ArtOfWar. Творчество ветеранов последних войн. Сайт имени Владимира Григорьева

Яковенко Павел Владимирович
Обыкновенная война

[Регистрация] [Найти] [Обсуждения] [Новинки] [English] [Помощь] [Построения] [Окопка.ru]
Оценка: 7.37*105  Ваша оценка:


Обыкновенная война.

Часть 1. Первомайский.

Глава 1.

  
   - Ну что же... С Новым, тысяча девятьсот девяносто шестым годом!
   Я произнес этот тост стоя, держа в руках бокал шампанского. Пожалуй, слишком торжественно, для двух-то человек. Меня и моей квартирной хозяйки - Полины Яковлевны, которой было уже под семьдесят лет.
   Стол наш был весьма не густ. И дело было вовсе не в том, что у меня не было денег на организацию вполне приличного пиршества. Просто меня продолжала мучить ангина, и больное горло не воспринимало ничего съестного. Шампанское было пить горько, а закусывать его - больно.
   Но вот ведь какая гадость! С одной стороны, я должен был бы радоваться - остался на Новый год в теплой, практически домашней обстановке, в то время как будь я в строю - стоять бы мне в наряде. Скорее всего, запихнули бы в караул. Или, как сказал майор Бабаян, находился бы в "подвижном резерве" - если кто в наряде нарежется до поросячьего визга - тут же встать ему на замену. Та еще перспективка!
   С другой стороны - ну и что я выиграл от такого праздника? Компанию квартирной хозяйки и невозможность как следует посидеть и выпить? А потом все будут мне весь год тыкать в морду, что я, чмо и сволочь такая, на Новый год всех предал и все продал и вместо положенного мне по статусу лейтенанта праздничного наряда околачивался дома по липовой справке. И никому потом не докажешь, что справка самая настоящая, и что ангина - это очень плохо, и что если честно, то я лучше пошел бы в караул. А уж там мы бы нашли способ отметить новогоднее торжество.
   Впрочем, я тут же вспомнил, что весь год-то тыкать мне этим "промахом" ни у кого не получится - ведь до окончания срока моей службы осталось мне, самое многое, всего семь месяцев. А потом я вернусь домой к супруге, отдохну немного, и попробую устроиться в налоговую полицию. Как наш бывший батальонный зампотыл. Он сумел как-то быстро уволиться, вернулся к себе домой в Сочи, и по слухам, прекрасно себя чувствует в роли полицейского.
   Я налил еще бокал шампанского - хоть и не очень приятно пить, но не пропадать же добру? И, кроме того, как бы то ни было, блаженное чувство опьянения у меня уже появилось.
   Ангину я подхватил в самом конце декабря - на католическое Рождество - она началась с очень высокой температуры и сильной боли в горле. Я не люблю нашу санчасть (еще прошлым сентябрем мне пришлось лежать в инфекционном отделении госпиталя), но что делать? Как ходить на службу в таком состоянии? Ватные ноги и температура под сорок градусов.
   Максимум, на что я рассчитывал - это пара дней, которую мне, может быть, и дадут. Я так и пообещал начальнику штаба - старшему лейтенанту Швецову - что полежу день или два, ну а потом вернусь на службу. И хотя караулы шли у меня через день, и я очень устал, но намерений подводить начальство действительно не имел.
   Однако доктор - капитан медслужбы - рассудил совсем по-другому. Быстро осмотрев и выслушав меня, он сказал, что болезнь серьезная, и что я, в первую очередь, должен подумать о своем здоровье. И предупредил, что моя разновидность ангины, в случае, если я вздумаю корчить из себя героя и здоровяка, непременно даст осложнение на сердце. Это меня серьезно напугало, и я решил, что Шевцов может "идти гулять".
   Капитан прописал мне уколы, поинтересовавшись, есть ли у меня возможность их делать себе самому. Мне, конечно, совсем не хотелось опять ложиться в госпиталь, и уж тем более в санчасть. И ходить сюда на уколы тоже отнюдь не улыбалось. Я сказал, что такая возможность у меня есть, а для себя решил, что что-нибудь придумаю дома.
   Спасибо Полине Яковлевне! Круг ее, несомненно, широчайших знакомств помог мне и в этот раз. Тут, как оказалось, практически в двух шагах проживала медсестра, не так уж и давно вышедшая на пенсию. Уговорить ее делать мне уколы за приемлемое денежное вознаграждение оказалось проще простого. Она пришла ко мне в комнату вместе со всем своим оборудованием - жестяными баночками, спиртом и большим многоразовым шприцем. То, что шприц оказался многоразовым, меня, конечно, отнюдь не обрадовало. Но я благоразумно промолчал.
   Я решил, что ничего страшного со мной не произойдет, если в этот раз шприцы будут и не одноразовые. Во всяком случае, бабуля внушала доверие своей молчаливой солидностью, и я спокойно отдался в ее руки.
   Впрочем, спокойствие было весьма недолгим. Лекарство, прописанное мне, оказалось весьма и весьма болезненным. И ладно бы еще, если бы болезнен был бы сам укол: укололся и пошел - не страшно. Неприятно было то, что болеть начинало уже после укола. Первый-то был еще куда ни шло, а вот после четвертого я элементарно не смог сидеть ни на стуле, ни на кровати. Поэтому везде мне приходилось пристраиваться эдаким полубоком.
   Таким образом, к больному горлу, высокой температуре и слабости добавилась боль в заднице. При этом выздоровление шло ни шатко, ни валко. Мне пришлось тащиться в медчасть еще раз.
   Неразговорчивый капитан осмотрел меня еще раз, и продлил освобождение от службы на целую неделю. Как оказалось, в эту неделю попал и Новый год.
   Конечно, в покое оставлять меня никто не собирался. Посыльные приходили почти каждый день, но я чувствовал свою абсолютную правоту, (я ведь и вправду себя чувствовал очень скверно), и отправлял посыльных обратно. Однажды пришел сам командир батареи, и я показал ему неопровержимый медицинский документ.
   Рустам покривился, но ушел, ничего не сказав. Больше посыльных не было.
   Я проболел до восьмого января. Температура ушла, горло очистилось, но седалище превратилось в сплошной источник боли. Впрочем, на это скидки от медицины уже не полагалось. Вздохнув и перекрестившись, я отправился на службу: объясняться и оправдываться.
  

Глава 2.

   - О, объявился, симулянт!
   Так тепло и приятельски приветствовал меня прапорщик Ахмед, торопившийся куда-то по своим делам через КПП. Я сердечно пожал руку этому доброму человеку и проник на территорию части. Штабное крыльцо находилось прямо напротив КПП, но, паче чаяния, в этот час там, как ни странно, никого не оказалось. Я передохнул, и поспешил в казарму родной батареи. Если я выйду на построение вместе с бойцами, то слишком бурных эмоций со стороны руководства, скорее всего, удастся избежать. А потом уже скандала не будет. Тем более, что, в конце-то концов, у меня есть вполне законная справка, со всеми подписями и печатями, так что нечего меня трясти, как грушу. Я честно болел.
   Так, успокаивая и подбадривая сам себя, я легким полугалопом проскакал к казарме, благо до нее было метров шестьдесят - семьдесят, спустился по порожкам вниз, и юркнул в дверь...
   Да уж! Как оказалось, я отвык от казарменного запаха. К счастью, вонючие тряпки для чистки подошв перед входом быстро освежили мою память. Снующие туда - сюда бойцы не обратили на меня никакого внимания. Им было некогда, у них была масса дел. Тугоухий ухарь - сержант Багомедов - протопал как слон, стуча сапожищами. Счастливые обладатели тапочек, напоминавших звуком японские деревянные сандалии, бодрой дробью заглушали гулкие шаги сержанта. Ну а те несчастные, кому и тапочек не досталось, те скакали босиком, легконогие, как греческие боги.
   Я крякнул от безысходности начала служебного дня, и открыл дверь в канцелярию. Она как раз располагалась напротив входа в казарму. По всей видимости, именно в силу такого не вполне удачного расположения, ей приходилось туго. Ее постоянно вскрывали. Ну ладно бы раз. Ну ладно бы - два. Но три раза! Это уже было слишком. Конечно, вид у двери был весьма печальный. Я сразу подумал, что надо бы ее опять как-то отремонтировать, и о том, что делать это снова придется за свой счет. Или, хотя бы, разделив расходы с Рустамом и лейтенантом Садыковым - нашим командиром взвода управления.
   Распахнув жалобно захрипевшую дверь, я сразу же натолкнулся на лейтенантов Садыкова и Изамалиева.
   Они качались на табуретках и курили, стряхивая пепел в шашки: Садыков - в белую, а Изамалиев - в черную.
   Лейтенант Изамалиев к нашей батарее не относился, не относился он даже к нашему артдивизиону, так как вообще-то числился командиром огнеметного взвода в кадрированном батальоне. Ему можно было только позавидовать. У него практически не было материальной базы, которую надо было бы, на худой конец, просто охранять, и не было личного состава. Такая чудная должность - командир того, чего нет. Ходи на службу, плюй в потолок и получай зарплату. Но ему было скучно, ему нужно было общение и разумная беседа.
   Ну и с кем же беседовать лейтенанту Изамалиеву, как ни со своим институтским другом - Мурадом Садыковым. Оба учились в Махачкале в госуниверситете, знали друг друга, были призваны в одно и то же время, и попали в одну и ту же часть, и даже в один батальон.
   (Просто попасть в одну часть - это слишком мало. Я, знаете ли, служить в Темир-Хан-Шуру тоже не один приехал: нас было четверо. Но вот я первоначально попал в один батальон, а они все - в артдивизион, располагавшийся у черта на куличках - даже за чертой города. И с тех пор я мог встретить земляков только на разводе в 1-м городке. И то, если совпадали наряды, а такое бывало хоть и не редко, но, однако, и далеко не всегда).
   Строго говоря, Садык мне нравился. Он закончил факультет иностранных языков, где изучал французский язык, и слегка офранцузился. Это было настолько заметно, что Мурада и в глаза, и за глаза называли "французом". Он не обижался: а на что тут, собственного говоря, обижаться? Еще Мурад любил выпить для поднятия настроения, а потому почти постоянно был слегка пьян и добродушен.
   Ну да Бог с ним! Меня поразило вовсе не то, что они курили, качались на табуретках и гоготали. Меня крайне удивило ПУО, расположенное на единственном в канцелярии столе. Если честно, то более чем за год службы, этого предмета в части я не видел. Я вообще не видел ПУО с момента сдачи выпускных экзаменов на военной кафедре.
   Не снимая бушлата, бросив на стол только шапку и домашние пуховые перчатки, я подсел к расчетному инструменту и проговорил:
   - Откуда это? И зачем?
   - Надо заниматься, Паша, - ответил мне Мурад, и слишком сильно качнулся на табуретке. Она начала заваливаться, и Садыкову пришлось хвататься за стол и вскакивать, чтобы не упасть. Щегольски заломленная зимняя шапку упала на пол.
   - Умеешь работать? - делая вид, что ничего не произошло, спросил меня Мурад.
   - Конечно, - ответил я. - Здесь нет ничего сложного.
   - А я ничего не помню, - печально протянул Садыков. - Меня же призвали через два года после окончания универа. А после военной кафедры получается вообще, что три.
   - Да, ладно. - Я отмахнулся от его слов. - Смотри, я сейчас тебе напомню, а заодно и сам соображу, как оно работает.
   Я полез в планшетку. (Я всегда приносил планшетку из дома. Уж извините, но оставлять ее в периодически взламываемой канцелярии мне не хотелось. Имущество скорее уцелеет, если будет всегда при мне). Итак, я полез в планшетку и достал резинку и карандаш. И приступил к объяснениям работы прибора управления огнем:
   - Вот это - линейка дальности. Понятно?..
   Кивнул даже Изамалиев, который, вообще-то, артиллерийскую кафедру не заканчивал.
   - Вот по этой линейке можно исчислять расстояние до цели, от которого назначается прицел... А вот это полукруг для снятия доворотов.
   - Чего?
   - Ну, углов до цели. Доворотов от основного направления стрельбы до цели. Ясно?.. Хорошо... В общем, начинаем мы с того, что отмечаем на ПУО координаты наблюдательного пункта НП и огневой позиции ОП. Для этого мы все линии на приборе должны пронумеровать.
   - А откуда мы берем данные для оцифровки?
   Мурад действительно многое забыл. Но ведь он все-таки учил все это, и вообще неплохо соображал. Поэтому я видел его понимающие глаза и продолжал пояснения, сам поражаясь и радуясь тому, что я все это, оказывается, еще относительно хорошо помню!
   - Данные мы берем с топографической карты . Координата "икс" - это географические параллели, а координата "игрек" - это, соответственно, меридианы... Вот мы берем координаты местности, где находятся наши НП и ОП, и размечаем прибор.
   Я взял условные числа и быстро оцифровал координатную сетку ПУО.
   - Видишь вот эти обозначения? Это направления возрастания "икс" и "игрек" при том или ином опорном угле.
   - А это что за хрень? - спросил меня Изамалиев. (Вот ему-то, интересно знать, зачем оно нужно)?
   - Опорные углы? - переспросил я. - Это просто. Представь, что ты стоишь в центре круга. Круг разбиваем на шестьдесят отрезков. В круге - триста шестьдесят градусов. Значит, один отрезок - это шесть градусов... Далее. Ствол орудия ты можешь установить в любом направлении, направить на любой отрезок. Вот какой ты выберешь отрезок - это будет называться основным направлением. А опорных углов - всего четыре: ноль, пятнадцать, тридцать и сорок пять. Это все равно что ноль, девяносто, сто восемьдесят и двести семьдесят градусов. Понятно?
   - Весьма смутно, - признался Изамалиев. Но это было неважно, главное, что Садыков хорошо меня понимал.
   Я продолжил свою маленькую лекцию:
   - Основное направление стрельбы выбирают так, чтобы ствол орудия был направлен на район, где находятся цели. Гаубице Д-30, скажем, все равно - у них поворот на триста шестьдесят градусов. А вот нашим Д-44 неправильный выбор - это кранты, потому что придется менять позицию, а это значит, разворачивать вручную пушки, заново ориентироваться, заново окапываться и все такое... А на ПУО главное, чтобы район целей находился вверху, а НП и ОП - внизу. Поэтому выбираем самый близкий опорный угол к основному направлению стрельбы. Вот, скажем, если основное направление равно тридцать восемь, то опорный угол будет сорок пять, как самый близкий. Ну, мы возьмем основное направление в пятьдесят семь ноль - ноль. Значит, опорный угол - ноль.
   Я перешел к верхней неподвижной угловой шкале и разметил ее.
   - Теперь подгоняем нижнюю подвижную шкалу. Напротив основного направления на ней пишем ноль, влево минус один, минус два и так далее; вправо - плюс один, плюс два... Понятно? Это мы будем снимать довороты.
   Мурад смотрел как зачарованный.
   - Теперь переводим нонеус на опорный угол... Закрепляем его... Теперь поворачиваем линейку, чтобы нонеус встал напротив основного направления... Все прибор настроен!
   - Ну а дальше как?
   - А теперь просто. По координатам наносим цель, ставим вот это перекрестие на нее, теперь поворачиваем линейку к ОП... Опля! Вот теперь с линейки снимает дальность цели топографическую, а по белой угловой шкале - доворот... Доворот - в угломер, дальность - в прицел!
   - А если наблюдаем цель с НП? - Мурад заметно оживился, видно было, что многое всплывает у него в памяти.
   - Тоже ничего страшного. Вот с НП по линейке и наблюдаемому углу цели определяем ее место нахождения. Все - зафиксировали... А теперь опять переводим линейку на ОП. Вот тебе и дальность, вот тебе и доворот. Рассчитывай установки для стрельбы.
   Я эффектно откинулся от стола.
   - Блин, - протянул Садыков. - И ты все это помнишь!?
   - Нет, - признался я. (Хотя признание в некоторых слабостях зачастую только подчеркивает твои достоинства). - Тут вот, на линейке дальности еще можно построить шкалу поправок на условия стрельбы - на метереологические и баллистические. А вот как ее строить - я не помню.
   - А зачем она нужна? - опять вмешался Изамалиев.
   - Ну, как зачем? Вот погодные условия - ветер, влажность, дождь, снег, температура. Это же все влияет на полет снаряда, тем более - мины. А баллистические - это износ канала ствола, кажется.
   Я помолчал, но потом счел нужным добавить:
   - Это все нужно для точной стрельбы по заранее разведанным целям. Чтобы, по идее, сразу попасть в цель с первого выстрела. А подвижные цели, типа чеховских бандформирований, на это не возьмешь. Ну если только по разведанной базе удар нанести, да и только... А так... Так, главное разрыв засечь с НП. Дальше все можно откорректировать по волшебной формуле.
   Не давая труда задать мне очередной вопрос, который явно повис в воздухе, я нарисовал формулу карандашом на ПУО.
   0x01 graphic
   - Понимаешь, Мурад, с НП разрыв видят под другим углом, и даже под другой дальностью, чем с ОП. А данные дает именно НП, то есть ты - как командир взвода управления. Так вот, чтобы твои данные перевести в поправки для стрельбы с ОП, их надо сначала пересчитать.
   В канцелярию зашел сержант - контрактник Мага, посмотрел на нас, послушал, о чем мы говорим, и молча ушел. Мы с Мурадом даже не обратили на него никакого внимания.
   - Дельта дальности - это поправка в угломер. Альфа - это отклонение разрыва от цели, которое видно с твоего НП. Почему стоит "минус"? Потому что если отклонение левее, то есть с минусом, то доворот ты должен сделать в противоположную сторону, то есть вправо - значит, получится уже плюс. А если отклонение правее, то, соответственно, доворот левее, то есть минус. Коэффициент удаления - это отношение дальности до цели с НП к дальности до цели с ОП. А шаг угломера ШУ - это деление ПС на одну сотую дальности до цели с ОП. Поэтому он всегда рассчитывается на сто метров.
   - А ПС - это что?
   - Это угол между НП, целью и ОП. Вот он, - я начертил указанный угол на ПУО. - Вот и все. Перед стрельбой считаешь все эти данные, а потом - в зависимости от данных разрыва - считаешь по этой формуле поправки. Эта поправка - в угломер. А отклонение по дальности - поправку в прицел - берешь из таблиц стрельбы: по заряду и первоначальной дальности... Ничего сложного... Да, про правило левой и правой руки забыл... Короче. Знак перед ШУ зависит от этого правила. Если ОП по отношению к цели находиться слева от НП, (я начертил на ПУО маленькую схемку), то берем левую руку, а если наоборот - то правую... Теперь смотри. Предположим, ОП справа от НП. Тогда если недолет, то мы кулак разжимаем, а если перелет - то ладонь сжимаем в кулак. Если большой палец смотрит налево, то знак будет "минус", а если большой палец смотрит вправо - то "плюс".
   Ну вот, вроде бы все объяснил. И даже самому себе больше чем Садыкову, и уж тем более - Изамалиеву.
   - Ну а если стреляешь прямой или полупрямой наводкой, то вообще ничего не нужно. И доворот, и поправку в прицел можно вносить безо всяких корректировок. И даже без дальномера.
   - Это как? - как-то вяло спросил Мурад. Очевидно, что он уже устал от потока информации и слушал меня по инерции. Да и вообще мне пора было закругляться.
   - Это по наблюдению знаков разрывов - НЗР. Смотришь, перелет. Значит, уменьшаешь прицел на двести метров. Недолет... Ага! Тогда сто метров вперед. Ну а потом пятьдесят назад. Если надо - еще двадцать пять вперед. Ну и поправки на отклонение, конечно, вводишь. Короче, добиваешься "вилки", и все - считай, что цель поражена...
   Может быть, я и еще что-нибудь вспомнил, и рассказал, но тут в канцелярию заглянул дневальный с тумбочки:
   - Звонил старший лейтенант Шевцов - приказал строиться на плацу.
  
   Глава 3.
  
