ArtOfWar. Творчество ветеранов последних войн. Сайт имени Владимира Григорьева

Галахов Владимир Владимирович
Дорога в будущее

[Регистрация] [Найти] [Обсуждения] [Новинки] [English] [Помощь] [Построения] [Окопка.ru]
Оценка: 6.00*3  Ваша оценка:

  ДОРОГА В БУДУЩЕЕ
  
   Лесная дорога, проложенная очень давно, идет точно на юг. Когда-то, когда мне было лет 12, она была ровней и удобнее выложенной круглым булыжником центральной улицы поселка. Дорога отходила от этой главной улицы и вела в лесные массивы, там разветвлялась и обходила намеченные к лесосеке участки. Если по главной улице на велосипеде можно было проехать исключительно по обочине, где булыжники были присыпаны песком, укатанным колесами, то по той лесной, или как мы ее тогда называли "круговой", можно было мчаться во всю силу ног, не опасаясь выбоин и случайных камней. Круговой мы ее звали за то, что в конце ее прямого участка она заворачивала, и можно было вернуться в исходную точку, объехав по ровному укатанному песку довольно обширную лесную площадь.
  После вырубки спелого леса, сосны и ели, вдоль дороги оставались заболачиваемые поляны, постепенно зараставшие березняком, осинником, ольхой... Находил себе место черничник, низкорослая брусника. Теперь дорога была разбита лесовозами. От некогда гладкого укатанного песка мало что осталось на обочинах. По сути это уже была не дорога. По старой памяти я приезжал сюда на своем мотоцикле. Одноцилиндровый ИЖ, даже погрузившись в жидкую грязь пробитых колейных следов, упорно тащил меня на первой передаче, булькая глушителями в особо глубоких промоинах. Обратно из леса, как правило, я выезжал весь покрытый желтовато-серой грязью. Спасал только защитный химкомплект. Терпения хватало только чтобы доехать до хорошо знакомой вырубки, бросить мотоцикл в кустах, обойти с детства знакомые места, где в одном месте подосиновики росли со шляпками ярко-оранжевого цвета, а в другом - густо-вишневого. Были обочины этой самой "круговой" дороги, где можно было нарвать орехов. Лес, через который проходила эта дорога со всеми ее ответвлениями, был знаком, как собственная квартира. Мы знали, куда идти за лисичками, куда за груздями.
  Еще раньше, когда я только-только осваивал купленный родителями велосипед "Орленок", в конце этого самого прямого участка дороги был жилой хутор. Вероятно, семейство, занимавшее довольно большой дом и хозяйственные постройки у развилки дорог, носило фамилию Соловей. Дед, собираясь за грибами подальше, говаривал: "Пойду к Соловью", а то и "за Соловья". По тогдашним моим мальчишеским меркам это было очень далеко. Но однажды дед все же взял меня с собой. Ехали мы на велосипедах до этого самого хутора. В то время хозяева уже оставили его, и дом приходил в негодность. Огород зарос, кое-где уже начали расти кусты ольхи. После гладкой песчаной дороги пришлось ехать уже не так быстро по пробитой в лесу просеке, но место было высокое, и под колесами был все тот же песок. Но в конце мы уперлись в дренажную канаву, заполненную темной болотной водой. Перешли ее по поваленным стволам, перенеся велосипеды. Далее была тропа вдоль канавы, которая привела к лесному озеру с топкими берегами. Озеро мы с дедом обошли справа и углубились в лес. Понятно, почему дед завел меня в эту глушь - черничник здесь был царский - высокий с крупными спелыми ягодами. Но как водится, при этой черники были отменные "сторожа" - комары в неисчислимом количестве набросились на нас, наплевав на намазанные ДЭТОй руки и лица. Черники мы все же набрали. Но обкусаны были изрядно.
