ArtOfWar. Творчество ветеранов последних войн. Сайт имени Владимира Григорьева

Фролов Сергей Владиславович
Правда и вымысел в некоторых эпизодах боевой деятельности 149 гвардейского мотострелкового полка

[Регистрация] [Найти] [Обсуждения] [Новинки] [English] [Помощь] [Построения] [Окопка.ru]
 Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Участие в боевых действиях разведывательной роты 149-го гвардейского мотострелкового полка в ходе армейской войсковой операции, проведённой весной 1985 года, в провинции Кунар (ДРА).


ПРАВДА И ВЫМЫСЕЛ В НЕКОТОРЫХ ЭПИЗОДАХ БОЕВОЙ ДЕЯТЕЛЬНОСТИ 149 ГВАРДЕЙСКОГО МОТОСТРЕЛКОВОГО ПОЛКА

_____________________________________________________________

   Доброго времени суток уважаемые ветераны 149-го гвардейского мотострелкового полка и уважаемые читатели!
   На сайте "ART of WAR" Владимиром Витальевичем Щенниковым размещены две статьи: "Девять из восьмидесяти. 149 гвардейский МСП. (Эпизоды боевого пути 149 - го гвардейского мотострелкового Ченстоховского Краснознамённого ордена Красной Звезды полка)" и "Жестокий бой у кишлака Коньяк. Фрагменты Кунарской операции
   (1985 г.)".
   Прочитав данные статьи, позвольте выразить несогласие с теми фактами, оценками и выводами, которые делает уважаемый Владимир Витальевич в отношении участия в боевых действиях разведывательной роты 149 -го гвардейского мотострелкового полка (далее - 149 гв. мсп), в ходе армейской войсковой операции, проведённой весной 1985 года, в провинции Кунар (ДРА).
   Так, постскриптуме к статье "Девять из восьмидесяти. 149 гвардейский МСП" В.В. Щенников пишет: "...В ночь с 23 на 24 мая разведрота 149 гв. мсп, выполняя поставленную задачу, выдвинулась на высоту 1741 и закрепилась на ней...Но боевых действий разведрота в этот период не вела и никого не атаковала. Сидела тише воды, ниже травы, ожидая постановки очередных задач от командования. Что также имеет документальное подтверждение...".
   Однако, уважаемый В.В. Щенников так до сих пор и не разобрался какие же задачи выполнял личный состав разведывательной роты в период
   23-24 мая 1985 года, в районе боевых действий.
   Прежде всего, численный состав разведроты, привлекаемый к участию в проведении армейской войсковой операции в составе оперативной группы 149 гв. мсп, составлял не около 50 человек, как пишет уважаемый автор вышеуказанной статьи, а около 40 человек, включая расчёт 82-мм переносного миномёта 2Б14 "Поднос" 1 -й миномётной батареи (далее -минбатр), 1 - го мотострелкового батальона (далее -мсб) полка и сапёров из инженерно-сапёрной роты полка. Наводчики операторы и механики-водители БМП и БРМ -1К роты остались в пункте постоянной дислокации полка. То есть, в боевых действиях, в провинции Кунар, участвовала только "пешая группа" разведроты.
   После прибытия в район н.п. Асадабад, разведрота была выведена из состава оперативной группы 149 гв. мсп и передана в непосредственное подчинение командира отряда обеспечения движения 103 гвардейской воздушно-десантной дивизии (далее - оод 103 гв. вдд), соответственно, с переходом в радиосеть данного должностного лица. Радиочастоты в радиостанциях командира роты и командиров взводов были заменены с радиочастоты командира опергруппы 149 гв.мсп на радиочастоту командира оод 103 гв. вдд.
   23 мая 1985 года, утром, командиром оод 103 гв. вдд личному составу разведроты была поставлена задача: в составе отряда продвигаться по горной долине реки Печдара в направлении к. Шамиркот - к. Хара и обеспечить действия инженерно-сапёрного подразделения дивизии по разминированию пути движения для дальнейшего прохода подразделений ствольной артиллерии 103 гв. вдд.
   Оценивая обстановку, командир оод 103 гв. вдд акцентировал внимание на том, что накануне, отряд не смог выполнить поставленную задачу, вследствие его интенсивного обстрела снайперами душманов на этом участке маршрута.
   В течение дня разведрота, продвигаясь впереди инженерно-сапёрного подразделения 103 гв. вдд, осуществляла поисковые мероприятия в дувалах, расположенных вдоль дороги, с целью обнаружения, уничтожения или захвата "духов", и предотвращения нападения ими на сапёров. Боестолкновений с моджахедами на этом этапе выполнения поставленной задачи не было. Сапёрами 103 гв. вдд было обезврежено несколько мин, установленных противником.
   Во второй половине дня, 23 мая 1985 года, разведрота, в составе оод 103 гв. вдд, подошла к району горной долины р. Печдара, находящемуся напротив высоты 3190. Командиром оод 103 гв. вдд было принято решение о прекращении дальнейшего продвижения отряда, вследствие того, что долина
   р. Печдара от этого места в направлении к. Хара сильно сужалась и вероятность попадания отряда, в узком ущелье, в душманскую засаду была очень велика.
