталистов, основной задачей которых будет являться экспорт ислама в соседние страны Средней Азии и, в частности, Узбекистан. При этом процесс исламизации двинется вперед еще более высокими темпами. Через фактически открытую границу в РТ хлынет поток оружия и боевиков, в первую очередь, из Афганистана. Неизбежная в таком случае волна беженцев скорее всего взорвет обстановку в Узбекистане, Киргизстане, во всем регионе. Одновременно резко активизируются экстремистские силы на Северном Кавказе, Башкортостане и Татарстане. А это, в свою очередь, грозит тем, что на юге СНГ не останется ни одной страны, не затронутой братоубийственным конфликтом.

Центр общественной информации

Главного Командования Объединенных Вооруженных Сил СНГ

ПАСХАЛЬНАЯ НОЧЬ

(Репортаж из Никольского собора города Душанбе нашего специального корреспондента

Вячеслава Иващенко)

Ближе к полуночи в церковном дворике чувствуется оживление. Поднимаются со скамеек старушки в белых платках, подхватывают узелки с куличами и пасхальными яйцами. Навостряется, увидев их приготовления, молодежь. Тает число покупателей у киосков, где можно приобрести восковые свечи, крестики, настольные календари, небольшие иконки. Ночь пронизана запахами сирени и сдобного геста. Дождь, кропивший накануне, принес прохладу.

Никольский собор полон. С трудом пробираюсь поближе, чтобы лучше видеть происходящее. Тут и там мелькают молодые лица прихожан. Отец Стефан в белом одеянии выглядит очень эффектно. Его голос плавен и певуч. "Когда батюшка Стефан служит, для души праздник - вспоминаются слова послушницы Зинаиды. Службу ведет: ни одного слова не прибавит, не убавит"

Свет в храме приглушен, но направлен так, что иконы святых на стенах не тонут в полумраке. Рельефно выделяется люстра на потолке. Стою возле массивного подсвечника, от которого веет теплом. Язычки пламени на свечах колеблются как живые. В воздухе стоит запах воска и ладана.

Вот церковнослужители с хоругвями (иконы на длинных шестах) и свечами в руках идут к выходу. За ними устремляется часть молящихся.

-Зачем это? - спрашиваю стоящую рядом женщину.

- Крестный ход, - поясняет она. - Совершается по большим праздникам. Батюшка и следом прихожане обходят два-три раза вокруг церкви. Затем начинается служба.

Сожалею, что вовремя не пристроился к торжественной процессии. Двенадцать ночи. Процессия с хоругвями и свечами возвращается в храм. Вспыхивает яркий свет. "Христос воскресе!" - нараспев произносит батюшка. И прихожане хором отзываются: "Воистину воскресе!". Начинается пасхальное богослужение.

-Зажгите свечу, - то и дело просят стоящие сзади.

-Свечки обязательно передаются через правое плечо, - едва слышно поучаег Нина Александровна.

-Почему?

-Слева - нечистая сила, справа - Бог, - следует лаконичный ответ. Спустя минуту, она снова шепчет: - Обратите внимание на священника. Он служит только по большим праздникам. Возраст преклонный, но посмотрите, в какой он форме. Я всегда, когда чувствую недомогание, иду в церковь. Вот и вы, если будете хорошо знать Закон Божий, сможете определить свою судьбу, узнать причины всех неудач.

Кресты, неоновые буквы "Христос воскресе" над иконостасом светятся. Батюшка нараспев читает проповедь. Хор на клиросе подхватывает. Молящиеся стоят плотно. Лица их одухотворены. Что-то могучее. шекспировское чувствуется в сцене: люди под гудящим куполом храма. поющие гимн победе жизни над смертью. "Божественным веселием охвачена вся Вселенная, празднуют Небо и Земля. Видимый мир присоединяется к ликованию мира невидимого..."

А за окнами церкви дышит таинственными шорохами и запахами апрельская ночь. Вдруг пронизывает сознание мысль: как все-таки хороша жизнь! И все наши невзгоды кажутся ничтожными в сравнении с Космосом, в котором затеряна песчинка - Земля наша..." ("Народная газета". -28 апреля 1992 г.).

Из-за экономической, транспортной блокады Кулябская область поставлена на грань нищеты и голода, полностью парализована экономика. 90 процентов работников предприятий, организаций и учреждений находятся в вынужденном бессрочном отпуске. С ноября норма отпуска хлеба в сутки на одного человека доведена до 50 граммов. В области иссякли запасы муки, сахара, макаронных изделий, лекарств и медикаментов. Из-за отсутствия горючего на приколе автотранспорт. В области нашли приют и питание 150 тысяч беженцев из зон боевых действий.

Кулябская правда. 1992г., 14 ноября.

КАРЕЛИН

(Весна девяносто второго)

Подполковник Карелин, офицер штаба 201-й дивизии, с семи часов утра "отбивался" по телефонам от подчиненных и начальства, попутно выслушивая рапорты офицеров, каждые десять минут являвшихся в кабинет, и меж всем этим "хукал на печатку", превращая в полноправные документы ведомости, рапорта, телеграммы, учебные планы батальонов и полков, все то, что составляет колоссальный бумажный вал документации штаба дивизии. К шести вечера голова гудела, глаза резало от табачного дыма, хотелось выпить стакан водки и. вытянувшись на железной кровати, провалиться в сон.

Закончив разговор с командиром полка в Курган-Тюбе подполковником Меркуловым. Карелин устало вжал в аппарат горько пахнущую эбонитом черную трубку и тупо уставился еще на две лежащие у него на коленях: "О, а эти что здесь делают?" Трубка ЗАСа только тихо булькала в ответ, а правительственная "сотка" натужно, прерывисто гудела. Пока он разбирался с Курган-Тюбе, абоненты по двум другим телефонам не дождались и отключились. Карелин вздохнул и, распутав провода, разложил трубки по аппаратам. Звонок по ЗАСу был важным, из штаба Сухопутных зойск, но панический звонок Меркулова о штурме склада ГСМ "вовчиками" заставил начопера прервать разговор с Москвой, и он об этом не жалел: обстановка в Вахшском долине была не просто взрывоопасной, долина уже пылала огнем Гражданской войны! Смрадный дым от горящих таджикских и узбекских кишлаков от Дусти до Кызыл-Калы застилал небо над Вахшем, стлался по гибнущим без полива хлопковым полям (поливальщики-арбобы лежали мертвыми здесь же в сухих арыках и на хирманах), русский "калашников", выданный правительством или купленный "за речкой", в Афганистане, стал предметом обихода... Самым большим потенциальным источником оружия и боеприпасов для обеих воюющих сторон стала дивизия. Выведенная в 1988 году из Афганистана и оставленная здесь, на южной окраине огромной страны, она уже пережила в феврале девяностого кровавые сполохи перестройки, перегораживая своими танками улицы, жидкой цепочкой солдат пытаясь сдержать ревущую черную толпу. Теперь, два года спустя, положение ее было намного хуже и драматичнее. Дивизии постоянно задавали вопрос из детской песенки про чибиса на дороге: "Вы скажите, чьи вы? Вы скажите, чьи вы? И зачем, зачем приехали сюда.?!" А отвечать было нечего: войска - целые округа -во всех республиках после августа 1991 года "приватизировались" местными правительствами. А вот с 201-й сорвалось: Генеральный штаб России, продолжая по инерции заботиться о политической позиции страны, просто представить себе не мог, что 201-я, стоящая у кромки бушующего котла под названием "Афганистан", перестанет существовать как русская боевая единица - дыра в обороне Юга, да еще какая! То же, кстати, произошло с осознанием роли российских Погранвойск, которые после развала Краснознаменного Среднеазиатского пограничного округа (КСАПО) превратились в Группу Погранвойск России в Таджикистане (ГПВ РФ). Так дивизия стала "войсками СНГ". Несуразица в этом названии была с самого начала, так как в СНГ входил и Таджикистан. тогда его войска чьи же? Но в сознании простого человека, будь то русский или таджик, синяя аббревиатура "СНГ", намалеванная через трафареты на танки и бэтээры, ассоциировалась с нечто общим, прежним, "союзным" и, в конце концов, - с Россией. Ну, что же, на это смутное время и такой паллиатив годился!

Владимир Семенович Карелин родился и вырос в Таджикистане, как раз в ныне пылающей Вахшской долине. Дед с бабкой еще в тридцатых годах приехали сюда с узелком да двумя подушками, спасаясь от страшного голода в Самарской губернии, прижились, расчищали от тугаев болотистую пойму Вахша, рыли каналы, строили города и ГЭС, словом, делали все то же, что десятки и сотни тысяч русских людей в этом новом для них краю, пока не легли рядышком в сухой лёсс за оградкой на окраине Курган-Тюбе.

В школе Владимир учился в классе, где из тридцати ребятишек только трое были русские и один - таджик, остальные - немцы, болгары, крымские татары - "с бору по сосенке" со всей огромной страны, перетряхнутой великой войной, словно сквозь сито просеявшей "своих" и "чужих". Вот эти "осевки" народов и оказались в глубинах Азии, где неблагонадежность, подобно раскулаченным и расказаченным согражданам двадцатых и тридцатых, была загашена сорокоградусной жарой, малярией и тяжелой работой. В шестнадцать лет Володя ушел в военное училище - специально письмо министру обороны писал, ведь года до положенного возраста не хватало! В армии было все: и ночные казармы с "дедами", и отбитые о зубы тех же "дедов" костяшки пальцев, и сибирская стужа сквозь лейтенантскую шинельку, и снова зной - афганский... В общем, за плечами - полный набор испытаний русского офицера послевоенных лет! Не отпускает Азия! Вот теперь - Таджикистан. Иногда, последние два года, Карелину казалось, что круг его недолгой в общем-то жизни замкнулся - он снова на родине, только он уже не шестнадцатилетний пацан, а человек, от которого во многом зависит огромная военная машина, да и не только она... Он шкурой чувствовал последний год хрусткий, неуправляемый раздрай вокруг: в Союзе, республике, дивизии, людях. Что-то ломалось, крошилось, рождая лишь недовольство, страх, насилие, а теперь всё чаще - смерть. Словно ревущий ураган рождался во всем этом беспределе, растерянности, заблуждениях: но пахло не озоном, а горьким миндалем.

...Офицер встал из-за заваленного бумагами стола, подошел к окну тесного кабинетика и с судорогой долго недосыпавшего человека потянулся. Окна по сути дела почти не было: до самого подбородка с внешней стороны оно было заложено бумажными крафт-мешками с песком, изнутри к стеклу был привален зеленый бронежилет. Не для усиления защиты, отнюдь, - некуда положить было.

Басовито зазвенел зуммер ЗАСа - опять начальник оперативного управления Генштаба:

-К вам выезжает генерал-лейтенант Зябликов. Будет постоянным представителем Минобороны в Душанбе до прояснения ситуации. Как в Курган-Тюбе?

-Пока удается сохранять нейтралитет, товарищ генерал, но контролировать город, промышленные объекты сил не имеем, все офицеры в караулах, едва-едва военный городок охраняем.

- Ясно. Решите с Зябликовым вопрос о срочном усилении дивизии подразделениями ВДВ, хотя бы для охраны Нурекской ГЭС, Яванского химзавода, Регарского алюминиевого, предложения по другим объектам проработайте сами.

После некоторой паузы начопер Генштаба как бы нехотя добавил:

- Генерал - человек в Средней Азии новый. Он почти безвылазно, с лейтенантов, в ЗГВ да в Венгрии, так что вы ему помогите там разобраться на месте. Если у руководства дивизии будут возникать сомнения по поводу решений Зябликова, срочно докладывайте мне.

-Ясно, товарищ генерал, поможем.

"А на кой черт его нужно сюда такого посылать? Куча генералов из бывшего ТуркВО и САВО в Москве! Что за возня там?" - подумал Карелин, вслушиваясь в плывущий голос московского начальства в мембране ЗАСа.

Для Карелина было предельно ясно, что для Москвы обстановка в Таджикистане является полнейшей неожиданностью, что розовый демократический флер "всеобщей борьбы с коммунистической деспотией" все чаще и все жестче сталкивается с государственными интересами России на прежних окраинах еще вчера гигантской державы. "Суверенитеты" на этих окраинах, проглотив его слишком много, не справляются с ним, страдая, кто - заворотом кишок, кто - кровавым поносом, а в результате Москва неожиданно выясняет, что голова от этого болит именно у нее.

А настроения в республиках, которым так торжественно и лихо была подарена независимость, самым прямым и непосредственным образом сказываются на безопасности Российской Федерации, будто продолжает существовать единая страна! Во всей этой каше у России в качестве инструмента защиты ее интересов на южном фланге, в Средней Азии, остаются лишь две силы: 201-я МСД да тонкая линия бывшей границы СССР, охраняемая еще пока русскими пограничниками!

***

Шум голосов с площади Озоди смешивался с шарканьем сотен ног по асфальту и осторожным гулом бэтээров. Гул нарастал, распадаясь по мере приближения на выкрики, проклятья, речитатив лозунгов, захлестнул импровизированный блокпост ОМОНа (самодельный шлагбаум с двумя шинами-противовесами на одном конце) и потек многолюдной пропотевшей толпой прямо к модерновому зданию Комитета национальной безопасности. Управление Группы Погранвойск России, расположенное рядом, разом затаилось, мигом ушло всем своим "населением" за стены и бумажные крафт-мешки с песком в оконных проемах. Разгоряченная толпа текла мимо, жадно вглядываясь в коричневую облицовку и латунные карнизы здания Комитета, тоже будто вымершего. Несколько человек из толпы, подчиняясь невидимым командам, бросились обходить его со стороны рядом расположенной стройки и напоролись на автоматную очередь. Люди, словно цыплята к клушке, прижались к вставшим бэтээрам. Те шевельнули башнями с хоботами КПВТ в сторону выстрелов. Кто-то рядом с броней уже хватался за раненую ногу, двое других тащили разом отяжелевшего, какого-то бесформенного, третьего. Убит наповал. Зеленые повязки на лбу, страх, злоба и растерянность на лицах. Коротко простучал башенный пулемет, из толпы по зданию Комитета и стройке защелкали выстрелы. Толпа взревела и слитно, будто единое целое с угловатой броней, медленно двинулась к тяжелым дверям главного входа. По стройке уже метались несколько десятков людей с автомата ми. но найти стрелявших по толпе не удавалось. Неожиданно из окна полуподвала здания звучно лопнул выстрел гранатомета. Выстрел по бэтээру пришелся почти в упор, длинный хвост порохового заряда еще не успел сгореть, и всеми видимая, еще не набравшая скорость граната из РПГ-7 врезалась в борт зеленой бронированной коробки. Машина словно вздулась и, стряхнув с себя пыль, слегка присела. Ломко и хрустко прозвучал взрыв: звон осколков, крики разбегающихся от стальной "клушки" людей. Подбитый бронетранспортер застыл, стал беспомощным и теперь даже не опасным. Сидевших внутри троих подвел страх и неопытность: они "закупорились" люками и бронезаслонками и граната, попав в борт и никого не задев раскаленной кумулятивной струей, одним только ударом давления размазала их внутри по стенкам. Окна Комитета ожили автоматными очередями, защелкали пистолетными выстрелами, ухнула ручная граната.

Дробный звук перестрелки нарастал с каждой секундой, когда из-за здания МВД послышался навязчивый, нарастающий гул тяжелой "брони": Через пару минут рокот чувствовался уже физически: мелко вибрировала почва под ногами, гул стал осязаемым, давящим, "Танки! Эсен-ге! Эсэнге!" - истошно завопили в толпе. Вот первая из облепленных коробушками активной защиты "семидесятидвоек", чадя соляркой и лязгая, угловато-рваными рывками, вывернула на перекресток и, плюхнувшись левой гусеницей в бетонированный арык, начала разворачиваться в сторону бегущей толпы и мертвого бэтээра. Лязг и грохот наполнили улицу - танки 201-й дивизии один за другим вылетали к зданию Комитета и резко останавливались под его стенами, шевелили орудиями, деловито рокоча расползались по улице, закрывая своими тушами массивные двери с побитыми стеклами.

Колонна под командованием командира 201-й дивизии, полковника Ашурова подошла к КНБ для эвакуации семей сотрудников, уже две недели скрывающихся внутри здания, но посланцы площади Шахидон. пришедшие сюда, по их словам, "поговорить с Президентом Набиевым", так же прятавшимся здесь, восприняли колонну как нападение на них и дружно утверждали, что "войска СНГ напали на мирную депутацию граждан и намерены подавить демократию в Таджикистане". Вечером того же дня с телеэкрана из уст председателя Демпартии Таджикистана Шодмона Юсуфа прозвучали роковые слова, расславившие акценты в национальной политике демисламистов; "Тень танков СНГ на всем русском населении Таджикистана!". Это был момент истины: нет никакого СНГ С мифическими войсками - есть Россия, спрятавшаяся за этим именем, а все русские, где бы они ни жили, "пятая колонна" своей этнической родины, природные, зоологические колонизаторы, достойные либо изгнания, либо истребления!

Татьяна М. была одной из первых жителей Таджикистана, на которую эта самая тень упала. К тому моменту, когда толпа двинулась по улице к зданию КН, она зашла в здание расположенной рядом школы позвонить от вахтера домой одиннадцатилетней дочери: что почистить, что помыть из овощей и в какой кастрюле поставить борщ на обед. Сама она задержалась в городе, а если мужа. Сашу, вовремя не накормить, останется голодным: он - инженер наземного оборудования душанбинского аэропорта - мог заскочить на обед лишь на сорок минут. Толпы демонстрантов и даже бэтээры давно уже не вызывали у жителей Душанбе, в том числе и у русских, особых эмоций: с ними за последний год сжились, как с частью городского пейзажа, даже не вдумываясь в смысл "сидений" на площадях, шествий, лозунгов. Через стеклянную входную дверь молодой женщине была видна и толпами стройка рядом с КНБ.

С первыми выстрелами, когда к стройке побежали люди с зелеными повязками на лбу, очкастый старичек-вахтер, беспомощно пискнув, исчез в темном коридоре, а Татьяна застыла с трубкой в потной ладони: четверо побежали прямо к дверям школы! Их перекошенные злобой лица заставили вспомнить все страшные рассказы подруг. Женщина бросилась по коридору, хватаясь за ручки дверей. - все заперты. Наконец одна из них поддалась, и Татьяна влетела в какой-то класс. Судя по сложенным у стены партам, здесь затеяли ремонт: на полу - пятна известки, пустая банка из-под краски, слипшаяся от белил кисть... В коридоре топот, крики, удары ногами в двери, звон стекла. В отчаянии она бросилась к стенному шкаф - только бы был пустым! Слава Богу, гак и есть, пуст и без полок. Татьяна нырнула внутрь, вжалась в спасительную пыльную пустоту и, ломая ногти, закрыла изнутри обе створки. "Господи, разорвут ведь!" Через несколько секунд дверь рывком открылась. "Холи!"1 (Пусто) - крикнул наружу, в коридор, человек, и топот стал удаляться по коридору. Женщину трясло, пот струйками стекал из-под растрепанных волос. Все больше и больше хотелось чихнуть - пыль здесь была многолетняя. Татьяна старалась дышать ртом, в носу свербело. На улице что-то гудело, трещали выстрелы, пол мелко сотрясался. Танки? Ей представилось, как огромная стальная громадина проламывает стену и перемалывает ее, беззащитную, прямо здесь в пыльном шкафу...

Только через час она решилась выбраться из шкафа и, пробравшись по коридору, выглянула через стеклянную входную дверь. В десяти метрах от ступенек серо-зеленой громадой застыл танк, на башне, повиснув локтями на крае откинутого люка, сидел русский парень в ребристом шлеме и линялом черном комбинезоне. От танка на асфальт падала густая тень.

АРИСТАРХОВ-I

(Весна девяносто второго)

Приснилось, как хрустко и пыльно рушится целиком огромный город, колются вертикальными трещинами многоэтажные дома и оседают в тяжелые, темные клубы пыли к земле, медленно, грохочущее, неотвратимо... Дома были наши, душанбинские, в новых микрорайонах, то ли в "сорок шестом", то ли в "шестьдесят третьем". Погибающий город накрывало серовато-желтое небо, которое бывает в сентябре во время поздних "афганцев", темная зелень чинар и инжира вся в пыли - ни ветерка, душно... Из тягомутного, безвыходного сна Аристархова вытолкнула сверкнувшая мысль -землетрясение! Деревянная кровать и мебель противно и как-то расхлябанно скрипели и постукивали, ровный глубинный гул заполнял тьму. Страх, рождавшийся каждый раз внутри во время землетрясения, был какой-то нечеловеческий, то есть разумом не управляемый: он охватывал, выжимая пот по всему телу, и, сам себе противный. Аристархов готов был расшвыривать вещи и людей, бежать вниз по лестнице во двор, ожидая, почему-то, что она, лестница, все эти бетонные пролеты, сложатся гармошкой, и ты будешь медленно умирать, полураздавленный, гнить в полном отчаянии в луже собственного дерьма и крови... Землетрясений Аристархов боялся всегда, а именно с того первого раза, когда испытал его в детстве, сидя за круглым столом в зале и рассматривая цветные картинки в "Трех поросятах". Тогда, чувствуя, что происходит нечто страшное и независимое даже от папы и мамы, таких огромных и сильных, он скатился со стула и ткнулся трясущимися ручонками в дверь (до рычажка ручки было не дотянуться - высоко), а она не открылась.

Пол под ногами вибрировал, и висюльки на старенькой люстре вызванивали сердито, а потом одна из них упала и покатилась орехом к ногам... Ужас, испытанный в детстве, живет в человеке, словно воспоминания о запахе, сжимаясь в глубинах существа в маленькую точку, крохотное стеклышко мозаики, а случись что - словно герань под нос сунули - сразу вся огромная, яркая картина воспоминании, чувств, страхов лиц и голосов!

...Нашелся только правый тапочек, левый впопыхах толкнул ногой под кровать, скинул и этот ("ходить в одном смерть кликать на близких" - глубоко сидит суеверие!) и бросился к стулу. Срывая со спинки белолампасные "адидасы". Натянул, кинулся к двери. Трясти перестало, Все же цепочку скинул и ключ повернул: опять тряхнет, тогда и побегу. Прислушался: в подъезде тихо. Пару минут постоял у двери и, успокоившись, вернулся в спальню, сел на кровать. Внутри отпустило, страх поунялся. зашевелилась досада за трусость. Почему, когда потеешь от страха, гак противно пахнет?

