ArtOfWar. Творчество ветеранов последних войн. Сайт имени Владимира Григорьева

Иванов Николай Федорович
Брянская Повесть

[Регистрация] [Найти] [Обсуждения] [Новинки] [English] [Помощь] [Построения] [Окопка.ru]
Оценка: 8.71*10  Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Нужно было просто успеть...

  
  Николай ИВАНОВ
  
  Брянская повесть
  
  
  Бежала уточкой, норовя обогнать свою палку-костыль и удержать от налетающей пороши брезентовые крылья плаща. Я спешил, но старушка, видать, торопилась ещё больше.
  - Ты чего стал? - настороженно заглянула она в приоткрытую щёлочку окна.
  - Подвезти.
  - А ты меня знаешь?
  - Нет.
  - Тогда почему стал?
  - Снег начинается, вы торопитесь, я еду. Садитесь.
  - Но ты точно меня не знаешь?
  - Не знаю.
  Ветер с разбега швырнул пригоршню снега в машину, на сшитый во времена развитого социализма плащ старушки, её увитую венами руку, лежавшую на клюке.
  Бабуля, время! Едем.
  Но она продолжала пристально всматриваться в меня, угадывая породу. Ни на кого в её памяти не оказался похож, но просияла в озарении, найдя неопровержимый аргумент моего возможного коварства:
  - А почему тогда другие проехали мимо и не стали?
  О-о, святая простота!
  - Ну не знаю я, бабуль. Меня подвозили - я подвожу. За других не отвечаю. Поедете? - перебросил на заднее сиденье бутылки из-под пива.
  - Но ты точно меня не знаешь?
  - Точно. Не знаю.
  Глянула на небо, по сторонам, открыла дверцу. Прежде чем сесть, сбросила дождевик, как в деревне снимают галоши перед тем, как войти в дом. Смотала брезент в рулон, прижала к животу: если испачкает, то себя. Осторожно усевшись, двинула зажатой меж колен клюкой, словно штурвалом в самолёте - вперёд.
  Только набирать по здешним дорогам крейсерскую скорость - оставить на ней подвеску или вылететь в кювет.
  - А что это у вас дороги такие разбитые?
  - Так война ж была.
  Не шутила, не ехидничала - правду говорила и верила в это.
  Скрывая улыбку, отвернулся к окну. Молоденькие деревца, летом зелёными солдатиками бежавшие по косогору в атаку, сейчас, убелённые седым инеем, выходили из боя по колено в снегу.
  Война, так война. "Мы вели машины, объезжая мины"... Сократил на свою голову дорогу по просёлкам! Хотя, как ни сранно, народ здесь тоже куда-то спешит.
  - И куда можно торопиться в такую погоду?
  - Так снег же понедельники не отменял! А у меня дед только по ним на рыбалку: говорит, меньше конкурентов. А нынче очки забыл. Несу вот, а то без них и без меня как слепой. Чего отказываться от правды: крайней-то я окажусь, что не проверила.
  Похлопала по карманам: не попутал ли бес и её? Вытащила перевязанный резиночкой очечник, как в шкатулочку, заглянула внутрь. Порылась в ворохе бумажек, оказавшихся под очками. Ноготком выцарапала с самого низа сотенную, удивилась, в дедовы же очки проверила её на свет. Укоризненно посмотрела на меня. Ясно, отвечать за поведение всего мужского населения страны тоже мне...
  - А божился, как иконе, что потерял. Вот теперь будет ему ни дар ни купля, - затолкала бумажку в карман кофты, зашпилила личный сейф булавкой. - Сам-то где живёшь?
  Ехали в сторону Украины, и кивнул назад:
  - В России.
  - А я дома. Пятистенник. Пятерых и родила, каждому по стене. Да только разбежались все. Кукуем с дедом вдвоём. Ты, видать, такой же. Летун? - ей очень хотелось оправдаться мной, чужим для неё человеком, что остались они с дедом одни не из-за плохих детей, а что времена нынче за окном такие.
