ArtOfWar. Творчество ветеранов последних войн. Сайт имени Владимира Григорьева

Гирченко Юрий Викторович
"Игла-А"

[Регистрация] [Найти] [Обсуждения] [Новинки] [English] [Помощь] [Построения] [Окопка.ru]
Оценка: 4.75*16  Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Опубликовано на CD-диске "Библиотека для КПК"


  
  
 []
  
  
Юрий Гирченко

Игла-А

  
   Кому как, а мне летом в голову лезут оригинально-своеобразные мысли. То хочется уйти куда-нибудь в поход на несколько суток. Причём уйти так, чтобы никто ни при каких обстоятельствах найти не смог. То хочется заплыть на какой-нибудь одинокий остров, где искать просто не станут. Потому что для нормального человека искать там нет ни малейшего смысла. По логике нормального человека, там вообще нечего делать. В этом смысле я, скорее всего, человек ненормальный. Хотя, что такое норма? Кто её определяет, и самое главное - зачем?
   Так вот мысли меня такие посещают летом. Почему летом? Ну, думаю, во-первых, бродить несколько суток одному где-нибудь по полям или горам под морозным шквальным ветром гораздо менее приятно, чем под тёплым летним солнышком. Да и на одинокий мифический остров вряд ли доплывёшь в ледяной воде. Хотя, конечно, можно и по льду добраться... Это при условии, что таковой вообще есть в данном месте. Но если предпринять подобное действие, то можно, случайно оступиться и под лёд провалиться... Короче - зимой риска больше!
   Ну, а во-вторых, мысли - ''затеряться'' меня только в летнее время и посещают.
   Но, как правило, подобные мысли так и остаются только мыслями. Постоянно что-то мешает ''раствориться'' в нигде...
   Вот опять уже весна. И снова что-то начинает ''ковыряться'' в голове... Пока ещё не очень сильно, но уже куда-то тянет.
   Естественно, я осознаю, что вряд ли из подобной затеи что-то получится. Обыденные заботы просто не позволят оставить их на продолжительное время без внимания. Но в мыслях я каждую весну куда-то начинаю собираться, чтобы к лету быть готовым... А потом воображение включается в полную силу, и мечты... Мечты...
   Работа моя однообразна и скучна. Работаю я в охране одной коммерческой фирмы. И по ночам, когда последний сотрудник покидает офис, и я остаюсь один, самое главное - найти длинную сигарету. Ведь, образно говоря, чем длинней сигарета, тем короче ночь.
   Вот и сегодня обычная весенняя ночь. Уже тепло, но всё-таки курить в три часа утра во дворе у входа в здание офиса как-то зябко. Я как можно быстрее докурил и, бросив окурок в урну, зашёл в помещение. Закрыл входную дверь на замок и, взяв книгу, уселся на диван.
   Книга была интересная. Конечно, у каждого свой вкус, но лично я увлекаюсь историей. История, вообще, штука весьма познавательная. Бывает, узнаёшь из книг такие вещи, о которых не то что даже не представлял, а просто понятия не имел, что что-то подобное вообще могло происходить.
   Я думаю, если бы наши государственные лидеры с большим вниманием относились к словам государственных лидеров прошлого, то от руководителей нынешних толку было бы больше.
   Примеры? Примеров множество!
   Более всех уважаемый мной из российских императоров - Александр Второй - как-то сказал: ''Мой папа был гений, поэтому мог позволить себе окружить трон остолопами. А я не гений - мне нужны умные люди!''
   Стоит ли что-то добавить? Стоит просто задуматься...
   Сегодня мне попалась в руки книга о царском генерале от артиллерии Василии Фёдоровиче Белом. Генерал как генерал. В 1904-м году принимал участие в обороне Порт-Артура. Да, дела давно минувшие. С тех пор уже целый век прошёл...
   Но есть факт один любопытный! Когда Порт-Артур был сдан японцам, Белый не воспользовался правом вернуться в Россию, а отправился в плен, надеясь быть полезным там своим офицерам и нижним чинам. В плену он пробыл одиннадцать месяцев, и что говорить, действительно оказывал помощь нуждающимся.
   А вот интересно, нынешние наши генералы смогут так? Или плен - это всё-таки далеко от генеральской дачи?
   Вообще-то, сравнивать генералов прошлого с нынешними просто не корректно. Потому, что у них разное понимание самой значимости генеральских погон. Генерал прошлого гордился своей верой и воинскими подвигами. Для генерала нынешнего самым главным является процесс накопления собственных материальных благ. Впрочем, бывают и исключения...
   Мои мысли прервал настойчивый зуммер дверного звонка.
   Я отложил книгу и с удивлением посмотрел на часы. Они показывали три часа тридцать три минуты.
   - Кого это могло сюда принести? - проговорил я вслух, и подошёл к двери. Посмотрел в ''глазок'', и на освещённой площадке у входа увидел совершенно незнакомого невысокого роста мужичка в больших роговых очках.
   - Слушаю вас! - громко произнёс я через закрытую дверь.
   - Мне нужен Юрий... - и он чётко и уверенно назвал мою фамилию.
   - Ну... это я! - несколько смутился я. Вообще-то, приход кого-то из сотрудников фирмы или к кому-нибудь из них предположить можно. В этом случае я, как и положено по инструкции, попросил бы прийти завтра. Но этот мужичок пришёл ко мне. В половине четвёртого утра! Странно всё это...
   - Открывай! - донеслось из-за двери.
   - Эй, мужик, приходи утром! Тогда поговорим! - ответил я.
   - Утром нельзя! Надо сейчас!
   - Мужик, я тебя не знаю! Давай утром! - парировал я, и, отходя от двери, отключил звонок.
   Кто это - я не знаю. Может пьяница какой-то, а может специально подослали ''недорослика'', чтоб я дверь бронированную открыл. А когда дверь открою, то в неё и ворвутся те, кто подослал этого очкарика... Офис под охраной, а охранник я. Нужны мне неприятности? Нет. В моей работе самое главное - осторожность!