Неторопливо оделся в домашнее. Ночь прошла, пять без четверти, а там и Шахидон скоро "квакать" начнет - эхо между домами сюда ранним утром хорошо доносится. Это позже, когда с воем понесутся под окном троллейбусы и зафырчат машины, зашаркает и загалдит народ на тротуаре, звуки утонут в них, а до этого обрывки слов раскатами будут доноситься, напоминая команды диспетчера с товарной станции железной дороги: "Вагон на второй... цистерну на третий... отцепить... поставить... маркировка..."

...Глава диссертации "не шла" - хоть ты тресни! Последние две недели работы над ней заключались в перекладывании выписок из стопки в стопку, тщательном наборе в авторучку чернил "Радуга-2" из пластмассового пузырька и тупому средоточию на тексте наполовину исписанного листа, после чего (в зависимости от ситуации) следовал отход на заранее подготовленные позиции на кухне (обед или чай) или разгон домашним за громкий разговор по телефону и возню с собакой, после чего, разумеется, опять ничего кроме чаепития не оставалось...

Сегодня стало понятно, что он просто тонул в материале, материале богатом, интереснейшем, подчас сенсационном, тонул не из-за неспособности думать, а из-за отсутствия критерия отбора и расстановки всего этого крошева выписок, конспектов, вырезок, карточек, рассованных по десяткам папок, сотням конвертов и каталожным ящикам. А критерии этот - всего лишь производное, инструмент для работы. "Хромала" идея диссертации, а, точнее, ее формулировка, которая, словно кривой корень, превращала ствол всего замысла в развесистую корягу, достойную лишь печки! Втиснуть научное решение вопросов "что же происходит сейчас в Средней Азии, и каков дальнейший путь этого сердцевинного региона?" в работу с названием, отражающим "роль партии и рабочего класса в судьбах народов Советского Востока" было попросту невозможно. От этого весь материал не уметался в главы, становился "дыбом" от попыток использовать его для доказательств наукообразных посылов советских научных авторов.

Исписанное - в сторону (порву, наверное, но сейчас некогда) и за работу заново, вчерне. Хмыкнул про себя: Встряхнул Господь Бог..."

Николай не понимал мелочей: общий замысел после уяснения его "драконил" на мелкие части, дабы осознать, препарировать, а затем уж выстроить из них, словно из мелких белых косточек, скелет будущего живого существа, "обращивать" его мощными мышцами фактов, проводами логических связок и нервов, чтобы готовая работа, словно гигантская ладная рыбина, легко и мощно понеслась по волнам научной жизни, политики, отзывов, мнений.

И еще он понял, что мешало холодному препарированию темы: он любил Восток. Любил не экзотику, что позволяло бы с картинной сокрушенностью вздыхать и цитировать среди соотечественников киплпнговское "Запад есть Запад. Восток есть Восток, и вместе им не сойтись!" И, проклиная Горбачева и таджиков, потихоньку собирать картонные коробки для вещей в контейнер, а эти горы и мутный Вахш. и девчонок в ярко-красных ситцевых платьицах с платками, повязанными набок, что босоногие и гибкие задорно щебечут и смело заглядывают в глаза в горном кишлаке, и седобородых сухощавых стариков в полосатых халатах с двумя мешками на спине (как держат - уму не постижимо!), что рвутся в файзабадский автобус, и сорокаградусный зной, oт которого земля летним вечером пахнет, словно зола из горячей печи, а еще... Да всего не перечислить. Одним словом, он любил все это, как свое родное, никогда не отталкивая все это от себя в душе, и странно, что и земля эта никогда не отталкивала, не называла чужим, а уж тем более врагом. Плохо это или хорошо, но он всегда чувствовал Таджикистан, всю Среднюю Азию (поколесить по ней Николаю пришлось немало) частью России, которая не заключалась для него только в березках, снегах и голубоглазых красавицах. Именно поэтому Аристархов не только наблюдал со спокойным интересом за развитием событий, но считал своим долгом участвовать в них, здесь на окраине огромной своей родины - России.

"Вот так и буду писать: как свой в своей стране! И пусть, подавятся любыё змии, кому это не понравится - и "коренные" и "некоренные", - успокоение он решил для себя, почувствовав уверенность и огромное желание работать, сейчас, немедленно, и непременно весь день, до полного изнеможения!

Аристархов, чувствуя сладостную, звенящую потребность в работе, зарылся на три недели в свои папки, выписки, карточки, читая и осознавая их заново, будто впервые расшифровывал язык, на котором они написаны. Проблема действительно открывалась по-новому, объемно вырастала мощной, кристаллической глыбой, играя блеском, граней событий, внутренними нитями связей и зависимостей.

"Начнем "аб ово"1. Итак, вопрос первый: "почему именно Средняя Азия стала частью России?" Этим вопросом дни века задавались не только мои соотечественники, но напрягались с объяснениями англичане, немцы, французы, прочие "западники". Вопрос об основном направлении строительства русского государства на Восток - не праздный и имеет несколько уровней объяснения. Вот, пожалуй, самый привычный для нас, материалистический, к коему склонялось большинство политиков, историков, военных еще в прошлом веке: "Сношения России со Средней Азией начались еще при московских царях. Первоначально они ограничивались исключительно торговыми делами. Русское правительство, сознавая выгоду разрешения коммерческих отношений, постоянно оказывало поощрение как русским, так и среднеазиатским купцам. Последним были предоставлены особые льготы, поддерживавшиеся до последнего времени. Среднеазиатские владетели не платили нам тем же, напротив, они взимали с русских, как с христиан, таможенный сбор (зякет) в удвоенном размере против принятого у мусульман..." Это пишет Белявский, русский офицер, генштабист из Ташкента, подготовивший при генерал-губернаторе Константине Петровиче фон Кауфмане исследование "Материалы по Туркестану. Исторический очерк распространения русской власти в Cpeдней Азии". Но ташкентский генштабист взял мелковато по времени, видно, и задачи в глубину не ставилось - материал оперативный, для воюющего региона!

Генерал-лейтенант Михаил Терентьев, замечательный русский военный историк, умница, преподаватель Академии Генерального штаба, высказался по этому поводу более теоретично и "капитально": "Движение России на Восток началось еще во время татарского ига. Великий собиратель Земли Русской, Иван III (1462-1505). положив краеугольный камень нынешнему величию России, сделал и первый почин движению на Восток: при нем в 1472 году была завоевана Пермь (не Биармия ли это?), а затем Вятка и земля Югорская (Северо-Западная Сибирь). Распавшаяся еще при Василии Темном (а 1425-1462) Золотая Орда все еще претендовала на дань и на власть, но соперничество с нею отделившихся от нее царств Казанского и Крымского давало нам возможность, союзом с ними, парализовать предприимчивость Орды.

Задумав уничтожить и саму тень постыдного ига. Иван Ш заключил союз с Менгли-Гиреем крымским, разорвал грамоту сарайского хана Ахмата и прогнал его послов. Ах-мат также обеспечил себя союзом с Казимиром IV литовским, но крымцы напали на Литву и тем отвлекли ее от содействия Золотой Орде, а русские дружины с другими партиями крымцев напали на Сарай и разорили его. Главные же силы России и Орды, простояв друг перед другом до поздней осени и не рискнув первыми перейти разделявшую их реку Ургу. мирно разошлись 7 ноября 1480 года. Этот день и считается последним днем ига. Окончательный же удар Кипчакскому царству нанесен был верным союзником нашим Менгли-Гиреем. в 1502 году.

С устранением старого врага отношения наши к Казани (в Средней Азии есть предание, что Казань построили каракалпаки, но потом были вытеснены ногаями и ушли к Аральскому морю. В договоре Игоря с греками есть статья, которой русские обязались не допускать движения "черных болгар" с Волги на Грецию, "Кapa" - значит "черный" - не каракалпаки ли это были?) и к Крыму изменились: не стесняемые более заботами о собственной безопасности, эти соседи производили беспрерывные разбойные набеги на пограничные наши области. Хотя воеводы Ивана Ш и привели Казань в зависимость от Москвы, но казанцы при каждом удобном случае от нее отказывались. На оставшийся в 1518 году вакантным престол казанский Василий назначил одного из "служебных" царевичей Шиг-Алея. но партия крымская снеслась с Махмет-Гиреем, который нападением своим в 1521 году застал врасплох Россию, распустившую свои ополчения, и дошел до самой Москвы. Казань, раздираемая борьбою партий, снова подчинилась России через 30 лет, но когда ей опять навязали того же Шиг-Алея, то она снова "возбухла" и признала право на престол только крымскою царевича Эдигира. Тогда Иван IV решился покончить с Казанью. Да и пора было. Русь уже собралась в могучее целое присоединением к Москве Великого Новгорода (I47S г.). Твери (1485 г.), Смоленска (1514 г.) и Рязани (1517 г.); терпеть далее набеги и своеволие татар было не для чего.

В 1552 году сам Грозный с 150000 русских (в том числе были и стрельцы - только что учрежденное постоянное войско) осадил Казань и взял ее 2 октября приступом через брешь, образованную взрывом сильной мины (48 бочек пороху).

Через 4 года, то есть в 1556 году, присоединено, и без труда, слабое Астраханское царство, возникшее было на развалинах Золотой Орды.

Крымские ханы, однако же, предъявили притязания на Казань и Астрахань - отсюда ряд кровавых набегов и войн, продолжавшихся 230 лет до 1783 года, когда Таврический полуостров был присоединен наконец к России.

Вслед за покорением Астрахани царь послал в 1567 году двух казацких атаманов. Петрова и Яличева, с Урала через Байкал в Пекин. Они дошли до Японского моря и вернулись хорошо ознакомленные с сибирскими татарами.

К концу царствования Ивана Грозного Россия шагнула за "Каменный пояс", как тогда называли Уральский хребет.

Дело, однако же, было сделано: Ермак перешел "Каменный пояс" и, плывя на стругах из реки в реку (Чусовая. Серебряная, Жаровля, Тура), углубился в недра Сибирского царства. Огнестрельное оружие, неизвестное дотоле сибирцам, навело на них панический ужас...

Вскоре после завоевания Казани башкиры (берсерги), бывшие до того данниками татар, приняли подданство России, однако ничуть не стеснялись делать на нее набеги. Русские вынуждены были возводить укрепления вокруг пограничных сел и даже непрерывные валы от села к селу.

Отбиваясь от дикарей, Россия (или еще точнее, какой-нибудь Новошемшинск!) заботилась, конечно, только о самой себе, а о Европе и не помышляла и не искала "ни благодарности ни славы", как не искали их наши соплеменники - чехи и мораване, побившие монголов в 1241 году под Оломуцом и тем самым спасшие и себя, и Европу от погрома!

История дальнейшего нашего движения на Восток характеризуется таким образом: соседство с дикими, не признающими никаких прав, кроме прав силы, племенами, вынуждало нас укреплять границы линией крепостей; под их защиту являлись временами орды, теснимые более сильными. Эти новые подданные через некоторое время оказыва-лись хуже врагов; нам приходилось или задавить их окончательно, или прогнать, но и в том, и в другом случае необходимо было отцепить занятую ими территорию рядом новых укреплений. В старые времена они назывались "чертою". Например, "Закамская черта" проведена была от Волги по реке Черемшан, а далее - через степи. Устроен был вал и засеки из срубленных деревьев, с заостренными ветвями. По черте строились остроги, то есть поселки, обнесенные забором из толстых бревен, вбитых в землю стоймя, и заостренных сверху. Эти остроги-города заселены были при Алексее Михайловиче пленными поляками. От набегов ногайцев и крымских татар также возводили линии из непрерывных валов. До сих пор в некоторых местах Воронежской губернии, как, например, в Бирючинском уезде, сохранились следы длинного вала, составлявшего когда-то "черту". Так, перекатными линиями и продвигается Русь на восток в тщетной погоне за спокойствием. И не найдет она этого спокойствия, пока не дойдет до народа, уважающего договоры, народа настолько цивилизованного, чтобы не жить грабежом и разбоем, и настолько сильного, чтобы не допускать нарушения своих границ разбойничьими набегами своих шаек. Такая, созданная степями и дикими ордами, а нами поневоле принятая программа была применена впервые к башкирам. Когда ни укрепления сел наших, ни даже непрерывные валы не в состоянии были удержать их от набегов и разбоев, тогда решено было оцепить их укреплениями.

"Все подданство башкир состояло в том, что тарханы, то есть обельные, освобожденные от податей, служили, а остальные платили ясак. В 1720 году башкирам даны разные льготы, главною они сами считали освобождение их от власти казанского воеводы и подчинение прямо Сенату".

Вот он поворотный пункт политики России на просторах Азии: петровские времена! Буквально грань веков: XVII. с его казачьим и крестьянским "самотеком" на Восток, и XVIII - век вполне спланированной европейской политики. Вот снова Белявский: "...Петр Великий, стремясь к расширению активной торговли русской и простирая свои виды на

Индию, шире посмотрел на Среднюю Азию. Желая в корне изменить обоюдные отношения, он думал не только их расширить, но и решился сделать важный политический шаг с целью подчинить своей власти сначала Хивинского, а затем и Бухарского властителей..." Если уж быть до конца справедливым, то ташкентский генштабист не очень аккуратно обращается здесь с фактами: первый шаг в подчинении был сделан не русскими, а самими хивинцами, точнее, ханом Шаниязом, приславшим в 1700 году Петру просьбу о принятии его "со всеми подданными" под российскую власть, что и было сделано в августе того же года. Через три года российское подданство было подтверждено новому властителю Хивы, вступившему на престол, - Араб-Махмеду, что окончательно уверило во владении этой "далекой землицей". Но страна, вернее, ее правящая головка, состоящая в те годы в большинстве своем из немцев, голландцев и прочих "западников", сама себя ввела в заблуждение относительно реальности подписанных документов о подданстве: далекие азиатские владения, просясь под руку севернее царя, и не думали о реальном подчинении ему! Главной целью этого мудрого хода хана Шанияза, а затем его преемников было избавиться от опеки сравнительно сильного (по среднеазиатским масштабам) соседа - Бухарского ханства, посадившего в конце XVIII века на престол Хивы своего ставленника и постоянно "учащего жить" хивинцев. Поэтому, когда через несколько лет дело коснулось реальных действий по организации речного пути по старому руслу Амударьи - Узбою. расположенному на территории Хивинского ханства, очередной правитель решил, что пора делать резкий политический разворот. К слову сказать, сам петровский проект непрерывного водного пути по Волге - Каспию - Амударье до Индии был не реальным из-за уровня тогдашних географических знаний, но главное в другом - попытка осуществления его помогла России понять, что такое подданство азиатского владыки. Стоило это понимание четырех с половиной тысяч жизней солдат, офицеров, уральских казаков, астраханских купцов, сгинувших в Хиве в 1717 году вместе с князем Бековичем-Черкесским, крестником Петра. Так что "подчинение своей власти" Хивы и Бухары Петром нужно рассматривать в качестве метафоры.

... Аристархов задумчиво уставился на папку с материалами по роковой экспедиции князя Бековича: странно, но гибель четырех с лишним тысяч подданных, еще и царского крестника, не вызвала абсолютно никакой официальной реакции со стороны России. Эта трагедия была отнесена исключительно на счет "дурного нрава азиатского владыки". Николай невесело хмыкнул: за такой дурной нрав Лондон или Мадрид той эпохи уж не спустили бы! Что в этом? Безразличие России к судьбам своих граждан? Проявление того православного русского провиденциализма, позволяющего бросать миллионы людей в горнила войн и на великие стройки, одновременно "забавляя" в плену тысячи и тысячи своих соплеменников? Не потому ли сейчас миллионы русских, оставшихся на окраинах некогда великой страны, почувствовали себя брошенными и беззащитными, когда Россия (не Россия, конечно, а обрубок от нее!) вдруг "одарила" их местным суверенитетом, заявив, что соотечественник - понятие не юридическое, а... моральное, и она за их судьбы не в ответе. Аристархов поежился - и он в их числе...

Сразу вспомнил разговор с коллегой. Игорем Парфеновым, недавно с пеной у рта доказывавшим "вину" русских как народа в бедах и невзгодах Средней Азии.

-Ты не можешь отрицать, Николай, что власть России в советские времена принесла местному населению одни лишения! - рыжеватая бородка Игоря выставлена вперед, карие, слегка навыкате глаза выразительны и печальны. Игорь субтилен, сутуловат, утончен и подчеркнуто аккуратен, усиленно играет манеры (как он их представляет) настоящего русского интеллигента времен "хождения в народ".

-Коммуняки совершили страшный грех перед народами всей страны - они отняли у него историческую память, разрушили саму живую ткань истории, лишили каждый из народов лучших его сынов. Ну, расстрелы, репрессии, сам знаешь! А здесь, в Средней Азии? Ты почитай Домбровского, его "Хранителя древностей", это же настоящий катехизис советской подлости в те времена!

- Ну, думаю, катехизис здесь не подходит, мой дорогой

-Да не имеет значения! - еще больше выставил бородку Парфенов. - Главное, что, Советская власть принесена в Среднюю Азию русскими, коммунизм совершенно чужд здешним народам ...

-Как и русскому, впрочем ...

- Ну, знаешь, для русского народа коммунизм был его собственным выбором ...

-Ой ли?

Парфенов в запальчивости еще сильнее выкатил глаза, но, видно, самый убедительный довод стал поперек горла, и он, захлебнувшись слюной, минуту надсадно кашлял, уткнувшись в большой клетчатый платок, хмурясь и вытирая выступившие слезы. "Наверное, жалеет, что на платке нет кровавых пятен, чахотка была бы последним штрихом к его интеллигентности", - с неприязнью подумал Аристархов.

-Так вот, - Парфенов все еще глотал остатки кашля, -русские, по сути дела, на штыках принесли в Среднюю Азию революцию, большевизм, репрессии ... .

- Медицину, образование, "Жигули", самолеты. - в тон ему продолжал Аристархов.

- Не юродствуй! - взвизгнул и снова закашлялся коллега. - Ты понимаешь, о чем я говорю! За это насилие нами должно быть принесено покаяние! Не только словом, но и делом!

- Ой, ты это кому же исповедуешься в сих грехах в стенах института? Ты бы тогда взял кетмень да шел бы на поле поливальщиком. Или хотя бы ребятишек учить в кишлаке?

Разговор не получился: Парфенов, все еще кашляя и сутулясь, схватив бесформенную спортивную сумку, ринулся к двери и, громко ею хлопнув, не появлялся две недели.

Время и место- II

(середина XIX века)

Копия с отношения Оренбургского и Самарского генерал- губернатора г. Министру иностранных дел от 9-го апреля 1859г. Љ 307.

Исправляющий должность Оренбургского и Самарского генерал- губернатора сообщил мне поступившее к нему представление исправляющего должность председателя Пограничной комиссии, присем к копии прилагаемое и сущность коего заключается в следующем: киргизкие депутаты, бывшие у туркмен для выручки наших пленных ордынцев, возвратившись благополучно в пределы Малой орды, прибыли в ставку правителя западной части Оренбургской степиподполковника Тяукина вместе с почетными туркменами Яумудского колена Айтембеком Азмуратовым и Сеид- Беком Бадиш- Мухаммедовым, кроме того прислан туда же доверенный от владеющего теперь Кунградом Мухаммед- хана Бека Суфиева, Мулла Шах- Нияз и приних два прислужника туркмен Зейгид и киргиз Калмаш- бек. Как киргизкие депутаты так и прибывшие туркмены довели до сведения начальства, что размен пленными идет успешно, но последние, кроме всего представили 6 писем из коих 3 от Яумудского хана Атамурода и почетных лиц второго колена, а 3- от Кунградского бека Мухаммад- хана, адресованные на имя главного пограничного начальства и султана Тяукина.

В письмах Атамурад- хана и почетных туркмен Яумудова рода изложена изъявленная еще в прошлом году гоьтовность служить Государю Императору и заключаются просьбы, во- первых, чтобы подполковник Тяукин поспешил прибыть с отрядом лично , или прислал сына, или брата для управления туркменами; во- вторых, чтобы устроено было русское укрепление на острове Чиликен или при Балханском заливе и заведена там ярморка, и в- третьих, чтобы заннят был Кунград, которым уже завладели узбеки с помощью туркменовЯумудов и в- четвертых, чтобы русское правительство приняло участие в судьбе разъединенных ныне туркмен и устроило их. Мухаммед же хан бек также просит ускорить присылку русского отряда для занятия Кунграда, добавляя, что кунградцы теперь в неприязни с известным приверженцем Исетом Ктебаровым, бежавшем в Хиву с киргизом Азбергеном.

Затем из донесения видно, что узбеки и Яумуды открыто выражают между собою мысль, что ежели русские построят крепость на острове Чиликен, или у Балханского залива, то с покорностью туркмен Чаудского колена и с занятием Кунграда и Хива примет поддпнство России.

В заключении колежский советник Плотников изъясняет, что все вышеупомянутые лица прибали в Оренбург и содержание их не может быть принято на ежегодно ассигнуемую для приема ордынцев сумму, так как подобный расход истощит всю сумму и что представляется во всяком случае необходимым выдать приезжим киргизам и туркменам подарки, по азиатскому обычаю.

Говоря о вышеизложенном для моего сведения, исправляющий должность генерал-губернатора испрашивает моего разрешения по всем обстоятельствам сего дела.

Вследствие сего, долгом считаю изложить Вашему сиятельству мое мнение касательно просьб туркмен.

В совещательном комитете под личным председательством его Императорского Величества, Государя Императора, не последовало соизволения на принятие туркмен в наше подданство, но при этом разрешено произвести топографическую рекогносцировку восточного берега Каспийского моря с целью, между прочим, избрать пункт для укрепления и фактории.

Сообразно сему даны мною штаб-офицеру, назначенному для производства помянутой рекогносцировки и начальнику Аральской флотилии, имеющему сопутствовать Бухарскому посланцу по Амударье - инструкции, одобренные Вашим сиятельством в политическом отношении, общий смысл коих заключается в том, чтобы уклониться от прямых ответов на просьбы туркмен, касательно принятия их в наше подданство и чтобы получить от них обещание заслужить расположение русского правительства дружескими в отношении России действиями.

