ArtOfWar. Творчество ветеранов последних войн. Сайт имени Владимира Григорьева

Галахов Владимир Владимирович
Оружие южан

[Регистрация] [Найти] [Обсуждения] [Новинки] [English] [Помощь] [Построения]
 Ваша оценка:

  Гарри Тетлдав
  
  "Оружие южан"
  
  Роман о гражданской войне
  (по изданию "А Дел Рей Бук" Балантайн Букс, Нью-Йорк)
  
  Глава 1
  
  Штаб
  20 января 1864 года
  
  Господин Президент,
  
  Я задержался с ответом на ваше письмо от 4 числа до наступления момента для выполнения попытки овладения Нью Берном. Сожалею, что корабли на верфи "Нойс и Реноук" не закончены. С их помощью, полагаю, успех был бы обеспечен. Без них, даже при успешном овладении объектом, результат операции будет менее значимым, а обеспечение нашего превосходства в водах Северной Каролины представляется сомнительным.
  
  Роберт Э. Ли сделал паузу, чтобы обмакнуть еще раз перо в чернильницу. Несмотря на фланелевую рубашку, форменную куртку и тяжелые зимние ботинки, его немного знобило. В штабной палатке было холодно. Зима выдалась суровой, и не было признаков того, чтобы погода улучшится. Погода Новой Англии, подумал он, и удивился, почему Господь выбрал его Вирджинию, чтобы испытать на ней такое.
   Слегка вздохнув, он снова склонился над походным столиком, чтобы подробно описать Президенту Дэвису свои мероприятия по подготовке бригады генерала Хоука к походу в Северную Каролину для атаки на Нью Берн. Оставалась слабая надежда, что операция будет успешной. Но приказ отдал президент, а его долгом было исполнять его приказы как можно лучше. Даже без кораблей, разработанный им план был не так уж плох, а президент Дэвис полагал дело срочным...
  
  С учетом мнения, изложенного в вашем письме, я хотел бы отправиться в Северную Каролину сам. Однако полагаю свое постоянное присутствие здесь необходимым, особенно теперь, когда прилагается столько усилий, чтобы сохранять армию сытой и одетой.
  
  Он покачал головой. Заботы, по поддержанию армии Северной Вирджинии сытой и одетой, были нескончаемой борьбой. Его люди сами уже сами шили себе обувь, если могли найти кожу, что случалось нечасто. Паек сократился до трех четвертей фунта мяса в день с небольшим количеством соли, сахара и кофе, а вернее цикория с пережженным зерном и каплей жира. Хлеб, рис, кукуруза тонкими струйками стекались к станциям Вирджиния Центральная, Оранж и Александрия хоть и часто, но все равно, недостаточно часто. Ему снова придется сократить норму выдачи, если в ближайшее время не будет поставок.
   Президент Дэвис, тем не менее, знал об этом настолько, насколько Ли смог его известить. Снова обсуждать этот вопрос будет выглядеть просто брюзжанием. Ли продолжил письмо: генерал Эрли все еще в -
   Совсем рядом с палаткой раздался выстрел. Инстинкт солдата заставил голову Ли дернуться. Затем он улыбнулся и рассмеялся над собой. Скорее всего, кто-то из штабных офицеров стрелял по опоссуму или белке. Была надежда, что парень поразил цель.
   Но улыбка сошла с лица также быстро, как и появилась. Звук раздавшегося выстрела был необычным. Это был короткий резкий щелчок, не пистолетный выстрел и не более гулкий звук выстрела винтовки Энфильда. Может быть, это захваченное у федералов оружие.
   Оружие выстрелило снова, еще и еще раз. Каждый следующий выстрел раздавался через такой короткий промежуток времени, что сердце не успевало сделать двух ударов.
  Конечно, оружие федералов, подумал Ли: вроде тех забавных скорострельных ружей, что так любят их кавалеристы. Пальба тем не менее продолжалась. Он нахмурился, какого черта тратить драгоценные патроны, патроны южан к ним не походят.
   Еще раз он нахмурился, уже от удивления, когда настала тишина. Он автоматически продолжал считать количество сделанных выстрелов. Ни одно оружие северян не имело магазина на 30 патронов.
   Он заставил себя вернуться к письму Президенту Дэвису. Долина - записал он. И тут стрельба раздалась вновь с непостижимой скоростью выстрелов, сосчитать их не удавалось из-за темпа стрельбы. Ничего подобного ему не приходилось слышать. Он снял очки и отложил перо. Затем надел шляпу и вышел посмотреть, что происходит.
   У ската палатки Ли почти столкнулся с одним из квартирмейстеров, который спешил внутрь ему навстречу. Молодой человек вытянулся в стойке "смирно". "Прошу прощения, сэр"
   "Все в порядке, майор Тейлор. Это как-то связано с тем э-э-э... необычным оружием, которое я только что слышал?"
   "Да, сэр". Уолтер Тейлор, похоже, обеими руками держался за воинскую дисциплину. Ли помнил, что ему было всего двадцать пять лет, или около того, самый молодой из его штабных офицеров. Теперь он достал лист бумаги и протянул его Ли. "Сэр, прежде чем вы увидите оружие в действии, как только что видел я, ... это депеша от полковника Джоргаса из Ричмонда, именно по этому поводу".
   "В вопросах любого артиллерийского обеспечения нет ничего более важного чем мнение полковника Джоргаса", согласился Ли. Он достал свои очки для чтения и водрузил их на переносицу.
  
