ArtOfWar. Творчество ветеранов последних войн. Сайт имени Владимира Григорьева

Гутян Юрий Станиславович
Мои друзья

[Регистрация] [Найти] [Обсуждения] [Новинки] [English] [Помощь] [Построения] [Окопка.ru]
Оценка: 9.00*7  Ваша оценка:


Юрий Гутян

Мои друзья.

   Холодное выдалось нынче лето в Заполярье. Которую неделю температура не поднимается выше пяти градусов, да и снег срывается порой.
   Государственный праздник, а потом выходной день для служивого человека редкий подарок. Повезло! А то, что погода непраздничная и супруга в этот день работает - не беда. Дома всегда есть, чем заняться. То одно, то другое... Наконец, управился. Перебрался на кухню, поближе к холодильнику и телевизору. Очень приятное соседство.
   Посасывая любимую трубку, попытался вникнуть в суть происходящего на телеэкране. Тщетно. Не выходит. Мысли, думы.... Куда от них денешься? Тем более после такого мероприятия, как наведение порядка на полке с фотоальбомами - своеобразный семейный архив со своими тайнами и секретами. Уложил все аккуратно, не удержавшись от искушения пролистнуть несколько страниц альбомов разных лет. Посмотрел. Вспомнил. Теперь философствую.
   Как-то интересно все в жизни получается. Каждый период жизни дарит новых знакомых, друзей-товарищей.
   Детство.... Там все было понятно. Учился в одной школе - одни друзья. Перебрались в гарнизон Кунмадараш, что в Венгрии, или по-военному Южной группе войск, появились новые одноклассники, и новые друзья. С некоторыми до сих пор связь поддерживаю. Собрались на прошлой неделе мои одноклассники по ой школе, меня прошлой неделе в Крыму, меня приглашали, но, увы, служба. Как-нибудь в другой раз свидимся.
   После школы была учеба в Калининском Суворовском военном училище. Товарищи уже стали называться не одноклассниками, а однокашниками. Подъемы, отбои, построения. Строгая дисциплина. Юность в погонах. Жалею? Ни в коем случае! Как бы не называли суворовский краб, выданный после окончания, "орденом потерянного детства", или еще как-то обидно, с уверенностью могу сказать: не зря все было. Многому научился, многое узнал, а главное - осознал, что такое настоящая дружба. Сколько лет минуло, но до сих пор те годы в памяти, хоть и разбросала друзей судьба по свету. Время незаметно летит. Кажется, вчера только рассекали в брюках с алыми лампасами, а уже четверть века минуло. По-разному судьбы сложились. Женька Артеев высшее военное училище не закончил. Списали. Мотался дальнобойщиком по стране. Теперь программистом работает в "Газпроме". Витя Вакульчук, друг закадычный, уже генерал, военный комиссар в Сыктывкаре. Столько лет ни слуху, ни духу, а созвонились, и с первых минут создалось впечатление, словно лишь вчера расстались, и не было этих двадцати пяти лет неведения....
   Ворошиловградское высшее военное авиационное училище штурманов имени Пролетариата Донбасса. Тут вообще интересно получилось. Начинал учиться как штурман противолодочной авиации. Списали... по зрению в начале первого курса. До сих пор зрение - "единица на каждый глаз". И чего списали? Летал бы, но, видать, не судьба. Зато однокашники теперь есть и среди штурманов-противолодочников, и среди тех, кто полетами руководит, и среди штурманов военно-транспортной авиации. Почему так? Просто наше классное отделение полтора года жило в казарме будущих штурманов ВТА. Вот и получается, что однокашников везде встретить можно. Бывает, занесет нелегкая на какой-нибудь богом забытый аэродром, идешь по гарнизону, а тут кричит кто-то вслед: "Юрка! Ты ли? Какими судьбами?".
   Друзья, товарищи, однокашники....
   Выпустился. Служба в Прибалтике. Гарнизон недалеко от Таллинна, что находится чуть меньше пятидесяти километров от центра столицы Эстонии, если напрямую по карте отмерять. Вокруг живописный боровой лес. Красота! Но отец сразу заподозрил неладное: если местные красоты так живо описываешь, то представляю, в какую дыру попал! Возможно. Но нам с супругой нравилось. Полк молодой, совсем недавно сформирован. Куда ни глянь, вокруг такие же лейтенанты и старшие лейтенанты, как сам. Подполковников по пальцам сосчитать можно. Майоров чуть больше.... Работали как черти, но весело жили. Незаметно росли наши дети, да и сами взрослели. Сократили, а правильнее сказать разогнали полк. Жалко. Там сослуживцы были, друзья. Все-таки десять лет прослужил в первом своем гарнизоне с перерывом на "исполнение интернационального долга".
   Афганистан. Афган. Забыть его невозможно. Помотало по горкам изрядно. На юге, востоке, севере этой горной страны, что "за речкой" находится, отметился. Кое-где и самого отметили. Всюду были знакомые, друзья, товарищи. Друзья мотострелки, друзья десантники, летчики, танкисты, артиллеристы. Не много ли? Нормально. Друзей никогда много не бывает. Да и работенка "нескучная" досталась - авианаводчик. С такой в своем модуле спокойно не посидишь. Не успел с одних "боевых" прийти, как уже нужно на другие собираться. Сегодня здесь, завтра там.
   В Баграме, где базировалась наша группа, редко бывал. Все "в горках", или "в колонне". Зато сейчас есть что вспомнить. Бывает, позвонит кто, напишет: "Здравствуй, брат!", сердце замрет, и вновь оказываешься там, где оставил частичку себя или захватил с собой в Союз. А как иначе? Брат отозвался. Брат по войне....