   ''Звони, милок, в рельсу!'' - мысленно усмехнулся я, опять садясь на диван.
   Через некоторое время раздался стук в дверь.
   ''Ничего-ничего, ''поскребись'' немного и успокойся до утра. А утром поговорим'', - пронеслось в голове.
   Но стука в дверь больше не последовало. Я выждал ещё несколько минут и, решив, что ночной посетитель уже ушёл, опять принялся за чтение.
   Вдруг раздался хлопок! И возле меня непонятно каким образом появился этот невысокий ночной ''гость''.
   - Не понял?! - совершенно ошалело произнёс я.
   - Успокойся, всё в порядке, - абсолютно спокойно сказал ''гость''.
   - Какой порядок?! - с напором прокричал я, быстро соображая: ''Может, окно какое-то осталось открытым?
   - Нет, всё закрыто. К тебе сюда совершенно попасть невозможно, - невозмутимо произнёс очкарик.
   - Невозможно, говоришь! Но ты ведь, здесь! - сказал я. А потом до меня дошло: - Ты, что, мысли мои читаешь?
   - Ну да... - пожал плечами ''гость''.
   - Как это? - спросил я, вставая с дивана.
   - Успокойся, Юрий! Я всё объясню, - скороговоркой ответил очкарик, наблюдая испуганными округлившимися глазами, как я сжимаю кулаки.
   Я действительно был готов применить силу, потому что был при исполнении служебных обязанностей. И этот мужичок, появившийся из ниоткуда, несколько раздражал.
   - Давай присядем на диван, и я всё спокойно объясню, - предложил ''гость''.
   - Ну, давай, - ответил я, ни на миг не расслабляясь, в готовности в любой момент оказать сопротивление.
   Мы сели на диван и повернулись лицом друг к другу. Мужичок снял очки, достал из бокового кармана пиджака носовой платок, и стал протирать им запотевшие стёкла.
   - Говори, - выразил я своё нетерпение.
   - Да-да, конечно, - ответил он, пряча платок в карман, и надевая очки. Линзы в его очках были такими большими и толстыми, что скорее напоминали стёкла телескопа. Я ухмыльнулся этой мысли.
   - Так вот, Юрий, - начал ''гость'': - Я прибыл сюда...
   - Стоп! Давай начнём с того, как ты сюда пробрался, - перебил я.
   - Ну... - на какое-то мгновенье призадумался он, а потом ответил: - Попасть сюда, в офис, обычным путём невозможно. Дверь бронированная, окна закрыты, на окнах решётки...
   - Ну, и как тебе это удалось?
   - Видишь ли, если иметь приспособление, которое лежит у меня в кармане, то переместиться в пространстве совершенно не сложно. При помощи этого прибора пространство можно ''проколоть'' в любом месте. Так что любые барьеры, преграды, стены - это не проблема.
   - Мужик, ты, что фантастики начитался? - с сарказмом спросил я.
   - Юрий, ты не прав. Не всякая фантастика является чистым вымыслом. Кое-что там описано правдиво, - ответил он.
   - Короче, мужик, ''не лей мне чай на спину'', и ''не вешай на уши лапшу''. Не хочешь отвечать - вставай и уходи!
   - Но я, ведь, правду говорю.
   - Не правда это, а ерунда мистическая.
   - Это не мистика... - начал было говорить очкарик.
   - А фантастика! - перебил его я и, встав с дивана, добавил: - Иди отсюда! И быстрее!
   - Не имею права. У меня задание, - скороговоркой затараторил он, засовывая руку во внутренний карман пиджака.
   ''Оружие!'' - пронеслось в моей голове.
   Я попытался схватить его за руку, чтобы не дать возможности вытащить пистолет, но...
   Хлопок!!! И моя рука ушла в пустоту... Я еле удержался на ногах.
   Хлопок!!! И незваный гость материализовался в шести метрах от меня.
   - Что за ''фигня''?! - не понял я.
   - Это прибор в действии, - несколько возбуждённо, ответил очкарик.
   Я набрал полные лёгкие воздуха, и громко выдохнул.
   - Продолжим разговор? - спросил ''гость''.
   - Давай попробуем, - ответил я, опять присаживаясь на диван.
   Мужичок придвинул поближе к дивану стул, и уселся на него, со словами:
   - Я надеюсь, ты уже успокоился?
   - Не тяни, - ответил я.
   - Хорошо. Тянуть не буду. Но пообещай, что больше не будешь на меня нападать. Я ведь ничего плохого тебе делать не собираюсь. И для начала позволь мне спокойно вытащить из кармана прибор.
   - Хорошо, - согласился я.
   Мужичок медленно достал из внутреннего кармана пиджака какую-то небольшую блестящую коробочку.
   - Вот, посмотри. Только, пока на кнопки не нажимай, - он протянул мне блестящий предмет.
   - Что это? - спросил я.
   - Бери. Я сейчас объясню.
   Я пристально посмотрел ему в глаза.
   - Возьми. Этот прибор не опасен, - широко улыбнувшись, произнёс он.
   Я несколько секунд колебался, но потом всё-таки взял предмет в руки.
   - Можешь рассмотреть его. Но ещё раз напоминаю: на кнопки не нажимай!
   Я кивнул в ответ, и стал рассматривать коробочку. Размером она была с пачку сигарет, хотя если быть точным, то немного больше. На одной из сторон выделялись две кнопки. И всё. Она была монолитом. Точнее говоря, складывалось впечатление, что она как бы вылита из металла. Никаких шурупов, болтов и прочих скреплений не было.
   - Ну... - рассмотрев предмет, поднял я глаза на ''гостя''.
   - Этот прибор называется ''Игла-А''. Название такое имеет потому, что, как я уже говорил, ''прокалывает'' пространство с последующим перемещением пользователя и повторным ''проколом'' пространства.
   Я несколько секунд ''переваривал'' в голове его слова, а затем ответил:
   - Так. Я понял. А дальше?
