ArtOfWar. Творчество ветеранов последних войн. Сайт имени Владимира Григорьева

Горбань Валерий Вениаминович
Вкус войны

[Регистрация] [Найти] [Обсуждения] [Новинки] [English] [Помощь] [Построения]
Оценка: 7.87*22  Ваша оценка:

   ИЗ СБОРНИКА "ЧЕЧЕНСКИЙ ШРАМ"
  Эх, война, война!
  Впереди толпа гудит. Площадь народом запружена. На подходе к ней тоже кучки людей стоят, ненавидящими взглядами нас обжигают.
  Митинг очередной.
  Ну их к Аллаху. Через этот улей ехать - дураком надо быть. Либо пулю всадят исподтишка, либо вообще на машину полезут, попробуют заваруху какую-нибудь учинить. Омоновцев, конечно, могут и побояться. У нас народ отчаянный, дойдет дело до драки - гранатами дорогу зачистим. Да только зачем зря грех на душу брать. Женщин полно.
  Нормальные герои всегда идут в обход. Плохо, конечно, что улочки незнакомые. Правда, меньше шансов на засаду напороться, нас ждут на постоянных маршрутах. Зато можно с любой другой неожиданностью столкнуться. Есть районы, где боевики в открытую разгуливают.
  А хочется побыстрей домой, на базу. В кабине УРАЛа, на командирском сиденье огромная длинная дыня лежит. Специально на рынок заезжали. По жаре такой на эту фруктину чудесную спокойно смотреть невозможно.
  - Ничего, скоро мы до тебя доберемся, правда, Винни?
  Водитель, добродушный крепыш, родной брат Винни Пуха, согласно кивает головой и непроизвольно сглатывает слюну. Он целый день сегодня за рулем, еще и с обедом пролетел. Пока другие перекусывали в столовой ГУОШа, Пух где-то хлопотал с погрузкой вещевки для отряда.
  