   Я дожидался батарею снаружи. Погода была пасмурная, теплая, и порхал легкий - легкий снежок. Такая зимняя погода, в отличие солнечной и морозной, мне нравилась всегда - сколько себя помню.
   В казарме раздался грозный рык Садыкова, и послышался звук затрещины. Первым из казармы вылетел рядовой Серый - местный наркоман - доходяга.
   Вообще-то, сначала я думал, что это кликуха. Ну, как, например, Белый - если фамилия Белов, или волосы светлые. А Серый - это чаще всего от имени Сергей. У нас в школе, скажем, почти всех Сергеев звали Серыми. Ну не Сережами же их называть, в самом-то деле?
   Однако, заглянув в штатку, я с удивлением обнаружил, что Серый - это все-таки именно фамилия. И вскоре она прославилась. Если этот солдат и раньше передвигался по части как лагерный доходяга, то после того, как он попал в госпиталь и обожрался там украденных таблеток, вообще стал похож на тень.
   Как он вскрыл сейф с медикаментами, я не знаю. Но вот то, что Серого вместо лечения просто отправили на губу - это факт. Если честно, я думал, что он склеит ласты. Как говорили очевидцы, его постоянно рвало, и он периодически терял сознание.
   Однако через трое суток он оклемался, попросил попить, поесть, и вообще стал приобретать человеческий облик.
   Мне же досталась сомнительная честь вести эти облеванное чудо обратно в часть. Переход происходил пешком по городским улицам. Прохожие с большим удивлением рассматривали нашу компанию. Ну и что я должен был делать? Отводить глаза? А ведь пришлось понервничать. Не объяснять же каждому встречному и поперечному, что почем.
   Серый, конечно, ожил, но тормозить стал по страшному. Вот, видно, и попал Мураду под раздачу.
   Батарея построилась, и сержант Волков повел ее на плац. Я держался позади, а Садыков и Изамалиев неторопливо переговариваясь, плелись сзади.
   Вообще-то, надо предупредить, в нашем военном городке произошли большие изменения.
   Раньше я служил во втором батальоне, в минометной батарее 82-мм минометов, и командиром у меня был Вася Рац. А "знаменитой" пятой ротой после капитана Лебедева руководил капитан Молчанов.
   Еще летом, как оказалось, все изменилось до неузнаваемости.
   Начнем с того, что командование бригадой почему-то решило, что второй батальон - это рассадник дезорганизации и беспорядка, и нужно его ликвидировать. Но ликвидировать батальон в бригаде - это, простите, нонсенс. Как так - первый батальон есть, третий батальон есть, а второго - нет?
   Решение пришло оригинальное, но всех устраивающее. В составе бригады появился второй дивизион! И расположили его именно во втором городке. А второй батальон - кадрировали!
   Что это значит? Грубо говоря - лафа. Личного состава или нет вообще, или он минимален. Большинство командиров остается на своих местах. Они, типа, формируют костяк батальона и следят за его имуществом. А в случае войны батальон наполняется военнообязанными, они получают оружие, технику и разворачиваются по штату военного времени. Ну, какой бы такой образный пример привести?... Ага! Вот!
   Это как сухое картофельное пюре в баночках - долей воды, и оно быстро станет объемным и вполне съедобным.
   Ну да ладно. Командир батальона - новый, (старый пошел на повышение), начштаба тот же, командиры рот - те же, и командир минометки Вася Рац остался в "кадрах". А меня перевели в дивизион.
   Зато сколько вакансий открылось! Старлей Швецов - начальник штаба. Рост? Рост... Командиры батарей - Поленый, Зариффулин и Томский. А раньше - в первом дивизионе - были старшими офицерами батарей. Рост? Несомненный рост. А командир дивизиона? Тоже новый. В общем, для служебной карьеры ситуация - лучше не придумаешь.
   Жалко, конечно, до боли, что Вася теперь не со мной. Но это не от меня ведь зависит.
   Зато с личным составом мне стало легче, и заметно легче.
   В основном здесь один молодняк. Это не я для них откуда-то появился, как тогда, когда я только пришел в часть. С теми мне было тяжело, это правда. А вот для этих я уже неотделим от места службы. Я тут всех знаю, меня все знают, а они пока еще, по большому счету, никто.
   Я уже вернулся с Харами, а они только недавно прибыли в часть. Я им говорил, а они слушали. Я объяснял им, как работать с пушкой Д-44, а они повторяли.
   Сам смотрел по учебнику вечером, а утром объяснял. Да им и нельзя учебник в руки давать! Все разорвут на оправление естественных надобностей. Да и читать нормально не все умеют, тем более - понимать прочитанное. А тут объясняешь просто: "Вот эту хрень поставь так, вот эту хреновину крути туда, вот этот пузырек выводи на середину вот этой рукояткой" - так и осваивали наводку. Спасибо, хоть командиры орудий были парни сообразительные... Разве что Карабут?.. Странный парень, не тупой, но какой-то... Не поймешь... Но о Карабуте потом, не сейчас...
   Дивизион построился. Я как-то сразу обратил внимание на несколько странное выражение лица старшего лейтенанта Шевцова - нашего начальника штаба. Какое-то оно было неопределенно-загадочное. Он явно что-то предвкушал, но не торопился сообщать нам, что именно. Однако нервное похлопывание планшетки по ляжке, на мой взгляд, выдавало его с головой.
   Наконец, он решился:
   - Дивизион! Равня-а-йсь!.. Смирно-о!.. Сегодня ночью дудаевцы атаковали город Кизляр и захватили городскую больницу. Мы выдвигаемся.
   На некоторое время установилась настороженная тишина.
   Шевцов явным образом усмехнулся, (я видел эту усмешку), и как-то даже язвительно дополнил:
   - Выдвигаются только солдаты срочной и контрактной службы славянских национальностей.
   Вот это да! По строю прошло оживление. Местные ваучеры и папоротники тут же сбились в кучки и начали что-то оживленно обсуждать. Ни черта не поймешь - что? Вот ведь обидно-то как! Они тебя понимают прекрасно, что ни скажи - все поймут и каждое лыко вставят тебе в строку. Их же, если не хотят, не поймешь: начнут себе по аварски или кумыкски что-то гоготать, и гадай, то ли тебя высмеивают, то ли что-то серьезное обсуждают. Но, в любом случае, неприятно. А самое интересное - начни я, скажем, с Васей по-английски говорить, ведь обидятся, скажут - "Что ты от нас скрываешь?". Вот такая вот несправедливость.
   Да и плохо мы с Васей английский язык знаем - это тоже факт.
   Но это все лирика. А вот, скажите на милость, этот Шевцовский демарш - это "отсебятина", или указание вышестоящего командования? Вряд ли старлей стал бы сам такое говорить - у него таких прав нет. Значит, с верхов? Ну ничего себе!.. Это же, прямо говоря, полное сползание в пропасть национализма!
   Вообще-то, вся эта хрень пошла еще с февраля 95-го, когда в Грозный хотели бросить сводный батальон из нашей бригады. И тут началось!
   Местные стали отказываться от отправки. Мотивировка проста: "Я не буду воевать против братского народа. Уволите? Да, пожалуйста! Сам напишу заявление". И офицеры писали, и прапорщики, и уж тем более, контрактники.
   Такое массовое неповиновение не заметить было трудно. Вполне возможно, что замполиту бригады влетело. Во всяком случае, я сам, своими ушами, слышал эту фразу, которую в сердцах бросил подполковник, армянин по национальности, - "Ну почему я не русский!". И даже на собрании по поводу этого вопроса присутствовал.
   В общем, может быть из-за тонкости национального вопроса, может быть по каким другим причинам, но в тот раз отправка сорвалась. Единственное, что сделали, так это забрали из подразделений почти всех водителей. Даже тех, кто просто голословно утверждал, что у него права есть - и тех забирали.
   Милые юноши! Они просто хотели поменять опостылевшее расположение, где их всех со страшной силой доставали местные землячества, на что-то новое. Ну что ж! Поменяли. Одного нашего бывшего солдата даже в программе "Время" показали - мелькнул он там где-то, на заднем плане. А может быть - просто показалось. Хотели увидеть - и увидели.
   Лучше им там было, чем здесь? Не знаю. Может, и пожалели сто раз. А может, и нет. Во всяком случае, с Харами-то никто обратно в расположение не рвался - это точно.
   Как бы то ни было, а зазубрина у вышестоящего командования осталась, я так думаю. Потому с использованием нашей бригады в текущей войне они не торопились, и поступали очень осторожно.
   Но видно в Кизляре ситуация была безвыходной. Ближе нас никого не было, и задействовать бригаду пришлось. И, как мне кажется, чтобы опять проблемы с национальным вопросом не поднимать, решили обойтись одними русскими. Ну и ладно, я и не против.
   Самое главное, эта фраза весьма заметно приободрила бойцов. Видно, так уж достали их местные сослуживцы, что уж лучше было на войну попасть, чем в одной казарме с ними находиться. Ну и еще униженная гордость распрямилась: "Вот кто на войну едет! Не Маги, Даги, Ваги и прочая... Туда нужны только настоящие солдаты, а не эта приблатненая сволочь".
   Так что энтузиазм был в наличии. В наличии была и подготовка. Худо - бедно, но всю осень мы занимались боевой подготовкой. И на стрельбище часто ездили, и в парке с пушками возились периодически, и я, по своей инициативе, проводил занятия по военной топографии и боевым уставам. Скучно мне было, заняться нечем. Так чтобы не бродить бесцельно по расположению, и чтобы солдаты не слонялись, загонял я всех, кого можно, (и кто хотел), в класс и рассказывал им все, что помнил сам. Вне всяких планов, без материальной базы, без ничего - все, что мог вспомнить, то и доводил. И самое удивительное - слушали. Вопросы задавали. Я сам не ожидал.
   "Зачем тебе это нужно?" - спросил меня Рустам. "Ну как зачем?" - ответил я. - "А что они вообще в армии должны делать? Только в наряды ходить? Да это уже не служба, это какой-то ГУЛАГ получается".
   "ГУЛАГ?" - усмехнулся Рустам. - "А что, довольно похоже".
   Впрочем, скоро меня перевели в караулы сутки через сутки, и мне стало не до занятий.
  
   Глава 4.
  
   Здесь же на плацу, составлялся список сводной батареи. Контрактники и прапорщики устроили оживленный диспут между собой. Естественно, на местных диалектах, так что слушать было нечего.
   Я ехал. Так что мне оставалось только отпроситься у Рустама, и сбегать домой за недостающим имуществом.
   Полина Яковлевна, конечно же, впала в ступор. Вот так вот - приготовиться к спокойной старости, и тут на тебе - война на пороге дома. Пока она охала, я собрал вещмешок, надел все теплое, что у меня было, новые горные ботинки, и помчался назад.
   Вот ботинки-то меня и подвели. Я купил их у одного прапорщика, дорого, но совершенное "новье" из старых, еще советских, запасов. Единственное, что несколько омрачило мою радость при покупке, это то, что подошвы горных ботинок были на шипах. Прапорщик посоветовал их просто открутить и выбросить. Что я, собственно говоря, и сделал.
   Однако не учел одну тонкость. Сама подошва-то была кожаной! Ровной и гладкой. Если бы я надел покупку сразу же после удаления шипов, то быстро выяснил бы, что ходить в них нужно крайне осторожно, особенно по утоптанному снегу, так как подошва со страшной силой скользит.
   Вот это-то я и выяснил, но, к сожалению, только сейчас, когда не мог толком подняться к воротам части, так как дорога к ним шла наверх, и была покрыта льдом. Возвращаться было поздно. Кроме того, шерстяные носки, которые я благоразумно одел, могли влезть только в эти ботинки, и больше ни в какие другие. Так что вариантов у меня не было. Пришлось добираться в расположение практически на карачках.
   На плацу уже никого не было. Я направился к казарме. По дороге мне встретился контрактник Наби - округлый мужичок небольшого роста и радостно улыбаясь, как будто выиграл в лотерею, оповестил меня, что он едет с нами.
   Честно говоря, это меня неприятно удивило. "И в каком качестве?" - подумал я, но не спросил. Тем более, что Наби уже куда-то скрылся с моих глаз.
   В казарме стоял гул, как летом на пасеке. Неожиданно протрезвевший старшина выдавал бойцам вещмешки.
   Вообще-то интересно, что там у него еще осталось. У нас в батарее уже несколько месяцев шло весьма активное воровство. Поймать никого не удавалось. Если бы старшина не пил столько, он, наверное, навел бы порядок, так как из казармы практически и не выходил. Но вся беда и была в том, что не выходил он из казармы именно потому, что "мяу" сказать не мог. Раньше он был отличным старшиной, многие это помнили, и пока еще закрывали глаза на его художества.
   С каждой новой потерей имущества из каптерки командир батареи просто чернел, и в бессилии колотил по стенам ногами. Ну, разжаловал он пару сержантов в рядовые, ну и что? Перетоптались, усмехаясь. Сейчас в армии сержантское звание не стоит ничего.
   Оружие еще не раздавали. Я ввалился в канцелярию, но застал там только одинокого Рустама. Он ковырялся в своей планшетке, и раздосадовано сообщил мне пренеприятнейшее известие:
   - Местные обиделись на командование. Они не "второй сорт". Они все едут с нами на защиту родной земли.
   - Твою же мать!... - растерянно протянул я.
   Не знаю, как насчет помощи, но проблем они нам доставят точно. В этом я не сомневался.
   Давайте разберемся, что такое контрактник в России, и что такое контрактник в Дагестане? Это, как говорится, два мира, два образа жизни.
   Начнем с местных. Попасть в часть они, как правило, могут только за взятку. Здесь, в части, у них вполне приличная по местным меркам зарплата, и выплачивают ее своевременно, в отличие от остальной республики. Вот и собирают деньги всем родом, чтобы устроить человека на службу.
   Ну а потом, если он устроился, у него появляется, (у кого сразу, у кого - через некоторое время), скажем так, комплекс "российского футболиста". Обратили внимание, как только перешел наш родимый футболист в какой-нибудь приличный западный клуб, и все - как подменили парня. И сидит он все время на скамейке запасных. А почему? А потому что считает он так: сразу не выгонят, за год заработаю на всю оставшуюся жизнь, зачем надрываться, если и так уже жизнь удалась?
   Вот и наши местные ваучеры так тоже полагают. Раз пробился на службу, теперь можно ничего не делать, и ходить за зарплатой. В караул их не ставят, в наряд по кухне не пошлешь - как это можно ИХ на такое отправить или поставить!? Это же прямое оскорбление! Вот разве только дежурными по роте? Но так ведь они часто рядовые, даже не сержанты. Да и не всегда контрактники в наряде службу несут как положено. Забьют на все, и своими делами занимаются...
   Да мало того, он ведь взрослый уважаемый человек! Он с офицерами должен быть на равной ноге! И с прапорщиками. Ну не с рядовыми же! Они на десять - двадцать лет младше. Да и вообще - не ровня.
   Вот и получается у данной категории военнослужащих совершенно неопределенный статус. Не офицер, не прапорщик, не срочник - одно слово - "ваучер".
   Ну ладно, неопределенный статус, Бог с ним. Хоть бы не мешали. Но и тут не так!
   Лейтенант, уралец, с третьего батальона живет на квартире у местного русского. Тот уже года три - четыре без работы сидит. Вот лейтенант и спрашивает его: "Чего в контрактники не идешь? Жить-то на что?". А он ему отвечает: "К вам нормальные люди не идут". У уральца аж челюсть отвисла: "А почему?!". "Да потому что вся шпана, какая есть в городе, она у вас и служит". Что ж, как говорится, это многое объясняет.
   У такой категории лиц есть одна крайне противная черта: им мало того, что они просто шатаются по части и получают за это деньги, им надо еще покомандовать. Вот и получается дилемма: кто же командир в роте или батарее - лейтенант или пара местных контрактников? Не трудно догадаться, что в результате этого получается. Особенно если контрактник у местных в "авторитете", а лейтенант - вчера из училища. Не говоря уж про военную кафедру.
   Что, мрачно? Да уж. Бывают, конечно, исключения. Но на то они и исключения!
   Я знаю такие исключения. Вот в прошлом году у нас в батарее был хороший контрактник - Айгази. Пришел весь такой из себя - пышущий энтузиазмом. Он срочную на флоте служил. Все говорил: "Будет морской порядок"! И правда, сначала взялся так серьезно за наших бойцов, они даже испугались поначалу. Вот только надолго его не хватило. Посмотрел он на остальных ваучеров, сказал себе, наверное, что чем он хуже остальных, зачем ему больше всех напрягаться? И "потух". А потом он в другое подразделение перевелся - поближе к дому. Да и в правду сказать, зачем ему к нам на край города ехать через весь Темир-Хан-Шуру? Пускай служит человек там, где ему удобно. Я ему зла не желаю.
   Еще один хороший контрактник был в роте у Молчанова. Такой большой спокойный мужик из сельских. Исполнительный, работоспособный. Тоже испортился. На год его вроде только и хватило, а потом "среда заела".
   Да, вот еще! Братья - близнецы Пархоменко! Эти из местных русских: здесь родились, здесь выросли, здесь службу несли, здесь и на контракт остались. Вот на этих можно положиться во всем. Они хоть и живут в этом городе всю жизнь, а местными все равно не признаются. Русские они, русские - не даги.
   В общем, братья все-таки не типичный пример. Тем более, что они в "ваучерах" не долго проходят, отправятся в школу прапорщиков и вскоре вольются в славную семью российских "папоротников".
   Так что здесь истории по контрактников в России слушаются как сказки "Тысячи и одной ночи". Что и службу они несут наравне со срочниками, также наряды тянут, права не качают, офицеров слушаются (!). Полный абсурд!.. И их еще обижают! Обманывают, оскорбляют и деньги положенные не выдают.
   Я, честно говоря, смутно представляю, как это здесь, в Дагестане ваучера из местных попробуют так в деньгах обидеть. Боюсь, что начфин Николаев до дома просто не дойдет - без тяжких телесных повреждений. Если вообще живой останется.
   Надеюсь, понятно, почему меня слабо воодушевила "инициатива снизу"?
   - Ну что, пойдем оружие выдавать, - сказал мне Рустам.
   Выдача оружия - дело серьезное. Надо записать фамилию бойца, номер оружия, зафиксировать выдачу штык-ножа, патронов, и пусть подписывает.
   Идиллическую картину планомерной раздачи автоматов несколько портил только шум бурной попойки, раздававшийся из соседней каптерки, (у нас в казарме размещались сразу две батареи - большая у нас казарма). Там часть ваучеров и примкнувших к ним папоротников явно готовилась к предстоящему походу.
   Я вздохнул, прервавшись на минуту. Но только на минуту, так как в этот момент в оружейку просто ворвался Шевцов.
   - Блин, Яковенко, - заорал он, - мы опаздываем! Ты понимаешь? О-паз-ды-ва-ем! Давай быстрее шевелись!
   Проорал и ускакал. Я же даже не дернулся. Ему хорошо указывать. Я его знаю: если что-то пойдет не так, то крайнего он найдет. В этом случае этим крайним буду я. Кто выдавал? Лейтенант Яковенко. Кто получал? Никто? А автомата нет... Ну и кто должен отвечать?
   Ну его к черту, Шевцова. Да у меня неправильно оформленную "Книгу выдачи оружия" и дежурный по батарее не должен принять, в конце-то концов. Война войной, а обед по расписанию.
   Однако мимолетным визитом Шевцова выдача оружия не обошлась. Не успело пройти и пары минут, с момента как начальник штаба покинул нашу казарму, как из гудящей каптерки вывалился ваучер Мага.
   Еще на полпути к каптерке он начал орать, иногда срываясь на фальцет:
   - Лейтенант, где мой автомат?! Дай мне оружие!
   Толпа срочников перед дверьми оружейки ему явно мешала. Яросто матерясь, он пытался пробиться, расталкивая их. Впрочем, ему это не удавалось. Ну, во-первых, его уже не очень хорошо держали ноги. Да и руки не слушались. А во-вторых, глаза Маги были уже пусты и сведены в кучу. Как он мимо оружейки-то не проскочил, герой?
   Ситуация, конечно, была не из приятных. Тем не менее, увидев состояние ваучера, я сразу успокоился. Если ему, конечно, выдать автомат, то он полказармы перестреляет. Но если только снарядить магазин. А кто ж ему снарядит? Сам-то он не в состоянии. А дураков не найдется.
   Да и не понадобилось. Из каптерки выглянул старшина Расул, и на русском языке, хотя и с заметным акцентом, позвал ваучера обратно:
   - Э, Мага! Давай сюда! Ты куда пошел? Мы же тебя ждем! Ты же тару забрал!
   И правда, Мага намертво сжимал в руке граненый стакан. Как-то сразу я это и не заметил.
   Вообще-то состояние Маги добавило мне настроения. Если наши доблестные ваучеры все в таком состоянии, (или хотя бы половина), то к Кизляру они не выдвинутся точно. По крайней мере, это будет не сегодня.
   Вручив дежурному по батарее книгу выдачи оружия, и размяв затекшие плечи, я поспешил из сумрачной и дурно пахнущей казармы на свежий воздух. Рустам уже строил батарею в колонну по три.
   Серые шинели, грязно-зеленые вещмешки, стоптанные сапоги, но на удивление довольные лица. Не слишком-то испугали их, (вполне возможно), предстоящие бои, зато расставание с "родной" казармой явно обрадовало. Мельком я заметил удрученные физиономии тех бедолаг из славян, кто в сводную батарею не попал, и неопределенное выражение, (озадаченное какое-то), у срочников кавказской национальности. Их, как и было обещано, в сводную батарею не взяли ни одного.
   Колонна протопала сквозь заскрипевшие ворота нашей части, и отправилась в парк - за пушками и автомобилями.
  
