ArtOfWar. Творчество ветеранов последних войн. Сайт имени Владимира Григорьева

Гаврюченков Юрий Фёдорович
Мамсуров Хаджи-Умар Джиорович

[Регистрация] [Найти] [Обсуждения] [Новинки] [English] [Помощь] [Построения] [Окопка.ru]
Оценка: 8.65*11  Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Очерк о генерал-полковнике Мамсурове.

  ХАДЖИ-УМАР ДЖИОРОВИЧ МАМСУРОВ
  В своих произведениях писатели, чего греха таить, частенько приукрашивают достоинства реально существующей или существовавшей личности. Надеялся сделать это и Хемингуэй, что ему почти удалось. В романе "По ком звонит колокол" пафосный образ героического волонтера испанской войны американца Роберта Джордана вышел как раз таким, что привлекал внимание деятелей советского масскульта. Но в данном случае реальность затмила полет фантазии великого писателя. Прототип Джордана - македонский террорист Ксанти, по рассказам которого не вылезавший из мадридской гостиницы Хемингуэй составил представление о жизни партизан, оказался куда проворнее и удачливее своего беллетризированного собрата. Другой примечательной деталью, совершенно в духе политического триллера, было то, что македонцем Ксанти на самом деле являлся майор советской военной разведки Хаджи-Умар Джиорович Мамсуров, осетин по национальности.
  
  ГОРЕЦ
  Хаджи-Умар Джиорович Мамсуров родился 15 сентября 1903 года в селении Ольгинское Владикавказского округа Терской области в семье небогатого осетинского крестьянина. Как истинный кавказец, Хаджи-Умар начал воевать еще подростком - в августе 1918 года по совету своего дяди Саханджери Мамсурова вступил в Красную Армию. Его зачислили в горскую кавалерийскую сотню 11-й армии. Там он провоевал до конца года, но заболел тифом и был оставлен отступающей 11-й армией во Владикавказе. Вскоре город был занят белогвардейцами, и началась кровавая резня пленных. Лишь по счастливой случайности Мамсурову удалось избежать уничтожения - невероятная удача будет сопутствовать ему всю жизнь: в горах Кавказа и Испании, в финском и немецком тылу, а также в не менее опасных кулуарах Кремля. Но зимой 1919 года, когда на окраинах Владикавказа были расстреляны 17 тысяч больных и раненых красноармейцев, едва оправившийся от тифа осетинский юноша даже помыслить не мог, на какие вершины власти ему предстоит взойти.
  С апреля 1919 Мамсуров был разведчиком и связным партизанских отрядов, действовавших в районе Владикавказ-Грозный. Он не раз участвовал в операциях по уничтожению отдельных белогвардейских групп и штабов в тылу врага. С приходом Красной Армии в марте 1920 года Хаджи-Умара направили в распоряжение Терской Чрезвычайной комиссии. В составе опергруппы ЧК он участвовал в ликвидации уцелевших белогвардейских отрядов. В марте же Мамсуров вступил в комсомол, а вскоре - в ряды РКП(б). В 1921 году он стал сотрудником особого отдела 11-й армии.
  Участие в гражданской войне против войск меньшевиков, учеба в университете народов Востока и дальнейшая служба в политорганах Красной Армии многое дали Хаджи-Умару Мамсурову. В 1924 году он окончил Военно-политическую школу и вступил в коммунистическую партию. Находясь на должности преподавателя Краснодарской кавалерийской школы, он неоднократно участвовал в боевых операциях по ликвидации банд на Северном Кавказе. В 1929 году Мамсуров получил повышение в должности - он был назначен комиссаром кавалерийского полка, а позже дослужился и до командира полка. Отличительными чертами характера Мамсурова были храбрость, дисциплинированность и кристальная честность человека с чистой совестью. Столь редкие душевные качества, а также накопленный опыт партизанской войны открыли их обладателю дорогу в элиту РККА. В 1931 году, пройдя обучение на курсах усовершенствования при Военно-политической Академии им. Ленина, Хаджи-Умар Джиорович Мамсуров был оставлен для работы в Разведупре.