  Спустя пару-тройку лет уже моему отцу вдруг вздумалось наведаться на то лесное озеро, да еще и со спиннингом и удочкой. Примотав снасти к раме и уговорив меня и моего дружка составить ему компанию, отец решительно направился вокруг озера, поскольку в одном из мест, где топкий мох не прикрывал подход к воде, наблюдалось что-то похожее на очень старую дощатую лодку-плоскодонку. В какой-то момент, пока отец остановился, чтобы прикурить очередную беломорину, которые отпугивали комаров лучше всяких мазей и жидкостей, мы с дружком оказались впереди на тропе... Я шел впереди и поэтому резко отпрянул назад, когда переднее колесо моего Орленка едва не наехало на гревшуюся на небольшой полянке гадюку. Шедший за мной мой дружок едва не выронил из рук своего такого же велосипеда. Наш испуганный возглас вызвал немедленную и решительную реакцию отца. Он, отбросив свой велосипед, решительно шагнул вперед и ногой в болотном сапоге наступил на змею. И тут, совершенно неторопливо, он достал из кармана свой перочинный нож и одним движением отрезал змее голову...
  Испуг наш еще не прошел, когда отброшенное сапогом тело змеи уже извивалось в агонии в стороне от тропы. Зачем он ее убил, мы не спрашивали, а только молча переживали внутри себя свой испуг. С этого момента наши глаза не переставали шарить во все стороны, пытаясь уловить какое-то движение в ближайшем пространстве. До лодки мы все же дошли. Отец отчерпал воду, отплыл на середину озера и сделал несколько забросов. Но рыба на приманку не шла. Мы простояли, опираясь на наши велосипеды, ожидая, пока отец вернется на берег и, все время озираясь по сторонам, ожидая появления новых ползучих тварей. Не надо говорить о том, как быстро мы преодолели обратный участок пути до твердой дороги, где можно было, оседлав велосипеды, нажать на педали и уже не бояться никаких ползающих, извивающихся и страшных змей.
  Желание вновь побывать в знакомых с детства местах было непреодолимым. Давно мы с моим дружком вырастили своих детей, он двух дочерей, я двух сыновей. Уж и внуки наши топчут песочек первых своих дорожек, а все тянет туда, где когда-то мы на пару неслись на велосипедах по ровной укатанной песчаной дороге.
  Не стал я заходить в гости к моему дружку, прошел мимо его дома, дав себе обещание заглянуть к нему на обратном пути, попить чая. Вот и поворот на нашу "круговую". Все так же уходит на юг разбитой глинистой колеей дорога нашего детства. Теперь путь до озера уже не кажется столь длинным. Даже пешком это не более часа - полутора пути. Одно время на развилке, где когда-то жил Соловей, ставили пост охраны. Пара бездельников из лесной службы следила, лежа на высоком помосте, чтобы из леса не потянуло вдруг дымом от вспыхнувшего пожара. Теперь и этих там нет, лето выдалось дождливым - разводи огонь, не разводи, все равно зальет. Да и вода стоит в канавах так высоко, что понятно, сразу подо мхом тоже сыро и гореть там нечему.
  Вот и та самая развилка. Вот тут справа и был когда то дом... Природа за, примерно, пятьдесят лет стерла следы хозяйствования человеческого семейства полностью. На месте хутора стоит лес - высоченные осины и березы. Как будто и не было тут человеческого жилья. А всегда шумели над головой эти деревья. Густые заросли вдоль дороги просто невозможно преодолеть. Не было там никакого огорода, покоса, не стояли скирды сложенного на зиму сена - все себе вернул некогда сведенный начисто лес. Основательно подзаросла и идущая к озеру просека - от нее осталась лишь тропка, петляющая в густом ельнике. До большой канавы идти еще около получаса. Слева когда-то было сухое болото, поросшее голубикой и багульником. Больше полутора часов там не стоило находиться. Запах багульника был так силен, особенно в жаркую летнюю пору, что начиналась головная боль. Не зря же его и ценят за полезные при определенных заболеваниях свойства, и при этом называют болиголовом и даже головоломом. Он может быть и смертельно опасен. Перебор он всегда вреден.