   Артиллерийское управление. Ричмонд
   17 января 1864 года.
  
  Генералу Ли.
  Имею честь настоящим письмом представить господина Эндриса Роуди из Ривингтона, Северная Каролина, который продемонстрировал в моем присутствии новую винтовку, которая, как я полагаю, может оказаться наибольшим преимуществом наших солдат. Поскольку он выразил желание познакомиться с вами, а также в связи с тем, что, скорее всего, армии Северной Каролины в предстоящие месяцы предстоят тяжелые бои, направляю его к вам, чтобы вы имели возможность составить свое собственное мнение о нем и его замечательном оружии.
  
  Остаюсь преданным вам
  Полковник
  Джошуа Джоргас
  
  Ли сложил письмо, вернул его Тейлору. Убирая очки в карман, произнес, "Прекрасно, майор. Мне было интересно, теперь мое любопытство удвоилось. Отведите меня к господину ... Роуди, так вроде"?
   "Да, сэр. Он тут, за палатками. Если вы пройдете со мной..."
   Вдыхая прохладный воздух, Ли последовал за своим квартирмейстером. Его не удивили остальные три распахнутые палатки, составлявшие его штаб. Все, кто слышал эту стрельбу, хотели бы знать, из чего она производилась. Можно было с уверенностью утверждать, что остальные его офицеры собрались вокруг высокого человека, одетого не в серую форму конфедератов.
   Этот великан не носил также ни формы жетовато-коричневого цвета из домотканого материала, ни общепринятой гражданской одежды черного тона. Такой формы Ли видеть еще не приходилось. Его куртка и брюки были пятнистыми зелено-коричневыми. Форма почти сливалась с грязноватым фоном облетевших наполовину деревьев. На такого же цвета кепке были клапаны, чтобы закрыть уши от холода.
   По мере приближения Ли, офицеры приветствовали его. Он салютовал в ответ. Майор Тейлор выступил вперед. "Генерал Ли, джентльмены, это господин Эндрис Роуди. Господин Роуди, перед вами генерал Ли, которого вы наверняка узнали, а также мои коллеги, майоры Винабл и Маршалл".
   "Рад встрече со всеми вами, джентльмены, особенно со знаменитым генералом Ли", произнес Роуди.
   "Вы чересчур любезны, сэр", вежливо пробормотал Ли.
   "Ни коим образом", сказал Роуди. "Почту за честь пожать вашу руку". Он протянул свою.
   Во время рукопожатия, Ли попытался оценить незнакомца. Говорил он, как человек образованный, но не как уроженец Каролины. Его акцент был скорее британским, хотя в нем был какой-то глубокий гортанный полутон.
   Если оставить в стороне его одежду, Роуди даже не выглядел как житель Каролины. Лицо его было слишком квадратным, с тяжелыми чертами. Эта тяжеловесность показалась Ли признаком избыточной откормленности, сам Ли был худощав и недоедал, как и все в армии Северной Каролины.
   Но Роуди вел себя живо и по-мужски, его пожатие было твердым и сильным. Серые глаза смотрели на Ли прямо. Ли ясно понял, что когда-то в прошлом этот человек был солдатом: это был взгляд снайпера. По сединкам в густых рыжих усах и морщинкам в углах глаз, Роуди можно было дать лет около сорока, но годы его только закалили.
   Ли сказал: "Полковник Джоргас дал о вас прекрасный отзыв, сэр, о вас и вашей винтовке. Не покажете ли ее мне"?
   "Через минуту, с вашего разрешения", ответил Роуди, что удивило Ли. По его опыту, большинство изобретателей сгорали от нетерпения продемонстрировать плоды своих трудов. Роуди продолжил: "Прежде, сэр, я хотел бы задать вопрос, на который надеюсь получить откровенный ответ".
   "Сэр, вы бесцеремонны", заметил Чарльз Маршалл. Бледное зимнее солнце блеснуло на линзах его очков и превратило его обычно живое лицо во что-то застывшее и мало напоминающее человеческий облик.