   Командиром оод 103 гв. вдд разведроте была поставлена последующая задача: занять господствующие высоты, прилегающие непосредственно к горной долине р. Печдара; выставить две сторожевые заставы и не допустить: ведение разведки душманами и их внезапного нападения на огневые позиции артиллерийских подразделений 103 гв. вдд.
   1-й разведвзвод начал выдвижение для дальнейшего оборудования сторожевой заставы, которая должна была быть расположена около входа в узкое ущелье, ведущее к к. Хара.
   2-й разведвзвод с расчётом 1-й минбатр выдвигался по склону хребта отрога горы с отм. 3190 между кишлаками: Дебарзай - Дергаи, Данд - Хакибанда и занял высоту напротив западной окраины к. Корбат (карта 1-42 -XII (09-42-12) 1:200 000).
   Однако, на карте 1-42 -XII (09-42-12) 1:200 000 (http//kunar, аrtofwar.ru/maps/200/html/index/htm), как на изогнутом горном хребте, так и внутри этого "горного амфитеатра", образуемого высотой 2221 и высотой 3190, а также в районах кишлаков: Коньяк, Панджигаль, Дергаи, Хакибанда, Корбат, Дабарзай, Данд, где в период с 24 мая по 26 мая 1985 года оперативная группа 149 гв. мсп вела боевые действия с моджахедами,- такая высота не обозначена. На топографических картах более крупного масштаба, высота напротив к. Корбат имеет отметку 1741.
   Итак, во второй половине дня 23 мая1985 года, разведрота начала выдвижение на установленные командиром оод 103 гв. вдд высоты, для дальнейшего оборудования сторожевых застав, находящихся в разных местах. Занятие высот было затруднено тем, что продвигаться приходилось по труднодоступной горно-лесистой местности, которая обеспечивала для противника скрытность подходов и внезапность нападения на разведвзвода.
   2 -м разведвзводом, при восхождении на высоту, 1741, были проведены поисковые мероприятия по обнаружению складов с боеприпасами и вооружением душманов в дувалах, находящихся на склонах этой высоты.
   Уже фактически в тёмное время суток 2 -й разведвзвод занял высоту 1741, основание которой непосредственно примыкало к горной долине р. Печдара. Высота была оборудована "духами" в инженерном отношении. В частности, был обнаружен окоп для крупнокалиберного пулемёта ДШК под патрон 12,7 мм из которого просматривалась вся лежащая внизу горная долина р. Печдара, по направлению к н.п. Асадабад и огневые позиции ствольной артиллерии 103 гв. вдд.
   24 мая 1985 года с утра разведвзвода начали оборудовать сторожевые заставы.
   Сторожевая застава 2-го разведвзвода находилась напротив западной окраины к. Корбат, расположившегося непосредственно у подножия
   выс. 3190, покрытой хвойным лесом. Кишлак был большим.
   Около полудня снайперы противника, занявшие свои позиции так, что солнце находилось у них за спиной, начали обстрел сторожевой заставы 2-го разведвзвода. "Духи" стреляли с большого расстояния, но очень прицельно. Звуков выстрелов слышно не было. Сначала была обстреляна позиция расчёта 1-й минбатр. Едва не погиб миномётчик. Обстрел сторожевой заставы был длительным. В конечном итоге, в ходе боя, снайперы противника были подавлены огнём артиллерийского подразделения
   103гв. вдд, назначенного для поддержки сторожевых застав, выставленных разведротой.
   1-й разведвзвод до полудня 24 мая 1985 года был заменён на сторожевой заставе подразделением 103 гв. вдд и спустился в горную долину р. Печдара к огневым позициям артиллерии дивизии. После обеда командир 1-го разведвзвода был вызван к командиру оод 103 гв. вдд и ему была поставлена задача: поддержать попавшее в засаду душманов подразделение десантников (в районах кишлаков: Дабарзай и выше, или Дергаи и выше, в ущелье, между отрогами горы с отметкой 3190), ведущее с ними оборонительный бой и, в дальнейшем, обеспечить их выход в горную долину р. Печдара. О том, что десантники попали в засаду, сообщил выбравшийся из района ведения боя солдат этого подразделения. Он и довёл 1-й разведвзвод до кишлака, за которым шло боестолкновение.
   1-й разведвзвод сумел занять высоту, преобладающую над местом ведения боя и поддержал огнём из стрелкового оружия подразделение десантников, попавшее в засаду. С наступлением сумерек душманы ретировались.
   Оставшиеся в живых десантники начали спускаться вниз, в горную долину р. Печдара. 1-й разведвзвод, уже практически, после захода солнца, организовал эвакуацию четырёх тел погибших десантников и их оружия.
   В дальнейшем, 1-му разведвзводу была поставлена задача оборудовать сторожевую заставу в одном из ущелий между отрогами горы с отметкой 3190, с задачей: не допустить ведение разведки душманами и их внезапного нападения на огневые позиции артиллерийских подразделений 103 гв. вдд. 1-й разведвзод находился на этой сторожевой заставе до 26 мая 1985 года.
   Таким образом, вывод уважаемого В.В. Щенникова о том, что: "... В ночь с 23 на 24 мая разведрота 149 гв. мсп, ...боевых действий ... в этот период не вела и никого не атаковала. Сидела тише воды, ниже травы, ожидая постановки очередных задач от командования..." - не соответствует действительности и является по сути дела художественным вымыслом автора вышеизложенных срок. Тем более, Владимир Витальевич не приводит в обоснование своих аргументов ни одного документа, подтверждающего его правоту.
