ArtOfWar. Творчество ветеранов последних войн. Сайт имени Владимира Григорьева

Лейб Франклин Аллен
Огненный сон, отрывок 1

[Регистрация] [Найти] [Обсуждения] [Новинки] [English] [Помощь] [Построения] [Окопка.ru]
Оценка: 9.00*3  Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Отрывок из американского романа о войне во Вьетнаме.

США

4 апреля 1966 года. Школа подготовки SERE (Выживание, побег, разведка и уклонение), Кэмп-Петтигрю, штат Северная Каролина.

Уильям Макгоуэн Стюарт, энсин Резерва ВМС США, дрожал под обложным холодным дождём. Он давно уже промок до нитки-сразу же, как только его и пять остальных членов группы SERE высадили с машиныё которая вывезла их из лагеря в 10.00. А сейчас уже темнело. Укрыться от дождя можно было только под пятью потрёпанными парашютами. Другой экипировки им не выдали, равно как продовольствия и воды.

Старшим группы был капитан ВВС Картер Питерс. Двое были лейтенантами морской авиации: Харриган, пилот F-4 "Фантом", и Мартини, оператор бортовой РЛС. По именам они не представились. Пятым был морпех Билли Хантер, крепкий, атлетически сложенный рядовой первого класса, после прохождения начальной подготовки в Сан-Диего он направлялся в Кэмп-Пендлтон в Школу следопытов.

Стюарту никогда ещё не было так холодно и тоскливо, как сейчас, когда он с трудом пытался сосредоточиться на учебной задаче. Оставаясь незамеченными патрулями "противника", спуститься по хребтам до прибрежной равнины, по которой добраться до главного лагеря. Отмечать полезные для дальнейшего использования особенности местности. Выявлять позиции и передвижения сил "противника". А главное, члены этой и трёх других групп, высаженных в разных точках, должны избежать пленения в течение трёх суток. Попасть в плен означало попасть в лагерь военнопленных.

Сначала Стюарту казалась, что курс SERE будет лёгким и приятным. В первый день курсантам выдали полевую форму с ботинками и сформировали из них группы. Потом до вечера занимались только теорией; весёлый комендор-сержант морской пехоты довёл до них цель обучения и правила поведения при контакте с "противником" - инструкторами.

Данный курс предназначался для авиаторов и других лиц, которые могли оказаться в тылу противника, не имея при этом, как правило, опыта ведения боевых действий на суше, равно как и соответствующей подготовки. Идея его создания возникла вследствие уверенности командования в том, что военнопленные в Корее слабо сопротивлялись так называемому "промыванию мозгов", потому что не знали, чего ожидать, и не были в достаточной степени обучены поддержанию дисциплины, необходимой для того, чтобы сохранять единство рядов и помогать друг другу, преодолевая тяготы и лишения пребывания в лагере военнопленных. Кроме этого, в ходе прохождения курса обучаемые должны были овладеть основами тактики выживания и уклонения.

Другой сержант провёл занятие по чтению карты и ориентированию на местности и по тактике уклонения. Тощий младший капрал показал на слайдах все съедобные и опасные несъедобные растения района, и рассказал, до отвращения подробно, какие части мелких млекопитающих можно употреблять в пищу в сыром виде, если повезёт какое-нибудь изловить. Потом снова пришёл весёлый комендор-сержант и сообщил, что при том, что съедобных растений, о которых рассказал младший капрал, в районе было в изобилии теоретически, участок местности у Кэмп-Петтигрю использовался для разного рода учений по выживанию со времён Второй мировой, и что, мол, будьте готовы попоститься. Затем он прочёл лекцию о том, как поддерживать дисциплину и бдительность при недостатке еды и сна.

Последним этапом учений должен был стать лагерь военнопленных. Группы, не захваченные "Красными" к утру четвёртого полевого дня, должны были объявиться и при необходимости обозначить своё местонахождение дымовыми гранатами. В ответ на вопрос, заданный капитаном Питерсом, ганни расплылся в улыбке и сказал "нет" - нет, не было ещё ни одной группы, избежавшей захвата до наступления утра четвёртого полевого дня. Всего было четыре группы по пять человек, продвигающихся к главному лагерю с разных направлений. У "Красных" было численное превосходство, примерно два к одному, они отлично знали местность, и, конечно же, точно знали, куда должны будут выйти курсанты.

Картер Питерс, уроженец техасского города Лаббока, был худ, краснощёк и добродушен. Он вознамерился усвоить всё, что может дать ему этот курс, а затем отправиться в Таиланд, к новому месту службы в эскадрилье F-105 в Накхонфаноме. В сгущающихся сумерках он вместе с другими членами группы проанализировал карту и тактическую обстановку, и довёл до них, что движение они начнут с полным наступлением темноты, и обрисовал маршрут. Идти будут только по ночам и очень медленно. Расстояние, которое надо было преодолеть за трое суток, составляло восемь километров с небольшим.

"Это миль пять",-подумал Стюарт. Придётся привыкать к этим "кликам" [klick - километр на американском военном сленге - прим. переводчика].

Капитан Питерс завершил инструктаж.

-Предложения?

Первым заговорил Хантер.

-Капитан, пока дождь идёт, луны не будет, а сам дождь будет заглушать шум от нашего движения. Может, пройдём, пока непогода?

-Патрули из-за дождя могут остаться дома, - добавил Мартини.-На кой им мокнуть и мёрзнуть, если их никто не гонит?

Питерс принял решение в первую ночь пройти не менее половины пути, установив ориентир - небольшой овраг в четырёх километрах от них, в котором можно будет как-то спрятаться и пересидеть следующий день.

Каждый в группе тщательно запихал парашют в рюкзак, убедившись, что нейлоновая ткань, белая или оранжевая, не торчит наружу. Проверили друг друга на предмет наличия блестящих предметов-часов или пряжек на ремнях. Сняли с воротников и упрятали глубоко в карманы металлические знаки различия. Хантер скатал в комок пучок грушанки и положил за щёку на манер табачной жвачки. Стюарт проделал то же самое, остальные просто напились воды из многочисленных луж, черпая её руками. Группа начала движение в 19.30.

Хантер шёл первым, прямо за ним - Питерс, "слэк". Потом шли Харриган и Мартини, Стюарт был замыкающим, "дрэгом". Они шли очень медленно, продвигаясь всё время вниз по склону, Хантер при этом постоянно сверялся с маленьким компасом из аварийного запаса ВВС, отслеживая отклонения от прямой линии к точке назначения, вызываемые рельефом местности. Сначала они постоянно спотыкались и, как им казалось, поднимали страшный шум в тишине дождливой ночи, но вскоре они приноровились к движению в лесу, обходя ветки и прочие препятствия, о которые можно было запнуться и упасть, и соблюдая надлежащую двухметровую дистанцию.

Почти точно в 23.00 Хантер обнаружил ручей, который должен был привести их в овраг, что был ниже по течению. Группа собралась на краткое совещание. И, хотя патрули "Красных" ничем себя ещё не обнаружили, разговаривали шёпотом. Харриган тихо спросил Питерса: "Курить можно, кэп?"

-Нет, старина, - ответил Питерс. - Огонь-то спрячем, но запах может вывести супостатов прямо к нашему РБД.

Стюарт оценил серьёзность, с какой Питерс относился к учениям, и бодрый вид своих товарищей. "Это я один такой слабак, замёрз, устал",-подумал он. Он решил, что Питерс и Хантер лучше всех. Он улыбнулся, заметив, что Питерс употребил то же сокращение, что морпех-инструктор на начальной подготовке - РБД означало "район боевых действий"; в речи бойца морской пехоты таковым было любое место, где находился этот морпех.

Хантер выступил с предложением: раз уж ноги у всех всё равно промокли, надо идти по ручью, пока глубина позволяет, чтоб не оставлять следов.

Мартини ухмыльнулся. "Да ну, Хантер, если гады пойдут за нами и наткнутся на ручей, они поймут, что мы пойдём вдоль него, что по воде, что по берегу".

Харриган кивнул. "Я тут прикинул -сейчас они никуда не пойдут. Им лучше, если мы промокнем и выдохнемся. Они и не пойдут нас искать до утра, или до третьего дня".

-И как это влияет на наши планы? - спокойно спросил Питерс.

-Потопаем до упора, подойдём как можно ближе к лагерю, - сказал Харриган. - Может, прямо в лагерь и придём. "Красные" сидят в тепле, а у нас всё позади.

Харриган шмыгал носом и посипывал.

-Я против,-сказал Стюарт, неожиданно для себя самого.

-А я два раза против, не меньше,-сказал Хантер.

Картер Питерс поднял руки и жестом призвал к тишине. "Говори, Уильям".

-Мы здесь, чтоб научиться выживать. Харриган, может, прав, и патрули сейчас не ходят, но надо хотя бы научиться ходить по лесу, пока их нет.

-Пшёл ты, энсин,-злобно прошептал Мартини. - Главное на учениях - пройти их, и точка. Я за то, чтоб идти вперёд, попасть в плен, раз так надо, и всё на том.

Стюарта уколол этот выпад Мартини, а больше всего то, что тот напомнил ему, что из них всех он был самых неопытным, и меньше всех прочих знал, как на самом деле устроена военная жизнь. Он почувствовал, что краснеет. Хорошо, что было темно, и он с облегчением увидел, что Питерс повернулся к Хантеру.

-Как я уже сказал, я усматриваю две проблемы с предложением лейтенанта переть до базы, -сказал Хантер, медленно подбирая слова. - Первая: я уверен, что каждый раз на таких учениях какая-нибудь группа так и делает, поэтому они будут начеку, и в лагере военнопленных мы тогда просидим на двое суток больше. И чёрта с два нам дадут просушиться и отдыхать, даже если попадём туда раньше всех. Второе: энсин Стюарт прав. Мы здесь для того, чтоб чему-то научиться. Не знаю, как там у морских летунов, но я слыхал про рядовых морпехов: не пройдёшь этот курс по любой причине - придётся повторить". Хантер сурово посмотрел на двоих флотских офицеров.

Видно было, что Питерсу эти соображения пришлись по душе.

-Как ваш командир, джентльмены, принимаю решение: исходный план и пункт назначения оставляю в силе. Энсин Стюарт-вперёд!

Хантер вручил Стюарту маленький компас со светящимся циферблатом. В темноте Стюарт разглядел улыбку на его лице.

-В ручье смотрите под ноги, сэр.

-Спасибо, Хантер,-улыбнулся в ответ Стюарт. Он поднял с земли рюкзак с парашютом и повёл группу вниз прямо по ручью, пробуя ногою дно перед собой при каждом шаге. Медленно и почти беззвучно группа шла в темноте. Дождь внезапно прекратился, и Стюарт слегка взбодрился.

В 1.15 Стюарт вздрогнул, услышав где-то справа крики, а вслед за ними треск ручного пулемёта. Он застыл на месте. Питерс тронул его за плечо и жестом показал, что надо выбраться из ручья и заползти в густой подлесок. Они расселись, не говоря ни слова и прислушиваясь к несмолкавшим крикам, а затем до них донёсся звук, похожий на сильный шлепок.

-Что они там орут?-шёпотом спросил Харриган.

- Вроде на китайском,-предположил Мартини.

-Добавляют реализма,-сказал Картер Питерс. - А всё равно жутковато, да?

"Ещё бы",-подумал Стюарт. Его сердце продолжало учащённо биться.

-Далеко до них?

-Не очень,-шёпотом ответил Хантер.- Где-то с полмили. Когда сыро, ночью далеко слыхать.

Харриган подполз поближе. "Кажись, патруль поймал одну из групп".

-Или нарочно шумят, чтоб мы так подумали, - сказал Питерс. - Всё равно полежим пока здесь, тихо-тихо. Прикидываю, что до воплей, на которые мы и шли, полклика, или вроде того.

Стюарт сидел, охватив руками икры, он снова начал замерзать. "Интересно, мне одному так страшно?"-подумал он.

Группа достигла овражка в 2.30, как раз к тому времени, когда за белёсыми облаками завиднелась луна. Питерс решил, что им надо обойти овраг, посмотреть, нет ли признаков присутствия противника, и лишь тогда зайти в него. Осмотр места занял почти час, и лишь тогда Питерс остался доволен. В середине оврага, на северном берегу ручья, Харриган обнаружил сухую пещерку. Он тихо свистнул, все собрались.

-Тут бы и отсидеться. Да, кэп?

-Уютно, - согласился Питерс.

- Противник не может не знать об этом месте, сэр, - сказал Хантер.

"И я как раз о том подумал",-подумал Стюарт.

-У другого конца будет лучше. Склоны там не такие крутые, будет легче уйти, если засечём патруль.

Мартини презрительно усмехнулся и покачал головой.

- Тут сухо, - простодушно сказал Харриган. Дождь снова начал накрапывать.

- Тут западня, - сказал Хантер. - Противник зажмёт - бежать некуда.

Мартини фыркнул: "Хантер, ты серьёзно думаешь, что убежишь от так сказать противника, когда нас найдут?"

-Так точно, сэр, - чётко ответил Хантер.

- Побег и уклонение, - вдруг вырвалось у Стюарта.

Мартини обернулся к Питерсу. Тот улыбнулся и, подумав, кивнул: "Осмотрим тот конец".

Когда место для дневки было выбрано, быстро насобирали веток для маскировки. Для тепла пришлось завернуться в парашюты, и сколько веток ни набросай, сквозь них проглядывали оранжевые и белые лоскуты, что Питерс и увидел при обходе.

- Так не пойдёт, джентльмены. Кто угодно, даже неподготовленный человек, заметит парашюты.

- Их надо закопать, капитан, - сказал Хантер.

- Боюсь, ты прав, Хантер.

- Если бы у нас были лопаты, мы бы выкопали ямки, туда залезли, а листвой прикрылись, - сказал Мартини.

-Если б у тёти были яйца, она была бы дядей, - сказал Харриган. - Да и листвы тут почти нет.

-Придётся спать как морпехи. Кучкой. Так теплее, - спокойно сказал Хантер. Картер Питерс кивнул.

-Тревожно как-то, не усну, - сказал Стюарт, вставая. - Покараулю в первую смену.

- Давайте парашюты, - сказал Хантер. - Отнесу к ручью, закопаю.

- А я, - сказал Мартини с кривой ухмылкой, - пойду собирать съедобные коренья и ягоды.

Энсин Стюарт отыскал скрытую позицию у края оврага, сел и затаился там в дозоре. Было так тихо, что как-то даже жутковато, и едва он уселся, его тут же до костей пробрал холод. Он устал физически, но мысли беспорядочным роем носились в голове. Он вспомнил день производства в энсины Резерва ВМС США - тот же день, когда он выпустился из Технологического института Джорджии. Стюарт был голубоглазым блондином высокого роста и худощавого телосложения, он, сам того не желая, любовался собой в синей парадной форме и серых перчатках, при парадном мече с рукоятью цвета слоновой кости и с позолотой. Его поздравили мать с отцом и невеста Карен Дайер, приехавшая в Атланту из флоридского колледжа Роллинза на его выпуск и производство в офицеры.

У Стюарта не было особого желания строить карьеру военного, однако он чтил традиции своей родни по части службы в военное время. Он выбрал флот, чтобы хоть как-то нарушить традицию. Первые Стюарты появились в Америке как солдаты; один из его предков, Джеймс Джон, был энсином в британской армии, которая в 1763 году во время войны с французами и индейцами разбила французов у каролинского Форт-Джорджа, а затем он последовал за своим полковником Джорджем Вашингтогом на Лонг-Айленд, в Велли-Фордж, Трентон и Йорктаун. Другой Стюарт, ДжеймсЮэлл Браун, генерал, был самым известным кавалерийским военачальником в армии Конфедерации, а двоюродный брат его Амос погиб, командуя 6-м Коннектикутским полком в сражении при Шайло в 1863 году. Стюарты уходили воевать с испанцами в 1898 году, и на Первую мировую, а отец Уильяма в 1944 году сражался во Франции в 3-й армии Паттона, командуя пехотным батальоном.

Уильям стал офицером, пройдя курс вневойсковой подготовки офицеров резерва ВМС США. Ему очень понравилась сама церемония, короткая, но торжественная, и он романтически представлял себе предстоящую флотскую службу, в щегольской форме и на большом корабле. И вот он здесь, в сыром лесу Северной Каролины, и страдает, дрожа от холода. Он подавил желание или выругаться, или заплакать. Он прослужил уже сорок два дня.

"Самое плохое,-размышлял он, вглядываясь в темноту тихой зимней ночи-то, что я практически сам напросился". Стюарт прибыл для прохождения службы в Центр ПВО флота в Дэм-Неке в Виргинии в начале марта, и три недели посвятил изучению корабельной артиллерии. После этого он должен был пройти курс обучения амфибийным операциям на базе Литл-Крик, входившей в огромную военно-морскую базу Норфолк, а затем продолжить службу на корабле "Велли-Фордж" - старом, образца Второй мировой войны авианосце с плоской палубой, переоборудованном в десантный корабль и входившем в состав Тихоокеанского флота.

Завершив прохождение курса артиллерийской подготовки в Дэм-Неке, Стюарт прибыл на необъятную базу Норфолк, где он должен был проживать в течение пяти недель обучения на базе Литл-Крик. Когда он предъявил предписание в отделе переменного офицерского состава, ему сообщили, что до начала занятий ещё десять дней. Он спросил дежурного йомена третьего класса, чем ему заниматься всё это время. Тот пожал плечами. "Могу оформить дни от отпуска".

Стюарт, поразмыслив, сказал: "Нет, тратить отпуск я вовсе не хочу. Я даже не уверен, есть у меня десять дней или нет".

Старшина снова пожал плечами. "Дело ваше. Можете просто поболтаться по роскошному городку, где живут холостые офицеры, хотя флотскому начальству не нравится, когда свежеиспечённые энсины этим занимаются. Может, найти вам какие-нибудь недельные курсы?"

-Найдите, пожалуйста,-сказал Стюарт. Он уже опасался, что помрёт от скуки на флотской службе, не успев даже выйти в открытое море.

Йомен явно заскучал при мысли о том, что придётся поработать.

-Что-то конкретное интересует?

Стюарту ничего не пришло на ум. "Не знаю. А что есть?"

Писарь поёрзал в кресле. "Сходите-ка в общежитие, устройтесь, и приходите где-то к 16.00. А я пока чего-нибудь найду".

Стюарт отправился в общежитие для холостых младших офицеров - BOQ или "болото", как его добродушно называли - и разложил свои вещи в предоставленной ему двухместной комнате.

Вернувшись в 16.00 в отдел офицеров переменного состава и подойдя к стойке, он обнаружил там прежнего йомена, который встретил его улыбкой. "Есть что предложить, Роббинс?" -спросил Стюарт, прочитав фамилию на пластиковой именной нашивке.

-В общем, сэр, самое что ни на есть единственное, что нашёл, чтоб началось завтра и закончилось до начала занятий по амфибийным операциям - курс SERE. Автобус в Северную Каролину идёт завтра в 6.00, сэр".

Стюарта начало раздражать то, что йомен как-то издевательски подчёркивал это самое "сэр", но голосом он этого не выразил.

- И что такое "курс SERE", Роббинс?

Роббинс достал брошюру и бросил на стойку.

- SERE, сэр, это "выживание, побег, разведка и уклонение". Хороший курс для энсина, направляющегося во Вьетнам.

- И что там? - Стюарт не стал брать в руки памфлет.

Роббинс наклонился ему, весело улыбаясь, и похлопал правой рукой по нашивке на левом плече. "Я только йомен, сэр, и всего не знаю, но говорят, что тебя выбрасывают в лес на пару дней, потом тащат в типа вьетнамский лагерь для военнопленных и там херачат до упора, чтоб ты знал, как там, если поймают".

Стюарт ждал, что в конце предложения прозвучит неизменное "сэр", но не дождался. "Я буду служить на корабле, Роббинс".

