ArtOfWar. Творчество ветеранов последних войн. Сайт имени Владимира Григорьева

Фарукшин Раян
Герой России Дмитрий Кожемякин

[Регистрация] [Найти] [Обсуждения] [Новинки] [English] [Помощь] [Построения] [Окопка.ru]
Оценка: 10.00*3  Ваша оценка:
  • Аннотация:
    глава из книги "Твои Герои. Санкт-Петербург / Ленинградская область" (Раян Фарукшин, 2020 г.)


Дмитрий Сергеевич Кожемякин (30.04.1977 - 01.03.2000),

Герой Российской Федерации (посмертно)

  
   На первый взгляд псковским десантникам, героически погибшим на стыке зимы и весны 2000 года в бою на высотах под Улус-Кертом и навсегда вошедшим в историю Отечества как "6-я рота", "повезло" больше других погибших.
   Во-первых, в соответствии с указом Президента России Владимира Путина все участники боя были отмечены наградами: 22 десантника удостоены звания Героя России, 68 - награждены орденом Мужества. Сам Президент несколько раз встречался с семьями погибших и даже признавал вину "за грубые просчёты, которыми приходится оплачивать жизнь русских солдат", а также лично закладывал мемориальный камень на месте будущего памятника перед контрольно-пропускным пунктом 104-го гвардейского парашютно-десантного полка в Пскове, а затем открывал новый и действительно прекрасный памятник.
   Во-вторых, именно благодаря инициативе В.В. Путина, подписавшего ряд указов об увековечивании памяти погибших десантников, подавляющее большинство их родственников сумело получить от государства причитающееся по закону (например: земельные участки, жилплощадь, льготы), которое вырвать из цепких лап районных и городских бюрократов достаточно непросто. Благодаря личной опеке руководителя нашей страны различного уровня администрации, собесы и военкоматы, обычно достаточно скоро "забывающие" о погибших военных и их родне, вынуждены помнить и содействовать мамам и вдовам псковских десантников.
   В-третьих, сегодня существуют десятки общественных организаций и фондов памяти 6-ой роты, ежегодно на самом высоком уровне отчитывающихся об оказании помощи семьям павших, а в честь павших силами таких фондов и просто неравнодушных людей организуются спортивные соревнования, проводятся уроки мужества, открываются памятники, мемориальные доски и бюсты. Замечательно, что именами героев-десантников названы улицы и школы по всей стране.
   В-четвёртых, в 2008 году по инициативе руководителя Чечни Рамзана Кадырова, распоряжением главы администрации города Грозный одна из грозненских улиц была переименована в улицу Имени 84-х псковских десантников. А 2 марта 2017 года в Аргунском ущелье, примерно в двухстах метрах от места, где разведдозор десантников столкнулся с террористами и вступил бой, с воинскими почестями и в присутствии родственников погибших был установлен памятник - десятитонный гранитный крест высотой 2,6 метра, изготовленный в древнерусской традиции и псковской стилистике. То есть, дань памяти 6-ой роте отдают и в самой Чечне. И это при том, что в республике потихоньку демонтируют памятные кресты, знаки и таблички, которые в ходе контртеррористических операций военнослужащие устанавливали на местах гибели своих боевых товарищей. Что, в принципе, правильно, демонтаж и упорядочение воинских мемориалов необходимы. Иначе, например, каждый квадратный метр западной части нашей страны, от Мурманска и до Новороссийска, оказался бы в табличках с именами погибших в Великой Отечественной войне.
   В-пятых, добрая половина художественных и документальных фильмов, повествующих о героях современности и вышедших на широкий экран, рассказывает именно о мужественных парнях из 6-ой роты. Никому не посвящено песен, поэм, стихотворений и статей больше, чем псковским десантникам.
   И вот отсюда начинаются проблемы. Иногда складывается такое ощущение, что не прикасаться к священной теме гибели псковичей не мечтают только... даже не знаю кто. Уж столько "специалистов", "экспертов", "военспецов", "писателей", "журналистов" грело свои нечистые руки о вечный огонь памяти 6-ой роты, что противно становится. Пересказыватели версии "забыли, продали, пропили, предали" ожесточённо борются со сторонниками версии конспирологической, напрочь забывая и фальсифицируя официальные источники информации. "Вы всё врёте" - такая позиция главенствует и на части форумов и чатов армейской тематики, где форумчане, подавляющее большинство которых войну видело только в кино, спрятавшись за прозвищами, соревнуются в гонке "сенсаций и разоблачений". "Я был ближе к Улус-Керту и знаю больше вас" - многозначительно заканчивают они свои "правдивые" "исследования". И уже, в горячке обсуждений, кто-то, сидя на мягком диване, легко клеймит погибших позором: "тот солдат уснул, а тот - даже не выстрелил ни разу, а этот - трус, а командир - глупец, он не туда вывел, не те команды дал, неверно доложил, не так откорректировал". Все эти грязные домыслы, абсолютно дикие теории и мнения "офицера, который "на высоте" был позже, но не открывает имени, чтобы не попасть под прессинг продажного командования", наносят непоправимый вред здоровью родных и близких погибших десантников, вынужденных этот бред читать и слушать, и перечёркивают добрую половину действительно полезных дел, направленных на увековечивание памяти героев-десантников.
   Особенно отвратительными мне видятся безосновательные нападки на скоропостижно скончавшегося в 2002 году полковника Сергея Мелентьева, человека храброго и порядочного, мол, он был безграмотным и трусливым взяточником и коррупционером. Ау, господа "независимые" журналисты! Если совести у вас нет, хотя бы Бога побойтесь!
