ArtOfWar. Творчество ветеранов последних войн. Сайт имени Владимира Григорьева

Фарукшин Раян
Не спешите нас хоронить... (полная версия)

[Регистрация] [Найти] [Обсуждения] [Новинки] [English] [Помощь] [Построения] [Окопка.ru]
Оценка: 7.98*470  Ваша оценка:
  • Аннотация:
    рядовой Усман: штурм Грозного


   Документальный роман.
  
   РЯДОВОЙ УСМАН
  

"Вряд ли стоит мне вам объяснять,

что такое для меня и для моих друзей война..."

А. Розенбаум

Плакали мы все...

   (новогодняя ночь)
  
   Построили нас всех и сказали, что поедем мы на большие общевойсковые учения в Свердловск. Зачитали какой-то приказ. Дали время на сборы и подготовку техники для погрузки. Ещё раз построили, пересчитали, погрузили в вагоны, повезли.
   23 декабря 1994 года. Скоро Новый Год, а нас у всех - крутые перемены - едем, не зная, куда едем, и зачем едем, Свердловск-то проехали давно. Не поехали на войну, виноват, извиняюсь, "на миротворческую миссию" в Абхазию, так вот тебе - едем на учения. Ладно, пусть будет всё как есть. Учения - не война, на учениях не убивают. Переживём. Отслужим.
   Ехали себе, ехали, а настроение будничное, как всегда, только офицеры некоторые на водку насели так, будто в последний раз её пьют. Кое-кто рамсы попутал и с горячительным переусердствовал, бродил по вагонам и беспрестанно наезжал на солдат. А один молодой шакалёнок совсем с рельсов съехал, всё быковал, да хорохорился: лупил всех, попавших под его пьяную лейтенантскую руку. Меня тоже стороной не обошёл, обозвал "тупым татарином" и пару раз нормально по физиономии двинул. Скотина.
   В поезде было всё: и беспредел, и уставщина, но каких-то там особенных предчувствий, сбывшихся народных примет, предвестий или погодных предзнаменований о крутых переменах, которые ждут и меня, и моих пацанов, и всех наших офицеров в недалёком будущем, не было.
   Да, сначала качались на рельсах спокойно, без происшествий, но уже на второй день пути поползли слухи, что на Кавказе начинается новая война, и нас везут в сторону границы для участия в боевых действиях. Некоторые запаниковали, некоторые вспомнили об Абхазии, некоторые попытались закосить под больных. Нашлись умники, подбивающие соседей по вагону на побег. Смельчаков, решивших дать дёру, было не много, но они всё-таки были - безумцы спрыгивали с поезда прямо по ходу движения или дезертировали во время кратких остановок на станциях. Бежали, кто как мог. Ну а я, рядовой срочной службы Уральского военного округа, через несколько дней изматывающей "ожиданием неизвестного" дороги, приехал на Северный Кавказ. Путешествие по маршруту Свердловск - Уфа - Самара - Волгоград - Моздок закончилось.
   Через день после приезда в Моздок, 29 декабря, на утреннем построении нам объяснили, чего от нас хотят наши главные командиры - товарищи Ельцин и Грачёв, что за сложная республика такая - Чечня, что за город такой, с пугающим названием - Грозный, что за непонятливый такой глупыш - Джохар Дудаев, и кто такие эти его непослушные, бородатые неучи - дудаевцы.
   Краснолицый подполковник, замполит полка, волнуясь и постоянно заглядывая в смятую бумажку в неподдельно трясущихся руках, объявил боевиков малограмотными и не способными к организованной обороне, а мирных жителей назвал стариками, жаждущими освобождения от уз кровожадного, взбунтовавшегося генерала.
   Чего скрывать, я встретил такие новости в прекрасном расположении духа. До дембеля оставалось тянуть пять месяцев, а настроение офицеров, определивших, что для полного покорения Грозного нужно около двух недель, а на разоружение всей республики уйдёт не более двух месяцев, перекинулись и на меня. Возвращаться назад в часть так быстро, через два месяца, не хотелось, казалось скучным и прозаичным, поэтому я надеялся застрять в Чечне ещё на несколько месяцев.
   О смерти, боли, крови и грязи я не подумал. Казалось, их не будет. Не будет ничего страшного, не будет трупов ни у нас, ни даже у боевиков. Казалось, мы проедем по Чечне как красноармейцы по освобождённым городам Европы в 1945-ом, верхом на осыпаемой цветами броне.
   "После разгрома их банд наверняка сделают как в Молдове и Абхазии, наставят блокпостов, и оставят контингент миротворцев," - думал я - "что неплохо для меня, можно будет спокойно дослужить до дембеля здесь, и поехать домой прямо из района "горячей точки", а не путешествовать туда-сюда от Кавказа до Урала и по всей стране, в тесном и душном вагоне поезда".
   И действительно, до самого дембеля я оставался в Чечне, но "спокойной службой" те пять месяцев назвать никак не могу. Это были пять месяцев кромешного ада, пять месяцев ранений, смерти, голода и сумасшествия. Сумасшествия целой страны. Солдаты и офицеры, боевики и мирные жители: мы все смешались в одну большую кровавую кучу. Мы все сошли с ума. Навсегда.
   На очередном построении нам наконец-то выдали сухпайки, соляру, оружие и боеприпасы. Предложили быть осторожными, чтобы с непривычки не поубивать и не поранить друг друга. "Убивать и ранить надо врага!" - пояснил нам взводный. "Так точно!" - дружно согласились мы.
   30 декабря, огромной колонной, которой не было видно ни конца, ни края, наш полк, подобно пучеглазому китайскому чудовищу виляя серым хвостом и подсвечивая себе дорогу глазами-габаритами, медленно выдвинулся в сторону притихшего в зловещем ожидании Грозного.
   Проехав сколько-то километров в мёртвом тумане почти вслепую, мы получили приказ остановиться. Слишком медленно мы ехали к цели, нужно было что-то менять. Как нам объяснил взводный, нас в полку набиралось около тысячи двухсот человек, а это слишком много, чтобы быстро присоединится к подразделениям 131-й омсбр, поджидающим нас на въезде в Грозный.
   Мы остановились, передохнули, оцепили от колонны всех, замедляющих движение вперёд. Так подразделения медиков, ремонтно-восстановительная рота и рота матобеспечения остались позади, в темноте. А мы, танковый и два мотострелковых батальона, дозаправились, перекусили, и вышли на марш. В новогоднюю ночь, 31 декабря 1994 года.
   Цель нам поставили вполне конкретную - освобождение от незаконных вооружённых формирований города Грозный и наведение конституционного порядка, как в городе, так и в предместьях. На это штабисты из Моздока выделили несколько суток. Сколько там этих самых формирований, тогда нам, естественно, не сообщили. Надеялись, что боевиков не много. На самом деле, в городе сосредоточилось множество мобильных, хорошо обученных и превосходно вооружённых группировок дудаевцев общей численностью более 10 тысяч человек. Кроме автоматов, пулемётов, гранатомётов и миномётов, были у них и танки, и бэтры, и зенитки. Полный комплект. Целая армия!
   Огромную роль в обороне своей столицы играли отряды местных жителей-ополченцев, прекрасно знающих все ходы-выходы родного города и постоянно пользовавшихся этим преимуществом. Они всегда появлялись в самых неожиданных местах и с удовольствием били нас в спину, затем ловко куда-то испаряясь.
   Для удержания стратегически важных объектов города Дудаев выставил лучших бойцов своего спецназа и опытных, повоевавших в разных горячих точках планеты наёмников, слетевшихся на сладострастный для себя запах войны со всего мусульманского мира. На заранее подготовленных и пристрелянных точках сопротивления они использовали капитальные крупногабаритные строения, откуда прямой наводкой расстреливали нашу бронетехнику. Наше же командование ничего не смогло сказать ни о характере ожидающих нас столкновений, ни о маршруте передвижения внутри городских кварталов. У нашего ротного имелась одна единственная карта, и то, на ней не оказалось около трети пройденных нами позже объектов. Пришлось дорисовывать самим. Видимо, карта была, во-первых, не армейской, а во-вторых, устаревшего образца. Так же, нас зачастую не информировали и о том, какое здание уже взято, а какое ещё нет. Поэтому иногда мы обстреливали дома, ранее занятые соседними соединениями, в основном из 81 мсп и 131 омсбр. Очень некстати обнаружил себя и недостаток внимания к укреплению морального духа - нас никто не учил, как вести себя в психологически сложной обстановке, и мы, в моменты отчаяния, терялись и вели беспорядочный огонь во все стороны, в том числе и по своим тылам.
   Радиоэфир свирепствовал, на связь выходили все, кому не лень, и дудаевцы, активно призывающие нас сложить оружие и сдаться. Полный бедлам!
   Само собой, куча ляпов затрудняло наши передвижения. Из солдат никто ничего не соображал, итак восемнадцатилетние дети, а тут - такое! Мы, впрочем, как и некоторые наши непосредственные командиры, не знали даже элементарных правил ведения боя в городе, поэтому порой совершали грубейшие ошибки, которые нередко оказывались роковыми. Однако, большинство старших офицеров, во главе с командиром полка, подполковником-афганцем, проявили себя только с наилучшей стороны...
   После жуткого боя в небольшом пригородном посёлке Садовый, где, напоровшись на засаду, мы потеряли почти целиком одну роту, наш полк поделился на две маневренные группы, и по двум широким улицам въехал-таки в Грозный.
   Отдельно о бое в Садовом! Почему там погибло так много наших людей? Мы вошли в посёлок налегке, как на прогулке, ещё не имеющие боевого опыта, сноровки и смекалки. Мы откровенно не знали и не понимали, ЧТО МЫ УЖЕ НА ВОЙНЕ! Никакой разведки, никаких дозоров, никакой предосторожности! Народ не на броне, а внутри. И десантные отделения всех БПМ были полностью забиты разной бытовой ерундой: матрасы, одеяла, бушлаты и палатки полностью загораживали задние люки, и после попадания в машины гранат из РПГ, пацаны не могли выбраться наружу! Они горели там заживо! Погибло много не просто очень хорошо знакомых мне человек, погибло много моих личных друзей! Сейчас думаю - хорошо, что я узнал об этом не сразу, а через три дня, а то я бы точно съехал с катушек.
   Сашка Букач, Артурик Шигапов, Димон Пятков, Женя Ваймер, Кораблин (не помню его имени, но именно он чаще других снится мне в моих кошмарах), справедливый мужик - майор Бородай - погибли там страшной смертью, а Юра Игитов, которого я буквально несколько дней назад в Моздоке заставлял жарить для нашей толпы картошку, подорвал себя гранатой, находясь в окружении восьми боевиков!
   Подъезжаем к городу. Колени, локти и лодыжки - холодные, из-под мышек - ручейки пота, как сейчас чувствую. Что было раньше, и что будет позже? Никто не знает.
   Поднимаешь люк, оборачиваешься назад - а там - темнота, хоть глаз выколи, ничего не видно, ночь. А впереди - пылающая ярким пламенем столица Чечни.
   Как-то так получилось, что мы, мой взвод, дошли прямо до самого центра города без потерь. Не могу найти объяснений, почему нас не обстреляли на въезде.
   Где-то сбоку стреляют, горит всё, что ещё может гореть, от количества трупов, попавших под гусеницы БМПшки кружится голова, а перед нами - открытая дорога. Дорога, отворяющая двери в ад.
   Увидеть впервые труп с близкого расстояния - это шок! Смотрю - вот на асфальте лежит на животе мужчина в новенькой чёрной кожанке до колен, на голове большая вязаная кепка "аэродром", на ногах чистые резиновые сапоги. Лежит, не двигается. Крича, чтобы встал, подбегаю, дёргаю за плечо, переворачиваю. А вместо лица у него - месиво. В области груди - дыра. Одёргиваю руку, фыркаю, отпрыгиваю на метр назад. Ужас! Но и к ужасам привыкаешь быстро. А что делать - война!
   Нашему взводу, к установленному времени, необходимо было продвинуться по одной из улиц до конца нескольких небольших кварталов. Пацаны спешились, бежали за БМПшками и палили по первым этажам и подвалам зданий. Броня бомбила по вторым и третьим этажам. Иногда получалось не плохо.
   Несколько часов мы практически не встречали сопротивления и, подавляя отдельные очаги выстрелов, двигались вперёд довольно быстро, что придавало уверенности в своих силах.
   Трупов, покалеченных и раненых, было много, как духовских, так и наших, но конкретно из моего окружения - все уцелели. Оказывается, когда умирают другие, незнакомые люди, пусть даже свои, солдатики, - не страшно. Вроде как смерть проходит мимо. Чувствуешь себя уверенно, даже вылезаешь из брони, прыгаешь, стреляешь, кричишь, бежишь. Но как только убивают твоего служака, знакомого и, особенно, друга, становится ой как страшно. Страшно, что жить не хочется, а умирать тем более. Как же так, за что, почему он, кто следующий?
   До сих пор не пойму, почему нас не убило в первые часы штурма. Весь взвод целёхонький. Судьба? Может, она или он, Бог, оберегали нас? Если так, тогда за какие заслуги? Или это случайно всё? Жизнь и смерть. Смерть и жизнь. Не объяснимо...
   Доехали до больничного комплекса. Остановились в ожидании новых приказов. Люки закрыты, руки на пулемёте, в голове пульсирует адреналин. Нас кто-то бешено обстреливает в упор, скорее всего - из пулемёта РПК, и пули горохом сыпет на броню, и мне кажется, их кидают в нас горстями и вот-вот железо БМП, не выдержав натиска, лопнет и меня убьют. Но нет, обошлось... Мы открыли ответный огонь из КПВТ нескольких БМП, стоявших друг за другом, я сам стрелял долго и бессознательно, хрипел и трясся, пока не осознал, что пулемёт заклинило...
   Меня лихорадило, а мой друг, механик-водитель нашей коробочки, Санёк Шапошников, только мрачно улыбался и бубнил себе под нос свои любимые песни, пел...
   Прошло минут двадцать, стрельба стихла совсем. Я сидел и вслушивался в тишину за бортом. Недоумевал, куда все делись? Санёк сказал, что по рации получил приказ на построение и надо вылезать.
   Вылезли из танков и бэшэк. Собрались небольшими группами по восемь-десять человек. Кто посмелей - сел на броню, остальные - на землю. Холодно. Вспотевших от работы, а война - это работа, забравшись под сырые бушлаты, мороз начинает доставать нас, щипать затвердевшую кожу, царапать, щекотать.
   Похлопывая в ладоши, вынули сухпайки. Жуём, пытаемся с помощью еды отойти от суровой действительности. Еда застревает в горле, вытирая сопли, пытаемся сглотнуть пищу.
   Мой непосредственный командир, двадцатидвухлетний лейтенант ***, прихвативший по случаю нового года бутылку шампанского (не знаю, где он её нашёл и как смог довезти), бегал между бронемашинами и разливал напиток по кружкам. Поздравлял своих, ошалевших от жестокой реальности войны, подчинённых. Желал счастья и долгих лет жизни. Уверял, что скоро всё кончится и надо потерпеть совсем чуть-чуть. Бегал и, как говорится, добегался. Убило его. Страшной смертью убило. Это ударило по мозгам сильнее всего увиденного ранее, ведь смерть впервые коснулась одного из нас. И командир, и человек он был хороший, все его уважали, хоть он и был старше нас всего на ничего. Чёрт возьми, где-то на гражданке у лейтенанта остались молодая красавица-жена, сын и престарелые родители, а его останки тлеют на наших глазах! Что за жизнь? Почему он? Он ведь мог не ехать на войну, он был в отъезде в отпуске, но узнав об отправке полка в Чечню, добровольно прервал отдых и вернулся в часть. Вернулся к нам, чтобы поехать на войну и погибнуть в первый же день! Так всё нелепо вышло! За что его так наказала судьба?
   Я смотрел на останки взводного и дрожал от холода и страха: чёрт со мной, лишь бы родители мои не узнали где я, и что здесь происходит. Я вспомнил мать, отца, деревню. Испугался, что больше никогда не увижу родных мест. Испугался, что если погибну, причиню боль самым близким мне людям. Испугался за мать, она не выдержит, если узнает...
   ...Подошли несколько человек. Не из нашего полка. Рослые, здоровые, видно, что мужики уже, лет под тридцать, а то и старше. Форма грязная, окровавленная, висит лоскутами. Сразу и не разберёшь, кто такие. Почему-то в памяти отложилось, что морские пехотинцы, Северный Флот. Теперь знаю, что морпехи приехали в Грозный только седьмого января и это были скорее всего мужики из какого-нибудь секретного подразделения, вероятно из ГРУ. Они сказали, что зашли в город прямо перед нами и сразу после 81-го самарского полка. Мы познакомились, по очереди, очень чувственно, обнялись, успокоились, разговорились.
   - Я сам видел, как наших перебили. Пехоту эту, детвору, как мух хлопушкой! Всех, кто бежал впереди меня и вот этих моих четверых парней, всех перебили. Остались только мы. Там, блин, мясорубка... Эти чечены... били со всех сторон. Подожгли несколько танков, а мы остались между, ни вперёд, ни назад не протиснуться. Насквозь простреливали, свинца, как воды во время дождя, не меряно. Руку не поднимешь, башку снесёт на хрен. Не знаю, как меня не задело. Судьба... Они, суки такие, ещё на нашу частоту влезли. То на своём орут, то по-русски - сдавайтесь типа, и останетесь живыми. Потом деньгами, суки, заманить хотели, - сбиваясь, и плюя матом через каждое слово, рассказывал один из мужиков, - да хрен им, я лучше сгорю, чем сдамся. Я - советский офицер!
   Другой, самый физически здоровый и, внешне, очень уверенный в себе мужчина, видимо старший по званию, пристально посмотрев на нас, добавил:
   - Не везёт вам. Технике здесь вообще не место. Не пришей кобыле хвост. Улицы узкие, кругом завалы, замесят вас, сожгут. До завтрашнего вечера не доживёте...Они, сволочи, из гранатометов мочат. Вылезают из всех щелей, да по восемь-десять шакалов сразу, и бьют по коробочкам из РПГ. Потом ручными гранатами закидают, даже вылезти не успеете. Сгорите живьём. Я, сегодня, сколько таких случаев видел, сосчитать трудно... Да-а-а. гавно это, а не война! И при таком раскладе, мужики, все мы здесь останемся, все мы - трупы завтрашнего дня. Покойники мы, долбанные...
   Мужики вразнобой, сбиваясь, и перебивая друг друга, рассказывали нам о пережитом. Потом молчали, пили чай. Перекипев, говорили снова, одни - спокойно и сдерживая эмоции, другие - даже не пытаясь их скрывать. А мы, перепуганные до смерти, плакали. Да, плакали мы все, не взирая на возраст и звание. Кто-то громко, а кто-то - молча смахивая слёзы с лица...
  

(06.08.2001)

Не спешите нас хоронить...