  - Змей, смотри!
  - Вижу.
  "Сферу" - на голову, дверцу приоткрыл, ей же и прикрываюсь: броник мой на дверке висит. Не вывалиться бы, когда Винни тормознет.
  Молодец Пух, вроде от дороги глаз не отрывает, а суету непонятную впереди по курсу засек.
  Слева, на краю пустыря большого, рыночек. Киоски и просто столы на небольшой площадке стоят. На одних - запчасти поразложены. На других - овощи, консервы какие-то. Но люди не торгуются, у столов не трутся. Люди за киосками поприседали, под столы забились. Несколько человек на земле лежат. Кто неподвижно, руками голову закрыв, а кто бочком-бочком старается за кучу мусора заползти. Справа еще интересней: УАЗик, а за ним двое в камуфляже, с автоматами. Нас увидели, но смываться не торопятся. Наоборот, руками машут, останавливают. Один еще и в сторону рынка показывает, мол, туда поглядывайте.
  Мы, дорогой, везде поглядывать будем. Здесь недогляд смертью пахнет. Тем более, нехорошее место, открытое. Только справа панели бетонные свалены, да впереди - узкая улочка с домами частными. Но до них еще добраться надо. Если оттуда стрелять не начнут...
  - К бою, слева - справа!
  Хлопцы мои не зевают, уже как надо стоят: вдоль бортов, разом - на колено. Оружие - наизготовку. Борт железный, да скамейка деревянная - не велика защита, но от осколков прикроют. Шлемы и броники тоже не бумажные. А дальше - каждому своя судьба.
  А моя доля - командирская.
  Не зная обстановки, за секунды считанные, принимай решение, как поступить. Может, спектакль все это, отвлечение для засады. И надо, пока не поздно, назад рвать, огнем прикрываясь. Может, и свои попали в переделку, помощь нужна. А цена ошибки - "груз двести" , а то и не один...
  Вот и разгадка!
  Слева, за пустырем, на крыше обгоревшего здания и в темных провалах его бывших окон огоньки замелькали.
  И по раме стальной УРАЛа нашего, как горохом, тр-р-р-ру!
  Стрекот автоматный последним прилетел.
  - К машине!
  Да что с вами, орлы, не услышали за шумом, или от уставной команды в мозгах перемкнуло?!
  - Прыгай, вашу мать!..
  Другое дело! Стокилограммовый Бабадя в полном снаряжении (двадцать пять кило металла), с ручным пулеметом и двумя коробами патронов, как птица над бортом взвился. На землю обрушился - пять баллов по шкале Рихтера. Лишь бы ноги не сломал! Остальные тоже в воздухе пятнистыми призраками мелькают и тают тут же. Секунда-две - и нет никого. Только из-за плит бетонных у обочины, в сторону здания коварного стволы настороженные посматривают. Но не все. Два автоматчика на мушке неизвестных в камуфляже держат.
  Мужики за УАЗиком совсем присели, автоматы на землю положили.
  - Мы свои! У нас раненый!
  Винни, как только ребята с машины слетели, по газам - и под прикрытие дома частного. Притер УРАЛ под стенку, стоит, команды ждет.
  "Комод" Чавыча, он же снайпер по боевому расчету, редкого хладнокровия человек, уже в прицел своей винтовки впаялся.
  - Дистанция триста, командир.
  Студент, хоть и молодой боец, первую командировку работает, тоже не зевнул:
  - На пятиэтажке, сзади!
  Точно, согнутая черная фигурка по краю крыши мелькнула, за бордюрчиком укрылась.
   Молодец, братишка!
  - Промышленное здание, триста метров, крыша. Подствольники , огонь! Пятый этаж, третье окно слева - автоматчик. Чавыча, щелкни его. Сзади, правая пятиэтажка, крыша - Бабадя, отработай.
  Первая серия подствольников по-разному пришлась. У кого-то недолет. Но пара разрывов точно легла. Как при залповом огне каждый свое попадание определяет, никто объяснить не может. Да только вторая серия всю крышу черными шапками нахлобучила.
  Пару раз снайперка чавычина хлестанула. Бабадин пулемет ей вслед пророкотал. И - тишина. Сидят бойцы за укрытиями. Холодными глазами профессионалов все впереди себя щупают. Прошли те дни, когда с перепугу, да в азарте на одиночный выстрел лупили в белый свет, пока патроны не кончатся. Боевики тоже молчат. Видно поняли, с кем дело имеют. Может ушли. А может, ждут, пока расслабимся и к машине в кучу соберемся...
  Пока пауза, надо в отряд сообщить, что в переделку попали.
  - База, Змею.
  - На связи.
  - Попали под обстрел в районе авторынка, на улице...
  А хрен его знает, что за улица. Впереди - частный сектор, за деревьями табличек не видать. Пятиэтажки - разбитые, закопченные.
  - Не могу сориентироваться. Приблизительно километр от вас, в сторону бывшего двадцатого блока. Будете на подходе, обозначимся ракетами.
  - Держитесь, братишки! Сейчас будем!
  Так, а теперь нашими добровольными пленниками займемся.
  У этих двоих удостоверения в порядке. Но здесь бумагам веры нет. Другое важней. УАЗик по левому борту пробоинами попятнан. В машине еще двое. У одного грудь в бинтах, пятно багровое подплывает на глазах. Второй его придерживает, новый пакет перевязочный зубами рвет. Не маскарад. Да и так видно - свои. Когда все вокруг по-русски свободно говорят, учишься друг друга нюхом распознавать. На то тысячи нюансов есть и не все объяснить можно. А от этих еще и новичками за версту тянет.
  Судя по результатам, у боевиков тоже обоняние в порядке. Еще легко ребятки отделались. Надо выводить их срочно.
  - Промедол ввели? В шок не уйдет?
  - Все сделали. Скорей в госпиталь надо!
  - Прыгай за руль, прикроем.
  - Пух, Змею!
  - На связи.
  - Сдай назад, прикрой УАЗик бортом.
  - Чавыча! Смотрите в оба, Винни сейчас, как мишень будет.
  В тишине напряженной взревел УРАЛ. Одним рывком из-за укрытия выпрыгнул, точно слева от УАЗа по тормозам врезал. Ну, что вы телитесь?! Подпел УАЗик, рванулись парой вперед. Идет Винни, собой братишек прикрывает. Именно собой. Он ведь слева сидит. Бок броником на дверке защищен. А голову куда денешь, под торпеду? Так ведь на дорогу смотреть надо. Глаза-то к голове привинчены. Не на стебельках, перископом не выставишь. Шлем на голове? Но это - от мелочи, от осколков и рикошетов. Если сейчас снайпер на спуск жмет, то через долю секунды шлем слетит, как котелок дырявый. С кашей желто-красной. У духов и гранатометы есть. И стреляют они из них мастерски. Не дай Бог увидеть, как летит навстречу Винни звезда хвостатая...
  Все, проскочили. Теперь они домами прикрыты.
  УАЗик, скорость не сбрасывая, дальше помчал. Удачи тебе, брат! Живи!
  