   Много лет назад я собирал информацию, встречаясь с участниками событий и изучая документы. Беседовал и с теми, кто в бою участвовал, и с теми, кто поднимался на высоты для эвакуации тел, и с теми, кто занимался разведкой и контрразведкой в то время, и с теми, кто в те первые дни весны 2000 года выполнял свои задачи поблизости от высоты 776.0. Пару материалов я даже отдавал в печать. Однако, потом решил, что больше о бое 6-ой роты ничего публиковать не буду. Потому что люди, реально интересующиеся событиями на Северном Кавказе и понимающие, что происходит и как военная история пишется, до передёргивания фактов и распространения слухов не опустятся, и сами понимают, что и как случилось в бою у высоты 776.0. А остальным - факты не нужны, подавай им "жаренное".
   Давайте не впадать в истерию по поводу "правды" или "кривды" о погибшей роте. Давайте просто помнить героев, отдавших за наше с вами будущее свои жизни, оказывая посильную помощь их родителям и детям. И это будет наша с вами правда о 6-ой роте. Настоящая. Та, за которую не стыдно.
   Сегодня предлагаю почтить память десантников, павших в чеченских горах у высоты 776.0 прочтением воспоминаний полковника Сергея Ивановича Кожемякина о своём сыне Дмитрие Кожемякине, лейтенанте-разведчике, командире разведывательного взвода 175-ой отдельной разведывательной роты 76-ой гвардейской воздушно-десантной дивизии Герое России (посмертно).
  
   Вспоминает Сергей Иванович Кожемякин:
  
   - Дима родился 30 апреля 1977 года в городе Ульяновске. Средняя школа N 48, в которой он учился с первого по шестой класс, теперь носит его имя. Весной 2020 года в учебном заведении установят бюст Героя.
   Сын рос активным, самостоятельным и упорным мальчишкой. В Ульяновске учился средне, и четвёрки бывали, и трояки. Всё-таки сказывалось воспитание бабушки и дедушки, которые крепко внука любили и потакали его слабостям и проделкам. Для понимая ситуации добавлю, что 1976 году по окончанию Ульяновского гвардейского высшего танкового командного училища я командиром танкового взвода убыл в гарнизон 135-го танкового полка, что дислоцировался в посёлке Лугины Житомирской области Украины, и в Ульяновске бывал наездами.
   В 1984 году я окончил ещё и военный институт физической культуры. В 1990 году, забрав сына, с новой семьёй переехал к новому месту службы, в городок Веймар, что в ГДР (Германская Демократическая Республика, 1949-1991). Место прекрасное, в своё время там жили многие знаменитости: поэты Гёте и Фридрих Шиллер, многогранный Фридрих Ницше, композиторы Иоганн Себастьян Бах и Ференц Лист.
   Моя супруга Елена Николаевна всерьёз занялась воспитанием Димки, вечерними часами полностью погрузившись с ним выполнение домашней работы. Они не зубрили задания втёмную, разбирали упражнения "по полочкам". Как результат, 7-9 классы школы Дима завершал почти отличником.
   Когда сын объявил, что будет поступать в Ленинградское суворовское военное училище, которое я сам окончил в 1972 году, мы с ним серьёзно поговорили и взялись за дополнительную подготовку. Я же прекрасно знал, что парня ждёт впереди, и напутствовал сына и словом, и делом. Дима всё понял и к учёбе здорово подтянул физическую подготовку. Поступил. Отучился. Проблем в учёбе не было. Годы в суворовском училище пролетели быстро, как дни. Теперь Дима навечно зачислен в состав 1-ой роты суворовцев и его имя оглашают на каждой поверке.
   Нельзя думать, что решение стать военным сын принял, лишь глядя на меня. Непререкаемым авторитетом для Димы всегда был и его дед Николай Федорович, 1926 года рождения, участник штурма Кёнигсберга. Дед всю жизнь отдал армии, воспитанию подрастающего поколения. Службу он оставил в почтенном возрасте. Крайняя его должность - заместитель начальника кафедры Ульяновского высшего военного училища связи. Николай Федорович часто играл с Димой в шахматы, учил логическому мышлению и планированию, научил внука хорошо плавать.
   Большое влияние на Диму оказывал и другой дед, Николай Васильевич, 1920 года рождения, прошедший всю войну и доживший до 94 лет. На пенсию он вышел с должности командира авиационной части. Всю жизнь Николай Васильевич и сам был очень активным и решительным человеком, и внуку показывал, как постоять за себя и суметь отстоять свою точку зрения перед старшими товарищами и командирами.
   Так вот, оба деда были горды внуком и его выбором. А Дима стремился их не подвести, доказывал поступками, что достоин стоять с ними в одном строю, в одной шеренге.
   Если почитать сохранившиеся письма тех лет, увидим, что Дима искренне радовался учёбе и ни на что не жаловался, лишь, перечислив успехи, между строк указывал, что кушать хочет. Рос, мальчишка! Уже тогда он был ростом метр и 92 сантиметра, но для получения дополнительного пайка ему не хватало чуть-чуть, вот и испытывал чувство лёгкого голода. Ладно, для подростка это нормально.