   Ли предупреждающе поднял руку. "Пусть спрашивает, майор. Надо понять его намерения". Он взглянул на Роуди, и кивнул, приглашая его продолжать. Ему пришлось смотреть снизу вверх, чтобы встретиться взглядом с глазами незнакомца, что было необычно для человека ростом почти в шесть футов. Однако Роуди был на три-четыре дюйма выше.
   "Благодарю вас за терпимость ко мне", произнес он со своим не совсем британским акцентом. "Скажите тогда, как вы оцениваете шансы Конфедерации в кампании наступающего года и в войне в целом"?
   "Быть или не быть, таков вопрос", пробормотал Маршалл.
   "Полагаю, наши перспективы несколько лучше, чем у бедного Гамлета, майор", сказал Ли. Его штабные офицеры заулыбались. Роуди при этом просто ждал. Ли сделал паузу, чтобы собраться с мыслями.
   "Сэр, поскольку я имею честь быть знакомым с вами всего несколько мгновений, полагаю, вы простите меня за то, что я буду придерживаться того, что очевидно любому сколько-нибудь знающему и мыслящему человеку: а именно, наш противник превосходит нас численностью, ресурсами, а также вооружением и средствами ведения войны. Если эти люди" - он использовал свой обычный эвфемизм для обозначения федералов - "воспользуются своими преимуществами решительно, мы сможем уравновесить это только мужеством наших солдат и нашей верой в Божью помощь нашему справедливому делу. Пока этого было достаточно. С Божьей помощью мы продолжим нашу борьбу".
   "Кто сказал, что Бог на стороне больших батальонов?" спросил Роуди.
   "Вольтер, не так ли?", сказал Чарльз Винабл. До войны он бы профессором математики и довольно начитанным человеком.
   "Вольнодумец, если такие вообще были", добавил Маршалл неодобрительно.
   "Да, конечно", сказал Роуди, "но весьма неглупо. Если вы слабее, чем ваши противники, не стоит ли вам воспользоваться преимуществом того, что у вас имеется?"
   "Это и так ясно", заметил Ли, "Никто не возразит".
   Теперь улыбнулся Роуди, только ртом. Выражение лица осталось прежним, прежде всего вокруг его глаз. "Благодарю вас, генерал Ли. Вы только что выполнили за меня мою рекламную речь".
   "Разве?"
   "Да, сэр, именно так. Видите ли, моя винтовка позволит вам сохранить ваш самый драгоценный ресурс - ваших людей".
  Уолтер Тейлор, видевший винтовку в действии, сделал длинный, глубокий вдох. "Именно так и может случиться", произнес он тихо.
   "Я жду демонстрации, господин Роуди", сказал Ли.
   "Вы ее увидите". Роуди снял с плеча оружие. Ли уже заметил, что оружие было в длину с карабин, почти как пехотный мушкет. Из-за небольшой длины самого оружия, примкнутый штык выглядел длиннее обычного. Роуди протянул руку к своему заплечному ранцу. Он был из такого же пятнистого материала, как его брюки и куртка, и выглядел лучше, чем пошитые для солдат союзных сил. Большинство мешков, сшитых солдатами Ли представляло собой что-то, сделанное из свернутого одеяла.
   Высокий незнакомец вынул изогнутый металлический предмет около восьми дюймов длиной и дюйма полтора - два толщиной. Он вставил его в карабин перед спусковым крючком. "Это магазин", сказал он. "В полном магазине тридцать патронов".
   "Короче, винтовка теперь заряжена патронами", сказал Тейлор. "Как вы все теперь без сомнения увидели, это самозарядка". Остальные офицеры кивнули. Ли своего мнения не высказал.
   С резким звуком, за которым последовал металлический щелчок, Роуди оттянул блестящий металлический рычаг на правой стороне винтовки. "Первый патрон каждого магазина заряжается вручную", сказал он.