  За стеклом начинающаяся позёмка била в грудь собравшихся на обочине воробьёв. Сугробы, присевшие отдохнуть на поваленные вдоль дороги деревья, приглашали присоединиться, но нам посиделок не надо. Нам вперёд, на Киевскую трассу.
  Скосил глаза на панель приборов. Цифры в минутах сменяются быстрее, чем в километрах...
  - А ты не летай быстрее своего ангела, - утихомирила попутчица, всё замечая. - Раз сдерживает в пути, значит, хранит от беды, которая может ждать впереди. А мне вон там, около Барыни, останови, - кивнула на железный транспарант с дородной колхозницей, державшей в руках проржавевший сноп пшеницы.
  - Почему Барыня?
  - Так мы все работали, а она всю жизнь простояла с улыбкой. Стопроцентная правда, это я не перцем чихнула.
  - Ясно. Далеко до озера?
  - За тремя кустами. Добегу. А то дед заревнует, что на машинах без него разъезжаю, - поулыбалась несбывшемуся. - Спасибо тебе, хоть и не знаешь меня. Авось и тебе когда от людей в нужную минуту вспоможется.
  Помявшись, вскрыла сейф, на ощупь распознала его содержимое и положила на панель две конфеты:
  - Вместо курева.
  Огляделась, выходя: не унесла ли на хвосте чужое и не оставила ли чего своего. Раскатала обратно плащ, кивнула то ли мне, то ли небу за помощь и снова побежала, переваливаясь уточкой, к своему слепому деду-селезню. Поймать вам золотую рыбку!
  А мне опять навёрстывать время, благо до трассы тоже три куста. На таких одинаковых расстояниях от пересечения дорог обычно ставят храмы...
  Ударить по газам не получилось и на Киевке. На первом же пригорке, собрав гармошку из нетерпеливых, мальками дёргающихся легковушек, полз трактор-"петушок", издевательски кивая всем задранным ковшом. Сколько не имей лошадей под капотом, а подчиняйся второй скорости трактора. Тянись следом, читай указатели, смешавшие красоту и политику - "Красная поляна", "Красный бор", "Красная коммуна", "Красный колодец". Не хватало ещё какой-нибудь "Красной синьки" - в Питере в двадцатых годах назвали так завод, выпускавший побелку. Но там был революционный подъём, а тут едешь как на быке. Давай же, то ли брат, то ли сестра "Беларусь", мне ещё возвращаться назад!
  Рвануться вперёд всем скопом смогли, лишь выскочив на пригорок и получив обзор.
  Всем скопом внизу и остановил своей волшебной палочкой выбежавший из-за автобусной остановки счастливый гаишник. Вот же засада в прямом и переносном!
  Я оказался в веренице последним, и мог лишь молча наблюдать, как толстый от бронежилета капитан собирал, словно жирный котяра сметану, паспорта и водительские удостоверения. Вальяжность гаишника убила добрый десяток минут, и пришлось поверх водительского протянуть служебное удостоверение - своего-то должен отпустить.
  Усы кота-капитана сжались, но только лишь для того, чтобы сдержать улыбку при старшем по званию. Постучал документами по палочке. А она ведь чёрно-белая, как наша жизнь...
  - Скоро у нас будет как на Кавказе, товарищ полковник.
  - А что на Кавказе?
  Я только что прилетел оттуда, завтра возвращаться обратно, потому иронии не принял. Хотя интересно услышать о "родных" местах со стороны.
  - А там у каждого нарушителя есть оправдательный документ, - поведал капитан. И не преминул подчеркнуть своё пребывание в "горячей точке". Может, и затевал весь разговор ради этого: - Неделю назад в Нальчик летали на усиление. Тормозим парнишу лет восемнадцати. Улыбается - я свой! И показывает листок стандартной бумаги, на котором на ксероксе переснято удостоверение его двоюродного брата. Из вневедомственной охраны. Так что всё может быть, - капитан развёл руками, размышляя, отдавать ли документы.
