ArtOfWar. Творчество ветеранов последних войн. Сайт имени Владимира Григорьева

Фарукшин Раян
Пикник в Зазеркалье

[Регистрация] [Найти] [Обсуждения] [Новинки] [English] [Помощь] [Построения] [Окопка.ru]
Оценка: 4.18*12  Ваша оценка:
  • Аннотация:
    подполковник ФСБ Вячеслав Яковенко


   С Вячеславом познакомились случайно. Когда на День чекиста я дарил свою книгу хорошему знакомому, ветерану контрразведки, он заметил, что ему сегодня уже презентовали одну хорошую книгу, и покрутил в руках небольшой томик в красной обложке.
   - А кто автор? - полюбопытствовал я.
   - Подполковник Яковенко! - из смежного кабинета шагнул мне навстречу крупный мужчина в строгом костюме.
   Честно говоря, я всегда рад новым интересным знакомствам, а тут, кроме того, что человек "родом из спецназа", он оказался еще и "собратом по перу", человеком творческим и интеллигентным. Отрадно, что десять лет участия в боевых действиях не сломали его изнутри, не ожесточили "на весь мир", не сделали не способным думать и созидать разрушителем.
   Его роман написан в лучших традициях современной отечественной литературы, но, одновременно, простым и понятным большинству читателей языком. Сюжеты удивительно похожи на некоторые события нашей сегодняшней реальности, но не всё так просто, как кажется... "За народ всегда будет кому заступиться и совершить подвиг, пусть даже для этого необходимо шагнуть в другое измерение. И ребята, которые совершают подвиг, не думают о собственной славе, они заботятся о будущем всего народа..." - написано в рецензии книги Вячеслава... Не правда ли, очень похоже на характеристику современных офицеров спецназа?!
   Читая книгу Вячеслава "Пикник в Зазеркалье", я только утвердился в мысли, что если человек изначально жизнелюб, то никакие испытания не сделают его "железным дровосеком", скорее наоборот, утвердят его крепкие жизненные позиции. И это - по-настоящему здорово!
  

Вячеслав Яковенко: "Пикник в Зазеркалье"