  А Винни сейчас назад пойдет, своих ребят выводить.
  - Внимание, выходим под УРАЛом.
  Снова громадина железная задним ходом, как в автошоу, шпарит. В правом зеркале на миг пуховы глаза высверкивают. Не влево смотрит, где смерть его пасет, а на ребят: как бы не сбить кого, если поторопится к машине рвануть.
  Вот они, материализовались. Каждый левой рукой за борт зацепился, в правой - оружие, как учили. И пошел УРАЛ, боком своим людей прикрывая. Чешут бойцы, еле земли касаются. Скорость машина задает, твое дело - ноги вовремя переставлять, не сбиться, под товарища не рухнуть.
  Выскочили из тира. Теперь в машину - и ходу.
  Винни шлем с головы сбросил, пот - ручьями по лицу. Вспотеешь тут!
  Поднимаюсь на подножку, последний взгляд в кузов - все? Домой!
  Да только сзади - крик умоляющий.
  Что такое? Нанялись тут все руками махать? Двое стоят на коленях, жестами к себе зовут. А сами - в центре пятачка. Если вся площадка - тир, то это место - десятка на центральной мишени. Ага, щас! Если мы так вам нужны, гребите сюда сами.
  - Помогите, тут раненый!
  Точно, за ними третий лежит. Мне его поза еще в начале суеты всей этой не понравилась. Теперь вижу, почему. Одна нога в голени пополам переломана и под немыслимым углом торчит, так, что пятка почти коленки касается. Лужа черная из-под ноги ползет. Здорово его жахнуло. Если не помочь мужику, кончится через пять минут, от шока болевого и потери крови. А как помочь?
  - Несите сюда!
  - Нельзя нести, нога оторвется!
  Вот, блин, история. Ну его на хрен, башку из-за него подставлять! Только высунься, пулю схлопочешь. Если боевики не ушли, точно сейчас на живца пасут. А бросить как? Человек ведь. Живой. Пока.
  Эх, мамочка! Ангелы - хранители мои! Вывозите, родимые!
  - Прикройте!
  Вздохнул, и как в воду ледяную...
  Теперь я знаю, что видит и что чувствует хирург во время рискованной операции. У меня процесс несложный, но обстановочка... Одни чеченцы подползли, помогают. А другие - очередь над головой свистанули. Слишком высоко. Своих отгоняют?
  В ответ наша СВД ударила, и калашников короткую очередь отсек. Это - Мак-Дак сработал: у него автомат с оптикой.
  Раненый шепчет:
  - Не надо, уезжай!
  - Молчи, дыши ровно!
  Один чеченец возле меня не выдержал, вскочил, кулаком машет, кричит что-то по-своему. Голос звонкий, воздух тихий, далеко слышно, наверное.
  Все, не отвлекаюсь. Весь мир в узкий пятачок сжался, как ночью в луче прожектора. Перед глазами - ноги бедолаги этого. Та, что в голени перебита, на скрученных рваных мышцах и коже растянутой держится. Розовая кость из мяса сантиметров на пять торчит. Костный мозг сгустком свисает. Надо расправить, соединить. Боль ведь адская...
  Первым делом - жгут, под колено. Кровь хлещет, как из спринцовки. Хорошо, рукава закатаны, а то стирать замучишься.
  Теперь - промедол . Колпачок шприц-тюбика довернуть, мембрану пробить. В мышцу, прямо через брючину. Черт! Неудачно как! Бедро в судороге, словно каменное. Полтюбика ввел и игла сломалась.
  - Промедол мне!
  Сбоку рука появляется. Белый тюбик в ней. Второй укол.