  В другой раз пояснил бы ему разницу между парнишей и полковником, ксероксом и ксивой, проверкой документов в Нальчике и лёжкой под огнём артиллерии в Аргунском ущелье. Но я спешу, меня ждёт в госпитале мой друг Лёшка, вызвавший этот самый огонь на себя. У меня нет времени на разговоры с тобой, капитан.
  Тот моё презрение почувствовал, неторопливо заглянул в машину. Сдерживая эмоции, я глубоко вздохнул: делает ведь всё законно и правильно. Я сам приучал подчинённых точно так же осматривать подозрительный транспорт. По замершему взгляду проверяющего понял, что сам же и оставил тому зацепку - бутылки из-под пива! Но не оправдываться, не обращать внимания, перевести разговор...
  - Но можно узнать, что мы нарушили? Пошла прерывистая разметка...
  - Товарищ полковник, а как вы думаете, неужели мы здесь случайно стоим? Там выставлен знак "Обгон запрещён". Ждите, вызовем, - капитан ещё раз глянул на вещественные доказательства и, пропустив только-только подъехавший трактор, пошёл к спрятанной за автобусной остановкой машине.
  Зато позёмка ярым нарушителем дорожного движения пересекала двойную сплошную, вылетала на встречку, переваливала отвал и неслась в снежное нетронутое безмолвие полей. Мне бы её вольницу и безнаказанность. Хотя бы на сутки!
  Прикрыл глаза, откинулся на сиденье. Пока всё складывается против того, чтобы я успел к сроку в Севсько - старинный русский город Севск, расположенный на границе с Украиной. Но ведь всё равно успею, иного выхода нет. Просто придётся гнать. А попутчица правду сказала про опасность впереди. Довёз бы её с очками до озера, не упёрся бы в "петушка". Вот и не верь приметам. Хотя и другая пословица есть: тише едешь - никуда не приедешь...
  Гудок гаишной машины вернул к реальности: меня звали. Арестованная вереница рассосалась, только один из водителей звонил по мобильнику, явно поднимая на выручку знакомых. Мне поднимать некого, мои все в Чечне...
  Мнущийся около машины капитан мурлыкал в усы песенку, за рулём оказался майор. Это лучше. В одной звезде больше мудрости, чем в четырёх капитанских жажды власти над людьми.
  Не ошибся. Тот вертел в руках моё удостоверение, придумывая причину задержки.
  - Вы... вы слегка увлеклись скоростью, товарищ полковник.
  - Даже не спорю, - поднял я руки.
  - Не пили сегодня?
  - И вчера нет. Вторые сутки за рулём. И надо успеть к утру вернуться в Москву. Аэропорт Чкаловский. Моздок, - произнёс я паролем путь из точки А в точку Б. Гражданским они ничего не скажут, людям в погонах это как путь из варяг в греки.
  Майор понял и оценил, что я не выпячиваю Чечню охранной грамотой.
  - Подождите немного, сейчас товарищ отъедет, - кивнул на звонившего.
  Тот уезжать без прав не собирался, зато заглянул внутрь машины капитан:
  - Куда Васю?
  Майор скосил на меня глаз, но посчитал за своего и отдал распоряжение:
  - Гони обратно.
  Через минуту мимо нас на гору, подгазовывая себе синими точками-тире, весело побежал "петушок". Теперь уже ясно: собирать очередную партию лохов. Не знаешь, что лучше: Кавказ со своей наглостью или родная глубинка с подвохом...
  Мою горькую усмешку майор попытался не увидеть, но оправдаться посчитал нужным:
  - Самое гиблое место. За смену две-три аварии. А так хоть сдам её без трупов.
  Стопка отобранных водительских прав на панели перед стеклом не тянула на свидетельства о смерти, но даже если она перекроет один некролог, капитан-кот не зря слизывает с пригорка свою сметану. Вот только если бы не изподтишка...