   Далее, в статье: "Жестокий бой у кишлака Коньяк: фрагменты Кунарской операции (1985 г.)" В.В. Щенников пишет: "... В данном случае помимо нашего батальона к выполнению задачи (по поиску хранилищ с оружием и боеприпасами у к. Коньяк) привлекалось еще два подразделения - парашютно-десантный батальон 103 вдд и разведывательная рота 149 гв. мсп...". "... Задачей парашютно-десантного батальона и разведывательной роты было блокировать местность, прилегающую к району нахождения складов, чтобы исключить подход крупных сил душманов в период совместного выполнения боевой задачи...". "...К примеру, разведывательная рота к этому времени уже находилась на высоте 1741, и для выхода на задачу ей было рукой подать. Оседлать господствующие над местностью высоты в районе предполагаемого нахождения складов и закрепиться на них...". "...При этом одно подразделение (разведывательная рота 149 гв. мсп) должно было закрепиться на высоте 2221 и прикрывать нас с её южных и юго-восточных склонов...".
   Ранее, в 2012 году, уважаемый Владислав Ростиславович Макеев в своей статье: "Василий Кузнецов и четвёртая рота" (сайт "proza.ru") писал, примерно, то же самое: "...Кроме того по задаче и по нанесённой на карту обстановке выходило, что при подходе к кишлаку Коньяк 4 -ю мср с одной стороны с южных и юго-восточных склонов высоты 2221 должна была прикрывать разведывательная рота 149 гв. мсп...". "...По причине усталости разведывательная рота 149 гв. мсп до задачи не дошла, закрепившись на высоте 1741. Когда начался бой, они вообще ушли со связи с батальоном. Просто не отвечали на запросы...".
   Уважаемый В.В. Щенников, а до него и уважаемый В.Р. Макеев в вышеуказанных статьях приводят факты, которые не происходили в период описываемых событий.
   Так, ещё в пункте постоянной дислокации полка, в Кундузе, перед убытием в н.п. Асадабад, командованием 149 гв. мсп до всех офицеров, направлявшихся для участия в армейской войсковой операции, в провинции Кунар, был доведён первоначальный замысел действий оперативной группы полка.
   Согласно этого замысла: оперативная группа полка должна была, продвигаясь по горному хребту, овладеть высотами 2221 и 3190 и, в дальнейшем, обеспечить продвижение подразделений 103 гв. вдд по прилегающей к хребту горной долине в направлении: к. Шамиркот -
   к. Шахид. Никакой речи, о находящихся в к. Коньяк складов с оружием и боеприпасами, и их поиска, не было.
   25 мая 1985 года разведывательная рота, выведенная из состава оперативной группы 149 гв. мсп ещё 23 мая 1985 года, находилась в непосредственном подчинении командования 103 гв. вдд и
   по - взводно ( 2-й разведвзвод был усилен расчётом 1-й минбатр и двумя сапёрами) на двух сторожевых заставах выполняла задачу по недопущению ведения разведки душманами и их внезапного нападения на огневые позиции артиллерийских подразделений 103 гв. вдд.
   Все радиостанции роты находились в сети командира оод 103 гв. вдд, а не начальника оперативной группы 149 гв. мсп. Доклады об обстановке на сторожевых заставах поступали командиру оод 103 гв. вдд, а не в оперативную группу 149 гв. мсп.
   И, наконец, задачи разведывательной роте по занятию южных и юго-восточных склонов высоты 2221 и обеспечению продвижения 2-го мсб к
к. Коньяк, в вышеуказанный период, никто не ставил.
   Поэтому, всё повествование В.Р. Макеева, а затем и В.В. Щенникова об "...усталости разведывательной роты"; о том, что рота должна была: "...закрепиться на высоте 2221 и прикрывать нас с её южных и юго-восточных склонов...", а также о том, что: "...Когда начался бой, они вообще ушли со связи с батальоном. Просто не отвечали на запросы..." - не соответствует реальным фактам и далеко от правды.
   Уважаемым Владимиром Витальевичем в статье: "Девять из восьмидесяти. 149 гвардейский МСП" размещены копии отдельных листов из постановления о прекращении уголовного дела в отношении командира 2-го мсб майора Гайдай Ивана Владимировича, вынесенного старшим следователем военной прокуратуры войсковой части п.п. 82724 майором юстиции Сушининым А.П. 28 февраля 1986 года, в гарнизоне Пули-Хумри, ДРА (далее - Постановление).
   Согласно данного процессуального акта, в ходе расследования уголовного дела, возбужденного в отношении Гайдая И.В. по признакам совершения преступления, предусмотренного п. "г" ст. 260.1 Уголовного кодекса РСФСР ("Халатное отношение начальника или должностного лица к службе, причинившее существенный вред, совершённое в военное время или в боевой обстановке"), вследствие гибели 22 военнослужащих 2-го мсб и 21 военнослужащего этого же батальона, получивших телесные повреждения различной степени тяжести, - дважды назначалась военная оперативно тактическая экспертиза. Производство экспертизы было поручено экспертам- старшим офицерам оперативного Управления штаба Туркестанского военного округа.
