ArtOfWar. Творчество ветеранов последних войн. Сайт имени Владимира Григорьева

Фарукшин Раян
рубежи полковника Горбунова

[Регистрация] [Найти] [Обсуждения] [Новинки] [English] [Помощь] [Построения] [Окопка.ru]
Оценка: 6.45*17  Ваша оценка:


   Сегодняшний мой собеседник - полковник Константин Иванович Горбунов - потомственный офицер: и дед, и отец, и брат его - посвятили себя служению Отечеству. А если копнуть еще глубже, род кубанских казаков Горбуновых защищает южные рубежи государства Российского с начала восемнадцатого века!
  
   Мама Константина - географ и краевед, автор десятка исторических изысканий о Кубани. Из архивов она узнала, что каждому поколению казаков Горбуновых досталась своя война: кто-то бился с горцами в кавказских походах Ермолова, кто-то участвовал в гражданской войне. Дед Константина, Антон Александрович Горбунов, участник парада на Красной Площади 7 ноября 1941 года, погиб подо Ржевом в 1943-ем.
   - Службой я, естественно, бредил с раннего детства и, что интересно, во сне много раз видел себя с оружием и в форме, но не в милицейской, как папа, а в какой-то необычной, пятнистой. Похожей на нынешнюю. Мечтал быть военным, но хотел ловить опасных бандитов, ломающих основы общества, мешающих людям жить спокойно. Так и вышло.
   Грезил поступлением в Орджоникидзевское высшее военное училище внутренних войск имени Кирова, изучал соответствующую литературу и усиленно занимался спортом. Но поступил не сразу, конкурс был огромный, а со второй попытки, в 1986 году. Уже началась в великой стране Перестройка, уже, скрипя ржавыми воротами, открывался "железный занавес", уже загоралось межнациональными конфликтами Закавказье.
   Первый раз мы, курсанты училища, экипированные одними пластиковыми щитами и резиновыми палками, прибыли в город Сумгаит Азербайджанской ССР, где проходили кровавые столкновения, спровоцированные событиями в Нагорном Карабахе в феврале 1988 года. Увидев пылающий город, сожжённые дома и машины, столкнувшись с садизмом и нечеловеческой жестокостью, не сразу смогли поверить, что всё это происходит в нашей великой державе, в Советском Союзе, где все мы братья и сёстры. Но постепенно ребячий испуг и неверие сменились напряжённым азартом, желанием навести порядок и наказать боевиков-националистов, толкающих сограждан на преступления против мирных соседей, громящих вековые устои братского сосуществования.
   Распространение лживых слухов об убийствах азербайджанцев в Армении на фоне безграмотности и бытовой неустроенности позволили организаторам легко спровоцировать часть населения города на погромы и убийства армян. Вместе с другими подразделениями мы привлекались для спасения пострадавших от погромщиков-изуверов, рассеивания митингующей толпы, прикрытия государственных объектов и охраны руководства республики, изъятия оружия и ликвидации бандитских формирований.
   Летом нас отправили уже в Армянскую ССР, парализованную многодневными забастовками коллективов предприятий, организаций и учебных заведений. Массовые митинги вышли из-под контроля местной элиты, преступники спровоцировали крупномасштабный террористический акт по захвату и блокированию международного аэропорта "Звартноц" в Ереване. Под угрозой оказались жизни тысяч мирных жителей. Благодаря слаженным действиям подразделений внутренних войск беду удалось отвести, оцепить очаги беспорядков, эвакуировать пострадавших, аэропорт разблокировать.
   Всего таких курсантских командировок в горячие точки распадающегося СССР у меня набралось семь.
   По получении диплома в 1990-ом, как офицер, обкатанный участием в вооружённых конфликтах, я был назначен на должность командира взвода специального назначения в полк внутренних войск, расквартированный в Сибири, в нефтегазоносном Сургуте. Служил лихо, с удовольствием и вскоре стал командиром отдельной роты спецназа.
   Советский Союз колотило в агонии, криминал выходил из тени, пытался навязывать обществу свои законы, поэтому работы нам хватало с избытком: участвовали и в пресечении массовых беспорядков, и в подавлении волнений в местах лишения свободы.