Не отступая и в настоящем случае от принятого порядка действий с туркменами, я полагал бы необходимым, не ограничиваясь уже более одними уклончивыми выражениями, воспользоваться в некоторой мере предложениями туркмен и выразить готовность действовать в отношении их, как с племенами, нам не чуждыми и не признанными. Необходимость эту я основываю на том, что занятие Кунграда может быть весьма полезно в видах будущих торговых сношений наших со Средней Азией. Нам необходимо иметь укрепленные пункты на Амударье для склада каменного угля и топлива, нужного для пароходного плавания.

Но прочное занятие и укрепление Кунграда в настоящее время невозможно: по неимению для сего в моем распоряжении ни войска, ни денег, ни перевозочных средств. К тому же, недостаток сведений: в какой мере Кунград и его окрестности могут обеспечить продовольствием наш гарнизон и удобно ли воздвигнуть поблизости к городу или внутри его укрепление, не дозволяет даже мне возбуждать вопрос об окончательном занятии Кунграда, согласно просьбе туркмен.

По моему мнению, наше расположение к туркменам должно выразиться через оказание им временной помощи во внутренних их разборах с хивинцами. Для сего я полагал бы представить капитану первого ранга Бутакову при предстоящем его плавании с Бухарским посланцем по Амударье взять с собою из форта Љ1 команду пехоты в таком количестве, в каком возможно будет разместить ее с нужным для оной продовольствием на пароходе и двух баржах. Во всяком случае, я не предполагаю, чтобы этот отряд мог превышать 125 человек, кроме морских чинов, необходимых для службы на пароходе и конвоирования посольства.

По прибытии к Кунграду поручить капитану Бутакову или оставить эту команду в городе для оказания помощи завладевшим ныне оным туркменам, или же, если отряд может подвергнуться опасности, то не оставлять его в Кунграде, но на обратном пути по Амударье прислать к сему городу и в сопровождении всей воинской силы, высадившись на берег, пробыть в Кунграде столько времени, сколько дозволят обстоятельства и признано будет нужным для подробного ознакомления с местностью и ее жителями, со средствами страны и с происходящими в ней ныне политическими переворотами. Затем следовало бы, по моему мнению, разрешить капитану первого ранга Бутакову, если надобность укажет, употребить и силу оружия в защиту туркмен. Этим путем положено будет начало видимого нашего покровительства туркменам без всякого однако окончательного обязательства принять их в подданство.

Собранные таким образом сведения укажут в будущем, должно ли или нет действовать решительно в видах упрочения нашего владычества над туркменами и следует ли завладеть городом Кунградом.

Затем надлежало бы объявить прибывшим в Оренбург туркменам, что им в настоящем случае оказывается временная помощь, но прежде предоставления им помощи решительной и устройства их, необходимо и с их стороны, чтобы она действиями заслужила покровительство России, для чего они:

1. Должны окончательно примириться с нашими киргизами;

2. Защищать бухарские караваны следующие в Россию по правому берегу Амударьи, равным образом отнюдь не препятствовать хивинским караванам привозить в наши пределы свои товары;

3. Содействовать к заготовлению топлива для наших судов и снабжении нашего отряда нужным продовольствием, разумеется за деньги.

Далее, объявить им, что по их просьбе для облегчения торговых их сношений посылается команда для осмотра берегов Каспийского моря и избрания пункта для открытия ярмарки и что они равным образом должны оказывать полное содействие к исполнению всех требований начальствующего над этой командой.

Что касается до разрешения самому султану Тяукину или его сыну и брату отправиться с отрядом киргиз на помощь туркменам и управлять ими, то исполнение этой просьбы было бы преждевременно, ибо нельзя предвидеть до получения подробных сведений о результатах действий капитана Бутакова, какой исход получит вопрос о принятии туркмен в подданство, - раз допустивши султана Тяукина управлять этим племенем, Россия в глазах киргизов окончательно присоединяет туркмен и потому, если бы пришлось в будущем отозвать его, то такое распоряжение могло быть понято как слабость со стороны нашего правительства.

Я полагал бы поручит капитану Бутакову отклонить это домогательство туркмен, под предлогом, что просьба их не прежде будет уважена как по исполнении ими всех вышеизложенных требований, клонящихся к упрочению мирных с ними сношений.

Не лишним казалось бы вменить в обязанность г.Бутакову стараться внушить туркменам, чтобы они помирились со всеми нашими киргизами и в особенности с родственником Исета Кутебарова Азбергеном и способствовали его перекочеванию в пределы нашей страны. В заключение не могу не повторить, что коль скоро признано полезным в видах распространения торгового нашего влияния на Среднюю Азию, устроить пароходство на реке Амударье, то нельзя безусловно отвергать предложения туркмен принять подданство России и занять нашими войсками Кунград, местность обещающую, по крайней мере в географическом отношении, все выгоды для успешного плавания.

Геренал-адъютант Катенин,

Оренбург,

1859 год.

25 февраля 1959 г.

С.Петербург. Оренбургскому и Самарскому генерал-губернатору

Милостивый государь, Александр Андреевич!

Государства Средней Азии примыкают к России своими границами, сама природа как бы связывает Россию с Востоком, открывая ей широкий вход в него через Каспий и Арал. Само Провидение предназначает Российскую Империю быть просветительницей блуждающих в тумане невежества тюркских племен.

По моему убеждению, Россия должна незаметно, шаг за шагом, без выстрела, единственно дружественными торговыми сношениями, внести в Среднюю Азию влияние невидимое, но более твердое и существеннее всех великих побед.

От сближения России с Востоком польза, как материальная, так и нравственная неизмерима. Не только для России и Средней Азии, но даже для Европы.

Выгоды для России: Заводы, фабрики, мануфактуры нашего Отечества не могут соперничать с европейскими. Для их произведений нужно найти сбыт только у народов, находящихся на низшей степени развития сравнительно с нами. При ближайших связях с Востоком у нас будет там множество рынков для сбыта своих изделий в замен его естественных богатств.

Сокращение расстояния от Туркмении, Мавераннахра, Кабулистана, Китая и Тибета до Европы, устройством пароходства по Сырдарье и Амударье, железной дороги от последней к Каспию, даст возможность России снабжать все рынки Запада произведениями Востока.

Нравственная польза России также несомненна - страна до сих пор бывшая, так сказать ученицею Запада, оканчивая свое "школьное учение", начнет действовать самостоятельно, собственным умом, ни у кого не спрашивая и не подвергаясь постороннему гнету. Сколько бодрости придаст такая деятельность дремлющим силам нашей обширной Империи, как возвысит и упрочит оно значение и влияние ее в Средней Азии, где теперь ни то, ни другое далеко не соответствует ни материальному могуществу, ни умственному превосходству первой над последнею.

Выгоды для Средней Азии. Для народов Средней Азии знакомство и сближение их с Россией будет величайшим из благодеяний. Какой толчок при Петре и в последнюю войну дал Европейский Запад нашему собственному развитию, пробудив npоизводительную деятельность Империи, точно таким же образом шум русских пароходов на Аму и Сыре, появление русских факторий у подножия Гиндукyша и Гималаев разбудит народонаселение тур ан а и извлекут его из того оцепенения, в которое погружено оно уже несколько веков невежеством своих npавительств. Земледелие, caдоводство, шелководство, все отрасли местной npомышленности воспрянут вновь и дадут племенам, коснеющим теперь в бедности и варварстве, средства улучшить свой быт обменом сырых произведений своих на фабрикаты опередившей их в развитии России.

Выгоды для Европы. Торгуя с Среднею Азиею и внося туда свое влияние, Россия не кидает боевой перчатки Англии. Напротив того, когда торговое влияние наше в Средней Азии утвердится прочным образом, так что никакая конкуренция не будет ему опасна, а Россия покроется между тем железными дорогами тогда мы сделаемся естественными проводниками Европейской торговли с Индией.

Торговля эта должна будет изменить тогда свое направление, тoвары из Франции и Германии направятся в Россию, и по железной дорог; до Саратова будут доставляться на Волгу, а затем чрез Каспийское : море в Балханский залив, оттуда же по железной дороге, которая пере1 сечет Киргизскую степь, к р. Амударье. Таким образом, товары Европейские дойдут в Среднюю Азию из мест отправленияЈ чрез двадцать дней, тогда как те же товаpы чрез Суэцкий перешеек идут сто дней, а огибая' мыс Доброй Надежды - двести дней. Следовательно Франция, Германия, Бельгия и Швейцария получат со временем возможность npоизводить торговлю на всех рынках Средней Азии и даже за Индусом.

Сама Англия, пользуясь нашими железными дорогами, признает гораздо выгоднее везти товары свои в Индию и npоизведения Индии в Европу - чрез Россию, в совершенной безопасности, нежели подвергать свои богатства рисковому плаванию вокруг света, с постоянною потерею таковых. на огромные суммы вследствие кораблекрушений. Россия же от траназита европейских товаров.в Индию и Индийских в Европу, должна приобрести выгоды, которые значительностию своею не уступят выгодам от собственной ее торговли с Средней Азией.

Твердо убежденный в истине всего изложенного, я, не из видов личной выгоды, а желая принести существенную пользу моему Отечеству и из сочувствия к Среднеазиатскому человечеству, с которым имел случай лично познакомиться, старался изучить Азию в продолжении нескольких лет, собирал торговые о ней сведения и составил разные записки по этому предмету.

Ныне уверенный в искреннем сочувствии вашем к такому благодетельному предприятию, обращаюсь к вам с просьбой не отказать в ходатайстве Вашем у высшего правительства о содействии к учрежден, товарищества для торговли со Средней Азией на основании прилагаемого при сем проекта устава и о представлении сего устава на высочайшее утверждение. Со своей стороны я беру на себя устроить это товарищество npиглашение к участию в ном просвещениях и предприимчивых капиталистов наших.

Ваше превосходительство, вполне зная положение дел, можете лучше кого-либо оценить огромное государственное значение предпринимаемого товарищества,ЈЈ пользу от него для империи, трудности его ожидающие и возможность выгод для него, лишь после постоянных, и значительных пожертвований. Потому привилегии, им испрашиваемые: не покажутся вам не соответственньми высокой цели предприятия. Без высшего покровительства оно не может ни состояться, ни идти с успехом. От вас же должно ожидать, что вы не откажитесь не толь ко быть восприемником товарищества, но и советами вашими направлять действия его, согласно видам npавительства и сердечным заботам государя императора о возведении империи своей на высшую степень могущества и благодеяния.

В заключении не излишним считаю указать на ту пользу от предприятия, которую должно оно принести собственно Оренбургскому краю. Степи Киргизские и Туркменские составляют страну, которую нужно еще усвоить России, укрепить за нею. Предполагаемые в Уставе поселения при факториях товарищества послужат наилучшими и вернейшими к тому средством. Крепости и гарнизоны годны только к обузданию народов, к приобретению наружной их покорности, теснейшим же образом связывается господствующее племя с подчиненными ему лишь взаимностью выгод и распространением на последнего первого, а это достигается единственно ежедневным сношением обоих племен торговым и промьшленным.

Военные средства, которые необходимо иметь товариществу на поприще действий, для защиты себя, не может оно также употребить во зло без крайнего вреда для успеха своих мирных предприятий.

Всякое употребление оружия в дело необходимо ведет ко вражде, а вся надежда на успех действий товарищества заключается в приобретении честностью и прямотою дружелюбно к нему расположения как народов так и правительств тех стран куда проникает оно со своими товарами и деньгами.

За сим, принося уверение в искреннем моем к вам уважении и совершенной преданности, честь имею пребыть вашего превосходительства покорнейшим слугою. Степан Хрулев.

Оренбург,I859 г ..

Копия с шифрованной записки полковника Игнатьева,

от 15 октября за Љ 56

Все переговоры пришли к успешному окончанию. Эмир выдал мне всех пленных русских и даже их детей и семейства. Я возвратил Эмиру тех, которые обратились в магометанство, не помнят своего происхождения, обременены большим семейством и не изъявили желания В01вратиться в Россию. Беру с собой 11 человек пленных, в том числе 8 служивших в ханской пехоте.

Кроме того, Эмир согласен на сбавку торговых пошлин на половину против прежнего, на отведение для наших торговцев отдельного Kapaван-сарая в Бухаре, на присылку из Оренбурга и временное пребывание в Бухаре чиновника в качестве торгового агента, на свободное плавание по р. Аму- судов наших и обещал свое покровительство нашим торговцам.

В бумаге Таксаба сообщавшего мне это, сказано сверх того, что ежели мы встретим препятствие со стороны Хивы относительно плавания судов, то Эмир готов принят против этого меры по взиманию с нами согласию. Таксабэ сообщил письменно, что меня ожидает со стороны хивинцев на обратно м пути к р. Cыру, но я намерен отклонить снаряжение бухарского конвоя, и не требовать высылки отряда из ворта Љ 1, полагая, что конвой наш достаточен.

Хотят послать отсюда посланца с слоном и с другими подарками. Следовало бы принять его хорошо и допустить до С.Петербурга. Не прикажете ли драгоману Батыршину состоять при посланнике бухарскому так как он вполне ознакомился с ходом здешних дел. Если хивинцы узнают об успехе нашем в Бухаре, они, вероятно вышлют посольство в Россию, а киргизы хивинские перекочуют к нам.

Английскому агенту здесь не удается и он уже собирается ехать обратно в Кабул, с нашей стороны не сделано никакой уступки в пользу бухарцев, несмотря на сильные жалобы бухарских купцов на тарифы, на просьбы их о новых льготах в России и старания затруднить нашим торговцам приезд сюда. Я избегнул даже предъявления тех обещаний, которые имел право сделать по инструкции мне данной, и ограничился общими словами и дружественньми уверениями. Посланник бухарский вероятно будет ходатайствовать в С.Петербурге об исполнении разных просьб бухарского правительства. Обыкновенно бухарского посланника принимают на наше содержание с крепости Орской. Полагаю приличнее на этот раз принять и начать довольствие посланца из Качалы. Ежели он пойдет со мною, я отпущу на сие деньги из суммы миссии.

Покорнейше прошу сообщить Министерству Иностранных Дел.

Верно : Есаул Чернов.

3 июня 1864 года г. Оренбург

Копия

Препятствие встречающееся русскими купцами в Бухаре для свободной торговли:

Последней поездкой в Бухару, я узнал, что русским купцам очень трудно заняться торговлей в тамошнем крае, стесненные кругом разными обстоятельствами почти делают торговлю нашу с Бухарой не возможной или по крайней мере, в крайне стесненном положении. Мусульмане хоть и русские подданные /татары/ встречают менее препятствия /одинаковое вероисповедание/, что видно из теперешних сношений с Бухарой посредством приказчиков из мусульман, а не чрез русских.

Привожу здесь некоторые обстоятельства:

1. Торговцу или купцу необходимо нужно свобода: а/ выбор места жительства для более удобного склада товаров - так как в Караван-Сарае нет места или встречаем затруднение достать свой товар из среды других товаров, в чем затрудняется отправка оного. Потом упаковка товаров очень затруднительна в таком ограниченном месте и при стечении большой массы народа, что очень мешает заниматься делом. Не говоря о расходах, которые они накладывают на русских купцов в Караван-Сарае, хотя лавка там необходима для склада капитала.

б/ свобода в распоряжении своим капиталом. Запрещают вывоз в соседние ханства /Хиву, Кокан и др../, под предлогом, что они боятся, что капитал на дороге может быть разграблен и им т.е. Бухарскому правительству придется отвечать, за иностранный капитал и другие весьма глупые резоны, хотя по их закону каждый имеет право на вывоз капитала

и товаров.

2-е. Корреспонденция, которая занимает одну из главных ролей торговли, стеснена до невероятностей тамошними властями ни одно русское письмо не может быть передано прямо в руки по назначению, а идет сперва к Тасабе, который заставляет переводить его и если некому, то оставляет у себя совсем или, когда придет удобный случай для перевода оного, таким образом, письмо или вовсе пропадает или отдается спустя долгое время.

3-е. Пошлиной они не обкладывают русских за их товары и капиталы, хотя и значится 5 процентов /мусульман 2,5 цента/, но ценят товары гораздо дороже их стоимости. Таким образом возлагают больше пошлин.

Взимая более чем двойную пошлину с русских, они должны бы по крайней мере защищать интересы русских купцов, но из примеров видно, что если бухарец купил или подал русскому товар имеет право чрез некоторое время отобрать товар, если цена повысилась, и если понизилась, то отдать товар назад хотя условия были сделаны по закону.

4-е. Удобства жизни в Бухаре. Иметь все права, которыми пользуются мусульмане, ездить свободно по городу на лошадях, ходить куда угодно по городу и иметь свободный выбор в служителях, позволение ходить в баню и другие места вообще пользоваться такими же правами, какими пользуются мусульмане.

И если правительство найдет возможность устранить эти препятствия, хотя в половину, то русская торговля будет процветать с наибольшими успехaми и вполне может конкурировать со всеми нациями и приобретать значительную торговлю в пользу, которое теперь не очень выгодно для России.

Подпись. Михайло Хлудов

3 июня 1864г. Оренбург.

РЕТРОСПЕКТИВА -I

МУЗАФФАР

Пыль была горячей и топкой, перемолотая колесами машин, арб и точеными копытами тысяч овец, что гнали по ней с верхних пастбищ вниз, на стрижку. Босые ножки маленького Музаффара постоянно вязли в этом растертом горячем лёссе и сделались уже красными от пыли чуть не до колен. Идти по твердому краю дороги мальчик боялся: там пропасть, внизу речка шумит, лететь туда - просто жуть! Мальчик захныкал, все больше отставая от деда. Старый Мусо (седая борода лопатой, лицо круглое, румяное, красное от жары, сам - косая сажень в плечах) молча остановился, повернулся, подождал, когда измученный дорогой внук доплетется до него, крякнул "О, пирам!" и подхватил его на плечи. От самого моста через Ёс им с внуком пришлось идти пешком - ни одной машины или повозки, хоть тресни! И внука за несколько часов пути пришлось брать на загривок не раз, а как иначе? На базар в Орджоникидзеабад одному ехать и скучно, и внуки слезными просьбами одолевают: "Возьми, бобо. возьми!". Семилетний Музаффар - любимчик среди всех двенадцати. Как ему откажешь? Вот и поднял его сегодня утром ни свет, ни заря, когда из колхоза вниз шла бортовая. Туда-то спустились быстро и на самом базаре долго не задерживались: невестки всего-то и просили - масла хлопкового, спичек да ниток цветных. Правда, внука было не оттащить от деревянных раскрашенных игрушек: козлики-свистелки, птички, глиняные дракончики, резиновые шарики, мячики всех размеров и расцветок! Что поделаешь? Пришлось вытащить из поясного платка лишнюю трешку и купить внуку и свистелку, и полосатый яркий мячик (в аптеку придется не заходить - мазь от радикулита все равно не очень помогает, лучше на поясницу пару пчел посадить!). Просил внук и машинку яркую, какую-то мудреную - одни колеса да стекла, но маслом жертвовать уже было нельзя, и мальчишке было обещано взять его недели через две-три на базар в Душанбе - "там еще не такие игрушки продаются, а эта - так себе!"

Теперь, сидя на потной спине деда, Музаффар все вспоминал эту машинку, но раз дедушка сказал, что в Душанбе есть лучше, а скоро они с ним туда поедут, то беспокоиться нечего. И мальчик весь погрузился в сладостные мечты об огромном городе, где много-много красивых и ярких игрушек.

Все мы родом из детства, а детство таджикского мальчика Музаффара прошло в кишлаке Зульфи, что укрылся в одном из уютных и извилистых боковых ущелий Рамита - места красивейшего и хорошо известного в стране, что звалась "Советский Союз", своим заповедником, где живут бухарские олени, бродят упитанные дикими яблоками и грецкими орехами мишки, плещется в перекатах десятков горных речек и ручьев радужная форель. Одним словом, Рамит - одно из тех сотен мест в Таджикистане, которое делает эту маленькую горную страну жемчужиной Средней Азии. Зульфи затерялся в южных отрогах Гиссарского хребта среди небольших заросших сочной травой и кряжистым тутовником пригорков, между нескольких горных речек, одни из которых по-равнинному спокойно текут в миниатюрных долинах, словно ангелами перенесенные из Верхней Штирии или окрестностей Линца, а другие прорубают в красном лёссе стодвадцатиметровые каньоны, в которые только заглянуть - дух захватывает! Кишлак небольшой - домов с полсотни - и добираться до него от главной рамитской дороги километров около двадцати, зимой по полутораметровому снегу, а летом - по той самой горячей, топкой красной пыли, где вязли тогда дед Мусо и внук Музаффар.

Для детей в Зульфи был только один запрет - не ходить к страшному партгоху - обрыву, что всего в километре от околицы кишлака, и который, впрочем, несмотря на все запреты и предосторожности, ежегодно собирал кровавую жертву и детьми, и взрослыми (своими и пришлыми), овцами и телятами, а в последние сорок лет - одной "Победой", стареньким "Запорожцем" и "КамАЗом", чем неизменно доказывал свою злую одухотворенность, давно запечатленную в местных сказках и преданиях. В остальном Зульфи был одним из самых живописных таджикских кишлаков, где мальчики непременно вырастали крепкими, кряжистыми мужчинами, а девочки - полногрудыми, рослыми красавицами - предметом вожделенного интереса женихов даже в Орджо-никидзеабаде и Душанбе. И здоровье, и красоту, свойственную своим одногодкам, Музаффар унаследовал от своих родителей, а вот бобо Мусо заметил в мальчике огромный интерес к знаниям. Когда у годовалого мальчика нельзя было отнять книгу хадисов', которую он мог часами гладить по тесненному золотом переплету, Мусо, исполнявший в кишлаке функции муллы, лишь шутил:

-Смена мне растет!

Но когда четырехлетний Музаффар начал выспрашивать, почему это дед одну закорючку называет "алиф", а другую - "кяф", и почему его собственное имя состоит из четырех знаков, и почему при этом нельзя здесь поставить такую красивую букву "вав", старик задумался, погладил внука по стриженной ножницами головке и серьезно сказал;

-Ну, давай объясню ...

Вот и объясняет уже три последних года. Результаты? Внук бегло читает арабский текст и на насталике, и на насхе. С трудом, но усе же разбирает куфический текст в стареньком, потемневшем от времени и обгоревшем Бог его знает в каком пламени Коране, может рассказать содержимое чуть ли не половины всех хадисов. В этом году мальчику идти в школу, а он уже и кириллицу освоил - газету для отца за ужином читает так, что тот за живот от смеха хватается!