   - Осторожнее, товарищ полковник. Дорога скользкая.
  Спасибо. Справлюсь.
  Снег кружил уже по-взрослому, с уверенностью в свои глубокие тылы. Фуры на трассе начали сбиваться в паровозики, и обгонять их без риска схватить лобовое столкновение сделалось практически невозможно. Но я обгонял - спасибо, товарищ майор, за задержку. Понимаю ситуацию, но самолёт ждать не станет. Но вначале надо добраться до Севска, родины моего друга, которого я подставил под пули.
  - Держись, родная, - я сжимался в пружину, чтобы не вильнуть и не цапнуть колесом снег на обочине. Тогда точно принесут цветы, так неестественно алеющие среди дорожных отвалов, и мне. Сейчас нельзя. Никак нельзя.
  Ангел, наверное, выбился из сил поспевать за мной. Держись, брат! Сам меня выбрал, не я тебя. С другим бы наверняка лежал на диване...
  Самыми одинокими, несмотря на их прокол с ГАИ, на зимней трассе кажутся автобусные остановки. Но когда впереди замаячила маленькая фигурка, сгорбленным столбиком стоящая у дороги, я закачал головой: не-ет! Я что, один на всей трассе? А если бы не приехал? Все бы так и остались стоять и бежать своим ходом? Подберут те, кто не так спешит...
  Сзади накатывали железнодорожным составом фуры. А стоял, кажется, пацан. Что ты тут делаешь в снегопад? Тоже на рыбалку или уже с неё? Подарю Лёшке после госпиталя удочку, приедем с ним на его Брянщину и засядем у лунки на все дни недели. Кроме понедельника.
  Лишь бы выжил!
  - Быстрее! - я выбросил дверцу перед парнем.
  В зеркало заднего вида надвигалась снежная круговерть с мощными фарами внутри. Они мигнули, предупреждая об обгоне, и я прикрыл глаза: всё, второй раз мне эту грохочущую, клубящуюся в снегу массу не обойти. Парень-парень...
  Тот, похоже, уже не надеялся, что его кто-то подберёт. В лёгкой курточке, кроссовках, вязаной шапочке, паренёк полусогнутым ввалился в машину и остался на сиденье в этой же позе, совершенно равнодушный, что с ним будет происходить дальше. Фуры, волнами качая машину, проносились мимо, и я направил на нового пассажира все вентиляторы от печки. Пропустив весь затор, выехал на дорогу. Возвращаться всё равно в темноте.
  Несколько минут проехали молча. Паренёк оживал постепенно: сначала зашевелился, потом сел поудобнее, огляделся.
  - А я всё равно думал, что кто-то добрый найдётся и не даст замёрзнуть, - совсем как старушка перед этим, кивнул в благодарность. Протянул руку: - Лёша.
  Пальцы были холодными, но зубы уже не стучали.
  - Привет, Лёша. Моего друга тоже так зовут. Сколько же ты стоял?
  - Часа два.
  - А куда добираешься?
  - В Суземку. К крёстному.
  До поворота на Суземку было километров восемьдесят, после него ещё тридцать...
  - А почему не на автобусе?
  - Билет 120 рублей. А мамка дала только пятьдесят три. Водитель не посадил.
  - Надо было ехать?
  - У меня сегодня день рождения, пятнадцать лет.
  - Поздравляю.
  - Спасибо. А крёстный ещё летом обещал подарок. Как вы думаете, что он может подарить?
  - А он знает, что ты едешь?
  - Нет. Но он же обещал!
  Господи, в какие дикие края я попал! Что это за страна такая, полная наивных людей - Брянщина! А если крёстный забыл про обещание? Или, хуже того, лежит пьяный? Или просто уехал и дом закрыт? Лёха ты Лёха, голова два уха...
  - Бери конфету, - кивнул ему на свой утренний заработок.
  Сам не успел вытянуть шею и осмотреть колонну, а сосед уже облизывал фантики синим языком. Значит, краска на обёртках поганая...