  
  "ИСПАНСКАЯ БАЛЛАДА"
  В 1931 году в Испании была свергнута монархия и установлена республиканская система правления. Со своими плюсами и минусами, присущими молодой республике, в частности, неизбежной гражданской войной. Правительство Лерруса (1933-1935 г.г.) пыталось проводить политику умеренных реформ, с чем были не согласны лидеры Коммунистической партии Испании, Испанской социалистической рабочей партии, Рабочей партии марксистского объединения и левых анархистов. Как результат - "на защиту республики поднялись трудящиеся". В 1934 году в Астурии, Каталонии, Мадриде и других районах произошло вооруженное восстание. В январе 1936 года по инициативе коммунистической партии антифашистские силы объединились в Народном фронте. После победы Народного фронта на выборах 16 февраля 1936 года было образовано левореспубликанское правительство. Однако утром 18 июля 1936 года знаменитая теперь фраза "Над всей Испанией безоблачное небо", переданная в метеосводке радиостанцией города Сеута, возвестила начало мятежа правых генералов против Испанской республики. Так произошел военный переворот, часть страны оказалась под контролем профашистски настроенного генерала Франсиско Франко. Новое правительство попросило помощи у Муссолини и Гитлера, каковая помощь была немедленно оказана. В страну прибыл двухсоттысячный итальянский экспедиционный корпус и пятидесятитысячный германский легион "Кондор". Генералов поддержали фашистские Германия и Италия, в короткое время отправив мятежникам около двух тысяч боевых самолетов, 1200 танков, две тысячи орудий, винтовки, пулеметы, снаряды и патроны. Рабочие отряды левой оппозиции были окружены в Мадриде и частично рассеяны по стране.
  Как и всякая "горячая точка", Испания стала привлекать людей, зараженных желанием сражаться. Страна превратилась в плацдарм освободительной борьбы, куда хлынули волонтеры - американцы, англичане, болгары, венгры, греки, македонцы, немцы, поляки, чехи, финны. Не остался в стороне и Советский Союз, где добровольческие отряды набирались на кадровой основе и с истинно русским размахом. Советских летчиков и танкистов стали узнавать в парижских кафе по неизменно хмурым и неулыбчивым лицам. Дело в том, что поток хорошо подготовленных "добровольцев" ехал в Валенсию (где размещалось правительство Испанской республики) через территорию Франции. А поскольку пересаживались всегда в Париже, ожидание поезда скрашивались в ближайших привокзальных кафе, рядом с немецкими летчиками и танкистами, что давало будущим противникам возможность познакомиться до встречи на поле боя. Не миновал парижских кабаков и Хаджи-Умар Джиорович Мамсуров. В 1936 году он был направлен Разведупром на помощь братскому испанскому народу в качестве военного советника, специалиста по партизанской войне. Так красная Испания получила народного героя "македонского террориста Ксанти".
  Пребывание советских военных специалистов на стороне республиканцев легендировалось под иностранных волонтеров. Внешне похожий на немца генерал Батов получил оперативный псевдоним "Фриц", генерал Малиновский стал "полковником Малино", а осетин Мамсуров выступил в роли международного террориста Ксанти, македонца по национальности, чему способствовало внешнее сходство между кавказцем и левантийцем. И хотя русское присутствие скрыть было невозможно, тем не менее все усилия для этого прилагались.
  Повстанческие отряды республиканской армии воевали плохо. Кадровые подразделения франкистов, усиленные итальянскими и немецкими частями, оттесняли их к морю. Хорошо сражались только добровольцы, вокруг которых сплачивались рабочие и крестьяне. В этих непростых условиях от Мамсурова потребовался весь командирский талант, чтобы сформировать и организовать испанские бригады. Немало сил было приложено им для подготовки к обороне Мадрида. Там в конце октября 1936 года он познакомился со своей будущей женой - переводчицей Паулиной-Марианной, прибывшей в СССР из Аргентины в 1932 году и по командировке КИМ направленной в Испанию. Переводчица состояла при военспеце неотступно, сопровождая на боевые, днём и ночью, потому что по испански "македонский террорист" знал только одно слово - mierda (дерьмо), которым нередко характеризовал работу испанских товарищей и складывающуюся в связи с этим обстановку (со слов Паулины-Марианны Вениаминовны Мамсуровой).
  Мамсуров организовал и руководил всем партизанским движением Испании. О смелом и удачливом полковнике Ксанти слагались легенды. Не обошел его своим вниманием прибывший в Мадрид к марту 1937 года Эрнест Хемингуэй. С ним Мамсурова познакомили также откомандированные в Испанию литераторы Михаил Кольцов и Илья Эренбург. Хемингуэй был в восторге от македонского террориста, немало поведавшего писателю о партизанской жизни. Но когда Кольцов попросил своего друга Хаджи рассказать "дяде Хему" более откровенно о своей опасной работе, Мамсуров честно ответил: "Эрнест человек не серьезный. Он много пьет и много болтает". Так Хемингуэй и не узнал, кто на самом деле был македонским террористом.