- Дедушка, а твое имя что-нибудь значит? - окликнул неожиданно деда внук.

-Ну, а как же! - старик приостановился, чтобы поправить за коленки внука на шее. - Это имя древнего пророка. Разве ты не встречал его в Коране?

- Конечно, не раз, но что оно значит? Это таджикское имя?

- Нет, мой милый, имя это древнее, и звали так вождя народа евреев. Мусо их вывел из Египта, где они долгое время находились в плену ...

-А кто их поймал? Почему они в плен попали? - заерзал на шее мальчик. - Была война?

-Ох, не елозь, внучек, и так еле тебя тащу! - запричитал взмыленный старик. Полосатый халат из алачи давно промок на спине и под рюкзаком с рыночными покупками, и под внуком, что устроился выше него. Пришлось остановиться передохнуть. Дед с внуком отошли к краю дороги, где было несколько валунов, вынесенных сверху селевым потоком, и Мусо с кряхтением снял рюкзак.

- А ты. дедушка, тоже вождь народа евреев?

-Да нет. пока не выбрали.

-А выберут?

- Непременно, внучек, вот только вместо бабушки еврейку возьмем. Согласен?

- Нет, дедушка, так нельзя... - захныкал Музаффар, - она такую халву делает...

- Ну вот, так вождем с тобой не станешь, - улыбнулся дел- Круглые румяные щеки за седой бородой ушли в улыбке к ушам, и глаза совсем спрятались в лучиках морщин.

-А Мусо был славным пророком. В детстве его нашли в корзине на берегу реки.

Музаффар даже охнул, взглянув вниз на бурный поток, что ярился в пене среди валунов.

- Как в воде?! В Кафирнигане? - вспомнил мальчик про самую большую реку, которую он видел в своей жизни.

-Нет, это было далеко отсюда, в стране Египет на реке Нил. Она очень большая и спокойная...

-Это где нилуфар1 растет?

-Вот, как раз там. И имя это значит "вынутый из воды". А позже он стал вождем народа евреев и вывел их через пустыню в Палестину. Но до этого он сделал много чудес в Египте перед ликом их правителя - фараона и сильно его этим напугал...

У Музаффара даже глаза округлились от интереса. Он вцепился обеими ручонками в колено деда и раскрыв рот, старался не пропустить ни слова из сказочного рассказа.

ГЛАВА II. ДОЛИНА

Русло желтой от лёссового ила реки вилось среди белесых от жары гор на сотни километров, с севера на юг, где сливалось с другим могучим желтым потоком. И здесь. где встречались Вахш и Пяндж. рождалась третья могучая река Азии - Амударья. Оке древних греков. Джейхун - арабов. Вахш, обрамленный зелеными зарослями тугайных лесов, с древности давал жизнь богатейшим культурам. Но рукотворные холмы, скрывшие под собой развалины городов. гигантские буддийские статуи, кресты и фрески христианских храмов, стали сейчас "высотками", "теплушками" с пулеметами - "целью 43-76". Застрявшими после паводка в тугаях полусгнившими трупами людей с выломанными суставами и сожженными паяльной лампой лицами кормилось дикое зверье; в воздухе долины неизменно присутствовал запах гари и порохового дыма. В долине древнего Вахша бушевала война.

ВРЕМЯ И МЕСТО - III.

(Лето девяносто второго).

Справка по обстановке в республике

Таджикистан на 15.06.92 г.

"По обстановка в республике"Таджикистан существенных изменений не произошло.

По данным Пограничных войск в Республике Таджикистан:

ПО 48-у ПОГО

В 11.30 15.06.92 г. в районе 48-го ПОГО - 2-й ПОП напротив П-3 И0-04 на сопредельной территории сосредоточилось около 25 человек.

Они ведут подготовку переправы: замечен подвоз автомобильных камер, строительство настила для плота из досок. Напротив ПЗ 111-01 на территории ИГА 2 машины с людьми выгружают ящики (кв. 9234).

На 8-м километре дороги Кабодиан-Айвадж в 14.00 задержан и взят в заложники начальник 2-й ПОГЗ "Айвадж" лейтенант Дорофеев. В качества условия освобождения полевой командир Исхак требует ГСМ и боеприпасы к АК-47. Из 48-го ПОГО в Айвадж направлена бронегруппа в составе двух БТР, для ведения переговоров в составе бронегруппы заехал также начальник 48-го ПОГО.

Отмечается скопление боевиков ИПВТ напротив 3-го, 4-го ПОГО, среди боевиков напротив этих застав есть инструктора из Саудовской Аравии. Пакистана и афганские моджахеды.

Вывод: намечается прорыв в районе 2-й ПОГЗ 48-го ПОГО и против 11-й ПОГЗ 117-го ПОГО.

В июне в г. Кулябе под руководством лидеров Кулябской области Сангака Сафарова и Лангари Лапгариева образовался Народный фронт который быстро набирал силу путем формирования его подразделений на добровольной основе.

Сангак Сафаров обладал хорошими ораторскими и организаторскими способностями. Сумел сформировать достаточные подразделения и противопоставить их подразделениям Исламской партии возрождения (ИПВ}. Видя такой поворот в поведении кулябцев, лидеры ИПВ направили свои вооруженные формирования в Вахшскую долину и приступили к физическому истреблению кулябцев в этой плодородной долине, которая приносит более 70-ти процентов доходов республики, с целью овладеть ею и не дать возможность захвата ее кулябцами.

Первые столкновения произошли в районе совхоза "Туркменистан", одного из центров оппозиции.

В Вахшской долине кровь полилась рекой. Произошло знаменитое разделение таджикского народа на "вовчиков" и "юрчиков", которое существует и по сей день.

Подполковник Н."

КАРЕЛИН-II

(Лето девяносто второго)

"Этого мне только не хватало..." - закрутился в голове у Карелина парафраз популярной когда-то песни. Дошли. Танки, как "Жигули" угоняют! Ежели это дело не прекратить, то, осмелев, покушаться на технику будут кругом и всюду, И уж ничем никого не остановишь. Он с полминуты помедлил, положив на место трубку ЗАСа. из которой прозвучало сообщение из Курган-Тюбе, и со странной полуулыбкой посмотрел на притихших подчиненных, сидящих вокруг стола в его прокуренном кабинете. У него шло одно из бессчетных совещаний по обстановке.

-Дожили б...! Танки крадут! . .

И уже в недоуменном гомоне, не обращая внимания на реплики и вопросы, схватился за трубку серого телефона:

- "Дилемма"! Демина дайте!

* * *

Танк рыкнул, дернулся и, выбросив чадное облако солярного дыма, с громким яблочным хрустом раздавил очередной бетонный лоток для арыка, которым была перегорожена дорога. Танкист, сидевший на краю люка в башне, только кукольно дернулся в такт рывкам машины и. сощурившись от едкого дыма, снова уставился на размолотую танками пыльную ленту асфальта, что бежала вниз по склону между лёссовых обрывов от затаившегося кишлака Дахана-Киик в долину Вахта. Колонна из шести танков, высланная по тревоге командиром, пылила по курган-тюбинскому шоссе уже три часа. Обстановка в "столице" Вахшской долины сложилась не шуточная: ночью в полку были угнаны два танка. Да-да, не "Жигули", а танки с полным боекомплектом к орудиям и пулеметам, положенными для экипажа АКСМ-У и гранатами внутри, с полными баками горючего.

То, что их угону командование Курган-Тюбинского полка не очень удивилось, понять можно: к этому времени люди уже насмотрелись на все ужасы войны в долине. Да и сам Курган-Тюбе был порядком выжжен и прокопчен боями. И поэтому, когда подполковнику Меркулову сообщили, что старший лейтенант Алимахмадов и прапорщик Бобомуродов с двумя солдатами вывели из парка два танка, он все понял. Все вышло как он и ожидал: через пару минут урчание танков у проходной сменилось рыком моторов, хрустом железа и хлопками одиночных автоматных выстрелов.

- Что у тебя? - спросил он в трубку у дежурного.

Из взревевшей матом и служебными терминами мембраны Меркулов извлек только то, чего ожидал в последние часы. Танки угнали, проломив ими ворота городка. Оставалось доложить о происшествии командованию дивизии в Душанбе. Что он и сделал. В Душанбе дело завертелось своим положенным порядком: телеграммы, звонки ЗАСа. топот кованых сапог и пыльных "берцев" на плацу, запах солярки и пота в тесной, жаркой утробе тяжеленной, смертоносной машины, отстраненно-космический вид окружающего через триплексы и прицелы, в общем, все то. что и приводит в действие могучий кулак бронегруппы.

Военная машина дивизии, состоящая вперемежку из живых людей с их отвагой, страхом, болезнями, терпением, кровью, сомнениями, благородством, нашпигованная моторами и взрывчаткой, железом, сквозь которое проросли разноцветные провода, кабели, диоды, наросты антенн, пронизанная волнением перемешанных радиоволн, помех и разрядов, - вся эта сросшаяся в единый сплав машина соединения, забытого на жарком краю державы, краю, который раскалился словно, сковородка, рыкнула и потянулась за перевал Фахрабад своим бронированным кулаком шести "семидесяти двоек".

Вахш заблестел своей бурной водой задолго до последнего спуска в долину. Блестящая лента, перехваченная бурыми насечками отмелей, зеленью тугаев и камышей, вилась по долине, прихотливо прорезая покосившиеся лёссовые обрывы, квадраты хлопковых полей, грибные поляны шиферных крыш сотен кишлаков. Все привязано к ней, к воде, дарующей жизнь, а зачастую и ее отнимающей. Недаром Вахш (в переводе с таджикского значит "дикий", "неистовый") и был таким в истории своего края - древней Бактрии. Река с тремя именами и тремя лицами: "Кызыл-Су" ("красная вода") в далеком восточном Каратегине, населенном киргизами: "Сурхоб" (тоже "красная вода", но уже по-таджикски) чуть ниже и. наконец. "Вахш", могучий, сварливый, вырывается из горных ущелий на лёссовую долину, разливается в притоки, но не теряет своего капризного, коварного нрава. Сколько людей родилось, выросло и умерло на твоих берегах, покрытых развалинами, словно оспой лицо старика? Вон виднеется Аджина-Тепе ("Холм бесов"), чьи раскрытые археологами недра лет двадцать с лишним назад, поразили мир гигантской статуей покоящегося в Нирване Будды. А вот еще один буддистский храм - Тахти-Сангин. чьи сокровища до сих пор чаруют посетителей музеев Западной Европы. А вот древнее городище Лагман. где еще в прошлом веке путешественники находили глиняные таблички с клинописью. Правда ли это? Поди теперь, проверь. Местное начальство на этом холме ресторан дивный построило, перелопатив под фундамент все культурные слои с их черепками, черепами, табличками и монетами ... Да разве все эти монастыри, города и городища перечислишь? Их сотни и сотни. Люди в них тысячелетиями молились своим богам, идолам, боддисатвам. духам. Любили, рожали, торговали, воевали, говорили на сотнях языков и наречий. Писали кто слева направо, кто - наоборот, а кто и вовсе сверху вниз немыслимыми иероглифами: все было и прошло. И ... ничего не изменилось! Снова над желтыми водами Вахша пожары, тлеющие остовы жилищ снова сомы в глубине сыты мясом утопленников. "И это было ...", "и это пройдет ...".

Мост через речку был изуродован неудачным взрывом. Будь он удачным - бетонный пролет обрушился бы полностью, а так разнесло полмоста, так что только легковушке проехать, вот и выходит, что подорвали неудачно. Толпы людей с пожитками, у кого в руках, у кого на тележках, пытались перебраться на правый берег, уйти за перевал, в Душанбе, куда угодно, только бы подальше от войны! Два тапка из бронегруппы, прибывшей из Душанбе, осторожно поползли к полуразрушенному полотнищу моста с правого берега. На противоположном берегу, точно напротив них, повозившись и нервно повращав стволом, застыл их угнанный собрат. Полковник Иванов несколько секунд еще смотрел через окуляры прицела на черное пятно оружейного ствола бронированного монстра на том берегу, потом прижал рукой переговорное устройство:

- Выходим, мужики, поговорим ...

Иванов спрыгнул с брони, сдвинул со лба горячий шлем, из-под него за ушами и по лицу текли струйки пота, на спине, на черном комбинезоне, надетом прямо на тельняшку, расплылось огромное темное пятно", но сейчас спину приятно холодил ветерок с реки. За спиной, гремя люками и клацая ботинками по броне, спрыгнули с танка еще двое офицеров. Танк стоял теперь пустой, его люки, словно раскрытые для рукопожатия ладони, показывали готовность к переговорам. Еще один танк бронегруппы стоял уступом метрах в двадцати, настороженный и "закупоренный" (знай наших, "доверяй, но проверяй!"). Иванов, мельком взглянув на своих упарившихся в боевой машине офицеров, повернулся лицом к мосту и сделал несколько шагов...

Вспышка с того берега ослепила. Звука выстрела Иванов и его экипаж услышать не успели - все перекрыл апокалипсический лязг и грохот вокруг. Он состоял (последовательно в течение трех-четырех секунд) из следующих "слагаемых": взрыва боеукладки их танка, вызванного попаданием снаряда мятежной машины под башню, выстрела второго танка их собственной бронегруппы по "мятежному" собрату и, как следствие, взрыва его боеукладки. Башня танка Иванова, сорванная взрывом, взлетела на добрых полтора десятка метров и грохнулась на землю "ребром", проломив покрытие дороги на метр с лишним. У "врага" взлетевшая башня упала плашмя, выставив к небу все свои аппаратурные "потроха". Оба танка чадно горели черными, безобразными кострами...

Была ли неисправна радиостанция? Или просто ее никто не включил? Кто теперь может знать правду? Ясным оставалось только одно: "мятежный" экипаж принял танк за бронетехнику "вовчиков" и пытался не допустить переправы. Его снаряд лишь сбил фару с башни и рикошетом ушел в сторону.

- Не умирай, полковник, сейчас доедем! - постоянно кричал Иванову бородатый боевик-исламист в пыльном выцветшем камуфляже. Он держал его под спину на заднем сидении "Жигулей" и сам был весь в его крови. Извлеченного из танка офицера наскоро перевязали, от моста сбежался народ (в основном "вовчики"-исламисты), сразу подогнали машину. Но куда везти раненого? На том берегу еще один "нервный" после гибели собрата танк, экипаж которого уже наверняка уверен, что подошла бронегруппа исламистов. В минуту решили везти офицера в Душанбе: для исламистов полковник был героем, а танкисты их разубеждать не стали.

Так быстро по этой дороге еще не ездили! Иванова довезли до больницы Кара-Боло за сорок пять минут! Так закончилась эта единственная за гражданскую войну в Таджикистане трагическая танковая дуэль, где люди в смертоносных машинах так и не поняли друг друга.

ВРЕМЯ И МЕСТО-IV

(Осень девяносто второго)

"...Огонь из противотанкового гранатомета по открыто расположенной живой силе с использованием кумулятивных боеприпасов ласт удовлетворительный результат поражения осколками и взрывной волной личного состава в радиусе 4-х метров и оказывает дополнительное деморализующее воздействие. Примером достижения высокого психологического эффекта от массированного огня РПГ-7 по живой силе можно назвать падение так называемого "Пянджского фронта" (Таджикистан), когда в ходе деблокирования 22 ноября 1992 года вооруженными отрядами таджикской оппозиции совместно с афганскими моджахедами автодороги Пяндж - Курган-Тюбе на каждый выстрел из стрелкового оружия следовало 2-3 выстрела из РПГ (в большинстве случаев неприцельных).

Говоря о массированном огне из РПГ, следует упомянуть о специальных группах гранатометчиков, с которыми мне впервые пришлось столкнуться в Таджикистане осенью 1992 года (подобные группы применялись в Афганистане и в Чечне). В Таджикистане так называемая "на-манганская" группа из числа религиозных фанатиков в количестве 25-30 человек имела на вооружении до !2 гранатометов РПГ-7 и реактивных гранат РПГ-18 и РПГ-26. Особенностью тактики действий группы являлось уничтожение бронетанковой техники Народного фронта Таджикистана последовательным сосредоточением огня двух-трех РПГ по одному бронеобьекту с расстояния 20-50 м, причем, столкнувшись с танками Т-72, оборудованными элементами динамической зашиты (ДЗ), первый гранатометчик (действие парами) сбивал выстрелом ДЗ, а второй поражал танк в незащищенную часть брони. Характер поражения танков указывал на то, что стрельба велась не только кумулятивными гранатами, но и осколочными, в лобовую часть, для вывода из строя оптических приборов наблюдения (прицелов) с целью "ослепления" экипажа.

Ведя огонь с очень близкого расстояния, гранатометчик при его надежном огневом прикрытии от пехоты противника способен произвести точный прицельный выстрел в наиболее уязвимое место бронеобъекта. Именно этим объясняется поражение в Таджикистане танков Т-72 в заднюю часть башни, после сбивания первым выстрелом короба с имуществом, поражение кумулятивной струей ствола пушки, прямое попадание осколочной гранаты в прибор наблюдения механика-водителя (определено по остаткам взрывателя в стекле триплекса) с последующим поражением осколками приборов, расположенных в башне.

Во всех случаях поражений танков Т-72 из ручного гранатомета экипажи оставались невредимыми, за исключением случая попадания снаряда в заднюю часть башни (наводчик и командир танка тяжело ранены), но танки выводились из боя, так как нуждались в восстановлении, что свидетельствует об эффективности огня РПГ-7 по современным танкам.

При ведении огня по одной цели из двух-трех РПГ стрельба иногда производится без обязательной смены после каждого выстрела огневой позиции, особенно при поражении цели первыми выстрелами. Очень часто в таких ситуациях гранатометчики входят в нездоровый азарт и, забывая о мерах предосторожности, дорого за эго расплачиваются. Например, "наманганская" группа в течение октября-декабря 1992 года была полностью уничтожена ценой двух сгоревших БТР-70, а также трех поврежденных Т-72 и одного БТР-80". ("Солдат удачи", -Љ2.1996 г.).

"29 сентября в связи с вводом в Таджикистан батальона воздушно-десантной бригады из России у здания гостиницы "Октябрьская", где помешается Посольство России, состоялся митинг под лозунгами: "Россия - руки прочь от Таджикистана!", "Русские войска - убирайтесь домой!" и т. д. Под крики: "Покажись в окно, русская свинья!" участники митинга потребовали от администрации гостиницы предъявить им зловредных личностей из Посольства, так как они, судя по всему, прячутся от справедливого гнева народа! Но выяснилось, что их просто нет в гостинице. Не поверили и заставили администратора открыть их номера, то есть вторглись на территорию представительства другого государств::1 Пышущий "праведным гневом" народ обыскал номера дипломатов и. никого не обнаружив, удалился в том же гневе. Из МИДа России по этому поводу никакой реакции! Попробовал бы "разгневанный народ" сделать подобное в Посольстве США... А нашим дипломатам, судя по всему, светит судьба Грибоедова".

(Из дневника персонального пенсионера Н.)

ЗАЛОЖНИКИ ЧУЖОЙ ВОЙНЫ

"С российскими границами творится что-то непонятное: с одной стороны они скукожились до некогда символического административного пунктира бывшей РСФСР, с другой - на старых советских границах по-прежнему стоят российские войска.

Но нигде, пожалуй, не приходится столь же трудно, как в Таджикистане. Впрочем, трудно там сейчас всем. Борьба за власть в этой южной республике все больше втягивает в свой водоворот простых людей. Отдельные вспышки насилия переросли в гражданскую войну, в которой не желает участвовать нетаджикское население, составляющее около половины всех живущих в Таджикистане.

Наметившийся с начала 90 г. тоненький ручеек миграции теперь превратился в бурный поток. Для многих русских, но далеко не для всех, не стоит вопрос - уезжать или нет? А только - когда и куда?

Военным и проще, и сложнее. Практически все они отправили свои семьи вместе со всем скарбом домой - к мамам и тешам. А сами ждут: вспомнят ли о них в высоких московских кабинетах...

Сейчас дивизия превращается в офицерские батальоны на манер каппелевцев, знакомых нам по фильму "Чапаев". Потому что солдаты, уезжая в отпуск или получая его по семейным обстоятельствам, назад просто не возвращаются. Исправно служат только местные ребята, но полного доверия к ним нет. Слишком велика опасность передачи оружия вооруженным формированиям. Вот почему офицеры несут караульную службу, сидят за рычагами танков, за рулем автомашины и БМП. отражают уже ставшими частыми нападения в целях захвата оружия. "Себя и свои семьи, - говорят они, - мы сумеем защитить, а на большее просто не хватает сил..." ("Аргументы и факты". - Љ 36, 1992 г.)

ДИВИЗИЯ ОСТАЕТСЯ НА МЕСТЕ

"Российская 201-я мотострелковая дивизия остается на месте постоянной дислокации, она полностью доукомплектована личным составом и будет выполнять поставленную перед ней задачу в соответствии с подписанным в Ташкенте в мае нынешнего* года Договором о коллективной безопасности стран Содружества".

Об этом заявил корреспонденту ТИА "Ховар" командир расквартированной в Таджикистане 201-й мотострелковой дивизии генерал-майор Мухриддин Ашуров. Вместе с тем он отметил, что муссируемые в последпие дни слухи о предстоящем выводе дивизии за пределы Таджикистана не соответствуют действительности.

Генерал Ашуров отметил, что военнослужащие дивизии не допустят захвата боевой техники со стороны противоборствующих сторон, обстрела военных городков, а гак же военнослужащих и их семей со стороны боевиков. В случае подобных действий со стороны вооруженных лиц носимые будут открывать ответный огонь из всех имеющихся в распоряжении дивизии видов оружия". ("Народная газета". - 9 октября 1992 г.).

"...Вывод 201-й дивизии решен, дело только в сроках". (Из комментария корреспондента телеканала "Останкино" по Таджикистану Алише-ра Ходжаева. 7 октября 1992 г.)-

Кому верить?

ТРЕБОВАНИЯ

представителей народа Гнссарской долины к руководству Республики Таджикистан, Президиуму Верховного Совета республики, кабинету министров, лидерам политических партий и движений, высказанные на переговорах с командованием 201-й МСД 9 ноября 1992 года.