   Следующие пять лет, с 1994-го по 1999-й, Дима обучался в знаменитом Рязанском военном командном училище ВДВ имени Василия Маргелова. Краснеть за сына мне не пришлось, учился он достойно, а спорт стал его вторым именем, хотя самоутверждаться в спорте в десантном училище, в котором царит культ физической подготовки, заведомо сложно.
   Уже на первом курсе Дима инициировал и при поддержке командиров и сокурсников организовал в роте свой спортзал, чтобы за гирями далеко не ходить. Отремонтировав найденный на складе училища списанный спортинвентарь, ребята принесли туда всё, что в городе нашли и такой спортивный уголок соорудили, что многие лучшие спортсмены училища перешли тренироваться туда. Помню, как Дима все свои лапы, боксёрские перчатки и маты из дома в Рязань увозил. Я сам, под недовольные вопли проводницы и начальника поезда, его боксёрскую грушу, перчатки и комплект из шести татами в вагон загружал. В итоге, Димин спортзал стал таким комфортным и популярным, что там проводились даже плановые занятия по физподготовке и различные соревнования. А сам Дмитрий стал призёром множества первенств, проводившихся в училище и городе, по нескольким силовым видам спорта. Рост под два метра, плечи широченные, руки мускулистые и длинные, загребущие, попробуй такого богатыря свали!
   ВДВ - элита вооружённых сил страны, а элита ВДВ - разведка. Самые сильные, дерзкие и стойкие офицеры служат в разведке. Поэтому я не удивился, узнав, что после получения диплома Дима распределился командиром взвода в 175-ю отдельную разведывательную роту 76-ой гвардейской воздушно-десантной дивизии. Ротой, имевшей большой боевой опыт первой чеченской войны, командовал капитан Сергей Горячев (теперь он полковник, командир 201-ой российской военной базы в Таджикистане), человек компетентный и волевой.
   Дима был искренне рад такому распределению и в сердцах признался мне, что если бы по каким-то причинам в разведку не попал, то из армии уволился бы.
   Разведчики понимали, что новая война на Кавказе, что говорится, не за горами. И Дима готовил своих подчинённых основательно. К войне, а не парадам! Упор делал на физуху, рукопашный бой, стрельбу, передвижение по пересечённой местности и автономное выживание. Развивал силу и выносливость.
   Работал сын без выходных, а в свободные минуты много читал по специальности и вёл блокнот, в котором фиксировал всё, что может вскоре пригодиться в боевых действиях. Этот блокнот, удостоверение личности офицера, фотоаппарат с кадрами, сделанными на войне, и некоторые личные вещи сына сохранились. После его гибели мне их привезли Димкины друзья, коллеги-разведчики. Абсолютное большинство фотографий, разошедшихся по стране с публикациями о 6-ой роте, как раз с фотоаппарата моего сына, именно поэтому на кадрах в основном разведчики.
   Ещё мужики принесли рюкзак десантника, большой походный рюкзак, парашютную и командирскую полевую сумки, каску. В сумке лежали два комплекта камуфляжа, обгорелый свитер, другие вещи сына. Из одежды отсутствовала лишь удобная и тёплая лётная куртка, которую мне подарил великий вертолётчик Николай Майданов, а я, после того, как супруга её подшила, отдал сыну. Также начальник штаба первого парашютно-десантного батальона передал мне на хранение карту боевых действий батальона, хотя, конечно, должен был её уничтожить. Но самое ценное из сохранившегося, всё-таки, карманный блокнот. Дима заполнял его целых пять лет. Перелистывая странички блокнота, перечитывая выписки из боевых уставов и наставлений по тактике и стрельбе, тактико-технические характеристики оружия, изучая графики, схемы, планы, маршруты, я понимаю, о чём сын думал, как учился, к чему стремился, и кем стал.
   Именно благодаря записям в блокноте о боевых выходах, которые сын кратко описал, сидя в шалаше под светом карманного фонарика, мы сумели добавить на карту маршруты его движений, места организованных засад, выставленных постов, обнаруженных позиций противника.
   Мой сын действовал по принципу "делай, как я", а не загружал подчинённых заданиями, мерно покачиваясь на стуле. На фотографиях, сделанных в спортзале, видно, что его бойцы под стать командиру, широкоплечие богатыри и гири в их руках кажутся игрушками. Штанги, гири, перекладины и брусья - лучшие друзья разведчика на отдыхе, так рассуждал сын. Его сослуживцы рассказывали мне, что держа в правой ладони ручку и ставя подписи в журналах, в левой - Дима держал гирю и продолжал выполнять ею силовые упражнения. Солдаты тянулись к такому командиру, и вскоре даже те, кто вначале ныл и жаловался на усталость от перегрузки и недосыпа, стал гордиться собой, став лучшими в беге и рукопашке, или отобравшись на показательные выступления на празднование дня десантника в Санкт-Петербурге.
   Авторитет, заработанный сыном в роте, утвердился окончательно, когда солдаты, которые должны были увольняться и убыть по домам, решили продолжить службу и поехать с Димой на войну. Посмотрите на их чистые, светлые лица на фотографии, отснятой у казармы незадолго до командировки. Видно, что люди, запечатлённые на снимке, не просто сослуживцы, а единомышленники, и все они уверенны в себе, в своих товарищах, в своём командире.
   Здорово нашим парням помогли ветераны-разведчики. Участники Великой Отечественной, войны в Афганистане, первой чеченской и локальных конфликтов, они откликнулись на призыв молодёжи и в течении лета приходили в разведроту. Учили тем премудростям, о которых в учебниках, что говориться, "пишут между строк".