  В отличие от погибшего в финале романа Роберта Джордана, Мамсуров был куда удачливее. Ранение в руку и контузия, полученные в ноябре 1936 года, не помешали ему продолжать службу. Поправившись, Мамсуров стал ходить на диверсионные рейды во вражеский тыл, взрывать мосты и дороги, уничтожать противника огнем стрелкового оружия. "Это был не человек - динамит, - рассказывает его жена Паулина Вениаминовна Мамсурова. - Внешне спокойный, даже немного флегматичный, Хаджи в бою преображался. Он мгновенно анализировал ситуацию и принимал безошибочные решения." Но никакое даже самое умелое партизанское командование не могло выиграть войну, когда войска не желают сражаться, а правительство расколото на фракции. Головной болью республиканцев была партия анархистов.
  Весной 1937 года после отказа лидера анархистов Ларго Кабальеро обсудить на заседании совета министров военную и политическую обстановку в стране, коммунисты вышли из состава правительства. Ларго Кабальеро полагал, что дождался своего часа. Но большинство влиятельных министров-социалистов заявило, что без коммунистов правительства быть не может. После нескольких судорожных и неумных попыток создать так называемое "профсоюзное правительство" Кабальеро вынужден был подать в отставку. Возникло новое правительство - правительство доктора Негрина. В него вошли трое социалистов, два коммуниста, два левых республиканца, по одному представителю от каталонских и баскских националистов. В знак поддержки своего друга по борьбе с коммунистами Ларго Кабальеро анархисты отказались участвовать в новом правительстве. Однако бравировали они недолго. Убедившись, что правительство существует и активно действует и без их поддержки, анархисты пришли на поклон. Но теперь уже им не удалось восстановить свое былое влияние. Их авторитет резко упал.
   Правительство Негрина приняло разработанный министром коммунистом Висенте Урибе декрет об аграрной реформе. Защитив крестьян от так называемых "бесконтрольных элементов" и распустив насильственно созданные анархистами коллективные хозяйства, оно быстро завоевало популярность в народе. Но к тому времени уже было утрачено территориальное превосходство над мятежниками, не хватало продовольствия и вооружения. Республиканская армия была обречена. В 1939 году война закончилась победой каудильо Франко, а уцелевшие повстанцы во главе со своими лидерами Хосе Диасом и Долорес Ибаррури перебрались в Советский Союз.
  
  ФИНСКАЯ ЗИМА
  В октябре 1937 года Мамсуров вернулся в СССР. Волна партийных чисток пронеслась по стране, вымывая из армии лучшие кадры. Доставалось всем. Был расстрелян дядя Хаджи-Умара Джиоровича - Саханджери Мамсуров, оказавшийся троцкистом. Кстати, в Испании коммунисты зачастую придерживались идей "Льва Революции" - Троцкого, что усложнило жизнь многим политэмигрантам, решившим искать убежища в Советской России. Впрочем, кристально чистого коммуниста репрессии не затронули. Мамсуров получил должность начальника отделения "А" Разведывательного Управления, а в 1939 году стал начальником оперативной группы Генштаба РККА. Во время финской войны 1939-40 г.г. Мамсуров командовал особой лыжной бригадой 9-й армии, совершавшей дерзкие вылазки в тыл белофиннов. Об этом он хорошо рассказал на Военном Совете в 1940 году.
  "МАМСУРОВ. К этому делу (созданию диверсионно-партизанских отрядов для действий в финском тылу, - авт.) некоторые командующие отнеслись хорошо - тов. Мерецков, Штерн - и мы к концу января тоже создали несколько отрядов, которые сделали прекрасные дела. Я выехал с таким же отрядом в 9-ю армию, взял ленинградцев-добровольцев и студентов института физкультуры. Я получил задачу выйти на помощь 54-й дивизии. Вышли ночью на машинах, а потом прошли на лыжах за сутки 68 км и дошли до места действия в тылу противника. Погода была очень холодная. Я решил, что идти прямо на противника всем отрядом - это значит, что со мной может случиться неприятная история. Я должен был выяснить, что передо мной есть, что есть у противника, тем более, что в этом районе о противнике нам ничего не было известно. И вот начал прочесывать, начиная от линии границы или фронта. Группы отряда работали на удалении вначале до 40 км, затем до 80 км и догнали до 120 км. На удалении до 120 км в глубину действовали группы и разведывали полосу, примерно, шириной в 150 км, если брать веерообразно.
