ArtOfWar. Творчество ветеранов последних войн. Сайт имени Владимира Григорьева

Двойнев Владимир Владимирович
Рассказы о службе в Кандагарской Бригаде 1984-1986 (часть четвертая)

[Регистрация] [Обсуждения] [Новинки] [English] [Помощь] [Найти] [Построения]
  • Аннотация:
    Описание событий, произошедших с автором в период службы в составе ограниченного контингента Советских войск в Афганистане, в 70 ОМСБр, в городе Кандагаре


   В конце мая 1984 года, я стоял перед своим взводом в районе Сайракалачи и проверял его готовность к движению. Нашей роте, в составе 2 взводов предстояло выполнение боевой задачи по выставлению засады в районе зеленки, которая простиралась перед нами. Понятие роты было условным. Во-первых с нами не было 1-го взвода, командира роты и управления роты, а во-вторых еще и потому, что мы оставляли свою бронегруппу (единственный уцелевший БТР-60пб моего 2 взвода и два БТРа 3 взвода) с наводчиками и механиками водителями на широкой открытой местности у подножия горы, для прикрытия нашего выхода после выполнения боевой задачи. Не помню точно, сколько бойцов было в 3-м взводе, а мой взвод в этот момент точно насчитывал 3 тройки солдат и сержантов. В 3-м взводе ситуация с личным составом была примерно такой же. Но парни были опытными, обстрелянными и от того, у меня не возникало мысли о недостаточности сил и средств для выполнения приказа вышестоящего начальства. Шел рейд, и рядом с нашей бронегруппой и техникой командира батальона, было два штабных бронника от командования 70 ОМСБр. Там присутствовал подполковник из штаба с группой охраны.
  

0x01 graphic

Рабочая карта командира взвода. Северная часть Кандагарской провинции. На карте отмечены советские заставы.

  
   Проверив все в десятый раз и уяснив задачу, мы двинулись к зеленке. Перед нами было открытое поле, с трех сторон окруженное зеленкой. Мой взвод шел правее, 3 взвод заходил левее. Перед тем как покинуть пустырь, на котором стояла бронетехника, мой взвод остановил командир батальона майор Сулаберидзе. Внимательно посмотрел на нас и спросил, с какой тройкой следую я. Я ответил, что иду вместе со второй тройкой. Тогда он обратился к бойцам и сказал: - Ребята, будьте осторожны и внимательны, а также берегите своего лейтенанта. Кто ответственный за лейтенанта? Вся тройка одновременно ответила: - Я! Видимо, наш комбат близко к сердцу принял весенние потери среди офицерского состава батальона и как мог, старался избежать таких потерь в будущем. А весной 1984 года из строя батальона выбыло, как минимум 4 офицера. Два офицера 7 роты погибли на Нагаханском повороте 8 мая, (это замполит роты лейтенант Попов Дмитрий и командир 1 взвода Алексей). Командир 9 роты, капитан Баженов Николай, был тяжело ранен в бою под Гиришком 4 мая 1984 года и на ГАЗ 66 подорвался на итальянской противотанковой мине командир минометной батареи капитан Лукин Евгений. Мы, понимая, что на открытой местности поля, нас могут легко положить, заходили по арыкам, идущим вдоль зеленки. Вошли в виноградники, огляделись..., вроде тихо. Медленно, осматривая местность, пошли дальше. Первая тройка шла впереди на удалении метров тридцати. Зашли в глубь зеленки не замеченные противником. Расположились в сушилках виноградника. Сушилка это прямоугольная, просторная постройка из глины и соломы, имеющая по периметру всех стен вырезы-отверстия для вентиляции воздуха и для крепежа длинных палок, на которые вывешивается для сушки виноград.