   - Неужели всё понял? - удивлённо спросил ''гость''.
   - Конечно, понял! Я же не совсем дурак. Ты засунул руку в карман, нажал на кнопку и переместился в сторону, ну тогда, когда... - на мгновение я задумался, чтобы красивей сформулировать те свои враждебные действия.
   - Когда почувствовал опасность, - закончил фразу ''гость''.
   - Да.
   - Всё верно. Есть, правда, ещё ряд нюансов.
   Я с интересом посмотрел на собеседника:
   - Ну, и как он действует?
   Мужичок почесал за ухом, и ответил:
   - Если ты имеешь в виду сам механизм, то я ответить не могу, потому что сам только пользователь. Ну, а процесс происходит следующим образом: просто мысленно представляешь себе место, куда хочешь перенестись, и жмёшь на кнопку. Вот и всё.
   - Да, но тут две кнопки. На какую жать?
   - На любую. Вторая - просто дублёр.
   - Понятно.
   ''Гость'' снял очки и, протирая их платком, спросил:
   - Ну, как, Юрий, попробовать хочешь?
   - Наливай! - ухмыльнулся я.
   - Что наливать? - удивился он.
   - Ещё спроси: куда и сколько?
   Мужичок надел очки, и удивлённо уставился на меня:
   - Я тебя не понял?!
   Я всегда считал отсутствие у человека чувства юмора некоторой разновидностью инвалидности. Бывало, скажешь что-то юморное, какой-нибудь каламбур. А твой собеседник уткнётся в тебя взглядом, и просто не понимает, что ты хотел сказать ему. А вокруг всем смешно!!! А он не понял... Вроде бы и парень не глупый, а понимает только прямолинейные, чётко сформулированные фразы. А всевозможные каламбуры, афоризмы - это для него не просто игра слов, а совершенно непереводимый бред. Похоже, что и мой ночной ''гость'' из той же компании.
   - Ладно, проехали... - ответил я.
   Его глаза ещё больше расширились.
   - Хм... Я просто пошутил, - улыбаясь, сказал я, чтобы избавить себя от совершенно не нужных объяснений.
   - А... Юмор, - совершенно серьёзно произнёс он.
   - Да, - убрал я улыбку с лица.
   - Понятно. А как насчёт моего предложения?
   - Да без проблем! Только ответь: кто ты такой и что тебе нужно?
   Он на долю секунды отвёл взгляд в сторону, а потом, уставившись на меня, ответил:
   - Я курьер. Задача моя: передать тебе ''Иглу'' и научить пользоваться ею.
   - Для начала неплохо. Но твоё объяснение, практически ничего не объясняет. Продолжай, или тебе придётся взять свою ''Иглу'' и уйти, не выполнив задание. Мне ведь ровным счётом все равно!
   - Тебе не всё равно. Тебя уже заинтересовал мой приход.
   - Да, если быть честным, то заинтересовал. Но, если ты и дальше мне ничего не объяснишь, то нам придется расстаться.
   - Пойми, я не всё имею права говорить. Но, что смогу, то сейчас объясню, - с некоторым волнением произнёс он.
   - Хорошо. Пусть будет так, - согласился я.
   Он поправил очки и начал:
   - Я не просто так, сам по себе, пришёл к тебе. У меня есть начальство, которое определило мне задание: передать тебе прибор.
   - Это я уже понял. Давай конкретнее.
   - А что конкретнее? Прибор весьма полезный, но возможно, необходимо его как-то доработать. Вот я его и принёс, чтобы ты попробовал, и сказал своё мнение.
   - Ты хочешь меня использовать как подопытного кролика?
   - Не как кролика, а как испытателя! - гордо произнёс он.
   - Это все равно.
   - Нет-нет, не всё равно! Кролик молчит, чтобы с ним не делали. А мне нужно знать твоё мнение.
   - Вот, блин! А почему именно моё?! - возмущённо, произнёс я.
   - Потому, что тебя избрали для этого, - невозмутимо ответил ''гость''.
   - Кто?! - с напором, спросил я.
   - Моё начальство.
   Я набрал полные лёгкие воздуха, и громко выдохнув, сказал:
   - В общем, так, мужик, иди туда, откуда пришёл!
   - Испытай прибор, и я уйду.
   ''Ну, наглец!'' - пронеслось в моей голове. - ''Сейчас как дам в ухо, ведь прибор у меня! Не уйдёшь!''
   - Не надо этого делать! - чётко и громко сказал мужичок.
   Я пристально посмотрел в его глаза, точнее, в очки-''телескопы'' и, вспомнил:
   - А... Так ты же, мысли мои читаешь!
   - Не надо этого делать! - повторил он, и что-то, доставая из бокового кармана пиджака, добавил: - Все равно, не успеешь! У меня ещё одна ''Игла'' есть.
   И он показал только что вынутый из кармана прибор.
   - И сколько их у тебя? - уже спокойно спросил я, понимая, что момент внезапности уже утерял, и в любой миг этот мужик опять куда-то переместится.
   - Ну, это моя ''Игла'', - он немного приподнял руку с прибором. - А та, что у тебя, твоя. Зачем больше?
   - Что значит - моя?
   - Это значит, что я свою миссию выполнил... - он на мгновенье замолк, но тут же продолжил: - Почти выполнил. Осталось только тебе сделать пробный ''прокол''.
   - Ты так в себе уверен? Или, точнее сказать, во мне?
   - Нет, что ты! Просто пойми - это очень интересно. Ты никогда с подобным не встречался, и думаю, тебе будет очень любопытно попробовать переместиться в пространстве.
   - Блин... Достал ты меня уже...
   - Вот, смотри, - перебил он. - Я представляю себе вон тот стул, - кивнул мужичок в сторону стула, стоящего в конце коридора.
   - И жмёшь на кнопку, - закончил фразу я.
   - Да, - с этими словами он действительно нажал на кнопку своей ''Иглы''.
   Хлопок!!! И ''гость'' исчез...