   - Родился 17 апреля 1966 года в Ростове-на-Дону. В школе учился хорошо, всегда активно занимался спортом, мечтал о карьере военного. Получилось. Окончил факультет кинологии Алма-атинского пограничного училища.
   В 1987-1994 годах служил командиром взвода, заместителем командира роты в учебной роте внутренних войск МВД на Севере страны, в Республике Коми. Все это время повышал квалификацию, много времени уделял самообразованию, не оставляя надежд перевестись в знаменитую "Альфу", отдел которой работал в Казахстане. Уже и тесты сдал, и медкомиссию прошел, но с распадом Союза и передрягами в силовых структурах, переход задерживался.
   Казахстан стал суверенным государством, и часть сотрудников Алма-атинского отдела переехали в Краснодар, где, согласно приказу КГБ СССР от 3 марта 1990 года N31, был открыт 13 отдел группы "А". Командир группы, полковник Волосников Александр Викторович, чтобы не потерять меня из виду, для начала посоветовал переехать служить поближе к ним, на Северный Кавказ. Несколько попыток уехать из Коми оказались тщетными, кинологов с профильным образованием не хватало, и меня просто не отпускали из части.
   Помог случай. Когда охрану колоний передавали от внутренних войск к УИН, к нам с инспекцией приехал командующий ВВ Анатолий Куликов. Я набрался наглости и подошел к нему с просьбой о переводе на Кавказ. Хорошо мы тогда поговорили, Куликов оставил о себе приятное впечатление как человек и профессионал.
   Всего через две недели после разговора с командующим, в часть пришел приказ о моем переводе в Ростов, где мне предложили должность начальника службы собак в Краснодаре. Я согласился.
   Зимой-весной 1995 года в составе оперативной части полка внутренних войск побывал в трехмесячной командировке в Чечне. Веселая вышла командировочка: занимались мы патрулированием отведенной нам территории и стояли в караулах на блок-постах в Старопромысловском районе Грозного. Еще мои бойцы со служебными собаками ходили на разминирования, а я контролировал их работу.
   Нередко наши блок-посты подвергались нападениям. В основном, ночным. Тактику боевики использовали нехитрую. Днем к офицерам толпами подходили женщины и старики с просьбой снять минные заграждения вокруг блок-постов, и без остановки зудели: "Дети играют, на растяжках ваших подрываются! Коровы ходят, на мины наступают! Уберите всё! Рядом с вами только мы, мирное население!" В основном, им отказывали. А как заграждения снимать? Если мы оголимся, то противник сможет незаметно подойти вплотную и легко уничтожить всех! Тем более, реальных подрывов "играющих детей и блуждающих коров" не случалось ни разу! Но иногда, когда появлялся один из руководителей войскового оперативного резерва и в резкой форме требовал "идти навстречу гражданским", приходилось его приказ выполнять, и с наступлением темноты боевики, как по команде, шли в атаку.
   В одну из таких ночей, дудаевцы спокойно перешли реку Сунжу по разминированному мосту, вышли в тыл блок-поста и, укрывшись в разрушенном здании, метров с сорока открыли ураганный огонь. Но мы (16 человек) к такому повороту событий подготовились заранее, еще днем незаметно укрепились, подготовили позиции, взяли на помощь отделение краснодарского ОМОНа и без потерь отбились от нападавших, как минимум, тяжело ранив троих из них. Не могу утверждать, что боевики погибли, ибо утром, осмотрев здание, мы обнаружили многочисленные следы крови, обрывки бинтов и одежды, но тел не было.
   Возвращаюсь из "расчудесной земли Чучундрии", тут и Волосников звонит, предлагает попробовать силы в новом спецподразделении пограничных войск "Сигма". И, до перевода личного состава "Сигмы" в Москву в 1997 году, я служил там. Затем - краснодарское отделение группы "А", с осени 1997 года называемое РОСО (региональный отдел специальных операций). Вскоре РОСО переименовали в РССН (региональная служба специального назначения).
   Осенью 1994 года из ФСК выделилась Федеральная пограничная служба - главное командование пограничных войск РФ. 30 декабря 1994 года новую структуру возглавил генерал армии Николаев Андрей Иванович. Спецназ ФПС "Сигма" был создан по приказу Николаева 17 мая 1995 года и состоял из трех отделов - в Москве, Краснодаре и Хабаровске. Отбор кандидатов велся предельно жестко и, в итоге, ребята в "Сигму" подобрались отменные: с высшим профессиональным образованием, опытом службы в подразделениях специального назначения и участия в боевых действиях. Подчинялась "Сигма" напрямую командующему погранвойск и его заместителю по разведке.
   Основных причин для создания такого рода подразделения в ФПС, на мой взгляд было две: напряженная обстановка на протяженности всей государственной границы Российской Федерации на Кавказе, и отсутствие у пограничников сил, которые ничем не уступали бы братишкам из успешно действовавших тогда, в первую чеченскую кампанию, групп специального назначения ФСБ, МВД, ГРУ и ВДВ.
   Первым командиром "Сигмы" в Москве стал полковник Митрофанов Игорь Феликсович - выходец из группы "А". В Краснодаре начальником группы назначили Морозова Сергея Митрофановича, тоже из "Альфы".
   Работали в Чечне, Дагестане, Ингушетии, Северной Осетии. Иногда сами, иногда вместе со службой собственной безопасности ФПС.