  Перед глазами второй жгут выныривает. Его - выше колена.
  - Так, терпи!
  Ногу развернуть, кость в мясо уложить, концы свести. Нет, простой повязкой не закрепишь.
  - Шину бы!
  Треск рядом. Под руку дощечки от пивного ящика подныривают. Отлично! Теперь, на сквозную рваную рану - с двух сторон - бинты стерильные. На них - "шины", сверху - еще бинты. Есть.
  На второй ноге - пятка вдребезги. Сухожилия торчат, кость розовеет. Делаем все по новой. Только без промедола. Наркотик уже действует. Обмяк мужик.
  Но силен! Лет сорок - сорок пять, крепкий, как дуб. Другой бы на его месте либо отключился, либо на крик изошел. А этот только зубами скрипит, да тяжко так выговаривает:
  - За что они меня искалечили? Я не воюю. Я приехал карбюратор купить, а они - из автомата.
  Один из помощников моих рассказывает по ходу:
  - По УАЗику с дома стрелять стали. А они не поняли. Выскочили - "Ложись" - кричат. Все попадали, а Умар замешкался. Они ему - по ногам. А он-то ни при чем. С крыши стреляли!
  Да, картина знакомая. И винить ребят нельзя. Не один день надо под пулями полазить, чтобы научиться не молотить на каждый выстрел дуриком, а работать по цели конкретной. Но и самые опытные профессионалы порой срываются. Нервы на взводе. Хочешь жить - стреляй первым. Результат потом увидишь. И всякое бывает. Порой в неразберихе и по своим пуляют. Почти каждый через это прошел. Ведь здесь из-за каждого угла бьют. Из "зеленки", из домов, из руин. И из толпы на рынках не одного федерала расстреляли. Здесь ведь тоже кто-то засаде сигнал подал, на УАЗик нацелил... А правители наши, да чистюли - законодатели, войну полномасштабную развернув, даже чрезвычайное положение не ввели . Им начхать. Они деньги делают. А мы здесь нервы рвем, да кровь льем. Свою и чужую. Так что не вини ты, дружище, тех, кто стрелял. Кляни тех, кто эту бойню развязал.
  Все, вторую ногу спеленал. Можно дух перевести, глаза поднять. Давно чувствую, что прикрыли меня слева, с той стороны, откуда пули пели. Да все глянуть было некогда.
  Щемануло сердце. Теплом умылось.
  Братишки мои!
  Нет, не услышите вы от своего Змея ядовитого, вечно всем недовольного, слов любви и благодарности. Не принято у омоновцев лирику разводить. Но на всю жизнь запомню я ваши лица обреченно-сосредоточенные. Живым забором в брониках, стволами ощетинившись, уселись на площадке пыльной, загородили командира и чеченца раненого. Что ж вам пережить за эти минуты пришлось?
  И Винни снова здесь. УРАЛом своим нам спину от пятиэтажек прикрыв, сидит под колесом, мой броник наготове держит.
  Но теперь - точно все.
  Подъехали милиционеры местные. Народ вокруг осмелел, поднялся, окружили, лопочут и по-русски и по-своему. Раненого - в "Жигули" милицейские. Молодой чеченец, глаза пряча, руку жмет.
  - Спасибо.
  - Не стоит. Не забудь врачам сказать, что полтора тюбика промедола вкололи. И время, когда жгут наложили. Это очень важно! Полтора тюбика и жгут!
  - Не забуду, я понимаю...
  Умар тоже голову поднял.
  - Спасибо.
  - Не стоит. Удачи тебе. Живи. И прости, если сможешь...
  