  СТАЛИН. Сколько было вас всего?
  МАМСУРОВ. Около 300 человек. Очень много времени отняла полоса, начиная от левого фланга 44-й дивизии и непосредственно до Кухмониеми и Соткамо. В этой полосе на удалении 100 км ни противника, ни населения абсолютно не было. Но вся территория потребовала для ее прочесывания и разведки много времени. Мне было сказано в штабе армии, что в этой полосе от Пуоланка идет основная линия связи с Кухмониемской группой противника и мне надо было разведать этот район. Работать там потребовалось недели три, потому что выход одной группы на удаление до 100-200 км требовал 5-6 дней.
  Должен сказать, что несмотря на очень сильные морозы и что отряд почти все время жил в лесу на снеге, в отряде было только три случая обмораживания 1-й и 2-й степени, больше не было. Затем, когда группа наткнулась на противника в районе Кухмониеми, тут произошло нечто интересное. Группы действовали непосредственно в тылу 25-го пехотного полка противника, 65-го, 27-го пехотных полков, 9-го артиллерийского полка. В тыл противника вышли наши люди, несколькими группами. Одна группа была на расстоянии 2-3 км от Кухмониеми, налетела на деревню, уничтожила пункт радиосвязи, несколько солдат и офицеров, а также две подводы с ручными взрывателями от мин, и ушла. Другая группа действовала в 12 км восточнее, засела на дороге, захватила одну машину, вторую, третью, перебила около 20 человек - в основном средний и младший комсостав, захватила их оружие, документы, подожгла машину, уничтожила линию связи и ушла. То же самое делали и другие группы.
  Когда тов. Запорожец говорил, что у них 13 финнов действовали в тылу, это показывает, как неприятно иметь в тылу у себя подобные группы. На фронте 9-й армии появилось несколько белофиннов, и они, перейдя нашу границу на 2-3 км, срезали один телефонный столб, который связывал пограничные заставы. У наших была паника, что здесь шныряет банда финнов, и говорили Бог знает что о них. Представьте себе, что делалось тогда у финнов после нашей работы у них в тылу. У нас был радиоприемник-колхозник, который был дан нам ПУАРМом, мы слышали финские передачи о действиях нашего отряда на русском языке. Они говорили, что целые батальоны парашютных десантов сбрасываются русскими, видимо, думали, что на такое удаление наши люди пройти не могут. Они кричали о новых видах военных действий и т.п. Видимо, мы им порядком были неприятны.
  Затем 18 февраля прилетел начальник разведывательного отдела армии и отдает приказание, что к 23-й годовщине Красной Армии надо преподнести большой подарок. Я говорю, что может быть лучше этот подарок преподнести после празднования, меньше будет у финнов бдительности. Он со мной не согласился, нет, говорит, приказываю. Послали группу в 50 человек восточнее Кухмониеми на помощь 54-й дивизии. Эта группа в 50 человек погибла, причем должен сказать, что эта группа была целиком из красноармейцев, остальная часть нашего отряда состояла из ленинградских добровольцев. Пленные, которые были потом захвачены, говорят, что как раз часть из них участвовала в уничтожении этих людей, что наши люди три дня вели бой, будучи совсем окружены, ни один из наших не сдался в плен, три человека, оставшихся в живых, в последний момент сами себя взорвали гранатами.
  Одновременно другая часть отряда пошла западнее Кухмониеми, разделившись на отдельные группы. Эти группы направились для того, чтобы перерезать шоссейную дорогу Каяани-Кухмониеми. Одна из групп напала на штаб 9-й пехотной дивизии противника. Должен сказать, что до этого мы говорили, что в этом районе имеется штаб или что-то похожее на крупный штаб. Но в штабе 9-й армии тогда не обратили внимание на эти наши данные, считая, что штаб 9-й пехотной дивизии противника находится в другом месте, между тем это было неверно. Группа в количестве 24 человек очутилась в расположении войск противника, куда она вошла ночью. Находясь в расположении войск противника - группа сама обнаружила это только на рассвете - группа, увидев, что кругом замаскированные бараки, полные солдат противника, и обнаружив тут же недалеко наличие крупного штаба, сама зарылась в снег и решила ждать ночи, чтобы напасть на штаб. Однако группа была случайно обнаружена в 16.00 из-за нечаянного выстрела, один из товарищей очищал автомат от снега.