всем известным и неизвестным героям Первой Чеченской

   Танкисты.
   Россия. Кавказ. Чечня. Грозный. Ночь с первого на второе января 1995 года. Расположение уральского мотострелкового полка. То есть никакое, конечно, это не расположение, а просто один из многочисленных городских кварталов, из которого днём мы вышибли местных аборигенов, злобных боевиков-чеченов, и теперь несколько "жилых" пятиэтажек и трёхэтажное здание общежития ПТУ находятся в нашем "полном распоряжении".
   В соседнем квартале идёт бой, но нам до него нет никакого дела, у нас передышка, мы получили час на отдых. Один час - целых шестьдесят минут, которые надо грамотно использовать - надо поспать.
   Я не спал больше суток. От недосыпания голова моя гудит паровозом прошлого века, мозг отдаёт команды вяло и неохотно, а тело выполняет их со сбоями первых японских роботов - идёт не туда, куда надо и делает не то, что нужно, тормозит по полной программе. Мозг спит, тело дремлет, а суставы сами по себе, работают на автопилоте. Желание одно - поскорее лечь и заснуть, отключиться. Но, несмотря на прелесть долгожданного момента "отбоя", заснуть не удаётся: не закрываются глаза - тратят драгоценное время, настырно целясь в пустоту, в неизвестную чеченскую ночь. Мою вторую ночь на войне.
   Я сижу на броне своей старенькой БМП-1. Жду приказов. Я - Усман, рядовой срочной службы, наводчик-оператор, мне 19 лет, я татарин из Татарстана. Рост метр семьдесят, вес 65 кг, волосы чёрные, кучерявые, глаза карие, брови густые, широкие, чёрные. Особых примет нет. Одет в обычный чёрный комбинезон танкиста, фетровые сапоги и шлем. Да, вот шлем мне достался хороший, новый, на меху. Мех, понятно, искусственный, но всё равно, шлемак у меня классный, тёплый и удобный, у других такого нет.
   Оттягивая шею грязным потёртым ремнём, на коленях лежит АКСУ. Лет ему почти столько же, сколько и мне, но пока он не подводил, работал исправно, молодец. А две ручные гранаты РГД-5, увесистыми комками покоящиеся в накладных карманах, вынуждают меня чувствовать себя довольно уверенно в любой незнакомой обстановке.
   Уверенно я продержался на броне ровно две минуты. А потом свистящие потоки пуль, выпущенные чеченами из девятиэтажек, выгоревших на все сто процентов и пугающих своими холодными внутренностями, закинули меня внутрь бэшки, где одиноко загорал мой дружок, механик-водитель рядовой Александр Шапошников. Это для офицеров он - "рядовой Александр Шапошников", а для меня он - Сосед.
   Сосед родился и вырос в малюсеньком, и богом и чёртом забытом посёлке Челябинской области. Путчи, приватизации и демократизации, захлестнувшие крупные города, благополучно обходили посёлок стороной, и жизнь там текла по своим, десятилетиями неменяющимся законам. Сенокос, битва за урожай, борьба за повышение надоев литра молока с отдельно взятой бурёнки, вывоз натуральных удобрений на поля, посевная кампания и, главное хобби ста процентов населения российской глубинки - каждодневное поголовное пьянство. Вот и вся жизнь, скукотища полная, никаких странствий, похождений или приключений, одна мирская суета. Так бы и помер Сосед в своей дыре, да в безвестности, но вот исполнилось ему полных 18 лет, и вспомнила Матушка-Россия о далёком отпрыске, и призвала его на охрану своих необъятных просторов. И целый год рулил Сосед на разных бэшках по степям самарским, да по серпантинам Уральских гор, и рулил бы себе аж до дембеля, но родной, и абсолютно законно избранный президент дядя Боря, проснувшись после очередной архиважной международной попойки, решил приструнить непослушных, по глупости своей горской, чеченов, и отправил Соседа порулить по горам по Кавказским, да по улицам по грозным.
   - Спишь?
   - Сам такой! Лежу, балдею, мечтаю о жареной курице и картофельном пюре. Бабуля моя та-акую курочку жарила, пальчики оближешь! - расплавился от сладких воспоминаний Сосед. - И о горячем кофе мечтаю. Обязательно с лимоном и сахаром. Так вкуснее. Жуёшь хлебное печенье и запиваешь чёрным кофе. Балдёж.
   Сосед совсем недавно, в конце декабря, отпраздновал своё двадцатилетие. Всегда уверенный в себе, высокий и сильный, с русыми волосами и голубыми глазами, он выглядел Казановой местного масштаба. Ходил прямо, говорил сладко, да ещё и на гитаре играл. А как пел! "Чайф", "ДДТ", "Чиж", "Наутилус" - Сосед знал большинство песен этих популярных рок-групп. Здорово он пел, эмоционально, сопереживая героям. А анекдоты? У-у! Анекдоты, байки, шутки и розыгрыши были неотъемлемой составляющей его существования. Симпатяга парень, свой в доску, душа компании - говорят о таких балагурах как он. Он легко мог найти общий язык с любым незнакомцем, раскрутить на сигарету любого скупердяя - сержанта, откопать - неизвестно где и как - продукты и запросто накормить ими всё отделение. Он всегда был в курсе последних событий и знал всё наперёд всех. Он был лучшим механиком во всей части и лучше других стрелял из всех видов оружия. Он всегда и во всём был первым, самым лучшим. Одним словом - Сосед.
   - Чего нового?
   - Поговаривают, что какая-то десантура сильно встряла в самом центре. Нас, наверное, и пошлют на выручку. А нам бы самим кто помог. Ты знаешь, сколько сегодня наших полегло? - Сосед поёжился и, расстегнув спальник, сонно потянулся.
   - Слышал...
   - То-то и оно.
   Послышался стук. Кто-то торопливо стучал по броне. Сосед, резко вскочив, ударился головой о приборы, негромко матюкнулся, почесал затылок и высунулся наружу, где его, сверкая немигающим взглядом, встретил "любимый" штабной офицер.
   - Так, слушай мою команду. Прямо сейчас заводите свой драндулет и через пятнадцать минут уходите на задание. Ты и наводчик-оператор. С вами будет восемь человек. Это спецназ, бойцы элитного подразделения "В". Слыхал о таких, мазута? Так вот, идёте за колонной танков и оставляете мужиков там, где скажут. Ясно? Вопросов не задавать, ни с кем не базарить, постоянно находиться на связи. К этим снецназёрам не прилипать, у них спецоперация, секретная. Ясно? Ясно! Вопросы есть? Нет! Всё. Свободен!
   - Товарищ старший лейтенант! А нам что делать? Ну, после того, как спецов оставим. Какие наши дальнейшие действия?
   - Разворачиваетесь и на полном газу назад. Всё. Свободен!
   - Так точно, товарищ старший лейтенант!
   Я слышал весь разговор полностью, но не высовывался. На всякий случай.
   - Усман, - улыбнулся Сосед, заводя нашу податливую старушку. - Готовь орудие к бою! Выезжаем! Приходил замначштаба, ну, этот, сопливый старлей, и сказал, что повезём спецов из "В". Круто, да?
   - Неплохо, - я зевнул, прикрывая рот рукой и делая сосредоточенное лицо тигра. - Приказ, так приказ, поехали!
   - Ща мы покажем этим черномазым выскочкам, кто здесь хозяин!
   Через пятнадцать минут, когда мы, готовые сражаться и побеждать, пристроились в хвост отъезжающей танковой колонне, восемь здоровенных мужиков молча залезли в десантное отделение нашей коробочки. Даже не поздоровались. Обидно стало - что мы, не люди что-ли, не спецназ конечно, но тоже воюем.
   Кто-то постучал автоматом по броне:
   - Трогай!
   Спецназовцы были одеты как-то уж слишком по-праздничному. Конечно, может им так и удобней, но я бы так в атаку не ходил. Касок спецы не одели, только чёрные спортивные шапочки, то есть небольшой осколок - и всё, капут. На ногах не берцы, а потёртые кроссовки - и как по обломкам стройматериала бегать будут, не знаю, только ноги переломают себе, изувечатся, намучаются в такой обуви. Жалко, свои же мужики, нашенские. Но самое непонятное - они даже бронежилеты не одели, так и поехали в одних тонких чёрных свитерах, без брони и верхней одежды. Зачем? Вспотеть, что-ли, боятся? Как они воевать-то будут? Замёрзнут. Да и боекомплект у них слишком уж маленький - у каждого АКМ 7,62 и четыре наступательных гранаты. Никаких спецсредств. "Чё это они, налегке поехали, как деревенские депутаты на концерт саратовского симфонического оркестра", - подумал я, а вслух сказал:
   - Я сверху прокачусь. Так интереснее.
   Вылез наружу, сел. Еду, глотаю выхлопные газы, всматриваюсь в остатки городского пейзажа. Не видно ни хрена. Один дым.
   Выезжаем из контролируемого квартала, проезжаем мимо наших скрытых постов, приезжаем в неизвестность. Теперь мы на их, чужой, враждебной чеченской территории. "Бамс, бамс, бамс" - рядом стреляют из гранатомётов. Я спешно ныряю внутрь бэшки и закупориваю все люки.
   - Страшно? - ориентируясь лишь по засаленным триплексам, руля коробочкой почти вслепую, интересуется Сосед.
   - Бля... - только и смог ответить я, подавляя неприятные ощущения. - Очково там. Лучше тут я...
   - Ой-ма!
   Бэшку резко качнуло и подкинуло вверх. Мы ударились головами о броню и громко выругались. БМП остановилась, Сосед нетерпеливо махнул наружу:
   - За-а мной!
   Страшный азарт захватил наше сознание. Не понимая чего творим и зачем, мы вылезли наверх, встали в полный рост на броню и мигом опустошили магазины своих автоматов. Стреляли по окнам первого этажа гигантской девятиэтажки, перед которой и остановились. "Ура! Смерть фашистам! Бей гадов! За Родину!" - проносилось в моей голове. Что поделать - сказывались издержки воспитания советским кинематографом, когда "наше дело правое и мы победим", при чём "все наши станут героями, а все враги сдадутся в плен", и ни убитых тебе, ни раненых, все здоровы и живут себе припеваючи. Военная романтика, она, конечно, дело хорошее, но на самом деле всё совсем не так, "всамделишнее кино" намного страшней и неразборчивей.
   Из десантного раздавался непонятный шум, напомнивший о спецназовцах. Они, оказывается, застряли и не могут открыть "парадную дверь". Пришлось им помочь.
   Обласкав нас матом последней московской моды, спецы рассыпались по кварталу и исчезли в ночи. А мы так и стояли на броне ещё секунд десять-пятнадцать, мечтательно смотря им вслед и видя себя на крыше Рейхстага с красным знаменем в руках и золотой Звездой Героя на груди. Стояли и мечтали, пока духи не начали обстреливать нас с верхних этажей. Мы сразу назад, вовнутрь, да как вдарим из пушки! И ещё, и ещё, и ещё! Почти весь боекомплект израсходовали.
   Духи замолчали. А мы сидим радостные, дым глотаем, улыбки до затылка, глаза навыкат, уши заложены.
   Не успели как следует обрадоваться нашей микро-победе, как обнаружили, что мы - не единственные покорителями этого дома - на противоположной стороне улицы засел целый полк, методично гвоздивший закреплённый квартал уже целые сутки. Вот дела!
   Кто-то подбегает с тыла, стучит по броне:
   - Живы? Эй, придурки, живы?
   - Кто там? - напрягаюсь я в ожидании худшего.
   - Дед Мороз, бля! Да свои, кто же!
   Сосед заулыбался, откинул люк и высунул свою чумазую рожу к солдату. Отогнав от лица дым, он вежливо ответил тем же:
   - Да, придурки живы. А дураки как?
   - Хорошо хоть у них выстрелов к гранатомётам не осталось, иначе зажарили бы вас немедля. Вы чё остановились у быка на рогах? Давай, откатывай машину вон туда, надёжней будет, - солдат, по одежде и экипировке - "махра", стволом автомата указал на относительно непострадавшее одноэтажное здание из красного кирпича.
   - А чё там?
   - Это котельная. Вот, между ней и забором приткнитесь, и хрен вас кто достанет. Если что, окружать надумают или невмоготу станет вам одним, бегите к нам, мы во-он там. Места у нас много, и вам хватит. Только без машины, конечно.
   Солдат вкратце описал положение дел в квартале и за его ближайшими пределами. Картина относительно спокойная, а по сравнению с другими местами, даже привлекательная. Хозяйничает в квартале 81-й мотострелковый полк, прибывший из посёлка Черноречье, что под Самарой. Два их батальона ещё два дня назад попали здесь в окружение и полегли, остальные пока приходят в себя и готовятся отомстить за погибших друзей штурмом железнодорожного вокзала и здания совета министров. Тяжелого вооружения у самарцев нет, ходовую технику по пальцам пересчитать можно, но ничего, пацаны уверены, что и так неплохо справятся.
   Выслушав солдата, в итоге представившегося младшим сержантом, старшим группы разведчиков, Сосед, от гостеприимного предложения остаться, отказался.
   - Нет, спасибо, мы уходим к своим.
   - Какой, нахрен, к своим! Туда нельзя, там чечены везде! Вчера всю мою роту разом накрыли! Квартал снаружи обложен полностью! Одни не пробьётесь! - повысил тон сержант.
   - Не, мы попробуем. Мы вон, оттуда приехали.
   - Да не оттуда вы приехали, - сержант махнул на восток, - а оттуда, я же видел!
   - Ты путаешь. Не могли мы оттуда приехать. Вроде, вон, с того поворота мы сюда вывернули,- попытался возразить ему Сосед.
   - Нет, - не уступал упрямый разведчик, - вы повернули с того поворота, - он повернулся и помахал в темноту, - оттуда.
   - Как ты мог видеть, если темно вокруг, не видно ничего! - рассердился Сосед. - Даже не видно твоего поворота.
   - Ладно, делай, как знаешь, я предупредил. Мой дело предложить, твой дело отказаться, - сержант развернулся и пошёл в темноту. - Фамилию хоть свою скажи, и адрес домашний, чтоб было куда написать, что сожгли тебя, непослушного придурка! - крикнул он напоследок.
   - Во заколбасил, а! - Сосед, обращаясь ко мне, покрутил пальцем у виска. - Как он мог видеть откуда мы свернули, если ни фига не видно. - Ладно, забудь!
   Сосед попытался развернуть машину. Не удалось. Сначала мы снесли невесть откуда появившееся дерево, потом зацепили большую бетонную плиту и заглохли.
   С третьей попытки Сосед всё же смог развернуться. И только он повел бэху в сторону предполагаемого поворота, как начался новый обстрел. Пули с новой силой забарабанили по броне. Где-то неподалёку раздались взрывы. Стало страшно. Я решил попросить Соседа остаться здесь до утра. Не успел.
   - Усман! Надо оставаться, иначе не доедем, - первым выпалил Сосед.
   - Да я двумя руками "за"! Рули куда сказали, к котельной.
   Удачно приткнув БМП к стене котельной, мы дождались относительного затишья и осторожно обошли прилегающую к нашей машине территорию, более детально ознакомившись с местностью.
   От котельной до дороги буквой "Г" стоял высокий, почти двухметровый бетонный забор, закрывавший духам обзор на всю свою длину, метров на сорок. С другой стороны, впритык друг к другу, горбатились три длинные пятиэтажки, надёжно укрывавшие нас с тыла. Самарцы, видимо, обосновалась именно там, рассосавшись по всему освоенному периметру. Это обнадёжило. И лишь спереди нас ничего не закрывало от удара прямой наводкой, но пустырь, метров на сто излучавший вселенскую пустоту, сам по себе держался под прицелом всей нашей - с самарской пехотой - братией. Да, оттуда могли появиться только самоубийцы. Получалось, прав был сержант, место для нас действительно удачное.
   - Во, дебилы! - я слегка ударил себя ладошкой по лбу. - Рация же есть!
   - Ничего ты с этой рацией не сделаешь. Не мучайся, толку нет. Только засветишь перед духами наше хреновое настроение, - Сосед, тремя короткими предложениями, вернул меня с облаков на землю.
   - Думаешь, не поможет?
   - Уверен, что нет.
   Напрасно я мучался с рацией. Ничего кроме сквернословия я, в ответ на свои призывы о помощи, не услышал. Наши войска орали друг на друга многоголосым матом, а чеченцы клялись Аллахом, что зарежут всякого, не сдавшегося в плен до конца этой бурной ночи. Все кому-то что-то передавали, но никто ничего ни от кого не принимал. Вот такая оказия.
   Посидели на картонных коробках у стены, поёжились от нехолодного, но страшного войной холода, стали грузиться суицидальными мыслями. Боялись погибнуть здесь, прямо на этом месте. "Нас не найдут и объявят, что мы - пропали без вести, а может и вовсе, сбежали. Обзовут трусами и дезертирами. И родителям так напишут, что мы добровольно сдались в плен, что мы - предатели..." - лезли в голову отвратительные своей правдоподобностью мысли. Чтобы как-то отвлечься и воспрянуть духом, Сосед решил напиться. Но никакого спиртного у нас, разумеется, не было, и он решил напиться хотя бы воды. Но даже воды у нас в бэшке не нашлось ни грамма. Обшарив все закоулки БМП, ударившись лбом и локтями о всевозможные углы и железки, Сосед расстроился ещё больше:
   - Попить бы чего! - он жалостно, словно маленький ребёнок, почмокал ртом. - В горле пересохло, петь не смогу.
   - А не нужно было целый день огуречный рассол хлебать. Ты ж один - три литра выдул. Говорил я тебе, а ты слышать не хотел. Один всё выдул, жаба.
   - Нашёл дурака. Да кто в нашей жизни от рассольчика отказывается? Да и с хлебушком. Нам эти огурцы от чистого сердца подогнали, а я от чистого сердца их съел. И, что такого?
   - Ничего. Мучайся теперь. Хрен мы тут воду найдём.
   - А вон, смотри, - Сосед показал на желтую пятисот литровую бочку-полуприцеп, брошенную посередине дороги. - Там наверняка что-то есть.
   - Где-где? - сощурился я. - Я ничего не вижу и никуда не пойду! Жить хочу!
   - Да вон, что по левую сторону от ТП.
   До бочки идти семь секунд - десять метров, но нам это расстояние даётся примерно за час с небольшим: мешает снайпер, неожиданно объявившийся в недавно покорённой, нашими совместными с самарцами усилиями, девятиэтажке. Этот козёл и попасть в нас не мог, снайпер хренов, и успокоиться никак не желал, палил, да палил. Мы лежали, уткнувшись носами в гусеницы БМП. Я хотел спрятаться "дома" - внутри, но боялся встать, а Сосед хотел набрать во фляжки воды, но тоже боялся встать. Как только кто-то из нас поднимался и делал какое-то движения, мудак, считавший себя снайпером, открывал огонь. Куда стрелять в ответ, мы не знали. Так и лежали, пока снайпер сам не смолк. Патроны у него, наверное, кончились.
   Сосед резко вскочил и, сделав три быстрых шага, рухнул на землю. Выстрелов нет. Сосед снова повторил свой незамысловатый трюк, и снова - выстрелов нет. Последний рывок и Сосед, радостно скаля лошадиными зубами, полулёжа, вытянутыми руками с трудом откручивает вентиль крана бочки. Какая-то жидкость звучно струится во фляжку.
   - Прикинь, вода! - Сосед радостно сообщает приятную новость мне, а заодно и всему кварталу, который отзывается разнокалиберной стрельбой во всех направлениях. - Достал, сейчас напьёмся!
   Вода была явно не родниковой, с привкусом, но ничего, пить можно. Напились от души.
   Сидим, молчим, слушаем отголоски боя. Стреляют достаточно далеко от нас. Обрадовались, успокоились, невольно заулыбались. И вдруг, как обухом по голове - внезапно из-за стены выскакивают солдаты, все в мыле, в рваных бушлатах, без головных уборов, только бритые затылки сверкают. Бегут, что-то кричат. Сосед сразу напрягся, соскочил с брони, подбежал к одному солдату, остановил. Тот, сбиваясь, сообщил, что чечены идут в прорыв и скоро будут здесь. Пока Сосед думал что спросить, солдат сорвался догонять своих.
   Обсудив наше непростое положение и решив, что деваться нам всё равно некуда, Сосед почесал свои грязные, поцарапанные ладони и постановил: "Остаёмся!"
   От греха подальше забрались в бэшку. Напряжённо выискивали врага, ждали чего-то страшного. Всё нормально, в квартале никто не появился. Плюнули на войну и решили поспать. Определяя очередность дежурства, дёрнули спички - мне выпало отдохнуть первым.
   Согнулся котёнком, лежу и снова не могу заснуть: думаю о доме и вспоминаю родителей. Никак не получается вспомнить черты лица отца. И так его в мыслях поверну, и эдак, но так и не вижу его глаз, не вижу губ. Только голос слышу: "Ты когда вернёшься, сынок?" Аж слёзы на глазах навернулись, как домой охота.
   Прошло не больше получаса, мне страшно захотелось в туалет. Ёрзал я, ёрзал, - не помогает, выпитая недавно вода упрямо рвётся наружу. Делать нечего, надо вылезать в ночь и делать свои маленькие дела.
   - Сосед, мне сходить надо, отлить. Поспи ты, я подежурю.
   - Попробуй, - Сосед за три секунды развалился, на сколько это возможно в тесноте БМП, по отсеку и, приторно посапывая, захрапел бурым, впавшим в глубокую зимнюю спячку медведем.
   - Во люди дают, - прошептал я и только хотел выполнить свой план, как раздалось несколько десятков мощных взрывов и автоматная трескотня стала звучать всё ближе и ближе. Послышались крики - это соседи-самарцы готовились к встрече незваных гостей. Дышать свежим воздухом мгновенно расхотелось, но мочевой пузырь гневно продолжал настаивать на освобождении своих пространств. Я сидел в замешательстве, а стрельба за бортом приняла новый, ещё более неприятный оттенок. Подумав, я решил лишний раз головой не рисковать и, высунув в люк одни лишь причиндалы, начал своё мокрое дело.
   - Сколько время? - неожиданно открыл глаза Сосед. - Э, ты чё делаешь, пенёк? Отстрелят тебе ща женилку, останешься без наследства. Ну, ты, крендель, придумал! - он звонко, нарочно смущая меня хохотом, заржал. - На себя щас нальёшь!
   - Не переживай, себя не обижу! Да уж лучше без женилки, чем без головы. А женилку, между прочим, и новую могут пришить. Это сейчас умеют.
   - Не дай бог, новую. Мне и со старой не плохо. - Сосед прекратил ржач. - Расслабься ты, женилка! Нельзя без отдыха, отдыхай!
   Снова пытаюсь заснуть. Фиг там.
   Пролежал с закрытыми глазами ещё с полчаса. Сознание, в глубине души рисуя страшные картины смерти, не позволяет уснуть. Страшно умереть во сне, и на яву страшно. Страх охватывает меня и прожигает насквозь. Страх, страх, страх.
   Грубый автомобильный сигнал чуть не поверг меня в шоковое состояние. Боясь открыть глаза и увидеть страшное, зажмуриваю и без того закрытые глаза. Лежу без движения, как труп.
   В подсознание врывается Сосед:
   - Ну и дела... Вылезай, смотри, фура приехала!
   - Какая фура? - я открыл глаза.
   - "КамАЗ", фура! Как она досюда доехала, ума не приложу. Это что, прикол такой?
   - Что за фура? - оцепенение наконец-то пошло на убыль. Я, вслед за Соседом, поспешил увидеть это чудо собственными глазами.
   Перегородив поперёк всю улицу, рядом с нашей коробочкой стоял "КамАЗ" - фура, огромный полуприцеп. Особых повреждений ни на кабине, ни на кузове я не заметил. Целёхонький "КамАЗ", как с неба спустился, прилетел.
   - Э, мужик! - Сосед осторожно открыл дверцу "КамАЗа". - Мужик! Ты откуда?
   В стельку пьяный водитель, еле окинув нас мутным взором, прошептал:
   - С Новым годом... сегодня же Новый год... А где 131-ая бригада?
   - Не знаю. А что тебе?
   - У меня продуктов... полная машина... продуктов. Забирайте всё, мне ничего не надо, - водитель кое-как подбирал нужные слова. - Забирайте всё... Я домой хочу... Забирайте всё... Меня сожгут, пропадут продукты... забирайте, - он чуть не вывалился с сиденья.
   - А твоя бригада? - я, придерживая его за рукав, заглянул этому пришельцу в лицо и увидел черноволосого, лет тридцати пяти, мужчину с волевым подбородком и орлиным носом. Абсолютно нетрезвый, растерянный, неконтролирующий свои эмоции, он почти повис на моих плечах.
   - Братуха... Открывай там, бери, всё забирай. И друг твой пусть берёт... А я домой хочу, домой... Берите, мужики...
   - Сосед! Берём?
   - Бери, солдат, пока дают! Беги, солдат, когда пошлют! Базара нет, будем брать!
   Затолкав водителя внутрь, закрыв дверцу кабины, мы заглянули в кузов.
   - В рот компот! Сыр, настоящий голландский сыр в моей любимой красной упаковке! Усман, давай, таскай! - Сосед не мог скрыть радости от такого шикарного подарка. - Больше сыра бери!
   Целиком забив немаленькое десантное отделение БМП колбасой, сыром, хлебом, консервами, тушёнкой и свежими куриными яйцами, мы поблагодарили водителя и отправили его в сторону пятиэтажек, к "махре". Так решил Сосед.
   - Щас его там встретят, разгрузят, положат отоспаться, - оправдывался он мне. - Пусть лучше эта жратва пацанам достанется, чем душманам. Всё равно бедолага до своей бригады не дотянет. И кто в этом бардаке знает, где они воюют? Кто ему подскажет? Никто! Считай, мы доброе дело сделали. Может, именно за такие благие дела люди потом в рай попадают. И мы, значит, попадём.
   - Благими намерениями выложена дорога в ад! - я вспомнил где-то ранее услышанную фразу. - Сечёшь?
   - That's all right, mama, that's all right! - напел Сосед.
   - Чё?
   - Элвис Пресли. Великий и могучий. Таких надо знать, дюрёвня ты невоспитанная. Дэбилла из Нижнэго Тагилла! Деревенщина татарская! Запомни: Элвис Пресли - король мирового рок-н-ролла. Это музыка такая: рок-н-ролл. Быстрая, заводная, танцевальная. Элвис жил в Америке в шестидесятые, но он и сейчас считается непревзойдённым, настоящим королём. Элвис Пресли - король мирового рок-н-ролла. А я, Сосед, король чеченского. Король чеченского рок-н-ролла! Звучит, как ты думаешь?
   - Звучит. С тобой всё звучит. Балабол чеченского рок-н-ролла. Вот ты кто. Балабол, - впервые за последние две недели я весело рассмеялся, - хренового, потного, вонючего чеченского рок-н-ролла...
   Удалось вздремнуть. Усталость, притупив инстинкты, победила страх и минут сорок я был в полной отключке. Дрыхнул, как кот на лавке. Проснулся от голода.
   - Сосед, спишь?
   - Нет. Тебя охраняю.
   - Жрать охота. Давай, похаваем, еды-то навалом.
   - Согласен.
   Вылезаем на броню. Светает. В квартале тихо - не свистят мины, не взрываются снаряды, не стонут раненые. Почти мирная тишина. Смотрю на небо - смог над израненным городом закрывает восходящее солнце, тучи тёмные, тяжёлые, агрессивно-дымчатые. Смотрю на землю - снега нет, асфальта нет, только грязь, неприятная свинцово-пепельная жижа. Смотрю на БМП - поцарапанная, замасленная, закопчённая, с многочисленными выемками и вмятинами от осколков и пуль, раненая. Смотрю на Соседа - общий вид отвратителен, морда чёрная, волосы торчком, глаза красные-красные, усталые.
   Больно мне, больно. Покажите мне другую, мою Россию.
   Вздыхаю, громко сморкаюсь, сплёвываю горькую вязкую массу за прошедший день забившую мою носоглотку. И мы сами, как вязкая отработанная масса, выплюнутая Родиной на свои задворки. Мы никому не нужны.
   - Тьфу! - эх, ну теперь хоть дышать можно в полную грудь.
   Раскладываем еду: толстыми кусками нарезаем сыр и колбасу, большими ломтями ломаем хлеб, торопливо - царапаясь о края крышки - штык-ножом открываем консервы. Слюни, переполняя рот, вытекают и свисают на подбородке. Сосед довольно смеётся, напевает что-то под нос, шутит.
   Сделав бутерброд из всего, что было, я поднёс его ко рту. Откусить не успел - вывернув из-за забора, на полном ходу к нам летел БТР.
   Отбросив бутерброды, мы схватили калаши. Бэтэр тормознул резко, и трое бойцов, сидевших снаружи, едва не слетели на землю.
   - Здравия желаю, мужики! С новым годом! Лейтенант ***, ***ой парашютно-десантный полк! - отчаянно пытаясь перекричать рёв двигателей, тоненьким писклявым голоском представился худой миниатюрный мужчина.
   Никаких знаков отличия ни на ком нет. Снайпера чеченские не разрешают звёзды носить, звёздных - "снимают" первыми. И офицеров от солдат здесь можно различить только по возрасту, да по густой щетине, чёрной полосой выделяющейся на неделю небритых рожах. А этот лейтенант - молодой, "зелёный", ни усов, ни бороды у него и в помине не было, может, он и не брился ещё никогда. И не отличишь его от простого бойца. И по одежде не скажешь, что он - десантник, ростом не вышел. Я думал, таких мелких, как он, в десантуру и не берут.
   А Сосед вытянулся в струнку и, как на конкурсе строевого смотра, отчеканил:
   - Рядовой Шапошников!
   - Это улица Госпитальная? А где улица Госпитальная? - спросил лейтенант и наклонился к открытому люку. - Выруби движки! Не слыхать ни хера!
   - Не знаю, что за улица, товарищ лейтенант! - Сосед опустил автомат и вопросительно взглянул на меня. Я пожал плечами.
   - Мне сказали, что здесь находится или госпиталь, или санчасть, или медсанбат, - разочаровался лейтенант. - Не важно кто, но кто-то из них должен быть. Хоть кто, любые врачи, медики, медсёстры. Кто есть? Никого? А мне объясняли, что где-то здесь или медгородок, или госпиталь. Если это, конечно, улица Госпитальная. Я не знаю, может, наши сами какую улицу так по-русски окрестили, чтоб сподручней было. Сказали, улица Госпитальная. Короче, мы будем прорываться к своим, на улицу Педагогическую, знаете, где это?
   - Нет. Откуда нам знать? У нас ни карты, ни хера! А таблички с окрестных домов сбиты, даже не знаем, где сами сидим. Просто догадываемся, что где-то глубоко в жопе!
   - А нам надо оставить в этом госпитале вот их, - лейтенант откинул угол брезента, который я поначалу и не заметил. Под откинутым брезентом, посредине между бойцами, на красном одеяле лежали два сильно обгоревших трупа. Очень сильно обгоревших, одни кости и сапоги, больше ничего.
   - Мы их можем потерять при попытке прорыва, а хотелось, чтоб пацанов похоронили по-человечески. Это танкисты из нашего сопровождения. Имён я, к сожалению, не знаю. У них и документов-то не осталось никаких. Из "Мухи" их подбили, - лейтенант, по лицу ему дашь не более двадцати, снял каску.
   Боже мой! Лейтенант оказался седым! Седым - в двадцать лет!
   - Ни хрена! - вырвалось у меня. - Весь седой!
   Кушать расхотелось моментально. Я обмяк, сердце защемило. Мне снова стало больно. Больно за лейтенанта, за его десантников, за танкистов, за всех нас, за всех солдат необъявленной чеченской войны. И за родителей, которые получат похоронки и умрут от горя, умрут вместе со своими сыновьями, навсегда искалечив свои души гибелью ни в чём неповинных детей.
   Не услышав моего восклицания, летёха продолжал:
   - Их трое было. Эти выбраться не смогли... Когда мы их подбирали, они ещё горели. А третий... третий вылез. Так снайпер, сука, сначала в одну ногу его ранил, потом в другую. Так он и лежал, кричал, помощи просил... Он знал, что мы рядом и что мы видим его, тоже знал. И снайпер, сука, знал, что мы рядом. А у меня из двенадцати подчинённых - осталось двое...
   Я робко посмотрел на выживших в безумной передряге бойцов: каски набекрень, кирзачи рваные, некогда камуфлированные свитера стали чёрными и изодранными в локтях. Бронежилеты кривые, помятые, с мелкими пробоинами.
   Бойцы сидели неподвижно, с усталыми, а потому беспристрастными, пустыми, отрешёнными лицами.
   - ... и я решил пожертвовать танкистом, ради спасения жизни моих двоих. По-другому я сделать не мог, - сам перед собой оправдывался лейтенант, - снайпер положил бы всех. Я сделал, что мог сделать, но пацанам своим не разрешил ползти за танкистом. Они плакали, говорили "лучше умрём, но смотреть на это больше не можем". Но я не дал им возможности пойти за раненым... Снайпер, по одному, снял бы всех. Он притих, падла, притаился, ждал нас, я знаю, ждал, дав нам сойти с ума от стонов танкиста. Но мы сидели тихо, мы не показывались. А он, видимо решив, что мы ушли, добил танкиста и исчез. Ушёл живым, падла... Но мы с ним ещё встретимся... Я сам найду его, лично...
   - Он снёс ему голову... Тому танкисту, сука снёс голову... разлетелось всё... всё... - безликим, почти равнодушным голосом выдавил из себя один из бойцов. - Он внутри у нас лежит... его тело... без головы... лежит...
   Я смотрел то на останки несчастных танкистов, то на седого лейтенанта, то на его бойцов. Глаза мои наполнились слезами, в горле образовался ком, ладони вспотели, пальцы ног свела судорога. Стало неловко оттого, что мы тут спокойно сидим с колбасой и тушёнкой, а летёха уже стал седым, а два танкиста превратились в маленькие нелепые обугленные фигурки, а их третий...
   - Мужики, есть хотите? - я не нашёл других подходящих слов.
   - Чего? - на моё счастье, лейтенант не расслышал моего глупого вопроса. - Не знаете где их оставить, да? Не в курсе, где госпиталь?
   - Не знаем, мы сами заблудились, это не наша территория. Но думаю самарцы, вы сейчас мимо них проедете, они вот, в этих пятиэтажках через дорогу, - указал на соседей Сосед, - должны знать про госпиталь. Если он здесь имеется, Самара вам покажет. Это их квартал.
   - Спасибо! Счастливо... - БТР резко взял с места, и бойцы вновь чуть не попадали с брони.
   - Не нарвитесь на духов! - Сосед помахал отъезжающим рукой. - Удачи вам, мужики! Удачи! Держитесь!
   Я даже не попрощался с бойцами и не посмотрел им вслед. Я не замечал ничего и никого вокруг. Я стал одиноким. Злым, одиноким волком. Волком, которым руководит месть. Волком, готовым убивать. Волком, которому нужна новая, свежая кровь. Я был на взводе. Я рвался в бой. В безумный, кровавый, с кишками наружу.
   Я решительно встал и снял автомат с предохранителя. Щёлк! Патрон в патронник.
   - Ты куда? - заглянул мне в глаза Сосед. - Э нет, так не пойдёт. Жопой чую, сейчас натворишь ты глупостей, и придётся мне тоже искать этот медгородок, чтоб тело твоё сдать. Усман, послушай меня. Иди, полежи. Ты долго не спал, мозги твои выкипели, глаза не видят ни фига, стресс у тебя, браток. Стресс. Ничего ты сделать не сможешь, и погибнешь напрасно. Давай, договоримся так: ты поспишь, отдохнёшь, наберёшься сил. И мы вместе пойдём и порвём этих грёбаных уродов на части. Я обещаю. Моё слово. Вместе вышибем говнюкам мозги. За наших погибших пацанов: и за "десу", и за танкачей, и за морпех, и за "махру". Мы с тобой за всех отомстим. Но только потом. А сейчас иди, полежи. Полежи.
   Сосед медленно забрал у меня автомат, поставил его на предохранитель, повесил себе на плечо:
   - Иди, лезь, полежи, давай-давай, я подежурю.
   Я, словно под гипнозом, последовал советам Соседа и выполнил все его просьбы. Я уснул.
  