1. Государственный Совет назначен незаконно, без учета мнения населения Республики. Таджикистан. Он должен быть распущен.

2. До начала работы сессии Верховного Совета республики всю полноту власти передать в руки командира 201-й МСД гснерал-майора Ашурова М. А.

3. Распустить все руководящие органы республики, сформированные после мая сего года.

4. Провести срочную реорганизацию КНБ и МВД республики.

5. Ликвидировать должность коменданта города Душанбе.

6. Незаконно созданные вооруженные группировки, находящиеся в п. Южный, на автобазе Љ3, группировки представителей ГБАО и другие должны быть немедленно разоружены, оружие должно быть передано представителям 201-й МСД.

7. До начала работы сессии и выборов нового правительства запрет на деятельность всех политических партий и движении.

8. Предоставить эфирное время для выступления представителей всех регионов республики.

9. Подразделения, созданные при МО республики, разоружить. оружие сдать представителям 201-й МСД.

10. Превратить террор и взятие в заложники жителей южных регионов республики, взятых заложников немедленно освободить.

11. Все автомашины, имущество, незаконно изъятое у населения и государства, вернуть, и сдать представителям 201-й МСД.

12. Довести до всех мирных жителей Гарма, Каратегина, Кафернигана, что к ним никаких претензий ист. и Жизни их опасность не угрожает.

. ! 3. Прокуратуре республики дать поручение разработать Закон "Об амнистии", возбудит!, уголовные дела в отношении лиц и группировок, не сдавших оружие в установленные сроки.

14. Лидеров оппозиционных сил в целях собственном безопасности временно изолировать до решения вопросов.

15. Прислать представителей телевидения и радио для зачитки обращения к народу республики.

АРИСТАРХОВ-II

(Осень девяносто второго)

ОКТЯБРЬСКИЙ "НЕДОВОРОТ"

Аристархов проснулся в шесть утра оттого, что кто-то катал во дворе по асфальту пустую железную бочку. Он вздохнул: "Кому это понадобилось?" и. натянув одеяло на голову, вжался покрепче ухом в подушку. Но дробный грохот жести не прекращался, а начал "пересыпаться" гулким стуком и ударами. Одеяло пришлось скинуть и прислушаться. Грохот жести оказался треском десятков автоматных очередей и взрывами гранат. За окном спальни, со стороны центра города, в рассветной октябрьской хмари, мелькали вспышки. Аристархов как был. в трусах, побежал в коридор к телефону. Бесполезно: городской выход "Дилеммы" только надрывно пищал "занято". Звонил он, видать, не один. Прикинул: "Кто из знакомых живет ближе к центру?". Снова все телефоны заняты. Перепуганные люди перезванивались кто с кем. Едва коснувшаяся рычага трубка затряслась от звонка:

-Ну, могу поздравить. "Наши" в городе! - голос Карелина был, несмотря на хрипоту, звенящ и торжественен. -Войска Национального фронта сегодня ночью вошли в город. Штурмом взяли Казиат, здание кабинета министров и Президентский дворец.

-А удержат? - прислушался к далекому шуму боя Аристархов

- Не сомневайся! До связи, - Карелин коротко хохотнул в трубку.

Из телефонного перезвона к полудню стало ясно, что картина не столь радужна, как ее нарисовал замначопер: здание Президентского дворца и кабинета министров действительно захватили рано утром. Казиат же взять не удалось. К обеду внизу у дома появились человек двадцать с белыми повязками на головах, которые, прячась за деревьями, открыли стрельбу по крыше здания на другой стороне улицы. Через двадцать минут оттуда кто-то грохнулся в кусты лигуструма. У тротуара "повязки" внизу радостно загомонили.

Среди выкриков Аристархов разобрал только слова "снайпер", "одиночка". Он наблюдал, как сгорбленные фигуры с автоматами опасливо перебежали через пустую улицу и наконец собрались любопытной кучкой у неровно постриженного кустарника, рассматривая и тыкая стволами что-то на земле... Начали появляться редкие машины: "легковушки" и "КамАЗы". И тех. и других "повязки" останавливали. Некоторые тормозили сами. С них спрыгивали вооруженные чем попало люди. "Братья по оружию". - понял смотрящий в окно Аристархов. Остановив "Москвич" с русским водителем, "повязки" дотошно обыскали всю машину, даже подняли капот. Угостившись предложенными владельцем "легковушки" сигаретами, поведали ему "успокоительную" весть, что контролируют весь город" и привязали на стеклоочиститель белый бант - "для безопасности". "В условиях, когда весь город превратился в слоеный пирог из доброго десятка группировок, этот бант может стать хризантемой на могилу уже на следующей улице", - подумал Аристархов, глядя вслед отъезжающей машине. Аристархов с грустью взглянул на телефон, "повязки" были явно не из Народного фронта, а замначопер явно переоценивал его сторонников.

Набрал номер батюшки Стефана в Никольском соборе:

-Как там у вас?

В ответ чуть ли не всхлипывания:

-Читаем все время акафисты! Страх Божий! Они на колокольню залезли, сидят там с автоматами! Я уж их уговаривал-уговарпвал, а они все одно - "мы русскую мечеть охраняем!". От кого?

-Ну-ну, не волнуйтесь, отец Стефан. Ничего они там не сделают. - взялся успокаивать священника Аристархов. - У вас там просто... э... господствующая высота!

Он сразу пожалел о неудачном термине - на том конце провода уже не всхлип, а тяжкий стон, "Сейчас будет звук падающего тела..." - мелькнула мысль.

- Высота... господствующая... О, Господи!.. - стонала трубка окающим говором отца Стефана.

-Отец Стефан. - Аристархов старался говорить твердо и спокойно. - Отец Стефан, я сейчас позвоню в дивизию, что-нибудь придумаем. К вам в церковь подъедут...

Из всех дивизионных городских телефонов ("Дилемма" молчала наглухо) ответила только комендатура.

-В церкви боевики залезли на колокольню и на крышу. Священник просит помочь, согнать их оттуда,.. - взялся объяснять взявшему трубку офицеру Аристархов.

- Ми сохраняем нейтралитет, - ответил тот с сильным таджикским акцентом. - Никого послать не можем. Звоните в милиция...

В трубке запищали короткие гудки. Аристархов швырнул ее на аппарат.

Бои в городе "блуждали" по всей его территории, то вспыхивая, то угасая. Помощь сторонникам Кенджаева так и не подошла. В результате его переговоров с председателем правительства Искандаровым в штабе 201-й дивизии, в ночь на 25 октября, было достигнуто соглашение о разоружении остатков групп Народного фронта российскими войсками и выводе их под охраной в Гиссар. Начали выводить - колонна напоролась на засаду в районе поворота на курорт "Шаамбары". В головной танк "полыхнули" из гранатомета - механик-водитель контужен. В огнях ответных выстрелов заметили два нырнувших в тьму бэтээра... Остатки боевых групп Народного фронта все же вывезли в Гиссар. Там, по словам дивизионных разведбатовцеа, охранявших колонну, все кишит вооруженными людьми и боевой техникой, судя по всему, развязка борьбы за власть в республике близится.

ОПРЕДЕНИЕ КООРДИНАТ

(Осень девяносто второго)

Маслянисто-черный от дождя правительственный лимузин, "сглотнув" из-под зонтов сопровождающих министра иностранных дел России и двух его помощников, плавно нырнул во тьму ночи. За ним, словно толпа придворных лизоблюдов, фырча двигателями и едва не толкаясь бортами. поспешила выстроится колонна "Волг" из таджикского МИДа, горбатых брезентовых "уазиков" из дивизии и одного бэтээра, облепленного спецназовцами в выцветших бронежилетах. Россия решила взглянуть на Таджикистан "государственным оком" - глазами главы МИДа, Андрея Козырева; что-то военные зашли слишком далеко, не пахнет ли новым Афганистаном, - с ним "расхлебались" всего два года назад!

***

Козырев в Таджикистан прибыл впервые. Он, похоже, вообще до этого не бывал в Средней Азии. В этот период для России из Востока существовали разве что Китай. Япония, Южная Корея, Гонконг с Сингапуром. "Остальной" Восток-бал брошен на произвол судьбы, растаскивался в различные сферы влияния и тщетно старался напомнить "правопреемнику Советского Союза" о долгих годах экономического сотрудничества, общих политических интересах, общих опасностях.

На следующий день министр с приклеенной полуулыбкой прибыл в штаб двести первой, где в тактический класс. тесный для такого мероприятия, уже набились потные, загорелые мужчины в камуфляже с различными созвездиями на плечах.

Большинство этих армейцев, пограничников, "грушников", контрразведчиков и летчиков хорошо знали друг друга: сверкали улыбки, выкрикивались имена, некоторые тискали друг друга в объятиях - последние месяцы постоянной опасности сплотили этих русских людей, сделав почти братьями. Больше всего, что сейчас их всех беспокоило, -судьба дивизии. Для каждого из них, прошедшего горнило гражданской воины Таджикистана, было ясно, что если это соединение "прихватизирует" таджикская власть, то нового витка не избежать: в ход пойдут десятки и сотни танков, бэтээров, в руках воюющих сторон окажутся тонны и тонны боеприпасов - Апокалипсис, не война! О том, что в правительственных кругах России вынашиваются планы передачи вооружения дивизии, входящей в эфемерные "войска" СНГ, среди офицеров ходили не просто слухи. Слава Богу, они располагали вполне достоверной информацией со всеми степенями секретности! Именно поэтому им было понятно, что этот визит Козырева - судьбоносный, и именно поэтому они нашли возможность ночью довести до сведения министра содержание обращения, которое было, как это часто бывает, написано неизвестно кем, но под которым были готовы подписаться все офицеры:

"Гражданская война в Таджикистане, продолжающаяся с мая нынешнего года, унесла уже 27 тыс. жизней. Десятки тысяч жителей республики ранены, пропали без вести, свыше 280 тысяч остались без крова, бежали в соседние Узбекистан. Туркмению, в Россию. Правительственные структуры существуют только номинально, не контролируя ситуацию даже в столице Таджикистана г. Душанбе. Конфликт уже имеет тенденцию к расширению: начались волнения, инспирированные исламскими фундаменталистами на территории южной Киргизии и Ферганской долине Узбекистана. Следующим этапом эскалации событий будут фундаменталисте кие очаги, а затем полномасштабная война в Южном Казахстане, Туркмении, Татарии, Башкирии, а также на территории Астраханской, Оренбургской, Челябинской и Самарской областей России.

В этих условиях по инициативе плела России в Таджикистане М.И. Сенкевича и представителя МО России генерала Воробьева, находящихся под влиянием псевдодемократических, исламских кругов, рассматривается возможность передачи 201 -и мотострелковой дивизии под двойное подчинение Таджикистана и России.

Это вторая попытка исламских фундаменталистов прибрать к рукам российские войска. По мнению офицеров дивизии, выраженном в решении Офицерского собрания еще в июне нынешнего года, этот шаг однозначно приведет к передаче военной техники и боеприпасов конфликтующим таджикским сторонам и перерастанию гражданской войны в качественно новую стадию, непосредственно угрожающую жизни и безопасности 200 тысячам русского населения республики и интересам России на Средним Востоке.

Офицеры дивизии и гражданское население расценивают решение о переподчинении дивизии как еще один шаг предательства русских национальных интересов в регионе, последовательно совершаемом нынешним демократическим руководством Российской Федерации.

В связи с этим просим-российских депутатов-патриотов сделать официальный запрос в Верховный Совет России о целесообразности передачи 201-й дивизии под двойное подчинение".

Козырев, прочитав обращение ночью в номере резиденции, долго беззвучно жевал губами, уставившись серыми навыкате глазами в желтый круг о г настольной лампы на столе, а затем промямлил слабым тихим голосом:

- Да, накрутили здесь обстановку... Новый Скобелев здесь не объявился пока? - мимолетная улыбка появилась и исчезла с лица, он безвольно махнул рукой и, ссутулясь, пошел в ванную.

Карелин видел до этого министра иностранных дел России только на экране телевизора, он ему никогда не нравился: "Ну что за фигура страну представляет?! Он каждому, с кем здоровается, словно снизу в глаза заглядывает!" Теперь в тактическом классе он с интересом сравнивал свои впечатления, что называется "в живую", они не поменялись, а только усилились и закрепились - "не та фигура державу представляет".

Козырев добрых полчаса передавал в своем изложении поздравления и пожелания Президента России воинам и в конце... заверил в полной поддержке дивизии со стороны руководства России. В классе облегченно завозились, появились улыбки - вроде бы передавать не собираются? Пронесло!

Вскоре министр начал прощаться, но когда офицеры, дружно, с грохотом встали по команде и стали выходить, он неожиданно задержался у стола с командиром дивизии и несколькими старшими офицерами, присев на краешке столешницы и скрестив руки на груди, повел "простой разговор". И здесь, через несколько минут, офицеры в замешательстве поняли, что глава внешнеполитического ведомства их Родины просто не понимает: кто с кем воюет! Мидовская "джаконда" выслушал, как обстоят дела у поиск Народного фронта, уже обложивших город со стороны Гиссара и курган-тюбинской дороги, и когда командир дивизии сделал многозначительную паузу, ожидая одобрительной оценки московского гостя (для офицеров акценты симпатий в отношении воюющих сторон были давно расставлены), тот, поведя выпуклыми водянистыми глазами, вдруг ляпнул:

-А что если неожиданно вдарить по этой "братве"? всей артиллерией, а?

Настала очередь вытаращить глаза офицерам: им предлагалось "врезать" по тем, кого они поддерживали, часто пусть не явно и постоянно, но вполне однозначно! И это предлагал не просто залетный столичный журналист, которых за такие рекомендации они посылали в несколько четко обозначенных мест, а человек, от которого зависит внешнеполитический курс страны! А если благодаря ему завтра (или сегодня после обеда - у нас все сдуру делается быстро) поступит приказ: "врезать по "братве""?!

Первым от шока очнулся начальник штаба - помогла врожденная хитроватость и немалый дипломатический опыт, приобретенный здесь за годы таджикской междоусобицы:

- Это можно, конечно (все сослуживцы нервно дернулись и уставились на начштаба), но только в данный момент -политически нецелесообразно, считаю...

Министр, услышав привычные формулировки, часто заморгал, и с ободряющей улыбкой тоже уставился на начштаба.

-...нам целесообразнее сохранять нейтралитет, чтобы не быть втянутыми в вооруженную борьбу на последнем этапе войны...

-М-да, это логично... - оживился Козырев.

- ...Но, в случае затрагивания наших интересов, в момент вступления в город, скажем. - начштаба грозно набычился и начал грассировать голосом, - мы применим, не задумываясь, все силы и средства, вплоть до полного уничтожения! - Конец фразы был чеканным, в глазах сверкала сталь.

"Джаконда" вновь оживился, слез с краешка стола и, устремив на офицера свои водянистые очи, крепко пожал руки начштаба и командиру дивизии. Он был в них уверен - такие "врежут" любой "братве", а какой именно они сами разберутся. Главное Президенту и правительству можно доложить

- "ситуация под контролем", и это благодаря дивизии, нашим пограничникам, а, значит, позиции надо держать!

Вот так офицеры на этот раз отстояли дивизию, а заодно и геополитические интересы России в далеком Таджикистане. Как здесь не вспомнить решение императора Александра II. принятое им 20 декабря 1863 года о начале военной компании, положившей начало присоединению Средней Азии к России. Один из умнейших русских императоров не стал навязывать мелочную опеку войскам, ведущим боевые действия в тысячах верст от столицы, и отдал мудрое распоряжение: "Самый способ исполнения предприятия представить ближайшему усмотрению корпусных командиров, по их взаимному согласию". Что делать - история повторяется, и в ее цикличности (если помнить пройденные уроки) - залог стабильности страны.

МУЗАФФАР-1

(Осень девяносто второго)

Капля сбежала по складке у носа на уголок губ и сразу же растеклась по ним холодной, соленой пленкой. Ссадина на подбородке уже давно щипала от пота и грязи. Перевязать или просто прижечь йодом некогда - идет бой. Зеленая повязка на голове - подарок погибшего два дня назад командира Ислома, - давно уже промокла от пота, его капельки мелко разбрызгивались по коже от тряски автомата, к грязному, исцарапанному прикладу которого Музаффар прижимался щекой.

- О-ой, больно! Позови Исмата! Пусть он меня отнесет к машине! Ой! Не хочу умирать здесь, - кричал рядом раненный в живот худой мужчина с сединой в полголовы. ("И чего она у него вся над правым ухом?" - все удивлялся Музаффар). Вытащить его не было никакой возможности. Группа Музаффара - "командира Гази" - не успела отойти из кишлака через сухое кукурузное поле к 102-му микрорайону города, а теперь, когда все поле выгорело, оно великолепно простреливалось со стороны гиссарцев. Половина Авула горела, дым стлался между домами, собирался в клубы у тыльных стен, в рытвинах, чуть редел между домами. Части Народного фронта, обстреливающие юго-западную окраину Душанбе уже две последние недели, вчера перешли в наступление, подогнав бэтээры и разную другую бронетехнику, отчего мелкие окопы оппозиции превратились в ад кромешный. Из сорока боевиков группы Музаффара с ним теперь оставалось четверо - где остальные, ведал только Аллах! Из четверых - один раненый. Нет и трех "Жигулей", на которых они подъехали сюда двое суток назад от 3-ей автобазы, на страшной скорости, го пустым улицам, когда посты охраны сообщили о наступлении гиссарцев.

- Потерпи, брат, потерпи,.. - отерев грязной, пахнущей порохом ладонью потное лицо, успокоил Гази раненого. -Сейчас от канала подойдут свои, и мы тебя вытащим... Живот твой зашьют, как курпачу, и дочки за тобой будут ухаживать, - врал что придется командир, - потерпи.

Раненый заскрежетал зубами, но замолчал, прикрыв глаза.

Автоматная трескотня и рычание КПВТ со стороны гиссарцев поутихли, видно, в наступивших сумерках и дыму уже трудно было разобрать цель.

Гази перевалился с живота на левый бок и достал из-за пазухи последний, полупустой магазин. Красноватая пластмасса была теплой, тускло отливала среди закраин латунь автоматных пуль. Гази, не меняя позы, отсоединил магазин от горячего, воняющего пороховой гарью "Калашникова" и вылущил из него последние два патрона, сунул пустой магазин за пазуху и дозарядил вынутый, пластмассовый. Пошарил вокруг руками и подобрал еще два пустых магазина, один из которых, помедлив, выбросил - складывать некуда. хотя обязательно бы пригодился... Щелкнул снаряженным магазином, загоняя его в ствольную коробку, и нащупал в кармане свою последнюю надежду - маленький булыжничек РГД-5. Лежа на боку, скосил глаза на раненого. Тот уже не скрежетал зубами, небритый, полуседой подбородок отвалился чуть ли не до груди, в полуприкрытых щелях глаз - одни белки. Руки, грязные, окровавленные, которыми он прижимал к животу разорванную простыню, расслаблены и спокойны. Командир вздохнул, пробормотал молитву и провел ладонями по лицу: "Аминь". Перевернулся на живот.

- Хайрулло, Исмат,- негромким голосом позвал Гази оставшихся в живых подчиненных. Лица обоих, такие же грязные и потные, высунулись из-за пустых железных бочек и бетонных лотков, - уходим...

Через три недели тяжелых арьергардных боев Гази был в Комсомолобаде, еще через две, преодолев в переполненной бортовой машине с беженцами-памирцами перевал Сагирдашт и мелкий зимний Пяндж у Калайхумба, - в Афганистане.

ВРЕМЯ И МЕСТО-V

(Зима девяносто второго)

"Хочу начать с вопроса: чем было вызвано недоверие народа к бывшему руководству республики во главе с А. Искандеровым? Ответ может сформулировать каждый: оно не смогло приостановить колесо братоубийственной войны, пресечь беззаконие и нарушение прав личности. Причем, тому было много примеров, чем все это кончается. Закономерный вопрос: извлекли ли мы из этого необходимые уроки?

Закономерен и другой вопрос: чем было вызвано доверие народа к новому руководству во главе с Э. Рахметовым? Ответ также может сформулировать каждый: стремлением его к достижению мира и миро-творческой деятельности, особенно во главе с С. Сафаровым в Кулябе и в Курган-Тюбе, старанием восстановить конституционность органов власти, призывами к прекращению братоубийственной войны. Результат также известен: после достижения известного перемирия между полевыми командирами появилась надежда на мирное развитие событий в республике, а народ облегченно вздохнул еще и потому, что были восстановлены конституционные органы власти, которые заверили на сессии, что предпримут все от них зависящее, чтобы в Таджикистане были мир и национальное согласие...

Что мы видим сегодня, спустя полтора месяца после достижения этого относительного перемирия на сессии? Мира нет. Юридического соглашения о мире также нет. То соглашение о перемирии, заключенное на сессии, пока никаких юридических основ не имеет, разве что больше моральных. Действительно, правительственные силы в целом контролируют обстановку в большей части республики, но прекрасно понимают, что при любом расслаблении обстановка может выйти из-под контроля. Акт амнистии и ультимативные приказы о сдаче оружия не дали эффективных результатов. Руководители республики выступают с твердыми заверениями о достижении мира, но в республике имеют место исчезновения людей, убийства, грабежи и мародерство, а на почва мести - террор. За Файзабадским районом идет накапливание сил, большие группы беженцев ушли за границу, что явно свидетельствует о продолжении конфронтации в обществе...

Кто должен открыть путь долгожданному примирению? Мне думается, здесь основное слово за новым правительством. Сейчас ни в косм случае нельзя применять насилие и идти по этому пути. При низкой политической и общественной культуре населения, особенно исполнителен эгой акции, это чревато тяжелыми последствиями. Чго я предлагаю конкретно?

Первое. Правительству надо предпринять попытку вызвать всех руководителей и бывшей оппозиции, и структур власти, партий и движений на политический диалог. Это - не слабость правительства, а, наоборот, его сила. Надо попробовать заключить договор о мире со всеми вытекающими отсюда последствиями. И применение любого насилия должно быть основано только на законе и только после использования всех возможных путей достижения мира.

Второе. Ни в коем случае не устраивать самосудов. Расстрелы на месте недопустимы даже в отношении тех, кто застигнут на месте преступления. Нужно всех, кто задержан по факту мародерства и т. д., отдавать под суд. Судебный процесс нужно гласно показывать по телевидению. Любой самосуд - это попрание закона, он вызывает к жизни злобу и месть.