   Из имеющейся части копии текста Постановления не усматривается, что 2-му мсб была поставлена задача по поиску хранилищ с оружием и боеприпасами около к. Коньяк. В процессуальном акте сказано, что: "...В 22 часа 30 минут 24 мая 1985 года 2-мсб по- ротно начал выдвижение в горы с целью захвата указанных выше высот...". Ни о каких складах боеприпасов в Постановлении речи не идёт.
   Кроме того, 20 декабря 2001 года в "Городской газете" N 37 (187) была опубликована статья бывшего командира миномётной батареи
   2-го мсб Александра Владимировича Тупало и Алексея Васильченко: "Неизвестная война" "Расстрелянная рота", в которой говорилось о том, что "...4 роте следовало выйти на дальнюю точку подковообразного хребта..."; "...Но комбат сказал, что "наверху торопят" и оголять чей-то фланг нельзя, надо выходить "на задачу"...". Ни о каких складах с вооружением и боеприпасами около к. Коньяк, в этой статье речи не велось.
   Следующее, в Постановлении не указано, что в ходе проводимого следствия офицеры разведроты был допрошены в качестве свидетелей, в рамках возбужденного уголовного дела. Также не был сделан вывод о том , что разведрота имела задачу занять южные и юго-восточные склоны высоты 2221 и обеспечить продвижение 2 - го мсб.
   Поэтому, все высказывания уважаемого В.В. Щенникова и уважаемого В.Р. Макеева о том, что: "... В данном случае помимо нашего батальона к выполнению задачи (по поиску хранилищ с оружием и боеприпасами у к. Коньяк) привлекалось еще два подразделения - парашютно-десантный батальон 103 вдд и разведывательная рота 149 гв. мсп..." ; "... при подходе к кишлаку Коньяк 4 -ю мср с одной стороны с южных и юго-восточных склонов высоты 2221 должна была прикрывать разведывательная рота 149 гв. мсп..." - являются выдуманными и не основанными ни на чём, кроме субъективных домыслов авторов этих строк.
   Далее, визуально, с выс. 1741 место боя 2 -го мсб с душманами, около к. Коньяк, не просматривалось, звуки стрельбы до сторожевых застав разведроты не доходили. Как уже указывалось ранее, сторожевая застава
   1-го - разведвзвода была оборудована в ущелье, а сторожевая застава 2 -го разведвзвода, напротив западной окраины к. Корбат, на высоте находящейся на удалении около трёх километров до места боестолкновения. Кроме того, деревья и заросли кустарников не позволяли даже в бинокли просматривать пространство от места нахождения сторожевой заставы 2-го разведвзвода до к. Коньяк.
   В ходе боя 2-го мсб ни от командира оод 103 гв. вдд, ни от начальника оперативной группы 149 гв. мсп, разведроте не поступали приказы об оказании поддержки батальону, попавшему в засаду.
   В своей статье: "Василий Кузнецов и четвёртая рота" уважаемый
   В. Р. Макеев писал: "...Бойцы разведывательной роты 149 мсп потом рассказывали, что они наблюдали, как в течение всего боя к моджахедам из-за хребта постоянно приходила помощь...".
   А, уважаемый В.В. Щенников, уже позже, в своей статье: "Жестокий бой у кишлака Коньяк: фрагменты Кунарской операции (1985 г.)", поддерживая В.Р. Макеева, напишет : "... Другое подразделение (разведывательная рота 149 гв. мсп) вместо южных и юго-восточных склонов высоты 2221 ещё заблаговременно (в ночь на 24-е мая) вышло на высоту 1741 и, закрепившись там, дальше не пошла. А с занимаемых позиций из-за расстояния эффективной помощи нашей роте оказать не могла, лишь наблюдая визуально и в оптику за многочисленными перемещениями душманов. Как выяснилось позже, им даже удалось разглядеть, как на усиление противника в течении дня из-за хребта, из Вотапурского ущелья подходили свежие силы. При этом наблюдатели насчитали не менее 170 бойцов, по всей видимости, не измотанных длительным боем и естественно с нетронутым боезапасом...".
   Все эти строки уважаемые авторы В.В. Щенников и В.Р. Макеев начертали для непросвещённого читателя.
   Во-первых, ни у одного офицера разведроты, которые находились на выс. 1741 25 мая 1985 года, они не узнавали - действительно ли к душманам, в течение всего боя, из-за горного хребта подходило подкрепление. Фамилии солдат разведывательной роты, которые якобы сообщили им эту информацию, вышеуказанные авторы в своих статьях не называют.
   Во-вторых, как уже указывалось ранее, в задачу 2 -го разведвзвода, находящегося в этот день на выс. 1741, входило не обеспечение продвижения 2-го мсб к выс. 2221, а не допущение ведения разведки моджахедами и их внезапного нападения на огневые позиции артиллерийских подразделений 103 гв. вдд.
   Так как, в сторожевую заставу, находящуюся на выс. 1741 была направлена разведывательная рота не в полном составе, а только лишь усиленный 2-й разведвзвод, поэтому и рубеж обороны, а также полоса охранения, и ведения разведки, по протяжённости на местности, были назначены меньше, чем для роты.