   Глава 5.
  
   Дорога к парку шла под гору, и идти было легко, если не считать того, что я все время боялся поскользнуться на утоптанном снегу и грохнуться под задорное ржание всего личного состава.
   Движение батареи сопровождалось завистливыми криками часовых. Они, скорее всего, быстро сообразили, что выбытие из части такого количества самой работоспособной рабочей силы не может не выйти им самим боком. В лучшем случае, они попадут в бессменный караул. В худшем - отправятся на тот же срок в столовую или в дневальные.
   Чем же бессменный караул лучше столовой? Ведь всегда считалось, что самое лучшее место в армии - на кухне! Увы, не всегда и не здесь. Здесь, в Темир-Хан-Шуре, вместо хлебца с чаем, наряд по столовой, скорее всего, получал постоянно по морде от местных товарищей. Как служащих в этой же части, так и приходящих из-за забора. Потому что у нас была не часть, а проходной двор, честно говоря. Все эти кланово-племенные отношения для службы выходят боком: у местных нет такого понятия - закрытая зона. Если в этой зоне служит брат, сват, друг, сосед или просто хороший знакомый, то, считай, для тебя эта зона не закрыта. Ну а если тут все друг - друга знают, то можете сами догадаться, что из этого следует.
   В общем, у часовых резко испортилось настроение.
   Однако, строго говоря, и у "счастливчиков" из сводной батареи настроение стало портиться. И на то были довольно весомые причины.
   Ну, во-первых, как-то очень быстро прошел почти весь световой день, и чувствовалось наступление сумерек. Что-то как-то мы явно опаздывали на театр военных действий.
   Соответственно, у бойцов появились смутные подозрения, что их в очередной раз "кинули". Ведь, правду сказать, такие подъемы по тревоге с предстоящей отправкой в Чечню уже были. И каждый раз - отбой.
   Раз такое уже было, почему это не может повториться и сейчас? Логично? Логично.
   Во-вторых, за весь день никого не кормили. После весьма легкого завтрака, (а иным он в нашей российской армии и быть не может), у солдат маковой росинки во рту не было. Война - войной, но жрать-то все равно ведь охота! Правда?
   Сержант Волков, как представитель общественности, подошел ко мне с апокалипсическим пророчеством:
   - Мы опять никуда не поедем!
   Нет, ну вот интересно! Ну почему именно ко мне? Не к командиру батареи Рустаму Зариффулину, не к командиру дивизиона, ни к кому-нибудь другому, а именно ко мне! Ну и что я мог ему ответит? Ничего, так как я знал не больше его.
   Он засопел и отошел. Зато приехала машина с кухни. С гречневой кашей и тушенкой. Вот это да!
   Такого добра в нашей столовой не было давным-давно. Ну, если уж так кормят солдат, значит, наверное, все-таки действительно отправимся в Кизляр. А иначе зачем такие ценности было переводить?
   Я достал свой котелок, намертво почерневший еще на Харами, и отправился в общую очередь. Я ведь тоже ничего не ел весь день - чем я хуже рядовых бойцов? А каша хорошая: теплая, вкусная, и мяса действительно много.
   Я жевал, а сам посматривал по сторонам. К моему глубокому сожалению, почти все водители - ваучеры оказались на месте. Явно не совсем трезвые, (это было бы просто фантастикой), но вполне вменяемые и бодрые. За все предыдущие месяцы службы большинство из них в глаза не видели закрепленного за ними автомобиля. А сейчас все бросились разыскивать служебную технику. Что ж! Картина была занятная. Но я бы все-таки предпочел поехать со срочником. Тот хоть будет всю дорогу помалкивать. А если и начнет разглагольствовать, то всегда можно попросить помолчать. С ваучером это, увы, бесполезно.
   - Ну что, ты едешь, что ли? - Это меня подхватил под локоть лейтенант - уралец Бровкин.
   - О! - удивился я, - а ты что тут делаешь? В нашем парке?
   Уралец служил в третьем батальоне, а у них, естественно, был собственный парк.
   - Да вот, всех в усиленные наряды загнали - территорию патрулировать. И городков, и парков. Меня сюда сослали.
   Да, к лейтенанту с говорящей фамилией Бровкин я относился хорошо. Это был отличный парень во всем. Только одна его черта мне не нравилась: он не хотел чувствовать себя офицером. Ну никак!
   Он позволял подчиненным обращаться с ним на "ты", не руководил, не заставлял ничего делать. Он вообще не хотел служить - ни под каким видом. И на военную кафедру он пошел только потому, что не хотел попасть в армию. А вот попал. И еще куда - прямо на Северный Кавказ!
   Бровкин не был дохлым, не был трусливым, (одно то, что он несколько раз в одиночку дрался с местными на улицах Темир-Хан-Шуры, говорит само за себя), он не был тупым. Он просто терпеть не мог военную службу, и заявлял всем об этом прямо.
   Мне он очень нравился как человек, но как военный, (пусть и не кадровый), я его не понимал. Совершенно не понимал. Капитаны и майоры сначала пытались его перевоспитать, но он был как смола: сколько они его не мяли, он все равно принимал прежнюю форму. В конце - концов, все начальники на него плюнули, а потом и привыкли, и раздражать он всех перестал.
   - Ну, давай! Держись там! - напутствовал меня Бровкин, и неторопливо, переваливаясь с ноги на ногу, потопал куда-то за боксы.
   Мне же через пару минут стало совсем не до него - в парк прибыл наш командир дивизиона.
  
   Глава 6.
  
   - ..., ...., ....!
   Цензурных слов в речи комдива не было, нецензурные я воспроизвести не решаюсь.
   Как быстро стало всем понятно, первый дивизион уже давно был в пути, а мы до сих пор ковырялись в парке. Хотя отбыть, по идее, должны были одновременно. Где весь день был сам Бабаян - осталось за кадром.
   Наступал решительный момент. Командир дивизиона решился вести нас в бой на собственном легковом автомобиле - темно-синей "шестерке". А что здесь, собственно говоря, такого? До Кизляра вполне приличная шоссейная дорога, доехать не трудно.
   Впрочем, меня проблемы Бабаяна волновали мало. У меня была совсем другая задача - найти себе место в машине. Не в кузове, естественно, (там мест полно), а в кабине водителя.
   Может быть, вы удивитесь? Вы думаете, что командиру взвода место в кабине водителя гарантировано - как минимум, в качестве старшего машины? А вот и нет, вот ваучеры так не думают. Они почему-то полагают, что эти места исключительно для них. Ну и ладно - для командира батареи.
   Вполне естественно, что в ближайшей ко мне "шишиге" уже кто-то находился. Я распахнул дверцу: ну, конечно, ваучер Махач.
   - Э, Махач, - сказал я, - давай, вылазь. Мы отправляемся.
   Пригревшийся ваучер очнулся и вылупил на меня свои карие очи:
   - Я тоже еду.
   - Да ради Бога, - терпеливо сказал я, - но это мое командирское место.
   - Какое место? - переспросил Махач.
   - Я - командир взвода. И я - старший машины, - мне приходилось давить, но при этом стараться не перегнуть палку. (Эти ваучеры - чрезвычайно нервные личности).
   Махач тупо молчал. Покидать теплую кабину ему явно не хотелось.
   - Ну что? Ты поедешь в кабине, а я - командир взвода - поеду в кузове? Так что ли?
   По его бегающим глазам я понял, что ему очень хотелось сказать "Да". Хотелось, но он промолчал. Все-таки Махач был явный неудачник - устройство в армию на данный момент был тем максимумом, на который он мог рассчитывать. Нормального места на гражданке ему просто не нашлось. Он не заработал авторитета ни там, ни тут. По его молчанию я догадался, что он начал колебаться.
   - Давай вдвоем поедем? - предложил Махач.
   Надо было дожимать - он гнулся, как шведы под Полтавой.
   - Махач! - Искренне сказал я. - Ну ты сам подумай! Как мы тут вдвоем поедем? Это же не "Урал"!
   Надо было дать возможность ваучеру достойно отступить, не теряя чувства собственного достоинства.
   - Иди в "Урал", Махач, - выдвинул я встречное предложение, - там и вчетвером ехать можно.
   Он поколебался, и вылез. Не теряя драгоценного времени, я одним рывком впрыгнул на освободившееся место. И вовремя. "Шестерка" Бабаяна под мощный гудок клаксона выехала из ворот КТП, и за ней пошли машины нашего дивизиона.
   Я мысленно поаплодировал себе. О существовании Махача я забыл тут же, как только он исчез. Пусть едет, где хочет. А лучше пусть вообще не едет: от него пользы...
   За рулем был срочник. Это меня сильно обрадовало: этот не будет трындеть всю дорогу. А если даже и пожелает, я быстро смогу заставить его замолчать.
   Мы выехали в темноту. В глаза мне били фары встречных машин. Гражданские автомобили постоянно стремились втиснуться между нами, или, еще лучше, всех обогнать. С высоты наших "шишиг" и "Уралов" они казались ничтожными. Я чувствовал свое превосходство над ними. Правда, они этого не чувствовали, а злобно сигналили нам, когда мы закрывали им дорогу.
   Наконец, и сам Темир-Хан-Шура и даже его окраины кончились, и путь стал свободен. Мы мчались по равнине, горы были где-то вдалеке. А здесь, вдоль дороги, белый снег лежал ровным светлым слоем, чернели лесополосы, свистел ветер, и кроме света фар и красных габаритных огней, других источников света не было.
   У меня в кабине не было ни рации, ни карты. Что мне оставалось делать? Дремать... Я засыпал, и просыпался, когда стукался лбом об ствол автомата, стоящего у меня между ног.
   Внезапно я сообразил, что у меня не болит задница. Вот номер! Еще утром болела, мне было трудно сидеть, и вдруг все внезапно исчезло. Как будто ничего и не было, и следа не осталось. Ничего себе! Здорово, конечно, но...
   Что "но", я не успел додумать. Мы сползали с шоссе в поле, и разворачивались в линию.
  
   Глава 7.
  
   Когда "шишига" встала окончательно, я решительно распахнул дверцу, (потому что ничего хорошего за ней не ожидал), и выпрыгнул на снег.
   Да, блин, я был прав! Увы, еще как прав! Действительно, ничего хорошего. Ледяной ветер в секунды выдул все то тепло, что я накопил за дорогу в теплой кабине. Резкий переход из тепла в ледяной холод заставил меня задрожать.
   В это время Рустам построил нашу батарею. Я поспешил к командиру.
   О, черт! Вот это зрелище! Наши солдаты в своих серых худых шинелях напоминали скорее пленных немцев под Сталинградом, чем солдат федеральных войск. У нас в бригаде было такое замечательное снабжение, что бушлатов на личный состав не хватало. Между прочим, свой офицерский бушлат я тоже не получал, а купил. Купил за личные деньги. И ни секунды не пожалел об этом. Тем более - сейчас.
   Я с содроганием смотрел на наших бойцов. Я представлял, как им холодно, и что им придется провести всю эту ночь на ледяном ветру, (впрочем, как и мне), и мне было их жалко. Честное слово! Солдаты и сержанты подпрыгивали, терли руки, клацали зубами, и тихо матерились.
   Правда, сержант Узунов как-то преувеличенно бодро ответил на вопрос Рустама, сказав, что личный состав чувствует себя хорошо. У меня сразу возникло подозрение, что он сумел остограмиться. Наверняка уже что-то продал по дороге, падла, купил бутылку - две водки и раздавил в кузове с друзьями. Что же он мог продать? Шинель на нем...
   (Видно, ледяной ветер и мороз отбили мне мозги: в этот момент я так и не смог догадаться, что же он продал - это выяснилось потом).
   А пока мне было все равно. Ну, смог выпить человек - ну и ладно. На ногах стоит, команды воспринимает - этого пока достаточно. Зато не так мерзнуть будет.
   Кто-то хлопнул меня по плечу. Я обернулся. Это был Слава Клюшкин - командир взвода из первого дивизиона, и мой бывший однокурсник.
   Крепко пожав мне руку, он тут же почти завизжал возбужденным тонким голосом:
   - Схватили меня внезапно, подонки! Я не успел скрыться... Как ты думаешь, здесь будет что-нибудь серьезное?!.. О, я уже замерз! Мои ноги не помещаются в кабине! Где я буду спать?!.. О, моя теплая, почти домашняя кровать!
   Я, честно говоря, тоже с трудом понимал, как могли мобилизовать на войну пацифиста Клюшкина?
   О, это был тот еще тип! Нет, не такой как Бровкин - совсем другой.
   Если сказать прямо - Слава был самым обыкновенным эгоистом. Что удивительного? Единственный ребенок в семье, родители тряслись над ним, как над фарфоровой китайской вазой, и только низкое материальное благосостояние не позволяло им оградить мальчика от всех треволнений и обязанностей суровой жизни. А потому Славе пришлось быть как все.
   Но всегда и во всем на первое место он ставил свои личные, родные, близкие к телу интересы. Одно время мы считались друзьями. Однако через некоторое время я, к большому разочарованию, сообразил, что Слава "кинет" меня при первой же возможности. И кидал, между прочим. И даже не один раз. Сам не знаю, почему, но мы продолжали дружески общаться. Да, впрочем, объяснение простое, у нас зачастую были общие интересы: все-таки учились в одной группе, и я ему был периодически нужен. Потом, когда учеба прекратилась, он как-то быстро отдалился от меня. Ну и ладно!
   Однако судьба опять свела нас вместе - служить мы попали в одну часть, и даже первую неделю - до распределения - провели в одной комнате. Потом наши пути снова разошлись.
   Конечно, в армии каждый должен думать за себя. Но, строго говоря, это больше относится к рядовому составу. Офицер, пусть даже и "пиджак", так поступать не может и не должен. Ведь за ним закреплены и люди, и казенное имущество. Ладно люди, они и без командира выкрутятся, а вот за технику придется отвечать именно офицеру!
   Не знаю, какие отношения у Славы были с техникой, (не видел, и не слышал), но вот солдат он просто боялся. Было бы неудивительно, если бы он боялся местных солдат - из дагов. С этим контингентом проблемы были абсолютно у всех. Что уж говорить, если почти сорокалетний старший лейтенант Абдуразаков, отвесивший затрещину оборзевшему молокососу в офицерской столовой, был вынужден ехать на "стрелку" с его родственниками. Ему ничего не было только потому, что родственников у пожилого старлея оказалось не меньше, чем у обиженного солдата, а начинать конкретную "войну" с непредсказуемым исходом не хотелось никому. И потому, справедливости ради, надо сказать, что Славу в такой ситуации просто убили бы. И безо всяких преувеличений.
   Но уж с русскими-то надо было находить контакт! Нет, и это было для Клюшкина чрезмерным усилием. Решать чьи-то проблемы, помимо своих собственных, он оказался и не готов, и не способен.
   Комдив давно махнул на него рукой, и сидел Слава в бессменном карауле. И я, грешным делом, думал, что он просидит в нем до самого "дембеля". Как оказалось, я ошибся. И как же его все-таки выволокли, интересно мне знать? Правда, что ли, связали?
   Тем временем Слава продолжал бурно причитать:
  -- Представляешь? Меня хватают в квартире два папоротника, тянут на плац, выходит Жариков и визжит, чтобы меня тащили в машину. Я пытаюсь вырваться, кричу ему, что я пацифист! Но он, наверное, уже привык к моим выступлениям, и не отреагировал никак, а вместо этого врезал мне по шее - и до сих пор болит. Сажают меня в "Урал" - слева - шофер, справа - капитан Куценко: не вырвешься. Пришлось ехать сюда... Как ты думаешь - бой будет? Я же такой длинный - ни в один окоп не помещусь!
  -- Нос у тебя ни в один окоп не поместится, - засмеялся я.
   Действительно, шнобель у Славы был выдающийся. Не уродский, конечно, не гротескный, но все-таки самый настоящий семитский нос. Даже странно, ни у папы его, ни у мамы такого носа не было...
   К нам подошел Рустам:
   - Клюшкин, тебя там Куценко с фонарем по кабинам и под машинами ищет.
   - Уже исчез! - сказал Слава на бегу.
   Одно время они служили с Рустамом в одной батарее.
   - Надо посты выставить часа на два, - указал мне комбат. - Я уже назначил по сменам. Постоишь с первой сменой?
   - Хорошо, - ответил я, - без проблем.
   Озабоченный Рустам куда-то исчез, а я пошел посмотреть, кто будет со мной стоять. Так, все ясно: Узунов, Иванов, Шиганков, Лисицын и Коломейчук. Я похлопал каждого по плечу, предложил крепиться, и стойко перенести эти два часа. Я умолчал только об одном: что и через эти два часа им некуда будет скрыться от холода. Жечь костры было строго - настрого запрещено. Да и из чего их жечь!? Кругом степь. Есть кустарник, но его нужно чем-то рубить, он сырой, его нужно поливать бензином или соляркой. А чем достать из бензобаков? В темноте, на ледяном ветру!
   Я и сам уже прилично закоченел, а ведь у меня бушлат! Что же творится там, у них, под шинелями?
   И что мы вообще делаем в этом поле?
   Господа и товарищи гражданские, если есть желание, могут смотреть телевидение. Там каждый час - "Срочное сообщение", каждые два - три часа - "Новости", или там - "С места событии", или еще что.
   Кто-то разъясняет обстановку, кто-то все комментирует, берет интервью... Там в курсе, вполне возможно, всех передвижений, всех планов... И только мы, непосредственные участники событий, торчим здесь замерзшие и голодные, и ни хрена не понимаем, что мы вообще тут делаем? Чего мы тут застряли, что нас ждет? Да и где мы вообще, в конце-то концов?
   Кстати, командир дивизиона уже исчез. Домой, что ли, поехал? Выполнил свою миссию и вернулся?
   Я ходил кругами среди наших машин. Хотя ходить было холодно, но и стоять, впрочем, тоже.
   Бойцы вообще дрожали как в лихорадке. Они пытались у меня что-то узнать, но зубы у них стучали как игла у швейной машинки, и я ничего не понимал. Я только взглянул на часы. О, мама моя! Стоять еще почти целый час!
   Я сообщил это солдатам. Мое сообщение тут же вызвало краткий и очень яркий взрыв эмоций, который был мгновенно погашен новым сильным порывом ледяного ветра.
   Ожидание конца смены превратилось в один бесконечный кошмар. Наконец, минут за десять до назначенного времени, я внезапно сообразил, что бойцы исчезли. Смылись, грубо говоря. Я, в общем-то, и не удивился, и не расстроился, и вообще никак не отреагировал. Я так замерз, что мне было уже все равно. Я только подумал, где же они могут укрыться?
   Ладно, сами придумают. Пора позаботиться о себе. Я направился прямиком к "родной" шишиге. Ба! Ну конечно! Другого и ожидать не следовало. Мое место уже занято контрактным чудом.
   Я обошел еще несколько близлежащих машин. Все забито. Черт возьми! Да я так околею!
   Решительным шагом я вернулся в "своей" машине, распахнул дверцу, и начал энергично пихать ваучера в упитанный зад. В темноте я даже толком не мог разглядеть кто это.
   - Ты мое место занял, - кричал я. - Давай, двигайся!
   То ли мои крики, то ли ощутимые тычки возымели действие, но контрактник полез на возвышение, которое отделяет в ГАЗ-66 водителя от пассажира. (Как-то раз кто-то мне сказал, что эту машину спроектировала женщина. В таких ситуациях, как сегодня, я всегда поминал эту незнакомую женщину "тихим добрым словом", и очень хотел, чтобы она сама попробовала воспользоваться своими конструктивными разработками. Впрочем, она наверняка не предполагала, что в кабине "шишиги" придется размещаться гораздо большему количеству народа, чем два человека. Наивная!).
   Ощущение было, как у кильки в банке. Но все же было тепло, и почти не дуло. Почти - потому что ветер все-таки поддувал мне из двери прямо в правый бок. Ну и ладно. Только я закрыл глаза, как тут же провалился в какую-то темную яму.
  