   Вскоре полк попал под сокращение, и я перебрался в Лангепас (город в Нижневартовском районе Ханты-Мансийского автономного округа Тюменской области - прим. ред.). Там, в "столице ЛУКОЙЛа", на базе местного УВД создавали отряд немедленного реагирования. В отличие от современных групп быстрого реагирования, назначаемых на сутки из числа находящихся на дежурстве милиционеров, наше подразделение было штатным. Несмотря на житейские сложности, коллектив подобрался классный, из фанатов правоохранительной деятельности. Первый начальник нашего ОНР майор милиции Виктор Франчук заложил в подразделении культ рукопашного боя и профессионального владения оружием, да и высшее руководство шло навстречу нашим пожеланиям - дефицита в транспорте, экипировке, специальных средствах и вооружении мы не имели, и всё свободное от дежурств время посвящали тренировкам, стрельбам, учёбе.
   Работа в адресах, задержание вооружённых преступников, стычки с рэкетирами, "ледниковый период" современной истории - каждый день приносил что-то новое, ежедневно добавляя нам опыта в борьбе с криминалом.
   Этот опыт здорово пригодился в 1999-ом, когда я вернулся в Сургут на должность начальника отдела специального назначения "Север" новой структуры - Управления исполнения наказаний по Ханты-Мансийскому автономному округу.
   Отдел создавался с нуля: ни материальной, ни технической базы, ни штата у подразделения к моему приезду не было. Небольшой кабинет и два доисторических письменных стола ждали меня и трёх моих соратников в административном здании УИН округа! Программу подготовки личного состава разрабатывали на ходу, по крупицам собирая материал и обобщая опыт других подразделений. Первое время желающих попасть на службу в спецназ приходилось водить в боксы для техники, где и проверяли их умственные, психологические и физические способности. А сколько мест проживания сменила наша четвёрка - и не вспомнить. Но мои товарищи: братья Сергей и Алексей Чурсины и Михаил Щевельдин - не унывали. Через тернии - к победам!
   Хорошо, что ГУИН систематически проводило учебно-методические сборы командиров отрядов и их заместителей, где накопленный и обобщённый москвичами опыт доводили до каждого подразделения.
   За полгода набрали в отдел нужных людей, организовали спортзал, появилась первая база. В учёбе использовали системы международной контртеррористической ассоциации, прославленного Алексея Кадочникова, других специалистов нашего дела. Работа наладилась. Спасибо старшим товарищам из спецподразделений других силовых структур, особенно краснодарской "Альфы", пришедших на помощь, поделившихся методикой обучения и подготовки офицеров спецназа. Занятия помогли нам встать на ноги, укрепиться, стать боеспособным подразделением, готовым оперативно реагировать на экстремальные ситуации в режимных учреждениях.
   Через год пятеро бойцов "Севера" прошли квалификационные испытания на право ношения краповых беретов - символа спецназа: сдали тестирование по спецподготовке и экзамен по "физухе", в полной боевой выкладке совершили десятикилометровый марш-бросок по пересечённой местности, одолели огненно-штурмовую полосу, успешно штурмовали пятиэтажное здание, выстояли в двенадцатиминутном спарринге с четырьмя партнерами.
   Четыре командировки на Северный Кавказ для участия в восстановлении конституционного порядка на территории Чеченской республики для отдела прошли без потерь. Разве есть более желанная награда для командира?
   В Чечне командованием ОГВ(с) на нас возлагались различные задачи: охрана и оборона учреждений УИН, конвоирование содержащихся под стражей, охрана административных зданий федеральных органов исполнительной власти и администрации республики, опека и сопровождение представителей международных организаций. Кроме этого, мы участвовали в поисково-разведывательных и оперативно-розыскных мероприятиях по выявлению и задержанию боевиков и их пособников, проводили инженерную разведку маршрутов движения автоколонн. Антиснайперские пары в составе сводной группы из всех ОСН УИН уничтожали боевиков-снайперов в предгорных районах.
   На память приходит печально известный Салаутдин Тимирбулатов - Тракторист. Возили мы его предгорье Урус-Мартановского района, восстанавливали картину его преступлений. Некогда грозный террорист выглядел безвольным затравленным зверьком, легко шёл на контакт со следствием, но иногда пытался хитрить - в первый день в поисках могил завёл на минное поле, потом оправдывался: "По ошибке". После короткого разговора он стал собраннее, ориентировался быстрее. В конце мероприятия пришлось экстренно эвакуироваться с места эксгумации останков расстрелянных Трактористом военнослужащих, существовала возможность огневого контакта с боевиками, замеченными передовыми постами неподалёку в овражке. А с нами чины из прокуратуры! Вызвали на подмогу вертушки. Одна из винтокрылых машин, едва увидев нас, зашла на боевой разворот. Когда я увидел эту махину с накренённым носом: все её клёпки, пулемёты, лица пилотов - скажу честно - "испытал глубокую гордость" за нашу авиацию! Перекрестился большими буквами, лихорадочным рывком выдернул из разгрузки краповый берет, в судорожно сжатом кулаке поднял его вверх над головой. Слава Богу, нас узнали, вертушка покачала крылышками с НУРСами, покружила над овражками, проводила нас до перекрёстка дорог у Комсомольского.