Роббинс выпрямился и развёл руки так, как повсеместно принято у военных, когда хотят сказать "чего ты от меня хочешь, приятель?"

-Амфибийные операции, сэр! Будут учить, что делать старшему на десантном средстве, всего через десять дней! Пригодится! Сэр!

Стюарт забрал брошюру и листок с приказом о временном прикомандировании, в котором было указано, что он должен отправиться на автобусе в Кэмп-Петтигрю в Северной Каролине на недельный курс обучения по программе SERE. "Ну и чёрт с ним,-подумал он,-зимний жирок сгоню".

-Спасибо, Роббинс,-Стюарт притворно улыбнулся. Роббинс имитировал отдание чести, и Стюарт ушёл.

-Думает, что я тупой салага, раз сам напрашиваюсь на службу,-подумал тогда Стюарт. А сейчас, ночью, становилось всё холоднее, и дождь капал всё сильнее, и Стюарт убедился, что наглый йомен был абсолютно прав.

Мартини добрался по склону до позиции Стюарта, поднимая страшный шум, и выругался, запнувшись о торчащий из земли корень. "Моя смена, энсин. Вали в койку".

День прошёл медленно, но спокойно. Несколько раз караульные группы SERE слышали шум автомобилей, один раз стрельбу, но каждый раз где-то далеко и к западу от них. Похоже, совершив длинный ночной переход, они оторвались от патрулей противника.

Следующей ночью Стюарт в основном шёл головным. Он уже увереннее передвигался по лесу, а остальные, казалось, были совсем не против, кроме Хантера, который сменял его, когда заросли становились гуще, и давал отдохнуть. На одном из привалов Стюарт отошёл в кусты отлить, Хантер подошёл к нему.

-Энсин Стюарт, сэр, что вы думаете об этих ребятах?

-Нормальные ребята, Хантер.

-Так точно, сэр, капитан вроде нормальный, но эти двое мокролётов... Не знаю.

Стюарт заметил недоверчивое, недовольное выражение на его лице. Каким-то непонятным образом напряги этих учений действуют на всех, подумал он.

-Хантер, весь смысл этих учений - чтобы мы усвоили важность субординации. С нами капитан ВВС и двое флотских лейтенантов. Ты рядовой первого класса, я энсин. Говорят, что энсин по званию ниже китового дерьма, а ты ещё вчера был новобранцем. Приходится им доверять.

Хантер отступил на шаг. Стюарт увидел, что он злится.

-Сэр, вы против этой войны?

-Нет, а что?

-То, что я хочу воевать. Я намерен с честью пройти этот курс. Я намерен не попасть в плен, а если возьмут - сбежать.

- Ну, все попробуют.

- Чёрта с два, сэр. Эти двое флотских нытиков дёргаться не станут, а капитан, может, и будет геройствовать, но у него кишка тонка. Ладно, поиграю по правилам, пущай командуют, но когда надо будет бежать, прятаться или убегать и уклоняться, хочу быть с вами. Это без протокола, конечно.

Стюарта поразила и смутила это вспышка ярости Хантера. Ему польстило то, что Хантер узрел в нём способности, которых он сам в себе не ощущал. Но он всё равно понимал, что надо привести пацана в чувство. "Вот что, Хантер,-торопливо прошептал Стюарт, заметив, что капитан Питерс машет им рукой, возвращая на тропу,-первое: соблюдать сплочённость в группе. Это самое важное в этом курсе. Второе: я совсем салага! Я офицер без году неделя!"

- Ерунда всё это. Вы крепки духом. Будем вместе, без протокола, так?

"Ничему такому нас не учили,-подумал Стюарт.-Не научили, что делать, когда рядовой поганит офицеров. И всё ж я чувствую, что Хантер где-то прав".

Стюарт пожал плечами. "Ладно. Будем вместе, если поймают. Но когда патрули нас найдут, а мы оба знаем, что так и будет, попробуем заставить остальных не сдаваться, бежать. Попробуем, Хантер, да?"

Хантер нахмурился. "Ладно, сэр, но если они поднимут руки при первом холостом выстреле, уходим вместе и бежим. Лады?"

Стюарт вздохнул. "Всё всерьёз, но ведь учения, но ведь всерьёз! Что с этим делать?-спросить бы инструктора. Не спросишь".

- Лады.

Хантер улыбнулся. "Понятно. Но хотя б капитана-то вытащим?"

- Всех, Хантер.

Хантер кивнул. "Ладно, сэр, всех, играем по вашим правилам. Ну, погнали эту шайку дальше".

* * *

Утром третьего дня они расположились на дневку под раскидистым буком, разместившись между разбегавшимися во все стороны корнями. Скрытности никакой, но в группе решили, что главное на любом привале иметь возможность легко уйти. Весь день шум моторов грузовиков и джипов не давать заснуть, с некоторых доносились громкие призывы сдаться на английском и каком-то непонятном азиатском языках, с гарантией хорошего обращения. Харриган простыл и утробно кашлял, он температурил. Мартини совсем пал духом всё время молчал. Капитан Питерс мучительно пытался разобраться в своих обязанностях, одна из которых исключала другую.

-Ребята, Харриган на грани пневмонии. Может, взорвём дымовую гранату, сдадим его?

Хантер подал голос: "Лейтенант Харриган, вы готовы продолжать?"

Харриган закашлялся, в груди его басовито, раскатисто, влажно захрипело, он выплюнул большой густок жёлтой слизи. "Да".

- Уверены? - спросил Питерс.

- Да. Вы правы, надо переть до конца. Дымовая граната у меня; когда дойду до ручки, отстану от вас и взорву, когда отойдёте.

Картер Питер помотал головой.

-Не думаю, что надо разбивать группу.

Харриган закашлялся, скривил лицо и поднял покрасневшие глаза.

-Мы б так и сделали, будь всё по-настоящему, кэп.

- Нет.

Стюарт сам удивился тому, насколько твёрдо он сказал: "Мы вас понесём. На войне мы бы вас не бросили".

Питерс посмотрел на свежеиспечённого энсина, подумал и кивнул.

С наступлением темноты он приказал начать движение.

- В эту ночь пойдём в обход, попробуем зайти к лагерю с востока. Не уверен, что получится, но попробуем.

Ночь была ясной и холодной. Почти полная луна должна была взойти около 3.00, поэтому переход и оборудование укрытия надо было завершить до этого времени. Капитан Питерс определил задачу на ночь: дойти до маленькой опушки в центре ровного участка чуть выше уровня моря и менее чем в километре от лагеря. Кроме того, он принял решение пересечь хребет, а не двигаться дальше по руслу ручья - и чтобы сократить путь, и чтобы удалиться от ручья, который, казалось, привлекал внимание противника как лесная тропа, чем ближе они подходили к лагерю. Достигнув указанной точки, они должны были решить, бежать к освещённому периметру или залечь и подать дымовой сигнал утром.

Стюарт шёл первым, за ним Питерс, за ними двое флотских авиаторов, замыкал колонну Хантер. Стюарт почувствовал, как-то что-то слабо потянуло его за ногу у щиколотки, услыхал звонкий щелчок и, громко прошептав "Граната!", упал навзничь, оттолкнувшись ногами. Прямо перед ним раздался слабый хлопок, взметнулось облачко белого дыма, и в пятидесяти футах от тропы раздался оглушительный взрыв.

Стюарт пополз, прижимаясь к земле, тронул капитана за плечо. "Уходим! Красные сейчас набегут". Питерс растерянно посмотрел на Стюарта, кивнул. Харриган с Мартини медленно встали на ноги, Питерс крикнул Хантеру, чтобы шёл первым, быстро, до хребта и далее. "Шептаться смысла больше нет,-подумал Уильям, убегая вместе с остальными от места срабатывания мины-ловушки.- Если бы вместо дымовой гранаты была мина, нас всех уже бы не было. Просто не было".

Хантер резво перескочил через хребет. Остальные с трудом поспевали за ним, и Питерс прошипел Хантеру, чтоб притормозил. Стюарт заметил, что Хантер обернулся с недовольством во взгляде, но пошёл медленнее, и дистанция была более-менее восстановлена.

Преодолев хребет, группа вышла на хорошо натоптанную тропу. Питерс перешёл вперёд, на второе место, и решил рискнуть, пройдя по ней какое-то время, чтоб удалиться от места взрыва. Хантер тронулся в путь, и они потрусили по чётко различимой тропе. Где-то через полкилометра тропа не то резко исчезала, не то упиралась в какое-то препятствие, неразличимое в темноте. Хантер сбавил ход и сошёл с тропы метрах в пятидесяти от препятствия. Раздался второй взрыв, где-то сзади, и они беспорядочной кучей, затаив дыхание, распластались по земле. Луч прожектора со стороны преграды прорезал ночную тьму. Стюарт увидел своих товарищей, как на фотоснимке, их лица застыли от шока, глаза светились огнём, как у испуганных зверей. Справа от тропы зазвучали автоматные очереди, Хантер быстро вскочил. В паузах между оглушающими залпами ночную тишину раздирали пронзительные вопли.

Стюарт вскочил и побежал, помогая Мартини, почти таща его вперёд за рукав. Мартини вырвал руку и нырнул в кусты. Хантер бежал перед ним, прочь от преследователей. Харриган лежал на земле свернувшись в клубок, явно страдая от боли. Картекр Питерс бежал за Хантером. Стюарт увидел, как прожектор высветил первых солдат противника, продолжавших вести огонь. Он услышал, как кто-то завопил с акцентом: "Руки вверх, янки, псы вонючие! Руки вверх! Руки вверх".

Стюарт побежал. Он ещё раз обернулся и увидел, как Мартини с поднятыми руками вылезает из кустов.

Стюарт побежал в том же направлении, что и ранее Хантер с капитаном. Красные повернули мощный прожектор в его сторону, ярким светом залив лес повсюду вокруг него, только прямо перед ним осталась полоска чёрной как тушь тени, которую он отбрасывал. Он метался то вправо, то влево, бежал туда, где был просвет между деревьями, но они часто пропадали из вида прямо перед ним, когда луч прожектора уходил в сторону. Он заметил белёсые тени преследовавших его солдат противника. Устремляясь вперёд в темноте, Стюарт обманулся и ударился правым плечом о дерево. Потеряв равновесие, он споткнулся и покатился вниз по крутому склону. Он пропахал лицом землю, ощущая, как песок и прелые листья набиваются в глаза и рот. В овражке он обнаружил ручеёк и сразу же промыл саднящие глаза.

Он снова оказался в полной темноте, глазам пришлось привыкать. Над собою он увидел яркий свет и пляшущие густые тени, но к руслу ручья свет не проникал. Он опустил руки в воду, чтобы почувствовать, куда течёт вода, понять, куда идёт поток, и двинулся вниз по течению. Он прошлёпал по ручейку метров двадцать, когда услышал "Шшш!". Сев на корточки, он замер и прислушался.

- Шшш! Красный знак!

"Красный знак" был позывным их группы. До этого момента они его ещё не использовали.

- Красный путник! - прошептал Стюарт. Несмотря на обстоятельства и страх, совсем реальный, ему стало как-то неловко от нелепости пароля и отзыва.

Из темноты вышел Хантер.

- Мать твою богородицу, мистер Стюарт! Всё нормально?

- Да, Хантер. Ты как?

- В порядке.

Хантер взял Стюарта под подбородок и задрал его голову, чтобы рассмотреть лицо в тусклом свете восходящей луны. "Не слабо вам лицо ободрало".

Стюарт потрогал руками лицо, ладони скользнули по окровавленной коже. Он присел и снова умылся холодной водой. "Жжёт, однако! Но ничего. Где капитан?"

- Он упал, говорит, что ногу подвернул. Сказал, чтоб я его бросил и вас нашёл. Ну и скакали вы промеж деревьев, прям как голожопый обезьян!

Стюарт хмыкнул. Дыхание стихало, приходя в норму. Хантер помог ему встать и пошёл впереди. Они быстро зашагали вниз по ручью. Признаков преследования со стороны Красных не было ни слышно, ни видно.

- А как там наши придурки, сэр?

Стюарт сделал глубокий вдох. Ты же офицер, подумал он. Командуй.

-Зови их товарищами или офицерами, Хандер. Ладно?

Стюарт увидел, что Хантер пожал плечами.

- Ну да, есть, сэр. Виноват, сэр.

Судя по интонации, виноватым Хантер себя не ощущал.

Спокойно, подумал Хантер, спокойно.

-Лейтенанту Харригану совсем плохо. Лейтенанта Мартини взяли. "Ну как можно командовать человеком, который и круче тебя, и лучше знает, что и как делать? Может, и этому я должен здесь научиться".

Хантер неожиданно остановился, обернулся. "Ну и вот, убежали. А теперь что, сэр? Вы сейчас главный".

Спасибо, Хантер, подумал Стюарт. "Карты у нас нет. Но у меня есть компас. Пойдём дальше, на восток, но как только найдём глубокую расщелину, надо будет залечь. Завтра ведь четвёртый полевой день, и если сможем проуклоняться до рассвета, одолеем этот этап".

Хантер кивнул. "Да. Надо, наверно, притормозить, пока не найдём хорошее местечко. Тут везде эти самодельные азиаты".

Где-то слева раздался свист, за ним глухие хлопки. Небо к северу от них осветилось ослепительно белыми ракетами. Оттуда же донёслись звуки автоматных очередей и отдалённые крики. Стюарт взглянул на компас и первым пошёл вперёд. Хантер со Стюартом очень медленно продвигались по лесу, который становился всё гуще. Когда они удалились на километр от засады, ручей, определявший их маршрут, резко свернул на юг, и они зашагали на восток по пересечённой местности. В ночи по-прежнему раздавались свист, хлопки, небо время от времени освещалось ракетами на парашютиках, Красные подходили всё ближе, крики и отдалённая стрельба заставляли их передвигаться осторожно, скрытно. Было 3.00 с небольшим; они десять минут пролежали в глубокой луже под поваленным деревом, сначала наблюдая за тем, как патруль Красных провёл группу курсантов, с завязанными руками и глазами, по узкой тропе к дороге, где стояли грузовики, потом увидели, что другой патруль очень тщательно прочёсал местность вокруг той же тропы. Стюарт почувствовал, как быстро забилось сердце, и удивился тому, что противник не услышал его ударов. Он стал прислушиваться к сердцу, пульс замедлился, кровь потекла по венам медленней.

Они как раз собрались пойти дальше, и тут Хантер стальным хватом сжал его руку. Одинокий солдат с автоматической винтовкой Браунинга на плече бесшумно проскользнул по тропе перед их РБД. Хантер медленно ослабил пальцы. "Дежурный по тропе, с BARом, поджидает одиночек", - прошептал он. "У этих гадов всё схвачено".

Стюарт кивнул. "Надо найти какую-нибудь нору и залечь. Тут патрули повсюду".

-Куда пойдём, сэр?

Стюарт вытянул руку. "Видишь там большой бук, на хребте? Давай перебежим через тропу и залезем наверх. Думаю, второй патруль подряд на тропе прямо сейчас не объявится".

Хантер привстал и сел на корточки.

- Тут всё открыто, поймают.

-Рискнём. Если повезёт - проскользнём между патрулями.

- Думаете, там будет где укрыться?

-Не уверен, Хантер, но сдаётся мне, что эти патрули больше следят за тропами и ручьями, чем за хребтами.

-Нас же этому учили - ходить по тропам и ручьям.

-Так и есть, и я уверен, что так и надо, но мы же видим, что так не спрячешься.

Хантер едва заметно из-за темноты кивнул. Они замазали лица глиной.

-Тогда пошли, сэр. Я первый?

-Валяй. Быстро перебегаем, потом тихо по прямой до дерева.

Подъём до бука был долгим и трудным, они понимали, что здесь их намного лучше видно в свете от вспыхивающих ракет, да и лунный свет пробивался сквозь быстро бегущие по небу низкие облака. Последние двести ярдов по голому косогору они проползли, прислушиваясь к далёкой стрельбе и безумным воплям на псевдоазиатском языке.

У комля большого бука они обнаружили треугольную яму между гранитным валуном с одной стороны, стволом дерева с другой, и лежащим на земле бревном толщиной фута четыре с третьей. Стюарт в изнеможении сел, прислонившись к суку, Хантер быстро и в целом безуспешно обшарил ближайший участок на предмет обнаружения съедобных растений. Он смял в пучок несколько листьев многолетних трав, поделился со Стюартом.

-Сколько, по-вашему, до рассвета, сэр?"

Стюарт подставил циферблат наискосок под лунный свет. "Сейчас 3.45. Луна, если не ошибаюсь, взошла примерно в 3.00. А восход, наверное, где-то в 6.30".

Стюарт вдруг ощутил страшную усталость. В животе громко заурчало. Хантер хохотнул: "Плохой я повар, да, сэр?"

Стюарт зевнул. "Хантер, погулять с тобой я всегда готов, но повар ты никакой".

Хантер встал в полный рост.

- Поспите, сэр. Я посторожу.

- Спасибо, Хантер. Начнёшь засыпать - разбуди, или через час, не больше.

- Есть, сэр.

Стюарт растянулся под бревном, охватив себя руками, чтоб согреться. Ноги болели от усталости. Лицо жгло от порезов, он почувствовал, что левый глаз распух и не открывался - либо от пореза, либо от того, что мусор попал под веко. Острые спазмы от голода в основном прекратились уже на третий день, но их сменила тупая и постоянная боль. Кроме того, он начал ощущать апатию и неспособность сосредоточиться - инструктора рассказывали, что так и будет из-за недостатка пищи. Но при всём при этом он был в поразительно хорошем расположении духа.

-Сэр? - прошептал Хантер.

-Что?

-Прорвёмся, сэр.

Стюарт закрыл глаза.

-Не вопрос, морпех.

И сразу же уснул.

Стюарт проснулся, как только Хантер тронул его за плечо. Облака рассеялись, и мокрый лес серебрился в лунном свете. Стюарт посмотрел на часы - было 5.15. Хантер дал ему проспать полтора часа.

-Охотничков косоглазых ночью видел? - шёпотом спросил Стюарт.

Хантер ухмыльнулся. "Нет, сэр. Прошёл, кажется, ещё один патруль по той тропе, через которую мы сюда пришли, но около часа совсем тихо. Ни ракет, ни воплей, ни пальбы - ничего".

Стюарт встал, потянулся. Отдал бы сейчас душу и перворожденного сына за горячую ванну, что-нибудь для глаза, стейк и бокал пива.

-Гады, наверно, закруглились до утра. Поспи немного. Когда совсем рассветёт - пойдём к лагерю.

-Вас понял, - судя по голосу, Хантер ликовал.-Мы будем первыми, кто прошёл до конца.

Хантер устроился на том же месте у бревна, откуда только что встал Стюарт.

-Вы это место для меня и обмяли, и обогрели, сэр. Спокойной ночи.

-Спокойной ночи, Хантер. И спасибо, что дал поспать подольше.

-Не за что. Спокойной ночи.

Хантер перекатился поближе к бревну и уснул.

Стюарт быстро сделал круг. Ночь была тиха и безмятежна. Эти придурки, кажется, бросили их искать. Садисты и гады. Уильям с удивлением понял, что яростно ненавидит тех, кто гнался за нимиё преследуя их по пятам, заставляя голодать и мёрзнуть. У него мелькнула мысль о том, что будь у него оружие, он был бы готов их убивать.

Спокойно, подумал он - это учения, просто учения. Турпоход в непогоду. В худшем случае, если сдадимся, сможем помыться и обсушиться. А они должны будут дать поесть. Стоило ему подумать о еде, как тут же с громким урчанием скрутило живот. В кишках забурлило, ему резко приспичило. Чёрт возьми, подумал он - трое суток без еды, кроме хантеровских травяных бутербродов, и вдруг захотелось по большому.