   Кишлак Коньяк, как было написано ранее, находился на удалении около 3 км восточнее от сторожевой заставы 2-го разведвзвода и не входил в его рубеж обороны, а также полосу охранения и ведения разведки. Учитывая, что 24 мая 1985 года в течение дня, 2- й разведвзвод вёл бой со снайперами "духов", то 25 мая 1985 года сосредоточение основных усилий подразделения было направлено на кишлак Корбат и его окрестности. Фактически, подавляющее большинство личного состава разведроты не знало, что 2-му мсб изменили маршрут выдвижения к выс. 2221 и выс.3190, и что батальон двигался не по горному хребту, а по ущелью в направлении к. Коньяк.
   В-третьих, топографические карты были выданы только офицерам роты. Ориентироваться в горной местности и определить своё местонахождение на карте довольно-таки сложно. А В.В. Щенников и
   В.Р. Макеев описывают в своих статьях действия разведроты (касающиеся наблюдения передвижения "духов" из-за горного хребта) , так, как будто каждый её солдат имел топографическую карту, бинокль и знал где на местности находится кишлак Коньяк, не входивший в полосу охранения и ведения разведки 2-го разведвзвода.
   И наконец, в-четвёртых, в отдельных листах Постановления, вынесенного Сушининым А.П. и размещённого В.В. Щенниковым для всеобщего обозрения, о фактах наблюдения солдатами разведывательной роты постоянного передвижения моджахедов к месту боя 2-го мсб, также ничего не сказано.
   В общем, всё повествование уважаемых В.В. Щенникова и
   В.Р. Макеева о наблюдениях солдат разведроты за перемещением моджахедов в район к. Коньяк напоминает военный аналог известного стихотворения В.С Высоцкого "Песенка о слухах".
   25 мая 1985 года после полудня сторожевая застава 2-го разведвзвода подверглась усиленному миномётному обстрелу. В результате нападения получили травмы различной степени тяжести двое военнослужащих роты.
   В этот же день, уже после 20-00 часов, 2-му разведвзводу должностными лицами 103 гв. вдд была дана команда: оставить выс. 1741 и убыть в распоряжение начальника оперативной группы 149 гв. мсп. С наступлением тёмного времени суток 2-й разведвзвод выдвинулся в горную долину р. Печдара, к месту расположения командования оперативной группы 149 гв. мсп.
   26 мая 1985 года к 2-00 или 3-00 часам ночи 2-й разведвзвод прибыл в распоряжение начальника оперативной группы 149 гв.мсп. Спуск с выс 1741 был осложнен сложным рельефом местности (леревья, крупные камни, плохая видимость), а также трудностью передвижения травмированных военнослужащих. К моменту прибытия 2-го разведвзвода к месту расположения командования опергруппы 149 гв. мсп, 1-й разведвзвод находился уже там.
   Сразу же по прибытии, начальником оперативной группы 149 гв.мсп командиру разведроты была поставлена задача: выдвинуться по линии горного хребта в направлении: выс. 1909 - выс. 1826 - выс. 2221 - выс. 3190
   (выс. 1909 и выс. 1826 на карте 1-42 -XII (09-42-12) 1:200 000 не обозначены. Они указаны на топографической карте более крупного масштаба). Овладеть выс. 2221 и выс. 3190 и обеспечить продвижение подразделений 103 гв. вдд по горной долине, находящейся у подножия этих высот в направлении к. Шамиркот - к. Шахид. А также, обеспечить эвакуацию тел погибших военнослужащих 2 -го мсб у к. Коньяк. Выполнение задачи было возложено на: разведывательную роту и подразделения обеспечения 2-го мсб, не принимавшие участие в бое у
   к. Коньяк. Мотострелковые роты батальона к выполнению данной задачи не привлекались.
   Таким образом, разведывательной роте (усиленной миномётным расчётом и двумя сапёрами. Общий численный состав - не более 40 чел.) была поставлена первоначальная (по замыслу ведения боевых действий) задача, которую должна была выполнять вся оперативная группа полка. Ни о какой поддержке действий разведроты по овладению вышеуказанными высотами, кроме артиллерии 103 гв вдд, речи не шло. Для того, чтобы подразделения 103 гв. вдд начали продвижение по горной долине в направлении к. Шамиркот - к. Шахид, в первую очередь нужно было овладеть высотами 2221 и 3190, прилегающими к этому ущелью, и не допустить нападения душманов со скатов этих высот, обращенных к горной долине, на подразделения десантников. Районы кишлаков: Коньяк, Панджигаль, Корбат находились под контролем бандформирований мятежников. Такая же обстановка сложилась и в ущелье, по которому должны были выдвигаться подразделения 103 гв. вдд.
   Уже около 4 часов утра 26 мая 1985 года, личный состав роты, пополнив только запасы воды, начал выдвижение по горному хребту в направлении: выс.1909 - выс. 1826 - выс.2221 - выс. 3190. Подразделения обеспечения 2-го мсб оборудовали сторожевые посты на склоне выс. 1909, прилегающей к горной долине р. Печдара и, непосредственно, на самой горе с отм. 1909.
