ArtOfWar. Творчество ветеранов последних войн. Сайт имени Владимира Григорьева

Ельцов Александр Анатольевич
Есть мотивы на востоке

[Регистрация] [Найти] [Обсуждения] [Новинки] [English] [Помощь] [Построения] [Окопка.ru]
Оценка: 8.74*13  Ваша оценка:

ЕСТЬ МОТИВЫ НА ВОСТОКЕ...

Есть мотивы на Востоке
Необъявленной войны,
Что пронзают нервным током
Нерассказанной вины.

В Кандагаре и Герате,
И в провинции Гельменд
Всяк забыл, как младшим братом
Ждал от русских перемен.

И в Баграме, и в Кабуле
Ныне янки правят бал,
И свистят все также пули,
И пылает перевал...

Мемуары, боли ночью
Нам остались с той поры,
И не нам мигают очи
Из-под вскинутой чадры. 

Не сумели породниться 
Мы с восточною страной,
Но зато мы помним лица,
Унесенные войной.

...

АФГАНСКАЯ

Эх, нескладуха, неустройство - 
Десятилетняя война!
Нам за отвагу, за геройство
Давали редко ордена.

Не нам Москва салютовала, 
Не нас вела в кремлевский зал,
И, как пощечина, звучало:
"Я вас туда не посылал..."

Россия - мать! Дожди, деревни
И повсеместно - перегар...
А помнишь, парень, бой за древний
Афганский город Кандагар?

Там ждали нас в любом квартале
И убивали, как собак,
И нас нередко отправляли
Оттуда в цинковых гробах.

Страна нас странно не любила
И не служила благовест.
Родная водка нас губила
И не хватало нам невест.

И мало кто под нашим солнцем
Нашел себя, построил дом...
Мы никогда не соберемся, 
Парадом славы не пройдем.

В пустых карманах ветер свищет, 
В глазах - тоска и неуют.
Среди бездельников и нищих
Мы ждем, что власти подадут.

Шумите, русские березы!
Далече город Кандагар...
Теперь мы только близких слезы
И политический товар.

...

ПАМЯТЬ

...А меня еще терзают грани, 
Как иных - несчастная любовь. 
В нас, "афганцах", кровь воспоминаний
Не смывает никакая кровь.

Знаю я, как память о походах
По частицам малым между дел
Из души израненной исходит, 
Как осколки из солдатских тел.  

Каждый в окровавленной рубахе,
Каждый - вот что сделала война - 
Этими осколками распахан, 
Заборонен, высеян сполна.

Нам теперь навек в духовном поле
Острые росточки собирать, 
Морщась и бранясь от дикой боли,
Их за жало брать и вырывать.

В обмороки падать и бесстыдно
По ночам взрываться и кричать, 
Чтоб огонь, которого не видно, 
В глубине под сердцем укачать.

А наутро встать и собираться
В суете извечной и мирской...
Сможем ли когда мы отстреляться, 
Отойти и обрести покой?

...

БОМБЕЖКА

Всю ночь в дымах стонал Герат,
А самолеты все летели,
И бомбы выли и свистели,
И падал вниз смертельный град.
Распятый город, он лежал
На плахе - сын средневековья -
И так, захлебываясь кровью,
Как чудо света умирал.
Я видел много раз подряд,
Как, чтя приказы и уставы,
Зло выворачивал суставы
Кварталов танковый отряд.
Мечеть персидского царя
Казалась взрывами раздета
И не хотела до рассвета
Дожить, огнем дымы торя.
И сумасшедший крик муллы
Звучал визгливо и фальшиво,
И с дрожью, улыбаясь криво,
Я понимал, виновны мы.
А друг - афганец Тозагуль
Уж звал в оазис Кандагара
Для обалденного загара -
Под ним следов не видно пуль.

...

СОЛДАТУ

Ты после боя, что живой, не верь! 
Зри тело, руки - ноги на увечность,
И голову под каскою проверь,
Ну и, конечно, пятую конечность.

На время отшумел свинцовый дождь,
Но знаешь ты, где тонко - там и рвется,
Ты - как чека гранаты,
Ты уйдешь,
А город позади тебя взорвется!

...

КОМБРИГ

Командир кандагарской бригады,
Он не прятался в бронежилет,
Но на поясе не для бравады
Постоянно носил пистолет.

Он шагал торопливой походкой
И, когда вам при встрече кивал,
Всем казалось, что в грудь подбородком
Раскаленные гвозди вбивал.

Пожилой, сухопарый вояка
Понимал: на восточной войне
Передышек не ведает драка
И коварство сквозит в тишине.

И собак европейской породы
Он дразнил на верблюдов в те дни,
Чтоб к уродству окрестной природы
Побыстрей привыкали они.