Стюарт бесшумно вылез из-за валуна, за которым сидел. Надо разбудить Хантера, сказать, что отойду, подумал он. Хотя чёрт с ним, пускай поспит. Он отошёл повыше, подальше от бука, нашёл поваленное дерево, как раз такой толщины, чтобы присесть. Он расстегнул штаны и присел. И ничего. В животе урчало, но ничего не вышло.

Краем глаза Стюарт заметил, как что-то шевельнулось в кустах. Он пригляделся, ничего не заметил, но вдруг насторожился. Он встал, потянулся к брюкам, спущенным до щиколоток, и тут солдат Красных опустошил целый магазин холостых патронов из автоматической винтовки с дистанции в пятнадцать футов. И вдруг живот отпустило, сжатый сфинктер расслабился, и он выпустил длинную, болезненнуюв струю.

Стрелок с BAR'ом стоял за ним, направив длинный ствол в затылок Стюарта. Стюарт заворожено смотрел, как ещё три солдата поднимаются из травы перед ним. Замаскированы они были безупречно. Ещё немного, и он бы на них наступил. Все стояли молча. Справа от себя Стюарт увидел Хантера, выглядывающего из-за бревна, за которым они укрывались. Стюарт отвёл глаза. Может, Хантера не заметят. Главное, вдруг подумал он, чтобы Хантера не поймали до утра.

Трое солдат надвигались цепью. Уильям осознавал, что стрелок с BAR'ом выпустил очередь всего несколько секунд назад, но время, казалось, замедлилось, как будто погрузившись в вязкую жидкость. Он тупо сидел на бревне, прижав ладони к ушам.

Ближайший к нему солдат включил мощный фонарь, ослепив Стюарта.

-ВСТАТЬ! РУКИ НА ГОЛОВУ! ШУ МЕН ХА ДО, ДО!

Стюарт встал, положил руки на затылок. Он почувствовал свою полную беспомощность, стоя в спущенных на икры штанах.

-ГРЯЗНЫЙ СРАНЫЙ АМЕРИКАНСКИЙ ПЁС!-прокричал солдат в шинели с красными офицерскими петлицами на вороте. Он посветил фонарём вокруг.

-ГДЕ ВТОРАЯ СОБАКА? СЮДА ХОДИТЬ, ГОВОРИТЬ!

Стюарт сделал шаг вперёд, запутался в штанинах и едва не упал. Солдаты громко засмеялись, но офицер только скалился.

Стюарт решил поднять штаны. Офицер снова завопил: "ШУ МЕН ХА ДО! РУКИ НА ГОЛОВУ!"

Офицер в два шага подскочил к нему, упёрся лбом в переносицу и резко ткнул фонарём Стюарту в подбородок.

-ГОВОРИТЬ, СРАНЫЙ ПЁС! ГДЕ ВТОРОЙ ШО ДЕ - ДРУГОЙ СОБАКА!

Офицер брызнул слюной Стюарту в глаз, от него несло чесноком. Стаюрт начал приходить в себя, и он уже спокойно твёрдо посмотрел на офицера, который был ниже ростом - и ничего не сказал.

-ОТВЕЧАТЬ! ОТВЕЧАТЬ!

Офицер яростно толкнул Стюарта в грудь, и он проехался голым задом по земле. Он ухватился за штанины, подтянул их, офицер снова рявкнул своё "ШУ МЕН ХА ДО!" и резко пнул по рёбрам. Солдаты подступили ближе, громко клацнули затворами.

Стюарт ощутил резкую боль в рёбрах, и тут же оценил, насколько мастерски был выполнен пинок. Ни перелома, ни реальной травмы. Офицер продолжал кричать с чудным акцентом, как-то нараспев. "Ты нехорош солдат! Ты даже плохо курсант! Мы знаем, что вы, два пса, бежали вместа! Надо идти, но вы прятатса, красный солдат не спать!" Следующий пинок был ещё слабее. "Может вторая собака сюда иди, а то этот пёс пинать до сдохни! Тогда всем тепло, сухо!" На этот раз офицер нацелился в голову фонарём, но удар пришёлся в плечо.

"Не вылезай, Хантер, беги! Хантер убежит,-подумал Стюарт.-Он понимает, что помочь мне нечем, и его долг - скрываться, как раньше". Стюарт мысленно улыбнулся. Погоняй этих ушлёпков до утра, старина Хантер.

Стюарта ухватили за рубашку сзади, рывком подняли на колени. Пока ему завязывали глаза, он успел застегнуть штаны, затем ему крепко связали руки за спиной - сначала кисти, потом локти. Его дёрнули за шиворот, подняли на ноги, один из солдат ткнул винтовкой в спину.

- ЧО ДА! МАРШ!

-Держись, Хантер,- подумал Стюарт, и зашагал, подгоняемый винтовкой в спину.

7 апреля 1966 года, Кэмп-Петтигрю.

Стюарт прикинул, что прошёл с завязанными глазам с полкилометра, и всё это время солдат, шагавший позади, постоянно тыкал его стволом. Он собрался с мыслями и попытался понять, куда его ведут, и сколько уже прошли. Кроме того, он попробовал определить, сколько солдат его конвоируют. Они шли молча, но, судя по отзвукам шагов по влажной почве, их было двое. А значит, ещё как минимум двое ищут Хантера.

Стюарт почувствовал, что они вышли на дорогу, и услышал мотор машины на холостом ходу.

Его схватили и без излишних церемоний и слов запихнули в кузов грузовика. Грузовик дёрнулся с места, и Стюарт ударился головой о борт. В голове зазвенело, засмеялся солдат.

Минут через пять грузовик остановился, его вытащили наружу. Крепкие руки схватили его и поволокли по металлической лестнице. Его усадили на стул, привязали за руки и ноги. Повязку сняли, но в комнате было абсолютно темно.

Вспыхнул яркий свет. Стюарт увидел, что сидит в стандартном военном трейлере, оборудованном под медпункт. Врач в белом халате стоял у двери в дальнем углу, ещё не отведя руки от выключателя.

-Припозднился ты, морпех.

-Энсин, сэр. Военно-морские силы США.

Стюарт знал, что ответил, как полагается, пусть и немного слишком официально.

Врач подтянул табурет и сел лицом к Стюарту. На вид ему было лет за пятьдесят. С доброй улыбкой на лице он сочувственно поцокал языком, внимательно осмотривая саднящий левый глаз Стюарта.

-Это не по программе учений, энсин, так можно только раз. Твои пленители привели тебя ко мне, потому что ты явно повредил глаз. Давай посмотрим.

Врач прикоснулся к глазу, Стюарт отдёрнулся. Врач несколько раз промокнул левый глаз. Ощущение песка в глазу пропало, боль стихла.

-Сильно повредил? - спросил Стюарт.

Врач пожал плечами, продолжая ощупывать и промывать глаз. "Эти садисты решили, что сильно, раз привели сюда. Порез века, сильное загрязнение, но сам глаз, похоже, не задет".

Врач помолчал.

-Тебе бы лучше в госпиталь.

- И сняться?

-Энсин, ты можешь сняться в любой момент.

Стюарт почувствовал, как покраснели щёки и шея.

-Я не об этом, сэр! Я спрашиваю - глаз в опасности? Я обязан прекратить?

Врач в белом оставил глаз в покое. "Пока опасности нет, но инфекция может распространиться. И если ты ещё раз попросишься ко мне, придётся прекратить. Прямо сейчас можешь продолжать, но я бы не советовал".

-Почему?

Врач вздохнул.

-Энсин, я могу наложить на глаз повязку с борной кислотой, так быстрее заживёт, инфекцию загасить антибиотиками. Могу вколоть антибиотики, много, и вколю. Но в лагере тебя будут прессовать. Если не сдашься, никаких лекарств. И даже в таком состоянии тебя будут гнобить особо.

Стюарт начал лихорадочно размышлять. "Сняться-провалить обучение. Продолжать - потерять глаз". От этих переживаний снова потянуло в туалет. Накатила болезненная слабость. "Сняться. Трус. Слепота".

-А почему гнобить особо, док?- спросил он, пытаясь успокоиться.

Врач закончил очистку нижнего века. "Тебя последним взяли, да? А тут всегда припасают нечто особое для тех, кого было трудней и дольше изловить".

-Остальных всех поймали?

-Они все тут и спят давно - по-моему, с полуночи, не меньше.

А Хантер ещё на свободе, подумал Стюарт.

-Заделывайте глаз, док. Я остаюсь.-"Идиот! -мысленно заорал он сам на себя.- Глаз спасай!

-Ладно, энсин, но я тебя предупредил.

Врач работал споро, наложил тампон на глаз, быстро залепил пластырем. Он промыл Стюарту лицо едким, стянувшим кожу мылом, просушил, затем замазал ссадины чем-то жгучим. "Так мама делала",-пришло в голову Стюарту. Он ощутил острую боль в предплечье, это врач сделал укол. "Антибиотик. Может немного тошнить, доза большая, но таблетки эти гады всё равно отберут".

Стюарт искренне поблагодарил: "Спасибо, док".

Врач, подумав, сказал: "Я всерьёз не рекомендую продолжать, сынок".

Стюарт улыбнулся. "Друга моего ещё не взяли, потом приведут. А мы убежим".

Врач покачал головой. "Я сейчас глаза тебе завяжу, сынок. Поверь мне - я сделаю это не так грубо, как охранники. А потом мне надо будет уйти. Запомни две вещи". Врач замотал Стюарту голову прежним грязным бинтом, и он ощутил запах мокрой земли. "Ты в любой момент сможешь получить медицинскую помощь - если добровольно откажешься продолжать. А как только из-за этих садистов грязь попадёт под бинт, удали её, и промывай глаз как можно чаще".

-Спасибо, док. Что ещё посоветуете по поводу глаза?

Врач вздохнул. "Я бы тебя снял с курса, энсин, но раз настаиваешь, вот что: плохие признаки - жар, сильная размытость зрения. Особенно жар. Не геройствуй себе во вред".

У Стюарта похолодело в животе, стало не по себе.

-Ладно, буду следить за этим.

-Есть ещё шанс легко отделаться, сынок.

Стюарт сжал глаза под повязкой. "Нет, пойду до конца, сэр".

Врач похлопал Стюарта по плечу. "Удачи. Всё, я пошёл. А тебя сейчас заберут обратно в гостеприимные объятия".

- Спасибо, док.

Стюарт сидел неподвижно, прислушиваясь к тому, как собирается уходить врач.

Из тёмного угла сзади от стула Стюарта бесшумно вышел офицер Красных. Врач, стоя у противоположной стороны кабинета, указал на Стюарта, подняв большие пальцы. Врач ушёл. Охранник подошёл к стулу Стюарта сзади, приподнял его и швырнул вместе с привязанным к нему Стюартом в стенку трейлера. Стюарт ударился плечом и вскрикнул от боли и злости. Охранник подошёл к нету, разрезал верёвки и поднял его на ноги.

-Добро пожаловать, сраный щенок.

Стюарт узнал голос охранника, несмотря на то, что тот говорил шёпотом и без поддельного азиатского акцента.

-Зря не послушал доктора, дебил. Теперь ты мой".

Он грубо вытащил Стюарта из трейлера, проволок по металлической лестнице. Стюарт лихорадочно размышлял. "Доктор хотел меня поиметь. Я буду верить только Хантеру. И моим собратьям по плену, и подчиняться старшим", - вспомнил он инструктаж.

У двери трейлера с медпунктом офицер Красных, пробормотав под нос команду, передал Стюарта солдату, который погнал его вперёд.

Наступал тёплый день, и грязное обмундирование начало подсыхать. Хорошо бы помыться-почиститься, подумал он, но хрена с два.

Под ногами вместо травы оказался гравий. Стюарт услышал шум от движения людей, уловил несколько сказанных шёпотом слов: "молодец, так и надо, семпер фай".

Солдат, шедший за ним, положил руку Стюарту на плечо. "Данг лай! Стой!". Стюарт остановился. "Нгой зьёнг! Нгой зьёнг! Сидеть!" Солдат толкнул его, и Стюарт неуклюже опустился на корточки. Повязку сорвали, Стюарт от резкого света вздрогнул и зажмурился, но вскоре раскрыл правый глаз, а левый, слава богу, был закрыт перевязкой.

Стюарт увидел перед собой восемнадцать человек, стоявших по стойке смирно, из его группы и прочих. Майор Робертс из ВВС, старший из офицеров, стоял перед строем, остальные были выстроены в две шеренги за его спиной. Стюарт увидел Картера Питерса, тот опирался на корявый костыль. Сильно, наверное, ногу подвернул, подумал Стюарт. А доктор, придурок, сняться и его не уболтал.

Стюарт услышал шаги за спиной, потом увидел перед собой ноги в коротких, начищенных до блеска ботинках и наглаженных серых брюках. Он ощутил под подбородком жокейский стек и посмотрел на стоявшего перед ним человека. Несмотря на зверский оскал и незнакомое обмундирование с красными петлицами и красной звездой на мягкой фуражке, Стюарт его узнал: это был тот самый весёлый сержант-морпех, который был с ними в комнате для занятий. Стюарт едва удержался от смеха. Дурь какая, подумал он. Сержант убрал стек и стал справа от Стюарта. Он заговорил, слегка нараспев.

-Для тех пленных американцев, которых привели сюда только прошлой ночью или - Стюарт ощутил лёгкий удар стека по правому плечу - утром, позвольте представиться. Я полковник Красных Минн. Я комендант лагеря. За мной стоят все мои офицеры и солдаты, кроме одного патруля - скоро приведут последнего, он по дурости своей решил не сдался на рассвете на условиях хорошего обращения. Ваш товарищ ещё пожалеет о своём непослушании, и вы все тоже, если не будете слушаться.

Он стал постукивать Стюарта по плечу сильнее, энергичнее, подчёркивая ударом каждую фразу.

-Этот человек - хороший пример. Он уклонялся от нас до последней минуты, почти дотянул до установленного срока. Он пример для вас. Я отдаю ему должное. Я восхищаюсь его храбростью и находчивостью. ОДНАКО!

При последнем ударе жокейский стек больно зацепил ухо.

-Однако там, в лагере я не потерплю ни малейшего непослушания! ЭТОТ ЧЕЛОВЕК! Вжик! Стек снова зацепил ухо Стюарта.

-Этот храбрый человек успел попортить нервы моим офицерам и солдатам. С ним будут обращаться по-справедливости, обращаться хорошо! И со всеми вами так же! Мои офицеры и солдаты знают, что этого я требую! Но мои люди много работают, мало спят, и забывают о присущей им вежливости, когда сталкиваются с НЕПОСЛУШАНИЕМ!

Стюарт дёрнулся было влево, но стек сильно ударил его по уху. Он едва не вскрикнул, дёрнувшись от удара.

Майор Робертс сделал шаг вперёд.

-Полковник Минн, я заявляю протест против грубого избиения американского офицера...

-МОЛЧАТЬ!

На этот раз стек ударил сбоку, и Стюарт свалился на усыпанную гравием землю. Он упал на спину, инстинктивно поджав голову, оберегая глаз.

Стюарт начал с трудом подниматься, чтобы сесть на корточки, и тут охранники за его спиной зашумели, забегали, метнулись влево к воротам лагеря. Стюарт посмотрел им вслед и увидел Хантера, стоявшего прямо за высокими деревянными воротами, опутанными колючей проволокой. Медленно, почти беззаботно, он снял с пояса дымовую гранату, выдернул чеку и бросил её под ворота, из-под которых повалил оранжевый дым. Стюарт с трудом поднялся с земли и бешено с восторгом завопил. Остальные пленные тоже заголосили, заглушив возмущённые вопли коменданта. Караульные открыли ворота и окружили Хантера. Один из них свалил его на землю ударом длинного бамбуковой палки. Другой связал ему руки, и его поволокли к центру лагеря, поставив лицом к лицу с комендантом. Другие охранники направились к строю американцев, размахивая палками, и восторженные крики стихли.

Майор Робертс взял Стюарта за плечо и утащил в разомкнувшийся строй. Сильные пальцы развязали его стянутые за спиной руки и ноги. Кто-то ободряюще шлёпнул его по заду.

Двое охранников, растолкав людей, вытащили Стюарта обратно к коменданту. Один из охранников пронзительно крикнул: "Нгой зьонг!". Стюарта заставили сесть на корточки. Комендант отвернулся от Хантера и вплотную подошёл к майору Робертсу, постукивая по ладони стеком.

-Майор! Под вашим началом очень непослушная группа. Боюсь, что вам с ними будет нелегко. Но дело ваше. Так! Сейчас санобработка против вшей, хороший холодный душ и чистое обмундирование. Потом обед, потом уборка помещений и проверка. Кто второй по старшинству?"

-Капитан Питерс, сэр.

-Очень хорошо. Прикажите ему командовать. Вы будете жить отдельно, в главном здании.

-Я хочу остаться со своими, полковник.

Комендант ухмыльнулся: "А я хочу держать вас под присмотром, майор".

Майор пожал плечами. "Капитан Питерс, командуйте".

-Есть, сэр,-ответил Картер Питерс и вышел перед строем, опираясь на костыль. -Скажите вашим, пусть помогут Хантеру встать.

Комендант, по-прежнему глядевший на майора Робертса, поднял левую руку, и двое охранников, двинувшихся было к Хантеру, остановились. Не оборачиваясь, комендант указал на Хантера стеком.

- Ему пока рано к вам, капитан. Он опоздал на учения, должен догнать. Его место в боксе.

- Но, полковник, - возразил майор Робертс.

- Этого туда же, - комендант указал на Стюарта. Двое охранников подняли его на ноги и повели за Хантером с двумя другими охранниками.

Бокс оказался тесной камерой с фанерными стенами - наверное, когда в нём что-то перевозили. Конструкция его была такова, что низкий потолок не давал стоять, а расстояние между стенами не позволяло ни присесть, ни опуститься на колени. Стюарту снова завязали глаза и грубо запихнули в одну их таких камер; он услышал, как Хантер ударился о стену с другой стороны, и двери в камеры заперли. Стюарт выждал минуту в тишине. Он скорее чувствовал, а не слышал, что охранники по-прежнему рядом, за стенкой, и ждут, когда он заговорит.

-Сэр, слышите меня? - прошептал Хантер.

И тут же охранники забарабанили по стенке с той стороны бамбуковыми палками, заорали: "Им ланг ди! Им ланг ди! Молчать!"

-Они скоро уйдут, Хантер, - прошептал Стюарт.

Стюарт упёрся ногами в переднюю стенку ящика и попытался опустить зад у задней стены так, чтобы можно было выпрямить шею. Получилось не очень, но он смог перенести большую часть напряжения с шеи на спину и бёдра, и, по крайней мере, повернуть голову. Он подумал при этом, что Хантеру, который на два дюйма выше, должно быть реально тяжело.

Стуки и крики прекратились, Стюарт выждал ещё минут пять, или так ему показалось, и осторожно прошептал: "Хантер?"

-Да, сэр.

Ни криков, ни стуков.

-Ты как там?

-Нормально, сэр. Получилось типа опереться. Нас ведь долго не продержат, как думаете?

-Вряд ли. Если мы спины серьёзно повредим, им же хуже будет. Ну, поздравляю - ты дошёл до конца. Когда я увидел, как дым полез прямо в морды этим типа косоглазым, чуть не помер от радости.

-Легко, на самом деле, оказалось. Когда вас увели, двое солдат стояли и просто чего-то ждали. Потом пошли и обыскали наше укрытие, но я был на верхушке бревна. Они там внизу всё обшарили, а вверх так и не посмотрели. Я даже думал спрыгнуть, и BAR отобрать.

Стюарт улыбнулся, представив себе, как Хантер идёт в атаку на лагерь с автоматической винтовкой.

-Всё равно хорошо получилось.

- Глаз сильно повредили?