   Хлопок!!! И он уже сидел на стуле.
   - Вот видишь, всё очень просто, - сказал он.
   - Да, уж!
   - Ну, попробуй! Представь и жми!
   - Что представить?
   - Да что хочешь! Место какое-нибудь!
   - Ну, ладно, - всё-таки с некоторым сомнением, согласился я.
   - Давай!!! - подзадорил он.
   Я совершенно машинально посмотрел на большой аквариум, стоящий на полу метрах в четырёх от себя. Подумал: ''Ну, где-то, здесь...'', и нажал на кнопку.
   Хлопок!!! На долю секунды в глазах потемнело. Создалось впечатление, что я просто моргнул.
   Хлопок!!! И я совершенно непонятным и неописуемым образом оказался возле аквариума. Точнее, одна моя нога твёрдо стояла на полу, а вторая была в самом аквариуме.
   - Вот, блин! - проговорил я, вытаскивая левую ногу из воды.
   - Ничего. Для первого раза неплохо. Но место, куда хочешь переместиться, нужно чётче себе представлять.
   - Надоел ты мне со своими нотациями! - с раздражением сказал я.
   - Юрий, не горячись. Это просто инструкции, которые помогут тебе правильно использовать ''Иглу'', - невозмутимо ответил он.
   - Зачем мне это? - спросил я, совершенно бесполезно пытаясь стряхнуть воду с, промокшей до нитки, штанины.
   - Поверь, пройдёт совсем немного времени и у тебя даже мысли не будет, чтобы задать подобный вопрос.
   Тем временем вода стекала со штанины на пол, и под ногами стала образовываться лужа. Явление совершенно неприятное, и можно сказать, даже комическое.
   - Так не пойдёт, - произнёс я. И, положив прибор на пол, стал снимать брюки.
   - Это зачем? - удивлённо посмотрел на мои движения очкарик.
   - Носить мокрые портки - приятного мало! - с ухмылкой ответил я.
   - Хорошо! Тренируйся! Ещё увидимся! - с этими словами он нажал на кнопку своей ''Иглы''.
   Хлопок!!! И я в помещении офиса остался один.
   - Эй, мужик! Ты куда?! - прокричал я.
   Но ответа не последовало. Мужичок исчез, как и появился, неожиданно и как-то несвоевременно, оставив после себя много непонятного.
   Зачем он, собственно, приходил? Ну, на этот вопрос ответить ещё можно. Он принёс мне ''Иглу''. Вот она ''милая'' на полу лежит.
   Почему он пришёл именно ко мне? На это ответа пока нет.
   И, вообще, на вопросы, начинающиеся со слова: ''почему?'' ответить практически невозможно. Эту истину я ещё в армии усвоил.
   Ну, к примеру:
  -- Почему, товарищ сержант, вы опоздали в строй?
  -- Чистил сапоги, товарищ прапорщик!
  -- Почему они у вас были грязные?
  -- Выполнял задачу, поставленную командиром батальона!
  -- Почему своевременно не доложили о приказе командира батальона?
  -- Не было возможности!
  -- Почему?
  -- Задача была поставлена не плановая и авральная!
  -- Почему вам поставили задачу, товарищ сержант?
  -- Потому, что у склада ГСМ я находился один!
  -- Почему?
  -- Потому, что там больше никого не было!
  -- Почему вы там находились?
  -- По приказу командира роты относил заявку на получение масла!
  -- Ясно! Но, почему вы, товарищ сержант, опоздали в строй?
  -- Чистил сапоги, товарищ прапорщик...
   Я зашёл в туалет и выжал в раковину умывальника воду из мокрой штанины. Затем, встряхнув брюки, надел их на себя.
   ''Ничего, через час высохнет'', - подумал я, и, выключив свет в туалете, пошёл по коридору в сторону входной двери. У аквариума на полу лежал, оставленный мной, прибор.
   ''Вообще-то, интересная штука!'' - я поднял с пола прибор, и ещё раз рассмотрев, положил в карман.
   ...В девять утра пришёл мой сменщик. И я, сдав дежурство, отправился домой. Субботнее утро. Хорошо! Приду домой, посплю пару часов, потом пойдём с женой по соседнему парку пройдёмся. Красота!
   Минут через сорок я вышел из троллейбуса на остановке у своего дома. Несколько секунд подумав, зашёл в ближайший магазин и купил хлеб. Жена моя человек очень хозяйственный, но, как правило, хлеб покупать забывает.
   ...Уложил тёплый батон в свою ''рабочую'' сумку, ну, в смысле, с которой на работу хожу, вышел из магазина, и, вдыхая полной грудью свежий весенний воздух, отправился домой.
   У подъезда на скамейке, смачно пыхтя ''беломориной'', сидел мой сосед Михаил.
   Мишаня, как называли его все, был нормальным среднестатистическим пьяницей. Периодически он устраивал скандалы или всевозможные ''разборки'' своим родственникам, соседям и просто прохожим людям. Иногда эти ''публичные выступления'' заканчивались для него вызовом милиции, и ночёвкой в отделении. Совсем не часто Мишаня пытался где-то как-то заработать денег, что-нибудь разгрузить, перекопать.... Но пьян был всегда! Это было правило! Исключение же из этого правила состояло только в том, что именно было ''принято на грудь'', и в количестве принятого.
  -- Здравствуй, Мишаня! - приветствовал я соседа, подходя к двери подъезда.
  -- Привет, Юра! - ответил он, посмотрев на меня уже с утра ''залитыми'' глазами.
  -- Ты, никак, Вовчика ждёшь? - улыбнувшись, спросил я.
  -- Да. Вовчик друг, и я его жду!