   Глава 8.
  
   Моя радость длилась недолго.
   Сознание мгновенно прыгнуло мне в голову, когда дверца распахнулась, и кто-то энергично затряс меня за плечо. С мукой я открыл глаза. Ага! Капитан Донецков.
   - Разворачиваемся к бою. Давай вылазь-ка. Где ваша батарея?
   Я тяжело выбрался наружу. Из тепла и сна - да опять на мороз! Меня заколотило. Я хотел, но не мог заставить свои зубы не выбивать яростную дробь. Не мог, и все тут!
   Сфокусировав мутные ото сна глаза, я разглядел Рустама. Тот уже пытался навести элементы организации в хаотичное движение личного состава, надрывая голос на ледяном ветру. Машины расползались в разные стороны: куда? зачем? По крайней мере, было ясно, что наша батарея разворачивается основным направлением перпендикулярно шоссе.
   Какая-то неприятная мысль сверлила мне голову: "Что-то очень неприятное... Не могу вспомнить...".
   Ах, да! Ну как же! Я вспомнил: стволы орудий не прочищены.
   Когда наш дивизион формировался, все что нам передали - это автотехнику и пушки. ЗиПов не было. Не знаю почему - но не было. Еще сегодня утром говорили, что все недостающее мы получим у первого дивизиона. Но он укатил намного раньше нас, и мы так и не встретились.
   А стволы-то у орудий не прочищены! Стрелять из них нельзя! Что теперь делать? Где искать банники?
   Впрочем, я зря волновался. Донецков словно подслушал мои мысли и хмуро сказал:
   - Беги к нашей батарее - вон там, видишь? И принеси банник - будем чистить ваше имущество. Позорище!
   Я молча "проглотил" "позорище", (да я-то при чем: это промах командира дивизиона, а не мой), и зашагал в указанном направлении.
   Снег был неглубоким, и под ногами у меня хрустела сухая трава. Ветер стих, и на небе сверкали звезды. Они горели так ярко, так фантастично, что у меня на миг поднялось настроение. Все показалось не таким уж безнадежным и бессмысленным.
   Дошагав до "Уралов" первого дивизиона, я принялся высматривать знакомых. Почти сразу на глаза мне попался капитан Куценко. Он уже кого-то пинал ногами. Конечно, в такой момент обращаться к нему было не совсем уместно, но другого выхода я не видел.
   - Товарищ капитан! - закричал я, пытаясь перекричать вопли солдата, подвергавшегося экзекуции.
   Куценко оглянулся:
   - А, это ты, Паша... Чего тебе? Банник? Ну, пойдем.
   Куценко пошел вдоль позиции, я почтительно держался за ним слегка поодаль.
   Капитан подошел к орудию:
   - Эй, папуас, (Куценко определенный период своей военной карьеры провел на Кубе), сними банник.
   Пока "папуас" кряхтел и матюгался, я бессмысленно смотрел на горящую фару "Урала". Странно, но почему-то от этого мне казалось теплее.
   Куценко вручил мне инструмент, похлопал по плечу, и ушел по своим делам - вполне возможно, пинать ногами кого-то еще.
   Я оглянулся. Светлело. Уже можно было различить, как и наш дивизион начал окапываться. Надо было спешить. Кто его знает, может быть через полчаса - час огонь придется открывать, а у нас стволы не чищены. Эта мысль заставила меня двинуться рысью.
   Банник я вручил Рустаму. Мы оба облегченно вздохнули. Я - от того, что успешно выполнил миссию. Он - от того, что получил, наконец, банник.
   Рустам немедленно закричал:
   - Командиры орудий! Ко мне!
   Когда они таки собрались, он в краткой, но емкой форме объяснил им, что нужно делать с этим орудием труда и что ждет их в случае игнорирования приказа.
   Затем он обратил внимание на меня, и довольно дружески сказал:
   - Паша, иди на наш правый фланг. Там твои два орудия, проследи, чтобы все было в порядке. Ладно?
   Ну, конечно, что я - могу отказаться, что ли? Я повернулся и отправился в свою зону ответственности.
   Еще издали было слышно, как рычит на своих подчиненных сержант Волков. Сам же он ссутулился как прирожденный горбун и запрятал руки в шинелях. Бойцы долбили мерзлую землю большими саперными лопатами.
   Чуть поодаль копошился расчет Карабута. Там копали все, в том числе и сам Карабут.
   Хороший исполнительный парень, только чуть "тормознутый". Но это, строго говоря, для армии он тормознутый. Чтобы в армии не считаться тормознутым, это надо быть чуть ли не Фигаро, или Остапом Бендером, на худой конец. Для гражданки Карабут, наверное, был бы отличным работягой. Там же не требуется варить кашу из топора! Там достаточно просто честно исполнять свою работу. А здесь этого мало.
   Здесь постоянно надо что-то добывать, доставать, тырить, а потом еще оборонять добытое от других - столь же алчущих.
   Чтобы не загубить расчет, к Карабуту подобрали бойцов, также не отличающихся особой хитростью или агрессивностью. И все же, наверное, я бы Карабута, будь моя воля, убрал. Куда-нибудь в штаб. Но заменить его пока было не кем.
   Увидев меня, Волков разогнулся:
   - О, товарищ лейтенант! А что мы тут, собственно говоря, делаем? Что будет-то?
   Если бы я знал, я, конечно, утаивать это не стал. А зачем? Но я так же мало был осведомлен о происходящем, как и рядовые бойцы. Поэтому вместо ответа мне просто пришлось пожать плечами. Волков снова согнулся как вопросительный знак. Правда, орать на подчиненных он перестал.
   Мне грех было жаловаться - все добросовестно долбили землю. Как позже мне сообщил Карабут, кто-то им сказал, что в яме будет теплее, чем наверху. Вот они и упирались. А я-то думал, что они прониклись ответственностью задачи!
   За моей спиной послышался скрип. Я оглянулся. Это лейтенант Садыков, энергично размахивая руками, и не обращая ни на кого ни малейшего внимания, устремился в район расположения техники. Он добрался до ближайшего "Урала", распахнул дверцу, и, видимо, напористо преодолевая чьи-то бурные протесты, забрался внутрь.
   От увиденного мне стало даже как будто бы холоднее, чем было. Ветер пронзал тело насквозь, до физической боли; мне страшно захотелось заползти куда-нибудь в тепло и уснуть.
   Я взглянул на часы - Бог мой, только половина четвертого! Работа расчетов подходила к концу. Они прекращали махать лопатами, опускались в окопы и замирали.
   Увидев, что мне, собственно говоря, делать тут уже нечего, я отправился на поиски ночлега. Увы! Тщетно обходил я одну машину за другой - все было забито спящими контрактниками и прапорщиками. Ни одной лазейки, ни одной щели!
   Но, (о чудо!), когда я уже отчаялся, и собирался вернуться на позицию, чтобы по примеру личного состава опуститься на дно окопа, (может быть, и правда, будет теплее?), в самом последнем "Урале" я нашел не пустое место, нет, (это была бы вообще фантастика), а лейтенанта - двухгодичника Логмана Байрамова.
   Вот это удача. Наверняка он просидел здесь всю ночь, и в суматохе его никто не тронул - наверное, просто забыли. Бедняга служил первые месяцы, (если не сказать - месяц), его никто не знал, он никого толком не знал. Как его вообще отправили в действующую армию - уму непостижимо! Для количества, что ли?
   Я растолкал мирно спящего лейтенанта.
   - Логман! - строго сказал я. - Хорош дрыхнуть! Тебя командир батареи ищет. Рустам Зариффулин - знаешь такого?
   Байрамов кивнул. Он еще не пришел в себя ото сна.
   Звал его Рустам или нет - это совершенно неважно. Как только Логман появится пред его очи, тот ему сразу же задачу найдет. Вариант почти беспроигрышный. Ну а если, на худой конец, Рустам сам где-то дрыхнет, то пока Байрамов найдет его, я успею согреться и приснуть. А там видно будет!
   Перед тем, как провалиться в сон, я успел подумать только об одном: "Эх, сколько же горючего сегодня уже пожгли на обогрев - так и ехать завтра будет не на чем"...
  
   Глава 9.
  
   "Ну вот, меня опять толкают в бок" - пронзила мысль.
   И толкали сильно. "Неужели снова Донецков?" - подумал я. - "Или это Рустам меня нашел"?
   Нет, я ошибся - это был несчастный замерзший Логман. Я взглянул на часы, (стрелки у меня светились в темноте), и понял, что проспал только полтора часа. Негусто, но и то хорошо. В конце - концов, уже начинало светать.
   Я, разминая ноги, и пытаясь взбодриться энергичной ходьбой, прошел к своим орудиям. Изнурённые солдаты, грязные и замерзшие, общей массой лежали в окопах, тесно прижавшись друг к другу.
   "Ну и ладно", - подумал я. - "Пусть поспят".
   Местность вокруг нас начала смутно вырисовываться. Голая степь без признаков жилья. Лишь кое-где разбросанными темными пятнами поднимались над степью малорослые деревца и кустарники. Перпендикулярно линии нашего огня находилось шоссе. Куда оно вело и откуда - я понятия не имел. И спросить было не у кого. Никого из офицеров, кроме меня, на позиции не было. А тащиться в первый дивизион, где явно кто-то уже шарахался, мне было лень.
   Так прошло с полчаса. А затем как прорвало. Из машин полезли хорошо выспавшиеся ваучеры.
   Они долго, одуревшими со сна глазами, оглядывались вокруг. Наконец, послышался звук первого дружеского толчка, смех, гортанный выкрик - предрассветная тишина исчезла, и утро ожило.
   Зашевелились серые комки в окопах: ощутив, что неизбежное утро наступило, личный состав начал неторопливо подниматься на ноги. Тем более, что ваучеры пошли осматривать как окрестности, так и то, что было сделано за ночь.
   Судя по их выразительному прищелкиванию, увиденное их впечатлило. Впрочем, мне быстро стало не до этого.
   Откуда не возьмись, нарисовался капитан Донецков, и потребовал обратно выданный нам ночью банник.
   Конечно, требование справедливое. Не подозревая ничего плохого, я переадресовал хозяйственного капитана к Рустаму. Но через пять минут Донецков вернулся, и выражение его лица ничего хорошего мне не предвещало. Это мне очень не понравилось.
   - Так, лейтенант Яковенко, - сухо сказал мне капитан, - за банником вчера приходил ты. Ты взял его у капитана Куценко. (Он на секунду замолк, вопросительно глядя на меня. Я кивнул головой). Вот, будь добр вернуть. Где меня искать - знаешь. Ну, или можешь Куценко отдать - если его первым увидишь.
   Не ожидая от меня никакой реакции, Донецков развернулся, и ушел. Снег громко хрустел у него под ногами.
   Я же застыл столбом. Что делать? Забить на все это? Но это не хорошо, это, прямо скажем, не выход. Неприятности потом будут точно. Наверняка ведь что-то надо будет у них просить. Да и ссориться не хочется... Ну а что Рустам-то?
   Я нашел командира батареи у первого орудия. Черт его знает, где он это раздобыл, но в руках у Зариффулина была кружка с горячим чаем. В другой ситуации я начал бы разговор именно с вопроса о том, откуда такое богатство? Но сейчас мне было совершенно не до этого. Я сразу взял быка за рога:
   - Рустам! Что за дела? Чего Донецков с меня банник требует? Куда он делся?
   Командир батареи выглядел усталым и очень озабоченным. Он хмуро и без интереса посмотрел на меня:
   - Паша! Я отдал банник бойцам. А куда они его потом дели, я не знаю. Может где в окопе лежит, может, отдали кому - хрен его знает? Главное, что стволы почистили... Короче, устал я - не грузи меня!
   Мне стало ясно, что здесь помощи ждать нечего. Может и правду Рустам говорит, а может быть, и врет. И такое вполне возможно.
   Нет, все-таки на кадровых, кроме Васи, полагаться я не могу. Они хоть виду и не подают, но считают нас - пиджаков - вторым сортом. Если что под расписку не отдал, потом концов не найдешь.
   А если ты сам это имущество под расписку получал, то ты, в конце - концов, крайним и останешься.
   И что самое, наверное, обидное, что сделают это "кадровые" не со зла, а потому что армейская жизнь их так научила: "Смотри в оба, никому не верь, никому не прощай". Подставился, олух, ну и получи! А не надо кое-чем щелкать!
   А я так не могу, и не хочу. И не буду. Но сейчас-то что делать? Где концы искать?
   Я пошел вдоль позиции, внимательно рассматривая окопы, разбросанное имущество, и даже заглядывая в стволы орудий. Расчет первого орудия сообщил, что отдал банник расчету второго. Второе орудие отдало его третьему. Третье - Карабуту.
   "Вот интересно", - подумал я, - "что мне сообщит Карабут"?
   Карабут не решился сказать, что вернул банник обратно. Тормоз-то он тормоз, но ведь сообразил, что я могу и очную ставку провести. А сержант Волков сержанта Карабута, если что, живьем в землю закопает.
   Зато Карабут выдал такую версию, что руки у меня сразу опустились. Он просто сказал, что пришел солдат из первого дивизиона и банник забрал. Вот это уже финиш! А чего ж тогда Донецков приходил?
   Я впал в полное отчаяние. Кто-то явно врет. Явно! Но вот кто? Давайте рассуждать логически...
   Мог первый дивизион забрать банник, а потом оттуда кто-то прийти, и нагло качать права? Опыт мне подсказывает, что это вполне возможно. Но даже если они так поступили, то зачем им это? Они же должны знать, что у нас все равно банников нет никаких. И свой вместо "утерянного" мы при всем желании не вернем. И что им за корысть сделать крайним меня?
   Да нет, никогда не выглядел Донецков таким уж слишком хитрожопым. И зачем ему заморачиваться из-за такой мелочи как банник? Что-то тут концы с концами не сходятся...
   Ищи - кому выгодно? А выгодно, как ни крути, именно нам. У нас банников не было ни одного. А хоть один да нужен. Кто мог спрятать? Сам Рустам? Командир батареи будет лично прятать банник? Ну уж нет! Зариффулин не такой. Не будет. В крайнем случае, солдата заставит. А кого? Да вот хотя бы того же самого Карабута.
   Ладно, пусть это так. Где можно спрятать банник? В окопах я все осмотрел, там ничего нет. Ну и где еще?
   Тут меня озарило. "Елки-палки"! - подумал я. - "Надо просто кузова у наших машин осмотреть. В чужую машину банник точно не положат, а наших тут не так уж и много".
   Я отправился на поиски. Искомое имущество нашлось практически сразу же, в той самой машине, где ехал расчет Карабута. Кто-то просто швырнул банник на пол, и тут же забыл о нем.
   Достать находку не составило труда. Но лихо выпрыгнув из кузова, я отправился не в первый дивизион. Я, для начала, подошел к бедняге Карабуту, и врезал ему банником по спине. Наверное, хотя я не старался, удар пришелся по почкам. Сержанта скрючило. Я зашел со стороны его лица.
   - Ну что, дружок, - грозно сказал я. - Кто тебе приказал бросить банник в кузов?
   Карабут заколебался. Видимо, он думал о том, принять ли всю вину на себя, (и еще раз получить по спине или физиономии), или сказать правду. Наконец, видя зверское выражение моего лица, сержант выдавил из себя признание:
   - Это мне командир батареи приказал.
   Я удовлетворенно хмыкнул. Ничего другого и не ожидалось. Поблагодарив Карабута за честность, я отправился в первый дивизион, чтобы навсегда закрыть так внезапно возникшую у меня проблему...
   Не первую и не последнюю.
  
   Глава 10.
  