  Вот и канава. Воды много от дождей, берега уже оплыли. Придется искать что-то типа мостков. Иду влево к озеру, которое, как я выяснил, уже будучи взрослым, называется Ширским и входит в систему заповедного района, где в этом и прочих лесных озерах гнездятся и выводят птенцов многие редкие птицы. К самому озеру пришлось просто продираться сквозь густой ельник. Ну, вот и просвет... Увиденная картина начисто перечеркивала все мои представления и фантазии о дикости и запущенности этих мест. На краю непонятного плоского сооружения, возвышающегося над поверхностью мха, свесив вниз ноги в ярких кроссовках, сидели два пацана самого разгильдяйского вида. При этом они что-то жевали и обменивались впечатлениями. Мой камуфляжный костюм, многократно испытанный в ладожских шхерах представлял собой идеальный вариант маскировки в ельнике. Как-то раз мой приятель, стоя в пяти шагах от меня, не смог меня разглядеть на фоне елок, и понял, что я стою рядом только после того, как я с ним заговорил...
  Рассматривая открывшееся моим глазам сооружение, я натолкнулся взглядом на ... отсутствие какой-либо внятно видимой опоры. Эта плоская штуковина просто висела в воздухе над мшистыми кочками и лужами воды. Физику я в школе изучал, но по простой не востребованности множества физических законов в обыденной жизни, порядком подзабыл, почему одно тело может не падать на другое, если сила тяготения все же действует. Я то стою на пружинящей под ногами мокроватой торфяной почве... А эта штука над ней же висит ни на что не опираясь. После того как зрение ознакомилось с открывшимся видом феномена, начал усиливаться слух... О чем это они? Непроизвольно подавшись вперед, я нарушил спокойствие окружавших меня еловых веток. Мое появление из густого подлеска было замечено...
  - Лукни, аппарентный локальный нарисовался... Сейчас начнет зенки протирать, а то и креститься. А еще хуже ломанется обратно в лес, чтобы потом собутыльникам травить байку, чего он такого в лесу нагляделся.
  - Оранжево... Кто поверит? Скажут, нанюхался.
  Это они меня обсуждают. И видно, не я тут первый на них натыкаюсь. Вроде бы не Невский проспект. Сюда и местные не все дорогу знают. Пора бы и контакт наладить. Все же любопытная у них... так это же "тарелка", действительно - перед моими вполне трезвыми глазами, над с детства знакомым болотом и озером висела реальная "летающая тарелка". А экипаж ее вовсе не яйцеголовые гуманоиды, самые настоящие пацаны, да к тому же наши... Было над чем помозговать. И все же пора...
  - Доброго здоровья... Что это вас занесло на вашем аппарате в такую глушь?
  - Похоже, мужик в адеквате.
  Парочка переглянулась и с любопытством принялась меня разглядывать, как будто внешне я представлял собой сколько-нибудь интересное зрелище.
  - И вам не хворать.
  Наконец, спустя секунд десяток, откликнулся тот, что сидел слева. Почесав макушку, второй в полголоса добавил:
  - Да... Зависли малость.
  Сделав вид, что привык к виду "летающих тарелок", встречаю их чуть ли не ежедневно, когда хожу за хлебом в ближайший магазин, я продолжил налаживать взаимопонимание.
  - Полагаю, давно подвисли, если уже я не первый тут выхожу на вас...
  - Да, был тут один с ведром... Увидел нашу "кастрюлю", глаза в кучку, достал из рюкзака бутылку водки, всосал на едином заходе и отбыл со скоростью бешеного поросенка, а куда, мы даже не успели засечь.
  - Ну, есть надежда, что не в болото, а то бы пузырей было бы много.
  Оба хмыкнули и одобрительно кивнули. Вполне даже контактные пацаны. И все же... Что за аппарат у них. На самопальный летательный не похож... Ну, висит же! А звука работающего двигателя не слышно. Тишина вокруг лесная - сосны под ветром покачиваются, стволами поскрипывают, в сторонке пара заплутавших осин шумит листиками, как им и положено. Удержаться невозможно...
  - Позволю себе поинтересоваться несколько необычным видом вашего аппарата. Как-то более привычным выглядят в этой местности трелевочные трактора и лесовозы. Все дороги в округе уже разбили до непригодности. Только пешком сюда добраться и можно. А вот вы на своем даже следов не оставляете. Новая технология? Слышать о такой не приходилось.
  - Принцип гравитационной подушки. Что-то схожее с принципом экранопланов, если слышали о таких конструкциях...