0x01 graphic

На фото: типичная сушилка для винограда на юге Афганистана

  Первая тройка заняла позицию в 10 метрах впереди, в небольшом канале. Мы стали ждать. Прошло примерно два часа, в течение которых я по радиостанции негромко общался с командиром 3 взвода лейтенантом Костиным Вадимом, а также слушал эфир, в котором слышен был радиообмен между другими подразделениями бригады. Вдруг, началась стрельба из стрелкового оружия, выстрелил ручной гранатомет. Короткий бой и тишина. Через минуту ко мне прибыл младший сержант Сорокин Олег и доложил, что впереди была обнаружена мелкая группа духов, которую уничтожили из автоматов и забрали трофейное оружие: гранатомет и три автомата Калашникова, ножи и гранаты. Получилось так, что Олег Сорокин и младший сержант Климов столкнулись нос к носу с вооруженными душманами. В этот раз военная удача, скорость реакции и боевая выучка у наших бойцов оказалась лучше. Группа противников в ближнем бою, была уничтожена. Но и наше присутствие в этом районе было обозначено. Стрельбой мы раскрыли свое местопребывание. По радиостанции я коротко доложил ситуацию командованию и запросил разрешение на выход из засвеченной зоны. В разговор вмешался тот штабной офицер, подполковник и запретил нам покидать занимаемую позицию до наступления сумерек. К этому моменту ко мне в сушилку присоединился 3 взвод. Мы с Вадимом, стали размышлять. Если мы останемся на этом месте до наступления темноты, то на выходе, потерпевшая сторона нас примет точно не с пирогами и выпивкой. Во вражескую засаду попадем уже мы. Почему этого не понимал штабной подполковник, сидевший в относительной безопасности в штабном БТРе, далеко от места прошедшего боевого столкновения, оставалось догадываться. У нас не было задачи прикрывать чей то выход, прочесывать кишлаки или удерживать рубеж до подхода основных сил. Задача была выйти в район, организовать засаду, получить результат. Результат засады был достигнут. Не большой, но какой уж получился. В таком виде боевых действий мобильными, мелкими группами военнослужащих (фактически партизанских), целями которых являются: нанесение точечных разящих ударов, разведка боем, получение разведывательных данных, преступно было неразумно рисковать жизнями своих бойцов. Мы, командиры взводов могли в считанные минуты, либо положить свой взвод, либо сберечь его для последующих действий. В таких случаях побеждал тот, кто мыслил быстрее, изобретательнее и изворотливее. Те, кто мыслил шаблонно, туговато и рутинно, часто не выживали в этой войне или того хуже становились виновниками больших человеческих потерь и боевой техники. Посоветовавшись друг с другом, мы с Вадимом решили срочно поменять свое местоположение и сместиться в сторону от засвеченного района. Продолжая свой радиообмен в общей сетке эфира, как будто мы находимся на том же самом месте, наша группа, скрытно заняла более выгодную, с тактической точки зрения позицию в виноградниках, подступы к которой мы контролировали полностью. При этом, района предназначенного для выполнения боевой задачи, мы не покинули. Затем продолжили наблюдение за местностью. Дождавшись установленного часа, с наступлением сумерек, мы благополучно вышли к бронегруппе, на которой убыли в пустыню. Пока выходили, я постоянно ждал неприятностей и честно говоря, не верил до конца, что мы так легко и счастливо покинем этот забытый развивающимся социализмом, духовский муниципалитет. Этот случай из моей военной службы часто вспоминается мне. Правильно ли я поступил, как командир..? Но когда, я представляю глаза родителей моих солдат и пытаюсь противопоставить им глаза того подполковника, то с облегчением успокаиваю свою совесть, поступил - правильно! И если бы ситуация повторилась, я бы сделал точно бы также.

На фото сержант Сорокин Олег и рядовой Жабаев Сергей. Солдаты моего 2 взвода. Встреча после войны []

На фото сержант Сорокин Олег и рядовой Жабаев Сергей. Солдаты моего 2 взвода. Встреча после войны



По всем вопросам, связанным с использованием представленных на ArtOfWar материалов, обращайтесь напрямую к авторам произведений или к редактору сайта по email artofwar.ru@mail.ru
(с) ArtOfWar, 1998-2012