ArtOfWar. Творчество ветеранов последних войн. Сайт имени Владимира Григорьева

Голиков Анатолий
Судьба поэта

[Регистрация] [Найти] [Обсуждения] [Новинки] [English] [Помощь] [Построения]
Оценка: 9.89*7  Ваша оценка:


И кто-то, весь седой и умудренный:

- Ну что солдат, последний поворот?
Бросаю взгляд в родимую колонну,
Скрипит замок небесный от ворот...
(А.Лучков "Военный водитель")

   Белобрысый мальчишка
   Бежал по полям
   За бескрайним ковыльным рассветом.
   Недочитанной книжки
   Белели поля
   Посреди белобрысого лета.
  
   Разметалась заря
   На полмира небес
   Рыжей гривою.
   Светом встревожен
   Леший,
   Вздрогнув, проснулся.
   И следом за ним
   Дальний лес пробудился...
   Стреножен
   Конь табунный
   Пока...
   Только уши торчком,
   А глаза - словно чёрные плашки.
   Вьётся дым от костра,
   Превращаясь в туман...
   Где-то чвиркнула первая пташка...
   В камышах зашуршал
   По воде чешуёй,
   Напугав лягушат,
   Уж ушастый...
  
   Густо кроет
   Пастельного утра тона
   Ярко-рыжая
   С огненным паста,
   Словно щедрый художник,
   Рисуя рассвет,
   В ярко-рыжее вымазал
   Весь белый свет...
  
   Словно холст,
   Загрунтованный запахом трав,
   Стынет в клевере сизом рубаха.
   Каплей краски,
   Топорщась, ползёт по холсту
   В пятнах красная божья букаха.
   Белобрысый мальчишка,
   Смеясь и плюясь,
   Резво меряет речку саженьками.
   И разносится звонницей
   Кузнецы звон
   Над полями и над деревеньками...
  
   Словно каплей с кропила упавши,
   Роса
   Рассверкалась жемчужными бликами.
   Крест кладёт осиянный зарёю монах
   Перед ясными строгими ликами
   В деревянной часовне, на синей горе.
  
   В светлорусых полях, поутру, на заре,
   На объявший полмира ковыльный рассвет,
   В светлорусом мальчишке родился поэт.
  
   * * *
  
   За закатом - восход,
   За рассветом - закат,
   Дни - за днями,
   За зимами - лета...
  
   Годы,
   Словно журавлики в небе,
   Летят.
   Далеко ли?
   Вопрос без ответа...
  
   * * *
  
   Солнце встало меж гор
   Не в родной стороне,
   Осветив желтоватую глину
   Желтоватых дорог, желтоватых полей.
   И слегка желтоватую мину,
   Ту, что утром ребята, сапёры, нашли...
  
   По бетонке афганские ветры несли
   Вслед колоннам жару и разрывы:
   Кто успел проскочить - будут живы пока,
   Остальные - в веках будут живы...
  
   За бетонкою - степь, а за степью - гора,
   За горою - пустыня и горы.
   За зимою - весна, за морозом - жара.
   Для кого-то - страна, для кого-то - дыра:
   Вот такая вот жизнь у шофёра.
  
   По дорогам, пустыням, горам и долам -
   Где идут, а где едут - колонны,
   В тех колоннах - КАМАЗы
   Идут и везут:
   В баках - литры, под тентами - тонны.
  
   Всё для доброго мира и трудной войны
   В тех колоннах зелёно-военных.
   Словно ниткой и мир, и война скреплены
   Вереницей из грузов бесценных:
  
   Хлеб - солдатам и пашням;
   Снаряды - врагу;
   Керосин - в лампы и в самолёты;
   Тракторам и танкистам - солярку, мазут...
  
   И идут по дороге колонны, идут...
   Что-то, в общем, для мирной работы везут,
   Что-то, в общем - для ратной работы...
  
   * * *
  
   Мимо белых снегов
   И зелёных садов,
   Мимо горных засад,
   Мимо метких врагов,
   Мимо выстрелов с гор,
   Мимо близких руин,
   Мимо страшных фугасов,
   Закопанных мин,
   Пуль, разрывов снарядов,
   Огня впереди,
   Мимо страха, с которым -
   Один на один,
   Мчится, мчится зелёно-военный КАМАЗ,
   Тот КАМАЗ выполняет военный приказ.
  
   За рулём -
   Светлорусый парнишка сидит,
   Табуном в триста сил лошадиных
   Рулит.
  
   Весь табун -
   На три пары колёсных машина.
   Пахнут пылью и порохом
   Чёрные шины.
   К той машине прицеплен
   Зелёный прицеп.
   На прицепе - цистерна,
   Вокруг, как фалреп,
   Трос рядами в три пальца
   Намотан стальной.
   Кузов тоже нагружен
   Цистерной второй.
   За рулём наш парнишка,
   Герой - не герой:
   Орден красный горит
   На груди
   Боевой.
  
   Под урчанье движка и
   Шуршание колёс
   Что-то шепчет парнишка
   Тихонько под нос -
   То неслышно, то громче.
   То молча потом
   Жмёт педали.
   Лишь взгляд
   Под нахмуренным лбом
   Говорит о стихах,
   Что парнишка в уме
   Сочиняет сейчас
   О себе, о войне,
   О друзьях, о товарищах,
   Криках в огне,
   О реке, о рассвете,
   О красном коне...
  
   * * *
  
   Там, вдали от войны,
   Конь остался гнедой,
   Где рассвет на полмира
   Встаёт над рекой.
   Вспоминает боец
   И коня, и рассвет...
  
   * * *
  
   А над жёлтой дорогой
   Звенит минарет
   Тихой песней,
   Что с птицей летит в небесах,
   И разносится эхом
   На жёлтых полях,
   Среди жёлтых дуканов
   И жёлтых дворов,
   Мимо жёлтых дувалов,
   Заборов, домов,
   Проносясь, словно ветер,
   Сквозь жёлтую пыль,
   Приминая к пыли той
   Засохший ковыль,
   Зацепившийся корнем
   За жёлтую глину,
   Облепившую круглую жёлтую мину,
   Ту, что утром ребята, сапёры, нашли...
  
   * * *
  
   Снова старые горы синеют вдали...
   Белобрысый поэт на "баранку" налёг,
   Помогает взобраться КАМАЗу
   В гору.
   Там перевал.
   И обстрел.
   И обвал.
   Но поэту не страшно.
   Ни разу.
  
   От обстрела помочь должен бронежилет,
   От беды - пожеланье удачи.
   Автомат под рукой, тормоза под ногой.
   Будем живы -
   А как же иначе!...
  
   Сквозь мороз и жару
   Перевалов и дней,
   Не смыкая мальчишеских
   Светлых очей
   Боевыми дорогами едет поэт
   Чтобы снова увидеть
   Свой рыжий рассвет...
  
   .....................
   .....................
   .....................
  
   Здесь оборвана строчка стиха,
   Только... Нить
   Стихотворная жизнью не рвётся.
   Если верить в поэта,
   Поэт будет жить.
   И с войны той,
   Я верю, вернётся...
  
  
   2010, апрель

Оценка: 9.89*7  Ваша оценка:

По всем вопросам, связанным с использованием представленных на ArtOfWar материалов, обращайтесь напрямую к авторам произведений или к редактору сайта по email artofwar.ru@mail.ru
(с) ArtOfWar, 1998-2015