  - Да были такие на вооружении. По Каспию носились, ужас на всех наводили. То ли "Буран", то ли еще как-то похоже назывались. Но размерчиком они были, скажем прямо, раз в десяток, если не более, значительнее. А ваш агрегат достаточно компактно выглядит, и никакого шума не производит. Тем боле, что для использования эффекта "экрана" надо было скорость набрать и на определенный режим выйти.
  - Вижу вы в курсе. Здесь заложен иной принцип - взаимодействие с естественным гравитационным полем Земли...
  - Но источник энергии какой-то должен быть...
  - Он и есть. С ним сейчас наш механик возится. Мы оттого тут и зависли, что режим перевода на тягу вдоль... а в прочем в суть техники этого явления лезть не стоит, слишком сложно объяснять.
  - Забавно. "Тяга вдоль..." Как-то напомнило наш троллейбус, что вдоль проводов тянется.
  - Вот, вот. Именно так и тянется, при этом очень даже далеко...
  Что-то щелкнуло в моем загрубевшем мозгу. Нет сейчас таких технологий! Не умеем мы пока управлять гравитационными полями... В юношеском возрасте я достаточно много прочел сочинений в жанре научной, ненаучной и околонаучной фантастики. На волне эйфории от того, что мы первыми запустили человека в космос, масса молодых и не очень молодых авторов бросились сочинять на тему покорения околоземного, межпланетного и даже межзвездного пространства. Только законы физики и реальность технических возможностей человечества очень скоро вернули на место размечтавшихся. Замечательная сцена из одного из любимых старых фильмов незамедлительно всплыла в памяти. На ресторанной салфетке путем элементарного подсчета было определено, что даже самого современного топлива для того, чтобы вырваться даже в ближайший космос, потребуется неизмеримо больше, чем весит сама Земля. "Механик у них возится", значит...
  - Так откуда дровишки? Из этого самого "далёка"? Теперь таких машин в свободном полете как-то не припоминается.
  Парни переглянулись, как мне показалось, понимающе. Похоже, что обдумывают, как мне запудрить мозги относительно происхождения их машины. Машина - она есть простое или сложное сочетание источника энергии и движителя с системами обеспечения экипажа условиями существования при движении в пространстве... А почему только в пространстве?
  - Да, как сказать...
  Немного растягивая слова, как бы выбирая формулировку, начал один, который справа.
  - Да уж так и скажите, прибыли из... И работает наша, как вы выразились, "кастрюля" на принципе удержания равновесия сил гравитационного поля, что дает возможность проникать не только через пространственные, но и временные поля или, как это у вас сформулировано...
  Я почувствовал, что слишком увлекся жонглированием понятиями, о сути которых не имел даже смутного представления.
  Оба парня перестали улыбаться, как будто я сказал что-то совершенно непристойное.
  - Вы же понимаете, вам никто не поверит, что наша встреча в этой глуши состоялась вот в таких обстоятельствах.
  - Не такая уж это и глушь. До Петербурга по прямой отсюда, от силы, километров девяносто. Просто территория заповедная, потому и народ здесь не особенно много ходит. А до ближайшего жилья так и вовсе с десяток километров, не больше. Да мне и смысла нет горланить на всех перекрестках - мол встретил в лесу "тарелку", да еще и из черт его знает откуда прилетевшую. Таких любителей дешевой славы и без меня с избытком. Ищут по всей стране затерянные в дебрях местечки, организуют там пару алкашей-свидетелей, потом вызывают телевизионщиков и снимают сюжеты из серии "Момент славы" - вот оно место, куда инопланетные "тарелки" периодически прилетают и чем-то интересуются. А мы такие вот продвинутые, нашли - вот травка тут примята как-то неправильно, а вот тут деревце упало как-то замысловато. Всем, как Карлсону, в телевизор хочется, то есть не Карлсону, а фрекен Бок... Знаете эту сказочку?
  Некоторая растерянность посетила лица обоих. Они переглянулись и даже едва заметно пожали плечами.
  - Да... Явная недоработка. Такие сказки надо читать в раннем детстве.
  - А зачем читать? Процесс больно утомительный. Открыл справку, и все видно. Что, куда и зачем.