- Не думаю, чтоб очень. По пути меня завели к врачу, он пытался уговорить, чтоб я снялся. Он вёл себя так, как будто сам по себе, но мне сдаётся, он в учениях тоже участвует.

- Ну и как мы будем сваливать из этого дикого санатория?

Вот как, он сразу о побеге, подумал Стюарт. "Ну, чтоб нам побег зачли, надо его осуществить, подразумевая, что патроны у охраны боевые".

- А это значит, что надо незаметно уйти метров на двадцать от забора.

-Да. Под машиной, в наряде на работу, как-нибудь так.

Вдруг снова застучали в стенку с той стороны. "Им ланг ди! Плохой рестанта, полчаса сиди, потом болтай! Им ланг ди, а то всегда сиди!" Стуки прекратились.

Стюарт медленно досчитал до двухсот двадцати, Хантер снова заговорил.

-Ну их нах. Мы тут полчаса не просидели, и долго ещё никак не продержат.

Дверь от ящика Стюарта распахнулась. Его схватили, вытащили наружу и швырнули на гравий. Он снова смог перекатиться так, чтобы не задеть глаз.

-Грязный сраный пёс! В душ, потом в одиночку! Весь бокс завонял!

Стюарта подняли на ноги. "А второй как?" Он решил, что с этими животными надо поговорить, показать им, что он человек.

Охранник рассмеялся высоким тонким голосом. "Он смеяться над Красными дымовой гранатой! Он в боксе всегда! Ха! Ха!" Охранник резким движением ткнул Стюарта в рёбра. Стюарт пошёл вперёд, а охранник постукивал его палкой по бокам. Так верблюда гонят, подумал Стюарт. "Слышь, Красный, как по-вашему "побег"?"

Охранник снова запищал-захохотал: "Тебе, Сраный Пёс, это слово ни к чему".

-Да ладно, я понимаю, что не убегу, но всё-таки как?

Охранник подумал.

-Ди-ди. Ди-ди значит убегать. Но ты-то и не думай.

И охранник поставил точку, ударив палкой чуть сильнее.

Они дошли до санблока, Стюарту развязали руки, ноги, сняли повязку с глаз. Ему приказали раздеться, залезть в ванну с вонючей мутно-белой жидкостью и сесть. Студёной жидкости было ему по шею. Наклонив голову вправо, он осторожно смочил ею волосы. Затем ему приказали стать под душ. Охранник потянул за цепочку, и на него сильной струёй полилась холодная вода. Охранник швырнул ему кусок жёлтого мыла и маленькую мочалку. Стюарт намылился и ополоснулся быстро, но тщательно, стараясь не намочить повязку на глазу, затем ещё раз намылился и ополоснулся. Он не мог сдержать дрожи. Охранник показал ему вёдра, в которые надо было бросить отдельно мыло и мочалку, потом швырнул ему тонкое серое полотенце. Стюарт энергично растёрся, уделив особое внимание волосам, и немного согрелся. Охранник указал палкой на дверь в другую комнату, где ему дали выбрать рубашку из грубой хлопчатобумажной ткани, брезентовые штаны с верёвочкой вместо ремня и мешковатый ватник. Рубашка и штаны были грязно-серыми, а ватник, наоборот, был весёленького ярко-голубого цвета. Стюарт оделся.

-А ботинки?-спросил он охранника.

-Ботинки для Красных. Тебе тапки.

Стюарт порылся в ящике с матерчатыми тапками с подмётками, похоже, из картона, выбрал пару по размеру. В таким далеко не уйдёшь, подумал он.

-А теперь что, друг мой Красный? - Стюарт изобразил весёлую улыбку, обращаясь к охраннику, который, если забыть о форме и акценте, один в один походил на обычного паренька из китайского квартала Сан-Франциско.

На лице охранника мелькнула улыбка.

-Ты в одиночка. Потом к Дай-ви. Дай-ви очень злой, в лесу всю ночь.

-Дай-ви офицер?

-Дай-ви капитан. Ты быстро понимать, Сраный Пёс.

Охранник повёл Стюарта по двору, на этот раз без повязки на глазах. Стюарт увидел своих собратьев по плену, они ковыряли мотыгами бесплодную землю, формируя длинные параллельные грядки под бдительным присмотром Дай-ви. Дай-ви улыбнулся Стюарта, выставил указательный палец, приставил к нему большой и изобразил выстрел из пистолета. Стюарт не преминул улыбнуться в ответ.

Стюарта ткнули палкой, он вошёл в узкую комнатушку. В ней пахло свежей штукатуркой, футах в пятнадцати от пола находилось крохотное окошко. За спиною лязгнул засов. В комнате было ведро, явно для отправления естественных надобностей, сливное отверстие в центре пола и тонкий матрас с ещё более тонким одеялом на нём. Стюарт сел на матрас, потом прилёг и попытался заснуть. Но он был слишком возбуждён, и слишком голоден. Железная дверца в двери открылась, и на бетонный пол впихнули миску с неким содержимым, а также кружку с неким содержимым. Железную дверцу с грохотом захлопнули.

Стюарт на четвереньках, по-звериному, бросился к еде. В кружке был зелёный чай, в миске - густая рисовая каша. Стюарт быстро запихивал её в рот - мог бы ещё быстрее, но боялся подавиться. Каша была пресной, безвкусной, просто восхитительной. Его усохший желудок смог вместить лишь половину миски. Он медленно выпил чай, затем смог съесть ещё немного каши. Когда дадут поесть ещё раз - неизвестно, подумал он. Он улёгся на тощий матрас, натянул до подбородка одеяло и уснул.

А за стенами бокса, в зябкой сырости, постепенно установился распорядок лагерной жизни. И.о. старшего американского офицера к-н Картер Питерс требовал встречи с майором Робертсом, получал отказ. Людей кормили, как и было обещано, но кормили пересоленной рисовой кашей, которая многим не лезла в рот, а у тех, кому лезла, через тот же рот выходила обратно. Капитан Питерс требовал, чтобы ему сообщили, где находятся энсин Стюарт и рядовой первого класса Хантер, но охранники только смеялись и пинали в раненую щиколотку. Те, что были ниже его по званию, по-прежнему орудовали мотыгами.

Стюарт вздрогнул и проснулся. Во сне его снова брали в плен, скалящиеся желтокожие люди тыкали палками в его глаз, а врач в белом халате соблазнял чистой постелью с тёплым одеялом. Стюарт сел, завернувшись в тонкое одеяло. "Даже не представляю, сколько времени прошло",-подумал он. Он услышал, как где-то справа хлопнула дверь, и снова стало тихо. Он задремал.

Когда он снова проснулся, было темно. По стене справа от него непрерывно постукивали, и он постепенно проснулся окончательно. Стюарт прижался ухом к стене. В этом стуке явно различалась какая-то система. Три удара, пауза продолжительностью в один удар, два удара, пауза подлиннее. Во время следующей длинной паузы Стюарт повторил ритмический рисунок, стуча по стене перстнем.

Стучать стали по-другому, медленней, как будто намеренно отсчитывая количество ударов. Стюарт досчитал до девятнадцати, и стук прекратился. Инструктора рассказывали, что самый простой код среди пленных - отстукивать буквы по их порядковому номеру в алфавите. Девятнадцатой буквой была S. Три быстрых удара - вопросительный знак. S и вопросительный знак: "Ты там, Стюарт?" Стюарт в ответ ударил по стене один раз: "Да". Затем Стюарт медленно отстучал восемь ударов, затем быстро стукнул три раза, получив в ответ один удар. Буква "H" - Хантер. Такой никогда не сдаётся, подумал Стюарт. Значит, он в соседнем боксе.

Стюарт начал обшаривать руками стену и стык между стеной и полом на предмет наличия трещин или дыр. Цементным был только пол камеры, государственных денег на это сооружение ушло немного. Стены на ощупь казались сделанными из тонких листов ДСП. Стюарт нажал на стену, она слегка прогнулась. Но трещин не было. Через маленькое оконце свет в камеру почти не проникал. Стюарт заговорил шёпотом, потом погромче, но Хантер не отвечал. Они ещё поперестукивались, передавая другу другу, что всё нормально, что накормили, потом этот трудоёмкий процесс их утомил.

Стюарта порадовала мысль о том, что скоро он уснёт и проспит до утра. Он снова лёг на матрас и плотно завернулся в одеяло, уже холодало. "Просто холод лучше, чем холод и сырость",-подумал он и заснул.

Стюарт подскочил и проснулся, услышав, как с лязгом захлопнулась железная дверца. Ощутив запах рисовой каши, он мгновенно почувствовал зверский голод. Соскользнув с матраса, он схватил миску и стал быстро есть, прямо руками. В липкой каше обнаружился кусок жирной свинины. Он быстро опустошил миску, и с наслаждением, мелкими глотками, выпил чай.

Когда пища в животе улеглась, Стюарт приступил к физическим упражнениям. Минут через десять, когда он, напрягаясь, в пятидесятый раз распрямил спину, качая пресс, дверь камеры открылась. "А ведь быстро я устаю",-успел подумать он.

У двери стояли двое охранников с бамбуковыми палками в руках. Тот, что был помельче, молча указал Стюарту на дверь. Стюарт встал. "Куда пойдём, мелкий?"

Охранник осклабился. "Мыться. Потом к Дай-ви".

Стюарта провели по коридорчику в санузел, выдали узенький обмылок и полотенце. На стене висело зеркало, и он решил снять повязку и посмотреть, как там глаз. Порез выглядел нормально, но веки, и верхнее, и низкое, покраснели и распухли, отзываясь болью на прикосновение. Он раздвинул их пальцами и прищурил правый глаз. Левым глазом он видел размыто, но недолго, вскоре зрение стало более чётким, и он смог держать глаз приоткрытым без помощи пальцев.

-Конъюнктивит,-подумал он.-Был такой однажды, на сборах по плаванию. Как выберусь из этого зверинца, посижу на антибиотиках пару дней.

"Держись!"-подумал он, глядя, как слёзы ползут по покрасневшей щеке. Грязную повязку он выбросил. Тщательно промыл глаз, потом вымылся весь, как можно тщательнее, вытерся. Мелкий охранник указал на стираное серое тюремное обмундирование, висевшее на крючке. Стюарт оделся, надел поверх него ватник. По-прежнему молча, охранник жестом приказал Стюарту выходить. Стюарта снова повели по коридору мимо камер. Проходя мимо камеры Хантера, он громко сказал: "С добрым утром, Хантер". Вместо ответа он получил болезненный тычок стволом в рёбра.

Коридор кончался караулкой. Оттуда вышел охранник и быстро связал Стюарту руки. Снова почувствовав себя связанный, Стюарт похолодел. "Так и задумано",-подумал он. Вправо уходил другой коридор, и уже новый охранник начал подгонять Стюарта стволом. Доведя его до последней двери, конвоир постучал. Из-за двери что-крикнули, вроде бы на каком-то азиатском языке. Охранник открыл дверь и втолкнул Стюарта внутрь. Стюарт почему-то стал по стойке "смирно", наверное, инстинктивно. "А может, надо было сгорбиться?"-подумал он. Чёрт их знает.

Дай-ви сидел, задрав ноги на металлический стол, с сигаретой в зубах и ухмылкой на лице. Маленького роста, с маленькими ногами в начищенных до блеска ботинках, ухоженный, даже слегка женственный на вид.

Очень приятно пах дым его сигареты.

-Ну здравствуй, Сраный Пёс,-негромко сказал он.

-Меня зовут энсин Стюарт.

-А не важно, как тебя зовут, собака.

Стюарт промолчал. "Не понял",-подумал он.

-Я требую встречи с майором Робертсом.

Дай-ви выдохнул дым в сторону Стюарта.

-Да что ты можешь требовать, Сраный Пёс? Прости за невежливость, энсин, забыл предложишь - сигарету?

Дай-ви протянул пачку "Марлборо".

"Трудновато будет закурить, - подумал Стюарт, - со связанными-то руками. А ведь хочется".

-Спасибо, не хочу.

-Спасибо, не хочу, Дай-ви-так лучше, да?

Он словно забавлялся. Куда он клонит?

- Точно так, капитан,-сказал Стюарт. "Посмотрим, что дальше",-подумал он.

Дай-ви сбросил ноги на пол и спрятал их под стол. Прикурил новую сигарету и вставил её Стюарту в рот. "Есть разговор, энсин Стюарт. Учения проходят неудовлетворительно. Боюсь, провалю учёбу с вами со всеми". Лицо Дай-ви было спокойным, заботливым.

- Сэр?-сказал Стюарт, не разжимая губ, сжимавших сигарету. "Спокойно, без эмоций",-подумал он.

-Ты со своим соседом-морпехом, должны были послужить примером,-развёл руками Дай-ви,-потому что продержались на свободе дольше, чем другие. Но примера не получилось. Понимаешь?

-Боюсь, что нет.

Дай-ви вздохнул.

-Твои друзья, энсин, сейчас там, тупо роют грядки. Они не сопротивляются, не пытаются убежать, и, энсин, им плевать на то, что вы с морпехом сидите за решёткой в моей крепости. Тебе не обидно?

-Я требую свидания с майором Робертсом. Я требую, чтобы меня вернули к другим пленным.

Капитан сильно ударил кулаком по столу.

-Отставить детский сад! Надо что-то сделать, воин! Чтоб они проснулись!

"Что это он?-подумал Стюарт.-Что за игры?"

-Отведите меня к другим, сэр!

Капитан вскочил, всплеснул руками.

-Отведём, Сраный Пёс! Обязательно отведём! Но когда я скажу, и чтобы ты сделал то, что надо мне!

Он перегнулся через стол, поближе к Стюарту. "Тебя, Сраный Пёс, и глупого бравого морпеха, и в самом деле вернут к доблестным соратникам. А там, собака-или энсин, как тебе угодно, покажи свою удаль. Сбеги!"

Стюарт выдохнул. "Вот так, значит?"-подумал он.

-Вы что, позволите нам сбежать?"

Дай-ви сел на стул и снова закинул ноги на стол.

-Нет. Конечно, нет. Вы попытаетесь, я вас поймаю, и я вас накажу. Но ваша выходка, надеюсь, взбодрит ваших товарищей.

Стюарт озадаченно сказал: "Когда вы отпустите нас обратно в лагерь, мы должны будем подчиняться старшим. И убежим только тогда, когда нам прикажет попробовать законный начальник".

Капитан засмеялся, голос его походил на лай. "Нет, собака, ты убежишь по моему хотенью!"-он ударил кулаком по столу.-"А если нет, я заставлю тебя и этого ушлёпка из морской пехоты самоудалиться из этой программы. Твоя военная карьера кончится, так и не начавшись, энсин!"

Стюарт вдруг позарился охватившему его спокойствию и рассудительности. "Я думал, что цель этих учений, капитан, готовить людей к плену, а не вышвыривать их со службы".

Дай-ви посмотрел на него как-то по-изуверски. "Тупой ты. Цель, во-первых, выяснить, кто выдержит, на кого можно рассчитывать. А за остальными будем наблюдать".

"Явный бред,-подумал Стюарт.

"Когда мы с Хантером вернёмся к своим, мы будем подчиняться старшим, Дай-ви".

Капитан засмеялся. "Не будете, Сраный Пёс. Потому что я вам не дам, и ваши ссыкуны-товарищи тоже не дадут.Вы будете рваться на свободу. Я вас поймаю, и вы уйдёте, добровольно. Мы вами пожертвуем, чтоб обучить этот курс. Свободен. ДО МАНЬГ!"

Дверь распахнулась, и Стюарта грубо погнали обратно в камеру. Он сразу же стал вызывать стуком Хантера, но тот не отвечал.

8 апреля 1966 года. Кэмп-Петтигрю, штат Северная Каролина

Стюарт поделал упражнения, потом прилёг. Когда тень под высоким оконцем стала длинной, железная дверца открылась, в камеру снова запихнули миску с рисом и чашку с чаем, а за ними-банку из сухого пайка, в которой оказались персики в сиропе. Железная дверца с лязгом захлопнулась.
Стюарт ел не торопясь, смакуя пресную пищу. Он съел персики, запивая глотками чая, чтоб не проглотить их все за раз, но через несколько минут всё было съедено.

"Надо понять, куда клонит Дай-ви",-думал он, лёжа на матрасе и переваривая пищу. -Как он заставит нас уйти в побег? Зачем это ему? Те, что в лагере-они в самом деле заваливают курс? Инструктора рассказывали, что пленных будут разобщать, что начнутся склоки, а цель обучения-показать, что с ними будет, внушить, что надо оставаться сплочённой группой, держаться друг друга, соблюдать субординацию. Значит, Дай-ви хочет убедить и Хантера, и меня в том, что нас накажут за слабости других, за слабости, о которых мы знаем только со слов самого Дай-ви. А с чего ради мы должны ему верить? Теперь понятно. Если он сможет заставить нас не доверять остальным, попытаться сбежать без санкции старших офицеров, мы нарушим субординацию". Стюарт улыбнулся про себя: "Хитрый, гад".

* * *

На посыпанном гравием плацу перед тюремным бараком капитан Картер стоял по стойке "смирно", опираясь на самодельный костыль. Он дрожал от холода. Перед ним стоял один из младших офицеров охраны в подогнанном зелёном обмундировании и длинной зелёной шинели с красными петлицами. За спиной Питерса, в бараках, пленные отдыхали и злобно жаловались на судьбу. Картер Питерс очень устал. Однообразное питание, состоявшее из жидкой пересоленной каши, не добавляло сил, а из-за тесноты в бараке при частых подъёмах и проверках люди не высыпались. Тот минимум энергии, который можно было получить с кашей, ежедневно высасывался часами работы в холоде и сырости над рыхлением земли и засаживанием "огорода" коменданта. Люди приходили в угрюмое состояние. Некоторых охватывал страх. Двоим стало так плохо от постоянной рвоты, что им пришлось обратиться с просьбой об оказании медицинской помощи, с полного согласия Питерса, и, таким образом, "удалиться" из лагеря, не пройдя программы обучения.

За спиной офицера стояли двое охранников с бамбуковыми палками, в стёганых брюках и куртках им было тепло. Капитан Питерс приступил к требованиям, которые выдвигал дважды в день: "Я требую встречи с майором Робертсом".

-Отказано, шо де!-с ухмылкой ответил офицер.-Майор встречаться не желает.

Питерс вздохнул.

-Я требую встречи с комендантом.

-Отказано, - улыбнулся офицер.-Комендант не может.

"Не может,-подумал Питерс.-Учение утеряло связь с реальностью".

-Лейтенант, мои люди болеют, мёрзнут, ослабли. Нам нужно нормальное питание. Нам нужны одеяла. В соответствии с правилами обращения с военнопленными нам полагаются...

Офицер поднял руку.

-Капитан Пи-тер, их кормят. Одеяла у них есть. Думаете, красные бойцы живут в роскоши? Чашки риса в день солдату Красных хватает; а летунишки великой Америки не наедаются? Летуны-бездельники, что только спят да ковыряются еле-еле в огороде полковника?

Питерс перенёс вес тела на другую ногу и поправил костыль. Лицо его покраснело от ярости. Он посмотрел на пухлого офицера сверху вниз-тот был дюйма на четыре ниже его пяти футов одиннадцати дюймов.

-Бойцы... Судя по вам, кормят вас от пуза.

Офицер поднял руку в перчатке, ткнул капитана ВВС пальцем в грудь.

-Возможно, капитан, мы умеем довольствоваться малым. А вообще-то, когда ещё несколько ваших снимутся, остальным, наверно, их пайки достанутся. Ещё дебильные просьбы будут, капитан?

Питерс снова перенёс вес на другую ногу. Боль в щиколотке нарастала волнами.

-Двоих моих людей, энсин Стюарт и рядовой первого класса Хартер, вы держите в одиночках. Как исполняющий обязанности старшего американского офицера, я имею право на общение с ними.

Офицер стоял с каменным лицом, а двое охранников рядом с ним захихикали.