   Политика.
   Весь день провели с пацанами-самарцами.
   С утреца к нам подошёл какой-то мужик: чистый, статный, атлетически сложенный, лет тридцати. Поздоровался, представился капитаном, заместителем начальника штаба самарских. Расспросил, откуда мы, и как оказались на его территории. Постоял, подумал, описал оперативную обстановку. Ровным, спокойным тоном объяснил, что живыми дойти до своих нам не светит. Предложил на время, "раз уж вы здесь стоите", присоединиться к одному отделению, у которых не хватало двоих - их накануне убило. Обещал бесперебойное обеспечение водой, едой и боеприпасами. Дал пять минут на раздумье.
   Пока капитан курил, мы с Соседом устроили тайное голосование. Особого выбора у нас не было, пришлось соглашаться. Согласились.
   Знакомились с новыми сослуживцами с чувством вины за тех двух погибших. Я думал, что нас не примут, будут сторониться и игнорировать, может даже подставлять. Ничего подобного. Пацаны попались классные: добродушные, весёлые, не жадные. Поделились всем, что есть. Хорошие ребята, с такими и погибнуть не зазорно. Особенно мы сдружились с двумя друзьями - не разлей вода - рядовыми с погонялами Сапог и Виноград. Не знаю, почему их так назвали, но ребята - от души. Всё объяснили, расставили по полочкам, разжевали и помогли проглотить.
   На боевые в этот день мы не ходили, работали на пункте временной дислокации. В работе, а мы укрепляли под огневые позиции окна квартир первого этажа, то, что потяжелее - Сапог с Виноградом охотно делали сами. Нам оставляли то, что полегче. Время пролетело незаметно, но результаты работы говорили сами за себя, потрудились мы на славу. На славу Отечеству.
   Вечером появилось свободное время. Вчетвером сели кругом у нашего БМП. Кто курит - покурили, остальные, поёживаясь, подышали сигаретным дымом. Настроение не сказать, что отличное, но и не поганое, как было вчера вечером. За день никого из знакомых не убило - и уже хорошо.
   Посидели, помечтали. Заурчало в желудках. Покушать надо. Расстелили газету, загремели мисками, ложками.
   - Внимание, фокус! - Сосед, взмахнув указательным пальцем как волшебной палочкой, удивил наших новых друзей обилием хлеба и консервов всех известных наименований, а я поверг самарцев в шок, когда, как бы невзначай, вынул из-за пазухи колбасы и сыра.
   Оглядев наши богатства, Виноград одобрил это дело, многозначительно вскинув вверх большой палец правой руки. А Сапог быстренько куда-то слетал и, с улыбкой на всю морду своего веснушчатого, покрытого большими красными болячками лица, продемонстрировал новый чёрный дипломат. Мы, затаив дыхание, ждали чуда. Сапог, с величественным видом древнеримского аристократа, торжественно открыл дипломат и развернул зёвом к нам. А там - типичное солдатское счастье: пол-литра сорокоградусной - "Столичная" и пять бутылок другого превосходного спиртного, раньше отечественного, а теперь забугорного, импортного, а значит, более желанного - "Бальзам Рижский". Бальзам этот - спиртное для эстетов: бутылочки шикарные, глиняные, вылепленные в виде вытянутой груши, по 0,375 литра. Пробочки красивые, элегантные, оригинальные - под цвет и дизайн сосуда, а этикеточки кругленькие, ровненькие, приклеенные на самое дно, и поэтому не нарушающие естественной цветовой гаммы спиртного контейнера.
   Бальзам, посоветовавшись, оставили до лучших времён, до завтра. А водку, растянув, чтобы хватило на три тоста, выпили. После "третьего", распитого по новой для нас традиции - молча и стоя, всем взгрустнулось. Каждый вспомнил, кого он потерял за первые дни нескончаемой, до самого ссудного дня, войны.
   Сделали молчаливый перекур. Потом голодными дворовыми псами накинулись на еду. Кушали вкусно и сытно. Наелись. По телу разлился долгожданный плотский балдёж, аж вспотели. Настроение улучшилось до весёлого. Потравили анекдотов, порассказали житейских басен, да небылиц из армейской повседневки "до войны".
   Несмотря на обилие первоклассной закуски, я опьянел. Не пил давно спиртного, и не расслаблялся давно, а тут разом - и то, и другое, вот и опьянел. Сидел, слушал рассказы двух "С" - Соседа и Сапога, и тихо посмеивался в кулак над их очередной сказкой.
   Чем дольше сидели, тем байки становились жизненней и безрадостней. В итоге, дошли до ручки, стали обсуждать войну и политику нашего государства "в целом, в рамках мирового сообщества". Загнались конкретно. Грузанулись по полной. Сошлись на том, что "политика - дело грязное и правительство - алчные сволочи; Ельцин - тупой маразматик, а Грачёв - его прихвостень; но Россия - страна Великая, и воевать за неё будем до последнего".
   - Вот у меня, дядя воевал в Афгане. И что он имеет? Если не считать двух ранений и контузии, то ничего. Ровно десять лет назад пришёл он из армии. Ему - тридцать. Ни квартиры, ни машины, ни хрена у него нет. А ведь обещали помочь. Да и помощь-то нужна мизерная, в основном - моральная. Ну и в санаторий какой съездить не помещало бы. Для восстановления организма. У него ведь, если дождь идёт, или снег, или град, ну, при перемене погодных условий, болит всё, ноет внутри. Кричит по ночам, на помощь зовёт. Нормальный он мужик, люблю я его. Когда трезвый - нормальный. А как выпьет, продыху нет. Никто не против алкоголя, в умеренных дозах даже, говорят, полезно. А он, по любому поводу водку жрёт. День ВДВ - он пьян, день автомобилиста - он пьян, день инженера подзаборных наук - он всё равно, пьян. Жена раз пять от него уходила, да возвращается, не хочет, чтоб сын без отца рос. Молодец-женщина, терпит. То, что дядька пьёт как скотина, я не одобряю. Он же мужик, десантник. Мужик должен держать себя в руках. При любых обстоятельствах. А он... Душа у него болит. Лечить его надо. Лечить. Показать, что он - нужен, что он - нужный нам человек. Лицом к нему повернуться, добрым словом помочь.
   - Ходить, просить надо. Никто не придёт, не скажет: "На, хлопец, съезди на море, подлечись!", в карман путёвку не положит. Сам, наверно, помощи не просит.
   - Да ходил он и в военкомат, и в администрацию местную, и в больницу. Просил помочь с лечением. А там - все друг на друга ссылаются: "Сходи сюда, сходи туда". Походил он так, по кругу, да плюнул на всех.
   - Пьёт?
   - У-у, страшно.
   - И так тяжело, а ты тут про своего дядю. Он, хоть, на войне выжил, и сейчас дома, на гражданке, а мы на войне - сейчас, и нам бы самим продержаться. Если тут не убьют, на гражданке, уверен, не затеряемся! - Сапог снял каску и простучал по ней какой-то латиноамериканский ритм.
   - Это ты сейчас так говоришь. Посмотрим, как лет через пять запоёшь, когда и тебе по ночам одни духи будут сниться.
   - Так это ж, политика всё, - покачал головой Виноград.
   - В смысле?
   - Сейчас стране нашей плохо. И ты, рядовой дебил, Сапог, стране своей в её трудную минуту помогаешь. Выполняешь свой долг! - последние слова Виноград произнёс торжественным голосом. - А когда тебе будет плохо, и ты страну о помощи попросишь - шиш ты её, помощь, получишь. Кончится война - и ты стране станешь не нужным. А когда ты осознаешь это, когда до твоей тупой башки дойдёт, что тебя использовали как пушечное мясо, как в жопе затычку, и ты попросишь чего-то взамен, да хотя бы туже грошовую путёвку в санаторий, хрен тебе страна даст, а не санаторий. Ты думаешь, кто-то из погибших здесь пацанов удостоиться памятника, или, думаешь, денег их мамам дадут? Ничего подобного не будет. По их словам, здесь даже войны нет! Нет войны! Мы не воюем! Так, что-то типа маневренных учений! А деньги они, мудаки кремлёвские, на себя потратят, на своё, потерянное в кабинетах власти, драгоценное здоровье. Не веришь?
   - Мы же вроде за Родину воюем? - сконфузился Сапог.
   - Родина? А что для тебя Родина? Деревня твоя? Или Москва? А ты в Москве-то был? Не был, конечно! А что, чеченцы деревне твоей угрожали, и ты сюда приехал по собственной воле, их агрессию отразить? Или министры местные, чеченские деньги с министрами московскими не поделили? А как же! Москва и Грозный бабки делят, нефть пилят, а вместо щепок - солдаты летят! Деревенские ребята со всех задворок России. Ну, помрём. И что? Ничего, нас Москве не жалко, нас мамки ещё нарожают, мы же не люди, так, мясо.
   - Ё-моё, ты чего несёшь-то?
   - А ты видел здесь хоть одного москвича? Видел какого-нибудь сына министра или генерала, внука профессора или дирижёра? Не видел? Потому что их здесь нет! Они в Москве! Они новый год отмечают, с бабами обнимаются! Им до нас - посрать! Они, типа, элита! А мы здесь, потому, как мы дети рабочих и крестьян! И армия наша, как была, так и осталась, рабоче-крестьянской!
   Ты думаешь, что они, москали холёные, победить хотят этого несчастного Дудаева?
   - А чё? - Сапог, изображая поиски смысла жизни, сморщил лоб и одел каску. - Как так? Разве не хотят?
   - Да он сам, Дудаев, бедолага, - жертва политических игр Москвы! Я думаю, пацаны, если бы Ельцин хотел победить Дудаева, мы бы здесь сейчас не сидели.
   - А где бы мы сидели? - Сапог снова снял каску и помассировал затылок. - Где?
   - Дома!
   - Как это, дома?
   - Если бы Москва хотела победить Грозный, она бы просто дала 24 часа ультиматума для разоружения. А по истечении времени, в случае отказа сложить оружие, применила бы ракеты. Сравняла бы этот сраный город с землёй. Бумс ракетой! Представляете? Прошло полчаса, а война уже кончилась, Москва победила, и у нас потерь нет, и Ельцин - герой Советского Союза, а мятежный бандит Дудаев пал. Всё!
   - Ну, ты и завернул.
   - А мне кажется, ты прав! - сказал своё веское слово Сосед. - Если мы тут и выживем, о нас потом никто не позаботиться. Кинут на произвол судьбы, как кинули афганцев. Скажут: "Мы вас туда не посылали", и делу конец. Скажут: "Лечите ваши раны сами, это же ваши раны, а не наши, вот и лечитесь, а мы, как-нибудь, и без вас теперь проживём." Так и будет. Солдат нужен только во время войны, а после войны нужен строитель, врач, учитель, но только не солдат. С окончанием войны кончиться наше время. О нас сразу забудут, похоронят живыми. Так и будет.
   - А прикиньте, пацаны, - Сапог, осенённый мудрой мыслью, аж вскочил. - Получается, если твой дядя - афганец, то мы кто, чеченцы!? Это значит, меня что, потом всю жизнь чеченцем будут называть. Ни хера себе, я - чеченец! Сапог - чеченец!
   - Тихо ты, сядь!
   - Чё вскочил? Не ори! Придурок!
   - Ай, блин, как всегда, мне и слова молвить нельзя, - деланно надул щёки Сапог, но, оглянувшись по сторонам, сел.
   - Вот увидите, мужики, вы ещё вспомните, как Виноград вас жить учил, - продолжал свою сагу Виноград, - но поздно будет. Хорошая мысля - приходит опосля! Зря мы сюда приехали. Грязное это дело - война. Нехорошее. Ведь и жалеть их, сук, нельзя. Вот и вчера, когда пацана малого с гранатами поймали, наши деды хотели его отпустить. А я им и говорю: "Сегодня отпустишь, по доброте душевной, пацана, а завтра он придёт и захерачит в спину гранатой", и убил его. Сам убил мелкого. Убил, потому что он - враг. И он пришёл убивать нас. Независимо от нашего возраста, он бы подорвал нас всех, не задумываясь и не каясь. Война - это такое дело, когда либо ты его, либо он тебя. Ничьей на поле боя быть не может. Один умрёт, один будет жить. Это у политиков, при дележе финансовых средств, может возникнуть выгода ничейного результата, вот они и придумывают всякие перемирия и прекращения огня. А в дуэли, в период схватки, ничья не возможна. И если Ельцин вдруг остановит войну и заключит с чеченами мир, всё, считайте нас подставили, предали. Значит, все погибшие и покалеченные за эти страшные дни - дань неуёмных политических амбиций. Очередная игра власти. Афёра. Аукцион по продаже вооружений...
   Эта война, она ещё многому нас научит. И страну, и народ, и армию научит. Но научит-то на крови, на нашей с вами крови. Потом, через какое-то время, все сделают свои выводы, все, кроме Кремля. Усман, вот твоей БМП сколько лет?
   - Старьё! Да она, поди, списана, лет сто назад! Бедный Сосед, как он мучается с нашей бэхой, всё время что-то исправляет, ремонтирует, налаживает, ковыряет. С другим водилой она бы и с места не сдвинулась. Ладно, Сосед - клёвый механик, а то я не знаю, как бы мы ездили! - я братски похлопал Соседа по плечу.
   - Вот оно! Ельцин тратит деньги на фейерверки и праздничные столы! По случаю рождества, наверняка закатят банкет в Большом Кремлёвском зале, кучу бабок прожрут, пропьют и просрут.
   - Точно!
   - А могли бы купить новую бэшку и подогнать тебе. На мол, Усман, тебе технику в отличном состоянии, не волнуйся, ничего не полетит, не сломается, трать время только на уничтожение противника. Воюй на здоровье! Представляешь?
   - Не верю, что такое возможно.
   - То-то! Или вот даже возьмём эту войну. Война забирает львиную долю бюджета.
   - Долю чего, какого бю? - впервые услышал непонятное заморское слово Сапог. - Ты это, по-русски объясни!
   - Бюджета, то есть народных денег, полученных государством путём сбора налогов, продажи акций и других махинаций, безмозглая твоя голова. Чтобы самолёты летали и танки ездили - необходимо купить горючее, чтобы пушки, гранатомёты и автоматы стреляли - необходимо запастись боеприпасами и запасными частями всех этих творений безумного человеческого разума. В конце концов, чтобы солдаты шли в атаку - необходимо обеспечить их одеждой, питанием, медикаментами и так далее и тому подобное. Всё это - огромные тысячи миллионов рублей.
   - Ого! Ну ты мыслишь! Я, например, никогда об этом не задумывался!
   - А такие большие деньги можно было бы потратить... ну, например, на образование. В школах ни компьютеров нет, ни спорт инвентаря, да ничего нет! На всё не хватает средств. Школы бедствуют, учебников не хватает! От того народ в нашей стране и тёмный, что не выгодно государству растить умных людей. А вдруг такие умники будут грамотно работать и сместят тупорылую бюрократическую номенклатуру? И тогда...
   - Кончай грузить! Я ни хера не понимаю в твоей болтовне! - Сосед резко прервал политическую муть Винограда. - Если ты шаришь в разных тёмных делах, если ты умный такой, что же ты тогда здесь делаешь? А, Виноград? Что же ты не в институте каком, а здесь, в этом бесом проклятом Грозном? А? Навыдумывал хренатени всякой и грузишь нас. Болтун! Может, переименуем тебя? Будешь у нас не Виноград, а Студент, или Профессор, а?
   - Смейся, смейся. А кем ты сам будешь работать без образования? Тебя, с твоей деревянной головой, и в ПТУ учиться не возьмут, бездарь. Что, ордена навесишь, в коляску плюхнешься, да песенки армейские в подземных переходах петь будешь? Милостыню собирать? Слушать надо, пока умные люди дают бесплатные советы. А я для себя решил, приеду домой и сразу в институт поступлю.
   - Поступишь. Если у них лапшавешательский факультет есть. Или возьмут тебя в губораскатнический институт, ха!
   - Урод полуграмотный! - отмахнувшись от Сапога, Виноград устало уставился в зарево далёкого пожара. - Я бы ещё сказал, почему у духов и оружия, и боеприпасов больше, чем у нас. Сами-то они его не производят. Ни патронов, ни автоматов, ни, тем более, танков. А ведь у них всё есть, и всё новое. Спрашивается, откуда?
   - И откуда?- поинтересовался я.
   - Схема простая. Сначала...
   - Ладно тебе, - Сосед пресёк нашу последнюю попытку продлить дебаты. - Лучше скажи, доживём мы до конца войны? - он убрал остатки пищи с воображаемого стола и выжидающе посмотрел на собеседника.
   - Вин, скажи! - я положил руку ему на плечо.
   - Хренушки... - совсем не весело рассмеялся Виноград, - хренушки...
  
   Вишнёвое варение.
   Стояли у трёхэтажки, разговаривали. Я, Сосед и Сапог. Удивлялись услышанному по радио. Возмущались, по-своему, в тихушку, бунтовали, обзывали всеми известными неприличными словами высокое штабное начальство. А всё из-за того, что утром по радио передали сводку по убитым и раненым в наших войсках за истёкшие сутки. Нам, всем четверым, показалось, что количество убитых сильно занижено. Даже не показалось, а мы точно знали, что убитых гораздо больше. В действительности, только по 81-му полку потерь было в два раза больше, чем "по официальным данным" во всей группировке войск в Грозном.
   - Опять наша страна пытается нас надуть. Что за хренатень такая? Нам-то, нам зачем по ушам ездить, если мы сами живые свидетели этих потерь. Сами чуть потерями не стали! Говнюки, они что, не понимают, что такой фальшью только злят нас! Уроды, лучше бы позаботились о том, как трупы с улиц собрать, да на родину на погребение отправить! - голосил Сапог. - Что у нас за армия вшивая, если даже погибших героев не уважает, в своих крысьих интересах скрывает их честные фамилии!
   - Бля, тут эти собаки гребучие, трупы наших пацанов грызут, а им - хоть бы хрен! Песни поют о минимальных потерях и максимальных успехах, - я угрожающе скривил рот в жалком подобии ухмылки. - Я за эти дни столько дерьма увидел, что мне на всю оставшуюся жизнь хватит! Мутят всякую чушь, сволочи!
   - Кретин ты, Усман, - постучал мне по лбу Сосед. - Данные искажают для того, чтобы поднять боевой дух оставшегося в живых солдата, то есть твой боевой дух. Типа "всё окей, духаны воевать не умеют, ещё чуть-чуть и мы победим". Понял?
   - А я не хочу понимать!
   - Ну тогда...
   - Пацаны! Пацаны! - прервал наши жаркие дебаты голос Винограда.
   - О, зырьте! Виноград прётся. Опять где-то жратвы надыбал! - показал я на него пальцем.
   Виноград трусцой спешил к нам:
   - Вот, там, в подвальчике нашёл! Наткнулся нечаянно в темноте, ногой пошарил, взял на руки, смотрю - варение. Всё, думаю, живём! Есть с чем чаёк погонять!
   Он, восстанавливая сбитое дыхание, охал и плевался, но, одновременно, спешно вытирал трёхлитровую банку с варением. Несколько раз похвалив себя, любимого, Виноград полюбовался находкой и, практически натерев банку до прозрачного блеска, передал её мне.
   - Держи, Усман! Спрячь в коробочке, а будет время, вечерком чаи погоняем и похаваем. Только не урони, а то башку твою кудрявую оторву и чеченам сдам на память. Любишь варение?
   - Вишнёвое, моё любимое, - громко облизнулся я. - Может, прямо сейчас схаваем? Чё на завтра оставлять то, что можно съесть сегодня?
   - Доверь козе капусту.
   - Ты кого с козлом сравниваешь? Я наводчик-оператор, а не мент.
   - Да это пословица такая.
   - Нашли козла отпущение. Я вам такого козла покажу, не обрадуетесь. А это, - я, держа банку за крышку двумя пальцами на весу, поднёс её к самому своему лицу, - это я сожру один. За возмещение морального ущерба.
   "Пух!" - банка лопнула и рассыпалась на мелкие кусочки. Меня всего осыпало малюсенькими стекляшками и залило сладким варением. С шеи и груди виноградными гроздьями свисали и капали сморщенные пунцовые вишенки, а стеклянные градинки хрустели не хуже первого ноябрьского инея. По счастливой случайности стекло не попало ни в глаза, ни в приоткрытый на радостях рот. Продолжая держать у заляпанного варением лица пластиковую крышку, я недоумённо посмотрел на пацанов. А они и сами обалдели от неожиданности. Через секунд десять наше шоковое состояние прервал автомат Сапога, висевший на его левом плече. Автомат резко вздрогнул, качнулся, как буд-то живой, и чуть не соскочил с плеча. От калаша отвалились крупные щепки раздробленного приклада.
   - Снайпер!!! - заорали мы всей толпой и рухнули на землю.
   Снайпер продолжал активно обстреливать нас, но успеха добиться не смог. Мы по очереди заползли в подъезд и забежали в первую попавшуюся квартиру, благо, дверь оказалась выбитой, сели на полу на кухне. Мебели никакой там не осталось, даже табуреток не было, а газовая плита валялась в проходе и загораживала проход в комнату. Но это не важно, главное - окна выходили в противоположную от позиции снайпера сторону.
   Мы успокоились, освоились и расслабились. Поудобнее прислонившись к стене и вытянув уставшие ноги, я, успевая громко ругаться, стирал липкое варение с лица:
   - Вот сука, а! Чуть мозги мне не вышиб!
   - Мазила хренов! Напугал до боли в жопе! Ладно приклад отшиб, а не руку!
   - Кончать надо этих духанов! Заколебали уже, суки!
   - Кажется мне, что снайпер этот специально вас не снял. Поиграл, показал, что всё видит и всё контролирует, - сделал резюме Виноград. - Если бы он хотел, он бы не банку разнёс, а башку твою. Повезло тебе, Усман, повезло.
   - Слышь, Усман, ты же этот, мусульманин. Ты, давай, сиди и молись своему Аллаху, он же и у тебя, и у снайпера этого - один, этот ваш Аллах. Вот и попроси его о помощи. Только хорошо проси, а то, наверняка, и духан этот тоже сидит в своей комнате и Аллаха молит, что бы тебя, оболтуса неверного, в следующий раз, снять. Так что, кто из вас Всевышнего перемолит, тот и победит. Давай, Усман, молись, твоя жизнь - в твоих молитвах! - кряхтя и вытирая со лба пот, посоветовал Сосед. - Молись, а я послушаю, может, и мне это поможет.
   - Вот тебе и варение. Поели, аж устали доедать, - Виноград разочарованно посмотрел на мои красные от варения руки.- Вишнёвое варение, сгрёб вашу мать! Эх, скоты, людоеды чёрные, лишили ребёнка последней сладости. Совести у них нет. Разбить три литра отличного варения! Варвары... вар-ва-ры...
  
   Рикошет.
   Самарцы долбили девятиэтажку из всех видов оружия. Грохот стоял невообразимый. Думал, что после такой канонады оглохну или, как минимум, стану инвалидом по слуху. Земля, пытаясь уйти из-под ног, шевелилась как живая. Дом вибрировал, но стоял крепко, не рассыпался. Строили его, видать, качественно.
   Не знаю зачем, но духи не отсиживались в укрытиях, а пытались отвечать на наш ураганный огонь. Они тоже палили из всего, что там у них было. Палили, зная о своей неотвратимой кончине. Не боялись умереть что-ли. Нам бы их смелость. Нет, это всё же не смелость, а безрассудство, сумасбродство, наплевательское отношение к своей собственной жизни. Боевики в девятиэтажке просто смирились с тем, что они - смертники, поэтому и не бежали, не отлёживались, а сопротивлялись. Они или наркоманы, или, действительно, фанатики какие-нибудь, реальные верующие. Но скорее - накаченные героином салаги, которым без разницы, за что погибать.
   Мы с Соседом сидели в своей БМП. Нам в атаку идти не разрешили. Приказали сторожить бэшку. Но эмоции, адреналин, азарт - в нас всего было в переизбытке. Хотелось стрелять. Мочить духов. Разрушить их постройки. Уничтожить этот дом, сравнять его с землёй, опустить "ниже уровня моря".
   Прошло больше трёх часов. Руки по-прежнему чесались стрелять, но мы не вмешивались, наблюдали за боем со стороны.
   Мимо нас пронесли раненых, человек тридцать. Некоторые молчали - может, терпели, а может, потеряли сознание. Но большинство кричали, матерились, плакали, угрожали вернуться и разделаться со своими обидчиками. Нам по новой захотелось в бой - отомстить и за этих пацанов, и за нас самих, но мы мужественно терпели, отодвигая чувства на задний план.
   Когда мимо нас потянулась очередная вереница бойцов с носилками и одеялами, на которых лежали убитые и раненые, наше терпение лопнуло.
   - Бля, не могу смотреть! Давай, снимай с полозьев ПКТ! Разнесём их на хер! - Сосед вытащил ящики с патронами и принялся убирать мусор с бетонной площадки.
   - На хрена?
   - Да ты чё? Опух? Снимай, я сказал! Или будешь ждать, пока они и до нас доберутся? - Сосед уже организовал место для установки пулемёта. - Давай быстрее!
   Чуток повозившись, я снял с бэшки пулемёт и передал его Соседу. Он помучился немного с установкой, но поставил его грамотно и, хищно сверкая глазами, приготовился открыть огонь.
   - Куда стрелять, знаете? - перед нами возник боец.
   - Куда? - растерялся Сосед, но осмотрев бойца кивнул: - А ты, кто такой?
   - Раненого я относил. Назад иду. Только там делать нефиг, наши уже в здание вошли. И вы, отсюда лучше не стреляйте, своих заденете.
   - В здание вошли, - повторил Сосед, - отсюда лучше не стреляйте, своих заденете.
   - Точно говорю. Вы лучше из пушки долбаните по верхним этажам, или из гранатомёта. Есть гранатомёт?
   - "Муха" есть, два выстрела. А ты чё, умеешь? - спросил я недоверчиво.
   - А ты чё, нет? - удивился он.
   - Ни разу не стрелял. Не учили.
   - Давай, покажу, ничего сложного. А может, и АГС у вас есть? Постреляем, если что.
   - Постреляем! Только я и с него ни разу ещё не стрелял.
   - А чё ты мне втираешь, что стрелять не учили. Не может такого быть! Кто твой командир? Номер части?
   - Ты кто такой, КГБ что-ли? Я никому не обязан ничего говорить. Хочу - говорю, не хочу - пошлю на три известные буквы.
   - Пошлёшь старшего по званию?
   - А ты кто? - я придирчиво оглядел бойца.
   Невысокий, чуть выше меня, плотненький. В берцах, бушлат рваный, каска загаженная, знаков отличия нет. Лицо грязное, не разглядеть толком, но морщины на лбу и под глазами достаточно глубокие, и значит ему, как минимум, лет тридцать пять. Здесь, и в таком возрасте, вероятнее всего - офицер.
   - Извините, вас от рядового бойца не отличишь.
   - А вот это хорошо! Так держать, боец!
   Я достал "Муху" и осторожно передал офицеру.
   - Учись, трудного ничего нет. Для неграмотных тут и инструкция есть. Читать-то, надеюсь, умеешь? А? чего молчишь? Ладно, смотри, просто делаешь вот так! - он, злорадствуя, смачно сплюнул и нацелился в сторону девятиэтажки. - Компания Джонсон энд Джонсон представляет одноразовый гранатомёт РПГ-18. специально для вашего здоровья! Ловите, духи черномазые! Новогодний подарочек от ... Как тебя?
   - Усман.
   - ... от рядового Усмана! - и офицер выстрелил навесом, чтобы случайно не угодить в наш спаситель-забор.
   Мощный взрыв порушил часть стены шестого этажа, выдав вверх неслабое, тёмно-серое, бетонно-блочное облако. Может, это случилось и не от нашего выстрела, но мне очень хотелось думать, что именно от нашего.
   - Ух ты! - я подпрыгнул от удовольствия. - Трындец там кому-то!
   Схватив второй, последний выстрел, я спешно повторил процедуру, ранее проделанную офицером. Толком не прицеливаясь, я встал на колено и выстрелил. "Вшу-у-уй!" - оставляя едва заметную белесую полосу, заряд устремился к заданной цели. Попал примерно туда же, что и первый, но взрыв получился более колоритным и смотрибельным, чем предыдущий. Рвануло как в кино - с высоким столбом пламени, пожирающим всё живое и не живое.
   - Получите, уроды, подарок от сына татарского народа! - чувство гордости за проделанную работу переполняло меня.
   - Зашибись рвануло! В боеприпасы что-ли попал? - офицер закурил и, понюхав сигаретного дыма, спросил:
   - Ты из Татарии вроде родом?
   - Да! - я отбросил ненужный тубус. - А чего?
   - Зря ты радуешься.
   - Чему зря радуюсь?
   - Скажу тебе по секрету, как боевой офицер младшему товарищу, что есть новый приказ. Секретный.
   - И что там? - забеспокоился я.
   - Через две недели, когда раскутачим всю Чечню, поворачиваем танки и идём прямым ходом на Татарию. Восстанавливать конституционный порядок.
   В голове закружились страшные картины возможного будущего. Я представил, как танки обстреливают мою деревню и, круша на своём пути хозяйственные постройки, ровняют с землёй мой дом. Я представил, как ненасытный огонь пожирает наши золотистые ржаные поля и взрывает нефтяные вышки. Я представил перепуганных, бегущих в неизвестность людей. Представил отца, стоящего на дороге с охотничьим ружьём в руках, и еле сдержал слёзы. Настроение испортилось безвозвратно. Неужели это возможно? Впервые, как-то подсознательно, я пожалел чеченцев: "Народ, в принципе, и не виноват. Из-за придурка Дудаева страдает вся Республика. За что? Блин, а вдруг я только что убил не боевиков, а мирных жителей, не успевших покинуть свои квартиры? Что за дурдом! Неужели и у нас так будет? О, Аллах, помоги мне, грешному!"
   Офицер, посмотрев в моё окаменевшее лицо, спешно попрощался:
   - Не унывай, татарин! Если ваш президент отдаст нефть добровольно, может войны и не будет. России - нефть, Татарии - свобода! Давай, счастливо оставаться! - выкинув окурок, он трусцой побежал к месту боя. Я затравленно смотрел ему в след. Что делать?
   - Не грузись! Нам ещё здесь воевать надо! - вмешался в мои мысли Сосед. - Отойди!
   - Он же сказал, не стрелять, - я загораживал Соседу видимость.
   - А я говорю - отойди!
   Отодвинув меня от ствола пулемёта, Сосед дал длинную очередь по верхним этажам окончательно задолбленной девятиэтажки. Следов попадания мы не видели, далековато.
   - Мощная штука, не слабее твоей "Мухи"! Постреляешь?
   - Не...
   - Да не грузись ты, не нужна нам твоя Татария!
   - Что значит "нам"?
   Сосед не ответил, а улыбнулся и продолжил обстрел здания:
   - Ну, как вам там, а? Жарко, суки?! Получите и распишитесь!
   Сосед расстрелял две коробки патронов и радостно всматривался в стены по-прежнему атакуемого нашими солдатами дома. Я сидел рядом и думал о перспективах военной кампании России против родного Татарстана. Волновался, сердце билось громче разрывов авиабомб, в висках стучало, я начал задыхаться. Мне перестало казаться, что такое невозможно. После Чечни - возможно всё!
   Вдруг, откуда не возьмись, появился Виноград. Посмотрел на нас и тоже решил принять участие в уничтожении противника. Взял РПК, и с рук, как в американском кино, стал вторить Соседу, отправляя в девятиэтажку тучи пуль 5,45.
   И так - минут двадцать, мы только цинки для него успевали открывать.
   - Етит вашу мать! - обогнув забор, навстречу нам бежал боец. - Кто стрелял? Кто стрелял, козлы?
   Остановившись, он долго не мог успокоить дыхание и, тяжело выдыхая, вытирал пот со лба. Мы молчали.
   - Майор ***! Мои штурмуют здание! А отсюда лупанули из пулемёта! - он снял бушлат и бросил его на бетон. - Какого, спрашивается, хрена? Кто стрелял и по какой надобности? Вы стреляли?
   - Я стрелял, - тихо признался Виноград.
   - У меня, бля, сегодня итак, пятьдесят человек полегло! И ты тут, козёл безрогий! - отчаявшись, майор махнул рукой, присел и, еле удерживая смятую дождевым червяком жёлтую сигарету в дрожащих руках, закурил. - Скажи, боец, какого хрена ты отсюда стрелял? Фильмов насмотрелся и решил поиграть? Рэмбо хренов! Может, наградить тебя?
   - За что, товарищ майор?
   - Скоро сам увидишь! Салага, блядь, долбанутый! Даже бить тебя, и то желания нет! Козёл! - майор встал и, окатив нас пренебрежительным взглядом, пошёл по направлению к временному штабу самарских. - Поиграть решили, вояки хреновы. Что же вы в атаку под пули не идёте? Из-за спины бьёте. Эх, понабрали детей...
   Через минуты три мы увидели двух бойцов, бежавших с раненым на руках. Парень обмяк и обвис на своих товарищах. Рана была тяжёлой, и не смотря на толстый слой бинтов, из пробитого горла фонтанчиком била кровь. Раненый дрожал неестественной дрожью и дёргался, похоже, отходя в мир иной.
   - Что с ним? - Сосед, посмотрев на раненого, покраснел и вспотел.
   - Мы на втором этаже на лестнице с двумя духами бились. Он был напротив окна. Пуля попала в горло... сзади... рикошетом...
   - А духов чё, грохнули?
   - Когда его ранило, мы уже срубили духов...
   Бойцы ушли, оставив нас наедине с нашими мыслями. Мы молчали. Не слышали и не видели ничего. Просто сидели и молчали.
   - Это я его... задел... я... - Виноград пнул ящик из-под патронов и посмотрел на пулемёт. - Это я его... убил...
  