   Осенью 1999 года командир дивизии генерал-майор Станислав Семенюта слетал на Северный Кавказ проинспектировать свои части, задействованные в боевых действиях. Дима с тремя разведчиками охранял Станислава Юрьевича в той командировке. Он не просто обеспечивал безопасность генерала, а живо интересовался происходящим, много общался с коллегами, вышедшими из боёв, имеющими опыт разведывательно-поисковых действий в горах, входившими в огневой контакт с противником на коротких дистанциях. Сын обращал внимание на средства связи, амуницию, обувь, какие-то бытовые мелочи, от которых зависит жизнь человека на войне. Эта командировка помогла ему мобилизоваться ещё сильнее, и ещё тщательнее подготовиться к убытию в горы Чечни на длительный срок. А тёртый калач Семенюта, заметив разумную инициативу и страсть, с которым Дмитрий подходил к делу, сказал по возвращению своим помощникам, что такого способного лейтенанта как Кожемякин, он не видел в армии уже много лет, и Дима уже совсем скоро будет способен возглавить разведроту.
   Был доволен моим сыном и Горячев. Сергей Владимирович отмечал, что Дима выполняет самые сложные его поручения так уверенно и быстро, словно служит в разведке не первый год и его ждёт блестящее будущее.
   Несколько лет назад на одном из патриотических мероприятий ко мне подошёл легендарный разведчик современности Герой России Юнус-Бек Баматгиреевич Евкуров, пожал руку и поблагодарил за воспитание сына. Схожие слова благодарности я принимал от бывших и нынешнего командующих ВДВ - Героя России Владимира Анатольевича Шаманова, Георгия Ивановича Шпака и Андрея Николаевича Сердюкова, других известных военнослужащих.
   Когда сын окончательно сформировал свой взвод и "отполировал" все отношения внутри коллектива, когда парни почувствовали себя одной командой, готовой к суровым будням войны, командование дивизии неожиданно предложило моему Димке собираться для убытия в командировку в миротворческий батальон, решавший задачи по урегулированию конфликта в бывшей Югославии. Туда мечтали попасть многие военнослужащие. И это легко объяснимо. Пик конфликта на Балканах был пройден, и по сравнению с масштабными боевыми действиями, разворачивающимися на Северном Кавказе, служба в Югославии казалась лёгкой прогулкой. Тем более, и командировочные причитались неплохие. Но мой сын был последователен, честен и решителен. Он отказался оставлять взвод: "пусть будет тяжело, но мы с моими братишками справимся, вместе".
   Перед вылетом на Кавказ Дима "обчистил" всю нашу квартиру. Взял себе и бойцам тёплые вещи, подзаряжающиеся аккумуляторные батарейки, фонари, фляжку со спиртом, всякую бытовую мелочёвку. Интересно, что фляжка, переданная сыном офицеру-зампотеху, проехав с ним через весь Кавказ и много раз согревая своим содержимым разных военных, через несколько лет вернулась в Петербург.
   27 января Дима со своими разведчиками улетел в Дагестан. Разгрузившись в Махачкале, они переехали в Каспийск, на базу морской пехоты. Через день их оттуда забрали и на вертолётах перекинули под Ведено.
   Спасибо записям в блокноте Димы, мы знаем об успехах его взвода на войне.
   Так, прибыв в Чечню 29 января, разведчики сразу, без отдыха и раскачки, приступили к выполнению боевых задач. Например, 2 февраля при проведении разведки местности для обеспечения выхода на рубежи с отметками 662.0 и 702.0 парни обнаружили группу боевиков, грамотно организовали засаду и уничтожили противника. Причём, из 14 боевиков Дима лично сумел нейтрализовать троих. Такое вот боевое крещение.
   16 февраля во время обеспечения выхода второй парашютно-десантной роты на высоту с отметкой 1825.0, являющуюся господствующей на хребте Алистанжи, разведчики вновь проявили себя. При подходе к высоте они засекли передовую заставу и огневые точки противника. Не растерявшись, разведчики успешно атаковали боевиков, уничтожили их заставу и захватили хорошие трофеи, в том числе зенитную установку и крупнокалиберный пулемёт.
   Следующие два дня Дима со своими парнями в количестве двух дозорных отделений проводил разведку плотно заросшей и труднодоступной местности в районе отметки 1579.0. Обнаружив укрепрайон боевиков, сын правильно рассчитал силы и не полез на противника нахрапом. Передав координаты позиций боевиков артиллеристам, разведчики, усилившись коллегами численностью до взвода, атаковали ваххабитов сразу после артподготовки. Так, оглушив и ошеломив противника, десантники овладели высотой. Трофеями стали пулемёт КПВТ на станке от ДШК, 30-мм пушка, стрелковое оружие, боеприпасы, система охраны (сигнализация с датчиками движения) и запасы продовольствия на месяц.
   19 февраля Димина группа занималась разведкой местности для обеспечения переправы через речку Абазулгол бойцов одной из парашютно-десантных рот. На западной окраине села Элистанжи сын лично обнаружил свежий схрон в районе отметки 683.3, что недалеко от брода, используемого в качестве переправы через реку. Также, он заметил боевиков и, используя рельеф местности, блокировал им пути отхода, организовав засаду. Ничего не подозревая, бандиты шли к реке, где их встретили прицельным огнём. Оружие, снаряжение и боеприпасы уничтоженных террористов стали трофеями наших разведчиков.