   Мишанин друг Вовчик был таким же..., ну, среднестатистическим... Но жил не в нашем доме. Собственно, я и не знал, где он жил, и даже никогда не интересовался. Просто сорокапятилетний Мишаня, как правило, ежедневно общался, употреблял спиртные напитки, подзарабатывал деньжат и хулиганил вместе с пятидесятилетним Вовчиком. Они были друзьями. Если же подобрать более точное определение их отношений, то правильнее было бы назвать их собутыльниками. Но слово это, с моей точки зрения, какое-то поносное, осуждающее. А осуждать других не в моих правилах. Я могу иметь к чему-либо своё негативное мнение, но осуждать - нет! Поэтому Мишаню и Вовчика я называл друзьями. ''Друзьями'', но с саркастическим подтекстом...
  -- А ты, Юра, никак с вахты? - спросил Мишаня, затягиваясь папиросным дымом.
  -- Хм, с дежурства, - уточнил я.
   В своё время, Мишаня проходил срочную службу во флоте, и своеобразная морская терминология периодически проскакивала в его словах. Казалось бы, уже прошло много лет с момента демобилизации, но он до сих пор называл табурет - банкой, галстук - гюйсом, а на дождь вообще не обращал внимания, говоря о нём презрительно: ''для матроса - это пыль!''.
  -- Садись - покурим, - предложил Мишаня, двигаясь на край скамейки.
  -- Ну, давай, - ответил я, засунув руку в карман, чтобы достать пачку сигарет. Присаживаясь на скамейку, я машинально вытащил из кармана ''Иглу'', и хотел уже положить обратно, но удивлённый Мишанин голос предупредил моё действие:
  -- Это чё, портсигар такой?
  -- Нет, - улыбнулся я, и добавил: - подарок.
  -- А для чего эта штука?
  -- Хороший вопрос...
  -- Для чего?
  -- Не доставай, Мишаня! Сели покурить - давай курить, - ответил я, и добавил: - А что это за штука, я и сам пока точно ещё не разобрался.
  -- Украл, что ли? - хитро прищурился Мишаня.
  -- Да, я не по этим делам, дорогой! Если тебе это в порядке вещей, то это совсем не для меня!
  -- Ты чё, обиделся?! - удивился Мишаня.
  -- Что мне на тебя обижаться? Просто ты сказал глупость, и прошу - больше её не повторяй! - пряча в назад ''Иглу'', сказал я.
  -- Ладно, - пожал плечами Мишаня.
   Я достал сигарету и закурил. Мишаня выбросил окурок ''беломорины'', и попросил у меня сигарету.
  -- Бери, конечно, - протянул я ему пачку ''Бонда'', и добавил: - А у тебя ни с какого места никотин не закапает?
  -- Фигня всё это, Юра! Я с десяти лет курю, и ничего! - ответил он, вытаскивая сигарету.
   Я ещё раз чиркнул зажигалкой, и дал Мишане подкурить. Он, затянувшись дымом, и отдавая назад пачку сигарет, произнёс:
  -- Детские у тебя сигареты, слабенькие.
  -- Ну, так по сравнению с твоим тридцатипятилетним стажем курения, я совсем ещё дилетант.
   Мишаня хмыкнул, и громко засмеялся, выставив на показ свои жёлтые обезьяноподобные зубы.
  -- Как говориться - курение медленная смерть, а мы никуда не торопимся! - продолжая усмехаться, проговорил он.
  -- И продолжи - пьянству не бой, а перемирие! - парировал я.
  -- Юра, надо жить в удовольствие. А если не пить и не курить, то жить зачем?
  -- Ну, блин, Мишаня, у тебя и философия! Можно, ведь и чем-то другим заняться в своё удовольствие.
  -- Это ты про баб, чё ли?
  -- Хм..., - я ухмыльнулся.
  -- Бабы водке не помеха! - загоготал Мишаня.
  -- Вообще то, я не об этом.
  -- А о чём?! - совершенно искренне удивился Мишаня.
  -- Ну, занялся бы, чем ни будь одновременно полезным и здоровью и карману.
  -- Ты чё?! - удивлённо уставился на меня Мишаня.
  -- Понял. Разговор на эту тему неуместен. Насколько я понял, твой принцип: ''работа наш друг, а мы друзей не трогаем!''
  -- Ясен пень! - Мишаня опять загоготал.
  -- Ладно, надо пойти домой, и поспать, - сказал я, выбрасывая в урну окурок.
  -- Устал на вахте?
  -- Да, есть немного, - ответил я, вставая со скамейки.
  -- Ну, тогда ''держи краба''! - протянул мне руку Мишаня.
  -- Счастливо! - ответил я, пожимая его руку.
   Я зашёл в подъезд, поднялся на третий этаж, и открыл дверь квартиры. В прихожей меня встречала жена. Мы обнялись, она нежно поцеловала меня в щёку, и сказала:
  -- Юра, еда стоит в кухне на столе, но..., - она замялась на несколько секунд, а потом вполголоса проговорила: - А ты, случайно, хлеб не купил?
  -- Случайно - нет, а хлеб купил, - улыбнувшись, ответил я.
  -- Я знала! Ты ведь у меня молодец!
  -- Угу..., - я крепко обнял её, ведь люблю, и пятнадцать лет совместной жизни - это вам не ''сацки-пецки''.
  -- Ну, всё-всё! Иди, мой руки, на кухне еда остывает.
  -- Иду! - ответил я, снимая туфли, и отправился в ванную комнату.
   Позавтракав, я решил пойти покурить. Знаю, вредно так делать, но это уже выработанная годами привычка. Иногда приходят в голову мысли вообще бросить курить, но... как-нибудь в другой раз.
   Взяв сигарету и зажигалку, я вышел на балкон. Подкурив, и выпустив тонкую струйку дыма, я ещё раз отметил, что день сегодняшний просто великолепный. И было бы просто непростительно провести его дома.
   Вдруг внизу, перед домом, раздался удивлённый крик:
  -- Мишаня!!! Ты куда?!
   Я посмотрел вниз, и увидел совершенно ошарашенного Витька, Мишаниного друга. Он стоял возле скамейки у подъезда, с волнением оглядывался по сторонам, и что-то жестикулировал руками.
  -- Витёк, что случилось?! - спросил я.