-Скоро вернут, Дай-ви они уже надоели.

Офицер сделал шаг назад и отдал честь, завершая разговор.

Капитан Питерс рассеянно отдал честь в ответ и заковылял в барак. "Это учения,-подумал он.-Они кончатся. А как тогда в реальном плену? Представить страшно".

"И почему охранники всякий раз хихикают, когда я спрашиваю о Стюарте и Хантере?"

Стюарт спал глубоким сном. Во сне он видел Карин за стеклянной стеной, во власти ухмыляющегося Дай-ви. Она, конечно, не знала, кто он такой, равно как и то, что он держит её любимого в плену. Она улыбнулась Дай-ви и позволила ему взять себя за руку. Стюарт забарабанил по стеклянной стене, которая никак не отозвалась на удары. Сон оборвался, когда в него ворвались звонкие удары в гонг.

Стюарт сразу же проснулся. Звон продолжался, на его фоне из громкоговорителей разносились выкрики с азиатским акцентом. Через окошко под потолком в камеру вливался яркий свет, весь лагерь просыпался.

Стюарт бросил взгляд на запястье. Без толку. Он никак не мог привыкнуть жить без часов, хотя прошло уже немало времени-охранники конфисковали все часы в первый же день. На вводном занятии инструктора что-то там рассказывали о том, как самостоятельно ориентироваться во времени. Тогда это казалось пустяшным делом. Стюарт похолодел, осознав, что даже не может точно сказать, сколько дней уже прошло.

Шум за стеной камеры усилился. Стюарт слышал, как охранники с криками бегают взад-вперёд.

-Чёрт!-подумал он. - Кто-то сбежал!

В камеру ворвались трое охранников. Они споро связали ему руки и погнали по коридору, втолкнули в маленькую комнатку со столом и металлическими складными стульями. Его бесцеремонно усадили на стул и привязали. Охранники вышли, закрыв за собою дверь. Явно кто-то убежал! Он решил, что других объяснений всей этой суматохе быть не может. Дверь снова отворилась, вошли трое других охранников, волоча Хантера. Они привязали его к стулу по другую сторону стола и тоже вышли, закрыв дверь.

-Хантер! Бог ты мой, как я рад тебя видеть? Что творится?

Хантер улыбнулся. "Без понятия, сэр, как вы?"

Хантер на вид в нормальной форме, подумал Стюарт. "Нормально. Дай-ви с тобой сегодня беседы вёл?"

-Чёрт, сэр, он полдня болтал. Сказал, что я предатель, что тащусь себе в камере, а о побеге и не думаю. Говорит, нас вечером отведут в лагерь, и что лучше подсуетиться, а то он чего-нибудь подстроит, чтоб нам пришлось сняться.

-Мне он сказал более-менее то же самое. Как думаешь, что у него на уме?

-Думаю, он хочет нас как-то подставить.

-Как?

-Не представляю, но сдаётся мне, он до сих пор злится на нас за то, что так долго бегали. Думаю, хочет нас уделать, если получится. Сэр! Мы теперь одна команда, команда беглецов, хотим мы этого или нет.

Стюарт улыбнулся. "До сих пор думаешь, что убежим?"

-Ясный хер. Я в этой поганой камере только о том и думал.

-А ведь он покрепче меня,-подумал Стюарт.

Дверь резко распахнулась, вошли двое охранников, а за ними Дай-ви и обескураженный на вид майор Робертс.

Дай-ви держал в правой руке жокейский стек. "Майор Робертс! Вы требовали встречи с вашими товарищами, содержащимися в одиночном заключении. Вот они. У вас две минуты".

Майор Робертс стоял с потерянным видом. "Может, под наркотиками?-подумал Стюарт.-Нет, не может-это ведь учения". Майор стоял молча с застывшим взглядом, медленно глотая слюну. Наконец Стюарт прервал молчание: "У вас всё в порядке, майор?"

Майор вроде как пришёл в себя. "Да, нормально, Стюарт. А у вас? Хантер, ты как?"

-Нормально, сэр, -ответил Стюарт. Хантер молча кивнул.

-Вечером вас отведут отсюда, в барак,- было видно, что майору Робертсу трудно соображать.

-А вы как, сэр?-спросил Хантер.

-Этот, как там, Дай-ви, держит тут. Тут. Вы там скажите капитану Питерсу... Не сдаваться! Как там... Бороться!

Майор уронил голову на грудь. Он пробормотал "бороться" и обмяк.

-Хватит, майор, - улыбнулся Дай-ви, взял его под руку и вывел из комнаты. Дверь опять закрылась.

-Что скажешь, Хантер?

-Да он пьяный, сволочь!

Стюарт погрузился в раздумье. "Майор на вид румян и даже-подумал он,-упитан. И как это согласуется с планом Дай-ви?"

Дай-ви тихо отворил дверь и подошёл к торцу стола. Он с минуту постоял, рассматривая двоих связанных пленников. "Ну и вот, Сраный Пёс и Забавный Следопыт, пришло время вернуть вас к товарищам. Я уверен, они радостно вас встретят. Я и уверен, вы поймёте, что я дал вам пригодный совет". Вошли охранники, отвязали Стюарта и Хантера от стульев, и он указал на дверь чётким поворотом головы. Их вывели из комнаты, провели по коридору и вытолкнули в открытую дверь. По залитому ярким светом двору их погнали к другим пленным, выстроенным в одну шеренгу за спиной капитана Питерса. На небольшом помосте посередине двора стоял комендант, рядом с ним-майор Робертс. Стюарт поглядел на пленных и замер на месте, несмотря на толчки в спину. "Бог ты мой!"-подумал он.

У здоровых молодых людей, проголодавших три дня, глаза вваливаются, появляются неприятные ощущения в желудке, но через пару дней умеренного приёма пищи и отдыха они снова выглядят почти как раньше. Люди, проголодавшие пять дней, выглядят совсем иначе. Капитан Питерс и пленные позади него выглядели воистину истощёнными. Стюарт бросил взгляд на Хантера, тот пошлёпал себя по тугому животу. Он тоже всё понял, подумал Стюарт. Нас подставили. О нас подумают, что мы по доброй воле были в привилегированном положении.

-Вот ваши товарищи, капитан Питерс!-выкрикнул комендант высоким, тонким голоском.-Можете взять их под своё крыло! А вот ваш старший офицер-сами видите! Разойдись!

Стюарт почувствовал, что его путы неожиданно сняли. Он собрался и твёрдым шагом направился к шеренге тощих и оборванных пленных. Хантер пошёл рядом, ярость застыла на его лице.

Хантер со Стюартом сидели на узких койках перед капитаном Питерсом. Почти час они рассказывали обо всём важном, что произошло с того времени, когда их забрали из бокса утром первого дня. Они уже притомились, но капитан Питерс их не останавливал. В других местах барака несколько человек спали, но большинство смотрели и слушали. "А ведь кое-кто нас боится",-подумал Стюарт. Некоторые глядели на них с открытой злобой, некоторые просто тупо, безразлично.

-Ладно,- прервал рассказ Картер Питерс.-А теперь ещё раз перед отбоем. Расскажите о ваших встречах с Дай-ви. Хантер?

-Охранники привели меня в его кабинет, руки были связаны. Он назвал меня героем-морпехом, Следопытом, сказал ещё, что я его разозлил, заставив гоняться за мной всю ночь. Сказал, что ещё придумает, как меня отчислить. Сказал, что я должен возглавить побег, чтобы он развлёкся, отлавливая "садовников"-он вас всех так называет.

Питерс поёрзал. "Какое унижение",-подумал он.

-Дальше, Хантер.

-Есть, сэр. В общем, он сказал, что с удовольствием погоняется за жалкими-простите, сэр, он так и сказал...

-Давай дальше, Хантер.

-А потом, может, и добьётся чего-то путного от этих несчастных курсантов.

-А ты что сказал?

-Ничего, сэр, просто раз за разом повторял ту ерунду, которой учили-что требую встречи со старшим американским офицером, требую, чтоб меня вернули к своим.

-Он что-нибудь говорил об энсине Стюарте?

-Так точно, сэр. Он сказал, что тот уже согласился на имитацию побега.

-А ещё что?

Хантер немного подумал, переводя строгий взгляд с лица на лицо. "Мартини, урод, хочет что-то сказать",-подумал он.-"Больше ничего, сэр".

Затем Стюарт ещё раз рассказал о своей беседе с Дай-ви.

Картер Питерс задал ещё несколько уточняющих вопросов, потом замолчал.

-Разрешите пару слов, Капитан?- спросил Стюарт.

-Говори.

-Я вот о чём подумал, сэр-всё прямо как по учебнику. Майор Робертса изолировали, дают понять, что он с ними сотрудничает. Нас с Хантером изолировали, вроде бы в качестве наказания, но потом вы, то есть все мы видим, что на самом деле с нами обращались лучше. Нам сказали, что ваше бездействие может привести к тому, что никто не пройдёт этот курс. Вам сказали-мы не знаем, что вам сказали,-но в результате такого обучения, сэр, в нас должны посеять недоверие, подорвать дисциплину. И-Стюарт сделал паузу, а затем посмотрел прямо в глаза сердитого лейтенанта Мартини,-похоже, у них получается.

Мартини не выдержал: "Вам легко так говорить, двое суток в тепле и сухости, и отъелись, и отоспались. Меня не проведёшь, Стюарт. Я думаю, чего-то от вас добились".

-И чего, по-вашему?

Мартини ухмыльнулся: "Охранники намекают, что, может, ваших розовых попок!"

Стюарт вскочил на ноги, ударившись плечами о верхнюю койку. От шока он потерял дар речи. Хантер предостерегающего взял его за руку.

Картер Питерс заговорил.

-Мартини, ты не прав!

"Не прав?!"-подумал Стюарт. Мартини продолжал: "Простите, Картер, но дайте досказать. Знаешь, о чём мы слышали, энсин? Ладно, может, ты и прав, может, это обучение вышло за рамки того, что можно было ожидать. Но каждый раз, когда кто-нибудь просил вас вернуть, охранники хихикали и говорили что-то вроде "Они сейчас с Дай-ви, хи-хи. Особый друг Дай-ви, не как вы, крестьянские герои!"

-И сам признай! Дай-ви на вид прям лапочка!

Стюарт сел, подавив гнев. Хантер заговорил, ледяным голосом.

-Вы ведь не поверили этим грязным намёкам о товарищах, лейтенант?

Мартини покачал головой и уставился на свои грязные тапочки. Весь его гнев внезапно испарился, он устало, опустошённо обмяк. "Простите, ребята, сам не знаю, чему я верю". Он поднял глаза с мучительной гримасой на лице. "Эти гады творят с нами, что хотят, так ведь?"

-Как и было обещано,-сказал Питерс.-Всё точно по их сценарию".

Стюарт кивнул. "Они намного хитроумнее, чем мы думали".

-И грубее,-добавил Хантер.-Но если подумать, никто всерьёз не пострадал. Животы вам крутит больше, чем нам, но тех, кто реально заболел, вывели.

-Всё по плану подготовки, Картер,-сказал Стюарт.

-И что предлагаете, Уильям?

-Мы попробуем сбежать.

-Нет, нет, Картер!-закричал Мартини.-У нас нет шансов против банды этого Дай-ви! Мы ноги еле таскаем!

-Уйдём мы с Хантером, капитан, пока силы есть.

Стюарт говорил спокойно и очень напористо.

-Молодец, Стюарт!- взвизгнул Мартини дрожащим голосом.-Только вы вдвоём уйдёте миловаться со своим дружком, всемогущим, твою мать, Дай-ви, в тайном месте, а мы тут все так и будем подыхать в лапах его банды!

Стюарт почувствовал, как в нём закипает ярость. Питерс резко оборвал Мартини: "Заткнись! ЗАТКНИСЬ!"

Мартини обмяк, охватив голову руками.

-Что скажете, Картер?-Стюарт, с рассерженным, покрасневшим лицом сел вплотную к Питерсу. - Даёте санкцию на побег?

-Хочешь попробовать, Хантер?-спросил Питерс.

- Так точно, сэр!-ответил Хантер без тени сомнения в голосе.

-Ну так пробуй,-Питерс вдруг ощутил себя старым и усталым.-Только чтоб всё получилось.

-Спасибо, сэр,-в один голос сказали Хантер и Стюарт.

Питерс с тоской в глазах поглядел на них.

-У вас хоть план какой-то есть?

-И не один!-с улыбкой ответил Хантер.

Подъём в тесном бараке, в котором спали семнадцать пленных, объявили в 5.30. Их отвели под конвоем в санблок, они вернулись в барак на завтрак: каша из большого бака и чай. У каждого была своя пластмассовая миска и жестяная кружка. Порции были немного меньше, чем те, что давали Стюарту с Хантером в тюрьме, и чай был холодным.

- Ну и как,-спросил Картер Питерс, усевшись на корточки между Стюартом и Хантером,-как тут кормят по сравнению с большим домом?

-Примерно одинаково, -ответил Хантер.

-Правда, чуток поменьше,-сказал Стюарт. Он подумал с ощущением некоторой вины, что в рассказе о своём заточении опустил одну-единственную подробность: ничего не сказал о банке с персиками. Было б только хуже, узнай об этом остальные.

От того, что остальные узнали бы об этом, было б только хуже.

-Вкус тот же?-поинтересовался Питерс.

-Конечно. А почему спрашиваете?

-Потому что до сегодняшнего дня размазню давали жидкую и пересоленную. Некоторые блевали сразу же. Как вам это?

-Сочувствую, сэр,-сказал Хантер отрешённым голосом.

-К чему он клонит?-подумал Стюарт.-Может, шеф-повар по каше новый.

Шутка повисла в воздухе.

-А может, капитан думает, что мы продали азиатам чертежи "Поляриса", чтоб нас кормили с личной кухни коменданта?- отрезал Хантер.

- Спокойно, Хантер,-торопливо сказал Стюарт.

-Ладно, всё нормально,-с улыбкой сказал Питерс, покачиваясь на носках.-Я ведь подошёл в том числе и чтоб извиниться за вчерашнее. Особенно за Мартини, ему тут непросто, особенно с тех пор как лейтенанту Харригану пришлось сняться- у него едва до пневмонии не дошло.

-С лейтенантом Мартини мы были в лесу, капитан. Всё ясно с лейтенантом Мартини,-сказал Хантер.

Питерс сурово посмотрел на Хантера.

-Не забывайся, Хантер.

-Есть, сэр,-без тени эмоции ответил Хантер.

-Ну и вот,-сказал капитан, очистив миску и отставив её в сторону,-как вы собираетесь уйти?

Стюарт хотел сказать, что представления не имеет, но тут заговорил Хантер.

-Будет лучше, если вы не будете знать, сэр,-улыбнулся Хантер.

Картер Питерс удивлённо поднял брови.

-Для безопасности, сэр,-Хантер просто светился.

Питерс улыбнулся и встал. - Твоя правда, Хантер. Ну, желаю удачи.

Капитан заковылял прочь. Стюарт прошептал: "Мастак ты ходить по краешку, нарушитель воинской дисциплины".

-Спасибо, сэр! Корпус морской пехоты США, сэр!-Хантер пытался сказать это совершенно серьёзно, но вышло не очень.

Стюарт не смог сдержать невольной улыбки.

Зазвенел гонг, пленные выстроились для получения краткого инструктажа от младшего офицера охраны. Деревянные мотыги были розданы, и пленные в лучах бледно-розового рассвета принялись за работу в огороде коменданта.

Планы побега, которые Хантер разработал в своей одиночке, не прошли испытания реальностью. Проволочное ограждение оказалось немного дальше от барака, чем ему представлялось, ворота-выше, охранников-больше. Караульная вышка была всего одна, сразу у ворот, и, хотя забор на первый взгляд был легко преодолим, перелезть через него даже ночью можно было только если отвлечь внимание охраны, но Хантер не думал, что другие пленные смогут проделать это грамотно, или что даже согласятся попробовать.

-Что за дебил этот Мартини!-подумал Хантер.-Сдаст, небось, за лишнюю миску риса, если узнает о плане. Уму непостижимо-обвинил нас со Стюартом, что стали раком перед Дай-ви! Господи!

Хантер посмотрел на Стюарта, который осматривался, ковыряя мотыгой землю. "Совсем зелёный энсин, но крепкий парень. Глаз у него совсем плохой, болит, наверно". Он увидел, что слёзы непрестанно льются из его почти полностью заплывшего левого глаза. "Надо поспешать, раз уж решили",-подумал он.

После вечернего приёма пищи пленных снова построили, и охранники раздали размноженные на ротапринте бланки признательных показаний об использовании биологического оружия. Пленные засовывали их в карманы ватников. Хантер прочитал текст на бланке: "Я, нижеподписавшийся офицер Империалистических Сил Соединённых Штатов Америки, добровольно признаю, что сбрасывал с самолётов пылеобразные и газообразные вещества, содержащие агенты, вызывающие заболевания и приводящие к гибели гражданского населения Демократической Республики ...". Хантер смял бланк в шарик и выбросил. Когда пленных в очередной раз повели в санблок, к нему подошёл армейский второй лейтенант по имени Лунфезер.

-Слышь, вояка, я видел, как ты выбросил бланк. Глупо.

Хантер мрачно сказал ему: "Не думаю, что лейтенант считает, что надо было подписать эту дрянь".

Лунфезер улыбнулся: "Спокойно, брат, спокойно. Не все тут как Мартини. Но та бумажка вполне может пригодиться".

-Как это?

-А с ним стоит поговорить,-подумал Хантер.

Лунфезер наклонился к его уху. "В вечернюю смену в туалете бумаги мало, брат".

Хантер улыбнулся. "Понял, брат. А ты индеец, нет?"

-Ага. Дакота. Бледнолицые говорят "сиу".

-На свободу не тянет?

-Не то слово, воин. Только я икру потянул, а с этим не побегаешь. Разве что машину угонишь- дай знак.

Хантеру понравился этот индеец, и он решил рискнуть. "Если надо будет, сможешь отвлечь охрану?"

Лунфезер улыбнулся. "Легко!" И ушёл в туалет.

-Хоть один боец нашёлся на всю эту шайку задротов,-подумал Хантер.

Ночью толком поспать не дали, устроили шмон. Охранники орали, толкали людей, швыряли матрасы на пол. Хантер наблюдал за пленными. Большинство, казалось, дожидалось прекращения всего этого, продолжая спать-даже стоя. Лунфезер подмигнул ему, затем медленно прикрыл глаза. Когда охранники ушли, и верхний свет погасили, все в бараке моментально заснули. Хантер не спал, превозмогая усталось. "Нам нужен осуществимый план",-размышлял он. В конце концов усталость его одолела, и он погрузился в сон без сновидений. Наутро, во время завтрака, начали шептаться о том, что наступил третий день с конца. Хантер понял, что возможность сбежать начинает ускользать. Если мы не уйдём, Дай-ви выиграет. И эти дебилы тоже. Он снова вспомнил о Мартини и выражении изумления и боли на лице энсина Стюарта, когда Мартини почти что обозвал его педиком. Оставьте меня минут на десять наедине с Мартини, подумал Хантер. Да и пяти хватит. Потом Дай-ви. Хантер вдруг прислушался к своим мыслям. Впервые за всю свою жизнь ему хотелось причинить человеку боль, настоящую боль. Желание это, сильное желание, было физически ощутимым.

-Сегодня!-решил он.

Хантер подсел к Стюарту и прошептал: "Сэр, не знаю как, но сегодня мы ди-ди".

-Хорошо, Хантер,-ответил Стюарт не оборачиваясь. На них глядел коренастый толстый охранник, которого прозвали Арбузом.

-Только вот что-имей в виду, глаз снова загнивает.

Сердце Хантера забилось сильнее. "Вы не хотите уходить, сэр?"