   Еще даже не дойдя до своей батареи, издали, я сразу понял, что что-то произошло. Какая-то непонятная суета наблюдалась на позиции. Я тут же перешел на бег. И вовремя.
   Из-за высокого кустарника, закрывавшего обзор шоссе с правого фланга, показались "Икарусы". Не знаю, ожидало их тут наше командование, (скорее всего - нет, иначе мы бы готовились именно к открытию огня), но радуевцы явно нас не ждали. Первый из автобусов резко затормозил, и оказался на линии огня первого нашего орудия, второй, двигаясь по инерции, чуть было не въехал в зад первому. Все застыли.
   Мы - потому что совершенно не представляли себе, что нам нужно делать. Указаний-то никаких не было!
   Радуевцы встали потому, что не знали, чего ожидать от нас. Просто так удрать они не могли: чтобы развернуть такой большой автобус как "Икарус" на таком узком шоссе, нужно немало времени, и мы могли спокойно превратить автобус в котлету. Второй был зажат между первым и третьим. Так что они оба были в нашей власти.
   Было одно "но". Все автобусы, как мы слышали, были битком набиты заложниками. Мне даже казалось, что я вижу за окнами перепуганные женские лица. Кто отдаст из наших приказ расстрелять такой автобус? Рустам, что ли? А последствия? Тут за убитого боевика можно срок получить, а за заложников вообще, наверное, расстреляют. И потом, откуда мы знаем, может быть, их пропустить нужно?
   Нет, конечно, если по нам начнут стрелять, то тут мы сразу откроем ответный огонь. Заложники - заложниками, а своя жизнь дороже. Но ведь они не стреляют! Наверное, тоже понимают это.
   Я уже успел добежать до своих орудий, где в недоумение таращили глаза солдаты и сержанты, а всеобщее оцепенение продолжалось.
   Наконец откуда-то со стороны наших машин послышались крики: "Пропустить! Пропустить!". Но как дать понять водителям автобусов, что они могут ехать? Однако ломать голову над этим вопросом никому не пришлось. По-видимому, радуевцы услышали этот крик: автобусы неуверенно тронулись с места, а потом дали газу и скрылись из наших глаз.
   - И это все? - как-то удивленно спросил у меня Волков. - И мы для этого здесь всю ночь горбатились?
   Я промолчал. Сначала хотел язвительно ответить сержанту, что он-то, честно сказать, не особо горбатился. Но потом вспомнил мороз, ветер, посмотрел на его тонкую шинель, и промолчал. Неизвестно, кто еще больше замерз: тот ли, кто стоял на ветру и руки держал в карманах, или тот, кто полночи махал лопатой.
   Вообще-то я уже решил, что "представление" закончилось, и мы вернемся в расположение.
   Делать было абсолютно нечего. Я забрался в кабину "Шишиги", и предался греху безделья. Правда, пару раз вылезать пришлось. Откуда-то на вертолетах прилетало высокое начальство, строило наш батальон, весьма бегло осматривало его, и улетало обратно.
   Честно говоря, это начинало надоедать. Во-первых, нечего было жрать, а, во-вторых, несмотря на солнце, по-прежнему было холодно. Так что стоять в строю, продуваемом сильными порывами ветра, было удовольствием ниже среднего.
   Мне реально надоела эта бодяга. Я замерз, очень хотелось есть, и от долгого сиденья в кабине затекали ноги. Выходить же наружу было небезопасно по двум причинам: на свежем воздухе долго не проходишь из-за холода, и, самое главное, насиженное место можно очень быстро потерять. А найти новое будет довольно проблематично.
   Наконец, в четвертом часу пополудни свершилось. Мы прицепили орудия к машинам, погрузили в кузова боеприпасы и тронулись. И тут же произошло то, чего все, в глубине души, конечно, опасались, но никак не думали, что это произойдет именно так. Молодой боец, водитель БМП, переезжая небольшой мостик через канал, не справился с управлением, и перевернул боевую машину. Да и это бы ничего, но перевернулся он так неудачно, что одного бойца в машине задавило насмерть.
   Эту новость нам сообщил водитель "Урала". Так как колонна из-за этого происшествия остановилась, то он успел смотаться к месту событий, и все подробно рассмотреть.
   Он успел вернуться как раз вовремя - мы снова тронулись. Когда наша машина проезжала этот злосчастный мостик, я пытался рассмотреть детали. Возле поверженной техники копошились бойцы, крутился подполковник Егибян - замполит бригады, а немного в сторонке, брошенный как кукла, как-то нелепо, не по-человечески, лежал убитый.
   Я отвернулся, сам стыдясь своего нездорового интереса. Вот ведь как - и боя еще никакого не было, а счет потерям уже открыт. (Таких нелепых, тупых потерь на каждой войне предостаточно, увы... И эта наверняка у нас не последняя).
   В бок мне снова больно воткнулась планшетка. Забыл сказать, но, вообще-то, нас в этой кабине ехало четверо. Слева от меня сидел Логман, справа - какой-то контрактник. Я даже его толком и не знал. Так, видел, что в части мелькает, и не более того. Имел ли он хоть какое-то отношение к нашему дивизиону? Или был из пехоты?
   Да и черт с ним! Вот только из-за тесноты я не мог снять эту дурацкую планшетку. А снять ее сразу не хватило ума. Теперь мне было очень неудобно. Да, наверное, и Логману доставалось, но он молчал. Мало того, справа у меня висел на ремне подсумок, так что доставалось, по-видимому, и ваучеру.
   Тем не менее, я все-таки закемарил. Ничего удивительного, ведь было тепло, я пригрелся...
   Периодически просыпаясь, я рассматривал проплывающие мимо нас заснеженные поля, грязные лужи с разбитым, и уцелевшим только по краям, льдом, низкие, старые дома с торчащими над ними усатыми польскими антеннами, шумных детей, которые бежали за нашей колонной, и любопытствующих взрослых, живо заинтересованных небывалым в их краях зрелищем.
   Между тем, дороги я совсем не узнавал. Конечно, с одной стороны, это было глупо. Ведь сюда-то мы ехали ночью, а, как известно, местность ночью и местность днем - это две большие разницы. И определиться по каким-нибудь дорожным приметам я просто не смог бы при всем желании.
   Однако что-то в груди мне подсказывало, что ночью мы тут не проезжали. А так как я уже совсем настроился на возвращение на базу, то мне все это совсем не нравилось. Ко всему прочему, у меня начали болеть колени. Задница прошла совершенно, я ее больше и не чувствовал. Зато колени с каждым часом ломили все сильнее и сильнее. С учетом того, что мы в этой кабине сидели как шпроты, набитые в банку, то боль начинала доставлять мне настоящее мучение...
   Оп! Мы остановились около милицейского блокпоста. Определить это было совсем не трудно. Ну, у кого еще может быть голубовато-пятнистый камуфляж?
   Вот объясните мне, господа - товарищи, для чего нужна такая расцветка? Ну, правда, для чего? Под какую местность? Для ведения войны под водой, что ли? В общем, это просто бред какой-то. Зато сразу видно: где - армеец, а где - мент.
   Ладно, черт с ней, с расцветкой. Пусть ходят, как им нравится. Погано то, что здесь ночью мы точно не были! И это только подтверждало мое предположение, что домой мы сегодня не попадем.
   (Вот, блин! Никогда не чувствовал Темир-Хан-Шуру домом, а вот когда замерз, проголодался и заболел, так сразу захотелось "домой" - в тепло, поесть, и на "больничный").
   Контрактник, сидевший справа от меня, и мирно дрыхнувший всю дорогу, выводя носом невоспроизводимые рулады, внезапно очнулся, огляделся, и неожиданно, с большой неприязнью сказал:
  -- Вот менты живут, да! Через пост проедешь с мандаринами - полмашины отдай. Через другой проедешь - еще полмашины. Так никакой торговли не сделаешь!
   И снова отрубился. Я с недоумением покосился на него. Интересно, он что, сам торговал? Или фуры гонял куда-то? Если бы сам торговал, вряд ли в ваучеры подался бы. А может и вообще, так просто сказал, слышал, может, от кого.
   Минуты шли, а мы все так и стояли у этого поста. Я окончательно убедился, что в часть мы сегодня не поедем. А куда тогда? Радуев уехал к себе в Чечню, и кого мы тут догоняем? Или я чего не знаю?
   Пока мы тут находились, короткий зимний день заканчивался, наступала темнота. В кабину постучал Рустам:
   - Эй, Паша, давай получай сухпай на свои расчеты!
   Я уже был рад просто вылезти из этой чертовой машины. Сначала пришлось растолкать и высадить ваучера, а потом уже спрыгивать самому. Эх! Наконец-то удалось расправить ремень, размять ноги, (боль в коленях резко ослабела, а потом и вообще исчезла), и куда-то целеустремленно сходить.
   Правда, пришлось пройти немало машин, прежде чем я добрался до "Урала", с которого раздавали сухпай.
   - Третий, четвертый расчет, второй дивизион, лейтенант Яковенко и лейтенант Байрамов! - закричал я папоротнику на машине.
   Он, светя фонарем, поискал что-то в своей амбарной книге, что-то черканул, и спустил мне тушенку, рыбные консервы и две сайки белого хлеба.
   "О, не так уж и плохо!" - подумал я, забрал груз и двинулся обратно.
   Однако теперь со мной случилась новая неприятность: я не мог вспомнить, где же мой транспорт. В наступившей темноте все машины казались на одно лицо, а номера я и не запомнил.
   Я пошел наугад, внимательно вглядываясь в кабины. Одна показалась мне более знакомой, чем другие. Я открыл дверцу и увидел Логмана. Ваучер куда-то смылся.
   - О, Логман! - обрадовано закричал я. - На, забери наш сухпай. А я сейчас... И без меня, смотрите, никуда не уезжайте!
   Я резво переместился к кузову. Ага, третий расчет, громко клацая зубами прижимался друг к другу.
   - Товарищи бойцы! - Преувеличенно бодро сказал я. - Держите жратву, пожалуйста.
   Приятно, очень приятно было видеть таких восторженных людей. Они чуть не вырвали продукты у меня из рук. Я не стал мешать их маленькому празднику. А пошел искать четвертый расчет. Слава Богу! Он оказался прямо за нашей машиной.
   С чувством исполненного долга я вернулся к себе в кабину. Проклятье! Ваучер вернулся. Я глубоко вздохнул, считая про себя до десяти, скинул планшетку, подсумок, закинул все это под сиденье, и занял место у дверцы.
   Минут пять мы просидели молча, не шевелясь. Потом я сообразил:
   - А чего мы ждем, Логман! Давай пожрем!
   Байрамов как будто только и ждал команды. Он вытащил свой штык-нож и открыл банку сайры. И вот тут-то, как назло, именно в этот самый момент наша колонна тронулась вперед. Не могли, гады, еще хотя бы минут пятнадцать постоять!
   Из-за плохой, разбитой дороги нас периодически трясло, и пару раз я в буквальном смысле этого слова пронес ложку мимо рта. Масло капало на мой бушлат.
   "Ну и черт с ним!" - со злостью подумал я. - "Бушлат, что ли, жалеть? Потом постираю "Тайдом", да и все. Еще неизвестно, чем все это закончится!".
   Злость закипала во мне потому, что колени, успокоившиеся было после моего похода за пайком, снова начали болеть.
   За окнами не было видно не зги. Фары "Урала" вырывали из темноты задний борт движущейся впереди машины, и не более того. Смотреть было не на что, слушать нечего. Из-за ломоты в коленях я даже не мог уснуть. Оставалось только тупо смотреть на светящиеся датчики и стрелки приборов.
  
   Глава 11.
  