   25 февраля, когда Дима со своим разведчиками проводил разведку местности и маршрута выдвижения в район горы Дембайирзы, он обнаружил банду ваххабитов, входящую в крупное бандформирование ближайшего подручного Арби Бараева. Скрытно обойдя ничего не подозревающих боевиков, разведчики атаковали их одновременно с флангов и тыла. Большая часть бандитов была уничтожена.
   Через два дня разведчики Димы обеспечивали выставление блокпостов силами бойцов из состава первой парашютно-десантной роты в районе отметок 806.0 и 880.0. Тщательно прочёсывая местность, разведчики заметили боевиков. Действуя синхронно, смело и слажено, десантники задавили противника огнём и уничтожили их.
   Отмечу, что ни смотря на такой плотный график боевой работы, мой сын не потерял ни одного подчинённого. Разведчики не понесли ни одной потери!
   Высокий уровень подготовки Димкиных парней и их желание работать не покладая рук заметили коллеги из других подразделений. Офицеры из спецназа ФСБ - знаменитого "Вымпела" и 45-го отдельного разведывательного полка ВДВ доверяли Диме и задействовали для решения серьёзных задач.
   Статус разведчиков был крайне высок. Они, вернувшись с разведывательно-поисковых мероприятий выжатыми да вымотанными, умывались, перекусывали и падали отдыхать. А их вещи стирали и сушили другие бойцы. Чистили им оружие. Помогали всячески, чтобы разведчики, передохнув, времени на бытовуху не тратили, а решали боевые задачи. И это нормально. Кстати, перед выходом, личное оружие разведчики всегда повторно осматривали и чистили сами.
   Утром 29 февраля отряд десантников под общим руководством Марка Евтюхина начал движение для выставления опорных пунктов в районе высоты 776.0. Впереди, на некотором удалении, шёл разведдозор, который после выполнения своей задачи должен был вернуться на место своей временной дислокации.
   Когда я слышу или читаю о том, что павшие в бою десантники были неопытными, "зелёными", необстрелянными и не были к бою готовы, я начинаю очень громко возмущаться. Не буду рассказывать за всех, но разведдозор был настолько силён, опытен и компетентен в своих вопросах, что говорить об их профнепригодности не просто глупо, но и подло.
   Судите сами. С моим Димой в разведку ушли Алексей Воробьев, Александр Лебедев, Сергей Иванов, Андрей Арансон, Сергей Медведев, Дмитрий Щемлев, санинструктор Евгений Хаматов, Сергей Козлов. Да, кроме парней из 175-й отдельной разведроты и полковой разведроты в дозор (как и положено по инструкциям) пошли и другие люди, но они - высококлассные узкопрофильные специалисты, если можно так сказать - "штучный товар". Это командир самоходной артиллерийской батареи Виктор Романов, выполнявший в дозоре функции арткорректировщика, его радист Денис Стребин и командир взвода инженерно-сапёрной роты Александр Колгатин, отвечавший в дозоре за минно-взрывное дело.
   Немного о них подробнее.
   Димкин друг Александр Лебедев, не смотря на возраст, был уже опытным воином. Полтора года он служил в бывшей Югославии в составе миротворческих сил России, участвовал в нескольких операциях, в том числе в знаменитом марш-броске на Приштину. Был награждён медалью "За отвагу" и двумя медалями "За укрепление боевого содружества".
   Достоин глубокого уважения и старший лейтенант Алексей Воробьёв. К моменту гибели он воевал уже полгода, набрался опыта, стал спецом высокого класса, за успехи в боях был награждён орденом Мужества. Отказавшись от замены и убытия в Псков, Алексей подтвердил своё реноме профессионала и фаната разведки. Достойный сын достойного отца - полковника запаса, ветерана войны в Афганистане, бывшего командира полка Владимира Николаевича Воробьёва.
   Кавалер ордена Мужества и медали "За воинскую доблесть" 1 степени капитан Виктор Романов заслужил эти награды в первую чеченскую войну, в самые лютые бои зимы 1995 года. Он был очень начитанным, интеллигентным, вдумчивым, рассудительным человеком, и в то же время храбрым, дерзким и отважным офицером.
   Старший лейтенант Александр Колгатин окончил Камышинское высшее военное командно-инженерное строительное училище с красным дипломом. Рассудительный, осмотрительный и отважный офицер успел совершить более двадцати выходов для разминирования и лично обезвредил более 70 взрывоопасных предметов. В его профпригодности сомневаться не приходится.
   Андрей Арансон родился и рос в (тогда ещё украинском) Севастополе, поэтому успел отслужить срочную в украинской армии. В спецназе МВД он получил навыки рукопашника, снайпера и штурмовика. После срочки Андрей переехал в Россию, получил гражданство и пошёл служить в российскую армию. Он был хорошим боксёром, участником турниров по рукопашному бою, крепким и выносливым парнем, воевал с ноября 1999 года.
   Самбист, чемпион полка по вольной борьбе, отличный лыжник и классный рукопашник, здоровяк Сергей Медведев первый боевой опыт получил в Абхазии. Он был надёжен, как скала, и силён, как настоящий "русский медведь".
   Улыбчивый и искромётный Евгений Хаматов был кандидатом в мастера спорта по лыжным гонкам, многократным чемпионом и призёром первенств Санкт-Петербурга и Ленинградской области. Также Женя успешно занимался игровыми видами спорта и лёгкой атлетикой. Он никогда не уставал и не унывал, его высокая физическая подготовка позволяла ему оставаться свежим и целеустремлённым в любой ситуации. Навыки санинструктора Женя получил в специализированной учебке в Осиновой роще.