Арбуз отвернулся от них. Стюарт сурово посмотрел на Хантера. "Да уж, глаз у него совсем плохой",-подумал Хантер.

-Плевать на глаз, морпех. Я с тобой,-он улыбнулся.-Но ты главный.

Хантер похлопал Стюарта по плечу. Плечо было горячим.

- Точно пойдёте?

-Не-сом-ненно.

Хантер рыхлил свою грядку в бесплодной почве и думал, думал.

Дай-ви с двумя охранниками подошли по гравию к "фермерам".

Двое охранников схватили Стюарта, отшвырнули его примитивную мотыгу, поставили на колени и связали руки. Капитан Питерс сделал шаг вперёд, чтобы заявить протест.

Дай-ви вскинул руку и выкрикнул: "Сраный Пёс-на досмотр! Копайте дальше, герои-крестьяне! Ха!"

Стюарта повели к бараку. Хантер отошёл от своей грядки и, не выпуская мотыги из рук, подкрался, проскользнув за угол, к тыльной стороне барака.

Дай-ви приказал охранникам оставаться у двери и, взяв у одного их них бамбуковую палку, вошёл в барак вслед за Стюартом. Толкнув его палкой, заставил сесть на койку.

-Глазу-то всё хуже, Сраный Пёс.

Стюарт поглядел прямо в глаза Дай-ви здоровым глазом.

-Пока терпимо, Дай-ви.

-Ты не сбежал. Возможность появилась, а ты не сделал так, как я сказал.

Стюарт изобразил на лице улыбку. ""Мартовские иды наступили, Дай-ви, но ещё не прошли".

Дай-ви улыбнулся, прислонил палку к стене и присел на корточки перед Стюартом. "Умник. Но этого мало-я не верю, что у тебя хватит сил или дерзости решиться. Поэтому я решил преподать урок садовникам коменданта по-другому. Ты добровольно снимешься из-за состояния глаза".

Стюарт улыбнулся.

-И вы будете довольны.

-Так и будет.

Стюарт поразмышлял над этим. Боль была сильной, но терпимой. Он чувствовал, что температура высоковата, но больным глазом, насколько получалось его открыть, он вполне мог видеть.

-Ни за что.

Дай-ви обхватил ладонью подбородок.

-Посмотри-ка на меня, дебил. Ты с левой стороны не видишь ничего!

-Что надо-вижу, Дай-ви.

Дай-ви совершенно неожиданно ударил Стюарта открытой ладонью слева по голове. Он резко вскрикнул от боли и ярости и почувствовал, как тёплая жидкость окатила щёку. От яркой, словно раскалённая добела сталь, вспышки он зажмурился, белый свет под веками ослаб до красного. От боли съеденное на завтрак рванулось к горлу, но он сдержал тошноту, проглотив кислую жижу. И тут, услышав хрип, он вновь открыл глаза. В паре дюймов от себя он увидел лицо Дай-ви, глаза его были выпучены, а голова задрана, зажатая сильным предплечьем в удушающем захвате. Он перевёл глаза вверх и над головой Дай-ви увидел лицо Хантера. Лицо Хантера было искажено от ярости.

-У... убей его,-с трудом выдавил из себя Стюарт.

Хантер ослабил захват и швырнул Дай-ви на спину. Он взял бамбуковую палку и нацелился ею, словно гарпуном, на голову Дай-ви. Расставив ноги по бокам лежащего человека, он был готов нанести удар или палкой, или коленями в его грудь, стоило тому шевельнуться. Лицо Дай-ви из фиолетового стало красным-кислород снова потёк по шейным сосудам. Глаз он по-прежнему не открывал. "Реально отключил урода",-подумал Хантер.

Стюарт осторожно помотал головой и снова открыл глаза.

-Давайте, приходите в себя, сэр,-с сочувствием в голосе сказал Хантер.

-Сейчас. Чёрт, больно ведь,-Стюарт оглядел кровяные с гноем пятна на рубахе.-Дашь полотенце или типа того?

- Вот что, энсин, пока не до этого. Заляпано, да, смотреть противно, но порез небольшой. Отвлечёт внимание. Перебинтую, как только уйдём.

-Мы... Мы уходим?

- Да, только переоденусь в форму этого урода.

Стюарт помотал головой, чтобы прояснить сознание. "Меня чуток шатает".

-Не страшно. В общем, я буду Дай-ви, поведу вас в медпункт, типа вы решили сняться.

Стюарт через силу открыл левый глаз. Сначала всё было размыто, потом стало чётче, когда ещё немного гноя смылось слезами на рубаху. Он улыбнулся Хантеру: "Да, пора ди-ди".

Дай-ви застонал, захрипел. Хантер поднял палку.

-Ну, Дай-ви, сдаёшься, или сразу мозги вышибить?

-Сда...,-Дай-ви скривился от боли в горле и сказал со свистом:"Сдаюсь".

Хантер отступил на шаг, расслабил пальцы на палке.

-Хороший выбор. А теперь не вставай, просто выползай из формы.

Дай-ви встал на колени, расстегнул длинную шерстяную шинель.

-Я тебя за это урою, Хантер. Не за побег, а за нападение на офицера.

Хантер снова поднял палку. "Ты вражеский офицер, дебил. И сам только что напал на энсина Стюарта. Быстрей давай, до труселей".

Дай-ви стянул блестящие ботинки, брюки, свободно сидевший на нём шерстяной мундир.

-А теперь развяжи энсина Стюарта.

Стюарт встал и повернулся на месте. "А ведь уже не так болит. Глазу легче, давит меньше. Могу держать его открытым",-подумал он. Он почувствовал, как затёкшие руки освободились от верёвки.

Хантер передал палку Стюарту, и он держал её над Дай-ви, пока Хантер его вязал, крепко и надёжно, скрепляя одной верёвкой икры и запястья. Он разорвал полотенце вдоль на две половины, готовя кляп.

-Можно без кляпа, Хантер. Согласно правилам, в случае захвата я должен оставаться на месте не поднимая шума, пока не буду обнаружен.

-Ага, конечно,-сказал Хантер и плотно заложил кляп. Он затолкал Дай-ви под койку Стюарта, глубоко, до самой стены.-Правила твои мне как-то не очень.

Хантер быстро разделся и надел форму Дай-ви. Она была ему мала и тянула во всех неудобных местах. Он вогнал ноги в блестящие полуботинки. "Эх! Далеко в них не уйдёшь!" С трудом втиснувшись в длинную шинель, он засунул свои матерчатые тапки в карман. Ботинки жутко жали. Он снял с койки одеяло Стюарта и обернул им плечи энсина так, чтоб заляпанная рубаха была на виду.

-Как вы, сэр, готовы?

Стюарт кивнул и улыбнулся.

-Да. Соображать могу. А за забором смогу и бегать.

-Это вторая часть плана. Пока что главный я. Я Дай-ви, и я вас вывожу. Ясно?

- Вас понял.

Хантер натянул мягкую фуражку Дай-ви до самых бровей и снова взял в руки палку. "Идите так, как будто руки связаны. Не поднимайте головы, пока не ткну палкой-тогда смотрите прямо на охрану. Готовы?"

-Готов.

- Вперёд!

Они вышли из барака и направились к воротам, Стюарт шёл первым, низко опустив голову. Двое охранников, что было до этого с Дай-ви, стояли футах в двадцати, наблюдая за "садовниками". Тот, что был ближе, поднял голову и направился к ним. Хантер ткнул Стюарта палкой в спину, и тот быстро вскинул голову. У охранника отвисла челюсть, он тут же отвёл взгляд.

-Дай-ви?-прочирикал охранник.

-Ворота. Открыть!-рявкнул Хантер, и охранник поскакал к воротам. Второй оставался на месте, тупо глядя на Стюарта. "Отвернись, твою мать",-подумал Хантер.-Мы пройдём совсем рядом со вторым".

Хантер шагал вплотную к Стюарту, чтобы энсин заслонял его от охранника. Когда до того оставалось метра три, он ткнул кулаком Стюарту промеж лопаток и рявкнул: "Дынг лай!"

Стюарт остановился. "А Хантер хорошо говорит по-ихнему", -подумал Стюарт.-Надо задержать внимание охранника на себе". Ворота уже были открыты, рядом было несколько охранников, с интересом наблюдая. Двое караульных стояли на вышке.

-Чёрт!-подумал Хантер.-Меняем план.

Он положил руку Стюарту на плечо и развернул его так, чтобы тот стоял спиной к воротам и лицом к "садовникам". Несколько из них быстро отвели глаза. Картер Питерс был ближе всех. Он поднёс руку ко рту, но не отводил глаз от Стюарта. Открыв было рот, чтобы заявить, как полагается, протест, он с восторгом узнал Хантера.

-Внимание, тупые герои-крестьяне!-гремел голос Хантера.-Этот человек сниматься. Но он не простая пленная! Это Сраный Пёс! Он пёр на комендант! Он пёр на Дай-ви! Он не храбрый! Он сдаваться, его лечить. Смелый его не любить! Может, всяка пленная хочет сдаваться, а?

- Господи, Хантер, не переигрывай,-подумал Стюарт.-Но он ведь здорово похож на Дай-ви.

-Достали, гады! У-у-у!-завопил лейтенант Лунфезер, швырнул на землю мотыгу и заковылял к открытым воротам. Охранник, стоявший ближе всех к Стюарту, размахнулся и ударил палкой Лунфезеру по ногам, тот споткнулся, но тут же встал и пошёл дальше. Второй из тех, что были с Дай-ви был без палки, он попытался остановить Лунфереза силовым приёмом, но полетел на землю, получив чёткий жёсткий удар в челюсть. Остальные охранники, стоявшие у ворот, всей гурьбой навалились на лейтенанта, которые продолжал отбиваться и завывать, как сумасшедший.

- Эта пленная в бокс!-закричал Хантер.-Пленная в бокс! Дай-ви говорить с пленная, когда прийти. -Хантер перевёл дух. Чудесно. "Теперь все работа. Ты, Сраный Пёс, чо да".

Хантер кратчайшим путём вывел Стюарта за ворота, заслоняясь им от единственного охранника, оставшегося у ворот и собиравшегося закрыть их за ними. Охранник держался за челюсть, явно страдая от боли, он ничего не заметил. Охранникам на вышке были видны окровавленное лицо Стюарта и верхняя часть фуражки Дай-ви, они вскоре отвернулись, чтобы посмотреть, как четыре человека с трудом волокут Лунфезера в бокс. Ворота закрылись, замок защёлкнулся.

-Иисус, Мария и Иосиф!-подумал Картер Питерс, медленно ковыряя мотыгой грядку. Он не отводил взгляда от земли, скрывая улыбку. Он так сильно пытался не засмеяться, что на глазах его выступили слёзы.

Оказавшись за воротами, Хантер быстро повёл Стюарта к трейлеру с медпунктом.

-А теперь что?-прошептал Стюарт.

- Вперёд. Вверх по лестнице, в трейлер.

Стюарт поднялся по ступенькам, отворил толчком дверь. Хантер вошёл вслед за ним и закрыл дверь за собой. Врач встал со стула, отложив книгу. "Ну, я вижу, вы всё-таки решили послушать совета и сняться... Что за чёрт?!"

Хантер схватил врача за горло.

-Тихо, тихо, вражина. Промыть глаз, быстро!

Врач испуганно взглянул на Хантера. "Хорошо"-подумал тот.

-Пусть снимется-тогда смогу помочь.

Хантер усилил хватку. Врач уцепился за его запястья, вяло подёргался. "Ладно, ладно. Ваша взяла". Высвободившись, врач улыбнулся. "Ну, ребята, вы и дерзкие. В первый раз такое вижу. Как вам удалось уйти?"

-Не ваше дело,-сказал Хантер.-Лечите глаз, быстро!

-Ладно, ладно. Садись сюда, сынок.

Врач быстро промыл глаз, тщательно ощупал. "Даже хорошо, что кожа лопнула. Много гноя вышло". Врач осторожно надавил, Стюарт скривился, по щеке снова потекло. "Прости, сынок, надо убрать всё, что можно".

Врач работал споро, он обработал кожу и прилепил поверх глаза пропитанный мазью тампон. Стюарту стало лучше, уже несколько дней не было так хорошо. Врач наполнил шприц и собрался сделать укол.

-Что там?- тут же спросил Хантер.

Врач отвёл иглу.

-Антибиотики. Бициллин.

-Точно?

-Конечно. Я ведь врач.

- Он не уснёт, тошнить не будет?

-Может, будет слегка подташнивать, если давно не ел. Но ему надо, чёрт возьми!

Стюарта это мало волновало, он радовался холодящей мази на воспалённом глазу.

-Колите, док. Тошноты я не боюсь.

Игла вошла под кожу, руку кольнуло.

-Дадите чистую рубаху, док?

Врач улыбнулся и достал из шкафчика синюю матросскую рабочую рубаху. "Почему бы нет? Коготок увяз-всей птичке пропасть". Он отдал рубаху Стюарту, тот стянул тюремную рубаху, всю в пятнах крови и гноя, и бросил её на пол.

Хантер нашёл рулон клейкой ленты.

-Должен вас связать, док, вы уж извините.

-Ладно, вынужден подчиняться. Только не слишком туго, чтобы пальцы не отнялись.

Хантер примотал врача к стулу.

-Какой у вас размер ноги, док?

-Одиннадцатый. Туфли заберёте?

-Так надо,-сказал Хантер и так и сделал.

-Собираетесь бегать по лесу в белых туфлях?

-Они быстро грязи наберут.

Хантер обмазал туфли вазелином. Так грязь налипнет, подумал он.

-Тут есть другой выход из трейлера?

Врач ответил с огоньком в глазах: "Ага. За картотекой, с той стороны. А вы, ребята, просто чокнутые".

-Спасибо, док.-Хантер замотал ему рот марлей, но так, чтобы тот дышал свободно.-Пора ди-ди, энсин.

* * *

Охранник на вышке начал что-то подозревать минут через пятнадцать после того, как Дай-ви с пленным вышли за ворота-потому что Дай-ви не вернулся. Он крикнул об этом другому охраннику, который пошёл за лейтенантом Транем, начальником караула. Лейтенант Трань направился в медпункт, где обнаружил доктора Фредерикса привязанным к стулу и с замотанным ртом. Лейтенанту Траню показалось, что врач восхищён побегом, и даже чересчур. Офицер поспешил обратно в лагерь, и там забил в гонг. Отдыхавшие охранники спешно собрались, а пленные захлопали в ладоши и радостно завопили.

Охранники всем скопом ворвались в барак и быстро нашли Дай-ви. Они сняли верёвку, которой тот был связан по рукам и ногам, и вытащили кляп. Дай-ви был бледен и растерян. Одного из охранников отправили бегом за формой для Дай-ви. Как только он оделся, ему помогли добраться до главного здания, в котором располагались кабинеты и одиночные камеры. Врач уже дожидался его там. Увидев набухшие багровые кровоподтёки на шее Дай-ви, врач присвистнул. Двое охранников помогали Дай-ви не качаться, сидя на табурете, а врач тем временем обследовал его глаза и проверял рефлексы.

-Ты в норме, Мак?

Врач убрал фонарик, Дай-ви моргнул.

-Воды,-сипло сказал он.

-Сейчас!-отозвался лейтенант Трань, и принёс стакан.

-Спасибо, Томми. Вот что: ты позвони на базу, пусть обеспечат человека в безопасном месте. У нас за последние шестнадцать учений ни одного успешного побега не было.

-Выполняю, капитан!-ответил лейтенант и ушёл, оставив врача и Дай-ви вдвоём.

- Что скажешь, док?

Врач пожал плечами, смазывая вазелином кровоподтёки.

-Удушение без последствий. Обезвоживание из-за кляпа. Попей воды, отлежись.

-Лейтенант Трань - то есть Томми говорит, тебя нашли привязанным к стулу.

-Да! Эти два чёрта ко мне вломились, один в твоей форме! Взял за горло, поднял со стула-нет, Мак, ты только глянь!

Врач расстегнул ворот халата. Дай-ви увидел тёмно-багровые следы на шее, справа и слева.

-Как мои по сравнению с твоими?

-Чёрт, Мак, никакого сравнения, но парень очень грозный.

- Что он тебе сказал?

-Ну, я сказал ему, что пока не снимется, я ничего делать не буду-всё по инструкции. Но он заставил, честно-силой заставил обработать глаз второго!

Дай-ви наклонился к врачу. "Это хорошо. Я всё равно хотел его привести. Док, я его не изувечил? Чёрт, я его просто резко шлёпнул, а лицо его практически лопнуло".

Врач покачал головой. "Нет, Мак, глаз чист. Должно быть, нарыв распёрло до упора. Ты, наверное, вскрыл первоначальный разрез".

-И что, ему очень больно было?

- Чертовски.

Дай-ви покачал головой. "Знаешь, что, док, я так рад, что у меня это в последний раз. Достало уже до чёртиков".

-Сам же говоришь, что такие учения нужны.

- Это да. Но если б этот бешеный морпех меня не сцапал, я б, наверно, обнял тогда этого флотского паренька.

- Понимаю. Так, а теперь что? Поисковая группа, вернуть живыми?

Дай-ви улыбнулся. Улыбка отозвалась болью в шее.

-Нет, док, некому искать, группа работает только на полевом этапе. Там ведь морпехи, обучаются ночному просачиванию в Куонтико, сюда их привозят потренироваться.

-Тогда что?

Дай-ви встал, выпил ещё один стакан вод из-под крана. "В общем, док, дадим им побродить по джунглям пару часов, пускай найдут безопасное место, молока с печеньками попьют. Потом мы за ними съездим".

-Уверен, оторвёшься на них от души.

Дай-ви снова улыбнулся, и снова засаднило горло.

-Ещё как! Есть тут какая-то несправедливость, док. На этих учениях чем больше делаешь, тем больше тебя дрючат. Но в реальном плену так и бывает. Берутся за естественных лидеров, ломают их, а остальные, тихие овечки, ведут себя смирно.

-Странно, но сдаётся мне, что этот побег тебя не очень расстроил, если не сказать разозлил, Мак.

Дай-ви улыбнулся. Хорош улыбаться, подумал он, потирая горло.

-Нет, радости тут мало. Мне была нужна попытка, а не реальный побег. Но, по крайней мере, устроил это морской пехотинец.

-Semper fi, да?

Дай-ви оскалился, как и полагалось по службе настоящему Дай-ви.

-Пшёл ты, флоцки докта! Я их брать-и Сраный Пёс, и, спецально, Следопыт! Ха! Ха!

Дай-ви вышел из медпункта. Это самое "Ха! Ха!" сильной болью отдалось в горле.

* * *

Идти по подлеску в сосновом лесу было легко, и Хантер со Стюартом добрались до тайного дома за два часа с небольшим, судя по часам Дай-ви на руке Хантера. По правилам учений беглецы должны были незамедлительно следовать к тайному дому -легче лёгкого. До них довели, что если они туда доберутся, побег будет признан успешным, их там накормят и напоят, а затем их вернут на учения без каких-либо последствий.

Безопасное место представляло собой металлический домик на опушке у грунтовой дороги. Перед ним был припаркован джип с эмблемами морской пехоты. Стюарт с Хантером, наблюдая из-за деревьев, не заметили там никакого движения.

- Что скажете, сэр?-прошептал Хантер.

-Там должны быть люди. Давай тихо подойдём, а там ворвёмся в дверь.

-Вперёд!

Хантер с бамбуковой палкой в руках, добрался до двери. Пока они приближались к домику перебежками зигзагами, там всё было по-прежнему тихо.

Хантер выждал, затаив дыхание, пять минут, потом подал знак Стюарту, выставив большие пальцы рук. Стюарт кивнул и ответил тем же жестом. Хантер ударом ноги выбил хлипкую деревянную дверь с петель и ворвался в помещение, где его встретил женский крик. Прижавшись к дальней стене домика, флотская медсестра в форме плотно зажала ладонью рот, заглушая крик.