   Разведкой местности планировали постройку погранзаставы в труднодоступном месте урочища Таргим в Джейрахском районе Республике Ингушетия, на пересечении трех границ: Грузии, на тот момент независимой Ичкерии и РФ. Эта застава была открыта намного позже, и стала первой заставой Назрановского погранотряда. Вообще, Джейрахский район является заповедной зоной, охраняемой республикой, там сохранился красивейший исторический комплекс - крепостные сооружения XII века, памятники христианской культуры IX века, храм Хаба-Ерды, построенный по личному распоряжению царицы Тамары.
   Провели серию удачных операций на границе с Арменией, где пресекли действия преступников, в большом объеме завозивших в нашу страну контрабанду через несколько застав, на которых, за определенную мзду, им помогали некоторые пограничники. Задержания прошли быстро, тихо и без жертв, хотя, однажды был разыгран поистине киношный сюжет с переодеваниями и погоней.
   Когда в 1997 году краснодарский отдел "Сигмы" расформировывали, нам предложили переехать в Москву, где шло расширение штатов. Но переезжать в столицу многие не решились, отпугнул пресловутый "квартирный вопрос", решать который нам никто не собирался помогать. Да, с московской пропиской было туго и я, как и большинство моих коллег, остался в Краснодаре, перейдя на службу в местный отдел "Альфы".
   В связи с необходимостью защиты летней резиденции правительства России и обеспечения безопасности жителей и отдыхающих главного черноморского курорта страны - города Сочи, краснодарский отдел расширили - создали подразделение в Сочи. А 11 сентября 1999 года новый отдел заработал и в Новороссийске - крупнейшем портовом городе побережья, издревле называемом Южными воротами России. Так, с 1999 до 2005 год я служил там начальником группы специального назначения. Сейчас на отдыхе, подполковник запаса, с женой воспитываем двух дочерей.
   - Можете что-то рассказать из чеченского опыта?
   В Чечне группа работала постоянно, у нас был широкий спектр деятельности: и в городах Грозный, Гудермес, Аргун, и в станице Шелковской, и в поселке Заречном. Награжден медалями, именными часами, почетной грамотой от президента РФ. Вообще, в нашем ведомстве награждают не часто, пишешь на ребят наградную, а "сверху" присылают вместо ордена ответ: "Это не подвиг, это ваша повседневная работа".
   Запомнился мне вот какой случай. Сидим тихо на базе, двое суток носу на свет не кажем, никого не трогаем. Обедаем, заодно телевизор смотрим, как раз новости. Вдруг показывают сюжет "о проведении крупной операции в городе Аргуне" и комментируют: "Сегодня офицеры из группы "А" и спецназа МВД задержали нескольких известных террористов из числа руководителей банд-групп". Я чуть не поперхнулся. Откуда у телевизионщиков эта старая запись? Тут уже на связь выходят руководители разных уровней из разных штабов: мол, как так, операцию вы провели, да еще и без нашего приказа, а нам даже не доложили? Долго потом объяснял, что не делали мы в тот день никаких телодвижений.
   Говорить о большинстве специальных операциях еще не пришло время, пока расскажу несколько интересных случаев из своих чеченских будней.
   Вот однажды, метрах в пятидесяти от нашей базы в Аргуне, в близлежащей пятиэтажке, объявился снайпер, время от времени постреливающий в сторону "кяфиров". Ранить он никого не ранил, но настроение портил постоянно. А поймать мы его никак не могли. Дом разрушен, входов-выходом масса, между квартирами, подъездами и этажами легко можно передвигаться через дыры в стенах и перекрытиях.
   Пришлось применить старую хитрость: сделали чучело, одели в "афганку", засунули в рот сигарету и выставили на открытое место. Сами укрылись, наблюдаем. Снайпер стрельнул раз, другой, да "ранил" чучело. Мы вычислили позицию боевика, попытались накрыть, но снова неудачно. Однако, снайпер больше не появлялся. Видимо решил, что одного "убитого" русского ему достаточно, отрапортовал своим эмирам о победе, "срубил бабки" и исчез.
   Как-то, в Шелковском районе, поехали на освобождение заложника. По поступившей к нам информации, вооруженный мужчина удерживает односельчанина, выдвигает различные сумбурные требования, и грозиться, в случае их невыполнения, человека расстрелять.
   Приезжаем. Вокруг дома стоят в оцеплении местные милиционеры, криками на родном языке общаются с закрывшимися внутри людьми. Спрашиваем, о чём речь. Отвечают: "Все нормально, там соседи немного повздорили, но это не страшно, что у них оружие, они сами разберутся и разойдутся..." А что значит "разберутся и разойдутся?" Пока милиционеры думали, что ответить, нам дают команду на штурм. Влетаем в дом. Там двое мужиков напротив друг друга стоят и, переходя с русского на чеченский и обратно, яростно спорят, размахивая конечностями и используя общедоступные для всех национальностей обороты: "Ты - козёл!", "Нет, сам ты козёл!". У одного, в качестве главного аргумента, в руках автомат ходуном ходит, того и гляди выстрелит в пылу ссоры. Мы аккуратно оружие отбираем, людей в стороны разводим, никакого кровопролития. Вот так, "Альфа" теперь решает и бытовые конфликты, докатились, ребята! (улыбается)
   О "крылатых" фразах. В одной из первых командировок в Чечню мы чуть не довели до инфаркта своего руководителя. Когда он позвонил и поинтересовался: "Ну, как ваши дела?", а в ответ услышал радостное: "Пока все живы!", то схватился за сердце: "Что значит "пока???" От такой шутки человек едва здоровье не потерял. Но! Из командировки мы вернулись без потерь, и с тех пор, всегда, на вопрос "Как дела?" мы, чтобы не злить фортуну, неизменно отвечали своей коронной фразой, за то и домой приезжали так же, все живы-здоровы.