  Дорога пошла волнами, сведя видимость к нулю. Рисковать попутчиком, да ещё в его день рождения, стало непозволительно. Ну и ладно. Передохнём. А ещё лучше - дозаправиться на обратную дорогу и перекусить. При таком движении всё равно одинаково со всеми подъедем к суземскому повороту.
  - Перекусим? - кивнул на заправку.
  Лёшка недоверчиво поднял глаза, торопливо согласился, пока я не раздумал.
  - Что взять?
  - А можно сосиску в тесте? Такие бывают, я знаю.
  - Иди выбирай, пока заправлюсь.
  Именинника нашёл у витрины - он словно сторожил вожделенный бутерброд недельной заветренности.
  - Вон она, - прошептал с облегчением часового, сдавшего пост.
  - Садись туда, - кивнул я на дальний столик. Наклонился к девчонке за стойкой: - Тому парню - хороший кусок мяса. С полной тарелкой картошки. Салат со всей зеленью, какая есть. Ещё... давайте компот с сырниками. И сосиску в тесте. А мне кофе. Покрепче.
  За столом Лешка перегнулся, чтобы не слышали остальные, брянским партизаном-подпольщиком прошептал:
  - Сзади иностранцы сидят. Видите? Думал, хохлы, а прислушался - нет, я по-ихнему понимаю. Наверное, молдаване.
  Подошла девушка с полным подносом, принялась выставлять тарелки. Лёха проводил каждую завистливым взглядом, но увидев свой заказ, облегчённо выдохнул.
  - С днем рождения, Лёшка, - я сдвинул все порции к нему.
  - Это мне? Всё? - голос парня дрогнул, в глазах показались слёзы. Не удержавшись, покатились по худым щекам, булькнули в компот. - А я еду и есть хочу. Еду и хочу есть...
  - Я машину посмотрю, а ты ешь, - оставил именинника одного. Кофе можно и в кабине попить...
  Допить не успел. Утирая рот, выбежал с зажатой в руке сосиской попутчик. Может, боялся, что уеду? Нет, Лёха, ты земляк моего друга. И имена у вас с ним одинаковые! А значит, я тебя не оставлю.
  - Там был такой кусок мяса! - убедившись, что я на месте, начал именинник с самого восторженного. Видать, и впрямь мать не смогла наскрести на билет, если парень забыл, когда сытно ел. - Такой кусище! Спасибо.
  Улыбнулся счастливо, по-хозяйски уселся на сиденье:
  - А у меня теперь получается, что я в Москве был и в кафе. И на метро ездил. Там, чтобы попасть в него, надо сначала карточку купить и приложить к жёлтому кругу. Я два раза проехался по эскалатору - и привык сразу. Только вот народу там - табуны. Та-бу-ны народу!
  Он ещё рассказывал, как надо вести себя в Москве, чтобы не потеряться, как сторониться цыганок. А главное, не покупать продукты в первом попавшемся магазине. Потому что если обойти несколько, то хоть на пять копеек, но товар найдётся дешевле...
  - Лёха, вон поворот на твою Суземку. Люди стоят, значит, автобус скоро придёт. Я бы довёз до конца, но очень спешу. К твоему тёзке, он раненый лежит. Обещай, что сядешь на автобус.
  - А пешком и нельзя. Волки завелись. Не дойду.
  - Это тебе на билет, - протянул ему деньги.
  Я сидел сбоку, но Лёшка посмотрел вверх, словно они свалились оттуда. А может, чтобы просто проморгаться. Прекращай это мокрое дело, брат! И не заражай других.
  - Спасибо за пожертвование.
  Тебе спасибо, Лёшка. За твою наивность и открытость. Что оказался одного имени с другом, на которого я ненароком, но навёл врага. Я, когда останавливался, не знал, что у вас одно имя. Но пусть получится, что и таким образом я отмаливаю свой грех. Теперь одна просьба ко всем святым - чтобы был дома твой крёстный...