   На выс. 1826, находящейся над к. Коньяк, разведрота обнаружила оборудованные "духами": траншеи полного профиля, перекрытые щели и окопы для крупнокалиберных пулемётов ДШК под патрон 12,7 мм. Позиции противника были пусты.
   Если бы, как пишет уважаемый В.В. Щенников, в районе к. Коньяк находились склады с оружием, а, накануне, к месту боя 2-го мсб подошло около 170 мятежников, то, наверное, они не дали бы возможности даже подняться на склоны выс. 1909.
   Из боестолкновений двух прошедших дней личный состав разведроты прекрасно понимал, что имеет дело с очень хорошо подготовленным в профессиональном отношении противником, умело использующим рельеф горно-лесистой местности для организации засад, что говорило о постоянной подготовке "духов" в учебных центрах на территории близлежащего Пакистана, практически граничащего с н.п. Асадабад.
   Исходя из создавшейся обстановки, было принято решение: сократить до минимального предела дальность безопасного удаления от разрывов снарядов артиллерии 103 гв.вдд и при её поддержке занять выс. 2221.
   Около полудня, 26 мая 1985 года, разведрота, после проведённой артиллерийской подготовки, а затем и артиллерийской поддержки, нарушая установленную дальность безопасного удаления от разрывов снарядов артиллерии 103 гв. вдд овладела выс.2221.
   Непосредственно у подножия высоты был выставлен сторожевой пост в составе расчёта 1 -й минбатр (не имевший ни одной мины к миномёту после боестолкновений с "духами" на выс. 1741), с целью воспрепятствования нападения душманов на разведроту с тыла.
   Рельеф местности на выс.2221 был сложным: густой кустарник и лиственные деревья препятствовали ведению должного наблюдения перед позициями разведвзводов, не позволяли установить между ними визуальную связь, а также ограничивали предельную дальность ведения огня и возможность огневой связи между подразделениями роты. Впереди был крутой подъём на выс. 3910, также поросший деревьями и густым кустарником. Всё это обеспечивало "духам", хорошо знавшим эту местность, скрытность передвижения и внезапность нападения на роту.
   В это же время, на террасах полей, ниже к. Коньяк, находилось два вертолёта Ми-8. По всей видимости, в них загружали тела погибших военнослужащих 2-го мсб.
   После того, как "вертушки" улетели из ущелья, а также после уточнения задачи у начальника опергруппы 149 гв. мсп, 2-й разведвзвод начал выдвижение на выс. 3190.
   Одновременно, 1-м разведвзводом был обнаружен разведдозор противника, состоящий из трёх человек, одетых в камуфлированную униформу, и двигавшихся со стороны выс. 3190 в направлении выс. 2221.
   Разведрота начала бой. О начавшемся боестолкновении командир 1-го разведвзвода, временно исполнявший обязанности командира роты, немедленно доложил начальнику оперативной группы 149 гв. мсп.
   Сразу же, после доклада командира 1-го разведвзвода, в радиосеть оперативной группы полка вышел кто-то из должностных лиц руководства армейской войсковой операцией и потребовал, в резкой форме, от начальника оперативной группы 149 гв. мсп вернуть разведроту в горную долину р. Печдара, во избежание дальнейших потерь среди личного состава роты.
   После получения от начальника оперативной группы 149 гв.мсп вышеуказанной задачи, разведрота, при поддержке артиллерии 103 гв.вдд, которая своим огнём не допускала возможности обхода и охвата "духами" отступающей роты с флангов и тыла, вышла в горную долину р. Печдара.
   Таким образом, подводя итоги всему вышеизложенному, хотелось бы остановиться на некоторых выводах, вытекающих из этого эпизода боевой деятельности 149 гв.мсп.
   Первое. Уважаемый В.В. Щенников в своих статьях: "Девять из восьмидесяти. 149 гвардейский МСП. (Эпизоды боевого пути 149 - го гвардейского мотострелкового Ченстоховского Краснознамённого ордена Красной Звезды полка)" и "Жестокий бой у кишлака Коньяк. Фрагменты Кунарской операции (1985 г.)" и уважаемый В.Р. Макеев в своей статье: "Василий Кузнецов и четвёртая рота", рассказывая читателю о том, что разведывательная рота 149 гв. мсп, к 25 мая 1985 года должна была занять выс. 2221 и обеспечить продвижение 2-го мсб к к. Коньяк, пытаются, тем самым, возложить часть ответственности за произошедшую с батальоном трагедию на личный состав разведроты.
   Однако, если бы это было действительно так, то этот факт нашёл бы своё отражение в Постановлении, вынесенном майором юстиции Сушининым А.П. на основании военной оперативно - тактической экспертизы, проведённой экспертами - старшими офицерами оперативного Управления штаба Туркестанского военного округа.
   В процессуальном акте не указано, что действия разведывательной роты 149 гв. мсп создали предпосылки к тяжким последствиям, понесённым 2- м мсб , заключающимся в многочисленных боевых потерях среди личного состава батальона.
   В Постановлении сказано: "... От помощи разведывательной роты, находившейся на высоте 1741 в ходе боя, майор Гайдай отказался правомерно, т.к. для сближения указанного подразделения с противником личному составу необходимо было спуститься с занимаемой высоты 1741 вниз, что могло привести к большим потерям среди личного состава разведывательной роты..." ( лист Постановления N 6).