   Гороховый суп.
   Утро. Семь часов. Просыпаюсь. Спал хорошо, не жалуюсь. Но глаза открывать не хочется, хочется спать до бесконечности, до конца войны, чтобы открыл глаза и раз - ты уже дома. Но и постоянно спать - тоже страшно, придётся встать и вылезти на улицу, поближе к войне. Открываю глаза - возвращаюсь к реальности, которую и не покидал. "Вжик, вжик, вжик, вжик, вжик..." - тот же свист пуль, что и вчера, и позавчера, и, кажется, всю жизнь, целую вечность одно и то же - "вжик, вжик, вжик, вжик, вжик...". Спал-то всего ничего - четыре часа, а бок ноет, будто на голом льду лежал неделю. Тут почки застудить - за делать нефиг, быстро, как в аду поджариться. Чувствую, ещё пару дней такого скрюченного недосыпания внутри бэхи, и всё, или от простуды загнусь, или с ума сойду.
   Сосед тоже проснулся: дёргается, ворчит чего-то недовольно, постанывает, поскуливает. Я трясу его за плечо:
   - Сосед! Мыться пошли!
   - Пошёл ты! Никуда я отсюда не пойду, мне и здесь хорошо. Домой хочу! Сосед!
   - О-о-о! Иду, иду, - Сосед, сморщившись от неприятных предвкушений, поднимает свои опухшие веки. - Иду, будь ты неладен.
   Отбрасываю спальник, открываю люк, выбираюсь наружу. Сосед лезет следом:
  -- Ну, чё? Кончилась война?
   Свист пуль ему в ответ.
  -- Сам знаю, что нет. И спросить уже нельзя! - он взял какие-то замасленные рваные тряпки. - Усман! Мыться пошли!
   Идти мыться - это значит подбежать к забору, под которым лежит тонкий слой чёрного как смоль снега, согнуться в три погибели, чтоб ненароком не задело осколками или ещё чем, соскоблить с земли снег и тщательно размазать его по лицу и шее. Когда под тройным слоем липкой слизи уже не видно лица, полученный концентрат следует смыть водой из фляжки. Благо, хоть вода пока есть, её из Сунжи бидонами натаскали наши новые друзья, а мы позаимствовали этой мутной речной жидкости у них.
   Закончив водные процедуры, мы обтёрлись тряпками и выкинули их тут же, у забора.
   - Хорошо-то как! - к Соседу вернулись его обычная беззаботность и бодрое расположение духа. - Чего делать будем? Может, пожрём? Жрать охота!
   - Пошли, консервы пожуём.
   - Да, делать всё равно нечего, хоть пузо наполним, может жить легче станет.
   - Станет, станет, перестанет.
   Я выпрямился, потянулся, вдохнул полной грудью, и ... уловил приятный запах свежего супчика. Невероятно! Я не верил самому себе, но сквозь вонь пожарищ мой чуткий нос уловил столь непривычные для этих мест оживляющие пары деликатеса. Вру, конечно, ничего я не вынюхал, я ж не собака Павлова. Заметил краем глаза бойцов на четвереньках и смекнул, что к чему. Да какая разница.
   - Ого! Супец!
   - Где? - недоверчиво повертел головой Сосед. - Где ты занюхал?
   - А вон! - ткнул я пальцем в двух бойцов, пристроившихся у небольшого костра недалеко от нашей БМП.
   Не сговариваясь и не переглядываясь, мы одновременно рванули в сторону незнакомых поваров.
   Бойцы сидели на обломках бетонных плит у стены старого двухподъездного трёхэтажного здания из красного кирпича. Снаружи здание было почти неповреждённым, выбитые стёкла и двери не в счёт, и поэтому надёжно закрывало поваров от обстрела с тыла.
   - Здорово бойцы! - Сосед сильно стиснул ладонь и яростно потряс за руку сначала одного, а потом и второго бойца.
   - Привет, потерянные в раю, - ответили они. - Кушать будете?
   - А чё там у вас? - Сосед важно нахмурился и заглянул в котелок. - Мы ведь что попало не едим, гурманы!
   - Суп гороховый! - ответил боец, одетый в чёрный бушлат и рваные в коленях камуфляжные штаны. Был он щуплый, высокий и худой, и каска, надетая поверх солдатской шапки самого маленького размера, сползала ему на глаза. - Ща всё будет чики-пуки и готово!
   - Зашибись! - только и смог выдохнуть Сосед, пафос которого сразу пропал, как водой смыло. - Нам плеснёте? - он подсел к бойцам.
   - Базара нет! А ты, не стой, не на параде, - кивнул мне другой боец. Он был без шапки, в рваном свитере и бронежилете. На ногах - жалкое подобие кроссовок. Но бросилось в глаза другое - ремень его штанов, увешанный гранатами Ф-1, магически притягивал мой взгляд.
   "Зачем он туда гранат понавешал?" - подумал я - "чуть его цепанут, и он сам взлетит к ядрени фени на луну."
   - Присаживайся! Или нет, говорят, у вас полная машина консервов и колбасы. Может, принесёшь чего. Сапог и про сыр что-то говорил. Прихватишь чуточку?
   - Ноу проблем, сэры! - заверил бойцов Сосед, а меня дёрнул за рукав:
   - Вместе слетаем, принесём чего.
   - Хлеб нужен? - я посмотрел в кипящий гороховым лакомством котелок.
   - Не, хлеб есть. Тушёнку давайте, да всё тащите, что не жалко, - короткой алюминиевой ложкой помешивая произведение своего кулинарного искусства, боец в бронежилете скороговоркой повторил:
   - Тушёнку давайте, тушёнку. Сбегаете?
   - Мы мигом! Только без нас не начинайте, не ломайте кайф первой ложки, - шутливо, по-детски, пальцем пригрозил ему Сосед.
   - Ага, ждём.
   Подбежав к бэшке, мы открыли люк десантного отделения и осмотрели свои богатства. Сыр, яйца и колбасу мы уже съели, оставалось ящиков по пять тушёнки и рыбных консервов. Хлеба тоже, пока хватало. Взяли каждый по три банки и того и другого, и по буханке хлеба, всё равно - плесневеть начал, лучше уж съесть, чем потом выкинуть. А с бульончиком за милую душу съедим, и думать не будем!
   Сосед дёрнул меня за плечо:
   - Усман, подожди, давай автоматы возьмём, пригодятся. Не бежать же потом сюда за ними обратно.
   - А я без калаша никуда идти и не думаю. Мы на войне находимся, а не на заграничном курорте, - я достал автомат и проверил магазин. В этот момент раздалась серия коротких глухих разрывов, но мы, прикрытые с одной стороны нашей железной коробочкой, а с другой - котельной, даже не пригибались, по звуку определив, что грохнуло чуть левее от нас.
   - Достали, суки! Вот пожру, и за вас примусь! - словесно пригрозив кому-то неизвестному, Сосед для уверенности выпустил очередь в сторону бледно светящего солнца. - Козлы грёбаные!
   - А солнце тут при чём? Кончай выкобениваться, пошли!
   Рассовав продукты по карманам, мы захлопнули люк и, пригнувшись и не поднимая головы, побежали к ожидающему нас вкусному завтраку.
   Когда до супа осталось шагов двадцать, я почувствовал, что что-то не так, поднял глаза, осмотрелся. И точно - ни бойцов, ни супа у здания не было. "Исчезли, бля! Кинула нас, Самара беспонтовая!" - зло подумал я, но тут же чуть не захлебнулся собственной слюной. На месте, где три минуты назад, в предвкушении сытного завтрака мы мило беседовали с бойцами, зияла воронка от 120 миллиметровой мины.
   - Ахрене-еть! Суки! Суки!! Суки!!! - всё громче крича, Сосед закрутился волчком, поливая из калаша окрестности.
   Я замер на месте. Слов не было. Только страх. Я боялся шелохнуться, боялся думать, боялся дышать, боялся говорить, боялся жить. Я боялся жить. На мгновение я умер. Умер вместе с этими двумя пацанами, имя которых даже не знал, не спросил, не поинтересовался. Один - худой и в каске, а другой - в жилете и с гранатами. Варили гороховый суп. Всё, больше о них я ничего не знаю.
   - Суки! Я найду, кто это сделал! - у Соседа кончились патроны и он, отбросив автомат, упал на колени. - Мы же могли погибнуть вместе с ними! Усман! Мы могли погибнуть с ними!!!
   Заглушая "вжики" пуль, послышался нарастающий гул и свист.
   - Мины! Усман, бежим! - Сосед вскочил, поднял автомат и уже был готов дать дёру. Но я охладил его пыл:
   - Я остаюсь здесь. Всё! Я никуда не пойду!
   - Да ты чё? Охренел? Здесь решил подыхать? Миномётный обстрел!
   - Я никуда не пойду! И тебя не пущу! Кругом мины! - я рухнул на землю и схватил Соседа за ноги. - Всё заминировано! Стой!!!
   - Да не заминировано! Это чечены из миномётов стреляют! Стреляют из миномётов! В пацанов попала мина, выпущенная из миномёта! Она с воздуха прилетела, сверху на них упала! Тупой ты, татарин! Тебя чему в учебке учили? А? Усман? Ты чё, с ума бежишь? Крыша едет? Усман, не молчи!
   Я вспомнил про миномёты - "подносы" или как их там. До войны видел пару раз. Да где мне их видеть, если я целый год в части только и делал, что снег кидал, да лёд долбил. Лопата и лом - вот оружие, которым я овладел в совершенстве.
   - Извини, братан! Извини, торможу. Как же так, только мы с ними тут разговаривали...
   - Усман, всё нормально, Усман!
   Сосед сел рядом, вытянул ноги и закрыл глаза. Глубоко вздохнув и сплюнув, он положил свою руку мне на плечо и заключил:
   - Ладно, посидим немного и пойдём. Хрен с ними, с минами.
   Я успокоился. Дрожь в коленях прошла, дыхание выровнялось, тошнота отступила, зрачки вернулись в орбиты. Я снова мог здраво рассуждать и принимать решения. Я поднялся на ноги, подобрал автомат:
   - Сосед, пошли отсюда, пока миной не накрыло.
   - Да-да, идём.
   - И пошли!
   Сосед открыл глаза и медленно встал.
   - А ты смотри, Усман, хорошо смотри, - он показал на обожжённый кусок человеческой ноги. Кусок ноги - от колена до ступни - вот и всё, что осталось от двух молодых парней. - Узнаёшь кроссовки? Это он, который в жилете был. Был, да сплыл. А вон и пластины его. Смотри!
   В нескольких метрах, в коричневой луже крови лежал ярко-красный кусок мяса. Квадратный такой, сантиметров пятнадцать на пятнадцать. Рядом, вплотную, валялся обрывок бронежилета. Прямо на нём лежала граната, вся в крови.
   - Граната! И как она не разорвалась, не пойму! Эх, не пропадать же добру, надо забрать. Надо, - Сосед сел на колени и осторожно подобрал гранату. - Извини, боец, но тебе она больше не пригодиться. Извини. А я использую её по назначению, я отомщу им за тебя твоей же гранатой. Извини, боец, но мне эта граната нужней.
   Он встал, обтёр гранату об штаны и поклонился до самой земли:
   - Извини, боец.
   Потрясённый увиденным, я почти потерял сознание, похолодел и покрылся испариной. Голова закружилась, ноги подкосились под весом враз обмякшего тела. Вцепившись в цевьё калаша, я прошептал:
   - Пошли отсюда...
   Не обращая внимания на упорство автоматных очередей, я поплёлся в сторону зданий, где засела "махра". Сосед, молча постояв ещё несколько секунд, поднял кусок бронежилета и накрыл им останки радушного бойца, искренне желавшего угостить нас свежим завтраком. Гороховым супом.
  
   Тридцать первый.
   После тяжелого двухчасового боя у стен серого административного здания с большим советским гербом под карнизом, где мы потеряли несколько человек ранеными, нам приказали откатиться на исходные позиции и передохнуть.
   Мы откатились. Как смогли - умылись, почистили оружие, привели себя в порядок.
   Вошли в котельную, разложили манатки на ужин. Набор продуктов небольшой: рис в банке, тушёнка, да рыбные консервы - килька в томатном соусе. Еда не для гурманов, для
   бойцов. И что бы как-то скрасить сей скорбный приём пищи, мы вспомнили о спиртном. Голосованием единогласно постановили, что чёрный день, на который оставляли бальзам, наступил именно сегодня. С удовольствием, одна за одной, мы осушили все бутылки - выпили весь запас знаменитого бальзама. Согрелись, опьянели, расслабились, раздобрели. Сидели и шутили шутки.
   - ... да-да-да, так и сказал, "копайте от забора и до обеда", - смеялся Сапог. - Вот дурень был, этот наш прапор!
   Чтобы не отморозить "личное имущество", я сидел не на голом бетоне, а на своём бронежилете, который хоть и слабо, но защищал мою задницу от холода. Ноги поджал под себя и старался шевелить пальцами, а то мокрые носки неприятно студили ступни. Руки скрестил на груди. Голову я прислонил к стене, глаза закрыл и старательно косил под пьяного, пытаясь поймать кайф. Думать о чём-либо не хотелось, устал.
   Сосед отдыхал справа от меня и полностью копировал мою позу. Виноград и Сапог примостились напротив, и активно обсуждали очередной анекдот. Ещё трое бойцов устроились между нами. Они, вытянув ноги, замыкали общий полукруг. Автоматы и каски лежали рядом, в коридоре у стены. Пустые консервные банки мы, собрав в кучу, неспешно кидали в угол занятого нами помещения.
   Все слышали, что начался миномётный обстрел, но большого значения этому не придали - свою отрицательную роль здесь сыграл алкоголь - и оставались на своих местах. Миномётный обстрел, своим свистящим воём летящей с неба смерти, каждый день сводил меня с ума. Это так страшно и неприятно - свист летящей в тебя мины. Свист, плавно переходящий в гул, всегда забивал моё тело страхом. Страхом ужасной, разрывающей меня на кровавые обрубки, смерти. Умирать я не хотел. Перспектива стать инвалидом меня, конечно, тоже не радовала, и в плен попадать желания не было, но все другие страхи быстро меркли перед страхом смерти. Смерти от мины.
   Взрыв страшной силы прогремел как всегда неожиданно. Кирпичная стена за спинами мотострелков треснула и обрушилась на их головы. Меня оглушило и я, на десяток секунд, потерял ориентацию в замкнутом пространстве красно-серой пыли, забившей мне нос, рот и уши. Голова загудела звуком авиационных двигателей, видимо меня слегка контузило. Постепенно зрение моё восстановилось, но я смотрел на мир глазами наркомана - всё непонятно и в тумане. Покашливая, я сорвал шлем и ощупал голову - вроде, череп в норме. Ноги, руки, грудь, живот, пах - я потрогал всё, и с радостью отметил, что ничего не болит. Опираясь на остатки стены, я медленно попытался встать на ноги. С четвёртой попытки мне это удалось - шатаясь, я стоял и шальным взглядом рыскал в облаке пыли, пытаясь понять, что стало с остальными. Все, кто серьёзно не пострадал, вскочили и, не дожидаясь повторных взрывов, ломанули на улицу. В котельной остались только я и Сапог.
   Сапог лежал на животе, но в абсолютно неестественной позе: ноги, выгнув колени в обратную сторону, запрокинулись на спину, руки, скрючившись и пальцами сцепившись между собой, торчали поверх ступней, голова, почти надвое расколотая кирпичом, судорожно дрыгалась вверх-вниз. Крови почти не было видно, всё засыпало мелкой кирпичной крошкой. Я заплакал и, схватив Сапога в охапку, выбежал на улицу. Кругом всё взрывалось и моросило осколками, землёй и стройматериалом. Пригнув голову, я с предельной скоростью помчался к зданию, в котором, по словам самарцев, находилось что-то типа полевого госпиталя.
   За стеной, прямо у входа в здание, дежурили два бойца. Окинув меня равнодушным взглядом, они указали мне на лестницу в подвал. Стараясь не трясти залитую кровью голову друга, я осторожно спустился вниз.
   Ничего более жуткого я, в своей недолгой жизни, ещё не видел. В подвале, и справа, и слева от ступенек лестницы, по которой я только что спустился, на старых разодранных одеялах аккуратно сложенными в ряд лежали тела наших солдат. Разные тела - обгоревшие, без рук и без ног, с вывернутыми наружу внутренностями, с размноженными черепами, с едва заметными дырочками от пуль. В тусклом свете одиноко мерцавшей засаленной лампочки, всё это походило на ад, огненным смерчем выжегшим эту землю и в поисках новых жертв ушедшим дальше.
   Поражённый такой страшной картиной я молча стоял и плакал от бессилия. Как-то машинально руки мои разжались и опустились, бесформенной кучей выронив тело друга на утоптанный песчаный пол.
   Я не заметил, как из темноты появился боец. Он дыхнул на меня перегаром, потряс за плечи и крикнул:
   - Ты не стой здесь, иди наверх.
   - А он? - тихо отозвался я.
   - Я сам о нём позабочусь. Иди.
   - А они?
   - Погибли. Мотострелки из 81-ой. Их сейчас только принесли. Их ровно тридцать. Твой, если уже умер, - тридцать первый.
   - Тридцать первый... Это Сапог... Мой друг... Помоги ему... Он жив, я чувствую, он жив. Он - не тридцать первый, он живой. Его надо спасти.
   - Ты иди, я помогу, - боец, грязным вафельным полотенцем вытерев мне лицо, развернул меня к лестнице. - Иди-иди, подымайся.
   Глухо шаркая по бетонным ступеням, я очень-очень медленно поднялся до первого этажа. Один из бойцов караула, схватил меня за руку и остановил:
   - Эй, ты как, в порядке?
   - Тридцать первый, - безразличным голосом ответил ему я, и вышел под обстрел на улицу.
   Бойца по прозвищу Сапог я больше никогда не видел.
  
   Братья.
   - Задолбала такая жизнь! Всё! Не могу я так! Лучше погибнуть, чем сидеть здесь и смотреть на это! Эй, Усман, собирайся! Едем к своим! - Сосед в ярости отшвырнул с брони пустую коробку из-под патронов к ПКТ. - Чего ждать? Пока они придут сюда и здесь нас поцокают? Нет! Уезжаем прямо сейчас!
   Сосед завёл машину и на прощание махнул рукой самарцам, толпившимся вокруг какого-то офицера, щедро раздававшего бойцам пачки с сигаретами.
   - Эй, братва! Счастливо оставаться! - он сжал пальцы в кулак и с силой выкинул его в воздух. - Но пасаран, мужики!
   Самарцы помахали ему в ответ.
   - Скатертью дорожка! Долгих лет жизни! Гуд-бай, ребята! - кричал кто-то из толпы. - Гуд-бай! Ни пуха!
   Сосед забрался на своё место и, высунув голову в открытый люк, скомандовал:
   - Усман, на место!
   Я повиновался. Деваться некуда. Не оставаться же здесь одному на съедение чеченским волкам. Я залез в машину и закрыл свой люк. Дёрнул Соседа за руку:
   - Спрячь голову и люк закрой! Или хочешь, чтобы снайпер тебе башку отстрелил?
   Настала очередь Соседа беспрекословно послушать моё наставление. Он закрыл люк и недовольно фыркнул:
   - Не вижу я так ни фига!
   - Ничего, неделю сидел на одном месте, всё видел! А от пяти минут не убудет!
   - Тебе хорошо говорить!
   - А чего хорошего? Когда подобьют, всё равно вместе гореть будем.
   - Не каркай, скажешь тоже, "подобьют"...
   Минут двадцать мы на полной скорости неслись по улицам Грозного. Искали знакомые здания, но ничего интересного не нашли, - всё вокруг одинаково грязное, серое и разрушенное. Изуродованное войной.
   Трупы людей и животных, поломанные, пожжённые деревья, куски асфальта, щебень, кирпич, мусор, грязь по колено, тряпьё, апокалипсис. Всё чадит, горит, дымит, смрад заполнил воздух, вытеснив кислород и разум. Торжество безумия.
   "Берлин 45-го" - уныло подумал я, Сосед перебил:
   - Сталинград 43-го.
   Обогнув какой-то обгорелый кинотеатр или, может, Дом Культуры, выезжаем на небольшую квадратную площадь. Картина впечатляющая - повсюду дымят подбитые танки, БМП и БТРы, а вперемешку с оторванными башнями, колёсами, траками и бронелистами валяются обезображенные людские трупы. Не знаю чьи - наши или духовские. Скорее всего - вперемешку. Кто-то, контролирующий опоясывающие площадь четырёхэтажки, завидев нашу движущуюся бэшку, открывает огонь из автоматов и гранатомётов. Что-то попадает в установленный на нашей башне прожектор и взрывает его. Но мы едем дальше.
   На пути попадаются и наши солдаты, перебегающие дорогу в разных направлениях и необращающие на коробочку никакого внимания, и боевики, сидящие на обочине и удивленно глазеющие вслед нашей, быстро удаляющейся от них, БМП.
   Несколько раз, круто вырулив из кварталов, мы едва не наезжали на женщин славянской наружности. Они кротко стояли скученными группами по четыре-пять человек вдоль узких дорог. Держали какие-то таблички в руках. У некоторых таблички висели на груди. Сосед притормозил около одной из женщин. Не по сезону легко одетая, худая седовласая мать держала в руках белый самодельный плакат, где большими чёрными буквами было написано: "Ищу сына, ф.и.о., 1975 г.р. из 131 омсбр ". Мурашки побежали по моей спине, когда я, прочитав страшные слова плаката, представил на месте этой несчастной женщины свою мать. Не дай Бог ей оказаться в таком положении!
   - Вот дерьмо! - только и смог подумать я о трагедии этих людей.
   - Да, бардак! - откликнулся Сосед не отрываясь от управления скачущей по колдобинам коробочки. - Не повезло. Влетели люди по-крупному! Что за страна у нас, долбанная!
   Дорогу преградила искусственно насыпанная преграда.
   - Приехали, бля! - разочаровался я.
   - Грёбаный город! - заорал Сосед, пытаясь с первого наскока преодолеть внезапно возникшее препятствие. Не тут-то было, подёргавшись и покрутившись на месте, мы заглохли:
   - Приехали, бля-буду-мантана!
   Не успели мы отдышаться и оглядеться, как к машине подбежали трое.
   - Вас за нами прислали? А что так долго? - увидев мою голову, поднимающуюся из открытого люка, спросил один из них.
   - Вы где катались, паразиты? Целый час прошёл, как мне передали, что вы выехали к нам! - прокричал другой, с эсведэшкой в руках.
   - Да мы не к вам, мы своих ищем! - удивлённо ответил я. Но его мой ответ как-то мало волновал:
   - А что, вы только двое? Где остальные? Почему десантное отделение пустое? Я ещё с вами разберусь, обезьяны!
   - Вы зачем так орёте? - на свет появился бойкий на язык Сосед. - Вы кто?
   - Майор ***, разведбат *** вдд, - перестал ругаться тот, который был со снайперской винтовкой. - Вы что, не к нам?
   - Нет, товарищ майор, мы своих ищем, - вежливо улыбнулся Сосед и вкратце описал офицеру наши последние злоключения.
   - Тогда понятно. Но рядом ваших нет. Это точно. Рядом только чечены. Мы отсюда второй день выйти не можем, технику ждём. Но на вашу БМП мы все не полезем. Нужны ещё две коробки. Плюс убитые и раненые, - почесал подбородок майор. - Слушайте, вы лучше здесь останьтесь, помогите нам, а завтра я вам помогу. Придёт техника - вместе отсюда и выйдем. Потом найдём ваш полк, я обещаю. Ну как, согласны?
   - А куда матросу деваться из подводной лодки? Согласны! - бодро кивнул Сосед.
   Мы помогли разведчикам сгруппироваться и закрепиться на обозначенной местности - быстро подготовились к ночной обороне кирпичной двухподъездной пятиэтажки. Заложили камнями и кирпичами окна, завалили барахлом проходы, заминировали подвальные лестницы. Притаились и ждали врага у самодельных бойниц - я с РПК, Сосед с ПКТ. Но никто на нас не напал. Где-то сбоку стреляли, но ближе к нам - тишина. И хорошо, что так.
   Поделившись по двое, мы, отдежурив свою смену, пошли поспать. Залезли в бэшку, пообсуждали перспективный план действий на завтра и уснули.
   Проснувшись через пару часов и умывшись, почистили оружие и занялись мелким ремонтом машины.
   Стемнело. Дело запахло ужином. Разведчики обещали угостить чем-то вкусненьким, и мы с нетерпением ждали приглашения к столу. Скоро оно последовало:
   - Мужики, айда, бросайте свой трактор, пошли кушать.
   - Идём-идём, сейчас, - сразу выскочил я.
   Мы вошли в одну из квартир на первом этаже, где нас уже ждали пятеро разведчиков. Все устроились на полу. Мебель отсутствовала полностью, мародёры поработали на славу, вытащив из оставленных квартир всё нажитое бежавшими хозяевами имущество.
   Подкрепились холодной кашей-сечкой и тушёнкой. Попили полупрозрачного чаю с сахаром. Все обыденно, ничего вкусненького. Мы уже встали и, поблагодарив пацанов за радушный приём, собирались отойти на позиции, когда новые хозяева квартиры вспомнили о самом главном.
   - Мужики, мне кажется, что что-то грустно мы сидим, засыпаем. Может, дербалызнем малёк, по стаканчику? - воровато оглядываясь, спросил один из разведчиков, сам худой и нескладный как Буратино.
   - А чё, есть? - обрадовался Сосед. - А то я думаю - обещали чего-то необычного, а кормят гречкой. Давай народу деликатесы! Али нету ничего в закромах?
   - Обижаешь, - скривился "Буратино" и слегка постучал указательным пальцем себе под подбородок. - У нас без этого дела - большие дела не делаются. А просидеть здесь целую ночь - это большое дело. Но лишь бы оно не стало последним.
   - Я тоже выпью. Устал я от этой жизни. Не знаю, что дальше делать. Одно только остаётся: напиться и забыться, - прошептал я и добавил погромче, - главное лишнего не перепить.
   Все дружно засмеялись. Усатый разведчик, из-за своих густых тёмных усов казавшийся старше остальных, достал две бутылки водки. Не тостуя и не чокаясь, мы живо выжрали его сорокоградусные припасы. Все расслабившись и разговорились. И только я сидел молча. Ворошил охапку чьих-то рваных тряпок, сконфуженно молчал и слушал невесёлые рассуждения своих новых братьев по оружию.
   - Чё молчишь? - подвыпивший усатый толкнул меня в плечо. - Как, говоришь, тебя зовут?
   - Усман.
   - Усман? Ты чё, Усман, мусульманин что-ли? - заулыбался усатый. - Я ведь тоже! Тоже мусульманин!
   - Ну и хорошо, - спокойно отозвался я.
   - Как это: "хорошо"? - усатый поднялся на ноги.
   - Так, хорошо, не плохо же, - ответил я и тоже встал.
   - Это не просто "хорошо", это здорово! Братан! Абы! Как дела? Ты откуда? - пьяный разведчик обнял меня и потрепал по плечам. - Брат, братишка, братуха! Мы же братья с тобой, братья! Братья!
   - Братья! - подтвердил я. - Мусульмане!
   - Слушай, брат, оставайся у нас! - вдруг осенило усатого. - Будешь разведчиком! Вместе будем чеченов мочить! За нас, за Родину, за разведку, за ВДВ!
   - Точно, оставайтесь с нами, - подтвердил опьяневший майор. - На вот, Усман, возьми мой офицерский ремень. Я, боевой офицер ВДВ, прошедший три войны, дарю тебе свой ремень как родному младшему брату, носи на здоровье.
   - Спасибо, - пробормотал я неуверенно. Но тут же браво добавил:
   - Спасибо, товарищ майор! Служу Отечеству!
   - На вот, я тебе тельник свой дарю! - усатый уже скинул бушлат и, стянув тельняшку, протянул её мне. - На, одевай.
   Я скинул своё вонючее бельё и натянул подаренную тельняшку, почти свежую. Усатый обнял меня и погладил по голове:
   - Всё, теперь мы точно кровные братья!
   - Мы - элита, мы - разведка ВДВ! - вторил ему я.
   - Служу России! - ударил кулаком по полу майор.
   - Служу России! - растроганный до глубины души, я прослезился. Вслед за мной не стерпели и остальные. Вытирая сопли и слёзы, ещё минут десять мы обнимали и тискали друг друга. Потом мы уснули.
  
   Возвращение.
   Утром на выручку разведчикам пришли свежие силы, а с ними машина ЗИЛ-131, кунг которой был плотно забит грузом-200. Грузом из знакомого самарского полка.
   Тела погибших разведчиков в переполненный ЗИЛ не влезли, и их загрузили в подъехавшие позже коробочки.
   Пока мы собирались, пока разбирались что к чему, к нам подтянулись бойцы из соседних кварталов. Пошёл с ними знакомиться. О Боже мой! Люди, я не верю своим глазам! Спецназовцы из "В"! В полном составе, без потерь!
   Сухо и без лишних эмоций, командир спецназовцев объяснил, как нам добраться до своих. Немного подумав, он и сам попросился с нами. Я, с плохо скрываемой радостью, согласился. Через полчаса, попрощавшись с разведчиками, мы, загрузив в десантное отделение наш доблестный спецназ, рванули "домой".
   Приехали, нашли ротного, нашли замначштаба, доложили об успешно выполненном задании. Старлей посопел-посопел, но наш сбивчивый рассказ о приключениях "двух остолопов в Голливуде", слушать не стал. Прервал убийственной фразой:
   - А я думал, вы погибли. Сгинули давно.
   Никак не ожидав такого поворота событий, мы с Соседом оторопели, но мгновение спустя одновременно выдохнули:
   - Что???
   - А что? Неделя уже прошла, как вы сгинули. Либо погибли, либо без вести пропали, либо плен, либо СОЧ. Такое здесь каждый день, - старлей, достав последнюю сигарету, лихорадочно смял и выкинул пустую пачку на землю. Помолчал, покрутил головой, нервно закурил. - Вас уже вчера и с довольствия сняли, и документы соответствующие подготовили, и домой письма накатали... А вы как хотели? Неделя прошла, а о вас ни слуха, ни духа... Так вот, ребята. Сейчас разбираться с вашими проблемами времени нет. Тут у меня такой приказ поступил, хоть вешайся сразу...
   Дальше я ничего не слышал, стоял, ловил широко открытым ртом воздух...
   - Ну, покойничек, как дела? - на выходе из штаба спросил меня Сосед. - Или это штабные со всеми такие шутки шутят?
   Я, так и не поняв, шутка это была или офицер разговаривал с нами серьёзно, лишь молча пожал плечами. А он, одним прыжком заскочив на башню родной бэшки, встал в полный рост и, влюблёнными глазами глядя в небо, громко, перебивая ветер, запел:
   - А не спеши ты нас хоронить...
  
   Старый Новый Год.