   Сергей Иванов с раннего детства занимался тяжёлой атлетикой, был кандидатом в мастера спорта. Обожал рукопашный бой, мастерки владел ножом. До Чечни он 7 месяцев прослужил в Абхазии, где и узнал "вкус войны", а на Кавказе воевал с осени 1999 года. Иванов был отличным разведчиком.
   Чемпионом Тверской области по лыжным гонкам был Денис Стребин. Спортсменом, а значит, сильным и выносливым, был и выпускник физкультурного техникума Сергей Козлов.
   Дмитрий Щемлев участвовал в боевых действиях в разгар первой чеченской. Он тогда служил срочную в частях 7-ой гвардейской воздушно-десантной дивизии. Так что парнем Дима был опытным и смелым.
   Видите, какие парни? Все, как на подбор! Поэтому я уверен, что на тот момент этот разведдозор был самой боеспособной боевой единицей всей полковой тактической группы псковских десантников! Они были настоящими воинами!
   Теперь вы понимаете, что большая часть ребят, оказавшихся в том бою, не могли считаться новичками. Да тот же командир роты майор Сергей Молодов был отличным офицером, имел медаль "За отвагу". Классный рукопашник, мастер восточных единоборств, опытнейший боец. Сергей принимал участие в миротворческих операциях в Баку, Оше, Узгене, Нагорном Карабахе, воевал на первой чеченской, командиром роты спецназа в составе разведбата участвовал в отражении нападения чеченских боевиков на Буйнакск в декабре 1997 года. Я его очень уважаю.
   То, что случилось дальше, а это бой в районе высоты 776.0, вы все знаете, и я не стану ничего повторять. Я горд тем, что мой сын и его парни, первыми вступив в ту роковую и безжалостную схватку, вышли из неё последними. Да, Дима погиб, но сделал всё возможное, чтобы отправить на тот свет как можно больше бандитов. Он дрался в рукопашной, прикрывая отход двух бойцов, благодаря ему оставшихся в живых. Никакой боевик никогда не сумел бы победить сына в схватке один на один, поэтому они навалились скопом и одолели Диму, только вырубив его выстрелом из подствольного гранатомёта в упор. Вот так!
   Когда мне принесли горестное известие о гибели, я не смог усидеть на месте, в поисках более точной информации рванул из Питера в Псков, но через день вернулся в Питер. Оттуда устремился в Ростов-на-Дону, хотел дальше бортом на Ханкалу, в штаб Объединенной группировки войск вылететь. Но услышав, что наших погибших перебросили из горной части Чечни вертушками на Ханкалу, и готовят самолётами в Ростов-на-Дону доставить, остался. Обошёл сначала окружной военный госпиталь, потом военную медико-криминалистической лабораторию, но своих погибших не отыскал.
   Ночью за мной в гостиницу примчался мой товарищ полковник Старостин. Сообщил, что десантников доставили, и подбросил меня в госпиталь. Там я встретил майора, который рассказал, что и Диму моего привёз.
   Зашли в какой-то мрачный ангар. А там - ряды носилок, на них в чёрных мешках - погибшие. Я сына сразу узнал, по ногам. Оказалось, по ногам, точнее, высоким бахилам из комплекта химзащиты армии ГДР, которые я ему дарил, чтобы удобнее было в снегах по горам лазить, его сослуживцы и смогли опознать, эвакуируя с места боя. Информация, указанная на смертной бирке меня немного смутила: "старший лейтенант". Почему "старший", когда он лейтенант? Майор пожал плечами и, по-моему, сказал, что Дима за успешное выполнение боевых задач в районе Элистанжи был представлен к очередному воинскому званию досрочно, а вся его группа - к государственным наградам. Понял, говорю, открывайте. От ног к голове открывали.
   Три пулевых ранения в правом боку у Димы насчитал, плюс возле плеча, и ниже сердца увидел. Всего пять пуль ему досталось, получается. Но всё это для моего крепыша - не смертельно. А вот слева на груди была огромная гематома, от ВОГа, получается, в упор выпушенного. Внутренние органы, видимо, этим ударом порвало.
   Голову смотреть не стал, не желал, не мог, хотел сына в памяти улыбающимся оставить. Парней попросил голову осмотреть, подсказал про пятно, которое в раннем детстве капля горячего масла оставила, когда бабушка блины жарила, капнула ему нечаянно. Голова сына оказалась раздавленной. Так боевики ему отомстили. Пришлось церковное полотенце на голову Диме положить, когда его к похоронам готовили.
   Ещё я к телу подполковника Евтюхина подходил. Марку одна пуля в правый бок угодила, вторая выше сердца вошла. И голова подполковника была повреждена сверху, возможно, от осколка. Друг Димы - пулемётчик Лебедев, весь был пулями изрешечён, а лицо нетронутым осталось.
   Столкнулся там с одним прытким генералом из МВД. Он за своими погибшими прилетел. Сотрудниками ОМОН, попавшими в двойную засаду на выезде из Грозного. Сначала мы за грудки друг друга похватали, эмоции-то кипят, потом разобрались кто есть кто и откуда, выпили с ним, поговорили. Пуля-то, дура, она не смотрит, какого цвета на тебе камуфляж, погоны, тельняшка или берет, косит. Милиционеры, они ведь тоже за Родину сражались и погибли. Достойны уважения.