  Тут начался бой (24 человека) против полка пехоты и затем командного состава штаба и авиации, которая была расположена там. Группа вела бой с 16.00 до 2 час. ночи. Наших было убито 14 человек, ушло 8, они отошли с боем и соединились с другими группами, действовавшими правее.
  ПРОСКУРОВ. Что было сделано?
  МАМСУРОВ. Был убит секретарь комсомольской организации и другие. Люди, которые участвовали в этом бою, вели бой из маузеров и автоматов и были одеты в финскую форму, как и весь отряд. Каждый из них уничтожил не менее 8-10 белофиннов, главным образом офицеров, которые лезли напролом, около 100 трупов противника осталось там. Мало того, когда оставшаяся часть группы вышла на лед озера к островам, куда им нужно было отходить, то группа летчиков противника перерезала им дорогу. Есть основания думать, что нашей группой был убит крупный финский начальник, поскольку у него была хорошая одежда, красивая сумка, золотые часы. Почти вся группа противника нами была перебита. Насколько финны были в тот момент охвачены паникой, говорит тот факт, что они начали вести артиллерийский огонь неизвестно по кому, во все стороны.
  Есть и другой случай, правда, этот товарищ убит. Он представлен к званию Героя Советского Союза, это ленинградский лыжник, замечательный гражданин нашего Советского Союза Мягков. Вместе с группой лыжников в 13 человек для того, чтобы выяснить наличие войск в районе Кухмониеми, в течение 23 часов он совершил 90-километровый марш. Это на лыжах, когда человек утопает выше колена в снегу. Правда, у него была хорошая лыжная подготовка, и людей в его группу мы подобрали хороших. Западнее Кухмониеми он влетел в расположение финской зенитной батареи, убил офицера и других финнов, наделал панику, узнал, что там есть зенитная батарея и пехотные части, несколько рот, через них проскочил и вернулся с группой. Правда, его с группой окружили в одной деревушке силами до роты противника с пулеметами, но он с группой стойко дрался, нанес большие потери противнику и вышел из окружения - пробился гранатами, правда, он потерял при этом одного из лучших бойцов отряда. Тов. Мягков проделал ряд замечательных операций, жаль, что к концу событий погиб.
  Нам учить надо было людей. Мы работали всего месяц с лишним. Я считаю, что если бы у меня были там подготовленные в мирное время люди, то довольно много вреда бы нанес финнам, но был заключен мир. Перед этим 10 марта я получил приказ от командующего вылететь к тов. Батову, шведы там появились, только хотели приступить к работе, но уже был заключен мир.
  Должен сказать, что отряду, который был у меня из ленинградских добровольцев-лыжников, очень трудно и тяжело приходилось, тяжелее, чем частям, которые были на фронте, однако, можно с гордостью сказать, что это были замечательные люди нашей родины. Когда было сказано, что мир заключен, что работу надо приостановить, потому что это может быть истолковано как провокация войны, уверяю, может быть потому, что нужно было отомстить за погибших товарищей, некоторые даже всплакнули. Жалко, говорят, ох, жалко как. У меня лично впечатление такое, что если бы мир не был заключен, дело пошло бы очень хорошо. Я считаю, что необходимо решить вопрос о создании таких специальных частей сейчас в ряде округов, чтобы их начать готовить. В руках начальников штабов армий или командований армий эти части принесут пользу, выполняя помимо специальной работы также задачи более дальней разведки, чем ведут войска. Я думаю, что этот вопрос надо решить."
  Вполне вероятно, что если бы мирное соглашение с Финляндией заключено не было, границы Ленинградской области простирались бы сейчас до Норвегии и Швеции. Именно с такими людьми как Мамсуров СССР выиграл Великую Отечественную войну. К сожалению, к рекомендациям полковника Мамсурова и других опытных военачальников ГКО прислушивался в те годы далеко не всегда. Результатом стали огромные потери в первые годы войны. На ней Мамсуров проявит себя самым лучшим образом, а пока же, в 1940, он был назначен начальником V отдела Разведупра и поступил на курсы усовершенствования командного состава при Военной академии им. М.В. Фрунзе, которые окончил в 1941 году.