   "А остальные?" Шепнул Винабл Тейлору.
   "Увидишь", шепнул в ответ Тейлор.
   Роуди снова потянулся к ранцу. На это раз он достал свернутые бумаги. Он развернул одну из них. Это оказалась мишень, грубо воспроизводящая приблизительные размеры головы и тела человека. Он повернулся к помощникам Ли. "Джентльмены, не будете ли вы любезны, установить эти мишени на различных дистанциях отсюда, скажем, до четырехсот или пятисот ярдов?"
   "С удовольствием", быстро ответил Тейлор. "Я уже видел, как быстро может стрелять ваша винтовка, теперь хотелось бы узнать, насколько точно она бьет". Он взял несколько мишеней. Роуди вручил остальные другим помощникам. Они прикрепили одни мишени к свисающим пониже веткам, другие повесили на кусты. Расправили мишени вниз и в стороны.
   "Может пусть поставят их поровнее, сэр?" спросил Ли, указывая на мишени. "Так будет сложнее стрелять".
   "Не важно", ответил Роуди. "Солдаты тоже не всегда стоят прямо". Ли кивнул. Незнакомец не терял уверенности.
   Когда помощники закончили свою работу, неровный ряд из тридцати мишеней вытянулся к юго-востоку по направлению к Оранж Корт Хаус, что был в паре миль отсюда. Группа палаток, составлявших штаб Ли, находилась на склоне холма, на достаточном удалении от войскового лагеря или иных мест расположения людей. Молодые люди возвращались назад к Роуди и Ли, посмеиваясь и подшучивая. "Ну, вот там генерал МакКлелан!", сказал Чарльз Маршалл, указывая пальцем в направлении ближайшей мишени. "Задайте ему то, чего он заслуживает!"
   Все остальные подхватили: "Там генерал Бернсайд!" "Генерал Хукер!" "Генерал Мид!" "Хэнкок!" "Уоррен!" "Стоунмен!" "Ховард!" "Там праведник Эйб! Дайте ему по заслугам, во имя Господа!"
   Ли повернулся к Роуди. "К вашим услугам, сэр". Помощники мгновенно смолкли.
   "Один из ваших людей, возможно, хотел бы смотреть на часы", сказал Роуди.
   "Я это сделаю". Чарльз Винабл вынул часы из кармана куртки. "Просигналить вам начинать?" Роуди кивнул. Винабл поднес часы к лицу, чтобы видеть секундную стрелку, медленно ползущую в отдельном маленьком циферблате. "Начали!"
   Винтовка прыгнула к могучему плечу незнакомца. Он потянул за спусковой крючок. Выстрел! Латунная гильза вылетела в воздух, блеснув на солнце в полете. Выстрел! Еще одна гильза. Выстрел! Еще. Именно такая стрельба в высоком темпе отвлекла Ли от письма президенту Дэвису.
   Роуди сделал паузу на мгновение. "Просто осмотреться", пояснил он. И он снова выстрелил, едва вымолвил последнее слово. Наконец винтовка безобидно щелкнула вместо того, чтобы выстрелить очередной патрон.
   Чарльз Винап поднял глаза. "Тридцать прицельных выстрелов. Тридцать две секунды. Впечатляюще". Он переводил взгляд с винтовки на Роуди и обратно. "Тридцать выстрелов", повторил он, наполовину для самого себя. "И где же дым от тридцати выстрелов"?
   "О, Господи!" Уолтер Тейлор был ошеломлен и отсутствием дыма, и самим собой. "Почему я раньше этого не заметил"?
   Ли также пропустил это мимо внимания. Тридцать сделанных с одного места выстрелов должны были образовать вокруг Эндриса Роуди облако дыма. Вместо этого только несколько витков легкого дымка струились от затыльника и среза ствола его винтовки. "Как вы этого добились, сэр?", спросил он.
   "Заряд в моих патронах не из обычного вашего черного пороха", сказал Роуди, не пояснив ничего, кроме того, что и так было очевидно. Великан продолжал - "Если ваши офицеры принесут мишени, мы сможем увидеть мои результаты".