   Внезапно мы остановились. Еще через несколько минут мне нестерпимо захотелось выйти наружу - колени просто разламывались от боли. Я успел подумать, как хорошо, что я сижу с краю: чтобы открыть дверцу и вывалиться на шоссе, мне не нужно никого расталкивать и выталкивать.
   Я выбрался на воздух, и почти тут же пожалел об этом. Меня мгновенно просквозило порывом ледяного ветра, потом еще одним, и еще. С изумлением я убедился, что сегодня ночью гораздо холоднее, чем было вчера, хотя только вчера казалось - ну куда уж холоднее?
   На шоссе я стоял не один. Народ постепенно стал выпрыгивать, выбираться и даже просто выползать из машин. Хуже всего было срочникам. Сидеть в кузовах или даже внутри БМП было холодно, и они выбирались для того, чтобы хотя бы попрыгать, чтобы согреться. Но тут же понимали, что обменяли шило на мыло. Здесь было ничуть не лучше. Нельзя было ни уйти от машин, ни развести костров - никто же не знал, сколько мы будем здесь стоять? Вдруг сейчас тронемся?
   Чем дольше мы стояли, тем больше во мне нарастало раздражение и откровенная злость. Я уже успел несколько раз залезть и вылезть из кабины, и с каждым разом мне становилось только хуже. В кабине у меня ломило колени, так что и пяти - десяти минут высидеть было нельзя, а снаружи я почти мгновенно замерзал, что было ничуть не легче.
   Продержаться на морозе и ветре чуть дольше, чем несколько минут, помогали подходившие знакомые офицеры. В основном тема разговоров сводилась к одному: что мы тут делаем и куда дальше?
   Подходил даже Бандера, поглумился, приглашал погостить у него в БМП. С кривой улыбкой я отказался. И сразу же после его ухода снова забрался в кабину. Я тщетно пытался уснуть. Спать-то хотелось страшно, но из-за боли не засыпалось, и даже когда мне удавалось чуть задремать, усиливающаяся ломота довольно быстро возвращала меня в реальный мир.
   В одно из таких мучительных пробуждений в окошко раздался сильный стук. Я приоткрыл дверь, впустив в кабину порыв ледяного ветра, от чего безмятежно спящий ваучер зябко пошевелился, и увидел рядового Серого. Вид его был страшен: как говорится, "краше в гроб кладут". Я вопросительно уставился на него.
   - Товарищ лейтенант! Пустите погреться... Я болею... Я умру... Я, правда, умру!.. Ну, пожалуйста!
   Я заколебался. Конечно, я не хотел смерти Серого, а то, что он может дать дуба, было для меня очевидно. И не впустить его в кабину было бы просто бесчеловечно. И все-таки я колебался. Я слишком живо представлял себе, что меня ждет за этой тонкой дверцей кабины "Урала", и мысленно содрогался.
   Долг победил. Я решительно, стараясь не дать себе передумать, вылез из кабины, и даже подсадил Серого, и захлопнул за ним кабину.
   Около нее больше никого не было - все куда-то рассосались. Мороз же к утру только усилился. Попрыгав вокруг "Урала" несколько минут, я понял, что долго не выдержу. Куда идти? Выгнать Серого? Сам себе потом не прощу. Только пустил, и тут же - "Пошел вон!". Это гадко.
   Но если не так, то куда?
   Мысль моя металась в черепной коробке, ища пятый угол. Выхода не было. Я вспомнил только одно место, куда можно было попасть, никого не выталкивая, и не рискуя отстать от колонны в случае чего. Это был кузов нашего "Урала".
   Через орудийный лафет я взобрался туда... И не обнаружил ни одного бойца из третьего расчета. Куда же они делись? А, пустое... Нашли себе место получше. Может быть, сидят сейчас, обнявшись, вместе с четвертым расчетом. Может, даже нашли чем утеплиться. Хотя это вряд ли. Вокруг, кроме нас, никого. Ни одного дома, который можно разобрать на топливо для костров - и плевать, есть там хозяева или нет.
   Я со стоном повалился на скамейку и блаженно вытянул ноги. Мне жутко хотелось спать. Я сделал над собой усилие... и уснул. Засыпая, я все гадал про себя: "Замерзну или нет?.. Замерзну или нет?.. Замерзну или...".
   Нет, невозможно спать на морозе, даже пусть ветер не продувает брезент, за которым я укрылся, насквозь. Ощущение такое, словно ты горишь. Но огонь холодный. Попробуйте побегать босиком по снегу - поймете.
   Мне было так плохо, что все то человеколюбие, которое я ощущал в себе еще час - два назад, куда-то исчезло.
   Я доскакал до кабины, и попытался открыть дверцу. Мне это не удалось.
   "Ого!" - подумал я. - "А Серый не дурак - замкнулся".
   Пришлось стучать в окно. Когда там нарисовался знакомый силуэт, я скорчил страшную рожу:
   - Вылезай немедленно!
   Серый послушно открыл дверь, и тут же очутился на морозе. Я занял его место. Конечно, мне не совсем безразлична была судьба этого солдата, (пусть даже и наркомана), но не до такой же степени, чтобы замерзать самому?
   Однако долго посидеть в тепле не удалось. Что-то неуловимо изменилось в том морозном оцепенении, которое сковало нашу колонну. К нашей кабине подошел Донецков и крикнул мне:
   - Поворачивай свои машины на правую сторону, и разворачивайся к бою. Основное направление - 15-00.
   И спереди и сзади я уже слышал рев сползающей с дороги техники; изо всех немыслимых щелей посыпался личный состав. Когда я выпрыгнул из остановившегося "Урала", то тут же увидел Рустама, который уже сам разыскивал меня:
   - Паша! Стрелять будем с закрытой огневой позиции. Доставай и ставь буссоль. Ориентируй.
   Ну, буссоль так буссоль. Я нашел взглядом в предрассветных сумерках рядового Лисицына:
   - Тащи мою буссоль сюда!
   А сам кинулся к "Уралу" - за вещмешком. Мне позарез был нужен фонарик. Я взял с собой самый обычный - карманный.
   Да, вроде бы мы взяли прибор "Луч" с собой. А толку? Он ведь не заряжен. Да и не положен "Луч" к буссоли. Уж лучше обычный фонарик, или даже, на худой конец, спички. Посветил - посмотрел и настроил.
   Я лихорадочно искал фонарик в вещмешке. Ага, вот он! Я вытащил черно-белый корпус на свет и обомлел. Стекло фонаря было разбито чьим-то метким ударом ноги. Ну, кто? Может быть, ваучер, может быть - Логман. Да и сам, чего греха таить, тоже мог это сделать. Не менее лихорадочно, чем я потрошил вещмешок, я захлопал у себя по карманам, ища спички. Спичек не было. Ах, как жаль! Что же делать-то?
   Пришлось вернуться к фонарику. Я включил его. Лампочка загорелась: как-то тускло, невесело, словно она тоже замерла. Ну уж ладно, хоть как-то!
   Лисицын ждал меня в назначенном месте. Я расставил треногу, отгоризонтировал буссоль, и замер... Как же ее ориентировать? Кругом тьма, ничего не видно, даже приметных огоньков нет на горизонте. А без ориентиров я, к сожалению, бессилен. Я еще глупо топтался у буссоли, когда меня нашел Рустам. Выражение его лица было весьма озабоченным. Если честно, то я уже и забыл, когда видел его в другом настроении.
   - Ну, - буркнул он, - буссоль готова?
   Я отрицательно покрутил головой:
   - Рустам! Ориентиров нет.
   Он вопросительно посмотрел на меня, потом пристально огляделся, как будто хотел меня уличить, и самому быстро и легко найти то, что нужно. Я злорадно отметил, что и он ничего подходящего обнаружить не смог.
   - У, блин, Паша! - заругался Зариффулин. - Ну, ты, блин, даешь!.. А, ладно! Скоро рассветет. Сориентируешь буссоль и доложишь мне о готовности.
   Я кивнул головой. Все верно, иначе и не поступишь.
   В это время на нашей новой позиции бурно кипела деятельность. Невезучий Карабут уже успел сломать лопату. В морозном воздухе мне хорошо слышались воспитательные затрещины и поощрительные пинки. На белом снегу чернели холмики земли. "Они сейчас так орудия расставят, без ориентации в основном направлении, что как бы потом перекапывать не пришлось",- с тревогой подумал я, беспомощно грызя ногти у своей буссоли. Мерзкая привычка, никак не могу отвыкнуть. Чуть только начинаю нервничать, так сразу непроизвольно засовываю пальцы в рот и грызу ногти чуть не до мяса. Зато ногти у меня всегда коротко подстрижены, а что такое "траурная" рамка под ногтями, я вообще не знаю.
   Светало. Как только на горизонте появились очертания отдельных удаленных предметов, я быстро провел ориентировку. Три раза вывел стрелку буссоли на север, засекая по буссольной шкале угол на избранный ориентир, взял среднее из показаний, прибавил поправку буссоли, и установил полученное значение на ориентир. После этого повернул буссоль в основном направлении, и подогнал под него угломерную шкалу.
   Готово. Теперь осталось произвести ориентацию орудий в основном направлении.
   Я дал команду. Наводя буссоль в прицел каждого нашего орудия по очереди, я выкрикивал наводчикам угломер, они выставляли его у себя в прицеле, и, вращая рукоятки для наводки, пытались совместить перекрестие своего прицела с моей буссолью.
   Так я и знал! Два орудия стояли неправильно, с этого места сориентировать их было нельзя, нужно переставлять. Увы, не буссоль, а именно орудия. Проклиная все на свете, два расчета, (в том числе, ну кто бы сомневался - Карабут), снова взялись за лопаты.
   Я ждал их, не отходя от буссоли. Пусть только закончат, сразу займемся ориентировкой. А то разбредутся, вылавливай их потом!
   Но, в общем-то, основная работа уже закончилась. Бойцы закурили, побрели искать сырье для костров, вообще как-то повеселели. Ветер явно стих, немного потеплело, и солдаты пригрелись.
   После ужасной ночи относительно теплое утро воспринималось не иначе как благо, отпущенное нам с небес.
   Изюминкой вполне идиллической картины стало появление иностранной журналистки. Бесстрашный посланец Запада, (как, наверное, она себя представляла), пробрался в самую гущу диких и необузданных федералов. Ну что ж! Ничего более соответствующего ее представлениям, чем наша часть, ей и попасться не могло, так как она сразу же была окружена ваучерами.
   Впрочем, гораздо больше, судя по пятикопеечным глазам, чем лихо гарцующие контрактники, ее потрясли обычные срочники. И правда, мы-то привыкли, а вот стороннему глазу картина представлялась несколько фантасмагорическая.
   Одна часть наших солдат была одета в деревенские фуфайки светло-зеленого цвета, другая часть - в серые шинели, а вот контрактники и офицеры - в обычные армейские бушлаты, правда, самых разнообразных расцветок. Выпученными глазами иностранка воззрилась на рядового Андреева. Еще бы! Бедняге достались сапоги сорок шестого размера при его родном сорок первом. Такой обуви позавидовали бы и самые знаменитые клоуны! Следы на снегу оставались чудовищные, и не один следопыт сломал бы наверняка себе голову, пытаясь разгадать, что бы это значило.
   В конце концов, ваучерам надоело просто ходить гоголем, и они перешли к прямому общению с иностранным журналистом. И не нашли ничего лучшего, чем попросить у нее закурить. В виду полного незнания любых иностранных языков, в ход пошел принятый во всем мире язык жестов. Журналистка с мертвой улыбкой на устах отдала пачку "Мальборо", но, вместо того, чтобы выполнять свой профессиональный долг, куда-то быстро ретировалась. Что она хотела, так никто и не узнал.
   Я же, с запозданием подумал, что, может быть, ее надо было задержать? Сдать в особый отдел? А вдруг - шпион? Награду бы получили...
   Предприимчивые бойцы, верно сообразившие, что спасение утопающих - дело рук самих утопающих, за это относительно небольшое время уже успели развести костры. Топливом для них послужила солярка, слитая из бензобаков, местный сушняк, и особо ценный материал - доски от снарядных ящиков.
   Ну что ж, пора и мне погреться!
   Но как только я сделал несколько шагов по направлению к костру, который разжег расчет сержанта Волкова, как неожиданно провалился по самую щиколотку в ненадежно замерзшую лужу. Вот ведь фокус! Всю ночь стоял такой дубарь, а лужа не промерзла до дна! Чудеса...
   Но чудеса чудесами, а в ботинке хлюпало, и я серьезно испугался, что могу простудиться и заболеть. Только этого не хватало! Еще колени не прошли, а если добавятся температура или заболит горло, то пиши пропало. А ведь только недавно насилу ангину залечил!
   Я устроился у огня, вытянув к нему мокрую ногу: а что мне еще оставалось делать?
   Увы! Сырость в ботинке не испарялась, как я надеялся, а только нагревалась до состояния кипятка. По-хорошему, надо было бы снять обувь, просушить ее вместе с носком над огнем, и тщательно вытереть ногу. Но такой возможности у меня не было.
   Пока я занимался своей мокрой ступней, в нашем расположении появился капитан Донецков, который приволок с собой худого, с лошадиным лицом, бойца, тащившего под мышкой ПУО.
   Их встретил Зарифуллин; они о чем-то с минуту поговорили, а потом уверенно направились на позицию.
   - Пашка! - внезапно я увидел над собой улыбающегося Славика. (Как он подкрался?). - Вот ты где, старый рейнджер!
   Я поднялся; в ботинке снова неприятно хлюпнуло.
   - Пойдём ко мне, - заявил Славик. - Можешь не спрашивать - я знаю, что ты хочешь узнать. Как я провел ночь? Ужасно! Ты просто не можешь себе представить! Я спал в "шишиге". На мне - еще двое. Я их сначала не пускал, закрылся изнутри; так водитель, собака, со своей стороны пустил, гнида. Они улеглись, вроде бы меня не трогают. Уснул. Потом чувствую - по голове - удар, в морду - тычок. Я просыпаюсь и - ну ты же меня знаешь! - сразу за автомат. А это два воина разлеглись и своими сапожищами по мне стучат. Я стал их ноги с себя скидывать, а они не просыпаются. Я достал иголку из шапки, спасибо комдиву - приучил носить с собой, и давай в задницы им колоть: одному, другому! Они завозились, заматерились и успокоились. Я снова заснул. Опять чувствую: стучат по моему бедному черепу. Автоматически достаю иголку и втыкаю, куда глаза глядят: вопли, возня и снова тишина. И так всю ночь. К утру скрючило так, что не смог разогнуться и вылезти из машины. Слышу, Куценко орет: "Клюшкин! Пацифист ё...й! Иди сюда!". Я поглубже задвигаюсь в кабину, но он меня все равно нашел. Пришлось сбежать к тебе.
   Неожиданно Славик замолчал - он увидел капитана Донецкова.
   - Я уже ушёл! - закричал Клюшкин и рванул обратно в свой дивизион, где его наверняка "тепло" ожидал капитан Куценко.
   Проводив взглядом убегающего рысью Славика, я отправился к Рустаму. Но оказалось, что он сам искал меня:
   - Иди, Паша, размечай ПУО. К 11.00 надо быть готовыми к открытию огня.
   Отлично, я как чувствовал, когда вместе с Садыковым разбирал в канцелярии приемы работы на приборе управления огнем. В общем-то, мне даже хотелось заняться этой работой.
   Однако приказ Рустама выполнить я не смог. Когда я подошел к ПУО, расположенному на сдвинутых снарядных ящиках, то, с некоторым удивлением, увидел, что капитан Донецков уже, насвистывая популярные мелодии, сверяется с топографической картой и чертит карандашом по зеленоватой поверхности прибора.
   Так что моя задача оказалась невыполнимой, и совсем не по моей вине.
   Ну, так и что? Чего я подошел, в таком случае?
   - Так я не понял, товарищ капитан, что Радуева не выпустили? - спросил я.
   - Нет, - оторвался на мгновение от работы Доценко. - Их блокировали в Первомайском. Говорят, будем штурмовать.
   Я еще немного покрутился около ПУО, но делать-то мне все равно было абсолютно нечего, так что я с чистой совестью пошел навестить товарища Клюшкина.
   Хотя я сам же и сказал, что потеплело, но это только если сравнивать с прошедшим ночным кошмаром. А так все равно было очень холодно. Ветер, утихший было перед рассветом, как назло, снова разыгрался, и даже усиливался. Он стал таким сильным и ледяным, что напрочь отбивал желание заниматься чем-то еще кроме попыток найти какую-нибудь щель, чтобы забиться в нее.
   Чем я должен был заниматься до 11.00? Ходить из угла в угол между нашими четырьмя орудиями? Да ну на фиг! Хоть пройдусь до соседнего дивизиона, ноги разомну. Да, кстати, вода во фляжке совсем закончилась, а пить очень хочется. Может быть, у Клюшкина найдется? Хотя даже если у этого жука и есть вода, ни за что не сознается. А если взять с поличным, придется из горла вырывать...
   Видимо не я один слонялся без дела. По пути мне попались два шапочно знакомых лейтенанта. Особо не останавливаясь, я спросил у них, где машины первого дивизиона. Они махнули руками куда-то вперед, и ускакали по своим делам.
   Да что искать эти машины? Вон они, стоят напротив пушек. Пушки не наши, значит, кто это? Это - первый дивизион! А чьи рядом с пушками могут стоять машины, угадайте? Не пехоты же, конечно! Первого артдивизиона автомобили и стоят. Элементарно, Ватсон!
   Я подошёл к первой по направлению "Шишиге" - дверь была замкнута. Меня это скорее насторожило, чем остановило. Я несколько раз настойчиво постучал, но в кабине царила тишина. Может быть, Славика там и вправду не было, а может, он просто затаился.
   Раньше мне такие поступки всегда казались смешными и глупыми. Однако несколько позже, после ряда удачных практических применений Славиком таких примитивных способов уклонения от выполнения служебных обязанностей, мое первоначальное мнение заметно изменилось.
   Ладно, возможно, там и вправду никого нет. Но нужно сделать "контрольный" выстрел:
   - Открой, придурок! Это я!
   Нет, ну надо же! Из оконца осторожно выглянул нос. Затем он исчез, а дверь слегка приоткрылась:
   - Пашка! Ну чего ты пришел? Не видишь что ли, что я от Куценко прячусь!
   Да, могучий аргумент! Ничего не скажешь... Чтобы выманить этого тунеядца и уклониста, мне пришлось немного соврать.
   - Слава! Там цистерну с водой подогнали. Ты пить не хочешь случайно?! - спросил я елейным голосом.
   Клюшкин пулей вылетел из кабины:
   - Чего ж ты сразу-то не сказал?! Тянешь резину...
   Самое удивительное, но на дороге действительно стояла цистерна с водой, уже совершенно облепленная "добытчиками", потрясающими разнообразной тарой всех видов и размеров.
   "Это я удачно соврал", - подумал я.
   А может быть и не соврал. Вот будь я психоаналитиком, как бы я это объяснил? А очень просто.
   Скорее всего, я увидел машину, едущую по шоссе, внешним обликом своим напоминавшую водовозку, которую я не раз наблюдал у нас в части, (между прочим, пару раз и сам ездил на ней старшим), и мой никогда не спящий мозг, сопоставив факты и смутные подозрения, уже сделал вывод, хотя до оперативной памяти он еще не дошел. Вот и весь секрет ясновидения...
   Судя по реакции Славика, вода кончилась и у него, (да, наверное, даже и раньше, чем у меня). Мы отправились к водовозке. Однако дорожная насыпь в этом месте оказалась неожиданно крутой, так что, учитывая мои скользкие подошвы, мне пришлось приложить немало усилий, помогая себе руками, чтобы взобраться на шоссе. Славик давно уже встал в очередь, суетился как обычно, словно боясь, что ему не хватит живительной влаги.
   Но, как говорится, быстрая вошка первой и пропадает. Тут же, прямо у водовозки, не успев даже закрутить колпачок на фляжке, пацифист Клюшкин был изловлен капитаном Куценко, и подгоняемый как крепкими образными выражениями, так и неоднократным физическим воздействием, понуро поплелся выполнять какую-то очередную оперативно-тактическую задачу.
   Ума не приложу, чем они там занимаются? Ну что там Славик может сейчас делать? Заниматься боевой подготовкой, строевой, политзанятия вести? На таком холоде? Зачем? И если в 11.00, (я взглянул на часы - уже скоро), открытие огня, то зачем все это? Или они еще к стрельбе не готовы? Да ну!... Зная капитана Куценко, могу с уверенностью сказать, что все давно почищено, наведено и настроено. Наверное, потому и Донецкова к нам направили, что двух капитанов - Донецкова и Куценко - на одну батарею как бы и многовато.
   Здесь же, у водовозки, я обнаружил представителей всех расчетов нашей славной батареи. Они затаривались основательно. По кратким обрывам их реплик, я понял, что бойцы собираются варить суп из консервов. Это само по себе занятие несложное, а если учесть, что в расчете Узунова есть повар-недоучка... Вот только интересно: откуда они возьмут соль? Да и успеют ли до открытия огня?
   Время подходило к одиннадцати часам, и я поспешил на позицию. Но чем ближе я подходил к нашим орудиям, тем медленнее становился мой шаг. Донецкова не было, не было Рустама, а ПУО лежало на ящиках всеми позабытое.
   Шестое чувство быстро подсказало мне, что никакого открытия огня не будет. Я потоптался около ПУО, карту Донецков предусмотрительно забрал с собой. Ну и ладно!
   Расчет сержанта Волкова, как мной и предполагалось, пытался сварить суп из консервов. Сильные порывы ветра старались задуть костер, но люди были упрямее: они сели так, чтобы своими телами защитить пламя.
   Я присоединился к ним. Здесь у костра, нетрудно было испытать обычно не сочетаемое ощущение - ноги нагревались до такой степени, что их приходилось отдергивать. Я всерьез опасался, как бы у меня не прогорела кожаная подошва. Зато спина, подставленная ветру, коченела так, что мне казалось, я не разогнусь.
   Мне пришло в голову, что если я пройду эту войну без потерь, здоровая поясница и почки мне еще пригодятся. Поэтому я немного посидел с бойцами, перекинулся с ними парой ничего не говорящих фраз, поднялся с корточек и откланялся.
   Я отправился в уже знакомый мне кузов "Урала". Там было несколько теплее, чем на открытом воздухе, и хотя под брезентовым тентом свободно гуляли сквозняки, мне удалось уснуть на той же самой скамейке, что и прошедшей ночью...
   Я проснулся. В проеме кузова мне было хорошо видно огромный красный диск заходящего солнца. Вставать, откровенно говоря, очень не хотелось. Тем более вызывала отвращение мысль о том, что, возможно, надо идти и что-то делать по службе. Но и неизвестность меня тоже тяготила. Судя по часам, я проспал почти два часа, а за это время в окружающей обстановке могло произойти что-нибудь существенное.
   Кряхтя, постанывая и ругаясь матом, я все же превозмог себя, и встал на ноги. Как-то не очень удачно я лежал на скамейке, и ноги затекли. Потому мой прыжок из кузова был совсем не спортивным, я поскользнулся и чуть не упал. Обойдя машину, вышел к позиции - всюду царило умиротворение, а с ящиков исчезло ПУО. "Значит, здесь стрелять не будем", - сразу подумал я.
   Практически тут же появился Зарифуллин и замахал руками:
   - Сворачиваемся!
   Я ощутил в груди легкое тепло удачи. Еще немного, и проспал бы эту команду. Или пришлось бы метаться как ошпаренному. А так - я на ногах и готов к любому повороту событий.
   Солдаты, в надежде, что новое место будет хоть чем-то лучше этого, довольно бодро зашевелились, свернули огневую позицию, без особых проблем рассосались по машинам, а вскоре наше колонна тронулась.
   Рядом со мной сопел Логман, ваучер куда-то испарился.
   "Может, ему уже надоело воевать, и он с какой-нибудь машиной вернулся в часть"? - с надеждой подумал я. - "Вообще они тут на каком основании? Шарахаются куда хотят, ни к какому расчету не приписаны. Ей Богу, как комиссары в гражданскую - приставлены к срочникам для ускорения и убеждения".
   Было еще достаточно светло, и я пристально рассматривал окрестности. Местность была ровная, правда, густо пересеченная оросительными каналами. Во многих текла вода.
   "Интересно, можно ли ее пить"? - то, что вопрос с водой будет одним из самых важных, я не сомневался. Моя фляжка уже была наполовину пуста. Пить хотелось очень, но я боялся, что ближайшего подвоза не предвидится, и можно вообще остаться без воды.
   Слева и справа от дороги поля заросли мелким ветвистым кустарником - печальным результатом перестройки и радикальных экономических реформ.
  
   Глава 12.
  
   Приятное путешествие в кабине "Урала" втроем прекратилось неожиданно быстро. Командирская машина свернула с дороги налево - прямо в кустарник. Повинуясь этому движению, мы также свернули за ней, следуя строго в колонну. Я сразу почувствовал, что ничем хорошим для нас этот маневр не закончится. И точно.
   Выстроившись у машин, наша батарея получила приказ оборудовать огневую позицию прямо на этом месте.
   Кто там, наверху, метался, принимая то одно, то другое решения, видимо, не зная, на чем остановиться, но метания его мысли, рикошетирующей в черепной коробке, отражались на нас далеко не самым благоприятным образом.
   Я огляделся. Кустарник был отнюдь не мелким. Это значило одно - нам нужно расчищать сектор обстрела. Иначе снаряд, зацепившись за какую-нибудь ветку, может прямо здесь и разорваться.
   Я сказал об этом Рустаму.
   - Что я - сам не знаю?! - накинулся он на меня. - Да, будем расчищать!
   - Так их тогда рубить надо! Ты глянь, какой они высоты! - в свою очередь, завелся я. - У нас топоров нет!
   - Ну и хрен с ними! Лопатами пусть рубят! - ответил мне командир батареи.
   Я обалдело открыл рот. Конечно, пословица, что "нет безвыходных положений, а есть неприятные решения" в какой-то мере верна, но не до такой же степени.
   Впрочем, до рубки дело еще не дошло. Сначала надо было оборудовать позицию и выставить буссоль. На этот раз с буссолью возился сам Рустам, а я прохаживался вдоль линии орудий, надзирая за работой.
   Между прочим, опыт окапывания, приобретенный за последние двое суток, сказывался на бойцах весьма положительно. Во всяком случае, оборудование огневой позиции заняло у нас заметно меньше времени, чем раньше. Я не замедлил выразить свое восхищение действиями личного состава: ничем большим я не мог их отблагодарить, пусть хоть моральное поощрение какое-никакое получат.
   Я пока умолчал о том, какая работа их ждет впереди... И правильно сделал.
   Как говорится, не успели лопаты отзвенеть о твердый грунт, как примчался на "шишиге" начальник артиллерии бригады майор Гришин, высунулся в открытую дверцу и, не выходя из кабины, завопил:
   - Сворачивайтесь быстро и за колонной направо!
   Развернулся и упилил в неизвестном направлении. Мы только рты пооткрывали.
   Измученные бойцы не выразили возмущения, как мне кажется, только по одной единственной причине: уж очень боялись контрактников. Те-то не копали, зато всецело поддерживали решения вышестоящего командования. (Ну, ей-Богу, как блатные и "пятьдесят восьмая"!).
   И потому безропотно орудия были вытянуты обратно, закреплены за "Уралами" и наша батарея двинулась в сторону, указанную майором Гришиным.
   Между тем, наступала ночь. Я с ужасом представил себе еще одну ночевку на трассе. И как бы издеваясь, в колени снова вернулась нарастающая боль.
   Очень скоро мне стало все равно, где мы остановимся. Где угодно! Лишь бы остановиться, выйти из кабины и походить. Или постоять... Все равно - лишь бы не сидеть. Была бы возможность, я лег бы прямо в снег, и вытянул ноги. (Не протянул, а именно вытянул).
   Поля с кустарником закончились, пошли поля голые, покрытые неглубоким снежным покровом. Несмотря на спустившуюся темноту, от белого нетронутого снега было почти светло. Я обратил внимание на изгороди, сложенные из длинных деревянных жердей.
   "Наверное, огороды", - подумал я, и откинулся на спинку сиденья, вообще перестав обращать внимание на окружающее.
   "Урал" остановился снова. Постоял, урча, и пошел с дороги прямо в поле.
   "Все ясно, снова будем окапываться".
   Для бойцов это было уже четвертое по счету окапывание за последние двое суток. Чтобы работа нагло не игнорировалась, к каждому расчету приставили по отдельному контрактнику. И худо-бедно, но дело пошло.
   Все, в кабине сидеть я уже не мог. Да и не хотел. Покинув машину, я отправился к расчетам. То, что мое место могут тут же занять, меня почему-то не беспокоило. Наверное, во мне проснулась совесть.
   От машин до линии орудий оказалось неожиданно далеко.
   Первым, кого я встретил, был сержант Карабут, страдалец с лицом мудреца. Он робко спросил, кончатся ли когда-нибудь его муки, и если кончатся, то когда. Я пожал плечами, (а что ещё можно было сделать?), и ответил, что все в воле Божьей.
   Командир другого орудия - сержант Волков - мрачно матерился и отпускал ядовитые шуточки в адрес своих подчинённых: рядовых Шиганкова, Лисицына, а также наводчика Феди Коломейчука. Контрактник, ответственный за данные орудия, отсутствовал - наверняка уже мирно дрых где-то в машине.
   В этот момент я почувствовал, что у меня поднимается температура. Мне почему-то стало весело.
   Прервав зануду Волкова, я сам принялся за отпускание шуток в адрес личного состава. Это были, в отличие от Волкова, беззлобные шутки. Потом я заставил петь бойцов патриотические песни. Видно было, как ни странно, что настроение у них поднялось... Когда у меня есть настроение, я могу чесать языком не хуже легендарного замполита Косача. Вот я и чесал им, наверное, в течение часа.
   У нашего орудия стоял уже не просто смех, а настоящий хохот. Подошедший на такое веселье Карабут спросил у меня, не будем ли мы ещё куда-нибудь сегодня переезжать. Я, уже в который раз за этот день, пожал плечами:
   - Мы люди маленькие. Куда скажут, туда и поедем!
   Так Карабут и ушёл в неопределенности. Он, может быть, и ещё постоял бы, но Волков так выразительно на него посмотрел, что сержант счёл за лучшее быстрее удалиться...
   Пока в очередной раз окапывались, наступила самая ночь - время выставлять караулы. Получив такой приказ, личный состав с облегчением понял, что на сегодня переезды и работы закончены. Ночь в их власти - отдыхайте. Тем более что этой ночью было не в пример теплее, чем прошедшей.
   - Ну, друзья, - сказал сержант Волков притихшим рядовым, - кто будет стоять первым?.. Шиганков! Тебе кто больше нравится? Лисицын или Федя? Чего молчишь?.. Ну, например, кого бы тебе хотелось поцеловать?
   Это было так неожиданно и смешно, что я захохотал. Смех сгибал меня пополам: я смеялся уже не над шуткой сержанта, я пытался смехом выдавить из себя все переживания и неудобства прошедших суток. Я смеялся, и мне становилось легче и свободнее, и будущее уже не выглядело таким угрюмым и зловещим.
   Мрачному Шиганкову целовать не хотелось никого, но выбора у него особого не было, и он предпочёл своего земляка Лисицына.
   Кстати, я обратил внимание на то, что ремня у Шиганкова не было. Интересно... Куда же он его дел? Потерял? Вот скотина! Потерял-то он, а отвечать будем мы с Рустамом. Не солдаты, а дети малые. Как в детском саду: на горшок он вовремя не сел - командир батареи виноват, совочек в песочнице потерял - опять же тяни к ответу офицерский состав. А, может быть, отобрали у него ремень? Ну, если отобрали, то доложи, не молчи! Будем принимать меры.
   Все это промелькнуло у меня в голове, но я не сказал рядовому ни слова - мне не хотелось портить свое, едва установившееся, хорошее настроение. Ветер заметно ослабел, мороз не донимал, поле было белым-бело, а от того ночь казалась светлой... В общем, мне было просто хорошо.
   Позади нас, в линии машин, разожгли костры. По идее, это было запрещено, но, как говорится, если очень хочется, (да и нет другого выхода), то можно. Бойцы сливали солярку из бензобаков в каски, поджигали её и грелись вокруг, ведь многие после прошедшей ночи нехорошо кашляли и чихали.
   Что я должен был сделать? Заорать, топтать ногами костры, заставить гасить солярку в касках? Да, каски - это казенное имущество, и портить их не положено. (Уж не сомневайтесь - после того, как их использовали в качестве плошек, такие каски можно только выбросить на свалку). С другой стороны, а как же рядовые бойцы? Которые мерзнут как собаки? Что для меня важнее - казенные каски или человеческое здоровье?
   Будь я службистом - карьеристом, наверное, каски мне были бы однозначно дороже. Все же это материальные ценности, за которые я отвечаю. А что будет с бойцами после окончания службы, (если доживут, конечно), меня лично не касается.
   Увы, но я просто "пиджак". Я не стремлюсь сделать карьеру. Мне не жалко этих касок. Я полагаю, пусть в данном конкретном случае бойцы делают так, как им удобнее. Им надо согреться - пусть греются!
   Я прошел мимо своего "Урала" и подошел к ближайшему костру.
   В нем пылали доски из забора, обильно политые горючей жидкостью. Ближе всех к костру сидели Аншаков, и, конечно же, Серый, которого било как в лихорадке. Мне было ясно видно, что он серьёзно болен.
   Врачей у нас в дивизионе не было. И, честно говоря, я даже не представлял себе, есть ли они вообще в нашем маршевом батальоне.
   Внезапно я задумался. А должен же быть у нас в боевом походе штатный медик. Вот, скажем, тот же Серый - насколько он болен? Может быть, ему давно надо в госпитале с кислородной подушкой лежать, а мы тут его мурыжим, работать заставляем. Но кто должен это сказать? Я? Я не компетентен. Нужен врач. Простой военный врач. Да где ж его взять?
   Может, он и должен быть здесь у нас в штате. Но кто поедет? У нас в дивизионе в медчасти одни женщины, причем все из местных. Как их можно отправить на войну?
   Как отправить на войну женщину, (а наверняка по штату в дивизион положено иметь одного медика), к десяткам голодных, замерзших, уставших, обозленных на весь мир бойцов? Чтобы ее саму от них охранять? Ну, глупость, правда? Все понимают. Тем более что у этой женщины муж есть, и дети, скорее всего, есть. Да ее просто муж не отпустит.
   Конечно, по закону она должна ехать, и за отказ ее должно ждать суровое наказание. Но ведь и мы все понимаем, что есть законы писаные и не писанные. Что никто ее за отказ в тюрьму или даже на губу не посадит.
   Просто - напросто надо заканчивать с этим гнилым либерализмом, когда в медчасть тащат жен офицеров и прапорщиков. Если это большой госпиталь, там да - это нормально. Но не там, где медик должен быть на передовой, в полевых условиях. Как одной женщине просто элементарно существовать в полевых условиях? А, да что говорить!..
   И в результате мы все в глубокой... М-да! Медик должен быть мужчиной! Однозначно! Военный медик - я имею в виду. Вот с Серым он бы разобрался, да и мне, честно говоря, очень бы помог. Хоть бы определил, отчего у меня так ломит колени. Хоть таблетку какую выписал. Или мазь прописал. Хоть бы боль унять...
   Чем я могу помочь этой скотине и наркоману Серому? Скотине - потому что наркоман. Но мне его жалко. Мне маму его жалко, которая носила его, родила, нянчила, воспитывала, и теперь эта сволочь загибается здесь... Жалко! Но чем он лучше других? Того же Шиганкова, Лисицына?.. Волкова, в конце концов? Ни чем! Совершенно ни чем! Все мучаются, и он должен мучиться. Как все...
   Я немного посидел у костра, погрелся, но вид кашляющего как туберкулезник Серого меня постоянно напрягал. Я встал и ушел в линию орудий, чтобы проверить караулы. Между нами и Первомайским было только поле, так что дело было серьезное. Если Радуев захочет уйти из блокированного поселка, почему бы ему не сделать этого именно в этом месте? Почему нет? Надо хорошенько внушить часовым, чтобы бдили, а то самому стало как-то неспокойно.
   Часовые были на месте. Я постоял вместе с ними, вглядываясь в сторону Первомайского, а потом опять вернулся к костру.
   Так я и ходил туда - сюда несколько часов подряд. Ровно в четыре часа утра меня стала неудержимо одолевать усталость, и я начал бояться, что могу уснуть на ходу. Я опять перепоручил все заботы покладистому Логману, а сам с неописуемым удовольствием полез спать на освобожденное им место. "Только бы уснуть раньше, чем заболят колени",- уже засыпая, подумалось мне...
  