Третье. Нужно восстановить справедливость, насколько это возможно, в формировании правительственных и других государственных постов. Новой власти надо привлечь к оказанию помощи в работе правительства и миротворческих сил бывшее руководство, всех трезвомыслящих людей из Бадахшана и Карагегина. А их немало.

Четвертое. Надо срочно начать разоружение всех сил. Для этого нужно срочно формировать правительственные отряды (МВД, КНБ. Минобороны), выдать им единую форму с отличительными знаками. Оповестить об этом население. А всех тех, которые к приняты на государственную службу, надо разоружить и все оружие взять на государственный учет. Каждый, принятый на государственную службу, должен принять присягу на верность республике, а если нарушит ее - нести ответственность по закону.

Пятое. На государственную службу нужно принимать представителей Бадахшана и Каратегина, молодежь этих регионов, которые должны будут также принять присягу. Правительство не может держать эти регионы постоянно под угрозой оружия или насилия. Никто из выходцев из других регионов не сможет в этих местностях нести службу в органах МВД, КНБ или суда, в других правоохранительных органах, не подвергая себя, по существу, смертельной опасности. А жизнь должна продолжаться и войти в мирное русло. Любая справедливость со стороны правительства вызовет симпатии и. естественно, уменьшит и сопротивление, и конфронтацию.

Эта часть мер по достижению мира и согласия. Я уверен, что они в случае их осуществления будут эффективными. И те, которые вооружаются для войны, и те, которые ушли за границу, мысленно и фактически готовые для подготовки к войне, будут отрезаны и лишены своих главных козырей: фактов несправедливости по отношению к ним и к любому представителю их регионов.

Самое главное сейчас, на что должны быть, направлены все наши помыслы, - изжить из нашей среды месть и местничество, несправедливое отношение друг к другу исходя лишь из регионально-этнических предрассудков. Надо посмотреть на каждого человека просто как на разного. Да помогут нам в этом наша совесть, наш рассудок и Всевышний! 9 января 1993 г. Рахматнлло Зоир."

СВОДКА

за 3 февраля 1993 года.

Политическая обстановка в Республике Таджикистан продолжает обостряться. После некоторого затмшья, возникшего в середине января 1993 года в результате утраты боевиками населенных пунктов Обигарм и Рогун, начался новый этап эскалации противостояния. Это поражение отрядов боевиков на некоторое время парализовало таджикскую оппозицию. S последние же дни исламско-фундаменталистское движение Гаджикистана приступило к усиленней подготовке решительных действии . ив конституционного правительства РТ по всем направлениям:

- путем разложения государственных структур изнутри. В Верховном Совете, Совете министров, органах КНБ и, особенно МВД скрытно действуют представители оппозиции. Их деятельности способствую разногласия между группировками депутатов, членов правительства и оперативных работников КНБ и МВД на национальной почве. Основные ключевые позиции в правительстве заняли выходцы из Куляба, Курган-Тюбе и в меньшей степени - Худжанда. А средняя прослойка сотрудников перечисленных госучреждений в своем большинстве осталась прежней, многие из которых активно сотрудничают с оппозицией;

- идет активная подготовка и слаживание отрядов боевиков. В настоящее время происходит концентрация сил оппозиция на Гармском направлении в Горном Бадахшане и на территории Афганистана в приграничной полосе с РТ с тем, чтобы после великого мусульманского поста с совместными силами при поддержке афганских моджахедов одновременно по нескольким направлениям нанести удар по правительственным частям и 201-й МСД.

-происходит дальнейшее сближение таджикской оппозиции с представителями ИПА и ИОА в лице Г. Хекматияра и А. Масуда, через них -с реакционными кругами Пакистана и Саудовской Аравии, начавшими оказывать наемникам практическую, финансовую и военную помощь;

- в городе Душанбе оппозиционным подпольем целенаправленно создастся гибкая структура по управлению действиями и согласованию усилии всех групп боевиков, оставшихся в г. Душанбе, его окрестностях, в других районах, а также преступных элементов, мародеров, рэкетиров и местной мафии с тем, чтобы общими усилиями дестабилизировать обстановку, создать атмосферу психоза и страха путем проведения диверсионных и террористических акций против представителей правопорядка и государственных учреждений.

Поступила информации о том, что 23.10.93 года в г. Тахор (ИГА) перед таджикскими беженцами выступили заместитель председателя ИНВ Давлят Усмоп и заместитель Ахмад Шаха Масуда (имя не- установлено), которые призывали беженцев остаться в Афганистане, Мужчинам пройти военную подготовку и совместно с моджахедами выступить на территорию Таджикистана для ведения боевых действий против правительственных войск.

Установлено, что сын бухарского эмира Алимхана по имени Саид в настоящее время находится в г. Кундуз, где проводит активную работу по подготовке моджахедов к ведению военных действий на территории РТ, не жалеет отцовских денег и обещает щедро наградить наиболее отличившихся боевиков в предстоящих сражениях.

Обостряется обстановка в г. Кафирнихон (Орджоникидзеабад). Просочившиеся в город группировки боевиков по ночам занимаются грабежами, мародерством, избивают и расстреливают тех, кто отказывается им помогать или пытается сопротивляться. В расположенные рядом с Кафирнихоном кишлаки Колон, Бакарон, Чорбог по ночам с гор спускаются мелкие вооруженные группы боевиков, грабят местное население, захватывают заложников и угрожают в ближайшее время расправиться со всеми, кто поддерживает или сочувствует настоящему правительству Республики Таджикистан.

OБСТАНOBKA НА ГРАНИЦЕ

На участке 10-й ПОГЗ 48-го ПОГО было вооруженное столкновение. Группа боевиков из 6 человек пыталась нелегально проникнуть на территорию РТ из Афганистана. В ходе возникшей перестрелки с пограничным нарядом один нарушитель убит, остальные скрылись в камышах и ушли на противоположный берег реки Пяндж (ИГА).

На Хорогском направлении пограничниками задержаны двое нарушителей, пытавшихся проникнуть в Таджикистан. Ведется следствие.

На участке 48-го ПОГО (Пяндж) вернулись на Родину беженцы в количестве 160 человек. На участке Калайхумбской заставы 50 таджикских беженцев возвратились па территорию РТ.

СВОДКА МВД Республики Таджикистан

За истекшие сутки по Республике Таджикистан зарегистрировано 80 правонарушений: из них преступлении - 55: по линии уголовного розыска - 53; по линии БХСС - 2; дорожно-транспортных происшествий - 2.

По г. Душанбе зарегистрировано 44 правонарушения; из них преступлении - 41; по линии уголовного розыска - ЗУ; по линии ЕХСС - 2; уличных происшествии - 5; дорожно-транспортных происшествия -- 2.

За сутки органами МВД и КНБ изъято у населения 21 единица наречного огнестрельного оружия. 1 единица сдана добровольно. Изъято 3 автомата, 1 пистолет, 3 малокалиберные винтовки, 16 ружей. 3 ручных гранаты, 368 патронов.

СПРАВКА ПО ОБСТАНОВКЕ

в Республике Таджикистан и приграничных районах

по состоянию на 23.03.93 г.

1. Оппозиция, отказавшись от мирного урегулирования вооруженного конфликта, продолжает накапливать силы на афганской стороне и перебрасывать их на территорию РТ, а также слабо охраняемые участки Мургабского, Ишкашимского направлений. Так с 16.03.93г. в Сарваде (северная провинция ИГА) сконцентрировано до 1000 человек вооруженных боевиков, которые группами направляются в Гармскую зону через Сарвадское направление;

- 16.03.93 г. из Кундуза в Пянджском направлении проследовали более 50 БТР, аналогичная переброска БТР проводилась 8.03.93 г. на Шаартузском направлении;

- 20.03.93 г. в районе Ходжа сосредоточилось до 500 вооруженных боевиков ИПВ во главе с Мулло Абдурахимом, передвижение их производится в направлении на Куляб. В том же районе на сопредельном берегу роки Пяндж, отмечено воздушной разведкой большое сосредоточение переправочных средств (лодки, плоты, бревна);

- 20.03.93 г. на Тавильдаринском направлении, в районе кишлаков Рубот и Рохат, сосредоточено до 500 вооруженных боевиков ИПВ. Выход их к Тавильдаре с учетом труднопроходимой дороги возможен через 3-4 суток, то есть 23.03-24.03.98 г.;

-в координационном центре Kyндуз ИПВ в настоящее время создано "правительство Таджикистана", которое будет вести руководство боевыми действиями и координацию вопросов взаимодействия с правительством ИГА и Пакистана в борьбе с "неверными" на территории Республики Таджикистан. В "правительство" вошли:

-президент РТ- мулло Саид Абдулло Нури (Нуриев);

- премьер-министр - Мухаммадшариф Химматзода (бывший председатель ИПВ);

-министр обороны - народный генерал Ишон Киемиддин.

Создан комитет беженцев. Председатель - мулло Махмед Али (бывший глава мечети Пянджского района Kypган-Тюбинской области).

Активное участие в подготовке боевиков принимают командиры вооруженных формирований ИГА. Кроме того, ставится запрос о конкретной, более действенной помощи оппозиционным силам по освобождению РТ от неверных.

Процесс формирования армии РТ затягивается, есть предположение, что вопрос формирования армейских структур к моменту крупномасштабных акций ИПВ будет сорван, техника, переданная из 201-й МСД, будет растащена по отрядам Народного фронта или захвачена ДРГ ИПВ, вся тяжестъ вооруженного конфликта ляжет на части и подразделения 201 МСД и формирования Народного фронта.

Крупномасштабное наступление оппозиции можно ожидать с 26-27 марта по 6-8 апреля 1993 года.

Начальник разведки в/ч 00000

подполковник Н.

III. ПЕРЕПИТИИ "ВЯЛОТЕКУЩЕЙ ВОЙНЫ"

(Лето девяносто третьего)

Офицер-пограничник был зол и растерян. Он ничего не мог ответить Аристархову на вопрос: что же случилось сегодня на 12-й заставе Московского погранотряда?

- Да чтобы захватить врасплох, я не знаю, что надо! - горячился подполковник. - Это просто невозможно! Немыслимо! Нужно, чтобы все перепились и спали как убитые! Вел., на всех подходах должны быть посты, ходят дозоры, на вышках, наконец, люди, а тут такое...

Аристархов не узнавал своего всегда спокойного, чуть ироничного знакомого. В таком "разобранном" состоянии тот сейчас пребывал. В прошлом, девяносто втором году, этот офицер и его коллеги в зеленых погонах бестрепетно и четко выполняли своп воинский долг в самые "горячие" дни гражданской войны в Таджикистане, не раз оказывались под пулями, причем, не только они сами, но и их семьи, живущие в разных местах Душанбе. И никогда Аристархов не видел такого раздражения, рассеянности.

- Знаешь, - продолжал горячиться пограничник, - что значило в прежние времена сообщение из погранотряда о том, что захвачена застава? Я, кстати, за время своей службы такого случая не помню, не могу даже себе представить... Это значило, что командующий округом брал все, что стреляет, поднимал в воздух все, что летает, и обрушивал все это на врага, уничтожая его "под корень", а затем с дымящихся развалин докладывал в Москву, сам, лично, что застава снова наша, целостность государственной границы восстановлена! И что я вижу теперь?!

Подполковник нервно дернул плечом, зло ощерился и матюгнулся.

- Сообщили в Москву о случившемся и ждут дальнейших известий из погранотряда! Хоть бы кто сдвинулся! Вот сам полюбуйся, - ткнул он большим пальнем через плечо во двор управления Погранвойск.

За его плечом спокойно курили и беседовали два офицера, а две дамы-пограничницы из отдела кадров чинно шествовали из магазина военторга, рассматривая со знанием дела цветастый флакон шампуня. За рулем "уазика", дожидаясь начальника, дремал солдат в камуфляже. Вся эта картина явно не показывала, что в трехстах километрах южнее города уже шесть часов идет бои, что там умирают их сорок с лишним сослуживцев.

Даже не умудренному боевым опытом Аристархову было понятно, что захват и разгром заставы означает новый виток гражданской войны в республике. Оппозиция, очухавшись от поражения зимой прошлого года, перешла в наступление, и нападение на 12-ю заставу - крупная и яркая демонстрация силы. Через два дня, когда бои на заставе прекратились и на пепелище от казарм и дома офицерского состава наконец вкатились бэтээры и танки из погранотряда и 201-й дивизии, а раненые солдаты были перевезены в госпиталь Погранвойск в Душанбе, он пришел туда вместе с товарищами из казачьей общины, собравшими дома нехитрые гостинцы: ватрушки, банки с вареньем, яблоки и виноград.

Раненые солдаты еще не пришли в себя от горячки почти суточного боя и блуждания в горах. Перевязанные, "залатанные" пластырными наклейками, кто ходячий, кто под капельницей, они обрывками рассказывали о пережитом, плакали, матерились, грозили "духам", обещали вернуться на заставу и отомстить за убитых друзей... По телевидению закрутились плохонькие по качеству, но жуткие по откровенности видеосъемки отрезанных голов убитых пограничников, па пепелище - распластанных в пыли, изорванных взрывами тел моджахедов, первого доклада командиру отряда, вышедшего из боя, контуженного заместителя начальника заставы, выкрикивавшего слова и вытиравшего струйки крови из ушей...

Неожиданно, с разгромом 12-й заставы, не только гражданская война в Таджикистане вышла на новый виток, но и Россия, "укушенная за пятку" далеко на Востоке, неожиданно о нем вспомнила и, оторвавшись от лобызаний с Америкой и Европой, в раздражении воззрилась на регион, который почти бросила на произвол судьбы, занявшись "цивилизовыванием" и американизацией своего дальнейшего существования... Первая, рефлекторная, реакция была отдернуть "пятку" из кровавой, обжигающей и кусачей каши Таджикистана (так. как это было сделано в 1989 году в Афганистане). поставить на твердь Российской Федерации и забыть, наконец, об этой треклятой, "очень Средней Азии" и стать, наконец, "европейской" страной. Верховный Совет России, уже поляризованный по политическим силам (надвигался октябрьский кризис 1993 г. с танковым обстрелом Белого дома и "посадкой" части депутатов в "Бутырку"), сразу же разделился во мнениях: что же делать с российскими пограничниками и 201-й дивизией в Таджикистане? Отрезанные головы в горячей пыли явно "взывали" к свертыванию присутствия ("уйдем, и пусть они режут головы друг другу!"), но большая часть депутатов резонно отметила, что тогда, через несколько лет, такое головотяпство приведет к тем же отчлененным частям тела где-нибудь под Астраханью. Саратовом или Казанью. Последовательное и непрекращающееся отступление с Востока ни к чему другому привести не может! Самые трезвые головы оказались в этой ситуации у людей в погонах: они сразу и однозначно высказались за усиление границы. Разгромленная 12-я была в считанные дни восстановлена немного в стороне от прежнего места (она мила под землю, как и многие посты на линии границы): везде, где позволяла почва, были установлены минные поля, мины-ловушки, сигнальные мины. Все это сильно усложнило жизнь нарушителям. Дивизия так же усилила свое присутствие, выдвинув на прикрытие застав свои самоходные гаубицы, танки, способные при необходимости "обработать" тоннами снарядов любой "квадрат" территории "за речкой" и у наших постов. Приходилось лишь с горечью вновь констатировать: пока гром не грянет - мужик не перекрестится...

Кстати, о крестном знамении. Гибель 12-п заставы была поворотным пунктом и в отношении русских военных к вере. Погибших на заставе солдат отправили на родину в двух направлениях: первый "черный тюльпан" с четырнадцатью гробами летел на Москву, второй - по южному маршруту -через Махачкалу и Краснодар. В первый день, часа за два до вылета, к пограничному начальству подошла женщина-служащая из их управления и несмело поинтересовалась: будут ли отпевать убитых по православному обряду? Полковник, задерганный за два последних дня решением вопросов с досками, цинком и кумачом на гробы, поиском четырнадцати сопровождающих офицеров (по одному па каждый "груз 200"), звонками из Москвы и в Москву, Алма-Ату. Челябинск и Махачкалу о встречах груза, ошарашено посмотрел на робкую женщину и ляпнул: "А надо?"

-Ну, а как же? Погибшие воины, все-таки...

-Действительно, не подумал, - засуетился полковник. И сразу же осекся, растерянно глядя на женщину. - А что надо делать для этого? Кто должен это сделать?

-Церковь. Священник отпевает...

Полковник заерзал на стуле, схватился за телефон, но положил трубку, покряхтел и наконец предложил:

- Послушайте, я такими делами никогда не занимался! Давайте, займитесь этим вы? Все, что нужно от меня, я помогу. Что нужно?

-Ну... Я созвонюсь с церковью,.. - совсем оробела женщина от такой миссии. - Машину, наверное, будет нужно, священника отвезти... Да я сама толком не знаю, - призналась она.

- Берите мой "уазик", - с облегчением начал командовать твердым голосом полковник. - и в церковь! Все что понадобится - звоните!

Через час с небольшим, из полковничьего "уазика", подкатившего на раскаленный бетон аэродрома прямо под крыло пузатого "Ил-76", "высыпались" отец Стефан, пономарь с кадилом и снопиком свечей, и "пограничница", которой поручили весь этот "оргвопрос". Гробы уже погрузили в самолет, и четырнадцать длинных массивных ящиков заняли все место между рядами жестких скамеек. Набившиеся в самолет пассажиры опасливо искали место для своих сумок и ног. стараясь не задеть "груз 200". Старший сопровождающий майор, увидев священника, побледнел, вытаращил глаза и хрипло, в отчаянии завопил:

Выносить не будем! Все! Все! Некому! У меня только сопровождающие,комендантский взвод уже уехал!

- Да не волнуйтесь, не волнуйтесь. - успокоительно задергал бородой отец Стефан. - не надо выносить! Панихиду прямо здесь и устроим! Олег, раздавай свечи. Иринушка ты за хор будешь! - обратился священник к сопровождающим его пономарю и женщине.

Через несколько минут "чрево" огромного самолета превратилось в вместительный храм, освещенный доброй сотней свечей, которые держали вставшие со своих мест пассажиры. Вспыхнули и красные огоньки двух видеокамер, оказавшихся у улетавших этим же рейсом тележурналистов НТВ. Под дюралевым сводом, опутанным разноцветными кабелями и трубками, разносилось печальное песнопение и речитатив молитв, по самолету плыл сладковатый запах ладана...

"Черный тюльпан" на Москву ушел вовремя. Тележурналисты, бывшие свидетелями и участниками импровизированной панихиды, в тот же день передали "горячий" материал в эфир. Из управления Федеральной пограничной службы России в Душанбе позвонили сразу несколько человек с благодарностью "за инициативу". А к аппарели "южного" рейса, улетавшего позднее, подкатил уже пограничный автобус, где вместе со священником и пономарем был и весь церковный хор в полном составе...

События этих июльских дней девяносто третьего были переломными, в смысле отношения к вере, как у воинского начальства, так и у самих солдат и офицеров, для которых православные священники стали теперь постоянными участниками всех полковых торжеств и печальных панихид. В двести первой пошли дальше всех: в танковом полку начали строить свой полковой храм! Молодой и инициативный командир - полковник Г. Демин, давно поставил себе задачу выстроить в полку хотя бы часовенку, но теперь, когда удалось сделать вместительную пристройку к полковому клубу в самом центре третьего городка, можно было говорить и о полноценном полковом храме со своим полковым священником. Все одно к одному: как пристройку сделали, сразу и человек нашелся, готовый храм расписать пожилая душанбинская художница Н. Гаврилова за полгода упорного труда создала оригинальное храмовое убранство. В ноябре девяносто четвертого полковой храм был освящен и стал первым (!) в поисках России. Конечно, неспроста вес эго произошло не где-нибудь, а здесь, в "горячем" Таджикистане...

ВРЕМЯ И МЕСТО-VI

(Лето девяносто третьего)

ПОЯСНИТЕЛЬНАЯ ЗАПИСКА

о боестолкновениях в районе 12-й ПОГЗ 117-го ПОГО,

имевших место 13 июля 1993 г.

В вооруженной акции в отношении 12-й ПОГЗ 117-го ПОГО принимало участие 14 групп общей численностью до 200 человек (минометов -2, безоткатных орудий - 4, установок PC - 5-6, РПГ - до 30, пулеметов -10-12). Непосредственное руководство осуществлял Кори Хамидулло.

В период ведения боевых действий на участке 12-й ПОГЗ в эфире работало 10 радиокорреспондентов. Анализ поступающих данных и тактика действий противника свидетельствуют, что основной целью проведения вооруженной акции являлось уничтожение 12-й ПОГЗ и создание плацдарма на участках 11-й и 12-й ПОГЗ для дальнейшего крупномасштабного наступления на Кулябском направлении и реализации замыслов "правительства Республики Таджикистан в изгнании", направленных на ускорение процесса вывода российского воинского контингента из Республики Таджикистан, что позволило бы им в ближайшей перспективе осуществить свержение законного правительства в РТ. Проведение серии подобных акции на границе вызовет политический резонанс среди общественности Российской Федерации.

В момент нападения па 12-Й ПОГЗ находилось 48 человек: офицеров - 2, сверхсрочнослужащих - 2, солдат и сержантов - 41, из них 3 военнослужащих из стрелкового полка 201-й МСД.

В 4.00 пограничный наряд на юго-восточной окраине опорного пункта обнаружил проход противника к заставе. По данной обстановке пограничная застава была поднята по команде "К бою". В момент занятия личным составом обороны по пограничной заставе был открыт огонь из PC, РПГ и стрелкового оружия. В ходе завязавшейся перестрелки была полбита боевая машина пехоты, поврежден СПГ-9, тяжело ранен начальник пограничной заставы: старший лейтенант М. Мойборода, погибли и ранены несколько пограничников. Противник также понес потери. В 4.05 из района мельницы на позиции 5-го отделения прорвалось до 26 человек. Пограничная застава одновременно обстреливалась реактивными снарядами, РПГ и групповым оружием. В результате разрывов произошло возгорание казармы и других помещений заставы. В 7.40 с 13-й ПОГЗ в район пограничной заставы вышел резерв 117-го ПОГО подполковника Б.Масюка в составе: 105 человек от ПОГО. 12 человек от КНБ, I танк Т-72 и 1 БМП от КНБ. 2 БМП от 149-го МСП 201-й МСД. 120-мм миномет, который подошел в 9.25 к повороту дороги, был обстрелян реактивными снарядами из стрелкового оружия. Саперная группа обнаружила на дороге мины, которые не могла уничтожить из-за сильного огневого прикрытия. Несмотря на нанесение авиационных ракетных ударов (с 8.00 до 11.30), противник вел интенсивный огонь по резерву ПОГО и не дал возможности разминировать дорогу и продвинуться к 12-й ПОГЗ.