"И кто совершит проступок или грех, а затем обвинит в них тех, кто не виновен,

тот взвалит на себя тяжесть клеветы и явного греха..." Коран

   Загадочно кружа в вихреватом танце прозрачной ночи, большими мокрыми хлопьями падает снег. Ветра нет, и морозец кажется даже приятным. Воздух наполнен ожиданием праздника, дышится легко и радостно, торжественно. Город сияет новогодними огнями: фонариками, лампочками, светомузыкой и гигантскими гранатовыми звёздами на высоченных кремлёвских башнях - символах столицы.
   Изумительные по красоте, кудряво-ветвистые ёли с разноцветными блестящими шарами и гирляндами парадно возвышаются на площадях, в парках и во дворах, едва-едва не задевая макушками небо. Беспечные люди, которых так много на широких улицах и проспектах, обнявшись, и беззаботно подталкивая друг друга, танцуют и поют разные весёлые песни. Люди отдыхают. Всем хорошо, все счастливы, все твердо уверены в своём обеспеченном светлом будущем.
   Радостный свет в ясных окнах, большие рисованные снежинки на разукрашенных стеклах, наполненные игристым шампанским прозрачные фужеры на заполненных яствами столах, бодрые, полные оптимизма громкие тосты в устах отдыхающих - вот он, Старый Новый Год в Москве! Ура! С Новым Годом, товарищи! С Новым Годом, дамы и господа!
   Поднимаю грузные, непослушные веки и впиваюсь в циферблат обшарпанных, подобранных недавно на улице часов: дрыхнул минут шесть. Мало, зато сон видел. Сон о Москве. Москве, в которой никогда не был.
   Мерзкий, липкий, косо моросящий снег, бесцветно-мутный, жидкий туман почти над самой землёй, невидимое, невыразительное небо, и грязный, промокший насквозь бушлат, противно липнущий к вспотевшему после длительного бега телу: вот он я, и мой Старый Новый Год в Грозном. С Новым Годом, Усман, с праздником!
   Рядом, как обычно, в позе расплющенного эмбриона, прямо на сыром холодном бетоне, бессознательно подрагивая при каждом пульсирующем эхе выстрела, беспокойным сном мается Сосед. Он очень устал, и уснул сразу, как только подвернулась такая возможность. Хорошо, пусть поспит минут пятнадцать, потом разбужу, чтоб не заболел, или сам проснётся - от холода.
   Восемь сонных, исхудавших, постоянно голодных, а оттого излишне нервных пацанов с калашами и "Мухами", ворочаясь и покашливая, сидят в шаге от меня, боясь высунуться из-за нашей защитной стены - оплавленного остова бэтра, от которого невыносимо прёт жжённым машинным маслом и резиной. Ещё, резко щипая нос, от бэтра разит горелым мясом. Человеческим.
   Голова моя болит, и не знаю от чего. Может, от запаха? Ведь пахнет так же, как от меня. И в этом бэтре мог быть я.
   Хандрю. Давно не хандрил, а тут - пробило. В сознании мелькают лица погибших товарищей: зовут меня куда-то, улыбаются, с праздником поздравляют. И умирают.
   Сколько можно, ребята? Сколько можно, родные мои?
   Вспомнился Артур Шигапов - земляк-татарстанец, из Менделеевска родом, с ним вместе начинали службу в учебке - присягу принимали, потом продолжили в части - учились бэшки водить и стрелять учились, потом сюда поехали. И приехали. Сгорел Артурчик, в новогоднюю ночь сгорел. Первого января 1995 года. Ради нас с вами, ради жизни на земле, чтобы вот так, как сегодня, москвичи могли есть-пить и ни о чём не задумываться.
   И что мне вдруг Москва приснилась? А! Да я тут ещё ни одного москвича не встретил. Со всей России пацаны собрались - башкиры, татары, якуты, мордвины, калмыки. Из Челябинской области народу полно, из Свердловской. А из Москвы никого не встречал. И, наверное, не случайно. Нет здесь москвичей, не хотят они Родину защищать, или не могут...
   Эх, Артурчик, Артурчик, ё-моё, ну за что?
   Тело Артурчика и многих других, кто был с ним, вытащили из-под обстрела только дней через пять. Я не видел, кто видел - стонал: "Страшно было на них смотреть". Хорошо, что я не увидел, что с ним стало, - в памяти моей отложился его здоровый молодецкий образ, степной разрез глаз и хитрая татарская улыбка.
   А эти, чьим посмертным запахом пропитан бэтр? За что вы погибли, ребята? Что с вашими телами? Узнают ли ваши матери о том, что с вами случилось? Узнает ли о вас ваш город, узнает ли Россия? Воздаст ли она вашим матерям за то, что забрала вас в самом расцвете сил? Поймёт ли, что с вами сделала? Вы, честные и скромные, наивные и преданные деревенские парни, всегда и везде готовые выполнять приказы Родины, зачем вы были здесь? Сколько вам лет? Восемнадцать, девятнадцать, двадцать? Двадцать навсегда...
   Я уверен, парни, вы на небе, в самом лучшем месте, вы там, куда стремятся все. Потому что вы - лучшие. Вы - цвет нашей нации - самые сильные, самые здоровые, самые-самые. Вы не уклонились от призыва в то время, кода все нашу армию хают и отнекиваются от службы, вы не нарушили клятвы и пошли в бой, до конца выполняя приказ, до конца, до центра Грозного. Вы заслужили почестей в нашем диком мире и должны быть почётными гуру в мире потустороннем, загробном. Честь и слава вам, ребята! Честь и слава вашим родителям! И мужества, ведь им ещё только предстоит пережить самое трудное - узнать о вашей смерти. И похоронить.
   Тупую, обманчиво-липкую тишину нарушает слабый непонятный писк. Къи-къи-къи. Моментально распахиваю глаза. Не успеваю понять в чём дело и занервничать. Фу-у! Ничего страшного, просто старая чеченка, одевшись в тонкое клетчатое пальто и мятый красный платок, толкая впереди себя небольшую тележку со скромными пожитками, пересекает узенький дворик всего в двух метрах от нас. Къи-къи-къи. Скрипит, как вся эта ржавая война.
   Коричневые потрескавшиеся калоши мнут под собой водянистый снег, длинные костлявые пальцы цепко держат ручку тележки, голова до предела наклонена вперёд. Старушка спасает последнее, что у неё осталось. Поравнявшись со мной, она останавливается, и скрип колёс прерывается. Тишина. Старушка тяжело поднимает голову и смотрит на меня, затем на Соседа, затем, по очереди, на остальных. Взгляд её пронзительно сияющих карих глаз полон решимости и ненависти: "Убирайтесь отсюда, мы вас не звали!"
   Не выдержав невидимой, но жесткой и, отчасти, справедливой критики, я опускаю глаза: "Наверное, она права. Её дом разрушен, имущество сожжено, муж, видимо, убит, а дети... Что с её детьми, с её внуками? Где они?"
   Женщина, на секунду показав свои редкие, пожелтевшие зубы, презрительно ухмыльнулась и, хрустя своими тонкими костями, побрела дальше, а я остался один, один наедине с моими невесёлыми мыслями. Къи-къи-къи. Куда она пошла? На что она надеется? Поможет ли ей Аллах, именем которого, убивая, прикрываются её соплеменники? Поможет ли самопровозглашённое правительство Дудаева? Поможет ли Россия, так страстно добивающаяся соблюдения своей конституции на территории Чечни? А сама Россия, соблюдает ли она свою конституцию? Соблюдает? А лощеные министры в огромных кабинетах? А наглые и бесцеремонные "новые русские", открыто грабящие Россию и надсмехающиеся над нашими ранами и смертями здесь, на войне. А мелкие уголовники, наводнившие всю страну собой и своей блатной феней, на которой разговаривают даже "независимые" фраера-депутаты в своих бессмысленно-тривиальных дебатах? А все остальные, сторонние равнодушные наблюдатели, безразличные к своему собственному будущему?
   А кем будем мы, когда вернёмся домой? Чмырями, у которых не хватило бабок для отмаза от армии? Двадцатилетними психами с богатым кровавым прошлым? Молчаливыми подавленными изгоями? Потенциально опасными правдолюбами, отстаивающими своё я? Кем?
   Да и вернёмся ли мы?
  
   Умывальник.
   - Ха, блин! Умывальник, пацаны, глядите, умывальник! - худой и низкорослый, чуть больше пулемёта Калашникова, неудобно обхваченного слабыми руками, боец подбежал к длинной, метра три, прямоугольной алюминиевой раковине, над которой висело пять рукомойников и, небрежно перекинув гранатомёт "Муха" с шеи через плечо, двумя руками принялся дёргать все краники подряд, будто надеялся найти там воду. И точно, чуть погодя, он развернулся лицом к нам и, отрицательно покачав головой, радостно прокричал:
   - Я посмотрел, воды нет!
   - Естественно, нет. Его же просто, мародёры с собой уволочь пытались, а он и пустой тяжёлый, вот и бросили посреди дороги, - шептал мне Сосед на самое ухо, словно боялся, что незадачливый боец услышит его слова и обидится. - Да и нахер такая дрында сейчас нужна. Стреляют у них полным ходом, взрывают целые дома, им самим бы протянуть как-нибудь, а они ещё барахло какое-то с собой тащат. И что думают, в могилу всё наворованное забрать? Балбесы.
   - Эй, "воды нет", не стой там, пенёк! Мотай оттуда! Бегом! - крикнул я тупо стоящему на виду у всех бойцу. Но тот всё ещё бездействовал, лишь согласно кивал своей глупой головой и улыбался в нашу сторону.
   Я, Сосед, и ещё четверо незнакомых нам бойцов, остановились за стеной невысокого одноэтажного здания, вероятно - хозяйственной постройки начала восьмидесятых. Это здание, примерно десять на десять метров, с разбитой вдрызг шиферной крышей и одним маленьким, выбитым взрывом гранаты окном, спасало нас от намётанных глаз вражеских снайперов и автоматчиков, ненадолго став самым надёжным другом усталых, но удивительно жизнерадостных и оптимистичных бойцов российской армии. С тыла наш временный домик прикрывался колоссальной громадиной, тёмно-серой скалой, наполовину пожжённой и порушенной длиннющей сталинской четырёхэтажкой, из-за которой мы и выскочили. У четырёхэтажки, за невероятных размеров чудовищным холмом, наваленным из битого кирпича и кусков бетона, тихо пряталась ещё одна группа бойцов, численностью до десяти стволов, поэтому за тылы мы не беспокоились, знали, если возникнет надобность - прикроют. Они ведь тоже - жить хотят. Сжимают автоматы, пронзительно смотрят нам в грязно-зелёные спины бушлатов, ждут своей очереди сменить позицию. Но мы не спешим, ведь за то, что ждёт нас впереди, в обманчиво-тусклой неизвестности домов и переулков, мы не ручаемся: там сам чёрт не ведает, что, кто и как. Неприятности нам ни к чему, мы уж, как-нибудь так, потихоньку. Успокаиваем дыхание, оглядываемся, исследуем открытые взору окрестности, оцениваем оперативную обстановку, нарезаем новые задачи.
   Я осмотрелся: кирпичная стена, ровно в мой невысокий рост, за которой мы сбились в кучу, есть наш перевалочный пункт по пути к обозначенной командиром цели. Цель проста - без потерь дойти до углового пятиэтажного дома, выпирающего побитыми стенами на пересечение двух широких улиц.
   Перебегать улицу под диким неконтролируемым обстрелом, то стихающим, то внезапно возобновляющимся, всё также не хочется, и мы до последнего шанса ищем подходящую причину чуть отсидеться и отдохнуть, оттягивая неприятную ситуацию выхода на открытую, насквозь простреливаемую площадку. Мы мнёмся, неуверенно смотрим друг на друга, ждём, кто рискнёт первым.
   Ай, нафиг всех! Я, откровенно наслаждаясь чувством защищённости, упираюсь лбом в стену и на минутку закрываю глаза. Хорошо бы поспать.
   - Эй, салабоны, - где-то сзади пронзительно свистит офицер, - время не ждёт!
   Сосед, стволом автомата приподняв съезжающую с лыжной шапочки каску, глазами манит меня к себе и, подёргивая бровями, указывает на остов сгоревшей легковушки, слегка присыпанной бледным утренним снегом:
   - За ней тормознуть можно, если что.
   - Ага, давай, до умывальника, на счёт "три", - с неохотой отрывая лоб от стены, и не въезжая в суть дела, соглашаюсь я. - Куда?
   - Да вон, тачка посреди улицы, "шестёра".
   - А-а! Чё-то только она торчит там, как гроб посреди кладбища. Не нравится мне она. А вдруг заминирована?
   - Ты чё? Да кому это надо? Давай-давай, раз-два-...
   Боец у умывальника, про которого мы уже почти забыли, резко дёрнул головой и, сильно стукнувшись об роковую сантехнику, завалился набок. Каска, глухо цокнув об асфальт, откатилась от хозяина метра на два. Пулемёт и гранатомёт, необъяснимо перемешавшись с мёртвыми, согнутыми в локтях руками, неказисто торчали стволами в разные стороны.
   - ... три.
   Бойцу снесло нижнюю половину лица. Полчерепа.
   - Вот тебе и Старый Новый год!
   У застывшего тела, быстро поедая мягкий пушистый снег, образовывалась небольшая тёмная лужица, в неясных бликах которой отражалась убывающая в небо душа. Она печально улыбалась и магнетически манила меня за собой.
   - Достоялся, дурень! Говорили же... - Сосед нервно замотал головой и сильно ударил кулаком по стене. - Снайпер, опять долбанный в лоб снайпер! - Сосед психовал уже по серьёзному. Подпрыгивая на месте, он принялся колотить стену и руками, и ногами одновременно.
   - Ты чего, а?
   - Порву этого урода! Я его достану!- давясь слюной, шептал Сосед, - и порву!
   Я отрешённо смотрел на очередную нелепую смерть молодого российского паренька и громко, выгоняя воздух через раздираемый негодованием нос, сопел, чтобы хоть как-то скрыть от себя самого стыд полного бессилия. Что я могу изменить? Ничего! Я бессилен в своём стремлении помочь. Я немощен и несвоевременен. Я и сам не знаю, намного ли я переживу его. Намного ли? И зачем? Мне вдруг показалось, что нет никакого другого мира, кроме этой войны. Нет ни дружбы, ни любви, ни радости, ни счастья. Нет жизни в согласии и примирении. Нет никакой гармонии, нет свободы, нет независимости, нет терпимости, только низменная своим всепожирающим страхом война. Война, с её ненавистью и завистью, с болью и жестокостью, с изуверством и вандализмом, с бесправием и пошлостью. Подлая, коварная, трясущаяся в смертельной болезни стерва, с кривыми ногами под худым тщедушным тельцем, с тощими, опирающимися на иссохшую палочку руками, с неясным, спрятанным под платком взглядом, ковыляя дрожащей походкой, шла навстречу мне война.
   - Друга моего убили, падлы! - одетый в потрепанную зелёную фуфайку и рваные ватные штаны, низкорослый пухленький боец неожиданно стартанул от нас к умывальнику, одновременно выпуская из своего калаша короткие очереди в сторону пятиэтажки. Недобежав до убитого друга нескольких шагов, боец, видимо поняв абсурдность своего поступка, остановился. Посредине улицы.
   - Назад, бля, назад! - Сосед, практически прилипнув к стене, чуток из-за неё высунулся и дал очередь поверх головы отчаянного толстячка.
   - Уроды, вашу мать, падлы! - тот стоял на месте и, лихорадочно тряся головой, автоматически повторял: - Падлы, уроды недобитые, падлы...
   - Ну чё ты делаешь, конь! Назад, я сказал! Э! - Сосед громко свистнул и толстячок, словно проснувшись от долгого сна, встрепенулся, развернулся, и успел только один раз шагнуть в нашу сторону, как, дико взвизгнув, вскинул руками к небу, выронил автомат и упал животом на асфальт. Упал, широко раскидав в стороны и руки, и ноги. Парню разодрало задницу. Одной маленькой пулей ссекло всё его мягкое место.
   - Замертво?
   - Хер его знает, уж наверняка ...
   Боец лежал без движения, и толстый ватник быстро намокал и пропитывался кровью.
   - Убило...
   Но боец не погиб. Ещё пару секунд пролежав неподвижно, он вдруг задёргался и, хаотично скребя пальцами по мелким камешкам потрескавшегося от времени асфальта, заорал оглушительным нечеловеческим голосом:
   - Доктора! Доктора мне! Доктора! Доктора сюда!
   Безразлично глянув на застывшего в паузе Соседа, я вручил ему свой автомат и, даже не пригибаясь, бросился к раненому.
   - Ну ты даёшь! Айболит хренов! Тебя кто спасать будет? Усман! - закидывая оружие за спину, без раздумий метнулся вслед за мной восстановившийся после лёгкого шока Сосед.
   Добежав до раненого, я присел на корточки и осторожно взял его за руки, Сосед схватился за ноги. Мы привстали.
   Поднимаю глаза: медленно, по всей длине неровной, изрезанной выбоинами дороги, и до скоропостижно скончавшейся во вчерашнем пожаре легковушки. Поднимаю глаза и встречаюсь с ней. Я вижу её. Мою смерть! В облезлой шапке-ушанке и ободранной чёрной дерматиновой куртке, смерть бросает СВДэшку на крышу сгоревшего автомобиля и, особо не прицеливаясь, нервозно дёргая примёрзшим к железяке пальцем, выстреливает в меня. В меня! Я вижу пулю, вижу потому, что не увидеть эту пулю невозможно. Это - моя пуля. Я вижу, как она летит в меня, в мою голову, в моё лицо, в мои глаза. В мою душу. Я медленно закрываю глаза и, готовясь ко встречи со смертью, жмурюсь. Жмурюсь, как ребёнок от солнечного зайчика в жаркий майский день, жмурюсь, вспоминая школьный утренник на девятое мая в пятом классе. Мы стоим в парадном строю, пожилой директор толкает торжественную речь, ученики замерли. Двигаться нельзя, и только красные галстуки, празднично шурша, развеваются на тёплом ветру. Я - пионер, и нарушать дисциплину не хочу, вертеть головой и отворачиваться не буду, а просто зажмурюсь. Жмурюсь. Дук-дук-дук - сердце стучит в ушах. Дук-дук-дук - я чего-то жду. Я жду смерти. Где она? Что-то больно щипает за бровь. А! Непроизвольно открыв рот и высунув язык, с силой жму зрачки глубоко вовнутрь белков. Захлопываю рот. О! Кровь на языке! Чувствую! Что-то пощипывает над глазом. Чувствую! Чувствую? Чувствую! Могу думать, двигаться, дышать! И, значит, смерть ушла чуточку левее, лишь ветрено ободрав мне левую бровь, пробив насквозь алюминиевый рукомойник и прощально взвизгнув, смерть ушла. Исчезла! Приоткрыв глаза, сквозь призму ультрафиолета вижу, как открывается рот директора, чётко произносящего свою, годами заученную речь, как мерно и патриотично колышутся алые знамёна Родины, блестя серпом и молотом, и цветом своим напоминая, каким громадным трудом далась та священная победа над фашистским злом, ничтожно посмевшим выступить против моего великого народа. Да, мой народ - самый великий! Да, моя страна - самая лучшая! Да, моя армия - непобедима! Да, моя жизнь - полная, полная восторгов, радости, любви! Я - гражданин СССР! Я сияю, мою грудь распирает от гордости. Я чувствую бурный прилив положительной энергии. Щёки горят пунцом, свежий воздух заполняет лёгкие, сердце переполнено счастьем. Я горжусь тобой, страна! Да, чувство гордости за свою Родину - лучшее чувство! Лучшее. Я прихожу в себя.
   Следующих выстрелов не последовало. Снайпер, по-идиотски обнаружив себя, ждать своей собственной кончины не стал и, под аккомпанемент автоматных очередей нашего прикрытия, скрылся с моих глаз долой, как сквозь землю провалился. А мне только лучше. Хрен с ним, позже с эти козлом разберёмся, позже.
   Спотыкаясь, и пригибаясь всё ближе и ближе к земле, доносим раненого до временного укрытия и осторожно кладём его животом на землю. Тот продолжает брыкаться и беспрестанно орать, требуя доктора. Сосед скидывает свой бушлат, бросает рядом с пострадавшим и, с моей помощью, передвигает больного на мягкое.
   - Бля, прямо в задницу его ранило, бедолагу, - сочувствует толстячку Сосед, протягивая мне его индивидуальный перевязочный пакет, вынутый из кармана промокшей от крови и пота фуфайки. - На, ты перевяжи.
   - А чё - я?
   - Я не могу уже больше, не могу, - вкладывая мне в ладонь штык-нож, отворачивается Сосед.
   - Надо снять с него штаны, - собрав волю в кулак, заношу нож над раненым. Шумно выдыхая воздух, вгоняю нож в штаны в области ляжки. Режу. Жёсткие от грязи, крови и моего страха, ватные штаны поддаются плохо. Бросаю нож. Рву материю руками. Раненый мешает - дрожит, двигает ногами. Пытаюсь его усмирить, левой рукой впиваюсь в дрыгающуюся ступню, прижимаю к себе. В ответ - парнишка надрывается что есть сил:
   - Я же подыхаю! Я подыхаю здесь! Херли смотришь, доктора давай! Чё ты зенки свои вытаращил, чё смотришь? Доктора давай, доктора! Я же дохну уже! Я же умру щас! Быстрее! Я же подохну тут, ой-ёй! Я же дохну уже! Я ДОХНУ!
   - Тихо! Я - твой доктор! Я! - поборов непослушно толстые штаны, я вдруг натыкаюсь на кальсоны (как он так бегал?) и немного теряя время, копошусь с ними. Нормально! Достаю до ноги. Нога холодная и влажная. Неприятно. Держать крепче! Пытаюсь воткнуть маленький, почти игрушечный шприц с промедолом в мышцу, но тонкая, сверкающая своим острым кончиком игла, ломается об обмёрзлую, грубую кожу. - Сука! Сломал!
   - Вот мой, - Сосед протягивает своё, - коли!
   Повторяю попытку по новой, и более уверенно. Втыкаю.
   - Есть!
   - Ауууааа! Доктора! Доктора мне! Падлы-ы-ы! Что ж вы творите, сволочи-и-и? Я же подохну тут! - воет раненый, но ногами больше не дёргает.
   - Ну, чё? Действует?
   Молчание в ответ. И глаза застыли, и ноги не дрыгаются. Промедол действует? Или парень умирает? Ни хрена, ни хрена он не умрёт! Не позволю! Достаю свой шприц и втыкаю рядом с первым. Реакция следует незамедлительная, но обрывается на полуслове:
   - Гэ-э-э-э! Падлы-ы-ы... - из судорожно раскрытого рта потекла клейкая, грязная, тягучая как клей слюна. Слюна, и следом за ней, пузыристая пена. Пена вперемешку с кровью.
   Значит, всё же умирает? Умирает? Нет уж, хрен вам! Не отдам! Отстегнув от своей шапки булавку, пальцами левой руки сильно давлю толстячку на щёки, а пальцами правой - хватаю его за язык. Язык вытаскиваю изо рта насколько это возможно. Булавкой протыкаю язык насквозь и зацепляю за нижнюю губу. Зацепляю намертво, чтоб не захлебнулся пеной и своим языком, чтоб не задохнулся. Вот так. Должен дышать, должен жить!
   - Всё... - вытирая липкий пот со лба, я сутулюсь и падаю на колени. Хватит. Толкаю Соседа в спину:
   - Наложи ему жгут.
   - Никогда не думал, что ты способен воткнуть булавку в живого человека! - мычит Сосед. - Да-ах!
   Безразлично киваю головой и отворачиваюсь от корпящего над притихшим раненым Соседа, встречаясь с недоумёнными, потерянными взглядами молчаливых незнакомых бойцов. Они быстро отводят большие перепуганные глаза в сторону. Они молчат, они шокированы, они потеряны. А я? А я бессмысленно улыбаюсь: сил нет, кончились. Закрываю глаза. На коленках отползаю на пару метров от Соседа, падаю на спину.
   Открываю глаза. Бесцветное, без туч и без облаков небо. Безразличное небо. Здесь, на земле, чего только не происходит, а небу - пофиг. Оно постороннее. Инородное. Чужое. Страшно лежать и упираться взглядом в такое небо. Ложусь на бок. Смотрю на свои грязные, измазанные чужой кровью ладони, на заляпанные, но по-прежнему блестящие медные пуговицы бушлата, на истерзанную, изгрызенную взрывами землю и тихо плачу. Плачу по утраченному детству, по потерянной и несправедливой Родине, по погибшим сегодня пацанам, по измученному жестокой судьбой толстячку-раненому. Просто плачу. Три-четыре сухих слезинки. Ко мне подбегает командир и его, покинувшие мусорную гору прикрытия, бойцы. Хлопают меня по спине, что-то сумбурно говорят, протискиваются вперёд чтобы помочь Соседу. Они молодцы. Вместе мы победим. Победим...
   Из болезненного забвения в суету мирскую возвращает чей-то грубый, но моментально отрезвляющий окрик:
   - Херли столпились, а, братцы-кролики? У вас тут что, национальная федерация гомиков-самоубийц? Гранаты захотели, одной, и на всех сразу? А ну, всем на свои места, живо!
   Перед тем, как выполнить эту полупросьбу-полуприказ, все разом стихли, и в эту короткую и откровенно неловкую паузу тихо и неуклюже забрался сбивчивый, срывающийся голос:
   - ... в лес-су она рос-сла, зим-мой и ле-этом строй-на-ая ...
   Это раненый толстячок, под действием уколов впав в наркотическое забытьё, пуская пузыри и струйки жёлтой жидкости, еле-еле шевеля освобождённым от иголки языком, мурлыкал слова давно забытой детской песенки, с силой выпячивая лихорадочно дрожащие в голубых ниточках вен, ничего невидящие тёмные точки зрачков на склонившегося над ним Соседа.
   Сосед вздрогнул, будто его ударило током, но удержал себя в руках:
   - Всё будет хорошо, всё позади. Мы ещё поживём. Прорвёмся...
  