   Очередной поворот судьбы, и уже скоро полтора десятка лет, как служу на авианосце "Адмирал флота Советского Союза Кузнецов". Вот, никогда не думал, что и моряком доведется быть! Сослуживцы, товарищи, друзья - друзья одним словом. Или семья. И это не просто слова. За долгие мили "морей", "боевых служб" успеваешь так сблизиться, что уже кажется, что всю жизнь знакомы были.
   Нежданно-негаданно писать начал. Один рассказ, другой, повесть. Скоро еще одну читатели увидят. Сначала не воспринимал всерьез свое новое увлечение, но теперь почему-то все чаще спрашивают: "А что из нового есть?". Читают, значит, интересуются. А, может, это уже не просто увлечение? Как знать.... Вырываешь из сердца с кровью и болью слова, мысли, переносишь на бумагу и... откладываешь в сторону. Полежат исчерканные листки пару недель или даже месяцев, возьмешь их в руки, прочтешь. Все не то и не так. И пошли бессонные ночи. Родилось. Даже напечатал. Но опять лежит, ждет своего часа. Созрел, кажется.... Опубликовали в "малотиражке" или по местному радио прочтут. Слушаешь отзывы и удивляешься: "Неужели это ты написал, твои мысли и строки заставили встрепенуться кого-то в очередной раз?".
   Волей-неволей с грехом пополам освоил чудо прогресса под названием компьютер. Забрался в Интернет. Интересно! А сколько всего! Глаза разбегаются от обилия информации. Кто-то из друзей посоветовал заглянуть на Art of War.
   Неделю блуждал по разделам, все читал, копировал, распечатывал даже для удобства, снова перечитывал. Потом дошло: "Ба! Да я среди "своих"! Я снова там, где все было просто и ясно! Я снова молодой и "за речкой", где белое было белым, а черное - черным! Может и мне показать свои работы на этом сайте?". Вот только фамилии авторов, знакомые по прочитанным книгам и статьям вносят некоторую сумятицу в мыслях и чувствах. Как это: мой раздел среди их разделов? Не высоко ли прыгнуть задумал? Но, с другой стороны, хоть правду о своем творчестве узнаю, ответить на давно мучающий вопрос: стоит ли писать дальше? Кто еще скажет правду, не кривя душей, как не брат по войне? У кого можно спросить совет или научиться? Чьи слова не покажутся обидными, даже если что не так делаю? Будь что будет. Решился.
   Есть раздел на сайте! Читают. И даже более того, хорошо читают. Прошло волнение новизны и неопределенности, появилась уверенность в собственных силах. Теперь уже понятно, что никогда бы не случилось этого без новых друзей-товарищей. Сергей Скрипник, своеобразный "крестный отец", стал чем-то большим, чем просто писателем, давшим рекомендацию. Александр Карцев - кладезь знаний, никогда не откажет в совете, разъяснит с завидным терпением то, что прежде казалось чем-то недосягаемым и непостижимым или поможет самому дойти к тому, к чему тщетно пытался добраться. Леонид Москаленко вообще оказался однокашником, лишь немногим старшим по возрасту. Легко с ним. А Александр Карелин? Так и хочется назвать его Невским по имени главного героя произведений. Чуткость, такт, доброта....
   Вот "выставил" новую работу, а Иван Юрьевич что-то задерживается с комментариями. Неужели что-то не так? Нет, все в порядке - есть знакомая фамилия!
   Летом ждет новая встреча. Глеб Бобров. Круто пишет, жестко. А каков он в жизни, земляк мой? Встретимся, познакомимся поближе. Что-то подсказывает: не обойдемся просто знакомством. Посмотрим, прав ли? Недолго ждать осталось....
   Теперь уже и не представляю как жил раньше без всего этого. Вот недавно вернулся со службы и, не раздеваясь, устремился к компьютеру. Дочка, заметив это, подшутила: "Что, опять на "Брат of War" спешишь?". Правильные слова нашла для определения сущности сайта....
   Ладно. Хватит философствовать. Нужно делом заняться. Давно собирался привести в порядок свой "Афганский" альбом, да все руки как-то не доходили.
   За двадцать лет некоторые фотографии отклеились, многочисленные вырезки из газет и журналов потрепались, затерлись. Непорядок! Собрался с силами и за несколько минут совершил давно задуманное. Полистал, вспоминая былое и, удовлетворенный своей работой, хотел уже спрятать драгоценный альбом, как мое внимание привлекла одна фотография. Верхняя часть ее прямо на глазах предательски отклеилась и призывно топорщилась.
   Клей был под рукой. Еще не поздно исправить недочет в своей работе. Потянулся к фотографии, но рука замерла на половине пути. На обороте виднелась какая-то надпись....
   Аккуратно отогнул карточку и с удивлением обнаружил, что это - не просто надпись, а небольшое стихотворение, которое сочинил еще в далеком тысяча девятьсот восемьдесят восьмом году, в Баграме. Я считал его давно утерянным. Помню, написал его, как говорится, "на одном дыхании", поддавшись сиюминутному порыву. Оно корявое, наивное, но сослуживцам тогда почему-то понравилось. По их словам мне "удалось передать общее настроение". Ведь именно в те дни решалась судьба вывода советских войск из Демократической Республики Афганистан.
   Долго вглядывался в знакомые лица. Вспоминая былое...
   Может еще кому-то, но уже в наши дни, прочтя эти строки, вспомнится что-то свое, давно забытое или потерянное?
   Впору снова раскуривать трубку.
  