   Ни само Постановление в целом, ни выводы экспертов, в частности, в отношении вышеизложенного решения командира 2-го мсб, касающегося разведывательной роты, не были обжалованы установленным порядком, в сроки, установленные уголовно-процессуальным законодательством РСФСР, действовавшим в рассматриваемый период.
   Поэтому, все суждения и выводы о действиях разведывательной роты 149 гв. мсп, высказанные в вышеуказанных статьях уважаемыми
   В.В. Щенниковым и В.Р. Макеевым, являются вымышленными и не соответствующими действительности, возможно, имеющими цель переключить внимание несведущего читателя от некоторых иных причин, приведших к трагедии 25 мая 1985 года, около к. Коньяк, в провинции Кунар.
   Второе. Наиболее полное количество документов, касающихся боя
   2-го мсб с душманами 25 мая 1985 года, находилось в материалах уголовного дела, возбужденного в отношении командира 2-го мсб майора Гайдай И.В., по признакам состава преступления, предусмотренного ч. "г" ст. 260.1 Уголовного кодекса РСФСР, включая отчётные документы
   103 гв. вдд
   Ни уважаемый В.В. Щенников, ни уважаемый В.Р. Макеев не были участниками данного уголовного процесса, на основании ст. 46 Уголовно - процессуального кодекса РСФСР 1960 года (с изменениями и дополнениями), действовавшего в указанный выше период. Следовательно, не имели права знакомиться со всеми материалами уголовного дела, а также выписывать из него любые сведения и в любом объёме.
   Тем не менее, вышеуказанные уважаемые авторы, основываясь на каких-то там непонятных документах, не имея представления о действиях разведывательной роты, пытаются в своих статьях возложить на это подразделение (выведенное, в период 23 - 25 мая 1985 года из состава оперативной группы 149 гв. мсп и переданное в непосредственное подчинение командиру оод 103 гв.вдд; находившееся в его радиосети, а не в радиосети опергруппы полка и получавшее боевые задачи от должностных лиц 103 гв.вдд, а не от начальника оперативной группы 149 гв.мсп) ответственность за невыполнение задач, вымышленных самими авторами этих статей.
   Причём, уважаемый В.В.. Щенников, в своих работах пытается натолкнуть читателя на мысль, что разведрота, якобы " не выполнив задачу по занятию скатов выс. 2221" и в период боя 25 мая 1985 года должна была самовольно оставить выс. 1741 и выдвинуться к месту боестолкновения около к. Коньяк, для оказания огневой поддержки 2 -му мсб.
   В тоже время, в своей статье "Жестокий бой у кишлака Коньяк. Фрагменты Кунарской операции (1985 г.)", уважаемый Владимир Витальевич в отношении того, что 2-й мсб вместо продвижения по горному хребту к выс. 2221, начал выдвигаться по ущелью в направлении к. Коньяк, писал: "...Двигалась рота (со всеми приданными всего 63 человека) приблизительно в восточном, а затем северо-восточном направлении. Маршрут наш пролегал к месту, находящемуся севернее кишлака Коньяк, где предположительно находились так интересующие командование склады. Шли через скалы, укрываясь за ними. Проводникам, опираясь на предыдущий опыт, никто не верил. Но отказаться от выполнения приказа, как всякое боевое подразделение, не имели права...".
   То есть, по мнению уважаемого В.В. Щеникова, для личного состава
   2-го мсб приказы вышестоящего командования нужно было выполнять, в обязательном порядке, а для разведроты - нет. В современных условиях это называется практикой применения двойных стандартов. Это когда используется различное применение правил и оценок к однотипным действиям различных субъектов, в зависимости от выгоды оценивающего.
   Уважаемый В.В.Щенников, используя этот негативный подход в оценке описываемых событий, пытается донести до несведущего читателя то, что 25 мая 1985 года 2-й разведвзвод, нарушая требования Уставов, не выполнив боевую задачу, поставленную командованием 103 гв. вдд, должен был самовольно выдвинуться к месту боя 2-го мсб у к. Коньяк; сдать "духам" выс. 1741, которые ещё с 24 мая 1985 года, используя сначала снайперский огонь, а 25 мая и миномётный обстрел, - пытались заставить разведчиков уйти с неё. Однако это дало бы возможность душманам занять ранее подготовленные ими позиции, на этой преобладающей над прилегающей местностью горе, с которой хорошо просматривалась долина р. Печдара, и начать расстреливать огневые позиции артиллерии 103 гв. вдд.
   А 2-й разведвзвод, оставив у себя за спиной, на выс. 1741, моджахедов, начал бы спускаться в ущелье между к. Хакибанда и к. Панджигаль, контролируемое душманами и ещё не факт, что смог бы обойти засады и, без боестолкновения, преодолев около трёх километров, выйти к тому месту, где шёл бой 2 -го мсб с "духами".
   Поэтому и прав был командир 2-го мсб, принимая решение, в ходе боя 25 мая 1985 года, отказаться от поддержки 2-го разведвзвода, так как это привело бы к потерям не только среди личного состава разведроты, но и среди подразделений 103 гв. вдд.