   Витёк поднял голову, посмотрел на меня, и произнёс, куда-то показывая руками:
  -- А..., у..., бл..., Мишаня!!!
  -- Что? - не понял я.
  -- У..., у-ё...!!! - Витёк, то поднимал, то опускал руки, пытаясь что-то сказать, но у него не получалось что-либо внятно произнести.
  -- Подожди, я сейчас спущусь вниз!
  -- Да! - Витёк интенсивно закивал головой.
   Я затушил в пепельнице сигарету, и зашёл в комнату. Жена сидела в кресле и смотрела телевизор, где какой-то очередной кандидат в народные депутаты рассказывал о том, что он, и только он самый необходимый человек в парламенте, и что только он не просто обещает сделать, но и сделает лучше для всех без ограничений. Но, для того, чтоб он сдвинул с места нерешённые вопросы, необходим маленький пустячок, чтоб его выбрали депутатом.
  -- Ну, как? Этот много обещает? - спросил я, кивая в сторону телевизора.
  -- Как обычно, - улыбнувшись, ответила жена. В этой улыбке было практически всё отношение к очередным выборам. Причём, отношение не только её, а многих и многих избирателей.
   Канцлер Германии Отто Бисмарк как-то сказал: ''Если бы квота жалования бюрократов колебалась вверх-вниз в зависимости от уровня жизни народа, тогда бы эти дураки меньше писали законов, а больше бы думали''. Мысль просто великолепная, жаль только, что к ней никто так и не прислушался.
  -- Слушай, я на пару минут вниз спущусь, - сказал я, выйдя в коридор, и надевая кроссовки и куртку.
  -- А что там?
  -- Не переживай, я быстро.
  -- Хорошо. Не задерживайся долго.
  -- Договорились! - бодро ответил я, выходя на лестничную площадку.
   Выйдя из подъезда, увидел Вовчика. Его округлившиеся глаза говорили о неспособности осмыслить то, что произошло.
  -- Что случилось, Вовчик? Что ты так кричишь?
  -- Я это... Юра... Мишаня исчез! - только и смог сказать он.
  -- Вот, блин, проблема! Наверное, ушёл куда-то. Подожди немного, и появится твой друг.
  -- Не... Я это... Он не ушёл. Он исчез!
  -- Ну, ты даёшь! Выкрали его, что ли? - улыбнулся я.
  -- Не... не выкрали. Я это... Мы сидели на скамейке, а потом - бац..., и он исчез!
  -- На какой скамейке?
  -- На этой, - Вовчик показал на скамейку у подъезда.
  -- Когда это было? - спросил я, и какая-то, не совсем ещё сформировавшаяся мысль, промелькнула в моей голове.
  -- Ну... Я это... только что.
   Я ощупал все карманы своей куртки, и, не найдя ''Иглы'', произнёс:
  -- Так. Вот гад!
  -- Кто, я? - спросил Вовчик.
  -- Да, ты тут причём? Дружок твой, Мишаня, по моим карманам полазил.
   Вовчик удивлённо посмотрел на меня.
  -- Перед тем, как исчезнуть, что он держал в руках?
  -- Ну... Я это... не помню.
  -- Так..., - проговорил я, соображая, что делать дальше.
  -- Значит, ты мне веришь? - прищуривая глаза, спросил Вовчик.
  -- Верю-верю! - ответил я.
  -- А то, я это... подумал, что уже ''белочка'' пришла, - облегчённо вздохнул он.
  -- С вашей пьянкой вас точно когда-нибудь белая горячка прихватит. Но сейчас я тебе верю! Но только сейчас расслабляться не время.
   Вовчик смотрел на меня и внимательно слушал.
  -- О чём вы говорили, когда исчез Мишаня?
  -- Мы говорили? Ну, это...
  -- Соображай быстрее! - перебил я, пытаясь ускорить ход его неторопливой мысли.
  -- Я это... Мы хотели к Верке пойти.
  -- К какой Верке?
  -- Ну, это... в киоск.
  -- Какой киоск?
  -- Ну, в магазин, чтоб водки купить.
  -- В какой именно магазин?
  -- Ну, это... я и говорю, к Верке.
  -- Да, блин, где эта Верка?! Что за магазин?! - уже начинал я злиться.
  -- Ну, это... гастроном. Ну... за углом этого дома.
  -- Ясно. Пошли! - сказал я, направляясь в гастроном.
  -- Куда? - не понял Вовчик.
  -- Иди за мной! Потом всё узнаешь! - бросил я на ходу.
   Вовчик засеменил за мной, быстро перебирая короткими ногами. Роста он был невысокого, и чтобы догнать меня, ему приходилось делать некоторые усилия.
  -- Куда мы так спешим? - с одышкой спросил он.
  -- Друга твоего выручать! Вот выручим, а потом я ему морду набью!
  -- За что?
  -- Чтоб, знал, как по чужим карманам лазить!
   Вовчик больше не говорил ничего, шёл молча рядом. Знал, наверняка знал, что Мишаня вполне способен что-либо украсть. Впрочем, наверное, как и сам Вовчик.
   Мы обошли дом, завернули за угол, и подошли к гастроному.
  -- Здесь? - спросил я, кивая головой в сторону магазина.
  -- Что? - удивлённо посмотрел на меня Вовчик.
  -- Верка работает здесь?
   Вовчик посмотрел на меня, загадочно улыбнулся, и спросил с издёвкой:
  -- А зачем тебе Верка?
  -- Не надо ухмыляться! Отвечай - Верка здесь работает?
  -- Ну, здесь.
  -- Тогда заходи в магазин! - я указал на входную дверь.
  -- Зачем?
  -- Иди! - я слегка подтолкнул его в спину.
   Вовчик вошёл в открытую дверь. Я последовал за ним.