   Грустный праздник.
   Сегодня у меня праздник. День рождения. Мне исполнилось двадцать. Двадцать! Юбилей, круглая дата, днюха, хэппи бёфди ту ме и ай лав ю май дарлинг. Мне - двадцать!
   Праздник, а радости нет. Совершенно никакой радости. Но радоваться надо. Зачем жить, если никогда и ничему не радоваться? И я радуюсь: двадцать лет - маленький такой юбилей, скромненький, но мой! Я уже третий десяток разменял, получается. Четверть жизни прожил, и ещё три четверти, Аллах бирса, впереди. Будем надеяться!
   Днюха - не самый плохой повод порадоваться: напиться, озвереть, послать всех уродов на фиг и лечь отсыпаться. Слабо? А я так и сделаю!
   Не получилось. Жизнь, грубо разорвав мечты напополам, первой послала меня на фиг, и хотя ночь прошла относительно спокойно, без жертв, но с утра, как только взошло солнце, всё сразу пошло наперекосяк, радужные планы на день рухнули и скоропостижно скончались. Духи, молчавшие всю ночь, проснулись, подмылись, помолились, и бросились обстреливать наши позиции. Часового, не во время задремавшего на крыше, они сняли сразу. Потом, пока наш дрыхнущий народ не очухался, что к чему, несколько бестолковых бойцов из группы охранения высунули свои тощие туловища на свет божий и успели получить, на память о пребывании в солнечной Чеченской Республике, дырки от бубликов 7.62. Их несчастные мамы получат издырявленные тела своих ненаглядных сыночков где-то на восьмое марта, в качестве сюрприз-презента к международному женскому дню от любимой Родины и всенародно избранного правительства...
   Потом, когда мы оголтело стали пулять, кто куда проснулся, духи снесли установленный на чердаке трёхэтажки АГС. Вместе с расчётом снесли. Они, гранатомётчики наши, тоже молодцы, на автоматный лай боевиков ответили сбивчивой очередью из АГСа, а о смене своей позиции ни шиша не позаботились. Кто ж так делает? АГС, по попукиванию выстрелов, легко можно вычислить и за километр, а боевики были тут, гораздо ближе, метрах в двухстах, и запросто накрыли наших непутёвых гранатомётчиков первым же выстрелом из РПГ. Ошмётки пацанов-АГСников раскидало по крышам соседних домов. Их мамы не получат вообще ничего, ни сыновей, ни гробов, ни бумажек...
   БМПшки со двора нам приказали не выкатывать, дабы не искушать духов их подбить, и я с Соседом, как и вся остальная наша братва, нёсся на коварного врага на своих двоих.
   Ненавижу частный сектор. Заборы высокие, ворота железные, проходы узкие, улицы кривые. Понастроили, понавтыкали домов друг на друга, хрен разберёшь, что и где.
   Мины свистели во всех направлениях: наши полковые миномётчики теперь под стать духовским, тоже палец в рот не клади, воевать научились. Методом проб и ошибок. Количеством убитых и раненых. Нашим количеством. И пока мы перебежками подбиралась к залежню боевиков, миномётчики резво установили свои металки и не хило бомбанули за наши головы. Аккуратно поработали, точно за воротник, все мины за заборами брякнулись, нас никого не задело, а вот боевиков пощекотало. И они сникли. Отходят, уроды.
   Пулемёт духов работал с господствующей высоты, из окна первого этажа крутого красно-кирпичного особняка. Ранее, в два ствола стреляли и со второго этажа, но их уговорили замолчать из гранатомёта. Больше у нас одноразовых гранатомётов не осталось, и мы мирно лежали под сваленными в баррикаду деревьями и ждали затишья. И оно наступило. Дух сам решил сменить позицию и перезарядить пулемёт. Он умолк. Поймав этот момент безмятежности, я, глупый деревенщина, первым вскочил, преодолел пустяковое расстояние до кирпичного забора, обрамляющего приусадебное хозяйство духа, и пролез через ещё свежую его дыру внутрь. Чуть задержавшись, и подсознательно понимая, что для профессионального пулемётчика я плёвая секундная мишень для разминки, я побежал к глубокой воронке посередине двора.
   Счастье затишья длилось недолго, и дух, не дав мне и секунды тишины, снова схватился за пулемёт. Он заставил меня тяжело дышать, покрываться испариной, подпрыгивать и бежать зигзагами. И я делал это с радостью. Не чувствуя ног, вытаптывая замысловатые петли и проклиная своё тупое безумие, я пьяным вороном летел к небольшой неровности поверхности планеты Земля.
   Не дожидаясь тёплого поцелуя смерти и не добегая нескольких шагов до воронки, с ходу скакнул вперёд. Полёт был коротким. Ударившись коленями, локтями и лицом о щебень, я вспомнил вкус жизни. Кровь во рту, сладкая, как малиновое варенье и красная, как моя кровь, она и была моей кровью. Я разбил верхнюю губу, прикусил язык, поцарапал нос, но не словил пулю в грудь. Отсутствие железа в моей груди - вот главный плюс моей сегодняшней утренней пробежки на прочность.
   Скатившись на дно, в самый центр воронки, я вжался в гравий.
   Я вжимался изо всех сил, стараясь стать маленьким незаметным комочком земли, я вдавливался до боли в груди. Я притачивался, притирался и приклеивался. Я хотел стать водой, чтобы просочиться сквозь камни в песок и исчезнуть под землёй. Я хотел стать червем или кротом, чтобы забуриться под камни и притихнуть. Если бы у меня было одеяло, я бы укрылся с головой, как в детстве, и мне стало бы совсем не страшно. Но одеяла у меня не было.
   Немного отдышавшись, приподнимаю голову и шарю глазами по сторонам. Так, продираться сквозь плотный огонь пулемёта ко мне на помощь пацаны не спешат. Так, пулемёт теперь работает с крыши коттеджа и сектор обстрела у него по прежнему идеальный, но площадь передвижения самого стрелка заметно сужена пределами перегородок, и выхода ему оттуда нет. Значит он - смертник, и если у него нет напарника, то его без труда можно достать сзади, не прибегая к лобовому штурму и людским потерям. Надеюсь, пацаны сами об этом догадаются, и не будут ломиться напролом через стены.
   - Усман! Э, Усман! Ты можешь вызвать огонь на себя? - словно прочитав мои мысли, кричит из-за забора Ча-ча. - Отвлеки его от нас, покажи ему, что ты жив! А ты жив?
   - Если ты не перестанешь орать, скоро окочурюсь тут! - оторвав голову от земли и приподняв автомат над краем воронки, я отправил короткое сообщение в сторону пулемётчика.
   Пацаны, неужели вы не догадываетесь, что это и есть моё прикрытие!
   Не знаю как до пацанов, а до духа сразу допёрло, что я жив, и он с нетерпением обрушил на меня новый град огня.
   Хрен знает, почему боевик мазал, по моим подсчётам, я уже должен был встретиться со своим ветераном-дедом у ворот рая, или, по крайней мере, киевской котлетой жариться на сковороде зла, а я всё валялся в дерьме под пулемётными очередями. Нонсенс! Он не видит меня что ли? Мазила!
   - Ммм! - отдавая себя власти страха, я сжал зубы. Подбородок мой задрожал, я задержал дыхание и едва не задохнулся. - Ммм! - распахнув рот, я снова набрал полные лёгкие воздуха и, не желая мириться с неизбежностью гибели, решил действовать. Надо действовать, надо доползти до фундамента этого уродского дома. А дальше по обстановке, война план покажет.
   Медленно, не дыша и не открывая глаз, я, всего на несколько сантиметров, пододвинулся к краю воронки. Отдохнув, осторожно пошевелил животом и, подталкивая туловище локтями, преодолел ещё пару сантиметров. Медленно, но верно.
   Пули щёлкали у самой головы. Осыпая меня брызгами мелкого щебня, смерть пела мне свою любимую песню смерти. Она солировала. Я слышал, слушал, и понимал: скоро последний куплет, ещё чуть-чуть, и мне капец!
   Как мне хочется провалиться сквозь землю и остаться там навсегда! Остаться живым! Я замираю. Страх, свистнув рикошетом у уха, поборол надежду на жизнь, и я почти смиряюсь с неизбежностью скорой кончины. Всё равно, мы все умрём, рано или поздно, умрём. Все умирают. А раз так, то какая разница, как и где. Здесь и сейчас?
   Нет, вот уж нет! Мне только двадцать, я даже не успел познал жизнь, как я могу познать смерть? Я еще не готов! Я должен жить!
   Свиста я не услышал, мина легла несколько левее, но я почувствовал волну тёплого воздуха, прокатившегося над спиной. Меня осыпало землёй и камнями. Тонкий острый камешек кровожадным комаром впился мне в шею. Больно. Откуда шмальнул миномёт? Разрывая ржавым свистом перепонки, пролетело и долбануло ближе к дому ещё две мины. Стреляют наши! Идиоты! Здесь же я! Не хватает мне тут погибнуть смертью храбрых от этих служаков-полудурков! Поддали, наверное, по кружке для храбрости, и полезли вперёд. Идиоты! Хотя, я и сам не лучше. Сам не совсем трезвый. А как тут оставаться трезвым, когда всё вокруг глубоко нетрезвое и нелогичное?
   Затекла шея. Повернув голову и придавливая правой щекой жидкую гущу глины, устроился поудобнее. Чёрт, холодно! Подышав на ладонь и похрустев костяшками пальцев, стираю с лица грязь и, массируя отёкшую щёку, задеваю локтём что-то вязкое и липкое. Что? Отодвинув от лица массу камешек, щепок и веток, улучшаю видимость. Чёрт!!! Я не один в этой воронке! Чёрт!!! Рядом, без одной ноги и головы, рассеяв вокруг себя ошпарки мяса и крупные крошки костей, лежал обезображенный двухсотый! Я даже не сразу понял, что это такое. Чёрт, двухсотый! Разодранный, обожжённый и оставленный на обглодание собакам.
   Тупыми глазами осматривая труп снова и снова, определяя всё новые и новые детали его смерти, вдруг пугаюсь, что это я сам. В моём домашнем зеркале. Я - труп!
   Чёрт, если я немедленно не выберусь отсюда, так со мной точно и станет, я стану им, холодным, безразличным, ничейным трупом! Меня накроет миной, порвёт пополам и засыплет щебнем, а мама получит от военкома письмо, что сын её пропал без вести или хуже того, дезертировал, стал СОЧником, предателем, изменником Родины. Для неё, бывшего советского гражданина и патриота, это станет шоком, последней каплей. Она так и не знает, что я на войне. Она сейчас сидит дома, пьёт чай с вишнёвым вареньем и смотрит новости по нашему старому чёрно-белому телеку. Сидит и думает, что не повезло матерям, дети которых воюют в Грозном, и что так хорошо, что её улымка сейчас на учениях в Свердловске. Она пьёт чай, смотрит на меня по телевизору, и думает, что меня там нет! Кто-то стучит в дверь. Выглянув в окно и увидев ветхий УАЗик председателя колхоза у нашей калитки, мама удивляется, что он подъехал так рано. Его, обычно, и днём с огнём не сыщешь, а тут, пожаловал! "Наверно, телята приболели, придётся пораньше пойти на ферму, подкормить", - думает она. Не ожидая подвоха, уверенно открывает дверь: "Проходите". Едва ступив на порог, пряча глаза и стараясь не дышать, седой приземистый председатель суетливо протягивает ей сырую измятую бумажку с большой прямоугольной печатью в левом верхнем углу. "Извини меня", - шепчет он и, спотыкаясь на каждой ступени крыльца, спешит вниз. "Чего он, опять перепил что-ли", - мама, чтобы не разбудить отца, не включает свет, а надевает очки, подходит к телеку и пытается читать при его тусклом мерцании. "Аллах!" - вдруг кричит она, роняет бумажку, хватается за голову и медленно сползает вдоль стены на ковёр. Из спальни, громко топая, выбегает отец. Он наклоняется к маме, кладёт свою большую тёплую ладонь ей на лоб. Она открывает глаза и указывает на бумажку. Отец осторожно поднимает маму, помогает ей прилечь на диван, садиться рядом на пол и начинает читать...
   - Усман, ща жарко будет, гасись! - кричит кто-то из-за стены. В проём забора вставляют пяток стволов калашей и открывают массированный огонь по дому и постройкам. Несколько бойцов палят навесом из подствольников. Поставив РПК на забор сверху, Сосед бьёт длинными и орёт матом. Ему помогают остальные. Их пули и гранаты быстро перекраивают красивый фасад в решето. Крошки стекла, кирпичей, раствора и цемента рикошетят фейерверком. Ветки садовых деревьев срезает невидимой рукой осколков, оставляя тонкие стволы уродливо-голыми. В нескольких местах проваливается крыша. Внутри что-то взрывается. Чёрные клубы дыма встают столбом и загораживают чистое морозное небо. Я немею от страха и теряю способность двигаться. Меня разбивает паралич.
   - Беги! Давай! Быстро!
   Повтора спектакля не жду. Выпрыгиваю из воронки и бегу назад к забору. На автопилоте: без мыслей и без цели, забыв о недавнем приступе отчаяния и страха.
   Подминая под себя тяжёлые железные ворота, будто они игрушечные картонные, во двор вкатывает БТР. Развернув башню, мне дают возможность нырнуть в дыру, в крепкие руки друзей. Потом КПВТ колотит не умолкая. Пули крошат кирпич и керамзит в порошок, дырявят стену насквозь, рыхлят у фундамента грунт.
   Откинув боковой люк, из бэтра горохом сыплются бойцы. Трое из них, в чёрных бушлатах и чёрных шапках, выбегают из-за коробочки, одновременно припадают на колено и выпускают из своих тубусов рой "Мух". Люди пригибаются, притихают и ждут развязки. И они, и мы, и дух-пулемётчик - ждём. Считаем секунды до окончания его жизни. Ду-уух! Взрыв получается обалденно красивым. Фонтан кирпичей струёй устремляется вверх и угрожает засыпать нас всех, но мы, впав в экстаз близкой победы, не обращаем на это внимания, и возобновляем огонь.
   - Хватит, прекратить огонь! Прекратить! - кричит мужик в драной афганке, но его никто не слышит. Все слишком увлечены, что бы кого-то слушать и слышать.
   Слева, из-за угла забора, появляется долговязый боец в чёрной потёртой шинели с разорванными рукавами. Неуклюже взобравшись на плечи таких же шинельных товарищей, боец высовывается над забором по плечи, и стреляет из "Шмеля". И сам, в след за стреляным тубусом, летит спиной на землю.
   Ду-ду-ух! Такого я ещё не видел! Грохнуло, как атомный взрыв!
   Дом раскололся надвое, и наполовину сложившись, рухнул, как карточный. Стрелять из "Шмеля" по цели, до которой не более ста метров, совсем шизанутым надо быть.
   - Долбанись... - шепчу я, улыбаясь, - долбанись, сука!
   Круша препятствия, проехав насквозь ряд сараев и летних кухонь, к бэтэру подкатывает танк. Т-72 с намалёванной наспех красной звездой на башне. КПВТ бэтра умолкает, движки глохнут. Откидываются задние люки, оттуда валит синий дым стреляных гильз. Танкисты, приняв молчание бэтра за предложение пострелять самим, выстреливают из пушки. Прямой наводкой. С пятидесяти метров. Танк, как живой, подпрыгивает на месте, из ствола вырывается сноп пламени и чуть не поджаривает бэтээрщиков. Весело!
   Момент попадания снаряда в дом чудовищно красив. Столб стройматериалов метров на десять вверх, кирпичная стена, рассыпающаяся на весь двор, искры и фиолетовые разводы на небе, и мы, мордами вниз. Война - это красиво!
   А танк, как заправский Мавр, сделав своё дело, развернулся и покатил дальше.
   Из БТРа вылезли механ и стрелок. Вытирая свои черномазые рожи жёсткими промасленными рукавами, они подходят к нам, и, как ни в чём ни бывало, просят закурить.
   Свист пальбы резко стихает, и неожиданно, обрывается совсем, но я этого не слышу, гул в ушах заглушает звуки, а улыбка Соседа во всю рожу, загораживает всю солнечную систему. Я поднимаюсь на ноги, во весь рост, но меня мотает, как корабль во время восьмибального шторма, и я сажусь на колени, прикрываю глаза и, слегка покачиваясь, улыбаюсь. Мне становится смешно, просто смотрю на чумазого Соседа и улыбаюсь. У меня сегодня день рождения.
   Наши пацаны облепили уцелевшие фрагменты стен дома, как червяки спелое яблоко. Офицер, строевым шагом подойдя к месту нашей очередной блестящей победы, громко декламирует официальный стих о добровольной сдаче членов бандгрупп представителям государственной власти и даёт последним десять секунд на размышление. Мёртвые боевики отвечают упорным молчанием, и пацаны, предварительно метнув гранаты доверия в останки дома, входят, сквозь огромные дыры в стенах, внутрь. Выйдя оттуда ровно через одну минуту, пацаны машут нам: "Пригнитесь!" и, отбежав порядочное расстояние, сам падают на землю. Гремит очередной взрыв. Мой день рождения отмечаем!
   Уходя, оглядываюсь. Час назад тут был прекрасный особняк, а сейчас осталась только груда кирпича и основание фундамента. Война, однако!
   Небо темнеет, и, кажется, на сегодня наша война закончилась...
   Я, Сосед, и непутёвый контрактник Ча-Ча в синей трофейной спортивке, заходили в подъезд трёхэтажки, когда услышали чей-то голос сверху:
   - Эй, братва! Там в подвале не ваш пацанёнок сидит? Контуженный какой-то!
   - Наши все с нами, - устало огрызнулся я, - и по подвалам не шляются!
   - Не знай, щас глянем, - миролюбиво ответил Ча-Ча, толкнув меня в бок. - А что?
   - Да мы подвал зачищали, а там боец один, с гранатой в обнимку. Я его чуть не положил, идиота. Идите, сами посмотрите, - обладатель голоса высунулся в окно второго этажа, - Может он ваш, заберёте его, пока жив. Он там, в самом дальнем углу.
   - А сами вы - каких кровей?
   - Как каких? Спецназ ВВ! Не похож? - засмеялся он.
   - Худой больно, - Сосед покрутил на пальцах спичку, - для спецов!
   - А вы что, можете меня подкормить? - вэвэшник встал на подоконник.
   - Ты лучше слезь оттуда, недокормленный! - зло посоветовал ему я. - Подстрелят ведь.
   - Не подстрелят! Мы тут сами наутюжили. Вон, четверых чертей грохнули тут. Здесь лежат, можете посмотреть.
   - Ты думаешь, мы не видели?
   - Ладно. Идите вниз, гляньте на идиота. Может ваш, а то жалко пацана, пропадёт за так, - и вэвэшник, спрыгнув с подоконника, скрылся в квартире.
   В кромешной тьме сырого подвала помог фонарик Соседа, пацана мы нашли быстро.
   Прислонившись спиной к стене, поджав под себя ноги, держа в вытянутых вперёд перед собой руках гранату РГД-5, в самом дальнем углу просторного подвального помещения с высоким потолком, утонув задницей в вязкой коричневой грязи, сидел боец. Одетый в короткий чёрный бушлат и чёрную шапку с кокардой, он таращил на нас полные страхом глаза и шептал:
   - Ща взорвётся, взорвётся, там чеки нет. Я выдрал нечаянно. Идите отсюда, взорвётся.
   - Не боись, разберёмся! - попытался приободрить его Сосед. - Ты только не бросай, держи, придумаем чего-нибудь.
   Совсем юное, мальчишеское лицо, когда нос картошкой и большие карие глаза нараспашку, излучало такой неуёмный страх и безысходность, что мне самому захотелось сесть с ним рядом и расплакаться. Мне - двадцать, а он, кажется, такой молодой, что младше меня на целую жизнь. Страх сковал его движения и отключил мозг. Сейчас его руки устанут, и он выронит гранату. И убьёт нас всех четверых. Мне стало так жаль его, что я почувствовал себя виноватым, будто это я оторвал его от мамкиной груди, и послал умирать в вонючем подвале Грозного. И я буду виноват не только в своей смерти, но и в его тоже. Чертовщина какая-то!
   - Ты кто? - приблизился к нему я.
   - М-м-о-орская п-п-пех-о-ота, - раскис парнишка. Из его широко раскрытых глаз крупными каплями посыпались слёзы. - М-мы вто-о-орой день всего-о, - он задрожал и застучал зубами, руки его тряслись всё сильнее.
   - Мы тебя спасём, не бойся. Сейчас, дай только с мыслями собраться, - бодрый Ча-Ча почесал затылок. - И чего ты сюда влез?
   - Я духов увидел. М-му-ужиков. И спрятался, - морпех глубоко шмыгнул сопливым носом и едва не выронил гранату. Мы сразу отпрянули от него, и даже успели пригнуться.
   - Ты чё, морячок! Аккуратнее надо, аккуратнее! - я был готов сам отделать морячка за проявленную халатность.
   - Всё-всё. Только помогите мне, не уходите, - жалобно проскулил морпех. - Я же н-н-никого не убивал! - немного помолчав, неуверенно добавил он.
   - Ха-ха-ха! - громко расхохотался Ча-Ча. - Ну ты даёшь, блин, "я никого не убивал"! Наубиваешься ещё, не торопи кобылу!
   - Короче, тут ничего страшного в твой ситуации нет. Встанешь, спокойно подойдёшь к выходу, остановишься на лестнице и кинешь свою гранату сюда, а сам - изо всех сил при наверх. У тебя будет секунды четыре, не меньше. Бросаешь и бежишь. Вот и всё!
   - Я так не смогу! Не с-с-смогу я-а!
   - Что значит "не смогу"? А кто сможет? Если жить хочешь, - сможешь. А если не хочешь, так это твои проблемы, мы нянчиться не будем. А то нашёл на задницу проблему, дружок. Хорош дурачиться, давай, действуем. На счёт "раз, два, три", ты понял? - чуть срываясь на крик, напутствовал я.
   - Я думаю, ты понял. И смотри, осторожнее, нас не убей, чудило, - погрозил морпеху пальцем Сосед и пошёл к выходу. Я и Ча-Ча, за плечи подняли морпеха на ноги, и побрели вслед за Соседом.
   Столпившись на лестнице между подвалом и первым этажом, мы смотрели в сторону морпеха, но, естественно, видеть его не могли, на свету глубина подвала казалась местом совершенно тёмным.
   - Эй, морячок! Иди сюда, не бойся, мы ждём! - крикнул в темноту Ча-Ча.
   Держа гранату по прежнему перед собой, в проёме появился наш боязливый морпех. Шёл он медленно, прихрамывая на затёкших ногах и щурясь от яркого света.
   - Так, ты помнишь, да, на счёт "раз, два, три" надо катнуть гранату в подвал. И ты уж, пожалуйста, постарайся закатить её туда подальше, лады?
   Морпех неуверенно кивнул головой и неловко выронил гранату себе под ноги. Граната, противно шурша, покатилась по бетону.
   - Твою мать, недоделок рубленный! - чуть не сбив меня с ног, Ча-Ча бросился вверх по лестнице. Сосед схватил морпеха за воротник и дёрнул на себя. Морпех, ударившись голенью о ступеньку, повалился мне на спину. Не поворачиваясь, я рукой нащупал рукав его бушлата, а Сосед, поравнявшись со мной ступеньками, рывком помог морпеху подняться. Буквально выпрыгнув из подвала, мы рухнули на землю одновременно со взрывом.
   - Ушлёпок! Твою мать, сопляк недоношенный! - орал Ча-Ча, склонившись над не подающем признаков жизни морпехом. - Не лежи, ты ж не сдох ни хера, вставай! Я тебя щас сам уделаю, ушлёпок!
   Я привстал на локтях и огляделся. Сосед, по обыкновению вытянув ноги, сидел и молчал. Ча-Ча, рывком за грудки посадив морпеха на задницу, упрямо твердил тому в самое ухо:
   - ... не веришь, что убью? А я - убью!
   - Да оставь ты его, - очнулся Сосед, - он же сам сейчас скончается от твоей ругани. Шок у него. Ты себя вспомни, в свой первый день тут. А то герой, машешь яйцами после драки. Ну посекло бы нас осколками ну и что? Зато домой бы поехали, с медалями, да на белые постели.
   Оставив очухавшегося морпеха одного, мы зашли в подъезд. Не останавливаясь, поднялись на третий этаж, легко высадили дверь, вошли в двухкомнатную квартиру. Интерьер обычный, немного выжженный взрывом гранаты из подствольника, залетевшей через отсутствующее окно зала.
   Выйдя на незастеклённый балкон, Ча-ча замер:
   - Выстрел. Прямо под нами был выстрел! Там кто-то есть.
   - Тут везде - кто-то есть, - устало пошутил Сосед и с разбега плюхнулся на старую софу в зале. - Опа, в тепле моя жопа!
   - Ай, я жить хочу! Не надо! Не нааа-а-ааааадооо! - кто-то заревел на улице и тут же замолк, короткая автоматная очередь оборвала эти стенания.
   - Бля, это ж наш морячок! - вздрогнул я.
   - Я, что, зря его спасал что-ли? - взъерошился Сосед. - Я не понял: зря?
   - Тихо! - прошептал Ча-Ча и лёг на пол балкона, - Тсс!
   - Эй, ты, сука! - выскакивая в подъезд, закричал Сосед, - сука чёрная, ты у меня сдохнешь сейчас, тварь поганая!
   - Нахера он туда вылез? - посмотрел на меня Ча-Ча. Я, на всякий, лёг на пол в коридоре, выставив ствол калаша по направлению к отсутствующей входной двери. Ча-Ча достал из кармана гранату:
   - Так, Усман, ты за Соседом давай, в подъезд шуруй. Дух тут, прямо под нами. Постреляйте вниз по пролету, пошумите. Главное чтоб он не вылез оттуда. Выдавливайте его на улицу, но через окно. Он же не знает, сколько нас тут. А я здесь сам с ним разберусь.
   Словно услышав слова Ча-Чи, Сосед открыл огонь с лестничной площадки вниз по пролётам. Я подбежал к нему:
   - Вниз! Давай, спускаемся!
   Мы спустились на полэтажа вниз, когда дух заговорил с нами из квартиры:
   - Эй! Свинья русский! Урусы! Зачем там стоите, заходите ко мне, гостем будите!
   - Если я зайду к тебе, тушёнка недоваренная, ты с жизнью попрощаешься! И я тебя ещё окрещу напоследок! Во имя отца и ...
   Дух не дал Соседу договорить, обстрелял дверь изнутри. Простая деревянная дверь мигом стала решетом.
   - Что замолчал, свинья? Слова кончились?
   - Да пошёл ты, козёл вонючий! - Сосед, для острастки, сам всадил в дверь целый рожок. - Я тебя щас отсюда из граника ошпарю, посмотрим как потом запоёшь! Пацаны, тащите игрушку! - нарочито с надрывом проорал Сосед. - Сейчас я тебя, сука, обжарю в масле!
   Я, для общего фона, выпустил очередь по остаткам двери сверху. Сосед, поменяв магазин, добавил, и тут же, изловчившись, запустил в дыру двери гранату.
   От взрыва дверь сорвало с петель, а подъезд наполнило туманом оседающей штукатурки.
   - Ну как, Абдулла, - усмехнулся Сосед, - понравиться тебе?
   - А ты зайди, проверь! - кашляя, ответил дух. - Что, боишься? Инша Аллах, я тебя, собака, обезглавлю сейчас!
   "Живучий, гад" - хмыкнул мне Сосед и выложился очередью в пролёт:
   - Ты мне не угрожай, Абдулла! Я тебя не боюсь, бородатый. Я тебя ещё побрею, прежде чем поджарить!
   - Э, родной, да ты и баранина ещё наверное жарить не умеешь, - засмеялся дудаевец, - а меня жарить собрался! Нехорошо!
   - А я баранину не люблю. Предпочитаю сало! Абдулла, сало хочешь?
   - Сам свой сало кушай, свинья ру...
   В квартире громыхнул взрыв. Это Ча-Ча, свесившись вниз головой с балкона третьего этажа на этаж второй, зашвырнул две гранаты ничего не подозревающему духу прямо в спину. Сам Ча-Ча успел занырнуть обратно на балкон, а духа взрывом покромсало на фарш.
   Сосед, закрывая лицо ладонью, встал, швырнул в квартиру свою последнюю гранату и пошёл вниз, на улицу, а я, осмотрев коридор, вошёл в зал. Там - ничего особенного, просто останки духа, размазанные по всей комнате... С облупленного потолка капала покрытая пылью кровь, с пошкрябаных стен струились чёрные ручейки, на полу... каша на полу...
   Это тебе за морячка, гад...
  