   Хочу отметить свою снайперскую пару, известных как Алексей и Малыш, отлично отработавших во всех командировках "Севера", проявивших себя истинными воинами, терпеливыми, грамотными, выносливыми. Спасибо вам, ребята!
   В 2002 году мы охраняли здание Дома правительства в Грозном. Была страшная напряжёнка: от оперативников постоянно приходила оперативная информация о готовящихся терактах. Но при нас боевики на атаку здания не решились. Через несколько дней после замены, в поезде по дороге домой, мы услышали по радио, что 27 декабря террористы-смертники на "КамАЗе" обманом проехали сквозь всю систему постов охраны и взорвались вблизи Дома правительства. Во время взрыва погибли бойцы спецподразделений, нёсших службу по охране и обороне объекта N1. Я помнил тепло их ладоней: сдав им пост, мы крепко пожали друг другу руки. Рукопожатия оказались прощальными...
   В 2006 году семейные обстоятельства потребовали возвращения на малую родину - в Краснодар. Я перевёлся заместителем командира ОМОН по кадрово-воспитательной работе и боевой подготовке. Отряд у кавалера трёх орденов Мужества полковника Олега Якушева оказался мощным и сплочённым, работа была поставлена грамотно, и я достаточно легко влился в коллектив. Весной следующего года в течение трёх месяцев в качестве командира сводного отряда МВД России, сформированного из ОМОН и ОМСН нескольких субъектов РФ, участвовал в поиске и задержании членов бандподполья в Дагестане.
   В одном из населенных пунктов в результате совместной операции с ФСБ мы уничтожили одного из самых одиозных руководителей местного подполья "Б", родственника полевого командира "Э", имевшего выходы на арабских наёмников, через которых шло финансирование бандгрупп в Хасавюртовском, Казбековском и Новолакском районах Дагестана. Последним преступлением "Б" была организация убийства двух сотрудников ФСБ, расстрелянных в Хасавюрте в служебном автомобиле.
   Мы выследили его в новом частном доме на отдалённой от центра улочке. Ночью блокировали улицу. Светлело. Я с пулемётным расчётом из местного ОМОН залёг прямо напротив входа в его дом, не имевшего забора, за кучей гравия, насыпанной поперёк узкой дорожки перед недостроем. На крышах недостроя заняли позиции снайперы, у стен, слева и справа, под прикрытием бронетехники встали штурмовые группы.
   "Б" на предложение сдаться отказался и попытался скрыться, неожиданно распахнув дверь и бросившись бежать. Стреляя из автомата Калашникова, удерживаемого в правой руке, левой он срывал с себя самодельные гранаты-"хаттабки", которыми, словно кронштадтский матрос, был обвешан с ног до головы, и швырял их одну за другой в бойцов штурмовой группы. Бежал он к соседнему дому точно через кучу гравия, но нас с пулемётчиками не видел. Я решил сбить его с ног и взять живым. Однако привставший на колено пулемётчик поймал несколько осколков гранаты и, теряя равновесие, непроизвольно дёрнул спусковой крючок. Пуля разворотила боевику плечо, развернула его боком. Я увидел огромные чёрные глаза, распахнутые в безумной агонии, в последние секунды перед смертью. "Б" попытался кинуть в меня гранату, но выстрелом снайпера был поражён в голову. Граната взорвалась в ладони, боевик рухнул на кучу с обратной для меня стороны.
   Патлатый, обросший густой щетиной, страшный одним своим видом мёртвый боевик лежал у наших ног. К серому спортивному костюму на липучках прикреплены гранаты, на ремне - набитый взрывчаткой пояс смертника. Если бы он сумел подорвать себя, жертв с нашей стороны избежать не удалось бы.
   Обследовав дом, сапёры нашли традиционный "комплект ваххабита": автоматы со снаряжёнными магазинами, пистолет Макарова с тремя полными обоймами, гранаты, электродетонаторы для взрывных устройств, радиостанции "Кенвуд".