Не Суворов, не лез своей ложкой,
Панибратствуя, в общий котел,
И не Скобелев, чтоб со скабрежкой
Вдруг в "отцы-командиры" прошел,

Но солдат с непочатою кровью
На проческах вперед не пускал,
И за это платили любовью,
Называли тепло аксакал.

Как ни странно, бандиты ни разу 
Не взрывали бригадных дверей.
Им навязывал скромность не разум,
А животный инстинкт дикарей.

...

ТАЙНА

Когда в гератском бастионе
От взрыва рухнула стена
И обнажились на фронтоне
Мечети вязью письмена,
И голова чужого Бога
Очами странного огня
Сквозь толщу лихолетий строго
В упор взглянула на меня,
Мне был не нужен переводчик
Культуры вечных пирамид,
Чтоб ощутить в арабских строчках
Сосредоточие обид
На нас - пришельцев грозных, грязных,
На бойню загнанных судьбой,
Обматеривших безобразно
И эту жизнь, и этот бой,
Где невзначай шальные пули
Из ружей силы духовых
Немало нас уже согнули,
Ударив молнией под дых,
И где порой снаряд случайный
Летит, как точная стрела,
И начиненный древней тайной
Сжигает крепости дотла. 

...

ПЕРЕВАЛ

В полнеба кровью алою вставал
Чужой рассвет в чаду кромешной пыли,
Мы, оседлав, бросали перевал,
В который раз без боя отходили.

Три дня мы бились, да и враг разбит,
А результат, простите, похоронный!
Сюда назавтра вновь придет бандит
И снова будет грабить, жечь колонны.

Шакалы странно выли в этот час,
Так плачут дети, женщины - по-птичьи,
И на броне лежал один из нас,
Мы увозили от зверья кусок добычи.

Мне мертвеца усмешки не забыть,
Он от мороза был еще бледнее,
И паренька хотелось мне укрыть
Не знаю, как и чем, но потеплее.

За перевал получат ордена
Ребята из штабов, а мы - медали.
Бездарная афганская война
Смеялась в омерзительные дали...

...

В ГОРАХ

Пост стоял на высоком карнизе
Словно птицы огромной гнездо,
А шлагбаум и будку пониже
Два обстрела свели в решето.

В феврале здесь, в горах, веет вьюга,
И спешил я подняться скорей,
Ожидая объятия друга,
Но невольно застыл у дверей.

Офицера трясла лихорадка,
И на койке в недюжинный рост
Его тело от шеи до пяток
То и дело вставало, как мост.

Ту болезнь получил он с медалью
По весне в кандагарский поход,
Где пугал полудикою далью
Окровавленный схваткой восход.

И при кашле, как будто сквозь вату,
Том глухом, что несут в медсанбат,
Прислоненный небрежно к кровати
О железо звенел автомат.

И спешила к постели дворняга,
И лизала майору лицо
В цвет родного советского флага,
И хозяин сгибался в кольцо.

Молодой, здоровенный мужчина
И поди-ка не встать поутру,
Помогали лишь водка и хина
Заглушить не болезнь, а хандру.

И тогда он спускался к дороге, 
Где как псы - пулеметы в ногах,
Очарованно думать о Боге
В этих всеми забытых местах.

...

ПОЛКОВНИК

Пройдет много лет, и полковник
Забудет нездешний кошмар.
Герой и фортуны любовник,
Он ехал со мной в Кандагар.

Он в тактике был, как волшебник,
Он смерти смеялся в лицо,
Он позже напишет учебник,
Как банда нас взяла в кольцо.

Уже он тогда был речистым,
Когда после боя сказал:
"Ты не был сейчас журналистом,
Но вовсе неплохо стрелял!"

Пройдет много лет, он забудет
Дорогу и тот перевал,
Где пули встречали мы грудью,
И где он запаниковал.

Прости, мой товарищ... Пустое!
Мы смерти сдержали удар,
И если чего-то мы стоим, 
То вспомним про наш Кандагар.

...

ВОЗВРАЩЕНИЕ

Ты помнишь, брат, ночной полет
От Кандагара до Ташкента?
Тот полутемный самолет -
Как сказочная кинолента.

А на границе - яркий свет
И крики радости в салоне,
Что вот уже Афгана нет,
Родные звезды в небосклоне.

Наутро в аэропорту
От чувства мы переглянулись,
Познав у кассы суету
И чистоту рассветных улиц.

Как мы боялись тишины - 
Царицы брошенных развалин!
Потусторонний мир войны
Для нас был более реален.

Нам было проще на войне,
И как бы ни был срок ей долог,
Мы ощутили, что вдвойне
Афганистан остался дорог.

А впереди ждала нас жизнь,
Откуда вырваны мы были,
Ты подтолкнул меня: "Держись",
Мы разошлись, но не забыли...

...