   Самогонщики.
   Дворец наш! Мы во дворце Дудаева! Я во дворце Дудаева! Над парадным входом, на козырьке подъезда, развивается наш флаг! Государственный флаг Российской Федерации на поверженном символе дудаевской власти! И этот флаг водрузили пацаны из нашего полка! Первыми!
   Конечно, глупо думать, что раз мы захватили президентское убежище, то и война закончиться, но приятно, и думается именно так. А вдруг?
   Дудаевский дворец - большая, бетонная, советская многоэтажка коридорного типа, а не дворец вовсе, так, административное здание коммунистов-аппаратчиков, наречённое громким именем "дворец" только после переезда в него генерала Дудаева и развала СССР. В общем, для понтов это здание нарекли дворцом, посчитали, что солиднее будет. Где уж. Всё равно мы его взяли. Ещё, я не знаю точного количества этажей дворца, мне их, почему-то, насчиталось десять.
   Кроме нас, во дворце лазили рохлинские пацаны из Волгограда и морпех Северного флота. Звери-пацаны. Молодцы. А ведь им больше других досталось, морпеху. Дудаевцы их ненавидят и боятся больше, чем любых спецназовцев, вот и долбят их усердно, с любовью. Но матросики держатся. Пробив дыру с тыла здания, они, кабинет за кабинетом, этаж за этажом, почти сутки вытесняли боевиков на улицу. Своё доброе дело, в выкуривании духов из дворца, сделала и доблестная авиация, закидавшая дворец фугасными авиабомбами. Да и мы - парни не промах. В общем, все - молодцы. Молодцы все, и все вместе мы сделали это. Здесь, как в школьной игре зарнице - бились все, а победили дружба. Так и должно быть.
   Побродив по дворцу ещё минут пять, получил приказ на отход. Надо идти. Иду. Офицеры, что радостно шествуют рядом, в награду за дворец, обещают отдыха и водки. Посмотрим, как они своё обещание сдержат. Жду... и отдыха... и водки...
   Вечер. Небо без звёзд, пустое и бесцветное, как утренний туман над рекой, и луна вязнет, и едва светится в молочно-меловой дымке. Полная жуть. Как в добрых древних советских сказках - "фильм - детям" - про дремучий лес, змей Горыныча, кощея Бессмертного и Бабу Ягу в избушке на курьих ножках.
   Дремучий лес - это, конечно, город Грозный, в роли кощея - ясно-понятно, сам Дудаев, деревянную избушку заменяет бетонный президентский дворец, ну а Иван-царевич, который должен всю эту нечисть побороть, - это я. Всё хорошо, только вот до Елены Прекрасной и титров "и жили они долго и счастливо" ещё ой как далеко! Но помечтать можно. А что не помечтать?
   Кто-то из подвальных генералов консервного завода, в благодарность за доблестный ратный труд, презентовал нам настоящий отпуск: дал ночку отдыха на полное восстановление организма от усталости трудного, унёсшего несколько десятков жизней, дня. Ротный объявил отбой.
   Ротный у нас вообще мужик клёвый. Интеллигент, по-английски базарит, не сквернословит, о бойцах заботится. Молодец.
   А взводного у нас нет. После гибели 31.12.1994г. лейтенанта ***, нам через неделю назначили нового, молодого "пиджака" после гражданского вуза, так он, на следующий день, в первом для себя бою, потерял кисти обеих рук. По глупости, по незнанию, по неумению пользоваться оружием. Жалко его.
   Следующего взводного убило через два дня после назначения к нам.
   После такой чёрной череды сплошной невезухи, комполка решил взводных нам не назначать, ограничившись наличием командира роты.
   - Мужики, отдыхать!
   Нормальные люди все спать легли, а мы - нет. На нашей БМП днём побило "половину разных нужных приборов", вот Соседу и взбрендило, в неумную его голову, отыскать поблизости какую-нибудь расколошмаченную бэшку и свинтить всё необходимое оттуда. Чудак. Зачем ему понадобились рисковые приключения посреди ночи, не знаю.
   По словам Соседа, ничего особенно сверхъестественного в осуществлении его "классной задумки" не было, "просто нужно перебежать через дорогу, и там уже чего-нибудь да сообразим, там наших подбитых бэшэк - не меряно".
   Легко, если забыть о том, что на город опустилась тёмная и омерзительно ветреная ночь, что идёт война, и кругом молотят из всего попадающегося под руку, и что ещё неизвестно, кто там, через эту хренову дорогу, хозяин.
   Несколько секунд интенсивно шевеля немногочисленными извилинами коры головного мозга своего лопоухого черепка, и отчаянно борясь со сном, я пытался поднапрячься и серьёзно подумать о предложении.
   Трудновато, засыпаю на ходу, но чую - выбор не богат.
   И что же делать? Поохать и завалиться спать - слишком просто и неинтересно; разбрасываясь слюнями и нецензурными выражениями, поубеждать Соседа в его неправоте - трудоёмко и заведомо безрезультатно; плюнув на страхи и предрассудки, побежать сломя голову фиг знает куда - чистое безумие и самоубийство; притворясь чертовски усталым, молча отпустить Соседа одного - просто предательство.
   Пойти на встречу со смертью, потеряться и кануть в безвестность, мне хотелось меньше всего, определённый опыт уже имелся, как говориться: "это мы уже проходили", но отпускать Соседа "в однюху" не позволила совесть. Совесть пока ещё у меня есть. Приходится идти.
   - Ну ты идёшь или как? - Сосед корчит обезьянью гримасу, обозначающую у него крайнее нетерпение.
   - Или как! - я двусмысленно улыбаюсь в ответ. - Да ладно уж, ладно. Вместе навсегда! Сосед forever! - закинув автомат на плечо, я выхожу из подъезда первым.
   По привычке быстро, но внимательно оглядываю зону предполагаемого боестолкновения: местами - абсолютно непроглядная темень, местами - высоко-высоко, вспыхивают и гаснут яркие угольки трассеров, местами - чудовищно-сюрреалистическая картина пожаров - неровными факелами горит газ, вырываясь из тонких, обрубленных снарядами труб газопроводов. Картина, в общем, привычная, но всё равно, страшно. Страшно, что это навсегда.
   Группа бойцов сидит на вырванном с корнем, толстом изогнутом дереве у низенького, грозящего вот-вот потухнуть, костра; позади, сжавшись в зародыши, с опущенными от усталости плечами и головами, на пустых малахитовых цинках, застыв, сидят ещё трое и, видимо, засыпают; двое, торопливо перебирая ногами и спотыкаясь, куда-то несут на носилках молчаливого раненого; другие двое, без оружия, стоят чуть поодаль от выжженной груды металла подбитого танка и курят, по недавно наработанной привычке осторожно пряча дымящиеся сигареты в ладони; ещё двое, сидя на башне одной из трёх БМП, почти в полной темноте, разбирают и чистят автоматы.
   У всех свои, отдельные, субъективные, личные проблемы, но у всех одна общая, главная цель - выжить.
   Проходим мимо них всех, выходим в соседний, такой же совсем маленький и полностью раздолбанный дворик. Всё то же самое: двухэтажные двухподъездные дома со снесёнными крышами, выломанными дверьми и выбитыми окнами, сломанные надворные постройки и детская игровая площадка, раскиданные в беспорядке бытовая утварь и обломки стройматериала, железный остов сгоревшего бэтра и брошенная прямо посередине двора легковушка - чистая, словно только что помытая, белая "шестёрка". Внешне - сходство стопроцентное. Разница лишь в людях. Там, откуда мы пришли, люди есть, а здесь, куда мы пришли, людей нет. Только трупы. Полный двор, в различных позах и в разном состоянии.
   Чуть не наступил на обгрызенный собаками труп женщины. Еле успел заметить и перешагнуть. Посмотрел под ноги - рядом труп поменьше, видать - её ребёнок, тоже изрядно поеденный дикими голодными тварями. Из-под разодранного пальтишка торчат белые блестящие рёбра, череп обглодан полностью, от ног остались одни, изношенные до больших овальных дыр, ботинки.
   - Трындец, бля, - комментирует увиденное Сосед.
   - И не говори...
   Выходим из квартала. Приглушенное эхо взрывов и назойливый треск автоматных очередей становится громче, а значит и ближе. Где-то недалеко идёт мочилово и кому-то там сейчас приходится не сладко. Бог вам в помощь, пацаны!
   Из-за домов выбежала группа людей в штатском. Человек десять. Вооружены. Возбуждённо переговариваясь, бегут прямо на нас. Осталось метров двадцать-тридцать. А разговаривают-то по-чеченски! Что делать?
   Прячемся в ночь, в темноту - за уродливо-широкое, но невысокое ветвистое дерево и осторожно вертим глазами в поисках путей дальнейшего отступления. Я, прижавшись к грубому стволу ветерана природы спиной, боюсь пошевелиться и камнем застываю, с трудом сдерживая своё горячее дыхание. Пульс отдаётся в ушах и сотрясает всё моё, быстро покрывшееся мелкой испариной и давно не знавшее тёплой воды, тело. Я потею, как конь на скаку. Сердце бьётся так громко, что, кажется, выдаст меня своим грохотом. Указательный палец нежно обволакивает спусковой курок автомата и монументально застывает в ожидании драматического действа. Отступать некуда - будем биться. Но как? Если повезёт, используем фактор внезапности - подпустив духов вплотную, расстреляем их в упор. А если не повезёт? Двое против десятерых, шансов у нас - абсолютный ноль. Нет, лучше будем надеяться, что повезёт. И эта надежда нам поможет. Ведь надежда всегда остаётся последней, хотя бы и на ненадёжный русский авось. Авось духи пройдут мимо и не заметят. Будь, что будет, мы заложники своей судьбы.
   Неожиданно, издав громкие радостные вопли, боевики развернулись и побежали обратно туда, откуда прибежали. Может, им по рации чего сообщили? Неважно, главное - пронесло.
   - Фууу, пронесло... - сухой, от перенесённых только что переживаний, ладонью вытираю пот с лица. - Спасибо дереву!
   А странно ведь - вокруг нас более десятка сваленных и поломанных войной деревьев, а самое широкое дерево стоит, как ни в чём не бывало. Парадокс, панимашь. Ладно, зато, в случае чего, оно нас ещё раз спасёт.
   Ну, вроде, больше ничего непредвиденного нет. Можно идти дальше.
   Трусцой перекатываем через широкую дорогу. Напротив нас - три одинаковые панельные пятиэтажки, между ними - проходы шириной метров в десять. Раз, два, три! Устремляемся в один из проходов.
   Большой и ровный, монотонно-бесцветный квадратный двор, двести на двести метров, открывается нашему взору. Пара глубоченных воронок от авиабомб и остатки детских качелей - единственные местные достопримечательности.
   - Лазить сюда опасно, не может быть, чтоб здесь никого не было. Место-то открытое, наверняка снайпер где-то сидит. Давай, лучше вернёмся, - предлагаю я. Но натыкаюсь на жёсткий ответ:
   - Раз пошли за товаром, вернёмся с товаром!
   Послышалась негромкая речь. Снова нерусская. Снова надо спрятаться. Ближайшее укромное место - подъезд. Бежим туда. Забегаем.
   - Стоять! Одно движение - и я стреляю! Кто такие? - грубый мужской голос, абсолютно без какого-либо акцента, останавливает нас на самом пороге.
   - Русские не сдаются! - наивно просто отвечает Сосед, а я враз потею, как кочегар у топки паровоза. Пот рекой заливает глаза, я приготавливаюсь к худшему, но просто так я не дамся, попробую выстрелить, будь что будет.
   - Да свои мы... Ты чё, в своих русских пацанов стрелять будешь? - после гробовой паузы добавляет Сосед
   - Откуда знаешь? - уже мягче спросил голос из темноты.
   - Да по голосу! Душары так не разговаривают.
   - Ладно, проходите, нефиг там стоять, проход загораживать!
   - Ну ты и монстр, чуть не убил, а!
   - Ладно ещё сразу не выстрелил, а то, нафиг, щас бы вы уже с прадедами своими на небесах водку пили, да над нами посмеивались!
   На наше счастье - Сосед и на этот раз не прогадал. Подойдя поближе к обладателю голоса мы приятно удивились - это ж наш хороший знакомый, однополчанин, контрактник Ча-ча!
   Ча-ча рассказал, что часа полтора назад пошёл за водкой и заблудился. Да и правда, все знали Ча-чу не только как хорошего воина и болтуна-острослова, но и как хорошего пропойцу, способного обнаружить огненную жидкость в любом месте и в любом количестве. Ну и тяпнуть всё найденное в однёху, Ча-ча тоже мог без лишних обиняков. Пил он без меры - чего скрывать-то уж, все свои, все не без греха, все под одним Богом ходим - почти алкоголик он был. Да, любил Ча-ча крепко выпить и крепко поговорить. Такой вот он человек.
   Скрипя битым стеклом под ногами, шаркая повсеместно осыпавшейся штукатуркой, наступая на горы щепок, клочков бумаги и всевозможного тряпья, мы прошли лестничную площадку первого и второго этажей, и вошли в квартиру на третьем.
   В однокомнатной квартире мебели не было - пустота, всё возможное давно пожгли на дрова, на полу только мусор, горы стреляных гильз и несколько разбитых пустых магазинов от ПКМ. Окна наспех, неаккуратно заложены кирпичом. Здесь явно кто-то был до нас, причём - совсем недавно. Наследил, натоптал и ушёл. Вот и низенький костёр, вяло освещая сиё убогое убежище, догорал последние свои минуты и подтверждал наше общее предположение.
   Ча-ча, установив на перилах лестницы растяжку на уровне пояса, закрыл дверь и объяснил, что проход на четвёртый этаж он тоже ранее заминировал, и врагов теперь можно не опасаться:
   - Посидим немного, базарим, переждём смуту.
   Мы немного поговорили стоя, и уже хотели возвращаться к своим, как Ча-ча предложил нам выпить "на дорожку" и закусить вкусными солёными огурчиками. Не устояли, выпили. Стало хорошо. Выпили ещё, присели, и понеслась, родимая, до упора. Усосали два пузыря и поболтали понемногу о всяком. По-душам, не торопясь.
   - Говорят, что счастье за деньги не купишь. Ошибаются те, кто так говорят. Я бы купил. Путёвочку куда-нибудь в Испанию, бутылочку вина, ужин в открытом ресторанчике у самого берега моря. Креветки там разные, устрицы в соусе, салатики под оливковым майонезом. Девушки между столиками танцуют в одних тонких купальниках. Просто супер, а не жизнь! - Ча-ча протянул ладони к костру и, не отрывая взгляда от заманчиво мерцающих романтикой углей, медленно выдохнул перегаром: - Разве это не счастье? Счастье! А что для этого нужно? Деньги!
   - За деньги не купишь свободу, - внезапно выпалил я, - и любовь за деньги не купишь, и дружбу.
   - А ты был в Испании? - словно не услышав моих слов, продолжал Ча-ча.
   - Не, не был. Я ваще заграницей не был. Я же из деревни.
   - И я не был, но хотелось бы, когда-нибудь, - мечтатель, ещё немного покрутив ладони над костром, резко отдёрнул их. - Горячо, блин!
   - Я и на море даже не был.
   - И я не был, и я тоже деревенский, - Ча-ча на секунду затих, но, неожиданно очнувшись, грубо пробурчал: - А зато, у нас возле деревни озеро есть! Чистое и большое, там рыбы разной много, раков. Вода прозрачная, и облака отражаясь, мерно плывут по водной глади, и не отличишь, где небо, а где вода. Наловишь чуток рыбёшки, зажаришь на костре, съешь. Поваляешься на травке, водички попьёшь из ручья. Поплаваешь вдоволь, поныряешь, побарахтаешься. Полный расслабон! Вот где она - свобода! Разве это не свобода? А?
   - Здорово, мне аж самому почудилось, что лето наступило и озеро, вот оно, под рукой, можно выйти и искупаться.
   - И всё же - свободу за деньги можно купить. За большие деньги. Я раньше, до армии ещё, в газете читал, что мужик какой-то лимон баксов украл. Через хитрые махинации, в своём же банке. И вот, его как-то менты поймали и закрыли, но быстро отпустили потом.
   - Зачем?
   - За нехваткой улик. Типа. Ну, поделился он с ментами, что уж, не понятно что-ли. Пол-лимона себе оставил, пол-лимона им отдал. Так и купил себе свободу.
   - А у нас один мужик по пьяни спёр колёса от трактора, обменял на литр самогонки и сел потом, за такую хрень, на два года.
   - Вишь, сам понимаешь ведь.
   - Ну, не знаю.
   - А любовь тем более за деньги можно купить. Бабы они ведь, курвы, какие? Пока у мужика деньги есть, они на всё согласные, а как тока деньги кончаются, им мужик и нахер не нужен! Они, деньги, даже и называются так - бабки, то есть для баб! Бабки - бабам, мужикам - проблемы.
   - И разве это любовь?
   - А ты как думал? Как хочешь, так и называй! Но без бабок баб не бывает.
   - А я верю в чистую любовь. Любовь сильнее всего. Даже смерти.
   - Да ты просто молодой ещё! Не испытал ещё любви, поэтому так и говоришь, не ведая. Любовь и дружба - это очень здорово, но очень сложно. Все моральные, нравственные и этические ценности остаются для человека важными и значимыми только до момента столкновения с лёгкой наживой, с деньгами. Причём, не обязательно с большими деньгами. Тупость, жадность и тщеславие съедают человека заживо. Поглощают полностью, вместе со всеми так называемыми человеческими, гуманистическими качествами. Добро, дружба и бескорыстие сменяются другими вещами, - вмешался в нашу полемику Сосед.
   - Какими, - удивленный Ча-ча громко рыгнул, - а?
   - Наглость, алчность и циничность! Они вытесняют из человека любые остатки человечности. Виной всему - деньги. Всё не бесплатно, всё за и ради денег.
   - Помнишь, пацаны говорили, что и Чечня заварилась не из-за "сохранения территориальной целостности", а ради денег, - вспомнил я слова Винограда из 81 самарского мсп.
   - А как же! Нефть! Все знают, что от этой войны пахнет нефтью. Долларами.
   - Я ничё не понимаю.
   - Ну ничего, живы будем - не помрём. Лишь бы не калекой.
   - Точно! Вот домой вернусь, и плевать я хотел на всё! В жопу всё! Вот, посмотри, вот! Видишь? - вспылил Ча-ча и сунул свои ладони мне прямо под нос. - Вот! Вот им всем!
   Я посмотрел на его ладони. Фурункулёз - для солдат дело обычное. Опухшие, гнойные, ужасно чешущиеся болячки донимают каждого, служившего в армии. Антисанитария, недостаток средств личной гигиены, невозможность, а иногда и нежелание помыться и следить за собой, приводят к печальным последствиям. Грязь попадает в кровь и разводит инфекцию. Иногда доходит до ампутации конечностей. Ладонь Ча-чи распухла из-за таких гнойничков, и, значит, нестерпимо зудела. У меня такая фигня тоже была. Еле избавился.
   - Вот и вся польза мне от этой Чечни! Эти болячки - по всему телу. И гноятся, и гноятся. Я гнию весь, и сгнию так, заживо!
   - Лапы убери, итак жрать охота, а ты суёшь тут!
   - Слышь, чё ты ненасытный такой! Только ели, а ему мало! Ты как лошадь, хрен тебя прокормишь! Ладно уж, - быстро остыл Ча-ча и пошарив в карманах, извлёк плитку шоколада, головку лука, сухари и две консервы:
   - Жуй вот, из внутренних запасов тебе отдаю. Последнее.
   - Ого! А шоколад откуда спёр?
   - Женщина может родить ребёнка, а контрактник может родить всё! Места надо знать. Угощайся, - он быстро, но не торопливо открыл консервы и, сняв празднично шуршащую обёртку шоколада, протянул её мне. Я осторожно принял роскошный по сегодняшним меркам подарок и аккуратно, не кроша, разломал плитку на ровные чёрные квадратики.
   - Зря хлеба нет.
   - Сухари - это тот же хлеб, но шоколад - это круто! - я закинул в рот аппетитный квадратик и, растягивая удовольствие, медленно раздавил его языком о нёбо. - Кофейный вкус. А я уже год кофе не пил, забыл уже, что это такое - кофе. Вот бы щас чашечку кофе!
   - Закрой рот - трусы видно!
   - Да, размечтался тут, фантазер, - засмеялся Сосед.
   - Да-а, кофе - божественный напиток, но и водка сейчас не помешала бы. Сколько её, дуру, не пей, всё мало! Течёт по горлу, течёт, а дотечь не может... И всё же, пацаны, для русского народа - именно водка - национальный напиток. И даже если бы она железной была, всё равно мы бы её грызли и грызли, до последнего зуба! - пожал плечами Ча-ча. - Слышь, братва, кончай сидеть, айда, пошли. Время идёт, его у нас все меньше, а градусов в горле ещё ни-ни. Пошли-пошли, водки надыбаем, а всё прочее - потом. А то я так, порожняком, долго не смогу!
   После принятия спиртного, любого тянет на приключения, а тем более разгорячённого вооруженного российского солдата. Без всяких колебаний, мы тотчас согласились с предложением Ча-чи и отправились на поиски недостающих сорока градусов.
   Через дорогу начинался частный сектор. Несколько раз мне уже приходилась бывать в частном секторе: аккуратные, ровные, добротно сложенные кирпичные одно и двухэтажные дома, обязательно окружённые высокими двухметровыми каменными или деревянными заборами. Крыши, в основном, ладные, из нержавейки. Во дворах все хозяйственные постройки просторные и из хорошего стройматериала. В каждом втором дворе - машина. Внутри домов - чистота и уют, полно бытовой техники, огромных цветных телевизоров, японских видиков и музыкальных центров. Подвалы, а их подвалами язык не поворачивается назвать, настоящие подземные комнаты - благоустроенные, с мягкой мебелью, большим запасом продуктов питания и разного повседневного шмотья. В таких подвалах можно неделями жить, не вылезая. Что и говорить, в российских городах подобных мировых домов мало, только у ворюг - "новых русских", а в деревнях, так вообще, о таких домах наши крестьяне и мечтать не смеют, бесполезно. Для нас видики и огромные телики с плоскими экранами - несбыточная мечта, роскошь, а для большинства нохчей-грозненцев - обычное дело. Откуда только они деньги на всё это находили?
   Получается, хорошо чечены жили до войны. А теперь что? Половина того, что было, уже порушено, пожжено, разграблено и растоптано. А ведь войне ещё конца и края не видать, а значит, всё остальное тоже разломают и растащат, и не "российские агрессоры", а свои братья-боевики, "для бесконечного продолжения" однажды начатого дела - "священного газавата против неверных кафиров".
   Два ближних к нам дома разрушены до основания, только фундаменты каменные остались. Были дома - нет домов: здесь, вероятно, авиация наша постаралась; следующие два - с дырами в заборах и со снесёнными воротами, без крыш, без окон и без входных дверей. Там - сто процентов - ничего ценного, тем более - водки, давно нет. Даже несколько молодых деревьев в огородике перед домами снесены и затоптаны бронемашинами. Да, деревья на войне страдают не меньше людей.
   Проходим мимо ещё нескольких обстрелянных и поцарапанных домов, сворачиваем влево, в проулок. Врезаемся в спешащую навстречу нам троицу.
   Женщина, лет тридцати, в потёртом коричневом пальто до колен и коричневом платке, держит под правую руку сгорбленную старушку в чёрной кожаной куртке и тёмной шали, под левую - маленького, хлюпающего носом мальчишку, лет пяти.
   Натыкаемся друг на друга так, что чуть лбами не ударяемся. Секунд десять стоим вплотную, молчим, изучаем друг друга глазами.
   Мальчик, внимательно осмотрев нас - грязных, полупьяных и усталых, дёрнул женщину за руку, затопал ножками и громко заплакал:
   - Ма-а-а!
   Ча-ча, выпучив глаза, наклонился к мальчишке и пригрозил автоматом:
   - А ну, сопляк, тихо!
   - Не плачь, сынок, не бойся! Это наши, русские солдатики. Видишь, как они устали, наверно есть хотят, а ты - плачешь. Не надо, - женщина ласково прижала мальчика к себе, - не плачь, это же наши, они нас не тронут.
   - Что вы тут ходите? Тут нет никого! Или вы пожрать захотели? Что вас, ваш Ельцин совсем не кормит? Где ваши походные пайки? Нету? И вы по домам побежали, как тараканы? - схватилась за цевьё автомата Ча-чи старушка.
   - Что? - глаза Ча-чи едва не вывалились из орбит. - Кто это тут воняет?
   - Нас будете грабить? Русских будете грабить? Алкаши вы, а не солдаты! - отрицательно мотая головой, старушка взревела ещё громче, тряся перед нашими лицами своим маленьким кулачком и срываясь на крик. - Только и можете, у мирных граждан еду отнимать, да деньги трясти!
   - Мама, не надо! Не шуми, пожалуйста, не надо! - запричитала женщина и заплакала. - Мама, что же ты так? Что ты их...
   - А что? Нажрались, сволочи, как свиньи, да бродят тут, корчат из себя воинов-освободителей! Совсем забыли, чем солдаты заниматься должны! Если воевать не умеют, если не могут чеченов энтих, бандитов победить, то хотя бы погибнуть достойно, как божьи люди, как настоящие солдаты своего Отечества, они могут?
   Старушка повернулась к Соседу:
   - Можете, или нет? Или надо обязательно нажраться до поросячьего визга и детей ходить-пугать, а?
   - Тихо, мать, не галди! Русских никто обижать не собирается! Идите, как шли, своей дорогою, а мы пойдём своею, - наклонившись к старушке, вежливо произнёс Сосед. - Идите, с Богом, идите!
   - Ишь ты, грабить! Дура старая! Мы защищать её приехали, за хер знает скока километров приехали! Дура, ещё за автомат дёргает, - кипел Ча-ча. - Ай, да пошли вы все, вам ни хрена не понять, каково нам здесь!
   Мы свернули в следующий проулок. В глаза сразу бросился трёхэтажный особняк из красного кирпича. С виду - нетронутый. И забор целый, высокий, прочный, из листового железа. Я предложил проникнуть туда. Сосед посмотрел повнимательней и возразил:
   - Не верю, чтоб такой дворец просто так бросили. Минимум - он заминирован. Лучше пойдём туда, куда Ча-ча скажет. Он же у нас спец, с чутьём.
   - А пойдём мы - туда! - Ча-ча указал на соседствующий с коттеджем обычный сельский домик. - Там точно что-то есть!
   Подбегаем к деревянному забору, оглядываемся. Никого не видно и не слышно. Можно действовать. Улыбаюсь, как дурак. Сосед сосредоточен. Ча-ча начинает отсчёт. На счёт "три", пинком открываю калитку и забегаю во двор. Обгоняя меня, Сосед мчится к двери. Дверь оказывается приоткрытой, и Сосед сходу забегает внутрь. Я и Ча-ча - следом за ним. Узкая веранда, заставленная подгорелыми кастрюльками и сковородками, затем тесная прихожая, забросанная грязной обувью, потасканными нестиранными штанами, кофтами и рубашками. На узкой тройной вешалке - фуфайка, фетровая шляпа, драповая кепка и голубая детская болоньевая куртка с капюшоном. Когда я был маленьким, у соседской девочки была такая же куртка и, заигрывая, ей в капюшон я всегда подбрасывал снежки.
   - Осторожно, за растяжками смотри! - шепчет Ча-ча.
   - Есть кто дома? Хозяева? - Сосед вытаскивает из кармана гранату. - Считаю до трёх! Потом бросаю в зал гранату! Раз, два, три!
   Тишина. Похоже, никого нет, но Сосед, стоя с серьёзным лицом, всё ещё держит эфку в руке:
   - Бросаю!
   - Никого нет, айда, проходим! Усман - ты за мной, Сосед - охраняешь выход! - забирая из рук Соседа гранату, приказывает Ча-ча.
   И в зале, и в спальне чисто, прибрано. Из дома ничего не вынесено, все пожитки на месте. Похоже, что люди ушли два-три дня назад, но ничего с собой не взяли. Просто оставили. Кому? Открываю холодильник. Старый, пожелтевший от времени, овальный холодильник "Мир". Там кусок размороженной курицы, литровая банка прокисшего молока, солёные огурцы в трёхлитровой банке, две консервы. Водки нет. Закрыв холодильник, замечаю иконку на полочке в углу кухни.
   - Пацаны, здесь русские живут!
   - А мы, чё? Мешаем что-ль кому? Ща уйдём! - кричит из зала Ча-ча, поднимая за ручку дверь в полу. - Посмотрим подвал и уйдём!
   Открыв проход, он отпрыгивает в сторону:
   - Если есть кто - подай голос и выходи с поднятыми руками, а не то - гранату брошу! Считаю до трёх! Раз, два, три!
   Опять тишина.
   - Чё? Эта хата нет никто?
   - Нет.
   - Брось гранату, на всякий случай, вдруг там засада.
   - Да кому надо - засаду в подвале устраивать! Нет там никого. Я спущусь, а ты прикрывай! - и Ча-ча полез в подвал.
   - Ну? - интересуюсь я.
   - Баранки гну! Нет тут ни хера ничего!
   - А как же твоё чутьё? - неутерпев, ехидничаю я.
   - Какое, бля, чутьё! Тут, поди, одни интеллигенты хреновы жили. Одни книги. Даже маринадов никаких нет, ни то, чтоб водка была.
   Я лёг на пол и заглянул в подвал:
   - Темно!
   Ча-ча нашарил какой-то фонарик и посветил мне.
   - И точно, одни книги! - удивился я. - Целая государственная ленинская библиотека! Ладно, вылазь давай, старушка ты моя, библиотекарша очкастая!
   Большой, размером с сам зал, подвал полностью заставлен полками с книгами. Удивительно. Или тут жили ценители и знатоки литературы, или я не знаю, что и подумать. Ну, не вместо дров же они книгами запаслись. Не знаю.
   Мы вышла на улицу.
   - Ну, нашли чего? - глядя на наши пустые руки и недовольные лица, с усмешкой спросил Сосед.
   - Там русские жили. Иконка даже у них есть.
   - Ага, библиотекари какие-то, в очко знатокам их! - перекривился Ча-ча. - Они и жрали, наверно, книги. На завтрак - книги, на обед - книги, на ужин...
   - Кончай а, ты как ребёнок прям.
   Вышли со двора. Где-то недалеко стрекотали пулемёты, а мы, с пустыми руками, стояли и думали, как жить дальше.
   - Скоро возвращаться надо уже.
   - Знаю! Давай так, проверим вон тот дом - и назад.
   - И там нас ждут сказочные богатства?
   - Пошли!
   Не то, чтоб калитка, ворота оказались открытыми. Проверив их на предмет растяжек, я и Ча-ча забежали во двор и присели под окном веранды. Сосед прикрывал с улицы. На корячках, стараясь не шуметь, медленно подобрались к двери, осмотрелись.
   - Мне видно: дверь не заперта! - и только Ча-ча протянул руку к двери, как она настежь распахнулась.
   Держа в одной руке рулон туалетной бумаги, а другой - опираясь на косяк, на пороге, в трико со свисшими коленками, в модных белых кроссовках и помятой спортивной олимпийке, появился мертвецки пьяный мужик. Среднего возраста, лет сорока. Волосы дыбом в разные стороны, недельная щетина на щеках, за километр - запах перегара. Очумелыми глазищами посмотрев на нас сверху вниз, он заплетающимся языком произнёс:
   - Сюре дика ейла ха.
   - Руки вверх, контра! - вскакивая, заорал во всю глотку Ча-ча. - Думал, свои здесь шастают? Ждал кого-то? Сучччара!
   Мужик молниеносно поднял руки, выронил бумагу. Ча-ча ткнул ему в пузо ствол АКСа.
   На крик во двор вполз Сосед. Не вставая, он поинтересовался:
   - Случилось чего?
   - Всё в норме! - кивнул Ча-ча. - А ты чё лежишь, ползаешь?
   - А вдруг из дома обстреляют?
   - Есть ещё кто в доме? - чуть не оглушил мужика Ча-ча. - Обманешь, сука, я тебе кишки выпущу! Я тебе тут не Минздрав, предупреждать не буду, если что подозрительное - стреляю сразу! Одно лишнее движение - всё, хана тебе, шурик!
   - Нет, нет, в доме никого нет! - задёргал головой мужик. - Я один здесь, все ушли давно, в деревню поехали. Неделя я один. Один!
   - А ща мы и проверим. Руки за голову! Иди первым!
   - Да, да, я понял! Не стреляй, не надо! Не убивай! У меня отец совсем больной, один останется - не выживет!
   - Где он?
   - В подвале сидит!
   - Ты же мне только заливал, что в доме никого нет!
   - В доме - никого, в подвале - отец. Он старик совсем.
   - А ты чё не ушёл в деревню? Воевать остался? Дудаевец? Где оружие?
   - Я мирный человек. Рабочий. Всю жизнь на стройке работаю. Экскаваторщик я. Мне война совсем ни к чему. Война для Дудаева и его подельников. Рабочему человеку много не надо. Я и стрелять не умею.
   - Ща мы всё проверим! Ну-ка ладони покажи! И плечо! Живо! - обшмонал мужика Ча-ча. - В дом!
   Прошли в дом. Осмотрелись. Видать, мужик не врал, что простой рабочий - обстановка в доме доказывала это, никаких излишеств, только самое необходимое.
   Вдвоём с Ча-чей спустились в подвал, Сосед с чеченцем остались наверху.
   В подвале, между стеллажами и полками, заполненными банками с маринадом, на зелёной старой софе лежал дед. В одежде, в узкой маленькой папахе, из-под которой торчали седые волосы, в белых шерстяных носках. Старый-старый дед. Рядом лежал ошкуренный деревянный посох.
   - Здорово, дед! Как здоровье? Оружие есть?
   - Агуэбилляхи мина шайтану раджим! Бисмилля иррохманиррохим!
   - Чё ты пищишь? Оружие, говорю, есть? Или у тебя трость, как у Джеймса Бонда, стреляющая?
   - Нет, ничто нет, - еле выговаривая слова, с сильным акцентом прошипел дед.
   - Точно? Ты не бойся. Детей, стариков мы не трогаем, мирных не трогаем! Мы оружие ищем. Водку изымаем. Водка есть? Самогонка или медовуха?
   - Эй, солдат, - нагнувшись в проём в полу, крикнул сверху пьяный чеченец, - там самогонка есть! В углу, за софой. Хороший совсем самогонка. Забирай!
   Ча-ча, заслышав заветное "самогонка есть", ринулся шарить по углам. Найдя шестилитровую стеклянную бутыль, наполненную по горло белой мутной жидкостью, он заулыбался:
   - Я же говорил! Где Ча-ча - там удача! Усман, лезь наверх, примешь у меня. Не разбей, осторожно!
   - Ладно, дед, аксакал, не обессудь, вассалам, пока! - я стал подниматься по лестнице наверх. - Ча-ча, давай, не тяни! Почапали!
   - Всё будет чики-пуки, дед! До скорого! - нежно обнимая бутыль, Ча-ча встал на лестницу и, едва не кувыркнувшись, передал бутыль мне наверх.
   - Достали? Слушайте, давай выпьем, а, солдаты, - несмело поглядывая на родной бутыль, с жалостью предложил хозяин дома. - Это совсем последнее у меня. Всё равно, столько не унесёте, тяжело, не удобно будет.
   - А ты за нас не переживай, моджахед копчёный, сами разберёмся. Скажи спасибо, что тебя, с твоим дедом, не замочили сгоряча. А то, вызову вертушку и скажу им, что ты - родственник Дудаева, а они быстро сравняют твой дом с землёй.
   - Не надо так. Я не родственник. Родственник был бы - здесь не сидел бы давно. Мирно давай. Выпьем за здоровье и разойдёмся.
   - Да чё ты всё "бы", да "бы". Наливай!
   Тяпнув по стакану самогонки, отличной, надо сказать, самогонки, мы тепло попрощались с хозяином дома, отлили огненной водички себе в трёхлитровую банку, оставили остальное "на память деду", и пошли искать своих.
   Петляя в темноте по одинаково разрушенным улочкам частных домов, мы с трудом нашли "дорогу к дому", и вышли к знакомым до боли кварталам.
   Шли молча. От напряжения нарваться на засаду или попасть под обстрел, мой легкомысленный хмель как рукой сняло. Я с опаской думал о будущем. В голову лезли силуэты обгрызенных, очумевшими от повсеместного безумия собаками, тел несчастной женщины и её ребёнка. Совсем недавно, они, как самые обычные люди, жили и работали, росли и мечтали, строили планы на будущее, а может, и на море собирались поехать. И вот - всем мечтам конец, а вместо золотистого песка на тёплом пляже, они лежат на холодной земле прожжённого до самих корней деревьев Грозного. Были люди, и, наверное, не самые плохие люди, и вот, секунда, и нет людей. Жестоко, но это реальность сегодняшнего дня. Дня, в котором живу я. Живу сегодня, прямо сейчас. Так, под чёрными крыльями необузданной, ненасытной смерти, проходит моя жизнь. Моя единственная жизнь. И у меня не будет другой жизни, только эта. В нашем мире, в мире, где живу я, существуют миллионы различных способов убить, стереть с лица земли, уничтожить человека, а способ родить - один. Чтобы убить человека - хватит и секунды, чтобы родить, а затем и воспитать, сделать человека человеком, а не человекоподобным - нужны тысячи и тысячи минут упорного целеустремлённого труда. Природа человека жестока и беспощадна, но сама мать-природа, стихия, импульс, ещё более жесток с человеком.
   - Усман, ты чё, уснул что-ли? Ты хоть дышишь, нет?
   Я встрепенулся. Безумными глазами посмотрел на Соседа. Качнул головой:
   - Не сплю.
   Мы почти дошли. Осталось перейти последнюю улицу. Мы вышли со двора на широкий асфальт, и совершенно открыто и уверенно пошли на противоположную сторону. Оттуда, нам навстречу, так же неспешно и уверенно шли трое мужчин. Мы поравнялись. В чёрных вязаных шапочках, в мятых, пропитанных гарью линялых фуфайках и в китайских спортивных штанах, с калашами наперевес, слева в метре от нас остановились три духа. Среднего возраста: высокие, крепкие, гордые хозяева своей страны. Они молча смотрели на нас, мы молча смотрели на них. Мы: невысокие, худые, усталые российские солдатики. Что мы делаем на их земле? Выполняем приказ. Чей? Правительства Российской Федерации. Для чего? Для восстановления конституционного порядка. Какого порядка? Кому это нужно? А вот это уже не наше дело.
   Прошло около минуты. Я спокойно, без всякого волнения, глазами понятливого, готового к собственной смерти великовозрастного старца, смотрел в глаза одного из чеченцев. Ни испуга, ни переживаний. Наоборот, своим спокойствием я прожигал его глаза насквозь. Он, не встретив ожидаемого страха во взгляде ненавистного салаги-агрессора, немного растерялся. Постояв ещё немного, чеченец отвёл глаза и, отвернувшись, неторопливо пошёл своей дорогой. Остальные, чуть погодя, последовали его примеру.
   Мы снова шли молча. Ча-ча, обняв бесценную банку, Сосед, с гранатой в руке, я, с чистой совестью. Мне было так хорошо, будто какой-то тяжкий груз, который я долго повсюду таскал с собой, спал с моих плеч. Я улыбался.
   - А ну, стоять! - на входе в "наш" квартал скомандовал моложавый, но хриплый и прокуренный голос. - Вы откуда, детвора?
   - Нормальные люди сначала пароль спрашивают. А если бы вместо слов мы свинцом вам ответили?
   - Так, значит, где вы шатались? На марадёрку ходили? - вышел к нам молодой и очень маленький грузный человечек в серой пятнистой форме, с красным и потным, лоснящимся от излишнего веса на отвисших щеках, лицом. - Капитан ФСК России! Расследую случаи мародёрства.
   - А это что у вас? - показался следующий контрразведчик. - Трофеи?
   - Вы знаете, что за мародёрство есть уголовное наказание? Может, вы на нары захотели, детвора? - не унималось лицо довольного сытной пищей хомячка.
   - Вот, - Ча-ча передал ему свою ненаглядную банку, - нашли самогон. Больше у нас ничего нет, мы не мародёры, на задании были. А это, - он с искренним сожалением кивнул на потерянную для себя горючку, - так. Не пропадать же добру.
   - Самогонка? И где же в этом городе самогонка сама под ноги бросается? Местечко не подскажете?
   - Если надо, подсажу, запросто, - закосил под дурачка Ча-ча.
   - Да, и куда вас посылали, тоже расскажешь? Не за Дудаевым ли?
   - Я - человек свободный. Куда меня взводный пошлёт, туда я и иду, - съязвил Ча-ча, - но вам ничего рассказать не могу.
   - Ну ничего у нас нет. Нам идти надо, - не выдержал Сосед.
   - А ты что это такой злой, самый умный что-ли? - брызгая слюной, закипело лицо хомячка.
   - Ладно, пусть идут. Что их мучить, они и так, вон, намученные! - второй контрразведчик улыбнулся и, забрав самогонку из рук сослуживца, кивнул нам головой. - С миром!
   Мы пошли дальше, а офицеры ФСК притаились в ожидании своих следующих жертв. Работа у них такая.
   - Прокатило как-то, - выдохнул Ча-ча. - Пронесло! Могли и арестовать, такие случаи у нас уже были!
   - Нет, как люди, отдохнуть. А меня понесло на приключения. И нафиг мне всё это надо было, бля! - не ответив на реплику Ча-чи, разговаривал сам с собой не на шутку встревоженный Сосед. - Баран! Лучше бы пожрал, и спать лёг! Баран!
   - Ладно вам, самокритики хреновы. Живы, и ладно, - я махнул рукой, и запрыгнул на броню родной БМПшки. - Пришли, самогонщики...
  