  А мне - всё! Лимит остановок исчерпан. Хоть пожар, хоть наводнение, а мой путь только к колодцу на окраине Севска. Рядом с женским Крестовоздвиженским монастырём. В госпитале Лёшка попросил воды из него. Не просил, конечно, а лишь помечтал, облизывая сухие губы:
  - Воды захотелось. Из нашего колодца...
  - Воды просит, - сказал я врачу, когда вошли к нему в кабинет. В углу рядом со скелетом стоял кулер, но я уточнил: - Из колодца около дома.
  - Это было бы, между прочим, очень кстати, - вдруг поддержал главврач. Себе налил в чашку из кулера. Набросив на скелет халат, приподнял поникший череп анатомического пособия, ставшего вешалкой. - В природе всё просто. Человек на 80 процентов состоит из воды, и её структура полностью совпадает только с той, которую он пил с рождения. Так что если больному питаться пищей, которая окружала его с детства, и пить воду из родного колодца, выздоровление пойдёт значительно быстрее.
  В тот же вечер я отыскал военный борт на Москву и договорился на обратный вылет. Двухлитровые пластиковые бутылки из-под пива - это набрать воды Лёшке. И завтра утром я должен стоять с ней на аэродроме, если хочу успеть к повторной операции.
  - Сегодня ночью были голубые пакеты, - усмехнулся Лёшка тогда в реанимации. Пакеты для вывоза умерших и впрямь делают разного цвета - чёрные, голубые, золотистые... - Двое ночью захрипели и... А я лежу и приказываю себе дотянуть до утра. Чтобы уж если душа летела над землей, то... на рассвете, а не в темноте. Почему-то это оказалось важным...
  Уставился в высокий потолок. Однако открылась дверь и вошёл бог земной - наш военный хирург Васильич. Постучал для меня по часам - ты просил минуту...
  - Это я виноват, Васильич, - уговаривал я его накануне попасть в реанимацию. - Я вышел с ним на связь.
  - А мне сказали, что он сам вызвал огонь на себя.
  - Да, но всё наоборот. То есть сначала он ушёл со своей группой брать главаря. Трое суток сидел в норе как мышь. А я не знал. Никто не знал. А тут внучка родилась. Он так её ждал!
  Хирург прищурил глаз, прикидывая наш возраст. Да, не мальчики. Но что делать, если на Кавказе воюем мы, деды. В Афгане ждали рождение своих детей, на Кавказе - уже внуков. Страна не воспитала замены, Кремль с Белым домом, как шерочка с машерочкой, барахтались все эти годы в нефтяных, митинговых и барахоличьих проблемах...
  - И что? При чём здесь внучка?
  Врач намеревался остаться непреклонным. Было от чего: через три дня у Лёшки повторная операция и лишний раз волновать пациента - всем дороже.
  - А я стал выходить на него по связи. Поздравить. Я так часто пробивался в эфир, что он испугался: что-то случилась. И ответил. И его в этот момент самого запеленговали "духи". Так он из охотника сам превратился в дичь. Потом уже был бой и огонь на себя.
  - Понятно. Тебе одна минута. Он очень слаб. Дай Бог продержаться критические три дня.
  Три дня кончаются завтра. А я пока за 500 км от Москвы плюс полторы тысячи от столицы до Моздока.
  Снег чуть поутих, но перемёты лежачими полицейскими пытались сбить скорость. Но только не сегодня и не для меня. Впереди показалась знакомая, нарастившая себе дополнительный хвост колонна. Говорил же, что придём одновременно. Слева дозорными пошли дома с окраины Севска, и первый купол от Москвы - как раз Крестовоздвиж...