   Глава 13.
  
   Меня разбудило солнце, бившее мне прямо в лицо через стекло кабины. Я, слегка жмурясь, открыл глаза: небо было голубым и абсолютно безоблачным, чистый снег на всем протяжении полей искрился, ветер исчез, но мороз усилился.
   Я, насколько мне позволяла кабина, огляделся. Кругом ели: доставали консервы, резали или просто ломали вчерашний хлеб, наливали в кружки воды из канистры, и даже, (или мне показалось), пытались что-то варить.
   Поддавшись общему настроению, я достал банку сардин в масле, открыл ее штык-ножом, (чрезвычайно удобная штука, заметьте), и взял ложку. Рядом со мной сидел Логман. Как он попал в кабину, вспомнить я не мог. И вовсе не собирался ломать над этим голову.
   Он вытащил откуда-то полбуханки слегка подсохшего белого хлеба, и предложил мне. Я не отказался. Наш водитель ускакал завтракать куда-то к друзьям.
   Ладно, день начался относительно неплохо. Что дальше?
   Примерно спустя полчаса батарею построили. Посмотрев на наш личный состав, сведенный вместе, я ахнул, и неприлично открыл рот. Зарифуллин просто заржал как жеребец. Видя, как развеселился командир батареи, начали смеяться и солдаты, но потише, зная меру. Не отказывали себе в удовольствии только контрактники, которые стояли отнюдь не в строю, а отдельной толпой. (Им, наверное, и в голову не приходило, что строиться надо всем. А скажи им об этом - они бы страшно обиделись. Так-то!).
   Причина смеха была в том, что костер из солярки не так безобиден, как может кому-то показаться. Он оставляет на лицах тех, кто его разжег, плохо стираемые отметины, а если конкретнее - то копоть въедается в кожу. А так как этой ночью рядовые и сержанты - срочники провели большую часть времени именно над костром, то теперь, при свете дня, все это вылезло наружу.
   Иссиня-черными лицами, последствиями ночи, проведённой над соляркой, сверкая желтовато-белыми зубами и белками глаз, выделялись Серый и Аншаков. Остальные были несколько светлее, склоняясь скорее к арабскому цвету кожи.
   Рустам внезапно перестал смеяться, и лицо его сразу стало злым и недовольным. Но еще быстрее, чем Зариффулин успел открыть рот, дело в свои крепкие руки взял прапорщик Расул. Он схватил обоих "эфиопов" за шкирку и громко, тщательно отделяя слова друг от друга, сказал:
   - Кругом полно снега. Если через пятнадцать минут вы не будете такие же белые, как этот снег, вам будет плохо!.. Остальных это тоже касается.
   После таких слов смех в шеренгах моментально прекратился. Расул свои обещания выполнял чётко.
   Личный состав, проклиная войну, начальство, погоду и свою несчастную жизнь, кряхтя и стеная, яростно тер лица снегом, какими-то тряпками, просто руками, предварительно поплевав на них, и даже, кажется, бензином.
   Посмотрев на себя в зеркало, никакой черноты на лице я не обнаружил. Поэтому проблемы чистоты вылетела у меня из головы. Гораздо больше меня интересовало другое: наши пушки стояли на совершенно открытой для обстрела местности недалеко от Первомайского. Для стрельбы из поселка мы представляли собой прекрасную мишень.
   Я попытался поговорить об этом с Зарифуллиным, (хотя и сам прекрасно знал, что он тоже ничего не решает в этом вопросе), но тот от комментариев отказался.
   Все, что я от него услышал, было:
   - Паша, не нагружай!
   Я отступился. Может, и боя-то никакого не будет, чего зря спорить...
   Опять начались бесцельные блуждания по позиции: я то забирался в кабину, то выбирался наружу, то говорил с кем-то, то молча вышагивал вдоль линии орудий. Делать мне было абсолютно нечего.
   Угнетала неопределённость: сколько продлится вся эта "компания", будет, наконец, стрельба или нет? Никто ничего не знал, (что вполне естественно), и узнать было негде...
   Ага! А я предчувствовал! Примчался на "шишиге" Донецков и закричал выработанным командным голосом:
   - Сворачиваемся! Быстро! И за мной!
   Я даже не знал: радоваться мне или огорчаться? С одной стороны, мне наша позиция не нравилась. Кроме того, кататься в машине я уже привык, а вот часами околачиваться на одном месте - еще нет. Однако, с другой стороны, где гарантия, что новая позиция не окажется вообще полным отстоем? Никакой гарантии. Завезут опять, как вчера, куда-нибудь в кустарник, и сиди там, и долби его...
   - Ну, - крикнул я Карабуту. - Чего ты возишься?
   Он поднял на меня помертвевшее лицо, и что-то жалобно проблеял. Я ничего не разобрал, но выражение его лица заставило меня выпрыгнуть из кабины и кинуться к сержанту.
   - Чего ты блеешь? - злобно сказал я ему, - Почему орудие не прицепил?
   Карабут затрясся и, заикаясь, сказал:
   - Мы фиксатор потеряли...
   О, твою же мать совсем! Этого еще не хватало!
   - Кто мы? - заорал я. - Мы - Николай второй? Ищи давай! Быстро!.. Проволоку ищи! Любую!
   Потерянный фиксатор закреплял сцепку запорного устройства с пушкой. Без него Д-44 не сдвинулось бы с места. В общем, этот тормознутый сержант поставил меня в очень сложное положение.
   Колонна уже отходила, а закрепить орудие было совершенно нечем. Даже ржавой проволоки нельзя было найти в этой белой снежной пустыне: она, пусть даже ржавая и гнутая, возможно лежала прямо у меня под ногами, но как её найти под снегом-то, вот проблема!
   Я представил ярость Донецкова, наблюдавшего за нами из кабины своей машины и не понимавшего, почему мы стоим и держим всю батарею, и меня прошиб холодный пот. Каюсь, я начал грозить Карабуту всяческими жуткими карами.
   Испуганный сержант и сам давно метался по кузову машины в поисках любого подходящего для сцепки материала. И ему повезло, (это было так редко!): он нашёл какую-то короткую проволоку. Расчету потребовалась ещё минута, чтобы хоть как-то скрепить сцепное устройство и тронуться.
   Донецков вылез-таки из кабины, добрался, загребая снег ногами, до нас, и обрушил на меня потоки мата.
   Я молчал, сцепив зубы: сказать в свое оправдание мне было абсолютно нечего.
   Донецков ушел, продолжая выражать свои мысли по нашему поводу матом, а я забрался обратно в кабину. Логман был совершенно спокоен, он даже не поинтересовался, где это я был. Ну, просто буддист какой-то: нашел - молчит, потерял - молчит. Все наши удачи, беды и тревоги проплывают мимо него, как желтые листья по осенней реке.
   Пока мы петляли по кривым дорогам между каналами, погода испортилась: небо затянуло облаками, стало сыро и промозгло. Однако перемена погоды меня обрадовала, и довольно сильно. Не замечали: если зимой пасмурно, то не холодно. Вот - вот! Значит, уже не будем так мерзнуть. Если температура опустится хотя бы до нуля, можно будет попробовать поспать в кузове. А то колени уже просто меня измучили.
   После многочисленных поворотов и торможений, которым я потерял счет, батарея, наконец-то, остановилась.
   Впрочем, спустя некоторое время стоявшие впереди по ходу движения "Уралы" снова тронулись, а к нашей машине подошёл Донецков и объяснил ситуацию:
   - Сейчас все из машины быстро убирайтесь. Кроме водителя... Я пойду вперед - машина идёт за мной. Вы все идете за "Уралом". Я укажу место, где надо отцепить пушку. Потом её покатите вручную. Установите тоже там, где я скажу - и быстро - быстро окапывайтесь.
   Надо отдать должное суровому капитану. Его указания были предельно простыми и понятными. Осталось только их выполнить.
   Когда мы спешились, я решил, что хватит филонить, и первым взялся за орудийный щиток.
   - Волков, Коломейчук! Давайте, не стойте. Чего рот раскрыли?
   Расчет, дружно взявшись за пушку, поднапрягся... И она плавно пошла вперед. Катить ее оказалось гораздо легче, чем я ожидал. Ведь под ногами был хотя и грязный, но ровный асфальт, а та пленка грязи и воды, которая покрывала его, только способствовала скольжению. Мы двигались не быстро, но довольно ходко.
   Дойдя до пересечения дороги с глубоким земляным каналом, нам пришлось свернуть налево. Краем глаза я заметил, что по правую сторону от перекрестка тоже устанавливаются орудия. Это были все остальные пушки нашего дивизиона. Я разглядел Рустама и Узунова.
   Но сейчас мне было не до них. Катить пушку по голой земле оказалось куда труднее. Пришлось нехило поднапрячься. Причем мне страшно мешали мои горные ботинки: они постоянно скользили.
   У-Уф!!! Все, пушка встала на место. Я огляделся.
   Прямая, хорошо асфальтированная дорога вела прямиком в Первомайский. И до него было совсем недалеко.
   Канал, за которым мы укрылись, идеально подходил для нашей позиции. Он был пуст, а земля, которую выбрасывали при его выкапывании, образовала вал как раз на нашей стороне канала. И он неплохо прикрывал нас от наблюдения со стороны поселка. Не высокий, не низкий - в самый раз.
   На перекрестке, совершенно открыто стояла БРДМ.
   "Наша - не наша?" - гадал я. У нас в части вроде бы были такие машины - в разведроте. Но никого из тех, кто стоял возле нее, я не знал.
   Да ладно, это все мелочи. Гораздо интереснее, удивительнее, и потенциально важнее было то, что недалеко от перекрестка стояло несколько больших междугородных автобусов, с табличками тех городов, откуда эти автобусы сюда прикатили. Но, увы, Волгограда среди них я не нашел. Может быть, плохо искал? Да и не на всех автобусах были таблички.
   Среди машин сновали крепкие ребята в камуфляже самых разнообразных расцветок. От тех, что носит МВД - серо-черных, до ядовито-зеленых, которым место разве что в джунглях. Я всегда удивлялся: если защитная окраска нужна для маскировки, то зачем одевать то, что наоборот, явно выделяется на местности?
   Кто-то сказал просто: "А чтобы красиво было"! Ну что тут скажешь?
   В общем, я сразу безошибочно решил, что это согнали ОМОН. Отовсюду, откуда только смогли.
   Все обочины уже были завалены десятками банок из-под "Пепси" и "Колы", (я увидел, что Лисицын облизнулся), бумагой из-под печенья, галет, обёртками от шоколада и прочих деликатесов, от которых у наших вечно голодных солдат обильно текла слюна.
   Когда мы тянули свои орудия, суета ненадолго замерла. Омоновцы подобрались в кучу и, вытаращив от изумления глаза, с отвисшими челюстями, рассматривали нас. Им было чему удивляться: лица, частично оттёртые снегом, навевали мысли о французском легионе; шинели и фуфайки, грязные и оборванные, сразу выдавали либо нищету нашей части, либо через чур хозяйственного старшину, который выдал бойцам самое старье, чтобы они его на войне не испортили. Особо пристальное внимание, как всегда, досталось рядовому Андрееву с его "ластами", производившими незабываемое впечатление. Кто-то из омоновцев присвистнул: "Цирк приехал!".
   Как только расчет Волкова установил свою пушку и отправился в "Урал" за лопатами, ко мне, оставшемуся у орудия, подошли три веселых омоновца.
   - Ну что, артиллерия, а вы стрелять-то умеете? - без обиняков начал беседу один из них.
   Я скорчил оскорблённую физиономию, хотя в глубине души признавал справедливость вопроса. Я замялся с ответом, но омоновцы расценили это по-своему.
   - Да ты не обижайся! Просто кто только нас здесь не долбил: и артиллерия наша, и авиация... Нам, блин, больше чем нохчам достаётся!
   Мое лицо приобрело скорбное выражение: я слышал о таких случаях, и никакого веселья они у меня не вызывали. Впрочем, нас обвинять было еще пока не в чем.
   - Вы-то хоть нас пощадите!.. Наверное, мы вдоль вот этой самой дороги наступать будем... Расчистите нам место для броска. Особенно вон тот блокпост доверия не внушает.
   Я посмотрел в указанном направлении, и действительно, в туманной дымке смог разглядеть что-то похожее на стены оборонительного сооружения; но полной уверенности у меня не было. Вообще-то, я не совсем понимал, почему они пришли именно ко мне. Я не командир батареи, у меня сейчас в подчинении только одно орудие, и при всем моем желании я им для них дороги расчистить не смогу. Разве что попаду куда-нибудь особенно удачно... Наверное, я просто ближе всех стоял, вот они и подошли.
   Однако я вполне искренне пообещал сделать всё от меня зависящее. Что они себе думают? В конце - концов, это мой долг.
   Ребята мне понравились: у них были хорошие, открытые, улыбчивые лица. Я попытался проследить взглядом, к какому автобусу они вернутся, чтобы определить, откуда они приехали, но мне это не удалось. Ребята направились на перекресток.
  
   Глава 14.
  