Хантер опустил палку.

-Добрый день, мэм,-сказал Хантер, постаравшись улыбнуться ей, как старому приятелю.

Медсестра опустила руку. "Мне сказали, что вы психи".

Хантер отбросил палку в угол. "Безумные морпехи, мэм. Врага бьём бешено, но с дамами исключительно любезны".

Стюарт переступил порог, вернул на местно выбитую дверь.

-Простите, что напугали, мэм.

Медсестра улыбнулась. "Молода и очень мила",-подумал Стюарт.

-Перекусить хотите?

-Охереть как, гм, так точно, мэм,-сказал Хантер.

Медсестра открыла пластмассовый кулер, вынула из него два завёрнутых сэндвича и большую молочную бутылку. Она положила сэндвичи на бумажные тарелки на простом деревянном столе, налила молока в бумажные стаканы и жестом пригласила их присесть на табуреты. "Давно уже сюда никто не добирался".

-Правда?-спросил Хантер с полным ртом, откусив кусок от сэндвича с курятиной.

-Э, морпехи, едим очень медленно! Жуём! После вашей прежней диеты этот сэндвич жутко питательный.

-Морпех - это я. А этот офицер всего лишь флотский. Извините, сэр!-Хантер улыбнулся Стюарту, который с улыбкой на лице медленно жевал. "Как славно она улыбается",-подумал Хантер.

-Как вас зовут, милая девушка?

Медсестра покраснела и не смогла сдержать улыбки.

-Кларисса Медоуз. Лейтенант Кларисса Медоуз, -она решила перевести разговор на Стюарта.-А вы почему молчите, сэр?

Стюарт с улыбкой на лице проглотил кусок сэндвича и сделал большой глоток молока. "Ничего вкуснее я ещё не ел, даже в лучших ресторанах Атланты или Нью-Йорка",-подумал он.

-Мы на десантных кораблях обязаныдоставлять морскую пехоту к месту боя, а не учить их воевать.

-А флотские медсёстры обязаны заставлять вас есть медленно. Уж поверьте, если жадно проглотите всё сразу после стольких дней впроголодь, вас вытошнит.

Хантер положил на тарелку сэндвич и отпил немного молока.

-Лейтенант, можете остановить меня в любой момент.

И улыбнулся широкой мальчишеской улыбкой.

Стюарт заметил, что медсестре не то приятно, не то не по себе.

- Не сердитесь на него, лейтенант. Ему просто целую неделю улыбаться было некому.

Они доели сэндвичи, уже не торопясь, выпили почти всё молоко.

Потом они закурили сигареты из пачки медсестры и продолжали подшучивать друг над другом в том же духе, и тут к домику подъехали джип и тяжёлый грузовик.

- Бежим, энсин?-спросил Хантер, гася сигарету.

-Нет, Хантер. Мы победили. Счёт в нашу пользу.

Раздались тяжёлые удары по двери. Хантер пододвинулся к симпатичной медсестре: "Если меня не убьют, выйдете за меня?" Медсестра покраснела, улыбнулась и пересела подальше. Дверь рухнула, и в домик вошли двое охранников с автоматическими винтовками, а вслед за ними-Дай-ви с лицом, раскалённым до белого каления от ярости.

-Связать их, и покрепче!-просипел Дай-ви.

Вошли ещё двое охранников и связали им руки привычным уже образом. Стюарт был спокоен, однако Хантер встретил Дай-ви счастливой улыбкой.

Дай-ви повернулся к медстестре: "Вон отсюда!" Медсестра, побледнев, схватила полевую куртку, кулер, и выбежала из домика. Дай-ви расхаживал по тесной комнате словно лев по клетке. Они услышали, как джип медсестры завёлся и уехал. Походив минуту, Дай-ви заговорил.

-Сраного Пса вернут в лагерь для завершения обучения. Следопыта-ты всё, ты снова рядовой первого класса Хантер-ты поедешь со мной на гауптвахту в Кэмп-Петтригрю, тебя ждёт суд за нападение с намерением убить...

Хантер взорвался: "За что? Я сделал то, что полностью разрешается правилами.."

Дай-ви шагнул вперёд и оборвал его речь сильным ударом. "Ты отучился, Хантер! Если повезёт, тебя просто вышвырнут из морской пехоты!" Он повернулся к охранникам: "Отведите в джип, и следите за ним получше".

Двое охранников без оружия вытащили Хантера из домика, за ними вышли двое с винтовками. Стюарт впервые заговорил: "Я хочу быть с ним, капитан".

-Ты в нападении не участвовал.

- Я хочу выступить в его защиту-по поводу нападения, и чтоб его не отчисляли.

Дай-ви пристально поглядел на Стюарта. "Хочешь с ним-снимайся. Ты этого хочешь?"

-Никак нет, сэр. Но главное, чему я тут научился-защищать товарища.

Дай-ви плюнул на пол. "Он отчислен. Твои показания, может быть, оставят его в Корпусе, вечным рядовым. Но я не дам тебе сняться. Ты преподашь ещё один урок этим крестьянам-садовникам".

Вошёл охранник, завязал Стюарту глаза. Глаз чувствовал себя хорошо даже под тугой повязкой. "Не верю, что вы так поступите с Хантером, капитан".

Дай-ви с издёвкой сказал: "С чего бы? Он, сволочь, чуть меня не убил".

-Потому что я думаю, что вы не сволочь.

Глядя на Стюарта с повязкой на глазах, Дай-ви улыбнулся. "Надеюсь, смогу убедить в том этого убивца Хантера",-подумал он. Он повернулся к охраннику.

-Сраного Пса-в грузовик. В лагерь его, а в лагере В БОКС!

-Ха, хын хао, Дай-ви!-ответил охранник. Стюарта вывели из домика и помогли подняться в грузовик. Охранники уселись с обеих сторон, и грузовик поехал прочь по гравийной дороге.

Хантера привели в домик. Дай-ви курил сигарету. "Господи, если бы можно было убивать взглядом, я был бы труп,-подумал Дай-ви.-С ним надо поосторожней".

-Морпех, в ходе обучения я говорил тебе много того, что было неправдой. А теперь скажу правду. Меня зовут Джозеф Макинтайр, я капитан морской пехоты США.

Дай-ви поднёс к глазам Хантера зелёную карточку-удостоверение личности военнослужащего.

Хантер ответил испепеляющим взглядом. "И чё теперь? Даже имя есть?"

Дай-ви вздохнул. "Рядовой Хантер, я сказал, что обучение для тебя закончено. Так и есть, но ты не отчислен. Ты прошёл курс. Прошёл, я бы сказал, с отличием".

Хантер по-прежнему молчал, яростно уставившись в точку на два дюйма выше носа Дай-ви.

-И, конечно, суда не будет. Ты вышел за рамки правил, морпех, но в разумных пределах. Ты осуществил побег, причём с раненым.

Хантер, ещё сильней нахмурившись, обдумал сказанное.

-Очередная подлянка?

- Вовсе нет.

-А почему тогда я до сих пор связан?

Дай-ви улыбнулся.

-Потому что по тебе было видно, что ты готов меня убить..."

- Мог бы,-перебил его Хантер.

- А хочу убедиться, что ты мне поверил, прежде чем развяжу.

- Можно ещё вопрос?

-До того, как развяжу, или после?

- До того. Если я прошёл курс, почему вы сказали мне, что я отчислен, и что пойду под суд?

Дай-ви снова начал расхаживать по домику.

-Это было не для тебя, а для энсина Стюарта. Я не был так уверен в нём, как в тебе. Хотел посмотреть, как он отреагирует.

-И как?

- Очень хорошо отреагировал. Вызвался остаться с тобой, рассказать, как всё было с твоей стороны, готов был даже сняться для этого.

Хантер улыбнулся, начал успокаиваться. "Хороший парень. И что теперь с ним сделают?"

-Ничего плохого. Отвезут в лагерь, вздрючат на глазах у остальных, посадят в камеру. Но в этот раз он будет в твоей, она побольше, там ему будет удобно. Хочу на его примере ещё раз вбить в головы твоим товарищам, что надо держаться вместе.

- И что вы о них думаете, капитан?

- Ну, ты, Стюарт, а особенно капитан Питерс, вели себя прекрасно.

Охранник подошёл к Хантеру сзади и приготовился его развязать.

Он взглянул на капитана, тот кивнул. Хантер сказал: "Я имею в виду остальных, капитан".

- На среднем уровне, что касается данной программы.

Хантер повёл плечами, растёр запястья. "Эти уроды-простите, сэр-эти ребята на среднем уровне?

Капитан Макинтайр невозмутимо ответил: "Да, Хантер".

-Плохо это, сэр.

-Ты сейчас, наверное, начинаешь понимать, за что с тобой так обращались.

Хантер взглянул на капитана. "Может быть. Но всё равно- так и хочется вам врезать, сэр".

Макинтайр посуровел лицом. "Ладно, давай выйдем".

Хантер в боксёрской стойке пританцовывал на носках на покрытой гравием площадке перед домиком. Он был на целых четыре дюйма выше и намного тяжелее Макинтайра, что неопровержимо доказывала узкая форма Дай-ви, в которую по-прежнему был одет Хантер. Он настороженно описал круг вокруг капитана, потом остановился.

-Вы что, даже рук не поднимете?

- Подниму, когда надо будет. Твой ход первый.

Хантер улыбнулся, пошёл на сближение, нанося джеб левой в готовности продолжить кроссом правой. Удар пришёлся в воздух. Капитан нырком ушёл от удара. Хантер покружил, осмотрительно выполняя джебы левой. Макинтайр ни разу не отступил в прямом смысле слова, он каждый раз лишь уводил голову из-под удара. Единственное, что Хантер cмог записать себе на счёт-один раз скользнул кулаком по волосам капитана. Этот джеб был началом комбинации: Хантер, заметив, куда отклонился Макинтайр, нанёс следующий сокрушительный удар правой. Макинтайр блокировал его левым предплечьем и отбил руку Хантера влево. На долю секунду Хантер потерял равновесие, а Макинтайр чётко крутанулся на левой ноге и, развернувшись спиной к пошатнувшемуся Хантеру, нанёс удар правой пяткой в солнечное сплетение. Хантер шлёпнулся на задницу, согнувшись пополам и хватая ртом воздух.

Капитан Макинтайр стоял, скрестив руки на груди, пока к Хантеру не вернулось дыхание. "Прости, морпех, но пришлось тебя погладить за тот захват".

Хантер улыбнулся и медленно встал на ноги, растирая грудную клетку. Он кивнул.

- Ну как, полегчало, морпех?-спросил капитан.

Хантер с хрипом в груди сделал глубокий вдох, потом второй.

- Сами знаете: для меня вы теперь боец, настоящий морпех, а не садист поганый. Сэр.

Макинтайр усмехнулся. "Это комплимент? Пойдём, выброшу тебя у Петтигрю, а потом вернусь к своим делам в лагере".

- У меня есть ещё несколько вопросов, сэр.

-По пути поговорим. Поехали.

10 апреля 1966 года. Кэмп-Петтигрю, штат Северная Каролина

Грузовик, на котором везли Стюарта, въехал по неровной дороге в лагерь и остановился. Стюарта вытащили на посыпанную гравием землю и заставили гусиным шагом доковылять до середины спортплощадки. Его заставили сесть на корточки, сняли повязку с глаз. Охранники шныряли вокруг, выстраивая пленных в шеренгу и требуя стоять по стойке "смирно". Капитан Питерс улыбнулся Стюарту, ободряюще поднял вверх большие пальцы рук. В глазах остальных Стюарт не увидел ничего кроме встревоженности. Лунфезера в строю не было.

Младший офицер охраны вышел из строя охранников и обратился с речью к пленным. "Перед вами, крестьяне-герои комендантского огорода, ваш храбрый товарищ, Сраный Пёс! Мастер побега! Он хочет рассказать вам о своих приключениях!" Офицер толкнул Стюарта ботинком, и Стюарт, потеряв равновесие, упал на бок. Охранники, стоявшие по обе стороны от него, подняли его и заново усадили на корточки.

Офицер продолжил речь: "Дай-ви определит наказание для пса, когда вернётся. А пока послушаем, что он расскажет о своих приключениях. Что ты нашёл в безопасном месте, пёс?"

- Медсестру.

- Медсестру! Красивую?

Стюарт улыбнулся. Ерунда. Этот мудак совершенно изменился после нашего побега. Мельче стал и смешнее.

-Да, красивую.

Охранник громко скомандовал, и Стюарта подняли на ноги.

Офицер подошёл к Стюарту и посмотрел снизу вверх в его глаза.

- Значит, Сраный Пёс, там была красивая белая медсестра. И что она для вас сделала?

Стюарт посмотрел на пленных через плечо офицера. Лица большинства ничего не выражали. Капитан Питерс ухмылялся. Стюарт заговорил во весь голос, пытаясь ободрить пленных, вызвать в них какую-нибудь ответную реакцию.

-Она нас накормила.

-Накормила! И что она вам дала, Сраный Пёс?

- Сэндвич с курицей и молоко.

Офицер сделал шаг назад, ухмыльнулся и обернулся к пленным.

-Сэндвич с курицей! И молоко! Большой сэндвич с курицей?

-Да.

- А молоко, наверно, свежее?

- Да, -сказал Стюарт, обращаясь к спине офицера.

Охранник заговорил, обращаясь к пленным:

- Значит, героический Сраный Пёс и героический Следопыта побили нашего Дай-ви, преступно убежали, если сэндвичи с курицей и пили свежее молоко с белой медсестрой, пока их товарищи голодают!

"Странно,-подумал Стюарт. - Почему никто даже не улыбнётся?"

Офицер снова обернулся к Стюарту.

-За ваше эгоистичное поведение страдать будут все! Ужина не будет, для каждый пленный!

Картер Питерс заговорил, уверенно, с явной улыбкой.

-Мы вами гордимся, Стюарт.

-Ну и гордитесь!-фыркнул офицер,-гордитесь и голодайте. Эти люди нарушай правила! Другой собака, Следопыта, пошёл с Дай-ви, сниматься! Бояться сюда, смотреть на голодный товарищ.

-Неправда!-крикнул Стюарт.

- Им ланг ди! Молчать!-крикнул офицер.-Ты врать! Все видят, что Следопыта не пришёл! Боится товарищ! Ты, Сраный Пёс, хороший пища, свежий молоко, жрать, как свинья, с товарищ не делиться!

-Мог бы-поделился бы!-крикнул Стюарт.

- Вот как? Может, поделишься?

Офицер отдал приказание двоим охранникам, которые взяли Стюарта под руки покрепче. Офицер злобно ударил Стюарта в живот. Ноги его подогнулись, но охранники рывком заставили его выпрямиться. Волнами накатила тошнота, но он сдержался. Второй удар был сильнее первого, и Стюарт ощутил, как вверх рванулась тёплая, кислая жижа, и содержимое его желудка вырвалось изо рта пенящимся потоком. Охранники отпустили его, опустили на колени прямо перед лужей рвотой и отошли. Стюарт поднялся, превозмогая боль, и посмотрел на пленных. Некоторые смотрели на него с ужасом, некоторые с сочувствием. Один содрогнулся и отвернулся. Стюарт плюнул и потряс головой, чтобы прийти в сознание.

Охранник сказал спокойным голосом: "Ну что, поделился? Сраный Пёс в бокс, ждать Дай-ви". Офицер театральным жестом указал на рвоту на земле. "Все пленные, угощаться",-сказал он, повернулся и зашагал в лагерный штаб.

Капитан Макинтайр медленно вёл джип по неровной гравийной дороге.

- Ну, задавай свои вопросы, Хантер.

"Не хочется радовать гада,-подумал Хантер, - но надо бы узнать кое-что".

- Ну, сэр, например, язык, на котором говорит охрана. Это ведь так, типа хрень какая-то?

Макинтайр улыбнулся. "Конечно, но мозгоправы говорят, что так легче вас ломать, а вас заставляет реагировать неадекватно, и не даёт общаться с нами. А потом помогает нам заставить вас почувствовать себя в плену, когда вы заучиваете несколько фраз".

"Интересно",-подумал Хантер.-Да, несколько фраз я выучил".

-Это настоящий язык?

-Нет. Что-то из вьетнамского, что-то из китайского, но в основном бессмыслица. Там всего около двадцати фраз, почти все-команды.

- А "Дай-ви" что-то означает?

- Да. "Дай-ви" по-вьетнамски "капитан".

-Вон как.

Они с минуту ехали молча. "Что-то не так, Хантер? О чём задумался?"

Хантер был всё ещё зол, мысли его путались, его изнурённый мозг с трудом отличал Дай-ви от этого обычного офицера морской пехоты, что сидел рядом.

-Вот ещё что, сэр: я не жалуюсь, но почему энсина Стюарта и меня дрючили больше всех? Действительно из-за того, что вам пришлось ловить нас всю ночь?

Макинтайр с любопытством посмотрел на Хантера и спокойно улыбнулся. "А перенёк-то до сих пор бесится,-подумал он.-Тот факт, что вы успешно избегали преследования, не является причиной того, что вам уделялось особое внимание-а я признаюсь, что оно вам уделялось, - но не без этого. В каждой группе людей есть естественные лидеры, естественные победители. Не стоит полагать, что естественным лидером будет тот, кто выше всех по званию, особенно в смешанной группе вроде тех, что проходят эти учения. Мы стремимся изолировать естественных лидеров и дискредитировать их, чтобы посмотреть, сможет ли коллектив выявить нового лидера в своей среде, или просто распадётся".

- То есть вот за это самое вы нас постоянно и дрючили. Сэр.

Макинтайр спокойно продолжал: "Мы также должны выяснить, как эти лидеры будут действовать, Хантер. Насколько нам известно, противник будет работать именно так".

Хантер поразмышлял об этом, и его гнев начал ослабевать.

- Значит, энсин Стюарт и я-естественные лидеры?

-Не забудь о капитане Питерсе. Во многом ему пришлось намного хуже, чем вам обоим.

"Похоже на правду,-подумал Хантер, вспомнив, какими изнемождёнными выглядели пленные, когда их со Стюартом привели после двух дней в тюрьме.

-Поэтому майора Робертса и забрали? Чтобы посмотреть, сможет ли командовать капитан Питерс?

Макинтайр в очередной раз улыбнулся.

-Начинаешь понимать.

- И что сделали с майором Робертсом?

- А это, Хантер, ты узнаешь на подведении итогов, потерпи немного.

Они молча проехали последние полмили до казарменного городка, где капитан остановил джип.

-Ладно, Хантер, ступай туда, помойся, отдохни. До встречи, очень скорой.

- И последний вопрос. Сколько времени энсин Стюарт будет в боксе?

- Уверен, что его уже выпустили. Начинается последний акт пьесы, но он, как и ты, свою роль уже сыграл. Скоро увидитесь.

Хантер выпрыгнул из джипа.

-Сэр, или Дай-ви, как вам угодно, я горжусь этим побегом.

Капитан Макинтайр включил передачу.

- Я тоже, морпех.

После того как Стюарта бросили в одиночку, и младший офицер охраны ушёл, остальных пленных загнали обратно в барак и приказали приготовиться к проверке, которую проведёт Дай-ви сразу по возвращении.

Как только Стюарт оказался в тюрьме, его вывели из бокса и отвели в штаб, где направили в душ с горячей водой в офицерском отсеке здания, а после душа выдали чистое зелёное обмундирование. Затем его отвели в прежнюю одиночную камеры. Он быстро уснул.

А в бараке пленные начали приводить в порядок свои койки и мыться-чиститься, насколько это было возможно, холодной водой из кранов в конце помещения.

-Не уверен, что выдержу ещё два дня. Совсем заболеваю,-сказал лейтенант Мартини, ни к кому конкретно не обращаясь.

-Крепитесь, лейтенант,-сказал капитан Питерс.- Тут всем нелегко.