   Когда в июле 2007 года предложили вернуться в уголовно-исполнительную систему, отказаться не сумел, возглавил базовый отдел специального назначения "Акула" ГУФСИН РФ по Краснодарскому краю, многих сотрудников которого знал давно и только с лучшей стороны. Доведя до рабочего состояния новую базу отдела, мы, засучив рукава, принялись оттачивать мастерство личного состава. Регулярно проводили учебно-методические сборы, сотрудничали со специалистами МЧС, ФСБ, МВД, ФСКН, проводили занятия по лёгкой водолазной подготовке, обучались проведению спецмероприятий в горной и труднодоступной местности, готовились к освобождению заложников в узких закрытых пространствах - коридорах и проходах, небольших комнатах. Совместно с 6-ой вертолётной эскадрильей специального назначения внутренних войск учились различным вариантам десантирования с вертолётов.
   Приятно, что в "Акуле" собрались фанаты, отдающие службе всего себя полностью. И когда ближе к полуночи заходишь на базу и слышишь не стук нардами об игральную доску, а гул ударов о боксёрскую грушу или эхо бросков на татами, становится приятно за свой коллектив. Ощущаешь прилив энергии, испытываешь чувство гордости за принадлежность к этим людям, патриотам спецназа.
   Спецназ - это ведь работа в команде, где чувствуешь не только плечо товарища, но и локоть, колено, кулак. Особенно во время тренировочных спаррингов. Но ребята не жалуются: тяжело в учении - легко в бою! Спасибо Сергею Ивановичу Лысюку, другим ветеранам спецназа, сумевшим доказать молодёжи: спецназ - триумф силы, воли и духа воина.
   Ежегодно в "Акуле" проводим квалификационные испытания на право ношения крапового берета с учётом традиций, заложенных в ОСН "Витязь" внутренних войск МВД России. По итогам сдачи готовится фильм и направляется для отчёта в ФСИН России в отдел по руководству ОСН.
   Кроме учений, стрельб и соревнований бойцы "Акулы", естественно, в любое время суток привлекаются для выполнения оперативно-боевых заданий по прямому назначению на территории всего Южного федерального округа.
   Когда летом 2009-го я был назначен начальником межрегионального учебного центра, постарался всё лучшее, накопленное ранее, принести с собой, чтобы через слушателей распространить опыт в другие подразделения.
   Благодаря вниманию руководства ФСИН и пробивным способностям первого начальника центра полковника Валерия Кокорева, центр располагает солидной базой: есть служебные помещения, кабинет психологической реабилитации, учебные классы, центр медицинской диагностики, спортивные залы для рукопашного боя и атлетизма, штурмовая полоса препятствий, столовая, офицерское общежитие с мебелью и бытовой техникой. Имеются все необходимые виды вооружения и индивидуальной защиты, средства связи. В горах, на Красной Поляне, развиваем навыки бойцов по действиям в горно-лесистой местности при проведении специальных мероприятий, обучаем работе с альпинистским снаряжением, совместно с Пограничным Управлением ФСБ России участвуем в решении чрезвычайных задач на приграничных территориях.
   В постоянной готовности находится бронетехника. И если раньше учёба длилась с апреля по октябрь, то сегодня мы перешли на круглогодичное обучение. Центр имеет шесть лицензий на обучение, и подготовку здесь могут проходить не только сотрудники спецназа уголовно-исполнительной системы, но и спецподразделения других силовых ведомств.
   Курс первоначальной подготовки бойца спецназа длится два месяца. Для слушателей, не имеющих высшего профильного образования, существует полугодичный спецкурс обучения "Выстрел", состоящий из занятий по оперативно-розыскной деятельности, тактико-специальной, огневой, медицинской, высотной, психологической, топографической, горной и физической подготовки. После успешного завершения спецкурса бойцам присваивается звание младшего лейтенанта, и они становятся полноправными оперуполномоченными своего отдела специального назначения, расположенного в любой точке страны, от Сахалина до Калининграда.
   Личный состав центра поднимался по тревоге и перебрасывался в Кабардино-Балкарию во время известных событий в Нальчике осенью 2005-го, участвовал в иных мероприятиях по поддержанию законности и сегодня с честью выполняет задачи в зоне своей ответственности.

Оценка: 6.45*17  Ваша оценка:

По всем вопросам, связанным с использованием представленных на ArtOfWar материалов, обращайтесь напрямую к авторам произведений или к редактору сайта по email artofwar.ru@mail.ru
(с) ArtOfWar, 1998-2017