  
  ПОДПОЛЬНЫЙ ОБКОМ ДЕЙСТВУЕТ
  С началом Великой Отечественной войны 24 июня 1941 года полковник Мамсуров был откомандирован в распоряжение Ворошилова для выполнения особо важных поручений на Западном фронте. После прорыва немцев в районе Чудова Мамсурова назначили командиром 311-й стрелковой дивизии. 24 августа в бою под Чудовом он был ранен в обе ноги и руки. После выхода из госпиталя попросился на фронт и в январе был назначен командиром 114-й кавалерийской дивизии, а потом заместителем командира 7-го кавалерийского корпуса. Хаджи-Умар Джиорович Мамсуров принял непосредственное участие в организации партизанского движения на оккупированной фашистами территории. Будучи помощником начальника штаба партизанского движения, возглавляемого Героем Советского Союза маршалом Ворошиловым, и начальником оперативного отдела штаба, Мамсуров лично вел подготовку будущих организаторов партизанских отрядов.
  Для руководства партизанской борьбой на Северном Кавказе и в Крыму постановлением Государственного Комитета Обороны от 3 августа 1942 года при Военном Совете Северо-Кавказского фронта был создан Южный штаб партизанского движения. Его возглавил полковник Мамсуров. В состав штаба вошли секретарь Красноградского крайкома партии П.И. Селезнев и секретарь Крымского обкома партии В.С. Булатов. При штабе организовали школу партизанских кадров, в подготовке которых был учтен значительный испанский опыт диверсий и к преподавательской работе привлечены испанские боевики. Сам же Мамсуров на основании личного опыта Гражданской войны акцентировал внимание на формировании кавалерийских дивизий, незаменимых в условиях Северного Кавказа. В марте 1943 года полковник Мамсуров вступил в должность командира 2-й гвардейской Крымской кавалерийской дивизии, с которой и воевал до Победы. Это был воистину героический ратный путь. "Все походы и набеги его были поразительны по необыкновенной быстроте переходов и смелости нападений, всегда увенчивавшихся успехами." Эти слова Лев Николаевич Толстой написал о чеченском военачальнике Хаджи-Мурате, но они в полной мере применимы и к Хаджи-Умару. Мамсуров показал немцам настоящую кавказскую войну.
  В начале октября 1943 года в составе 1-го Украинского фронта Мамсуров со своей дивизией форсировал Днепр севернее Киева. Прорвав оборону немцев, дивизия захватила и расширила плацдарм для войск 60-й армии. Затем, в составе 1-го конно-гвардейского корпуса участвовала в боях за освобождение Киева. Прорвав оборону гитлеровцев на реке Ирпень, севернее Киева, и овладев шоссе, дивизия Мамсурова отрезала немецкой группировке пути отхода из города. Продолжая стремительное наступление и уничтожая подходившие резервы противника, дивизия 11 ноября 1943 года овладела городом Коростень, а 12 ноября - Житомиром. Вооруженная танками и артиллерией, 2-я гвардейская Крымская кавдивизия в течение шести дней удерживала Житомир, уничтожив при этом более 150 танков и более 3 тысяч солдат и офицеров противника. Город был все же сдан, однако измотанный враг уже не сумел прорвать оборону Советской Армии под Киевом. За это время, получив пополнение, войска 1-го Украинского фронта перешли в наступление и вернули захваченную немцами территорию. Наступление гитлеровцев в Фастовско-Киевском направлении было сорвано. За отличное руководство боевыми действиями дивизии Хаджи-Умар Джиорович Мамсуров был награжден орденом Суворова 2-й степени и произведен в генерал-майоры.
  В конце января 1944 года дивизия Мамсурова, успешно развивая наступление на Ковель, с боем форсировала реку Стырь, однако в этот момент получила новую задачу и повела наступление на юг. Начинался период мощных рейдов по тылам противника. Прорвав фронт немцев, дивизия соединилась с партизанскими отрядами Украины. Оказавшись в глубоком тылу, дивизия овладела многими населенными пунктами, уничтожая слабые гарнизоны врага.
  Разгромив 19-ю пехотную дивизию венгров и 143-ю пехотную немецкую дивизию, 1 февраля 1944 года кавалеристы Мамсурова заняли город Луцк и, подойдя к городу Дубно, изрядно потрепали группировки немцев, отходившие в направлении Ровно. 15 марта дивизия прорвала оборону противника на реке Иква и стремительным ударом с тыла Дубненской группировки врага обеспечила успешное наступление наших войск с фронта. 19 марта генерал-майор Мамсуров был ранен в лицо, но остался в строю. В Львовско-Сандомирской операции 1-го Украинского фронта его дивизия выполняла отдельную задачу - не допустить отхода Бродской группировки немцев на запад через реку Западный Буг в районе Каменка-Струмилово. 2-я гвардейская кавдивизия овладела городом Каменка-Струмилово и вынудила противника принять бой в невыгодных для него условиях. Несмотря на большую ширину фронта в 70 км, дивизия не пропустила ни одного отступающего. В результате этой операции на поле боя осталось свыше 8 тысяч трупов солдат и офицеров противника, в том числе 2 генерала. Захвачено было более 2 тысяч пленных, 35 танков, свыше 500 орудий и минометов, 3 тысячи автоматов и 6 тысяч лошадей.