   К полудню 5 марта все погибшие разведчики были готовы к отправке самолётом через Смоленск на военный аэродром, что под Питером. Но офицеры, ответственные за отправку тел убедили меня никого не забирать, решили, что все, кто вместе погиб, вместе должны на Псков полететь, так правильней.
   14 марта 2000 года после отпевания в Николо-Богоявленском кафедральном морском соборе, мы похоронили Дмитрия на Серафимовском кладбище. С воинскими почестями. В организации похорон приняли участие коллектив Санкт-Петербургского суворовского военного училища, представители комендатуры округа, много разных достойных людей.
   Спасибо за помощь в проведении похорон начальнику суворовского военного училища генерал-майору Валерию Николаевичу Скоблову. Прощание, организованное в родном для Димы учебном заведении, прошло на высоком уровне, трогательно и красиво, хотя такие слова, может, и не совсем подходят, когда речь идёт о трагедии.
   Отдельно отмечу, что из 12 десантников разведывательного дозора шестеро стали Героями России, и четверо из них были так или иначе связаны с Северной столицей.
   Всего в том страшном бою свою жизнь за Отечество отдали 84 человека, 15 из них были призваны на службу военными комиссариатами Санкт-Петербурга и Ленинградской области. Ещё двое - офицеры Андрей Панов и Андрей Шерстяников - учились в нашем городе: заместитель командира роты по воспитательной работе Панов - выпускник Санкт-Петербургского ВОКУ, командир зенитно-ракетного взвода Шерстяников - выпускник Санкт-Петербургского высшего зенитно-ракетного командного училища.
   В Санкт-Петербургском суворовском училище бюст выпускника 1994 года Дмитрия Кожемякина установили 1 сентября 2000 года в колонном зале, открыли в торжественной обстановке.
   Над входом в подъезд дома N 10 по улице Молодцова в Сертолово, где мы живём, установлена мемориальная доска, посвященная Диме. Соседняя, новая улица, называется "имени Дмитрия Кожемякина". К юбилею ВДВ на пересечении двух улиц запланирована установка памятника Герою и благоустройство прилегающей территории.
   Имя сына высечено на гранитной плите с именами павших в локальных войнах жителей Сертолово (18 человек) у нового монумента - двух гранитных скал, на которых размещены фигуры двух бойцов, один из которых поддерживает раненого товарища. На памятнике - слова Александра Суворова "Жизнь - Отечеству, честь - никому!" Это точно, точно про моего Диму. Неподалёку от монумента установлен памятный стенд с цветными фотографиями погибших, чтобы люди могли видеть их лица и понимать, кому памятник посвящён.
   В Москве, на площади перед входом в Центральный музей Вооружённых Сил, в память о 6-ой роте установлен бронзовый монумент, изображающий двух десантников. Там внушительный гранитный постамент и стела, увенчанная двуглавым орлом, держащим в когтях меч и лавровый венок. На основании есть две памятные надписи: "Воинам-десантникам" и "Памятный знак, посвященный погибшим воинам-десантникам 6-ой роты 104-го гвардейского парашютно-десантного полка 76-ой гвардейской воздушно-десантной дивизии. Установлен в 2002 г. по Указу Президента Российской Федерации".
   В Невском районе Санкт-Петербурга, в парке на пересечении улиц Джона Рида и Бадаева в 2015 году открыт памятник, посвященный подвигу наших детей - десантников. В церемонии принимали участие губернатор Санкт-Петербурга Георгий Полтавченко, председатель Законодательного Собрания Вячеслав Макаров, командующий войсками Западного военного округа генерал-полковник Анатолий Сидоров, ветераны боевых действий и вооружённых сил, представители общественных организаций.
   Ещё один памятник подвигу псковских десантников, именуемый народным, установлен в Санкт-Петербурге в 2010 году ветеранами полка на крохотном пятачке на улице Добровольцев, недалеко от перекрёстка с проспектом Ветеранов. На небольшом белом округлом камне - гильзы, в них - остатки оплавленных свечей. Рядом - солдатские медальоны с именами погибших и самодельный щит: "Воинам 6 роты, павшим за Россию". В метре от камня на высоких флагштоках развиваются флаги России и ВДВ.
   Конечно, самый известный памятник нашим детям - это "Купол", монумент, открытый 1 августа 2002 года у контрольно-пропускного пункта полка в Черёхе, Псков. На постаменте, грани которого формируют собой образ Георгиевского креста, расположены гранитные плиты. На плите, обращённой к автодороге, то есть, наиболее видимой, изображена Золотая Звезда Героя России, именно на ней выведены имена десантников, отмеченных высшей наградой Родины. Над Звездой установлен стилизованный щит с надписью: "6 роте благодарная Россия". На других трёх плитах изображён орден Мужества и имена ребят, награждённых этим орденом посмертно. Сверху над плитами - белоснежный металлический купол парашюта, стальными стропами опирающийся на постамент, похожий на горную вершину. Венчает купол стилистическая звезда Героя России. Внутренняя сторона купола покрыта автографами погибших десантников. Под куполом, в качестве центральной оси монумента высится композиция из устремлённых ввысь 84-х поминальных свечей. Ночью свечи загораются.