Отряд поддержки от 201-й МСД (танк - 1, БМП - 2, БТР -I, "Шилка" (ЗСУ-23-4) - 1). Старшим бронегруппы был заместитель командира полка по воспитательной работе подполковник Сергей Федорович Марченко. Вертолетом в Куляб из Душанбе были переброшены три экипажа танков, три экипажа БМП, три расчета 2С1 (самоходно-артиллерийской установки).

В 13.40 он прошел 13-ю ПОГЗ и в 14.50 подошел к резерву И 7-го ПОГО.

К 14.30 противник был подавлен огнем из всего имеющегося вооружения. По команде начальника 117-го ПОГО личный состав 12-й ПОГЗ -23 человека (из них 11 раненых) под командованием заместителя начальника заставы лейтенанта А. Мерзликина под незначительным огнем противника отошел к резерву ПОГО.

При поддержке авиации, огня минометов (в 10.00 вертолетом был доставлен один 120-мм миномет), после обнаружения и уничтожения саперной группой грех фугасов, двух противотанковых мин в 18.30 резерв ПОГО и бронегруппа 201-й МСД заняли кишлак Саригор. В дальнейшей, продвигаясь под огнем противника, в 20.10 заняли 12-ю ПОГЗ.

В результате боестолкновения погибло: 25 человек (из них трое военнослужащих 149-го МСП НИКОЛАШКИН Н., УСУНБАЕВ А., ХАМИТОВ Г.). Противник потерял до 70 человек, на территории и в близи пограничной заставы обнаружено 35 трупов боевиков, 5 автоматов, 2 РПГ, 1 пулемет, 20 реактивных снарядов, боеприпасы к стрелковому оружию.

Саперная группа на заставе обнаружила и обезвредила 10 противопехотных мин.

Все помещения пограничной заставы сгорели.

Начальник разведки в/ч 00000

подполковник Н.

СПРАВКА

по обстановке в Республике Таджикистан на 18.08.93 I.

Обстановка в Республике Таджикистан по-прежлему остается сложной и напряженной. По оперативным и разведывательным данным обстановка в приграничных и пограничных районах следующая:

По данным Пограничных войск РФ по 117-му ПОГО:

-боевые группы ИПВ совместно с моджахедами продолжают вести успешные боевые действия против 5-й пограничной бригады. Моральный дух бригады упал.

По данным МО РТ:

- в связи с вводом частей МО РТ в ГБАО Президиум исполкома ГБАО решил создать штаб ГБАО по координации правоохранительных органов:

- решил обратиться к генеральному секретарю ООН о вводе в ГБАО военных наблюдателей ООН.

По данным войсковой разведки:

-с отметки 105 на НП было совершено нападение в 05.45. удар был отражен, жертв нет. Вооруженная группа людей перешла границу в районе переправы, квадрат 57901. С сопредельной стороны был повешен белый флаг, квадрат 63834, требуют переговоров:

-скопление противника в районе (34355) и (45374-45383);

-движение колонн противника с координатами 43008 на север и с 38361 на юг, с 33375 на северо-восток, производятся инженерные работы в квадрате 38334;

-старший сержант Оганесян получил укус неизвестного насекомого, опухоль спадает, температура нормальная.

Вывод: 5-я пограничная бригада не получает никакой поддержки от правительственных войск в боевых действиях против боевиков ИПВ и моджахедов;

- боевые группы ИПВ продолжают нападения на посты МО РТ и Пограничных войск РФ;

- продолжается скопление боевых групп ИПВ в пограничных районах ИГА.

СПРАВКА

по обстановке в Республике Таджикистан на 19.08.93 г.

Обстановка в Республике Таджикистан по-прежнему остается сложной и напряженной. По пограничным и приграничным районам обстановка следующая:

Поданным Пограничных войск РФ по 117-у ПОГО:

- в обстановке существенных изменений не произошло. Продолжаются боевые действия между 5-й пограничной бригадой генерала Усто и боевыми группами ИГА ИСА. Бригада оказывает ожесточенное сопротивление. Командир бригады обратился за помощью к командиру отряда по поводу поддержки огнем, но получил отказ. Генерал Усто предупредил, что если и дальше бригада будет нести потери, не удерживая свои позиции, то личный состав бригады и местные жители, поддерживающие ее, перейдут на территорию Республики Таджикистан. В этих условиях по приказу Пограничных войск Российской Федерации созданы фильтрационные пункты.

По 48-у ПОГО:

- на участке 10-й ПОГЗ группа боевиков ИПВ численностью до 150 человек;

По 118-у ПОГО:

- На участке 1-й ПОГЗ находится группа боевиков ИПВ численностью до 90 человек. Не исключен захват моста в районе Ишкашима и заложников из числа военнослужащих Пограничных войск РФ.

По данным войсковой разведки:

-наблюдали лодку, возможно, местную;

- в районе расположения 48-го ПОГО замечены так называемые "черные аисты" (афганский вариант камикадзе).

Предназначение: проведение террористических актов против руководства РТ, для уничтожения особо важных государственных объектов, а также военнослужащих Министерства обороны и Пограничных войск Российской Федерации, МВД И КНБ РТ. Переход группы был отмечен 17.08.93 г.

Вывод: пятая бригада генерала Усто без поддержки потерпит поражение от боевиков ИПВ и моджахедов; продолжается переброска боевых групп ИПВ в РТ.

Справку составил

начальник разведки в/ч 00000

подполковник Н.

ДУШАНБЕ-93 ПАСХАЛЬНАЯ ВСЕНОЩНАЯ

"Христос воскресе, смертию смерть поправ..." - разносилось под сводом Никольского собора. Старательно выводит мелодию своим надтреснутым голосом сгорбленная старушка, праздновавшая, наверное, все всенощные, что служили в этом храме. Прислушиваясь к непривычным старославянским словам, подтягивал тропарь стоящий рядом загорелый полковник в выцветшей полевой форме. Наверное, впервые за свои сорок пять лет ветерану Афганистана и летних боев с исламистами в Курган-Тюбе захотелось прийти на всенощную, прикоснуться к вере и традициям отцов, о чем раньше и вспомнить можно было только в семенном кругу...

Русских офицеров в храме много. Сразу бросается в глаза защитная полевая "афганка", тускло поблескивают лейтенантские и полковничьи звездочки. Немало офицеров 201-й мотострелковой дивизии и пограничников в гражданском -они неожиданно узнают друг друга, смущенно и сдержанно кивают, улыбаются...

Народу во дворе храма меньше, чем в прошлые годы - в городе комендантский час, с наступлением темноты общественный транспорт практически прекращает ходить. Но люди с узелками, в которых готова для освящения пасхальная снедь - куличи, крашеные яйца - все приходят и приходят из притихшей темноты. Вот во двор храма входят две женщины с девочкой; вот трое старушек, "под охраной" такого же древнего старика; молодая семья: в руках отца сумка с куличами, на руках матери дремлет трехлетняя дочка. Они прошли через весь город, из края в край, через десятки насторожившихся постов. Правда, со стороны таджикских солдат и милиции к русским верующим по всему городу отношение сегодня самое "попустительское": ощетинившиеся автоматами мусульмане в бронежилетах на всех перекрестках лишь улыбаются и приветствуют: "С праздником!". Как выяснили мы позже у милиционеров-таджиков, присланных городскими властями для охраны храма, хотя и не поступило никаких официальных распоряжений о смягчении режима чрезвычайного положения, но всем же известно - у русских сегодня ПАСХА! Кто же их будет задерживать?!

В притворе храма несколько милиционеров-таджиков: завороженно смотрят они через дверь на яркое праздничное убранство собора, на священников в белых ризах - когда и где мусульманин такое увидит?! Здесь же русские солдаты из дивизии, приехавшие со своими командирами, в отличие от последних они с автоматами и в храм поэтому войти не могут.

Молодые казаки из "Амударьннской линии" с трехцветными повязками на рукавах, следят во дворе храма за порядком. За две недели перед праздником ребята выкрасили, побелили и вычистили здание собора, обустроили часовенку над живописным источником. Купол собора казаку Сергею Стеценко пришлось красить "по-альпинистски", страхуясь веревками и повиснув в воздухе. К началу службы ребята с черно-желто-белыми повязками на рукавах облачаются в стихари и выстраиваются для крестного хода. Незадолго до начала службы отец Алексий подвел к казакам высокого солдата-пограничника в камуфляжной форме: "Пусть будет с вами". И вот он в одном ряду с молодыми казаками, из-под стихаря выглядывают тяжелые солдатские ботинки с высокими берцами, в вырезе стихаря - пятнистый воротник. Командир его части здесь же, в храме, он посматривает на солдата, слегка улыбаясь.

И вот, наконец, разобрав священную снедь, окропленные святой водой, бодрые и веселые, несмотря на четыре часа утра, прихожане начинают расходиться. Из ворот на улицу мимо вооруженных постов выливается поток людей и растекается в разные стороны по пустынным, но ярко освещенным улицам. "Кого подвезти под броней?" - кричит проходящим полковник Демин, приехавший на всенощную на бэтээре. Желающих на такое "такси" нашлось много: и под броню набились, и на броню сели. Быстро согласовав маршрут "кому-куда", понеслись по пустынным улицам. Вот такая была запоминающаяся всенощная у православных в Душанбе в том году!

Ретроспектива-II

Коля Голубенко.

Этого маленького, лысоватого человека, казавшегося невероятной помесью красноармейца Сухова и Паниковского, Аристархов увидел впервые в кабинете у своего начальника- Владимира Викторовича, много лет назад- в середине семидесятых. Начальник, высокий и вместе с тем очень подвижный человек, заядлый охотник, по специальности был инженером- путейцем и наверное поэтому, несмотря на то, что к железной дороге уже давно отношения не имел, вокруг него вечно вился разнообразный "железнодорожный" люд. Среди них и бывшие коллеги- инженера, и машинисты, помнившие еще пропахшие угольным чадом "кукушки" и "овечки"- советские паровозы тридцатых- сороковых годов, и просто знакомые обходчики, табельщики, сцепщики, связисты- все, в основном- бывшие. Аристархов всегда удивлялся этой его способности окружать себя людьми странными и одновременно интересными: с некоторыми из них Владимир Викторович своего молодого подчиненного знакомил, но чаще о них ему рассказывал. И что ни человек, то- история, да какая! Молодой Аристархов не сразу понял: что же связывало всех этих людей, чем они были похожи? Они будто принадлежали к большому братству, где многое понятно для них с полуслова, а многое- само собой разумеется и вообще не требует обсуждения. Вскоре Аристархов заметил, что предмет их разговора обычно касался больших пространств: то разнообразных уголков Средней Азии("Туркестана" говорили старшие), а то и вовсе- до Бреста и Владивостока. Но все было привязано к стальной колее- именно она крепчайшей стальной ниткой пронизала судьбы всех этих людей в разные годы попавших в "железнодорожное" братство огромной континентальной державы, покрытой колоссальной по протяженности и трудности строительства "кровеносной системой" стальной колеи!

И в этом братстве железнодорожный люд Средней Азии всегда занимал особое место. Именно стальная колея обеспечила приток в край основной массы европейского населения: сотни и сотни больших и малых станций, разъездов, депо, пакгаузов требовали тысячи и десятки тысяч людей, в основном- технически образованных. Мундиры с золочеными и посеребренными петлицами, форменные фуражки с плетеным кантом железнодорожного начальства часто "тонули" в массе промасленных роб и комбинезонов машинистов , путейских мастеров и обходчиков, но на праздник каждый мог одеть казенный парадный китель с двумя рядами надраенных форменных пуговиц- предмет зависти всего окружающего населения! Не будет преувеличением сказать, что с железной дорогой в край пришла европейская цивилизация.

По национальности "железнодорожный народ" был весьма разномастным, всегда разговаривающий на каком то невообразимом сленге с явным преобладанием татарского, легкий на подъем: с двумя охапками своего "шара- бара" готовый ехать хоть в общем, хоть в товарном вагоне на край света!

- Знаешь, что путейскими рабочими здесь, в Азии, всегда были в основном мордва и чуваши?- Спрашивал у Аристархова Коля Голубенко.

- -Это почему?- Искренне интересовался его молодой собеседник не подозревавший до этого у мордвы и чувашей склонности к строительству и обслуживанию железных дорог.

Голубенко довольно хмыкал, хитро щурясь сдвигал на затылок свою дешевенькую шляпу из синтетической соломки и начинал ерзать на стуле будто не желая выдавать великую корпоративную тайну.

- Ну и почему ?- Интересовался уже заинтригованный Аристархов.

- Подрядчики на строительство дорог сюда в Азию обычно ехали набирать народ в Поволжье: мордва и чуваши жили всегда бедновато, нанимались на такие работы охотно- особенно молодые бабы. Они выносливые, как муравьи- хихикнул Коля,-рельсы ведь раньше руками таскали, вот в основном мордовки и работали. А как поезда пустят, так они на другу стройку схлынут. Ну а за ними, ясное дело- и мужики...Так, что мордовками да чувашками почитай все среднеазиатские дороги построены!

Владимир Викторович Николая как бы опекал: были они примерно одного возраста- не много за пятьдесят, и знакомы были еще по Ленинабаду, где оба родились и выросли. "Железнодорожная" судьба уже лет тридцать как занесла обоих в Душанбе, где знакомство они поддерживали не смотря на то что один на данный момент занимал персональный кабинет, а другой был леченным алкоголиком, ныне- человеком не пьющим, командующим на столичном "Зеленом базаре" маленькой артелью жестянщиков, сантехников и вообще "мужиков на все руки". Коля среди них был "белой костью"- никто кроме него не умел с таким мастерством склеить по неосторожности разбитый китайский фарфоровый чайник или мейсенскую статуэтку- предмет гордости и воспоминаний ветерана войны. Аристархов как то заглянул к нему в "конурку", что хозяин звучно именовал "мастерской".

Николай, сидел на маленьком фанерном детском стульчике- предмете детсадовской меблировки,- он при своей субтильности на нем очень хорошо умещался, да и втиснуть в каморку нормальный стул было невозможно, и задумчиво рассматривал разбитую на три неравные части крупную китайскую пиалу- "чини", сплошь изукрашенную синими драконами. Фарфоровые осколки сахарно белели на сколах, разрывая хищных драконом пополам, и пиала, даже разбитая, была необыкновенно красива.

- Эпоха Тан?- пошутил Аристархов.

- Наверно- отозвался не понявший сарказма Николай,- а может быть и японская? Но смотри, как сделана! Глина то какая белейшая! А обжиг? Какой обжиг! Нет, рису у них может и не хватает, но корейцы фарфор делать умеют !- глубокомысленно заключил он.

Аристархов хмыкнул по поводу географических определений изделия, но возражать не стал- Голубенко наверняка пустится в спор "а чем они вообще то отличаются?!", а хотелось посмотреть- что же он будет делать с этой безнадежной посудиной?

Тот, не упускавший возможности поговорить за любым делом, взял в руку самый крупный осколок и повернув его сколом к Аристархову, поучительно произнес:

- Никогда не касайся расколотой поверхности, не примеряй осколки один к другому- потом может быть и склеишь, но трещина очень заметна будет- в палец! - И для убедительности Коля вытянул горизонтально свой заскорузлый, грязноватый мизинец с "траурной" каймой под ногтем.

- - Понятно,- отозвался Аристархов тоном прилежного ученика -Сегодня же косушку грохну, но тереть не буду, тебе клеить принесу- посмотрим что получится.

- Да я серьезно -возмутился мастер- зачем вещи зря портить?

- Ладно, не буду посуду бить -смиренно согласился Аристархов,- что дальше?

- А вот, смотри!- мастер, кивком головы скинул с загорелого морщинистого лба на глаза очки, и придавил указательным пальцем левой руки сырое куриное яйцо, стоящее в вычурной мельхиоровой подставке, быстрым движение перевернул его и вновь поставил на стол. На подышечке пальца осталась маленькая капля белка которую он аккуратно макнул в крохотную коробочку с известью. Образовавшемся мутным комочком ин легким движением провел по сколу и быстро приставил к нему отколовшейся кусок. Подержал минуту, прикусив от усердия язык, и проделал то же самое со вторым осколком. Аристархов ахнул- перед ним была новенькая пиала, ни трещинки, ни выбоины!

- Вот так, господин учитель, - довольно осклабился Коля- Руками работать сложнее чем головой!

Аристархов "потерял из виду" Колю Голубенко еще в конце восьмидесятых: сам он перешел на другую работу, да и Владимир Викторович вышел на пенсию и они с Аристарховым перестали встречаться. И оба они не знали, что Коля, как и полтора десятка таких же как он бездомных и грязных стариков и старух, чьи трупы были собраны по городу в арыках и на мусорных свалках, был сброшен в куске полиэтилена в длинную траншею наверху "русского" кладбища в ноябре 1992 года- он попытался обменять починенный им примус на четыре буханки хлеба у двух лохматых боевиков в "камуфляжных" штанах у хлебозавода. "Неудачно нарисовалось, паря"- как сказал бы сам Коля Голубенко..

ВРЕМЯ И МЕСТО-VII
(Лето девяносто четвертого)

"Я ВОЗЬМУ АВТОМАТ И ПОЙДУ УМИРАТЬ В ТАДЖИКИСТАН..."

Репортаж из лагерей таджикских беженцев в Афганистане

Нынешняя ситуация в Таджикистане напоминает 20-е годы. Тогда, спасаясь от преследований Красной Армии, в соседний Афганистан бежали по разным оценкам от 200 тысяч (советские источники) до 900 тысяч таджикских крестьян.

Сегодня, по данным комиссии ООН по делам беженцев (UNHCR), на территории Афганистана находятся около 80 тысяч беженцев - граждан Республики Таджикистан. Практически все они потомки выходцев из горной области Таджикистана Каратегин (Гарм), насильственно переселенных за годы Советской власти в Вахшскую долину на юге республики.

Большинство новых беглецов - далекие от политики крестьяне не участвовали в таджикской гражданской войне и до сих пор искренне недоумевают, за какие грехи им пришлось бежать со своей родины.

Нынешняя междоусобно-региональная война в Таджикистане расколола республику на два непримиримых лагеря: сторонников "исламско-демократичеекой" оппозиции, объединяющей преимущественно гармских таджиков и памирцеа, и их противников (ленинабадцы, кулябцы и таджикские узбеки). После окончательной победы "антиисламистов" (сессия Верховного Совета в Худжанде передала бразды правления кулябско-ленинабадскому тандему, а вооруженные отряды нового министра внутренних дел Якуба Салимова очистили Душанбе от "исламистов") положение потомков выходца из Гарма в Вахшской долине стало катастрофическим: новая власть предприняла решительную атаку на недавний "оплот исламистов", при этом, по утверждению вахшских "гармцев", наступавшие автоматически зачислялся в сторонники оппозиции всех потомков горных таджиков, не щадили ни стариков, ни детей, ни женщин. Как утверждают все беженцы, альтернативой бегству в Афганистан была лишь смерть. Примечательно, что все "гармцы", в том числе и избранные ими лидеры (начальник лагеря Сахи Хайрулло; Яктим Замонзода - г. Ташкурган), говорят о том, что на их кишлаки нападали отряды регулярной узбекской армии, одетые в черную форму.

Подавляющая часть беженцев живет компактно: палаточный лагерь Сахи, созданный UNHCR в 10 км от города Сазари-Шариф (18 тысяч человек), город Имам-Сахиб (10 тысяч человек), город Кундуз (12 тысяч человек), город Ташкурган (2 тысячи человек), лагерь Калъан-Нов (1500 человек). Беженцы получают продовольствие (рис, мука, жир, сахар, бобовые, зерно). Медицинскую помощь им оказывает международная неправительственная организация "Врачи без границ" (MSF).

Положение беженцев в Афганистане плачевно, условия их жизни далеки от идеальных: лишь немногим счастливцам удалось поселиться в домах афганцев, не успевших вернуться из Пакистана после падения режима Наджибуллы, остальные же вынуждены ютиться в палатках, землянках, развалинах домов, пострадавших во время войны от налетов советской авиации. К сожалению, прогнозы по поводу их дальнейшего проживания достаточно пессимистичны." (Игорь Ротарь. "Независимая газета").

Братья- мусульмане!

"Я обращаюсь ко всем бывшим товарищам по оружию, последние три года делившим со мной хлеб и смертельную опасность в горах Каратегина, долины Вахие, афганских провинций Бадахшан, Тахор, Балх. Кундуз! Не измерить всей крови, пролитой за это время, всех трудностей и лишений, что нами вместе пережиты. Каждый из вас не был трусом на поле боя, и я не могу назвать никого, чью спину видели враги! Мы были храбры потому, что верили и верим в Истину, начертанную в священном Коране, потому, что и в войне, и в мирном труде наши отцы и деды были крепки в вере в Аллаха! Коран говорит о том, что неправое дело недолговечно - рано или поздно глаза людей откроются на истину!

Взгляните, братья, на ту войну, которую наши командиры и муллы называют "священной"! Пусть укажут они, наши командиры, в священном Коране ту суру и тот аят, где Аллах указал, что "джихад" нужно вести против мусульман! Ведь пророк Мухаммад говорил о войне с многобожниками: "А когда кончатся месяцы запретные, то убивайте многобожников, где их найдете, захватывайте их, осаждайте, устраивайте засаду против них во всяком скрытом месте!..." (Коран, 9:5). Но где вы, братья, видите в этой войне многобожников?! Может быть, вы воюете с индусами или с африканскими племенами? А на правом берегу Пянджа и Амударьн также верят в Аллаха милостивого и милосердного!