   Гастроном был построен ещё в советские времена, но это совсем не говорит, что он был плохим. Магазин, как магазин. Правда, внутренний зал был маловат, но зато купить самое необходимое было можно. Тут сразу, как-то вспоминаются восьмидесятые годы, когда у народа деньги, все-таки, были, а купить было нечего. Сейчас же, вроде бы, и изобилие на прилавках, но не на всё и не всегда хватает денег. Парадокс? Нет, скорее это стимул жизни.
   В небольшом зале гастронома, у прилавка было людское столпотворение. Все одновременно что-то говорили, и при этом, никто никого не слушал.
  -- Наверное, нам туда, - показал я Вовчику на толпу.
  -- Зачем? - удивился он.
  -- Иди! - я опять его слегка подтолкнул.
   Мы протиснулись сквозь толпу, и увидели примерно то, что я и ожидал увидеть. За прилавком происходила битва. А точнее, женщина весьма приличных размеров, в синей униформе продавца, колотила пластиковой двухлитровой бутылкой ''пепси-колы'' перепуганного Мишаню, вереща:
  -- Ух-ты, алкоголик чёртов!!!
   Мишаня не сопротивлялся, а только недоуменно смотрел на стоящих у прилавка людей, и громко причитал:
  -- Как это!? Что это!?
   Из толпы периодически раздавались смех и возгласы: ''Мочи его, Зинка!'', ''Так его!'', ''Бей гада!''
   И на этом фоне, какая-то хрупкая женщина, весьма неуверенно лепетала, обращаясь к Зинке:
  -- Не надо его бить! Ему же больно!
   А толпа не унималась: ''Поддай ему!'', ''Поддай!''...
   И тут Мишаня, собравшись с силами и выйдя из оцепенения, прокричал:
  -- Да, вы что, караси, охренели?!
   Он схватил одной рукой Зинку за руку с занесённой над Мишаниной головой бутылкой, а другой - вырвал бутылку ''пепси-колы'', и с силой поставил на прилавок. От сильного удара бутылка лопнула, и уже прилично встряхнутая газированная жидкость через трещины фонтаном брызнула на толпу.
  -- Освежитесь, сухопутные!!! - со смехом громко сказал Мишаня.
   Народ, как по команде, отпрянул от прилавка, и, ругаясь ещё сильнее, стал машинально стряхивать с себя воду. Больше всех досталось той маленькой женщине, которая пыталась заступаться за Мишаню.
  -- Зачем вы так!? - возмутилась она.
  -- Заткнись, вобла! - гаркнул Мишаня в ответ.
  -- Отпусти мою руку! - заверещала Зинка, пытаясь вырваться.
  -- А ты, акула драная, зачем меня била?!
   Зинка, не отвечая на вопрос, старательно пыталась выдернуть свою руку из цепких Мишаниных пальцев.
  -- Куда?! - Мишаня подтянул её к себе.
   Мне показалось, что драка сейчас начнётся по новой, только последствия её окажутся более плачевными.
  -- Пошли, - сказал я Витьку, и, продвигаясь сквозь толпу вперёд, громко и уверенно проговорил: - Граждане, пропустите!
   Народ стал постепенно расступаться, а мы с Витьком пробираться вперёд.
  -- Что у вас тут? - спросил я, подойдя почти вплотную к прилавку, и предварительно придав лицу торжественно-невозмутимое выражение, какое бывает у сотрудников милиции, когда их мозг в поиске чего-либо, что можно положить безболезненно в карман.
   Возможно, моё ''перевоплощение'' и привело бы к желаемому успеху. Зинка посмотрела на меня, и её лицо стало расплываться в совершенно невинной улыбке, как у продавца при неожиданном появлении ревизора. Но всё впечатление испортил Мишаня. Увидев меня, он сказал:
  -- О! Юра, привет!
  -- Виделись, - ответил я.
  -- Ах, Юра-а-а?! - проверещала Зинка, и принялась бить Мишаню свободной рукой, причитая: - Ещё один дружок-пьяница!!!
   После таких слов оправдываться я не стал. И объяснить что-то Зинке было уже невозможно, да, собственно, и не нужно. Знал я только одно: Мишаню надо вытаскивать, а дальше сами разберёмся. Вытаскивать, но как?
   Вдруг, с криком: ''Всем оставаться на своих местах!'', в магазин ворвалось два милиционера с резиновыми дубинками - ''демократизаторами'' в руках. Они ловко пробрались к прилавку. Пару раз для профилактики съездили дубинками Мишане по спине, и выволокли его из магазина.
   Зинка приняла победную стойку, расправила грудь и гордо подняла голову, в ожидании давать показания представителям правоохранительных органов. Народ толпился в магазине кто, ожидая продолжения, а кто просто выполнял команду - ''оставаться на своих местах''. Ну, народ пока у нас такой: сказали стоять - стоит.
   Милиционеры назад всё никак не возвращались, и я, слегка подтолкнув Витька, сказал:
  -- Пошли!
  -- Куда? - тупо спросил он.
  -- Туда! - копируя его голос и интонацию, я указал на входную дверь.
  -- Я это... нельзя! - он испуганно расширил глаза.
  -- Пошли! - я двинулся к выходу.
   Витёк засеменил за мной. Мы вышли из гастронома. Солнце светило ярко, даже в первый момент слегка ослепив глаза. Я огляделся по сторонам, но нигде так и не увидел ни Мишани, ни милиции.
  -- О! - удивился Витёк: - Ни ментов, ни ''ментовоза''.
  -- Что? - не понял я.
  -- Я это... мусора уехали, - ответил Витёк.
  -- Да, уехали. Но что-то не так...
  -- Что? - перебил меня Витёк.
  -- Странно это. Друга твоего забрали и уехали, ничего не выяснив при этом.
  -- Я это... да!
   Я ещё раз огляделся вокруг, но милиции так и не увидел. В глаза бросилось только одно, как, предварительно осторожно выглядывая из двери гастронома, стали расходиться люди.
  -- Слушай, Витёк, что делать будем?
  -- Я это... ну... по сто грамм? - неуверенно спросил он.
  -- Блин, у тебя одно на уме! Мишаню где искать?