ПРИЗРАКИ

Наступит утро, и в окне
Увижу снова в парке старом,
Как призраки по тротуарам
Скользят в рассветной тишине.

То, затуманив фонари,
Пробив кладбищенские плиты,
Все жизни, что совсем не сжиты,
Шагают краешком зари.

Когда алеют небеса,
Они безжалостны и метко
В глаза влезают, в наши клетки
И жгут, как горькая слеза.

Что плоть? Им суть нужна твоя!
Они твоим уж смотрят взглядом,
Они питаются распадом
Тебе доставшегося "я".

Как мистика - подкожный зуд,
Зовущий, как ребенка, к мести,
И ты уже невольник чести
Всех тех, что больше не живут.

Они тебя уберегут,
Когда свершится Страшный Суд,
Они ведут твои движения
И требуют самосожжения!

...

РУСЬ

Есть чудо в русской бесконечности!
В убожестве равнинных форм 
За далью даль стремится к вечности,
Давая путникам прокорм.

Не землепашцами - солдатами 
Нас воспитал восточный фронт,
Веками нивами несжатыми
Мы шли за новый горизонт.

К порогам чувствуя презрение,
Где хоронили предков мы,
Не зареклись до возвращения 
Ни от сумы, ни от тюрьмы.

Без корысти и крови, мнилось нам,
Мы брали хана, короля...
Была единственной кормилицей
Военнопленная земля.

И относились к ней, как к девке, мы:
Играли, били горячо,
И расставались с ней с издевками, 
Три раза плюнув за плечо.

У нас в ребячливом характере
Есть тяга к перемене мест.
Нас - что на танке, что на тракторе -
Не выдаст черт, свинья не съест.

Как мужика в веках обидели:
Вокруг господские края
И лишь земля за гранью видимой
По-настоящему своя.

Варяго-россы! Мы, отважные,
Так легкомысленно живем,
Бросаем вмиг, что было нажито,
Довольствуясь единым днем.

И дело даже не в беспечности,
С какою мы свой строим дом...
Есть чудо в древней бесконечности
И Русь - невеста за холмом!

...

ГЕРОЙ

Солдатик лаптем щи хлебал, 
Еловой шишкою чесался,
Топор, сварив, из каши взял - 
Им подпоясавшись, смеялся!..

Смешон в преданьях бомбардир
С умом мужицким из крестьянства, 
Но сберег нам русский мир
От бедствий и непостоянства.

Солдат, он знал, как честь иметь, 
Как малой кровью чуду сбыться,
И отступала в дикость степь,
И открывали дверь столицы.

И сотни лет на тыщи верст
Росла империя с варягов,
И предков качества пронес 
Простой солдат, как гордость стягов.

Прошли века, был сдан Афган - 
Как много мы земель бросали...
Пусть нас "ушли" из разных стран, - 
Солдаты битв не проиграли!

...

ЦВЕТЫ

Если пить - так до дна, 
Наливать вновь и вновь, 
Чтобы капли вина
Не напомнили кровь.

Что же кружку с вином
Я боюсь осушить,
Словно голое дно
Станет краем души?

Эх, душа - нищета, 
По тебе ль долгий срок
Ходит женщина та - 
Каждый след, как цветок.

Много странных цветов 
На душе у меня - 
Погребальных листов 
Без живого огня.

Весь огонь мой - вино - 
Я боюсь осушить, 
Словно голое дно
Станет краем души.

И покажется мне:
В дом вошла тихо ты, 
А вокруг в тишине - 
Полевые цветы...

...

ВСТРЕЧА

Давно окончилась война!
Ты угощал вином и брынзой,
И небо вширь кружилось линзой - 
Стояла странная луна.

И тени в город шли толпой,
И хоровод вели играя,
То расплываясь, то сливаясь 
И выделяясь чернотой.

И нам казалось, что с небес
Вселенная наводит резкость
До удивительного блеска
И четкости привычных мест.

А мы искали тишины,
Мы так устали от волнений,
Мы сами стали словно тени
Чужой, ненужной нам войны.

Ты рвал салфетки на столе,
Ты вспоминал бои и числа
И так хотел, чтоб больше смысла
Вдруг отыскалось на земле.

Ты пел, и музыка огня
Врывалась в лунный вальс негромко,
И кандагарская "зеленка"
В глазах вставала у меня.

Ты говорил, пришел покой 
Всем тем, кто вышел из напалма...
И на прощанье помахал мне
Своей единственной рукой.

Афганистан - Калининград, 1985-2005 год.



Оценка: 8.74*13  Ваша оценка:

По всем вопросам, связанным с использованием представленных на ArtOfWar материалов, обращайтесь напрямую к авторам произведений или к редактору сайта по email artofwar.ru@mail.ru
(с) ArtOfWar, 1998-2015