Или сторонники джихада записали в многобожников русских солдат и офицеров? Пусть найдут они в священном Коране хотя бы строчку, где говорится о войне с "людьми писания" (ахль-аль китаб). Напротив, здесь можно лишь найти строки: "Самые близкие по любви к уверовавшим те, которые говорят: "Мы христиане!". Это потому, среди них есть священники и монахи и что они не превозносятся" (Коран, 5:85/82). Эти люди следуют учению, записанному в книгах Таурет, Забур и Инджил, почитаемых всеми мусульманами. Христиане все тринадцать веков ислама жили рядом с мусульманами в их государствах и пользовались их покровительством. Да и в России мусульмане никогда не притеснялись за их веру - они строили мечети, свободно молились и жили по своим законам! Многие из мусульман получали в России большие государственные должности, становились даже генералами. Кому не известно, что эмиры Бухорои-Шариор Насрулла, Абяулахмад. Сайд Алим-хан были генералами русской армии, с гордостью носили русские награды - кресты, а дети их учились в военных училищах России? Кому не известно, что младший сын эмира Сайда Алим-хана - генерал-лейтенант советской армии?

Никто не притесняет мусульман в России и сейчас. И против воинов этой страны руководители ДИВТ объявляют теперь "священную войну"?!

Вы, братья, те, кто делил со мной опасность этой войны все три года, знаете, как ведется она. Для тех же, кто этого не знает, я свидетельствую. Кровь самих мусульман для командиров и мулл, объявивших "джихад", дешевле мутной воды в Пяндже: три года мы гибнем на его берегах, в горах Гарма и долине Вахие и не видим никакого результата! Только наши командиры на базах в Афганистане имеют в карманах вес больше долларов, что пересылаются на "священную" войну из мусульманских стран, да все больше слез льют наши отцы, матери и сестры по погибшим неизвестно во имя чего сыновьям и братьям.

Я хочу спросить вас, братья: где чистота знамен пророка Мухаммада в этой войне?! Где жертвенность командиров, газиев и моджахедов, делящих между собой последний кусок лепешки?! Где благородство и храбрость соратников Пророка Мухаммеда и его халифов, прошедших полмира от Машрика. до Магриба? Я ничего этого не видел, хотя душой устремился в ислам, словно в открытую дверь новой духовной жизни, надеясь на обновление и спасение души! Сейчас я чувствую себя обманутым и опустошенным...

Братья! Пусть мои ошибки и мучения откроют вам глаза. Пусть они помогут вам сделать правильный выбор на вашем жизненном пути.

Да хранит вас Аллах, правоверные!

Насратулло, бывший моджахед."

ОБРАЩЕНИЕ

к русским солдатам

Во имя Аллаха милостивого и милосердного!

Доблестные русские солдаты, потомки Александра Невскою и Александра Суворова, внуки героев Великой Отечественной войны, сыновья великой Русской Земли!

К вам обращаются многострадальные отцы, матери и дети таджикского народа, по воле судьбы оказавшиеся па земле опаленного огнем Афганистана, где каждая пядь земли хранит следы пролитой крови недавней войны и присутствия оружия чужеземца-захватчика.

Развал советской империи освободил от колониального гнета народы бывших союзных республик Востока, в том числе и Таджикистана.

Однако нашлись среди самих таджиков предатели, которые при помощи чужеземцев и коммунистических тиранов, не желающих уходить в прошлое, на деньги врагов нашей веры - ислама и нашего народа на двух противоположных полюсах, втянули Таджикистан в пучину гражданской войны. Они сумели втянуть в эту войну нейтрального русского солдата на своей стороне, и от пуль и разрывов снарядов их танков погибли сыновья Таджикистана и таджикского народа, единственная вина которых была в защите своей веры и народа. Танки русских солдат, проходя по телам погибших таджиков, возродили коммунистическую тиранию в Таджикистане. Пророк Иисус Христос сказал: "не убий ближнего своего", а обманутые русские солдаты, убивая верующих мусульман, восстановили у власти врагов Бога и веры, и сами стали прислужниками сатаны - коммунистов.

Русские воины, вы. охраняя границы Таджикистана, охраняете не границу демократической России, а интересы коммунистов и колонизаторов России!

Воины 201-й мотострелковой дивизии, вы защищаете интересы коммунистических тиранов, а не народ, хлеб которого едите!

Русские солдаты, какая выгода вам умирать за чужие интересы и вмешиваться во внутренние дела народа, представители которого в свое время действительно ценой жизни защищали русскую землю от гитлеровцев? Разве так благодарят внуки героев войны тех, кто сложил свои головы на фронтах Великой Отечественной войны? Бойтесь мести истории, вспомните судьбы 13 тысяч лучших сыновей русского народа, погибших за брежневские капризы в Афганистане. Это тысячи вдов, не дождавшиеся своих сыновей, матери и отцы, не родившие гениев своего народа. Не создавайте второй Афганистан, не противопоставляйте русский народ против таджикского народа. Ошибка 20-х годов не повторится. Живые помнят обиду своих дедов, это - внуки тех, которых большевики силой оружия прогнали с Родины. Не забывайте - это освободительная воина таджикского народа, это война мусульман за свое освобождение, освобождение своей родины от коммунистической тирании, своей религии от коммунистической идеологии, это - месть за нанесенную обиду нашим предкам. Это - освободительная воина, продлившаяся более 70 лет.

Русские солдаты, опомнитесь, кого и чьи интересы защищаете, за чьи ошибки погибаете? Не повторяйте ошибок Афганистана, не будьте слепыми исполнителями чужой волн и капризов недальновидных политиков. Боитесь Божьей кары, мости народа, бойтесь слез своих и чужих матерей и жен, не умножайте число вдов, сирот и калек, которые обречены на вечные моральные и физические муки.

Таджикские моджахеды имеют достаточно ел i и средств и могут противостоять любым силам и военной технике противника. Мы будем сражаться до победного конца, до освобождения своей Родины.

Русские солдаты, мы знаем и верим в вашу доблесть. Предлагаем переходить на нашу сторону, гарантируем полную вашу безопасность и обеспечим возвращение в Россию. Если вы не желаете переходить на нашу сторону, тогда предлагаем в кратчайший срок покинуть пределы Таджикистана.

Мы знаем, уважаем и непреклонно выполняем международные права и конвенции, касающиеся войны. Вы хорошо знаете, что у войны своп законы. Не забудьте, в Таджикистане, где бы вы ни находились, то ли в составе 201-й МСД. то ли на границе, то ли на боевых действиях, ваши политики не дают вам оставаться нейтральными, ваши высокие командиры за свои услуги, за проливание крови таджикского народа берут очень много, а погибать будете вы.

Русский воин в течение всей истории не был захватчиком. Афганистан очень многому научил и раскрыл глаза, не дайте втором раз на Востоке проливать алую кровь русского солдата и слезы русских матерей. Афганистана им обоим хватит на веки веков!

10.07.93 г.

(Рукописная листовка обнаружена в районе пос. Шаартуз 16.09.93 г.)

Время и место-

(весна девяносто пятого)

Обращение к военнослужащим от бывшего рядового солдата и муджахеда.

В наше время люди чаще и чаще слышат о войне которую ведут так называемые муджахеды с правительством. Понятие муджахед в Коране- значит "слуга божий", который только и делает, что читает намаз, и воюет с захватчиками их земли и притеснителями, короче ведет священную войну. Проанализируем такой джихад в Таджикистане. Я лично не считаю что в этом месте идет священная война: потому, что эти люди не выполняют правил пророка Мухаммада, который в свое время делал джихад и побеждал с помощью Аллаха. Ему помогал сам Аллах. А кто может победить Всевышнего? Конечно никто.

А в этой войне им Аллах не помогает, потому, что они не подчиняются его законам и еще хотят, чтобы он помогал им в победе.

И у меня возник вопрос: мусульмане они или нет? На этот вопрос попробуйте ответить сами из приведенных мною примеров, которые я наблюдал среди муджахедов, когда я находился в тюрьме. Я видел это все своими глазами, как охрана этой тюрьмы издевалась над своими так называемыми братьями, потому, что в Коране четко написано, что люди все братья, независимо от их наций. Но вы сразу скажите, что эти тюремщики убивали наших родных и близких, так же и мы будем обращаться с ними. НО это для вас испытание: Аллах вас испытывает, забрав от вас самое дорогое вам и если вы выдержите это испытание, то вашим близким и родным он, Всевышний, даст блаженство и вечный рай. Потому что только Аллах может наказать или простить нас, но если вы делаете, как делали эти тюремщики хотя не знали точно, что они делают грех то те люди (будут) хуже кафира. Когда такой человек умрет, то его тело сгниет и его съедят черви и он сам пойдет в ад и не поможет своим родным и близким попасть в обещанный им за сына рай, но который нарушил прямой путь к Аллаху и попал в ад.

Когда я находился в тюрьме мне запомнились две яркие картины от которых я просто ужаснулся. Это когда парадорам бало очень скушно, они вместо того чтобы читать по товбе святые имена Аллаха и вообще делать зикр, вывели из камер тюремщиков(заключенных) и заставили их драться между собой по настоящему. Если кто отказывался они били того особой палкой, а сами сидели наверху вокруг и весело смеялись. Это мне напомнило древний Египет, когда на особую арену выводили человека, а затем выпускали голодных собак, которые потихоньку разрывали этого человека на мелкие клочки, а царь в это время наслаждался кровью, как демон.

И еще один случай в этой тюрьме. Был один пленник, не доказанный, что он разведчик. Аллах создал его тело как у женщины: худое с городской походкой. Но это был от рождения мусульманин, потому, что он был из Баку. Когда увидели его эти парадоры, они сперва шутили, потом хватали его за ягодицы, а потом решили снять с него штаны и посмотреть, что у него там находится: член или половые губки, потому что есть такой и не мужчина и не женщина-"быра"(гермофрадит). И они вдвоем сперва избив его, сняли с него штаны, хотя он их умалял, как мусульманин мусульман не делать этого, потому что в священных книгах написано что люди не должны видеть другого тела у человека, только ноги не выше колен и руки не выше локтей.

Вообще об этих восьми месяцах тюрьмы можно писать целую книгу.

И еще примеры с руководителями исламской организации из Таджикистана когда я жил на квартире у одного умного и уважаемого человека, где встретил совсем не мусульманский поступок. Нас в комнате жило двое и еще с нами жил один мужчина много нас старше- 47 или 50 лет. У нас часто собирались гости("большие люди"), каждый из которых занимал какую- ни будь должность. Человек который жил с нами, просто смотрел за нами и когда заходил наш учитель- ишон, все вставали и делали уважительные стойки и около получаса уговаривали его, чтобы он сел за достархан на почетное место для старших- боло. Но когда заходил наш присматривающий, человек старше всех их, то не замечали его, а если кто и замечал, то бросал ему, как семнадцатилетнему пацану- "А, Искандар, привет!". После этого он сидел у двери или в каком ни будь углу.

В Тахоре, когда приходит помощь из других исламских стран, то эти деньги муллы ждут как свою собственную зарплату, хотя эти деньги должны принадлежать муджахедам которые приходят туда с боев отдохнуть и чуть- чуть забыть этот ужас, который они увидели и перенесли. Они получают только новую одежду, потому что их старая совсем износилась и порвалась, после чего вынуждены идти на афганский рынок и продать ее за бесценок афганцам и на эту небольшую выручку хоть немного погулять. Это не значит: пить водку, курить или смотреть секс- этого моджахед сам делать не будет- просто он кушае мороженное или шашлык и сидит в барах где слушает хорошую музыку, чтобы как ни будь отвлечь свой измученный ум от увиденного им ужаса.

Но я ничегоне имею против Сеида Абдулло Нури, потому он этого ничего не видит и не слышит- это все делается у него за спиной, а если бы они помогли ему в его делах, то бы иншалла, все бы вернулись на свою родину и жили мирно.

И еще один пример об одном моем полевом командире, с которым я ходил в дорогу к границе. Дорога была очень трудной и поэтому никакой дружбы здесь не было, не говоря уже о правилах Корана. Вот поэтому Аллах сделал этот путь в пять или девять раз труднее. Когда мы прошли целый день по горам и при этом ничего не ели, то добравшись до мечети нашли там по одной лепешке на пять человек и немного чаю, что нам оставили афганцы как закот- "долю" муджахеда. Зато наш командир купил на наши деньги три курицы и хлеба и хорошо поев утром, начал требовать от нас выполнения своих приказов. Ну разве так делал Мухаммед, который в свое время даже одной изюминкой делился на сорок человек?

Об этом всем можно очень много писать, но наверно вам достаточно того, что я уже написал, чтобы понять, что они воюют не за свободу ислама, а за кресло, и что это не джихад, а борьба за деньги и власть. Так что не рвитесь в такой джихад, подумайте сперва о своих детях у которых будущее впереди. Не лучше ли вернуться и воспитывать своих детей, ведь как мы их воспитаем, такой и будет и джихад и ислам. Думайте сами, пока не поздно. Да поможет вам всем Аллах.

Писал бывший солдат, а потом бывший муджахед, Сиродж.

(Обращение "бывшего солдата и муджахеда" Сергея Туманова, призванного на службу в российские погранвойска в 1992 году из глухой деревни в Пермской области, и в том же году попавшему в плен к боевикам- исламистам, переправившим его в Афганистан, попало Аристархову случайно, от офицера- пограничника, которого парень попросил быть крестным отцом, после того как сумел бежать в Таджикистан.

В 1995г., после возвращения на родину, о его злоключениях написала "Комсомолка", изрядно переврав события, придав им "крутую сенсационность".)

МУЗАФФАР-II

(Лето девяносто пятого)

Тропа на склоне вдоль Язгулема была сыпуча и узка. Моджахеды Гази задыхались под мешками с боеприпасами и медикаментами. Тащить их на себе по такой тропе ослы уже не могли - узко, их пришлось бросить внизу. И теперь, все в поту и грязи, дыша со свистом и поминутно останавливаясь, люди несли вперевалку груз, нужный далеко за Ванчским и Дарвазским хребтами - в долине Обихингоу, где в районе Тавильдары уже вторую неделю шли упорные бои с правительственными войсками. На стороне МОРТа1 было обильное снабжение техникой и вооружением, на стороне ДИВТ2 -боевой опыт, зрелый возраст и стремление вернуться домой победителями. Большинство бойцов группы Гази, как и их командир, вступили на землю Таджикистана впервые за два года, уйдя за кордон еще осенью девяносто второго года Гази пару месяцев не мог прийти в себя: горечь поражения, бессильная злоба к победителям, - все это выливалось у него в беспричинную агрессию к таким же как и он беглецам, грязным, ноющим беженцам с кучей голодных ребятишек -всему, что напоминало ему о недавнем поражении, там. в Душанбе и в каратегинских горах. Дошло до того, что в лагере под Имам-Сахибом он едва не забил насмерть семнадцатилетнего парня, имевшего по мнению Гази "слишком сытый и довольный вид". Через две минуты парень уже потерял все свое "довольство" и только пытался уползти по горячей пыли, ныряя под драную парусину палаток, хрипя и отплевываясь черной кровью и собственными зубами, а Гази. рыча и матерясь по-русски, продолжал ломать ему ребра рифлеными армейскими берцами и прикладом своего потертого и исцарапанного за два года войны автомата. Остановить рослого разъяренного боевика желающих не находилось: женщины за спиной только пронзительно верещали, а когда парень наконец затих в пыли, и тело его только екало под пинками, завыли и начали сокрушенно хлопать в ладоши, словно оплакивая покойного. Гази, наверное, взялся бы за кого-нибудь еще (такое желание было), но повращав красными от анаши и водки глазами, вдруг уперся взглядом в трехлетнего голого мальчугана, стоявшего на кривых ножках в нескольких шагах у входа в одну из палаток. Его животик был в грязных разводах, к нему он прижимал маленькую яркую машинку - сплошные колеса и стекла... Несколько секунд Гази смотрел в испуганные глазенки малыша, а затем руки его бессильно повисли, он выронил свой "Калашников" и, замычав, рухнул в пыль рядом с избитым парнем.

Гази провалялся в тяжелом бреду неделю, день и ночь звал по имени то деда Мусо, то мать и сестер, то своих боевиков, давно погибших в Душанбе и Орджоникидзеабаде; снова клялся в любви Наташке Савченко с третьего курса их физкультурного (ох, и фигура была у этой пловчихи!), и. наконец, очнулся исхудавший и обессиленный, попросил воды и еще сутки лежал, уставившись в потолок глинобитной кибитки. Отпустило. Теперь он снова был Гази - командир, смелый, упорный, заботливый к своим подчиненным, беспощадный к врагам. Потянулись месяцы боевой учебы в лагере: огневая подготовка, тактика боевых действий, стрельбы, минирование и разминирование, мины советские, китайские, итальянские, "таджикские" (мешок селитры с детонатором). Много времени уходило на изучение вероучения: чтение к толкование Корана, хадисов, методов работы среди верующих и атеистов. Музаффар слушал с интересом - в отрочестве, получив элементарные знания по исламу от деда Myсо, "он всерьез задумался о духовной карьере и готовился к поступлению в медресе в Бухаре, полгода прозанимавшись у Мулло Абдурахима - седенького, печального старичка, много лет назад окончившего мусульманский университет Аль-Ахзар в Каире. Мулло Абдурахим был уже слишком дряхл, чтоб вести службы в мечете Орджоникидзеабада, но оставался одним из самых известных теологов Средней Азии. Старик был не только знатоком Корана, хадисов и другой духовной литературы, но и страстным поклонником Хакани и Насира Хисрава. На полках его библиотеки имелся даже автограф первого из них, на который давно "облизывались" востоковеды республиканской Академии наук. Наверно, Музаффар и стал бы студентом одного из бухарских медресе, если бы неожиданно не умер отец и не пришлось ему вместе со старшим братом взять на себя заботу о большой семье. Через несколько лет, когда он повзрослел, ему удалось осуществить свою мечту о высшем образовании, но всего лишь на уровне... душанбинского физкультурного института. Здесь, в лагере, религиозная подготовка была, конечно, рассчитана на другой, подчас невежественный уровень, но преподаватели предмета из Герата, Кандагара и даже Саудовской Аравии с удовольствием часами беседовали с моджахедом по специальным теологическим вопросам дополнительно.

Через несколько месяцев Музаффар был вызван в штаб в Имам-Сахибе, где ему была поставлена задача во главе 70-ти боевиков убыть в провинцию Бадахшана и далее скрытно перейти границу Таджикистана по долине Язгулема. контролируемой бадахшанскими группировками, выйти к перевалу Сагирдашт, где шли упорные бои между группировками ДИВТ и правительственными войсками.

Тропа, как часто бывает в горах, кончилась неожиданно - под ногами была ровная площадка седловины хребта и бескрайняя панорама памирских вершин до самого горизонта. Очередной перевал. Люди, выходя с тропы на площадку, без команды валились на землю.

- Ложись! - шедший впереди Музаффар моджахед неожиданно обернулся и кинулся под ноги командиру. Вокруг взметнулись фонтанчики песка, а через секунду донесся ломкий звук автоматных очередей. Люди Музаффара, только что без сил свалившиеся на землю, не вставая, начали расползаться за камни, волоча за ремни автоматы. Закричали первые раненые, один из моджахедов уткнулся лицом в землю ватный, неживой.

Через несколько секунд растерянности и страха удалось разобраться, что стреляют с соседней вершинки на траверзе хребта, на перевал которого они поднялись.

Попытка обойти высотку с фланга, за скальным "жандармом", не к чему хорошему не привела. Оттуда брызнули автоматные очереди, и еще двух раненых пришлось тащить обратно, увязая по колено в скользящей по склону осыпи. Засада была устроена пограничниками ДШМГ1 квалифицированно и намертво, как волчий капкан. "Ну отродье, ну сучьи сыновья! - в бессильной злобе вспоминал Гази разведку своей группировки - крепких сытых парней в новеньком пакистанском камуфляже, пестрых арабских платках "аля'Арафат" и войлочных "пандшерках" - "русские пограничники спят на посту, а если не спят, то сражаются со вшами"! - хохотали они после рейдов на таджикский берег Пянджа.

Пришлось бросить и все тюки с грузом, и трех убитых и уходить назад, к Язгулему -иного выхода не было...

Все это Гази вспоминал много позже, глядя на раскаленный от июльского солнца таджикский берег за Амударьей, ожидая, когда подползет к причалу порта Шерхан баржа от Нижнего Пянджа. Сотни таких же, как он, моджахедов, обросших и запыленных, безмолвно ждали летом 1998 года этот плывущий островок Родины, который через два часа, наполненный людьми и машинами, должен был пристать обратно, к берегу той земли, где родились, выросли, любили и умирали поколения их предков, и где снова, после шести лет войны надеялись мирно жить и они сами.

КАРЕЛИН-III

(Лето девяносто восьмого)

Переполненная людьми, техникой и грузами баржа из Шехрана напоминала лесистый островок тугаев из "Тигровой балки", что неожиданно сорвался с места и плывет по мутной амударьинской воде "без руля и без ветрил". Карелин повел биноклем вдоль баржи, всматриваясь в бородатые лица моджахедов: смотрели на таджикский берег, и не один в сторону покинутого Афганистана! Возвращенье к миру или возвращение на потерянные шесть лет назад позиции? Карелину этот вопрос не давал покоя. Все три с лишним года, пока шли бесконечные раунды межтаджикских переговоров, калейдоскопом вертелись названия мест встреч делегаций и имена "высоких сторон" в них участвующих, ему, полковнику Владимиру Карелину, приходилось "держать оборону", выполнять реальные боевые задачи, снаряжать колонны с мукой через стреляющий Каратегин, зарывать в землю танки и самоходки своей дивизии в тылу пограничных застав, "рихтовать" разношерстные толпы контрактников из России (и где их ловят тамошние военкоматы?!), а нередко и отправлять "груз-200" - своих офицеров и солдат, погибших от террактов на улицах Душанб и Курган - Тюбе,. Для этого худощавого русского офицера, стоящего сейчас рядом с "уазиком" на берегу великой азиатской реки, было небезразлично, что будет с Таджикистаном в ближайшие годы, не пошли ли крахом его собственные усилия, не были ли напрасными немалые расходы и жертвы, и, самое важное, - где будет следующий рубеж, который ему нужно удерживать? Или, наконец, взять?


Оценка: 5.72*7  Ваша оценка:

По всем вопросам, связанным с использованием представленных на ArtOfWar материалов, обращайтесь напрямую к авторам произведений или к редактору сайта по email artofwar.ru@mail.ru
(с) ArtOfWar, 1998-2018