   Вопрос.
   По приказу "сверху" батальон собрался у длиннющей, поделенной на три сектора девятиэтажки. В центральном секторе, на уровне третьего-шестого этажей сияла огромная дыра. То есть первый-второй и седьмой-девятый этажи там были, а по центру - пустота! Разбомбить дом так повыгибонистей - это надо суметь постараться. Наверно, это боги войны, артиллеристы, выпендрились, лупили в одну точку, и вот он, результат. Красиво, если не думать о тех, кто был внутри!
   Я впился глазами в эту дыру, она манила меня своим холодом и казалась ртом, в который нас всех всосёт насмерть. Будто на этой стороне - живые, а на той - мёртвые.
   Разбились повзводно, пошли к следующему, более везучему дому. Даже стёкла в некоторых окнах сохранились! Заклеенные бумагой крест на крест, окна ассоциировались с фильмами о блокадном Ленинграде.
   - Смотрим здесь, - указал пальцем приставленный к нам молодой старлей-пиджак, приехавший из Свердловска буквально вчера, - в левом, наиболее целом крыле дома. Обшмонать все квартиры тщательно, что бы никого не пропустить. Аккуратней только, тимуровцы, аккуратней, своих не положите. Да и это... пленные нам не нужны. Ценность для нас представляют оружие, карты, схемы, люди. Остальное не трогать, ну если что-то по мелочи на память возьмёте. За откровенное мародёрство буду карать незамедлительно! Отдам вас особистам и конец, с песнями на Колыму поедете. Прецеденты были, так что не зевайте, работайте на совесть. Давайте, действуем! Пошли, пошли, по трое!
   Зашли. Смотрим. Длинные коридоры и направо, и налево от лестничной площадки. Двери квартир друг напротив друга. Квартиры однокомнатные, с узкими кухнями и закутками туалетов. Ванные рядом с унитазами, умывальник и дверь впритирку. Обстановка небогатая. Богатые люди не живут в маленьких однокомнатных квартирах.
   На пятом этаже вход в коридор преградила железная дверь. Хорошая, плотно подогнанная. Взломать не смогли. Старлей, долго не думая, поступил как в кино, выстрелил по замку из новенького Стечкина. Пуля, срикошетив, могла убить его самого, но промахнулась. Стрелять повторно он не решился. Пока думали, что и как, кто-то предложил выстрелить из "Мухи".
   - Ты чё, охмурел что-ли? - раздражился офицерик. - Ты нас всех тут вынесешь своим выстрелом.
   - А если я с подствольника дуну, товарищ старшлейтенант?
   - Я тебе сам дуну куда надо, недоумок! Мину тащите, как там её, МОНку!
   - Да вы что, товарищ лейтенант? Не получиться, точно говорю, сто пудов! Лучше из АГСа шмальнуть. Надёжнее, и безопаснее наверно.
   Чтобы не видеть этого безобразия, мы с Соседом вышли на улицу.
   - Доиграется этот ребёнок, доиграется со своими выходками, - покачал головой Сосед.
   - Эй, дурачьё, идите сюда! - позвал нас какой-то боец из темноты следующего подъезда. И мы пошли.
   На втором этаже, в шикарной трёхкомнатной квартире, хозяйничали наши связисты. В центре обмазанной глиной прихожей кучей сгрудились бронежилеты и боеприпасы, в углу, прислонённый к стене, стоял пулемёт, на вешалке болтались пара шапок и каска, в строенном в стену платяном шкафу, с заранее оторванными дверцами, виднелись бушлаты. В просторной спальной, на огромной деревянной кровати застеленной белоснежной простынёй, прямо в мокрых ватниках и сапогах, облепленных комками земли, вповалку спали человек пять. Три подушки в бархатистых наволочках с помпонами валялись на полу. Рядом, уткнувшись носом в ножку кресла и укрывшись дорогим коричневым китайским покрывалом с белым тигром посередине, посапывая, дрых ещё один защитник Отечества.
   Стол, выдвинутый на середину зала, был празднично накрыт. Среди банок тушёнки и рыбных консервов удачно выделялись нарезанные щедрой солдатской рукой куски колбасы, сыра, копчёной рыбы. Рыжеволосый боец, в коричневой трофейной куртке с закатанными по локоть рукавами, сидел в велюровом кресле у стола и, с нескрываемым удовольствием, пересчитывал количество открытой тушёнки.
   - О! Это что, тебе одному? - по ходу вопроса я уже доставал из кармана ложку.
   - Неа, пацаны в ванной, мылят лицо и руки.
   - В ванной? С мылом умываются? Ни хрена се!
   - Ага, и проточной водой!
   Я протолкнулся в ванную, разделся до пояса и с удовольствием, не замечая недовольного ворчания стоявших в очереди позади меня, ополоснулся. Благодать!
   Вытершись мягким, синим махровым полотенцем, я вернулся в зал и плюхнулся на низкий кожаный пуфик.
   - Усман, зырь, фотки какие! - связист привстал с кресла и, одной рукой отправив за щёку кусок копченой колбасы, другой подкинул мне увесистый фотоальбом в красивой бордовой обложке. - Зырь, а, где только эти уроды не отдыхали!
   Забыв о еде, я с интересом принялся рассматривать семейный альбом хозяев квартиры.
   Папа, мама, два сына и дочь - общая чёрно-белая фотография на первом развороте. Снизу надпись "Грозный 1984". Строгий подтянутый папа с тонким орлиным носом и коротко подстриженными усиками, стройная высокая мама с белой кружевной шалью на плечах, пацаны лет десяти-двенадцати в белых рубашках с пионерскими галстуками и большими чёрными глазами под широкими лбами, пятилетняя девочка в светлой футболке и короткой юбчонке. Обычная советская семья.
   - И на хера им война нужна была? - вырвалось у меня. - Чё им тут не жилось, а?
   - Хер ё знает. Вот, значит, не жилось.
   Эта фотография, как по взмаху волшебной палочки, возвратила меня домой. Сентябрь, жара, чистое голубое небо, шум ветра. Мы с отцом копаем картошку в огороде возле дома, переговариваемся, шутим, смеёмся, подсчитываем урожай. Из дома выходит мама и зовёт нас на обед.
   - Ты, чё, Усманчик, уснул что-ли? Хавать будешь?
   - Да, буду, - я открываю глаза и автоматически перелистываю страницу альбома. Там фотография лысого деда с палочкой. Пиджак весь в наградах. - Смотри ты, герой какой-то!
   - Ага, он, может, с твоим дедом вместе против фрицев воевал, а ты сейчас вот убиваешь его внуков.
   - Да пошёл ты! Никого я не убиваю! Я есть хочу!
   - Смотри, фотка какая! Красота!
   Я бросил альбом на пол и взял из рук бойца фотку в рамке. В центре цветной фотки, стоя по колено в воде на фоне далёких невысоких гор, улыбался юноша. Редкие светлые усики, волосы бобриком. Старшеклассник. На обороте нацарапано простым карандашом: "Гагра. Чёрное море. Я."
   - На море, значит, отдыхал. Во гад!
   Кто-то включил телевизор и стерео-видео систему. Я оторвался от альбома. Телек "Sony" - широкий монитор с плоским экраном, видик "Sharp" музыкальный центр "Hitachi" с четырьма высокими колонками.
   - Ни фига себе! Мне бы домой такую вещицу! - открыл рот боец в рваных штанах и новом красном свитере, видимо только что извлечённом из шкафа. - Я такую у нас в городе только один раз видел. На центральном рынке. Бешеных бабок стоила. Да, круто они тут жили!
   - Ты, балбес, ты что в красное вырядился. Бабское тряпьё на себя напялил! Ты ещё лифчик одень, клоун! - на порог закинулся незнакомый мужик в армейской кепке и в песочном камуфляже.
   - А ты что за командир такой?
   - Капитан ***, 8 рота. А вы, значит, соседи? Так, мудаки, если вы хоть что-то отсюда вынесете, расстреляю лично! Ясно?
   - А ты чё это понтуешься? Ты перед своими понты режь, а у нас свои командиры есть! - боец побагровел под цвет свитера.
   - Я дважды повторять не буду. Сели, поели, поспали, и мотайте отсюда! Час вам времени. Команда ясна? Не слышу?
   - Так точно, тащ капитан!
   - Вот и договорились!
   Капитан подошёл к столу, взял кусок колбасы, хлеб, лук. Поднял стакан с водкой:
   - Ну, с Богом! Приятного аппетита, пехтура!
   Пацаны налетели на еду. Сожрали всё махом, только уши двигались, да зубы скрипели. Водку пили, как воду, сразу стаканами. Захмелели. Расслабились.
   Парень, похожий на казаха, развалившись на полу, негромко запел. Ему принесли гитару. Хорошую. Семиструнку. Он сел, погладил гриф, подёргал струны, чего-то подладил, заиграл, запел громче. Все слушали. Прикольно.
   Забыл армию, войну, страхи свои забыл. Лежу на диване, в тепле, сытый. Как дома. Ощущение - новый год в кругу друзей. Всем хорошо. Половина песню слушает, половина спит.
   Пьяный Ча-ча подлез ко мне, показывает полотенце и крестик. Мать ему прислала. Осветила в церкви, у себя, там, на Родине, под Екатеринбургом, и прислала сыну, чтобы Бог его хранил. Ча-ча уверен, Бог сохранит его, и живым вернёт к маме. Будем надеяться.
   Через час, в самый пик отдыха, растолкав придремавшее охранение, в квартиру вполз нетрезвый майор. Выстрелив из Стечкина в потолок, он заорал:
   - А ну встали, сукины дети! Война идёт, а вы тут водку жрёте, мародёрничаете! Всех под трибунал! Расстреляю всех, нах!
   Капитан из 8-ой роты, подскочив с кресла, в котором спал, подлетел к майору, ловко ткнул его кулаком в плечо, перехватил пистолет. Схватив старшего по званию сзади за шею, капитан поволок его на улицу. Майор тщетно пытался сопротивляться, капитан только сильнее сжимал пальцы на горле неудавшегося блюстителя порядка.
   Я, вместе с толпой любопытных, вышел следом за офицерами, хотел посмотреть, чем закончится битва гигантов.
   Они встали в центре двора, на детской игровой площадке, у песочной горки. Капитан: высокий, сильный мужчина под тридцать лет. Майор: среднего роста, грузный, с кулаками, как бочками, чуть старше возрастом.
   Капитан оттолкнул противника от себя, оскалился:
   - Не надо моих пацанов на отдыхе дрочить! Им я командир! Иди к себе в штаб, там порядок наводи! А здесь пока я - главный!
   - Я тя накажу, капитан. Сначала измордую, а потом до сержантов опущу, сволочь! - кипел майор. - Ты у меня кровью будешь ссать!
   - Да? Знаешь, дружище, я чемпион Ташкента по борьбе. И у меня разряд по боксу! Доказать?
   - Попробуй! - майор попытался ударить скрытно, резко. Он шатнулся, но коротким ударом снизу под дых не достал наглеца.
   Капитан молниеносно вмазал майору в лоб, пнул под колено, подсёк, завалил в песок. Майор хрюкнул и затих. Победитель короткой схватки посмотрел на своих подчинённых, с гордостью смотрящих на сильного и смелого командира:
   - Так, пацаны, унесите товарища маршал, заприте в ванной, пусть трезвеет. И ни кому о нём ни слова! От кого услышу, застрелю сам! - скомандовал чемпион, и спокойно зашагал прочь.
   - Молодец мужик, а, молодец! - восхитился капитаном Ча-ча. - Своих в обиду не дал. Я бы у него служил. Повезло парням из 8-ой роты, повезло.
   Вошли в подъезд. Покурили на площадке у четвёртого этажа, собрались было уходить, но Ча-че показалось, что за одной из дверей скрывается литр водки. Пришлось выбить дверь и войти.
   - Ну ты, Усман, каратист! С первого раза дверь с петель вышиб! - радовался Ча-ча, пройдя в кухню и открываю дверцу холодильника. - О, видал! Пузырь, огурчики, сливовое варение!
   Опустошив холодильник, заглянули в комнаты, но ничего ломать или забирать с собой не стали. Что мы, вандалы какие?
   На лестничной клетке курил мужчина. Пожилой чеченец.
   - Здрасте! - протискиваясь мимо курящего, поздоровался Ча-ча.
   - Здрасте! - ответил местный. - Зачем дверь в квартиру сломали? Вам открытых дверей не хватает? Водки захотели и солёного? Зачем ломать? Можно постучать, спросить! Я что, вам водки не дал бы? Нет, вам ломать что-нибудь надо! Это квартира тёти Мадины, она совсем одна живёт. К снохе своей пошла, пока не стреляют, решили узнать, жива ли та. Сейчас вернётся, а у неё дверь выбита. Кто вставлять будет? Не лето, холодно! Взяли, и сломали!
   - Это не мы, дядя! - соврал Ча-ча. - А это нам подарили, угостили добрые люди, вроде тебя. Ломали не мы, честно!
   - А кто? - удивился чечен. - Нет никого больше.
   - Нет, правильно, нет. Были, сломали дверь и ушли. Это морпехи были! Изверги! Злые, собаки просто! А мы на такое не способны, мы добрые! Мы творим добро!
   - Добрые? - вскинул брови чеченец. - С автоматами, и добрые? Инша Аллах, этот мир сошёл с ума! Люди с оружием творят добро! Мародёры!
   - Не кипятись, дед, мы просто хотим есть. И всё! Ты понял? - Ча-ча дёрнул плечом так, чтобы чеченец вспомнил, что там висит автомат. - Понял?
   - Да! Понял! Но поймёт ли Всевышний? Вот это - вопрос!
  
   Месяц, когда кончилось детство.
   Мой новый механ - весельчак по прозвищу Ковакс, гнал что есть сил. Ковакс был типичным гонщиком, и это был его минус и его плюс одновременно. Он не жалел ни нашу бронированную машину, ни людей, которых перевозил. Машину он небрежно называл железом, и выжимал из этого железа все последние соки, а людей называл дровами, которые нужно как можно быстрее доставить "к месту выгрузки" и скинуть с брони "пока живые".
   Иногда безумные гонки Ковакса спасали нам жизнь: офигевшие от нашего неожиданного появления, духи не успевали сообразить, как нашу бэшку обстрелять, и давали нам шанс улизнуть невредимыми; но иногда поспешность Ковакса выходила нам боком, мы сами чуть не лишали себя жизни, попадая в нелепые аварии и необязательные катастрофы.
   Коваксом молодого бойца нарекли деды. В честь забавного английского мультипликационного персонажа, неуклюжего великана-медвежонка, который на протяжении всего бесчисленного количества серий, просмотренных нами ещё до войны в части, повторял с экрана всего три фразы: "Я - Ковакс. Я хочу есть! Я голоден!". Молодой механик-водитель тоже всегда хотел есть и, к тому же, в течение дня напоминал окружающим об этом минимум раз сто, вот и стал нашим местным прожорливым Коваксом.
   Мы выгрузили разведчиков в указанном нам офицером месте, у непострадавшей от бомбёжек стройной шестнадцатиэтажки, возвышающейся прямо за дудаевским дворцом, и только развернулись, чтобы отправится за новой партией десанта, как заметили, что последний, спрыгнувший с брони боец, чуть отбежав от нашей коробочки, выронил автомат и упал на спину. Ковакс ударил по тормозам, и я, выскочив через задний десантный люк, схватил бойца за шкирку и втащил его в бэшку.
   В такт рывку Ковакса, я плюхнулся на сиденье и, подтянув раненого себе на колени, бегло осмотрел его. Входное пулевое нашёл сразу - пуля снайпера пробила бронежилет и вошла чуть пониже сердца. Не повезло пацану, не помог жилетик, снайпер был слишком близко, вот и пробило.
   Осторожно стащив с бойца броник и бушлат, я разорвал тельник, свернул его в тампон, прижал к ране, попытавшись остановить кровотечение. Получилось. Крови почти не было, но боец оставался без сознания, и лицо его стремительно белело, он умирал прямо у меня на глазах. Я вколол невезунчику промедол и ощупал его туловище в поисках выходного отверстия пули, но ничего не нашёл. Значит пуля, прошив броник снаружи и пройдя в тело, потеряла убойную силу и, не сумев пробить бронированные пластины изнутри, срикошетила назад в тело. Все органы порвала ему наверно. Вот не везёт, так не везёт. Поискал у него документы, и документов нет никаких. Если помрёт - опознают его, нет? Ладно, если где-нибудь по близости окажутся служаки, а если нет...
   Бэшку зверски тряхнуло, и я, горным козлом подскочив над седушкой, ударился башкой о броню.
   - Ё... - прошипел Ковакс, - В нас попали... Гусеницу сорвало!
   Пришлось оставить раненого и выскочить наружу. К счастью - ничего страшного, попали в нас, скорее всего, гранатой из АГСа и ничего особо не повредили, но с места сдвинуться мы пока не сможем. Точно.
   Я пробежал вокруг бэшки круга три, и только потом заметил, что нас почему-то не добивают. Шальняком что-ли нас зацепило?
   - Эй, пацаны! Мы здесь! Я - Чумазый из 324-го! Бегом сюда, - из окна дома, у которого мы встали, высунулась промасленная солдатская рожа в каске, - бегом, пока вас не дожали!
   - У нас раненый. Он окочурится, если ему не помочь! - спрыгнул на землю Ковакс. - Кто-нибудь из вас шарит, как его откачать?
   - Тащите его сюда, а машину свою бросайте, её бахнут, бля, не бахнули сейчас, так позже!
   Вдвоём с Коваксом мы вытащили раненого и, через оконный проём, передали его Чумазому. Раненого подхватили несколько рук, унесли.
   - Что делать будем? - посмотрел на меня Ковакс.
   - Не знаю...
   С бешеными самурайскими криками, перемешанными с нецензурщиной, из окон первого и второго этажей дома напротив, повыпрыгивали бойцы и побежали к нам:
   - Чё стоим? Духи сюда прут! Тикать надо! Гаситесь! - прокричал один из них и нырнул в окно к Чумазому.
   - Пацаны, пошли с нами! - залезая туда же, предложил другой. - Бегите, пока не поздно! Там боевиков - орда с граниками!
   - А с коробочкой нам что делать?
   - Подорвите её нахер! Гранаты в люк - и делу конец! Что её, духанам что-ли оставлять? Шевелитесь давайте, мы вас долго ждать не будем! Отходим, у нас проход есть, через канализацию. Прямо к блокпостам у Сунжы выйдем!
   - Ну что, подорвём? - долго не думая, полез в карман за гранатой Ковакс.
   - Да ты обалдел что-ли? Её духи ни разу поджечь не смогли! Сколько раз она меня спасала, родимая! Не дам её жечь! - я оттолкнул Ковакса и похлопал по броне, - Ага, тебе не жалко, ты на ней три дня, а я - всю жизнь!
   - А чё ты так? Всё равно, бэшка - вещь казённая, домой ты её забрать не сможешь. Подорвём! Спишут на боевые!
   - Ты иди с ними, а я здесь потусуюсь, может и прокатит нашару, - решился я.
   - Смотри сам. Я, как найду бэтэр или танк, сразу приеду. Дёрнем потом её до наших. Не обижайся только.
   - Всё нормально, беги уже!
   - Ладно, Усман, счастливо!
   Только Ковакс полез к торопящимся отойти к блокам бойцам, как из поворота вырулила БМП-2 и, громыхая траками и подбадриваемая криками сидящих сверху бойцов, остановилась у моих ног. Чуть не сшибли насмерть, идиоты!
   - Кто? Откуда? Чего стоим? - высунулся из люка командир.
   - Да мы не местные, из Генштаба мы, только вот прилетели к вам в президентском самолёте со стюардессами в коротких юбчонках! Хотим проверить наличие свежего белого хлеба с чёрной зернистой икрой в ваших сухпайках! - разошёлся Ковакс.
   - Хватит трындеть, ты, балабол! Мы куда отсюда выедем? Дорогу знаете?
   - А прям к Дудаеву на блюдечко и выедешь! - Ковакс никак не мог остановиться.
   - Знаем, знаем, - я вступил в переговоры. - Нас туда подцепите?
   - А чё такое?
   - Да вон, проблемы некоторые есть, - указал я на нашу бэшку. - Гусеница, траки. Да фигня, дотащите!
   - А далеко? - засомневался командир двойки.
   - Пустяки. За углом!
   - У нас ещё раненый есть. Помрёт скоро без помощи! - Ковакс вошёл в раж. - Или не веришь, генерал?
   - Не ори! Раненый есть? А хер ли ты тогда время тянешь? Стоишь, хером болтаешь? Цепляйте!
   Ковакс повозился с тросом, а я, с помощью двух пацанов, спрыгнувших с брони, вынес раненого из здания и сел с ним внутрь, на сиденье. Раненого держал на руках.
   - Поехали!
   Я, оказывается, устал, и меня нестерпимо тянуло ко сну. Глаза закрывались сами собой, пришлось покемарить.
   - Эй, ты сам-то живой? - толкнули меня в бок. - Приехали!
   Пока двое варёных солдат в окровавленных передниках искали носилки, я устал ждать, схватил раненого сам, и один понёс его в подвал пятиэтажки, к которой мы подъехали.
   По лестнице, навстречу мне, поднимался пожилой мужчина с короткой седой бородой.
   - Что у него? - поинтересовался бородач. - Я врач, с дежурства вот.
   - Снайпер через броник пробил, падла.
   Врач пощупал раненому пульс, и, приподняв веки, взглянул на зрачки. Затем, едва слышно произнёс:
   - Помер твой дружок. Всё уже.
   - Как так?
   - Бывает...
   Врач помог мне отнести несчастного к бэтру, в который собирали погибших.
   - Тут пацаны знают своё дело, можешь оставить его им, - предложил он.
   - Да они у вас варёные! Спят на ходу, когда у них под боком люди умирают!
   - Успокойся. Не геройствуй! Они своё дело знают, и я своё дело знаю. На пятой войне уже. Афган, Баку, Абхазия, Ингушетия, тепер вот, Чечня. Когда закончится, знаешь? - врач похлопал меня по спине. - Оставляй, и уходи, не мешай работать.
   Я согласился:
   - На пятой... А это твои помощники, значит... Ладно, наверно знают, раз тут торчат. Ладно, оставляю. А куда я его? Он даже не из нашего батальона!
   Что-то жуя, подошёл Ковакс:
   - Выжил?
   - Не, мёртвого мы, уже мы мёртвого привезли.
   - А-а! Ладно, - причмокнул Ковакс. - А я, зато пирожков надыбал! Война войной, а обед по расписанию! Да, угостили. Есть и в Грозном добрые люди, не все же, как ты, жадные татары.
   - А, пошёл ты, обжора! Человек тут помер, а тебе всё похеру, лишь бы пузо набить, козёл голодный! - сорвался я. - Пошёл ты! знать тебя не хочу, утроба!
   - Ладно, успокойся, проехали...
   Тридцать первое января, сегодня только тридцать первое января, ровно месяц моей войны в Грозном.
   Месяц!
   Месяц?
   Я устал, я вдруг сердцем почувствовал, как я устал. От всего: от войны, от этой долбаной войны; от крови, её здесь слишком много, нашей крови; от постоянного грохота орудий, чтоб они заглохли все нафиг; от водки, зачем я столько этой гадости пью; от руин и их запахов, воняет тут везде; от себя, да, я устал от себя, такого жалкого комочка безмолвной и безвольной плоти, получеловека-полузомби. Чем я провинился, что я не так сделал, за что я здесь? За что нам это всё? И зачем, зачем?
   Ну, погиб мой хороший друг - Санька Букач, и что, кому от этого стало лучше? А его родаки? Что они скажут, когда получат его бездыханное разорванное тело? А может, уже получили. И что, ЧТО? Стало кому от этого хорошо, стало? Да, Санька не хотел воевать, боялся погибнуть. "Мы все умрём, потому что мы - пушечное мясо!" - говорил он мне, а я убеждал его в обратном. Не убедил.
   Ещё до Чечни, когда у нас набирали желающих поехать с миротворческой миссией в Абхазию, я подал заявление с просьбой включить меня в список миротворцев. Меня записали. Когда за неделю до отправки Санька узнал об этом, то сильно расстроился, уговаривал не ехать, говорил, что вряд-ли я оттуда живой вернусь. Я поверил, и кое-как договорился с командиром полка, чтобы меня оставили. Оставили.
   Когда уезжали в Чечню, мы не знали куда едем, но Санька предчувствовал нехорошее, много нервничал, даже мяукать стал. Мяукал, как кошка, фиг отличишь. Худющий, рыжий как солнце, весь в веснушках, и мяукает...
   Погиб в первом же бою.
   Женька Жуков - сибиряк, спокойный как танк, рассудительный. Когда строились в Моздоке, Женька подошёл ко мне: "Боишься? А ты не бойся, мы же солдаты, а солдаты в России - как животные, быстро ко всему привыкают. И мы привыкнем. Переживём..."
   Не пережили, то есть я-то может ещё и смогу, но он - уже точно нет.
   Ваймер Женька, по кличке Немец, всем говорил, что он - русский, а не немец, да кто его слушал, этого еврея. Хороший был парень, начитанный, и что он в институт не пошёл, дурак, от армии бы отмазался. А теперь вот всё, поздно. Нет его. И никто не споёт нам его любимых песен, на гитаре не сыграет, не расскажет о жене красивой, о маме доброй, о просторах сибирских.
   Пятков Димон, по прозвищу Фурункул, всё болел, да болел, бедолага парень. Как он, весь хворой, в военкомате медкомиссию прошёл - загадка. Вот дождь немного, или снег, так Димон встать не может, весь болячками покрывается, гнойничками, фурункулами. Лекарств наглотается, чаю попьёт, ляжет, одеялом накроется с головой и стонет.
   Погиб Фурункул, сгинул под дождём ночью в Грозном.
   Бородай Олег - хороший был офицер, никогда солдат без причины не дёргал, не бил, не обзывал, уважительно относился. И мы к нему так же старались, уважали.
   Погиб Олег геройской смертью. До последнего, раненым, отстреливался из бойницы своей подбитой горящей коробочки, пока боевики не выстрелили, и не выстрелили в упор из РПГ. Граната угодила точно в бойницу.
   Сосед, мой главный и любимый друг, сгорел в БМПшке связистов вместе с замкомбата Булатовичем, двумя связистами и неизвестным мне наводчиком-оператором.
   Так получилось, что в ту злополучную ночь механ связистов был ранен, и Булатович решил посадить на его место Соседа. Меня на выезд не взяли, приказали спать.
   Небо было звёздное-звёздное, и когда Сосед, как всегда, улыбаясь и шутя, выходил из красивого двухэтажного особняка, в котором отдыхали остатки нашего взвода, я отметил про себя, что неплохо бы стать сейчас космонавтом и слетать к этим звёздам. Посмотреть на мир сверху.
   Сосед навсегда улетел на небо минут через сорок после нашего расставания. Впервые он поехал на задание без меня и сразу же получил в борт заряд из сдвоенной "Мухи" с близкого расстояния.
   Четверо сразу насмерть. От них не осталось ничего. Пепел.
   Связисту-очкарику, живым вылетевшему из люка, так не повезло. Ему, едва пришедшему в сознание, боевики отстреляли конечности и прокатились по туловищу на БМП.
   Через некоторое время, когда я и несколько бойцов-связистов ходили на опознание, один из парней, увидев страшную смерть друга, впал в истерику - кричал, плакал и матерился без остановки несколько часов подряд. А толку? Пацанов не вернёшь.
   Потом один из офицеров штаба и человек пять бойцов из разных рот, поехали толи в Ростов, толи ещё куда-то на опознание сильно обгоревших трупов, в которых, по каким-то признакам, узнали бойцов нашего полка. Опознанных заковали в цинк и вернули родителям. Пусть в таком виде, но вернули.
   А сколько пацанов осталось под завалами в подвалах и домах? А сколько утонуло и сгорело? Имён скольких десятков и сотен погибших я не знаю?
   Многих из них я знал только по погонялу, многих просто на лицо, многих видел в первый и последний раз.
   Месяц войны.
   Это впереди будут Аргун, Гудермес, Шали, Ножай-Юрт, Урус Мартан, Новогрозненский, Курчалой. Впереди будут новые дни, недели и месяцы боев и потерь. Впереди будет много чего неприятного. Но я пока этого не знаю. Я только знаю, что прошёл месяц войны. Месяц, когда кончилось детство.

(май 2004)

  

Оценка: 7.98*470  Ваша оценка:

По всем вопросам, связанным с использованием представленных на ArtOfWar материалов, обращайтесь напрямую к авторам произведений или к редактору сайта по email artofwar.ru@mail.ru
(с) ArtOfWar, 1998-2017