 []

Любимая трубка. Думаю...

 []

Одноклассники. Май 1978. Кунмадараш. Венгрия.

 []

Однокашники - суворовцы Июнь 1980 года. Калинин

 []

Однокашники - курсанты. 1981 год. Ворошиловград.

 []

Который год служу, а все в строю... Средиземное море

 []

Та самая фотография. Баграмские авианаводчики. Слева направо: Валерий Самойленко, Владимир Котляр, Сергей Шаповалов, капитан Шишкин (имя, увы, запамятовал) и Юрий Гутян.

   Надпись на обороте:
  
  
   Мои друзья.
  
   Средь горных круч мы коротаем дни,
   Возвращенья с нетерпеньем ожидая.
   Но когда наступит этот миг
   Никто из нас пока еще не знает.
  
   Мои друзья. Повсюду вместе мы:
   В минуты радости и горькой ностальгии,
   Хоть наши встречи очень коротки
   И чаще слышим только позывные.
  
   Настанет день - вернемся мы в Союз.
   Жизнь потечет уже привычным руслом,
   Но не забудутся Баграмские деньки,
   И сердце никогда не будет пусто.
  
  
   Написано весной 1988 года в Баграме. Афганистан.
   Вновь найдено 13. 06. 2008 года в городе Мурманск. Россия.
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
   6
  
  
  
  

Оценка: 9.00*7  Ваша оценка:

По всем вопросам, связанным с использованием представленных на ArtOfWar материалов, обращайтесь напрямую к авторам произведений или к редактору сайта по email artofwar.ru@mail.ru
(с) ArtOfWar, 1998-2018