   Тейлор, Винабл и Маршалл пошли за бумажными силуэтами. Они положили их на землю, прошлись вдоль ряда, рассматривая дыры от пуль. Ли шел вместе с ними спокойный и задумчивый. После осмотра всех мишеней он повернулся к Роуди. "Двадцать восемь из тридцати, как я разглядел", сказал он. "Похоже, это замечательное оружие, сэр, и без всяких сомнений - отличная стрельба".
   "Тридцать две секунды", Винабл слегка присвистнул.
   "Могу ли я показать вам еще кое-что?" спросил Роуди. Не дожидаясь ответа, он нажал защелку, удерживавшую магазин в гнезде внизу винтовки, сунул изогнутый металлический контейнер в карман куртки. Вынул из ранца еще один и вставил его на место. Вся операция заняла какое-то мгновение.
   "Еще тридцать выстрелов?" спросил Ли.
   "Еще тридцать", согласился Роуди. Он передернул блестящий затвор назад с уже знакомым Ли звуком. "Я снова готов к стрельбе. А что, если американцы" -
   "Это мы - американцы, сэр", прервал его Ли.
   "Извините, я хотел сказать "янки". Что если янки оказались слишком близко для прицельной стрельбы?" Над рукояткой был маленький металлический рычажок. Роуди щелкнул им вниз, теперь он был не параллельно стволу, а смотрел немного вниз. Он отвернулся от Ли и офицеров его штаба. "Вот как это выглядит".
   Винтовка взревела. Из ствола вырвался язык пламени. Гильзы летели блестящим потоком. Тишина, сменившая стрельбу, обрушилась на них тяжелым и внезапным ударом. В этой тишине Ли спросил, "майор Винабл, вы засекли время?"
   "Ух! Нет, сэр", ответил Винабл, "Сожалею, сэр".
   "Ничего. Это было достаточно быстро".
   Роуди продолжил, - "За исключением стрельбы на короткую дистанцию или по большому скоплению людей, полностью автоматическая стрельба не столь эффективна и не так точна, как стрельба одиночными. Оружие ведет вверх и вправо".
   "Полностью автоматическая стрельба". Ли пробовал слова на вкус. Могу ли, сэр, я спросить, как работает эта самозарядка? Я видел, например, самозарядный карабин Спенсера, который используют кавалеристы противника, с рычагом для подачи каждого следующего патрона. Но вы не использовали никакого рычага, кроме как для заряжания первого патрона. Винтовка просто стреляла выстрел за выстрелом".
   "При срабатывании заряда патрона, образуется газ, который, быстро расширяясь, выталкивает пулю из ствола. Вы следите за моими пояснениями?"
   "Конечно, сэр. Хотел бы напомнить, что я инженер". Ли почувствовал досаду от столь простовато заданного вопроса.
   "Совершенно верно. Конечно же". Роуди как будто сам себе что-то напоминал. Он продолжал: "Мое оружие забирает часть газа и использует ее для подачи затвора назад так, чтобы пружина магазина могла подать новый патрон в патронник. Затем цикл повторяется, пока в магазине не остается больше патронов".
   "Самое изобретательное...", Ли дернул себя за бороду, останавливая себя. Изобретатели южан во время войны приносили огромное количество умных идей, только они оказывались мертворожденными из-за слабых производственных мощностей Конфедерации. Однако, вопрос предстояло задать: "Сколько таких самозарядок вы сможете мне поставить?"
   Роуди широко улыбнулся. "Сколько бы вам хотелось?"
   "Я хочу столько, сколько вы способны поставить", сказал Ли. "То, как я буду их использовать, будет зависеть от наличного количества. Если вы можете поставить мне, скажем, сотню штук, я мог бы вооружить ими конно-артиллерийские батареи, чтобы они могли самостоятельно отражать атаки пехоты противника. Если, с другой стороны, на счастье у вас есть пятьсот - с надлежащим запасом патронов - я бы рассмотрел вопрос оснащения ими кавалерийского полка. Было бы замечательно, если бы наши кавалеристы могли на равных сражаться с их людьми, а не отбиваться от них с пистолетами и ружьями".