  Навстречу, от комендатуры колонна летит, стволами ощетинилась. Из УРАЛов затормозивших наши посыпались, а за ними - братья-сибиряки да уральцы. По спинам хлопают, теребят. Душман, громила бородатый, ворчит:
  - Ну ты даешь! Подмогу запросил, а адрес - на деревню дедушке!
  Не ворчи, братишка. Вижу я тебя насквозь. Вижу радость твою, что все у друзей обошлось, вижу гордость, что все орлы твои, как один, на выручку братьям помчались.
  И снова на сердце тепло.
  Слышите, люди: есть еще настоящие мужики в России! Не всех еще за баксы скупили. Не всем еще души загадили.
  Слышишь Россия: еще есть кому тебя защищать!
  
  
   * * *
  
   Вот ухлестался кровищей. Обе руки - по локоть. Коркой багровой кожу стянуло, чешется под ней все. А в умывальниках - Сахара.
  Ох, и дам я сейчас дневальному прочухаться!
  Вон он стоит, на дыню загляделся, слюнки пускает.
  - Командир, когда очередь занимать?
  - Когда я руки вымою, а весь ваш наряд вторые сутки отбарабанит. Дыню так сразу усекли, а что умывальники пустые, хрен заметите!
  - Да только что выплескали, Змей! Патрули на обед подходили. И в бочке уже нет.
  - Ну, нашел оправдание, красавец! Неси ведро от соседей и передай старшине, что будете на пару с ведрами бегать, пока на весь отряд не завезете. Мухой давай!
  Помчался дневальный, а навстречу комендант вприпрыжку чешет. К нам никак?
  - Змей, у соседей на блоке проблемы. Якобы гражданских расстреляли. Комендант города приказал человек двадцать взять и на месте разобраться, пока туда местная прокуратура и милиция не понаехали.
  - А что: соседи сами выехать не могут, целый батальон? Это их блок, пусть сами и разбираются. Да и вся техника у них.
  - Приказано милицию направить. Для объективности. И обеспечить охрану места происшествия до прибытия работников прокуратуры.
  - Ой, как неохота в это говно лезть... А никого другого послать нельзя? У меня людей на базе раз-два и обчелся.
  - Техника и люди есть. Бери БТР. Сосед еще один подгонит. Ты со своими старшим пойдешь. Прокурорские разборки - дело второе. Ребят на блоке сначала спасти надо. Там толпа какая-то непонятно откуда взялась. Давай, лети.
  Ну, елы-палы! Все-таки накрылось удовольствие.
  - Мамочка! Дыню в офицерский кубрик неси. Только, если кто раньше меня вернется, предупреди: сожрут - самих вместо нее на куски порежу.
  Ага, напугал я их. Понятное дело, командиру кусок оставят. А Винни, да остальные, что сегодня вместе кувыркались? Обидно будет мужикам.
  У Пионера - взводного тоже сомнение в глазах.
  - Змей, давай прикончим ее, пока группа грузится.
  И в самом деле: черт его знает, чем этот вызов обернется. Может, вообще больше в жизни полакомиться не придется. А дынька - вот она, янтарем отсвечивает, запахом прохладным слюну нагоняет.
  - Налетай братва! - и нож ей в бок.
  Верхнюю половину - наверх - уже сидящим на броне.
  Нижнюю - только успевай кромсать.
  Бойцы резервной группы из дверей выскакивают, каждый свой кусок на ходу, как автомат по тревоге, подхватывает - и на БТР. Сами-то автоматы у них давно в руках. Со своими калашниковыми они и спят в обнимку.
  - Классная дынька, Змей!
  - Ты скорее чавкай, на дорогу выскочим - будешь пыль глотать!
  И в самом деле хороша. Нежная, ароматная. Сладкий сок по рукам течет, кровавую корку розовыми дорожками размывает. О, блин! Бросило на колдобине, мазнул куском по другой руке, забагровел край куска по-арбузному. Но не пропадать же добру, надеюсь, крестник мой СПИДом не болеет.
  Привкус солоноватый...
   * * *
  А ты помнишь, Змей тот случай?
  Да, тогда, во дворе. Сколько тебе было, тринадцать или четырнадцать?
  Помнишь, как долговязый придурок по кличке Фашист ни с того, ни с сего шибанул камнем пробегавшую кошку и, ухватив ее за задние лапы, треснул головой о дерево. Как омерзительно липкая капля кошачьей крови прыгнула тебе на щеку и растеклась кипящей полоской. И как, содрав всю кожу на щеке в тщетных попытках смыть тошнотворное клеймо, ты несколько дней блевал при одном воспоминании о случившемся...
  Ах, война, война!
  
  Интересно: что же там все-таки, на девятке?
  
   Все произведения автора - на сайте: http://vgorban.ru/

Оценка: 7.87*22  Ваша оценка:

По всем вопросам, связанным с использованием представленных на ArtOfWar материалов, обращайтесь напрямую к авторам произведений или к редактору сайта по email artofwar.ru@mail.ru
(с) ArtOfWar, 1998-2015