  Я не понял, почему вильнул хвостом летящий по трассе снежный вихрь. Но из него выпала, оторвавшись от общей колонны, последняя фура. Машина на глазах, перед глазами, стала крениться, хватать перепуганными колёсами воздух, перегораживать путь. Я летел прямо под этот падающий двухэтажный дом, тормоза бессильно завизжали на скользкой трассе, меня закружило, и последнее, что увидел, - это обрыв. То ли крикнул, то ли подумал:
  - Всё!
  Последний раз перед опасностью закрывал глаза при первых прыжках с парашютом, будучи лейтенантом. Потом запретил себе подобное. Поэтому, раз не помнил, что произошло при падении, значит, потерял сознание. Кратко, на миг, но случилось...
  Да и когда пришёл в себя, ничего не увидел: раскрывшийся жабьим ртом капот закрывал обзор. Прислушиваясь к себе, возможным травмам, повернул голову в сторону насыпи. И понял, что обманывался зря, что я всё же разбился: сверху меня крестила монахиня. С чёрным клобуком на голове, с большим напёрстным крестом поверх мантии и рясы с широкими, развивающимися на ветру рукавами. Значит, наместница монастыря. Может, самого Крестовоздвиженского. Но как смогла так быстро оказаться здесь? Ангел позвал? Хирург зря поднимал голову скелету...
  Только как могла подняться на небеса вместе со мной и кабина? Может, я всё же на земле? И жив?
  Толкнул дверцу.
  К машине, скользя и падая на крутом склоне, торопились люди.
  - А должен был перевернуться, - услышал недоумённое.
  - И косточки должны были лежать в рядок по насыпи.
  Пока же по насыпи от моей машины шла всего одна колея. Значит, правая сторона Рено летела по воздуху. Старушка-попутчица не зря назвала меня Летуном. Знать, не подобрали ещё цвет для моего мешка...
  - Будь скорость поменьше, перевернулся бы. Как пить дать, - продолжали со знанием дела оценивать мою аварию любопытные.
  Фраза напомнила про Лёшку. Снег хотя и спас, приняв меня с машиной, как в ватную стену, но из этого рва теперь не выбраться до скончания века. Они, придорожные сугробы, давно звали меня на посиделки.
  Только загорать на морозе, похоже, светило не одному мне. Из разорванного брюха развалившейся поперёк дороги фуры вывалились мешки, перегородив и обочины. Задранные вверх колёса продолжали наматывать время. В голос дрожал треугольным нутром одинокий дорожный знак крутого поворота: ясно, что он не виноват, но дело для России знакомое - наказать невиновных и поощрить непричастных. Тем более что трасса остановилась в обе стороны.
  Любопытные разделились - одни шли смотреть фуру, другие оценивали мой полёт. И только матушка, не двигаясь, продолжала шептать в мою сторону молитву. Я благодарно кивнул, подумав, что надо попросить помолиться за Лёшку...
  - Не вытащим. Перевернётся, - вокруг моей машины продолжали топтаться, утрамбовывая снег, мужики.
  Склон и впрямь слишком крут, и второго фокуса с полётом он, конечно, не допустит. Пробиваться вперёд дело не менее гиблое - снег по колено, за рвом хоть и хилая, но лесополоса, а дальше заснеженное поле. Единственный выход - это оставить машину и добираться в Москву на попутках. Но ведь и попуток нет...
  - Попробуй завести. На ходу хоть? - посоветовал парень в унтах. Вот так надо зимой собираться в дорогу, по-сибирски. А то вырядился в полусапожки...
  Черпая ими снег, залез в машину. Не без тревоги повернул ключ. Есть! Толку от этого никакого, но завелась. И на табло горит красным контуром аккумулятор. Ясно, что это второстепенно, но с времён учёбы в суворовском училище предупреждали: в армии всё красное несёт опасность.
  - Аккумулятор показывает разрядку, - открыв окно, прокричал парню.
  - Глуши.
  Вслед за "сибиряком" в мотор нырнул шустренький, подпрыгивающий из-за малого росточка мужичок. Наверняка пахал колхозные поля. Сделайте что-нибудь, мужики! Авось получится!!