   Кроме регулярных командировок в районы боевых действий контртеррористической операции, дважды участвовал в мероприятиях по освобождению заложников там, где на первый взгляд ничего не предвещало беды: в мае 1997 года в Майкопе (столица Республики Адыгея), после предварительной разработки крупных криминальных "авторитетов", подозреваемых в тяжких преступлениях с применением огнестрельного оружия, и в апреле 2002 года в городе-курорте Анапе (Краснодарский край), где вооруженный обрезом ранее неоднократно судимый наркоман взял в заложники водителя и пассажиров маршрутного такси.
   - А подробнее о произошедшем в Адыгее можно услышать?
   - Ранним утром 29 мая 1997 года нас привлекли к задержанию торговца оружием в Майкопе. Захват длился считанные секунды. Бандит даже не понял, как он оказался лицом вниз на асфальте у подъезда собственного дома. Вроде все хорошо, и на вопрос: "Где хранится оружие?", задержанный ответил, что в квартире, и даже добровольно отдал местным оперативникам ключ от входной двери. Но, о том, что дома есть люди, и за первой, мощной железной дверью стоит вторая, деревянная, отворяемая "от себя", он умолчал.
   Я остался с Волосниковым внизу, а ребята поднялись на седьмой этаж девятиэтажки и открыли внешнюю дверь. Неожиданно, в этот момент, вооруженный преступник, прятавшийся в квартире, распахнул внутреннюю дверь и встретил спецназовцев ураганным огнем из автомата и ручной осколочной гранатой. Шесть пулевых, и многочисленные осколочные ранения унесли жизнь нашего товарища - прапорщика Александра Дёмина, стоявшего первым в дверном проеме. Позже, в московском госпитале скончался от полученных ран оперативник майкопского УФСБ.
   Штурм квартиры был затруднен: осажденный, оказавшийся не только подельником, но и близким родственником задержанного, громко кричал, что у него заложники - женщина и двое ее маленьких детей. Взамен на их свободу он требовал денег и машину для беспрепятственного выезда в одному ему известном направлении.
   Переговоры длились с 9 часов утра до 18 часов вечера. За это время были эвакуированы жители многоэтажки и соседних зданий, а мы подготовили несколько вариантов штурма. К счастью, применять оружие не пришлось, наши переговорщики уговорили бандита покинуть помещение, и мы бескровно его обезвредили. Женщина с детьми не пострадала.
   Посмертно Александра Владимировича Дёмина наградили орденом Мужества, а в Краснодаре назвали его именем одну из улиц, что действительно правильно, ведь память о павших при защите интересов Родины должна жить вечно.
   - А как развивались события в Анапе?
   - Первого апреля прилетели домой из Чечни. Усталые и злые. Не успели выспаться, опять тревога! В полдень 3 апреля 2002 года Иван Спиридонов, 40-летний житель курортного поселка Витязево, что под Анапой, под видом обычного пассажира сел в микроавтобус "Газель", а затем, к ужасу сидевших там людей, вытащил из-под одежды обрез двуствольного охотничьего ружья 12-го калибра и объявил окружающих заложниками. Он приказал водителю остановиться напротив остановки "Сельхозтехника", что на окраине Анапы, и вызвать милицию для предъявления своих требований. Вместе с милицией прибыли на место происшествия и мы. Руководил операцией заместитель начальника ГУВД Краснодарского края генерал-майор В.А. Бурлаченко.
   В ходе проведения переговоров Спиридонов, ранее судимый за хранение огнестрельного оружия, наркотиков и причинение телесных повреждений, сбиваясь на нецензурную брань и угрозы, выдвигал противоречивые требования, казалось, он сам не знает, чего хочет. На требование сдаться добровольно, он ответил отказом и угрозой расправится с заложниками.
   Через некоторое время удалось договориться, что в обмен на заложниц Спиридонов пересядет в "Волгу" Анапского межрайонного прокурора. В роли прокурора и его водителя выступали наши сотрудники - подполковник и прапорщик. Подъехав к остановке, подполковник вышел из машины. Спиридонов покинул микроавтобус и, нацеливая на офицера обрез своего ружья, пошел к нему навстречу. Сделав всего пять-шесть шагов, преступник не выдержал психологической нагрузки и выстрелил. К счастью, кроме фары автомобиля, ничто и никто не пострадали.
   Ждать повторных выстрелов не стали, дали команду на штурм. В результате нашего вмешательства террорист не успел предпринять ничего нового, и был обезврежен. Заложники же отделались стрессом от общения с вооруженным преступником и были приятно удивлены профессионализмом работы спецназа...
   - Знаю, что сейчас вы завершаете работу над вторым романом. Как и почему вы взялись за перо? О чем вы пишете?
   - По натуре, я человек не очень общительный, наверное даже закрытый, и свои мысли, переживания, не выплескивал вслух, оставлял в себе и для себя. Когда вышел на пенсию, появилась возможность перенести витавшие в голове задумки на бумагу. А если учесть, что всегда любил историю, изучил массу тематической литературы, то и получился у меня боевик. Исторический. С элементами фэнтези. Не хочу и не буду писать о современных войнах, слишком свежи раны, поэтому и вторая рукопись, "Гроза", будет в похожем жанре.
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
   1
  
  
  

Оценка: 4.18*12  Ваша оценка:

По всем вопросам, связанным с использованием представленных на ArtOfWar материалов, обращайтесь напрямую к авторам произведений или к редактору сайта по email artofwar.ru@mail.ru
(с) ArtOfWar, 1998-2015