   Витёк неопределённо пожал плечами.
  -- Ладно. Пойдём людей расспросим, что же тут произошло?
   Витёк смотрел на меня и ничего не говорил.
  -- Идём, - я кивнул головой в сторону, гастронома.
  -- Я это...
  -- Молодой человек! - не обращая внимания на глубокую мысль Витька, я окликнул, примерно двадцатилетнего парня, только что вышедшего из дверей магазина.
  -- Да, - парень остановился и посмотрел на меня.
  -- Слушай, что там, в магазине произошло?
  -- Ха! Я видел тебя в гастрономе! - улыбнулся парень.
  -- Ну, да-да, мы были там, - указал я рукой на стоящего сзади Вовчика.
  -- О! И его я видел!
  -- Да, конечно. Но расскажи, что там произошло, мы позже подошли и не видели начала.
  -- Значит, стою я у прилавка. А передо мной тётка какая-то рассчитывается с этой толстой продавщицей. И тут, что-то как хлопнет, а потом этот, ваш друг в тельняшке, на толстую продавщицу как навалился, и они там, за прилавком вместе упали на пол.
  -- А потом?
  -- Потом она как заорёт, с пола вскочила, схватила бутылку ''пепси-колы'', и давай его дубасить!
  -- Ну, это мы уже видели. А откуда он взялся?
  -- Да, не знаю я. Всё так быстро случилось, - пожал плечами парень.
  -- Смешно, - ухмыльнулся я.
  -- Ага! - тоже заулыбался парень, и добавил: - А этот матрос, как я понял, сам в шоке. Что-то бормочет себе под нос, причитает... А баба его колотит!
  -- А потом он осмелел, пришёл в себя, - продолжил я рассказ.
  -- Ну, да. Потом вы появились, - кивнул парень на нас.
  -- А потом менты прикатили, - подытожил Вовчик.
  -- Всё верно, - ответил парень.
  -- Теперь картина проясняется. Спасибо! - поблагодарил я парня.
  -- Да, не за что! Сейчас пойду домой, и домашним своим расскажу. Пусть потешатся! - ответил парень и, улыбнувшись, ушёл.
   Мы пару минут простояли с Вовчиком молча. Я ума не мог приложить, где искать Мишаню, и как отобрать у него ''Иглу''. О чём думал Вовчик, сказать трудно.
  -- Интересно, а о чём это Мишаня думал, когда на кнопку нажимал, - усмехнулся я вслух.
  -- А? - Витёк непонятливо посмотрел на меня.
  -- Ладно, пошли по домам, - сказал я.
  -- Я это... а Мишаня как?
  -- Как-как? Никак. Его всё равно, думаю, в милиции долго держать не будут, и если ты первым его увидишь, то скажи, чтоб ко мне зашёл.
  -- Хорошо, - согласился Вовчик.
  -- Ладно, давай! - махнул я рукой на прощание, и пошёл домой.
   День прошёл, почти так, как я и планировал. Мы прогулялись с женой по соседнему парку. Потом, посмотрели телевизор. А вечером, когда уже собирались ложиться в постель, раздался звонок в дверь.
   Я подошёл к двери и спросил:
  -- Кто там?
  -- Открой, Юра! - раздался Мишанин голос.
   ''Появился гадёныш!'' - пронеслось в моей голове. Я открыл дверь. На лестничной площадке стоял взволнованный Мишаня. Признаться, я никогда его таким не видел, если, конечно не считать сегодняшний случай в магазине.
  -- Юра, извини! Я тут сегодня утром у тебя эту вещицу чёртову украл. Из-за неё одни неприятности. До сих пор в голове штормит.
  -- Будешь, гад знать, как чужие вещи трогать!
  -- Извини б...! - Мишаня стал усиленно стучать кулаком себя в грудь.
  -- Ладно, проехали! Давай прибор!
  -- Юра, его у меня менты забрали, - понизив голос, произнёс Мишаня.
  -- Как?
  -- Юра, они меня завезли в какой-то подвал, отобрали эту твою штуку, и целый день допрашивали: где её взял, сколько раз на кнопку нажимал, кому давал.
  -- Ну, а потом?
  -- Потом, завязали глаза, привезли на машине к дому, и велели тебе записку передать.
  -- Мне? - удивился я.
  -- Ну, тебе. Я ведь рассказал, что у тебя железяку эту одолжил.
  -- Украл, - уточнил я.
  -- Извини, Юра, - Мишаня виновато посмотрел на меня.
  -- Давай записку, - уже как бы несколько успокоившись, произнёс я.
  -- Вот, - Мишаня протянул мне запечатанный конверт.
  -- Э, блин, Мишаня, это не записка, а письмо, - сказал я, беря в руки послание.
   Я вскрыл конверт, и вынул из него аккуратно сложенный листок бумаги. На нём был следующий текст:
   ''Юрий! Знания, не подкрепленные умением, бесполезны и даже опасны. Я только теоретически объяснил тебе, для чего необходима ''Игла'', и как ею управлять. Ты, видимо, не понял значимости этого прибора. В результате твоей беспечности мы чуть не потеряли его. Вероятно, ты ещё пожалеешь о потере такой эксклюзивной вещи, но, что сделано - то сделано. Тот, кто слеп по своей воле, не заслуживает права видеть... Курьер''.
   Я прочёл записку и понял, что ''Иглу'' потерял навсегда. Собственно, я ещё и не успел к ней привыкнуть. Но, если разобраться, то вещица могла бы быть очень полезной. Но, если что-то не успел оценить своевременно, то позже просто нечего будет оценивать... Недаром говорят: ''всему - своё время!''
  
   2003-2004 гг.
  
  
  
  
  
  
  
  
  

Оценка: 4.75*16  Ваша оценка:

По всем вопросам, связанным с использованием представленных на ArtOfWar материалов, обращайтесь напрямую к авторам произведений или к редактору сайта по email artofwar.ru@mail.ru
(с) ArtOfWar, 1998-2018