  - Что открыл?
  Мое недоумение было искренним. Ну, понимаю, штырятся все в свои планшеты, айфоны и прочие эти электронные финтифлюшки, как будто там так интересно, что жить без этого совершенно невозможно. А приглядеться.... Лазают по страничкам, музыку слушают, редко кто что-то читает. А так в основном обмениваются междометиями. Буквально как обезьяны в стае воплями.
  - Справка это каталог информации в виде изображений...
  - Достаточно, я понял. Теперь ваш механик чинит вашу "кастрюлю" при помощи этих же картинок?
  - Ну, да...
  - Тогда вы здесь надолго зависли. Хотя... Как знать, если он в этом деле разбирается, то вероятнее всего не на картинках учился и в суть предмета проник. Тогда не все потеряно. Вернетесь к себе, будете вспоминать, как комаров кормили на болоте.
  - У нас тут комаров нет. Приборчик есть, который их начисто отпугивает.
  - Видел я такие в Финляндии. Хорошо работают. Вроде на ИК лучах. Но в суть я не вникал.
  Они снова переглянулись и уставились на меня еще пристальнее. Наконец, тот, что сидел справа, произнес, выговаривая слова медленнее, чем обычно, как будто хотел особо подчеркнуть их весомость.
  - А вы никогда не задумывались? Впрочем, не совсем с этого я хотел бы начать... Вы когда-нибудь мечтали посетить иные эпохи?
  - Я многократно это делал в своих снах и фантазиях. К тому же, мое поколение воспитано на книгах. Разных, интересных и не очень, простых и сложных для понимания, заставляющих задумываться над своим местом в истории. А бывали и такие книги, которые позже называли предвидением, озарением, прогнозом и прочими такими словами. То есть автор - фантаст по жанру врезался своими мыслями в такой пласт, что спустя десятилетия оказывалось, что вот именно так оно придумано, состоялось, используется. Так что вы своей машиной меня не так чтобы уж очень удивили. Сложнее осознать факт существования некой петли времени, если угодно так ее назвать.
  - Значит не удивительно...
  Похоже, мои сентенции их несколько даже разочаровали. Эти - скорее туристы, чем исследователи. Хотя...
  - Нет. Не удивительно. Просто старик Эйнштейн, будь он жив, еще раз бы почесал свой нос и показал язык всему человечеству.
  - Этот, как его? Эйнштейн? Он к этому делу имел отношение?
  - Э-э-э-э... Братцы, как у вас запущено то все. Такие вещи знать надо, хотя бы в общих чертах, а не по справкам. Легче всего, сесть в машину, кнопочку нажать и в окошко смотреть. А постигнуть суть... Не каждому дано.
  - А вам, значит, дано?
  Явная нотка обиды в голосе того, что сидел справа, прозвучала. Тот, что слева, даже легонько ткнул его в бок локтем.
  - Должен разочаровать. И мне не все дано. Мозги так уж устроены, что какой-то раздел знаний легче усваивается, какой-то средненько так на серую оболочку укладывается, а есть и вовсе не перевариваемое. Тут уж у кого какое полушарие скорее полушарит.
  Получив удовольствие от только что рожденного каламбура, я сам про себя удовлетворенно хмыкнул. Разговор с пришлыми тарелочниками зашел в некий тупик, не о чем далее говорить, если они по картинкам или мультикам живут и дела свои делают.
  - Ладно, парни, пошел я дальше... А вам поскорее выбраться отсюда по своим параллельным линиям на этой самой подушке из гравитации.
  Решительно повернувшись в сторону от висевшей над болотом тарелки, я потопал по пропадающей среди кустов черники тропинке дальше в известные мне с детства угрюмые еловые заросли, где огромные ели смыкали тяжелые ветви над головой так, что даже в летний полдень под ними был полумрак и прохлада... Эйнштейна они не знают... А что они вообще знают?
  
  
  

Оценка: 6.00*3  Ваша оценка:

По всем вопросам, связанным с использованием представленных на ArtOfWar материалов, обращайтесь напрямую к авторам произведений или к редактору сайта по email artofwar.ru@mail.ru
(с) ArtOfWar, 1998-2015