  Сокрушительные рейды по тылам продолжались. В сентябре 1944 года, прорвав оборону противника, дивизия Мамсурова в составе 1-го гвардейского кавалерийского корпуса успешно действовала на территории Чехословакии. В составе 1-го Украинского фронта дивизия прорвала оборону гитлеровцев на реке Нейсе и, овладев рядом городов, подошла к Берлину с юго-запада.
  21 апреля 1945 года 2-я гвардейская кавдивизия форсировала реку Эльбу южнее города Торгау и захватила большое количество пленных, освободив сотни узников из концентрационного лагеря. 24 апреля в боях на западном берегу Эльбы было уничтожено 1230 солдат и офицеров противника, 3 тяжелых танка, 11 бронетранспортеров. Взято в плен 574 солдата и офицера, захвачено 8 паровозов, 250 вагонов, 117 складов с вооружением, боеприпасами и военным имуществом, 40 тракторов и тягачей, 480 автомашин, 5700 лошадей, 350 повозок. Из двух концлагерей были освобождены 15600 человек.
  29 мая 1945 года Хаджи-Умар Джиорович Мамсуров был удостоен звания Героя Советского Союза. Тогда же Военным Советом 1-го Украинского фронта он был назначен командиром батальона сводного полка фронта, с которым 24 июня 1945 года участвовал на параде Победы.
  В 1948 году Мамсуров окончил Военную академию Генерального штаба. Командовал дивизией, корпусом, армией. Фронтовой опыт пригодился генералу Мамсурову 4 ноября 1956 года, когда советские войска по приказу маршала И.С. Конева приступили к выполнению боевой задачи по оказанию братской помощи правительству социалистической Венгрии. Подразделения Мамсурова без особых потерь осуществило активные действия по наведению порядка и восстановлению законной власти в городках Дебренце, Мишкольце и Дьере. Через неделю сопротивление повстанцев Имре Надя было подавлено, и Венгерская коммунистическая партия выразила глубокую благодарность своему великому соседу. Многие участники операции "Вихрь" получили правительственные награды. Не стал исключением и Хаджи-Умар Джиорович Мамсуров. В 1957 году кристально чистого коммуниста перевели на должность заместителя начальника ГРУ генерала армии Сергея Матвеевича Штеменко. Вскоре с подачи Мамсурова разразился колоссальный скандал. Речь шла о подготовке министром обороны Жуковым... государственного переворота!
  
  ОБКОМ ЗВОНИТ В КОЛОКОЛ
  Вот что рассказывает об этой истории со слов самого Мамсурова хорошо знавший его разведчик Михаил Мильштейн: "Незадолго до поездки в Югославию Г.К. Жуков вызвал его к себе и поделился с ним своим решением о формировании бригад специального назначения, исходя из возможного характера будущих военных действий в том регионе. Эти бригады должны были быть сравнительно небольшими (до двух тысяч человек), вооруженными самым совершенным и мощным легким оружием. Предполагалось собрать в единый кулак отборный, физически сильный личный состав, обученный приемам ведения ближнего боя, карате, десантированию с воздуха и пользованию современными взрывчатыми веществами. Формирование этих бригад Георгий Константинович возложил на Мамсурова. У Хаджи-Умара Джиоровича Мамсурова был друг, которого он знал много лет, - генерал Туманян. В то время он занимал должность заместителя начальника бронетанковой академии по политической части. Туманян приходился дальним родственником Анастасу Ивановичу Микояну. Будучи женатыми на сестрах, они часто встречались и относились друг к другу по-дружески. Мамсуров рассказал о встрече с Жуковым и его указаниях Туманяну, тот, в свою очередь, решил доложить об услышанном А.И. Микояну. Микоян, в то время первый заместитель председателя Совета Министров СССР, воспринял рассказ Туманяна очень серьезно. Первый вопрос, который он ему задал, звучал примерно так: "А могут ли эти бригады быть выброшены с воздуха на Кремль?" Туманян ответил утвердительно. Услышав это, Анастас Иванович поспешил на доклад к Никите Сергеевичу Хрущеву. В воспаленном воображении Микояна, воспитанного на теориях "заговоров", по-видимому, сразу родилась мысль о намерении Жукова подготовить военный переворот с помощью бригад специального назначения."