  Вернулись с уловом, показав всем разорванный ремень генератора. Тут даже если выбраться на дорогу, аккумулятор в одиночку, при морозе, проработает не более пятнадцати минут. Потом машина заглохнет и превратится в остывающий кусок железа и пластика. Влетел! По всей системе координат!
  Зато парень не думал сдаваться.
  - Мужики, у кого-нибудь ремень есть?
  Несколько человек пошли к своим машинам, и вскоре с насыпи один за другим прилетело сразу четыре лассо. "Сибиряк" выбрал по размеру самый близкий к оригиналу, снова нырнул под капот. Вернулся из забитой снегом преисподней озадаченный. Одного взгляда на меня ему оказалось достаточно, чтобы понять: я тут ему не помощник. Мужичонка-механизатор тоже втянул голову в плечи, став ниже поднятого капота: в тракторе всё проще, там с матерком как с ветерком, при одном молотке да отвёртке можно объехать все поля...
  - Кто-нибудь помнит схему, как надевать ремень? Здесь восемь шкивов.
  Вниз, оберегая копчики, спустилось еще пару человек. Только бы не бросили, только бы у мужиков получилось! Они стали спорить, рисовать на снегу расположение шестерёнок, угадывать ход ремня. От меня им и впрямь не было никакой пользы, и вскарабкался на дорогу. Водитель фуры сновал вдоль рассыпанных мешков, оправдываясь перед кем-то по телефону. Пробка росла на глазах. Извини, Лёха. Но я правда очень хотел тебе помочь...
  - Храни тебя Господь, - подошла тихо игуменья. - Ангел-хранитель тебе крылышки подстелил.
  Согласно кивнул. Всё же успел он за мной. Вернусь в Моздок и выпишу ему увольнительную на сутки!
  Но во взгляде настоятельницы читалось и осуждение за скорость, и попытался оправдаться:
  - К вашему монастырю ехал. Там рядом колодец есть.
  - Есть. Сами берём из него. Вкусная вода.
  - За ней и ехал. Другу.
  - Из самой Москвы? - монахиня посмотрела номер на моей машине.
  - Из Чечни. Он ранен.
  Матушка перекрестилась, зашептала молитовку. Поглядев на вставшие намертво вереницы машин с обеих сторон, отошла, достала мобильник. Если ей на вечернюю молитву, то тоже не успеть. Хорошо, что хоть я ни перед кем не виноват...
  В конце пробки, убирая с дороги любопытных, закрутились под вой сирены проблесковые маячки знакомой гаишной машины. Позже всех, но всё равно вовремя. Вызовут тягачи, кран, - что-нибудь ведь сделают. Не удалось майору спокойно завершить смену.
  Одного взгляда ему хватило и оценить обстановку, и узнать меня. Капитана послал к фуре, мне укоризненно прошептал:
  - Предупреждал же - осторожнее!
  Я, что ль, хотел этого?
  Гаишник не погребовал спуститься вниз, окунуться вместе со всеми в мотор, вытолкнув плечом мужичонку. Потом нарисовал для "сибиряка" в воздухе загогулину, для гарантии повторив её на снежной схеме. Поднялся обратно, на ходу вытаскивая мобильник.
  - Алло, Вася? Трос есть? Дуй на Севский перекрёсток, надо будет протянуть машину по полю.
   Через два часа Вася на "петушке" набивал колею по снежной целине, "сибиряк" вырубал окно в просеке, водители, черпая туфлями снег, спускались толкать мою "Реношку". Сверху крестила теперь уже всех игуменья. А по белому полю, словно чёрные воронята, утопая в снегу, шли от Крестовоздвиженского монастыря монашки с бутылями воды...

Оценка: 8.71*10  Ваша оценка:

По всем вопросам, связанным с использованием представленных на ArtOfWar материалов, обращайтесь напрямую к авторам произведений или к редактору сайта по email artofwar.ru@mail.ru
(с) ArtOfWar, 1998-2017