   Улыбка Эндриса Роуди стала еще шире, хотя это не была улыбка человека, который делится с друзьями чем-то приятным. Ли вдруг пришла на память улыбка фокусника, который готов достать двух голубей из своей шляпы. Роуди сказал: "Предположим, генерал Ли, предположим, я могу обеспечить вас сотней тысяч таких винтовок с боеприпасами? Каким образом вы, каким образом Конфедерация использует их?"
   "Сто тысяч?" Ли сдержал свой голос, но с явным усилием. Вместо того чтобы достать из своей шляпы двух голубей, великан-незнакомец выпустил целую стаю. "Сэр, это очень смелое предложение".
   "Ничего подобного, если позволите мне так высказаться", сказал Чарльз Маршалл. "Это почти столько же оружия, сколько мы смогли привезти из всей Европы за три года войны. Я полагаю, вы поставите первую партию следующим поездом, идущим на север?" Каждое слово отдавало иронией.
   Роуди не обратил на нее ни малейшего внимания. "Достаточно скоро", заметил он холодно. "Мои товарищи и я подготовились к этому дню. Генерал Ли, вы направите бригаду генерала Хоука в Северную Каролину через пару ночей, не так ли?"
   "Да, это так", Ли ответил, не особо задумываясь. И тут он все свое внимание переключил на Роуди. "Как вы об этом узнали, сэр? Я писал эти приказы только сегодня и ставил о них в известность Президента Дэвиса, когда вы прервали меня вашей самозарядкой. Итак, как вы смогли узнать о моих планах по переброске генерала Хоука?"
   "Мои друзья и я хорошо знаем дело, которым решаем заниматься", ответил Роуди. Он вел себя просто, даже весело. Ли это легко заметил, он знал, что его собственное присутствие вводило большинство людей в трепет. Незнакомец продолжал, "Мы не ставим перед собой задачи навредить вам, или вашей армии, или Конфедерации каким-либо образом, генерал. Пожалуйста, верьте моим словам. Не меньше вас, мы хотим видеть Юг свободным и независимым".
   "Все это очень хорошо звучит, но вы не ответили на вопрос генерала", сказал Маршалл. Он провел рукой по своим гладким темноватым волосам, делая шаг к Роуди. "Как вы узнали о маневре генерала Хоука?"
   "Я знал. Этого достаточно". Незнакомец не попятился. "Если вы прикажете инженеру идущего на север поезда остановиться в Ривингтоне, генерал Ли, мы погрузим на него первую партию винтовок и боеприпасов. Это будет, примерно, две с половиной тысячи стволов, с несколькими полными магазинами на каждый ствол. Такое же количество мы сможем поставить через сутки и далее до полного оснащения вашей армии новыми образцами".
   "Сто тысяч винтовок это много для армии Северной Вирджинии", сказал Ли.
   "У Конфедерации есть армии помимо вашей. Не считаете ли, что генерал Джонсон смог бы использовать некоторое количество, когда будущей весной на него навалится генерал Шерман со всей военной дивизией штата Миссисипи?"
   "Военной дивизией штата Миссисипи командует генерал Грант", сказал Уолтер Тейлор: "всеми федеральными войсками между Аллеганскими горами и рекой".
   "Да, конечно, верно, именно он, сейчас. Я ошибся", сказал Роуди. Он снова повернулся к Ли, теперь уже с выражением решимости охотника на лице. "Не кажется ли вам, генерал, что стрелкам Натана Бедфорда Форреста может понравиться превзойти федералов в стрельбе, а не только в скорости и в решимости в бою?"