-А этот псих Лунфезер отъедается там в одиночке.

- Хватит ныть, лейтенант! Будешь сам себя жалеть-легче не станет.

-Есть, сэр,- еле слышно прошептал Мартини.

Дай-ви дождался 18.00, чтобы прошёл ровно час после обычного времени ужина, и объявил построение пленных.

Быстро темнело, и холодный сырой ветер всё сильнее задувал под грозовым свинцовым небом.

- Мозгоправы говорят, - подумал он,-что после четырёх утра шесть вечера- самое гнусное время. Время проверить их ещё раз.

Капитан Питерс занял своё место перед строем и изобразил положение "смирно", опираясь на костыль.

-Четырнадцать человек налицо, Дай-ви.

Дай-ви отсалютовал в ответ и изучающим взглядом обвёл людей. Все уставшие. Некоторые больны, но серьёзных случаев нет. На некоторых лицах страдальческое выражение, от недоедания. Картер Питерс настроен решительно, но некоторые явно пали духом.

Дай-ви расстегнул тёплую шинель, потом-мундир. Он хотел, чтобы пленные увидели лиловые кровоподтёки на шее. Именно сейчас, когда их моральное состояние на низшей отметке, надо сделать так, чтоб они окрепли духом. Если бы в строю стояли Хантер, Стюарт и Лунфезер, они показали бы остальным, как надо держаться, и по этой самой причине Дай-ви их изолировал-Хантера в базовом лагере, Стюарта и Лунфезера-в одиночках.

Дай-ви по очереди оглядел всех, потом перевёл взгляд на Картера Питерса. Заговорил спокойно, с еле заметным намёком на фальшивый акцент.

-Слушаю, капитан.

-Сэр, я выражаю протест против дурного обращения с энсином Стюартом. Я требую вернуть его в барак.

Дай-ви пренебрежительно махнул рукой.

-Им мы скоро займёмся. Что ещё?

- Сэр, я требую, чтобы нас накормили. Эти люди...

Дай-ви осторожно потёр синяки на шее-так, чтобы Картер Питерс их заметил.

-Капитан Питерс, пленный, которого мы зовём "Следопыт", и другой, Сраный Пёс, утром осуществили преступный побег из лагеря. Я не могу не сделать вывода о том, что вы, как старший американский офицер, благословили их на это, и что все ваши люди им помогали. За это будут наказаны все. Лишение одного приёма пищи вряд ли является жестоким наказанием, и это наказание будет не единственным.

Картер Питерс с комом в горле промолчал в ответ.

Дай-ви продолжил, негромко, но так, чтобы было слышно всем.

-Ходил слух, что учения закончатся через два дня. Это не так. Я могу единолично, своей властью, принять решение продлить их ещё на два дня, если не буду доволен текущими результатами обучения.

Дай-ви услышал, как кто-то тяжело вздохнул за спиной Питерса, но было слишком темно, чтобы разглядеть, кто это был.

-Сегодня я решил продлить учения.

-Благодарю, что даёте возможность повысить квалификацию, Дай-ви,-спокойным голосом сказал капитан Питерс,-но люди всё равно должны поесть.

Дай-ви позволил себе еле заметно улыбнуться. "Молодец, Питерс",-подумал он.

- В свете этого перехожу к следующему. Каждый день вам предоставляется возможность подписать простое признание. Мелочь, по сути, но комендант был бы доволен. А если доволен комендант, доволен и я. Поэтому вашим людям будет дана ещё одна возможность подписать.

- Ни один из моих людей этого не подпишет, Дай-ви,-отрезал Питерс.

- Правда? А если человек хочет есть? Напоминаю: каждый, кто подпишет, получит двойную порцию.

-Мои люди не настолько голодны, сэр.

-Хорошо! А что ж вы постоянно ноете - накормите, накормите?

Ещё раз кто-то в строю тяжело вздохнул. "Заткнись, сволочь,-подумал капитан Питерс,-из-за тебя ещё хуже будет".

- Ну, раз обещания еды для ваших молодцов недостаточно, предлагаю следующие поблажки. Первое: ваш товарищ сидит в боксе с 15.00. Вы все этот бокс видели: места там крайне мало. Я намерен продержать там Сраного Пса до отбоя, ещё два часа. Каждая подпись сократит его срок на пятнадцать минут. Пятнадцать минут. Ерундовое дело, а товарищу поможете. А, капитан?

- Ни один из моих людей эту бумагу не подпишет. И я уверен, что Стюарт просить о том не стал бы.

- Может быть, может быть... Но каждый, кто подпишет, поможет себе, поможет товарищу, и поможет мне. Значит, так: каждый подходит к вот тому столу рядом с лейтенантом Транем. Ему дают нумерованный бланк. Он садится за стол, что-то пишет на бланке и кладёт его в ящик. Никто не знать, что пишет другой. Может подпись, может, не подпись-дело ваше. Может, умник писать "Пошёл ..., Дай-ви". Ха! Ха! Но знайте-все бланки пронумерованы.

-Подписывать мы не будем.

-Может да, может нет! А если подумать?- что если дам немного чая и риса?

-Даже если никто не подпишет?

-Конечно. Обещаю. Те, что подпишут, получат, конечно, больше, но всем дадут немного чая и риса.

-Хорошо, я пойду первым, но никому не подписывать!-капитан Питерс бросил через плечо подчинённым. "Это ловушка, но не понимаю, в чём именно",-подумал он.

-Хорошо, капитан, ваше почётное право быть первым, но сначала взгляните на это.

Дай-ви вытащил из кармана шинели документ.

Это было уже знакомое признание о бактериологической войне. Внизу страницы стояла подпись: "Питер Робертс, майор ВВС США". Питерса это ошеломило.

-Вы признаёте, что это подпись майора Робертса, капитан?

-Никак нет. Я уверен, что подпись подделана.

- О, уверяю вас, всех вас уверяю, подпись совершенно настоящая. Значит, так: если ваш собственный старший офицер считает, что эта бумажка ничего не значит,-Дай-ви сложил документ и спрятал его в карман,-почему вы должны страдать сами и наказывать своего товарища в боксе? Однако приступим. Капитан?

Картер Питерс в гневе уселся за стол, что-то написал заглавными печатными буквами, смял бумагу и бросил её в ящик. Дай-ви добродушно улыбался, наблюдая за тем, как все по очереди подходили и что-то писали. Лейтенант Трань с планшетом отмечал фамилию каждого напротив номера и вручал бланки по очереди всем подходившим к столу. При этом он держался несколько в стороне и не видел, что они пишут. Некоторые украдкой посматривали в его сторону, пара человек взяли бланки с фальшивой улыбкой. После того как последний пленный положил бланк в ящик, лейтенант Трань закрыл его и передал Дай-ви.

- Очень хорошо. Идите в барак. Сейчас вас покормят, и,-он постучал по ящику-некоторых накормят как полагается.

Дай-ви ушёл в свой кабинет и там открыл ящик. Первым он достал лист Питерса, единственный смятый бланк. Он разгладил его и улыбнулся. Питерс так и написал: "Пошёл ..., Дай-ви", и жирно обвёл номер в углу. Большинство нарисовали какие-то каракули. Ещё там оказались две "херни", и тут Дай-ви, ещё улыбаясь, развернул последний лист. Его лицо скривилось от отвращения. Внизу самого последнего бланка стояла чёткая, разборчивая подпись. Дай-ви разорвал подписанное признание на мелкие клочки и выбросил их в мусорное ведро, где уже лежали остальные бланки.

Картер Питерс лежал на койке, ломая голову над тем, что могла бы означать эта военная хитрость с признанием бактериологической войны. Явно ни один не подписал, потому что никого не увели, но здесь явно была какая-то подлянка. "Что ж я так устал?-подумал он.-Сил нет разобраться, что к чему".

-Обманул Дай-ви проклятый. Есть не дадут,-сказал Мартини, обращаясь к собственным ногам.

Большинство людей дремали или спали неспокойным сном на койках. Некоторые лежали, свернувшись клубком, прижав сжатые в кулак руки к пустым животам.

Прозвучал лагерный гонг, включилось всё внешнее освещение, и свет залил угрюмое строение. Дверь в барак распахнулась, и на её фоне возник тёмный силуэт охранника.

-Капитан Питерс! Всех на построение.

Люди нехотя повылезали из коек, вздыхая и ругаясь, и друг за другом вышли наружу, заняли свои обычные места в строю. Когда глаза Питерса постепенно привыкли к яркому свету ламп, он увидел коменданта и Дай-ви на своих обычных местах, а рядом с ними-Стюарта и Лунфезера. Пока остальные строились, Стюарт с Лунфезером подошли к Питерсу, отдали честь и встали в фланге за его спиной. Питерс с некоторым любопытством заметил, что на обоих пленных выглаженная зелёная форма. И вдруг он осознал, что на коменданте форма комендор-сержанта морской пехоты, а Дай-ви-капитан морской пехоты. "И что бы это значило?"-пытался он понять, с трудом преодолевая усталость.

Дай-ви сделал шаг вперёд и повернулся лицом к Питерсу.

-Капитан Питерс, я капитан Джозеф Макинтайр, начальник этой школы. Лагерный этап учений про программе SERE завершён. Вы и ваши подчинённые успешно прошли курс обучения.

Питерс взглянул на Дай-ви. В голове его до сих пор стоял туман.

- А продление?

- Его не будет, капитан. Конец.

- Слава богу, -прошептал Питерс.

-Вас всех отвезут на автобусе в базовый лагерь, где всё это началось. Горячий душ, чистое обмундирование, простой ужин и здоровый сон. В санчасти готовы оказать помощь по мелочи, парикмахер тоже на месте, поможет привести себя в порядок. Завтра будет краткое подведение итогов, потом всем раздадут сертификаты и проездные документы.

Питерс глядел на капитана. Он почему-то не знал, что сказать.

-Поздравляю, капитан,-сказал капитан Макинтайр.

- Спасибо, сэр.

Капитан Макинтайр сделал шаг вперёд и протянул руку. Капитан Питерс пожал её.

- Капитан, автобус стоит прямо у ворот. Помощь нужна-вам, вашим людям?

"Что-то он совсем никакой",-подумал капитан Макинтайр.

Питерс заставил себя подтянуться, он почувствовал, что в голове проясняется, когда злоба прорезала туман, стоявший в ней от усталости. "Вы, гады, помоглиуже -дальше некуда",-подумал он.

-Всё в порядке, сэр,-сказал он Дай-ви.

Неловко, всё ещё опираясь на костыль, Питерс выполнил поворот кругом и посмотрел на своих людей. Все выглядели уставшими, но на большинстве лиц сияла радость, а на некоторых-гордость. Мартини был почему-то растерян. "Странно,-подумал Питерс,-я-то думал, он будет больше всех рад тому, что лагерю конец".

- 702-я группа SERE, смир-НО!

Питерс с радостью увидел, что эти оборванцы заново начинают вести себя по-военному.

-Напра-ВО! Шагом, МАРШ!

Капитан Макинтайр смотрел, как люди ковыляют к поджидающему их автобусу. "Господи, как я рад, что скоро отсюда уеду!"

Большинство людей заснули к 21.00, а подъём на следующий день объявили только в 8.00. Многие, как оказалось, встали очень рано, следуя распорядку ещё лагерной жизни, и они беззаботно, долго сидели за столом, накрытым к завтраку. На завтрак были фрукты, крупяная каша и яйца всмятку. Благожелательные повара предупредили их, что должно пройти ещё несколько дней, и лишь потом они будут готовы есть на завтрак традиционную военную яичницу с беконом. Однако крепкого горячего кофе было в изобилии, и энсин Стюарт остался доволен. И табак был. Дожидаясь начала подведения итогов, Стюарт вкрутил в дедовский короткий чёрный мундштук сигарету Plaeyr's Navy Cut и глубоко затянулся крепким виргинским табаком.

В комнате сидело девятнадцать человек, все выпускники. Даже те, кого насильно сняли по медицинским показаниям, были на месте. Стюарт был особенно рад встрече с Хантером, который рассказал ему о своей беседе с Дай-ви - было до сих пор трудно воспринимать его как просто капитана Макинтайра- после побега.

В 10.00 капитан Макинтайр занял место за трибуной в тесном классе, в котором в начале инструктировали членов 702-й группу SERE. "В этой отютуженной, подогнанной зелёной повседневной форме морской пехоты-габардиновой рубашке цвета хаки с галстуком того же цвета и плотно облегающих тело оливково-серых мундире и брюках он такой другой- обыкновенный",-подумал Стюарт.

- Господа! Подведение итогов-последняя часть нашего цикла обучения по программе SERE,-начал капитан Макинтайр,- но, возможно, самая главная. Каждый из вас получит сертификат о прохождении этого курса, и во всех будет написано одно и то же. Не потому, что вы все показали себя одинаково хорошо в стрессовой ситуации, предусматриваемой учебной программой,-Макинтайр сделал паузу, но, казалось, ни на кого конкретно не посмотрел,-но потому что главное в этом курсе для каждого из вас не то, как вы себя вели, а то, что теперь вы готовы противостоять реальному противнику в реальной обстановке плена, если вдруг такое случится". И Макинтайр ещё раз сделал паузу, чтобы его слова хорош дошли до слушателей.

Он поднял глаза и встретился взглядом только с Питерсом и Хантером.

- На данный момент я уверен в том, что каждый из вас осознаёт, что вас может ожидать то, что казалось невероятным ещё семь дней назад. Теперь вы знаете, что при лишении сна, грубом обращении и отсутствии нормального питания вы быстро дезориентировались. Вы начали подозревать товарищей, перестали доверять своим начальникам. Вы начали ненавидеть охранников и даже собственных товарищей. Но при этом некоторые пытались подлизываться к тем же самым охранникам, которых вы ненавидели, а некоторые из вас даже подумывали о том, чтобы предать своих же товарищей. И всё это время вы все, все до одного знали-знали, вашу мать!- что вы на учениях в штате Северная Каролина Соединённых Штатов Америки!

Стюарт аж подпрыгнул на месте и выпрямился, когда Дай-ви, он же капитан Макинтайр, выкрикнул последнее предложение. Многие нервно заёрзали, а капитан дал время хорошенько уяснить сказанное. Тот дух доброжелательности, с каким началось совещание, исчез.

Капитан Макинтайр снова заговорил, уже очень спокойно.

- Это жёсткие учения. Такими они и должны быть. Но только представьте, на что будет похож настоящий плен!

Макинтайр надолго замолчал, вроде как погрузившись в свои записи. Стюарт снова закурил, исподтишка взглянул на Хантера, который был на вид очень зол. Картер Питерс с полуприкрытыми глазами дышал ровно.

"Значит, так,-снова заговорил капитан.-Каждый из вас должен сам дать оценку своему поведению здесь. Но помните: если то, чему вы научились, когда-нибудь пригодится кому угодно из вас,-он снова сделал паузу для лучшего усвоения сказанного,- помните, насколько узвимыми вы были здесь. Помните-это касается большинства из вас,-что вы должны держаться друг за друга". Макинтайр замолчал. Курсанты покашливали и переглядывались, одни гордо, другие пришибленно.

Макинтайр отступил от трибуны, и подвёл итог: "А сейчас, в завершение, хочу поздравить вас всех, особенно вашего командира-капитана Питерса. Вы выдержали испытание, не посрамив ваши виды вооружённых сил. Вопросы?"

Картер Питерс поднял руку.

-Капитан, хочу задать один вопрос. В лагере я задавал его по два-три раза в день. Где майор Робертс?

Капитан Макинтайр улыбнулся.

-Позвольте спросить, капитан Питерс-вы думали, он действительно подписал признание о бактериологической войне?

-Нет.

-Вы поверили в то, что он сотрудничает с противником?

-Мне не хотелось в это верить. Нет, думаю, что не поверил.

- А давайте спросим его самого. Сержант, пригласите сюда майора Робертса.

Улыбчивый комендор-сержант вышел и менее минуты спустя вернулся. Майор Робертс вошёл вслед за ним и встал рядом с капитаном Макинтайром. "Да, это он и есть,-подумал Питерс.-То же серебро в волосах, та же безупречная выправка. Но вместо майорских латунных дубовых листьев в углах воротника у него шевроны и дуги сержант-майора на рукаве.

Капитан Макинтайр похлопал его по плечу. "Ну, майор Робертс, сотрудничали вы с нами?"

Сержант-майор широко улыбнулся. "Ещё как. Дурацкое признание тоже подписал. Раз в тридцатый за последние два года".

Капитан Питерс тихо сказал: "Значит, "майора Робертс", старшего американского офицера, вообще не было".

-Верно, капитан. Нам не хотелось бы держать настоящего курсанта взаперти в течение всего лагерного этапа, однако противник почти наверняка будет изолировать старшего офицера и всех, кто будет выделяться своей инициативностью.

-Мог бы и сам понять,-сказал капитан Питерс.

-Не удивительно, что не смогли. Вы же не знали когда его могут вернуть. А кроме того, при уровне дезориентированности, вызванной стрессом, иллюзия пребывания в лагере вполне убедительна.

Несколько человек засмеялись и закивали, выражая согласие, и все, похоже, снова успокоились. Сержант-майор отдал честь и вышел, а капитан Макинтайр вышел из-за трибуны и сказал: "Сделаем перерыв на кофе, джентльмены, а потом будем закругляться".

После обеда курсанты начали разъезжаться. Хантер и большинство остальных отправились на автобусе в Роли, чтобы оттуда проследовать гражданскими рейсами к следующим местам службы. Стюарту предстояло сесть на флотский автобус в 14.00, и вместе с Харриганом, Мартини и ещё одной парой пилот-оператор морской авиации уехать обратно в Норфолк.

Мартини с Харриганом пили кофе и играли в джин, когда в обеденный зал вошёл капитан Макинтайр.

-Лейтенант Мартини, можно вас на пару слов? Пройдёмте ко мне.

Мартини вслед за капитаном зашёл в комнатушку в конце коридора. Макинтайр взял с чистого стола бланк с телексом и вручил его Мартини.

ОТПРАВИТЕЛЬ: УПРАВЛЕНИЕ ЛИЧНОГО СОСТАВА ОТДЕЛ НАЗН ВВС, ВАШИНГТОН, ОК

ПОЛУЧАТЕЛЬ: МАРТИНИ, ЛУИС Р, МЛ Л-Т, ВМС 700423

В АДРЕС: НАЧ SERE, КЭМП-ПЕТТИГРЮ, СК

ПРИБЫТЬ СРОЧНО УЛС ОТДЕЛ НАЗН ВВС ВРЕМЕН СЛЖБ ДО ПОЛУЧЕНИЯ ПРИКАЗА ПЕРЕВОДЕ ПОСТ МЕСТО СЛЖБ

ПОДПИСЬ РОДЖЕРС КОНТРАДМ ВМС

Мартини, уставившись в листок, перечитывал телекс снова и снова.

-Вы это прочитали, капитан?

-Да.

-Ничего не понимаю. Я должен был лететь в Пёрл, на "Энтерпрайз", в экскадрилью F-4. С лейтенантом Харриганом. Мы девять месяцев вместе отучились.

-Значит, флоту так надо, Мартини.

В голосе капитана Макинтайра не было ни тени сочувствия беде Мартини.

Мартини смял телекс и засунул его в карман.

-Напутали, наверно. Чёрт! Я так хотел в Пёрл!

Макинтайр подошёл к двери.

-Могли и напутать. В кадрах самое место разобраться, что и как.

-Да, наверно. Ладно, капитан, спасибо за компанию.

-Всегда пожалуйста,-сухо ответил капитан Макинтайр.


Оценка: 9.00*3  Ваша оценка:

По всем вопросам, связанным с использованием представленных на ArtOfWar материалов, обращайтесь напрямую к авторам произведений или к редактору сайта по email artofwar.ru@mail.ru
(с) ArtOfWar, 1998-2018