  Хорошее воображение было не только у Микояна. "Карманный спецназ" легендарного маршала так напугал руководство страны, что в октябре 1957 года был созван Пленум ЦК КПСС, на повестке дня которого стоял один единственный вопрос: "Об улучшении партийно-политической работы в Советской Армии и Флоте". Это значило, что министра обороны будут снимать. И поднятый Мамсуровым вопрос о секретных бригадах сыграл там далеко не последнюю роль. О нем, как о факте игнорирования Жуковым Центрального Комитета, сказал на Пленуме М.А. Суслов: "Недавно Президиум ЦК узнал, что тов. Жуков без ведома ЦК принял решение организовать школу диверсантов в две с лишним тысячи слушателей. В эту школу предполагалось брать людей со средним образованием, окончивших военную службу. Срок обучения в ней 6-7 лет, тогда как в военных академиях составляет 3-4 года. Школа ставилась в особые условия: кроме полного государственного содержания, слушателям школы рядовым солдатам должны были платить стипендии в размере 700 рублей, а сержантам - 1000 рублей ежемесячно. Тов. Жуков даже не счел нужным информировать ЦК об этой школе. О ее организации должны были знать только три человека: Жуков, Штеменко и генерал Мамсуров, который был назначен начальником этой школы. Но генерал Мамсуров, как коммунист, счел своим долгом информировать ЦК об этом незаконном действии министра."
  Что было незаконного в создании секретной бригады спецназа ГРУ, Михаил Андреевич Суслов не пояснил. Зато доступно растолковал Никита Сергеевич Хрущев, не забыв упомянуть и начальника ГРУ Штеменко: "...Относительно школы диверсантов. На последнем заседании Президиума ЦК мы спрашивали тов. Жукова об этой школе. Тов. Малиновский и другие объяснили, что в военных округах разведывательные роты и сейчас существуют, а Центральную разведывательную школу начали организовывать дополнительно, и главное без ведома ЦК партии. Надо сказать, что об организации этой школы знали только Жуков и Штеменко. Думаю, что не случайно Жуков опять возвратил Штеменко в разведывательное управление. Очевидно, Штеменко ему нужен был для темных дел. Ведь известно, что Штеменко был информатором у Берия - об этом многие знают, и за это его сняли с работы начальника управления... Возникает вопрос: если у Жукова родилась идея организовать школу, то почему в ЦК не скажешь? Мы бы обсудили и помогли это лучше сделать. Но он решил: нет. Мы сами это сделаем: я - Жуков, Штеменко и Мамсуров. А Мамсуров оказался не Жуковым и не Штеменко, а настоящим членом партии, он пришел в ЦК и сказал: не понимаю в чем дело, получаю такое важное назначение и без утверждения ЦК. Непонятно, говорит он, почему об этом назначении должен знать только министр обороны. Вы знаете что-нибудь об этой школе? Мы ему говорим: мы тоже первый раз от вас слышим. Можете себе представить, какое это впечатление производит на человека."
  Коммунист с кристально чистой совестью, Хаджи-Умар Джиорович Мамсуров пребывал под сильным впечатлением от произошедшего. Пленум единогласно постановил освободить Жукова от обязанностей министра обороны СССР, вывести из состава членов Президиума ЦК и членов ЦК КПСС. Его место занял Малиновский, впрочем, не допустивший расправы со Штеменко. Генерал-полковник Мамсуров также сохранил свою должность. Он умер 5 апреля 1968 года и был похоронен в Москве на Новодевичьем кладбище, а его именем назвали улицу и детскую библиотеку во Владикавказе. Осетинский народ по праву гордится своим героическим соплеменником, одним из основателей советского спецназа. ЛИТЕРАТУРА: 1. Мильштейн М.А. "Сквозь годы войн и нищеты". М., ИТАР-ТАСС. 2000 г.

Оценка: 8.65*11  Ваша оценка:

По всем вопросам, связанным с использованием представленных на ArtOfWar материалов, обращайтесь напрямую к авторам произведений или к редактору сайта по email artofwar.ru@mail.ru
(с) ArtOfWar, 1998-2018