   Совсем недавно перед КПП полка (левее и позади "Купола") на пьедестал воздвигли БМД-1 (боевая машина десанта), как объединяющий символ мощи бронетехники крылатой пехоты. Хорошая задумка. А в полку много лет действует добротный музей, большая часть экспозиций которого посвящена солдатам и офицерам, погибшим в борьбе с международными террористами на Северном Кавказе. О подвиге 6-ой роты рассказывает стенд с фотографиями участников боя, найденные на высоте элементы обмундирования десантников, осколки разорвавшихся боеприпасов, письма родных в армию, буклеты, журналы и газетные публикации с воспоминаниями сослуживцев и родителей павших воинов.
   2 марта 2017 года памятник нашим детям был открыт на склоне горы Истыкорт, что в Аргунском ущелье. Памятник находится неподалёку от мест боёв, между селом Улус-Керт и той самой высотой. В церемонии открытия приняли участие представители семей погибших, руководитель Чеченской республики Рамзан Кадыров, губернатор Псковской области Андрей Турчак, ветераны ВДВ и спецподразделений, представители патриотических движений.
   Кстати, именно это место весной 2001 года посещал Президент России Владимир Путин и возлагал нашим детям цветы, зажигал поминальные свечи.
   Стоя на месте, в двухстах метрах от которого мой сын и его разведчики завязали с противником бой, я испытывал горькие, непередаваемые ощущения. Но я был полон гордости за сына и за его поступок. Я дышал полной грудью и прямым, открытым взглядом смотрел вокруг. Я знал, что если бы наши дети не устояли, отступили, бросили вот эти позиции, боевики парадной колонной вошли бы в Сельментаузен, Хатуни и Ведено, остальные сёла, и объявили бы о создании так называемой "Исламской Республики", дальше вошли бы в Дагестан, развязали новую войну. Правительству России пришлось бы вводить чрезвычайное положение, отменять президентские выборы, назначенные на 26 марта 2000 года. Активизировались бы наши "западные партнёры", "восточные друзья", "московская либеральная тусовка". Россия впала бы в хаос. И тогда не понятно, что бы стало с нашей страной, сохранилась бы государственность или нет. Я уверен, что именно наши дети - герои-десантники - сорвали эти коварные и далеко идущие планы наших врагов. Наши дети отстояли целостность Государства Российского.
   Наша квартира за последние годы превратилась в музей имени Димы. На стенах - его портреты, исполненные в различных стилях - рисованные и резные, копия карты и указа Президента, фотографии. На письменном столе и журнальном столике размещены личные вещи сына, военная атрибутика, книги, шевроны и десантные петлицы. Кресло у столика занимает одетый в полевую камуфлированную форму плюшевый волк в голубом берете с кокардой. Волк символизирует разведчика и напоминает нашего сына, ведь у Димы был такой позывной. Над волком висит небольшой парашют от осветительной мины. Рядом - парадная форма десантника с лейтенантскими погонами на плечах и Звездой Героя России над левым нагрудным карманом. Правее - белый китель с погонами и нагрудными знаками курсанта-суворовца.
   Летом 2019 года Алексеевская ремонтно-эксплуатационная база флота, что в городе Киренске Иркутской области, назвала один из кораблей именем Героя России Дмитрия Кожемякина. Ещё один танкер получил имя кавалера ордена Мужества Алексея Пичужкова, который погиб у села Самашки весной 1996 года. Оба судна - нефтеналивные танкеры для северного завоза, модернизированные по новым требованиям экологической безопасности и имеющие двойные борта и двойное дно. Так что корабль имени моего сына теперь ходит по великой русской реке Лена и несёт сибирякам добро. Конечно, это приятно.
   Добавлю, что там же ранее на воду был спущен танкер имени другого участника боя у высоты 776.0 - Героя России (посмертно) старшего лейтенанта Андрея Шерстянникова. С его мамой - Надеждой Ивановной - я встретился на торжественном мероприятии в Киренске, она приехала туда из Усть-Кута, городка, откуда когда-то начинался БАМ.
   В Иркутскую область со мной летал начальник штаба Союза офицеров (Сертолово) Дмитрий Гребенюк. Мы благодарим наших друзей и однополчан - генерального директора Алексеевской РЭБ флота Валерия Козореза, Алексея Пономарёва и Рашида Салахова за добрые дела и сохранение памяти о Героях Отечества.
   В целях увековечения памяти героев-десантников в Санкт-Петербурге в 2001 году учреждён Всероссийский юношеский турнир по самбо, посвященный подвигу 6-ой роты. Огромное спасибо за его организацию Герою России Алексею Махотину, главе муниципального образования "Дачное" Вадиму Сагалавеву, заслуженному мастеру спорта, именитому самбисту и тренеру Михаилу Васильевичу Кокорину.
   Турнир ежегодно проходит как открытый урок мужества с участием ветеранов Великой Отечественной войны и боевых действий в Афганистане и Чечне, сотрудников спецподразделений силовых структур, представителей молодёжных клубов, курсантов военных институтов и старшеклассников. Посмотреть соревнования всегда приходят представители командования ВДВ, руководства Санкт-Петербурга, почётные гости - родные и близкие погибших десантников. А молодые спортсмены, прилетающие со всех уголков нашей необъятной страны, доказывают, что любовь к Родине всегда будет объединять наш народ и служить гарантом ее непобедимости.
   Слава ВДВ!

Оценка: 10.00*3  Ваша оценка:

По всем вопросам, связанным с использованием представленных на ArtOfWar материалов, обращайтесь напрямую к авторам произведений или к редактору сайта по email artofwar.ru@mail.ru
(с) ArtOfWar, 1998-2018