   Что касается уважаемого В.В. Щенникова, то его негативные оценки действия разведроты в период с 23 мая по 25 мая 1985 года являются ошибочными, так как основаны на поверхностном изучении изменившейся обстановки после прибытия оперативной группы 149 гв. мсп в н.п. Асадабад и переподчинения разведывательной роты непосредственно командованию 103 гв.вдд.
   Третье. В вышеуказанных статьях их уважаемые авторы всё время пытаются подчеркнуть малодушие личного состава разведывательной роты
   ( "...Сидела тише воды, ниже травы, ожидая постановки очередных задач от командования..."; "..."...По причине усталости разведывательная рота 149 гв. мсп до задачи не дошла, закрепившись на высоте 1741. Когда начался бой, они вообще ушли со связи с батальоном. Просто не отвечали на запросы...").
   Однако, уважаемый В.В. Щенников наверное забыл, а может и не знал, что в конце марта, в начале апреля месяца 1985 года, на первом этапе Ташкурганской войсковой операции (провинция Балх) подразделения
   2-го мсб в течение дня не могли уничтожить долговременную землянную огневую точку, оборудованную "духами" на склоне отрога горного хребта и препятствующую мотострелкам занять преобладающие над ущельем высоты ( сооружение имело небольшие амбразуры и большие секторы обстрела, что позволяло душманам прицельным огнём сдерживать наступление мотострелков).
   Ночью, штурмовая группа разведроты сумела пробраться над сторожевым постом душманов, захватить огневую точку и овладеть первой высотой, находящейся над ней, а затем обеспечить выдвижение подразделений 2 -го мсб по горному отрогу. В дальнейшем, в течение ночи, используя тактику поэтапного захвата высот (разведрота - мотострелковая рота) подразделения 2 мсб выполнили поставленную задачу и заняли господствующие высоты над ущельем.
   Аналогичная тактика была применена при ведении боевых действий в апреле месяце 1985 года, во время дивизионной войсковой операции в районе к. Сейид (провинция Баглан, район Пули-Хумри).
   Однако, в районе горной долине р. Печдара вышеназванный алгоритм и условия ведения боевых действий были изменены.
   В свою очередь, уважаемый В.Р. Макеев запамятовал о том, что в марте 1984 года, во время Файзабадской войсковой операции (провинция Бадахшан), некоторые должностные лица управления 149 гв.мсп отстали от штаба и не смогли подняться на высоту, где находился пункт управления полка. Тогда солдаты разведроты, ночью, нашли этих обессиленных должностных лиц в ущелье и на своих плечах подняли их на гору, где находилось командование полка, вместе с их оружием и амуницией, чтобы они не погибли или не попали в плен к "духам".
   Разведывательная рота - это отдельное подразделение, которое в основном выполняла самостоятельные и сложные боевые задачи, требующие от личного состава смелости, решительности, мужества и самоотверженности. Поэтому малодушные и слабые люди в ней просто не могли проходить военную службу.
   Для кого-то из вышеназванных авторов разведрота, в рассматриваемой ситуации, - это лишь условное обозначение на рабочей карте соответствующего командира. А ведь это воинский коллектив. Это офицеры, прапорщики, сержанты и солдаты честно и добросовестно исполнившие свой воинский долг.
   В дальнейшем, в ходе армейской войсковой операции, рота выполняла боевые задачи:
   по обеспечению прохождения войсковых колонн, продвигающихся по дороге севернее г. Асадабад в направлении г. Асмар, путём выставления сторожевых постов на господствующих высотах;
   по организации и проведению разведывательной засады на путях возможного выхода противника к вышеуказанной дороге;
   по прикрытию, при взаимодействии с ротой 334 ооСпн, подразделений батальона специального минирования 45 отдельного инженерно - сапёрного полка, 40 -й армии, устанавливавших неконтактные взрывные устройства противопехотные ("Охота") в одном из ущелий южнее н.п. Асадабад, на пути возможного продвижения из Пакистана душманских караванов с оружием и боеприпасами вглубь Афганистана. При выполнении этой задачи выход разведроты на прилегающий к ущелью горный хребет осуществлялся через минные поля (противопехотные мины ПФМ - "лепестки"), установленные нашими реактивными системами залпового огня;
   по обеспечению выхода войсковых колонн из района боевых действий.
   В ходе участия в армейской войсковой операции, в провинции Кунар, в 1985 году, погибших военнослужащих в разведроте не было. Санитарные потери: раненых -один, травмированных - двое. Подрывов личного состава на противопехотных минах не было.
   И в конце этой статьи хотелось бы напомнить уважаемым авторам
   В.В. Щенникову и В.Р. Макееву актуальное, на наш взгляд, в рассматриваемых эпизодах боевой деятельности 149 гв. мсп , высказывание белорусского писателя - фронтовика Василя Быкова: "...О войне, какой бы трудной она не была надо писать правду и всю правду, какой бы она не была горькой...".
  

Ветераны разведывательной роты 149 гв. мсп: Сергей Фролов, Сергей Меркулов, Сергей Машин, Игорь Бутрин, Александр Алексеенков

  
  
    []
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  

17

  
  
  
  
  

 Ваша оценка:

По всем вопросам, связанным с использованием представленных на ArtOfWar материалов, обращайтесь напрямую к авторам произведений или к редактору сайта по email artofwar.ru@mail.ru
(с) ArtOfWar, 1998-2018