   "Я полагаю, сэр, вы строите обширные воздушные замки, исходя лишь из мощи только одной винтовки", ответил Ли. Его не заботило то, как Эндрис Роуди на него смотрит, насколько самоуверенно он говорит, его вообще ничего не интересовало в этом человеке, кроме ... его винтовки. Если один южанин сможет вести огонь, как пять или десять стрелков унионистов, превосходство противника, с которым армиям Конфедерации приходится иметь дело в каждом бою, может быть сразу обращено в ничто.
   Роуди продолжал разглядывать его. Ли ощутил жар на щеках, даже в этот холодный зимний день, поэтому он знал, что незнакомец может видеть его волнение. В памяти всплыла цитата из евангелия от Матвея: "Вновь Диавол вознес его к вершине высокой горы и показал ему все царства мира и их богатства. И сказал ему, Все это тебе отдам, если преклонишь колена и восхвалишь меня".
   Но Роуди не нужны были восхваления, и дьяволом он не был. Просто здоровым крутым мужиком, который и не был особенно крут, поскольку носил шапочку с наушниками, чтобы держать уши в тепле. При всем том, что Ли о нем думал, говорил он как трезвомыслящий человек, и теперь говорит разумные вещи. "Генерал, я останусь здесь, и своим присутствием буду гарантировать, что все сказанное мной - правда. Отдайте приказ поезду остановиться и загрузить винтовки и боеприпасы. Если они не прибудут, как я сказал, по какой-то причине, вы вправе сделать со мной все что захотите. В чем ваш риск в этом деле?"
   Ли взвешивал. Но никакого риска найти не сумел, сколько не пытался. Ни к кому не обращаясь, Чарльз Винабл сказал, "Парень точно не мелочится".
   "Точно так", согласился Ли. Замечание майора помогло ему принять решение. "Хорошо, господин Роуди, я отдам приказ, и мы увидим, что привезет нам поезд, идущий на север. Если вы сдержите слово, первые винтовки пойдут на вооружение кавалерии генерала Стюарта. После этого, скажем, будут вооружаться дивизии генералов Андерсона и Генри Хетта, они расквартированы ближе всех к нам. Эти ребята получат винтовки первыми из пехоты".
   "Если он сдержит слово", мрачно проговорил Чарльз Маршалл. "А если нет?"
   "Что вы порекомендуете, майор?" спросил Ли, искренне любопытствуя.
   "Хорошую порку, чтобы отучить его от хвастовства".
   "Что вы на это скажете, господин Роуди?", спросил Ли.
   "Я воспользуюсь этой возможностью", ответил незнакомец. Несмотря на собственные мысли, Ли был впечатлен - если парень способен выполнить все, о чем говорил, остается только подождать. Но ему казалось, тот справится. Роуди продолжал, "С вашего разрешения, генерал, несколько моих товарищей поедут на север с винтовками. Вам понадобятся инструкторы для быстрого обучения ваших солдат".
   "Они могут ехать", сказал Ли. Уже потом, он подумал, что именно в этот самый момент он впервые серьезно поверил Эндрису Роуди, поверил в вагон отличных самозарядок и боеприпасов, который придет из Северной Каролины. Роуди был слишком уверен в себе, чтобы вызывать сомнения.
   Уолтер Тейлор задал вопрос: "Господин Роуди, как вы называете эту вашу винтовку? Она тоже Роуди? Большинство изобретателей дают своим изобретениями свои имена, не так ли?"
   "Нет, она не Роуди". Великан незнакомец снял с плеча винтовку, взял ее обеими руками, держа нежно как ребенка. "Давайте называть ее настоящим именем, майор. Это - АК-47".
  

 Ваша оценка:

По всем вопросам, связанным с использованием представленных на ArtOfWar материалов, обращайтесь напрямую к авторам произведений или к редактору сайта по email artofwar.ru@mail.ru
(с) ArtOfWar, 1998-2012