   Я взял бинокль, и осмотрел театр предстоящих боевых действий. Первомайский выглядел вымершим. Ни одного движения! Даже собаки и кошки куда-то попрятались.
   На окраине поселка находились обычные деревянные дома, деревянные заборы, скамейки у ворот... Над домами высились старые добрые круглые антенны, похожие на стилизованную паутину. Ничего необычного. Поселок как поселок. Жили люди, не тужили. И вдруг им крупно "повезло".
   Внезапно по мне пробежали мурашки. "Вот здесь, сейчас", - подумал я, - "я смотрю на поселок, которого, вполне возможно, скоро не будет. Я смотрю на то, что могло бы жить еще долго - долго, но теперь должно умереть. А где жители? Как они? Увидят ли, что их жилища, в которых они прожили столько лет, начнут превращаться в руины?". У меня в голове сразу возникла картина, как мой собственный дом разлетается на куски от прямого попадания... Я помотал головой, и видение исчезло.
   Впрочем, и оцепенение быстро спало. Я снова очутился в реальности. Тут забот полон рот, а я варежку разеваю. Потом будем думать о глобальном и вечном, потом.
   Судя по нашей позиции, стрелять мы будем прямой наводкой. И чего мы на военной кафедре так упирались в эту стрельбу с закрытых огневых позиций? За все время службы мне ни разу не пришлось стрелять таким способом: даже миномёты стреляли с полупрямой наводки.
   Хотя, это я зря. Наши преподаватели обучали нас самому сложному, справедливо полагая, что стрелять прямой наводкой можно научить и барана. В общем-то, это почти правда.
   Я представил себе на минутку, как Карабут будет производить вычисления и вводить поправки в угломер, и меня слегка передёрнуло. Вот потом и появляются жалобы от пехоты или ОМОНа - обстреляли, сволочи!
   А что - за каждым не уследишь! Командир орудия или наводчик перепутают право и лево, плюс с минусом, и выстрелят в белый свет как в копеечку. И чему их только сейчас в школе учат?
   Хотя и это неправда, хотели бы учиться, так не были бы здесь. Вот даже Гайворонский, недоучившийся студент, попал к нам в часть, и сразу в штаб забрали - карты и графики чертить. И сейчас, наверное, чертит.
   Может это из-за него нас тут гоняли двое суток? Вернусь отсюда в часть - разберусь!
   - Так, - сказал я, - слушай мою команду. Во-первых, приказываю расчистить сектор обстрела... Волков! Ты меня слышишь?.. Хорошо. Во-вторых, в земляной насыпи надо вырыть окопы... Ну, пока два, а там посмотрим. В-третьих, надо вырыть землянку, где вы все будете жить... Отставить! Будете существовать...
   Это не все! Надо еще очистить снаряды от смазки... Волков! Это важно! С тебя лично спрошу... Все, выполняйте... Что стоите? Волков, ты распределяй расчет на выполнение задания. Я что ли лично должен вам указывать? А ну вперед!
   Непонятно как, но у меня под крылом оказался Серый. Вот уж кого я хотел видеть здесь в последнюю очередь. Помрет на позиции, а я отвечай?
   Однако у сержанта Волкова на этот счет было свое собственное мнение, совершенно отличное от моего - вполне деловое.
   Командир орудия осмотрел Серого вдоль и поперёк на предмет строго соблюдения им жалостливого, сразу вызывающего желание чем-то помочь, вида, и, видимо, остался удовлетворён.
   - Подай голос, - скомандовал он Серому.
   - Помогите, люди добрые! Сами-то мы не местные..., - затянул тонким срывающимся голоском Серый.
   - Достаточно, не юродствуй, а то морду набью, - ухмыльнулся удовлетворённый сержант. - Пошёл!
   И Серый, поминутно кашляя, словно чахоточный, (а может и правда уже чахоточный?), побрёл в сторону автобусов, обременённый своей миссией как пудовой гирей. А на нашу позицию забрёл Логман Байрамов.
   "Еще один кадр!" - подумал я, а вслух сухо спросил:
   - Ты чего тут делаешь?
   - Меня Зарифуллин сюда отправил, чтобы я там не мешался; а в машине сидеть я уже не могу - надоело до чёртиков, - честно ответил правдивый Логман.
   "Спасибо за такой ответ!" - мелькнуло у меня в голове. Но не выгонять же его теперь? Что я - не человек, что ли? Да и чем я лучше его, если так, хорошенько, подумать?
   Надо его делом занять, а то совсем с ума сойдет парень.
   - Короче, - серьезно сказал я, - тогда копай себе окоп. Я себе тоже сам копать буду.
   Внезапно я забеспокоился. Чего-то явно не хватало. Что-то я упустил. Покопавшись у себя в голове, с целью упорядочения мыслей, я с удивлением понял, что нет ваучеров. Ни одного. И я не только их не слышу, но даже и не вижу. Если они не свалили отсюда совсем, то, наверное, где-нибудь опять пьют. И это хорошо. Пусть подольше здесь не появляются.
   Подвыпивший ваучер из местных был страшен, и не столько врагу, сколько собственным войскам. Если со срочниками мы - "пиджаки" - ещё могли проводить определённую работу, а самые лучшие даже руководить по полной программе, (как, Коля Лебедев, например - он ухитрился получить звание лучшего взводного за прошлый год, и, насколько я его знаю, совсем не за красивые глаза), то заматерелый контрактник ставил лейтенанта-двухгодичника явно ниже себя. Вот и поруководи в таких условиях!
   Дождавшись, пока Шиганков в изнеможении оставил лопату, я подхватил выпавший из усталых рук бойца инструмент и принялся оборудовать личное укрытие.
   Конечно, заставить солдат оборудовать мне личный окоп - это высший командирский класс. Но зачастую - просто свинство. Сейчас я ничем совершенно не занят, и вполне могу все сделать сам. А, кроме того, это страшно полезно для организма - физкультурой тоже надо заниматься когда-то.
   Есть и еще одна положительная сторона у этого процесса: уж если я сам ковыряю землю, то пусть хоть один боец попробует отказаться это делать! Пусть только попробует!
   Слева от меня пыхтел Логман. Вскоре он начал раздеваться. Мне тоже становилось жарко. Я сбросил бушлат, и с удвоенной энергией принялся за дело. Копать неожиданно оказалось совсем не так легко, как мне показалось вначале. Все дело было в том, что у меня получался вовсе не окоп, а просто выемка в насыпи. Со стороны Первомайского я был защищен отменно, но спина, увы, оставалась открытой.
   А если у Радуева есть минометы? Один удачный разрыв на нашей огневой позиции, осколки полетят во все стороны, и мне даже негде будет укрыться.
   В общем, я так ничего и не придумал. Да и времени уже не было. Я махнул рукой - "сойдет и так"!
   В этот момент к орудию вернулся Серый, сиявший, как медный таз. В охапку он тащил сайку хлеба, печенье, конфеты, кусок сыра и что-то ещё - завернутое в красивую упаковку и очень соблазнительное. А главное, он принёс сигареты! Не какую-нибудь пошлую "Приму", которой обычно травились наши бойцы, а самый настоящий "Космос"!
   - Давай сюда! - сразу подскочил к нему Волков, - разделим.
   Дележка происходила как в культовом фильме "Приключения Буратино": "Это - мне, это - тебе, это - мне, а это опять мне...", так что расчет остался весьма недоволен, но давился от злости молча, дабы не получить по рогам.
   Я не курил, (даже не пробовал никогда, хотя и мой отец, и дядя курили довольно много), Логман тоже не грешил этим, поэтому мне процесс дележки сигарет был глубоко по барабану. "Пусть Волков и травится", - подумал я, - "если ему так хочется. А остальные здоровее будут".
   Пока бойцы рассматривали трофеи, принесенные "профессиональным нищим" Серым, к нам на позицию причалил сержант Дынин - большой друг сержанта Волкова. Он числился во взводе управления, но так как за ненадобностью оный взвод де-факто был расформирован, то числящийся в нём личный состав попросту отправили для усиления орудийной прислуги и прочей помощи.
   - Ты чего, - окликнул я его, - в гости пришел?.. Ну и нюх у тебя, сержант!
   - Да нет, - ответил тот, жмурясь как кот. - Я насовсем к вам. Меня командир батареи сюда отправил.
   Ну, ничего себе! У меня что тут - солнечный Магадан? Чего мне всех сюда в ссылку присылают? Сначала Серого, теперь вот это чудо.
   - Э, Дынин, - я буравил сержанта взглядом, - а если я сам у Зариффулина спрошу, присылал ли он тебя?
   - Спрашивайте, товарищ лейтенант, если хотите!
   Если он и врал, то держался очень уж уверенно. Нет, наверное, все-таки, правда, хотя потом я обязательно проверю. На хрена мне такая толпа на одно орудие?
   Хотя ладно, тут уже как в сказке о теремке - одним больше, одним меньше. Какая разница?!
   Расчет уселся обедать, (или все-таки ужинать?). Под мудрым руководством теперь уже двух сержантов мои бойцы пытались развести костер, но что-то ничего у них не получалось. Они, видите ли, хотели соорудить его из местной растительности, а она гореть упорно отказывалась.
   От занимательного наблюдения за тщетными попытками личного состава заставить гореть сырые палки меня оторвал капитан Донецков. Он принес плоскогубцы, отвертку, нитки и пластилин.
   - Будем выверять ваше орудие для стрельбы прямой наводкой, - сказал он.
   Я, каюсь, этого делать не умел, (да я вообще на кафедре изучал исключительно минометы), и был искренне благодарен капитану за помощь. При этом я старался запомнить на будущее весь порядок работы, и с удовлетворением убедился, что ничего сложного здесь нет.
   Мы разобрали затвор, так что через него стало видно выходное отверстие ствола, сделали на этом отверстии крестик из ниток, закрепив их пластилином, затем навели перекрестие ниток на ориентир, а потом на тот же самый ориентир навели перекрестие прицела. Вот и все. Теперь и перекрестие прицела и ствол смотрели в одну и ту же точку. Собрали затвор, и пожали друг другу руки.
   Донецков подбадривающе похлопал меня по плечу и удалился куда-то в тыл.
   Вскоре пришел Зарифуллин. Командир батареи принёс новость, внесшую еще больше разнообразия и в без того крайне содержательный день: приехал с колонной командир дивизиона майор Бабаян и привёз кухню(!), снаряды и взрыватели к ним.
   - Да, Паша. Присмотри, пожалуйста, за нашей связью. Телефоны, кабели, то, сё, пятое, десятое, ну, в общем, ты понял. Они в машине у Гарри, - добавил, уже уходя, Рустам.
   Слово "пожалуйста" меня в заблуждение не ввело - это был приказ.
   Во, блин, гоблин! Теперь еще голова будет об этом имуществе болеть. И даже не о том, чтобы не сперли - кому нужны допотопные телефонные аппараты - а в том, чтобы не выкинули из машины или просто не сломали.
   О Гарри надо сказать особо. Гарри, в миру сержант Гарифуллин, плохо говорил по-русски, как-то невнятно, но был здоровым, крепким, и к радости всех начальников, (включая и меня, разумеется), весьма исполнительным человеком. Да плюс ко всему малопьющим. Напился в части он только однажды, но этот день многие запомнили надолго: пришедший от какой-то старой обиды в ярость, Гарри принялся крушить и без того убогую казенную мебель в древесные отходы и металлолом, причем его несчастные собутыльники давно уже пребывали в ауте; скручивала Гарри вся его рота, вследствие чего многим потом строем пришлось идти в бригаду к дантисту, и с тех пор татарину наливать остерегались. Хорошо еще, что он сам не просил, а то отказать ему было бы весьма затруднительно.
   Ладно, здесь он точно не напьется - нечего пить. Надо ему просто сказать, чтобы Гарри свалил всю нашу аппаратуру в своей машине в кучу и приглядывал за ней. Хотя... Хотя нет. Ничего не выйдет. Приглядывать за кучей придется самому. Гарри все это по барабану. Пусть хотя бы сложит, и хватит с него.
  
   Глава 15.
  
   Я перетаптывался с ноги на ногу и тихо тосковал. Вот уже и позиция казалась тем местом, где мне бы хотелось сейчас оказаться.
   Вместо этого приходилось стоять в строю и выслушивать яркую эмоциональную речь нашего комдива. За его спиной стояла группа контрактников, которые, по тем или иным причинам, не отправились бороться с Радуевым сразу, вместе с нами. (Я только охнул).
   Причиной такого бурного красноречия послужили два факта.
   Во-первых, не у всех бойцов оказались на месте ремни. А во-вторых, и это было уже гораздо серьезнее, исчезло с десяток штык-ножей. ("Зачем только я их выдал", - пульсировало у меня в голове).
   - Когда вы успели их продать! - орал Бабаян.
   "Неужели и правда, продали"? - думал я. - "Но когда? Когда успели? Неужели по дороге из части? Что-то сержант Узунов больно подозрительно был мужественен в ту тяжелую ночь...".
   Личный состав молчал: кто-то опустил голову в землю, кто-то сделал каменное отрешенное лицо, кто-то вообще громко шмыгал носом.
   Рустам стоял красный как рак и тоже ничего не мог сказать в свое оправдание.
   Я не сомневался, что часть обвинений достанется и мне, и постарался как-то незаметно укрыться за спинами бойцов. Но именно это движение, как назло, привлекло взгляд Бабаяна, и он нашёл новый объект для обличительного сарказма:
   - Чем вы занимались здесь, товарищ лейтенант? Спрятались в кабине и не вылезали, да? Хрен с ней, с армией, с войной, с личным составом?.. Не молчите, товарищ лейтенант, промычите хоть что-нибудь!
   Мычать мне не хотелось. Оправдываться тоже.
   "Ну а что я должен был делать, а? Что я не сделал такого, чего должен был? Надо было строить батарею каждые десять минут и проверять наличие имущества? Штык-ножей этих самых? Ну и как бы это все выглядело? Есть, в конце - концов, командир батареи, есть командир батальона. Поставили задачу - выполняю. Не поставили - не выполняю. Что вы еще от меня хотите?!".
   Но ругался я, конечно, мысленно. А так оставалось только закатить глаза к небу, и ждать, что когда-нибудь и это пройдёт.
   И правда - прошло. Раскрасневшийся майор прервал свою филлипику, посмотрев на часы. Крик - криком, а пора было заниматься делом. Нужно было выгрузить снаряды, перетащить их на позиции, вкрутить взрыватели и тщательно очистить от смазки. Между тем темнело. Зимний день короток, не успеешь оглянуться, а уже наваливается темнота. Так что нельзя было терять ни минуты, пока скудный дневной свет не исчез окончательно.
   Я не поверил своим глазам! Ящик тащили Лисицын и Шиганков, ящик тащили Коломейчук и Серый, (причем Серый выглядел так, как будто у него сейчас пупок развяжется), и ящик тащили Волков и Дынин! Вот это номер! Два сержанта буквально в одной упряжке! Неужели они прониклись ответственностью предстоящих событий, и не отделяют себя от серой массы подчиненных?
   Пока я гадал, они все снова вернулись за ящиками. Причем отстающего Серого Волков усердно подгонял солидными пинками.
   Нет, братцы, тут что-то не так! Я задумался...
   Ага! Ну, все ясно! Как же я сразу-то не допер! Тара! Тара! Деревянная тара! Которая прекрасно горит, потому что просушенна до невозможности. Кого здесь интересуют снаряды? Зато все крайне заинтересованы в топливе.
   Как будто в подтверждение моих слов, рядовой Гаррифулин хотел пристукнуть хитрого казаха Калиева.
   Могучий Гарри пытался разом утащить сразу два ящика. Но даже у него это никак не получалось. Наивный Гарри! Он попытался спрятать один из двух ящиков за колесом "Урала", даже не подозревая, что за ним уже следят чьи-то внимательные и зоркие глаза. И как только Гарри убежал к своей берлоге с ящиком на плечах, рядовой Калиев немедленно вытащил заныканный ящик из-под колес.
   Однако и у хитрого казаха вышла промашка. То, что Гарри не мог сделать с двумя ящиками, у Калиева не получалось даже с одним. И пока он кряхтел, пыхтел и приноравливался, Гарри вернулся.
   Наверное, казах все же что-то почувствовал. Он резко обернулся, увидел озлобленного татарина, и рванул с низкого старта - только его и видели.
   Наблюдая, как Гарри поднимает себе на плечи чудом сохраненный ящик, я вспомнил о поручении Рустама, и уже было дернулся догнать татарина... Но потом подумал: "А зачем? Время еще есть", и отправился в зону своей ответственности, чтобы проследить, как расчет обслуживает полученные боеприпасы.
   Когда совсем стемнело, Рустам собрал всех офицеров, прапорщиков и контрактников батареи, чтобы распределить часы дежурства на позиции. Совещание прошло на удивление спокойно. Никто не спорил, молча выслушали график, составленный комбатом, и разошлись.
   Мне досталась первая смена, чему я, честно говоря, даже обрадовался. Во-первых, спать все равно не хотелось, а, во-вторых, выползать после сна на холод, (что при второй или третьей смене неизбежно), занятие не самое веселое. Уж лучше сразу отстоять свое, а потом спокойно дрыхнуть, пока сам не проснешься.
   Я побрел к расчету. Под мою ответственность попала зона от перекрестка и вдоль линии канала вплоть до соединения с пехотой. Честно говоря, соседей слева я толком и не видел. Шарахался там кто-то, не из нашей части даже, по-моему. Днем мне не было не до них: своих забот хватало.
   На позицию я прибыл не в лучшем настроении, но увидев почти идиллическую картину, не смог не улыбнуться. Весело потрескивал костер из первого разукомплектованного ящика, мои бойцы, словно индейцы, сидели вокруг него на касках, крепко вбив их в землю собственными пятыми точками, курили "трофейный" "Космос" и жевали ужин, который уже, оказывается, успел приготовить начальник ПХД дивизиона прапорщик Ахмед.
   Я мысленно зааплодировал Ахмеду. Это был не совсем обычный прапорщик - это был прапорщик в очках. Офицеры в очках попадались сплошь и рядом, а вот прапорщика я знал только одного. И у меня никогда не поворачивался язык назвать его просто папоротником. Не из-за очков, как вы могли бы подумать, а потому, что это был по-настоящему хороший человек: в меру деловой, в меру серьезный, в меру обязательный, и без этой... как ее... армейской специфики. Наверное, тоже с "гражданки" от безработицы пришел.
   - Товарищ лейтенант, мы и вам оставили, - улыбаясь, сказал Волков.
   Признаю, это было приятно. Я одобрительно подмигнул сержанту, достал из нагрудного кармана бушлата ложку и без церемоний принялся за гречневую кашу. Я давно ничего не ел, и каша просто таяла у меня во рту. Боже мой! Вернусь домой, сварю себе гречневой каши с тушенкой и наемся!...
   - Товарищ лейтенант! У нас слева новые соседи, - проинформировал меня Дынин.
   - Да?.. Ум-м... - спросил я, облизывая ложку. - И кто это?
   - Танк и "Шилка", - ответил за Дынина Волков.
   "Отлично", - подумал я, - "моя зона ответственности существенно уменьшилась".
   Каски у меня не было, и мне пришлось то стоять, то сидеть на корточках. Наконец, я просто прилег к костру, прямо на землю. Я вытянул ноги, боль в коленях почти исчезла, и внезапно уснул...
   Проснулся я от двух противоположных ощущений сразу: с одной стороны - жгло ноги, а с другой - замерзла до боли в пояснице спина. Охнув, я быстро вскочил на ноги и повернулся спиной к огню. Машинально взглянул на часы. Моя смена почти закончилась. Можно было идти спать в кабину. Я посмотрел в сторону нашего тыла. Там царил мрак. Куда идти? Как идти?
   Немного поразмыслив, я принял к исполнению самый безошибочный план. Вся наше техника, как я прекрасно помнил, был выставлена вдоль шоссе, кабинами к дороге. Из этого следовало, что мне нужно просто выйти на дорогу и идти вперед, никуда не сворачивая, до тех пор, пока я не увижу автомобили нашего дивизиона. Ошибиться и попасть не туда будет крайне трудно...
   Я в одиночестве брел по асфальту, уже успевшему покрыться толстым слоем грязного месива из земли, воды и снега, когда увидел встречную машину. Она ослепила меня дальним светом, и внезапно остановилась. Оттуда никто не выходил. По всей видимости, они ждали меня. Я удивился, но ни капли не встревожился. А чего бояться, когда у тебя в руках автомат?
   Я продолжал идти в том же темпе. Видимо, у пассажиров "Урала" не хватило выдержки, (или они очень торопились), но еще не успел я поравняться с машиной, как оттуда высунулась небритая усталая голова и произнесла:
   - Эй, брателло, где здесь противотанковый взвод из 205-й?
   Честное слово, я хотел ему помочь. И слева, и справа от нас стояли части, о которых я имел самое смутное представление. Может быть, отсюда до этого взвода два шага, а может и наоборот - он на другой стороне села. Я посчитал неудобным просто ответить "не знаю", а переадресовать заблудившихся вояк мне было не к кому. Поэтому я довольно пространно попытался объяснить ситуацию. Впрочем, меня быстро прервали.
   - Короче, ты не знаешь, - недовольно подытожил неизвестный из машины.
   Автомобиль взревел, и рванул вперёд. "Куда же они поехали?" - слегка удивился я. - "Впереди ведь только сам Первомайский!". Я даже замахал рукой, чтобы он остановился, но видно, они уже вычеркнули меня из памяти. Я почесал голову, и побрел дальше.
   Как неожиданно оказалось, техники вдоль дороги стояло гораздо больше, чем я рассчитывал. Пришлось довольно долго бродить туда - обратно, пытаясь угадать свой автомобиль. Но увы! Ничего такого, что могло бы подсказать мне правильный ответ, не было. Все словно вымерло!
   Ну что? Надо пробовать наугад, не бродить же здесь всю ночь? Да и Логмана нужно выгнать на дежурство.
   Но первая же машина, в которую я сунулся, оказалась командирской. Там сидел Рустам. Я извинился, и комбат быстро захлопнул дверцу.
   Тем не менее, я обрадовался. Если это машина Рустама, значит, где-то рядом, справа или слева, стоят машины нашего дивизиона. Их не так уж и много, чтобы я не смог отыскать свою.
   И точно. Следующий же автомобиль оказался тем, что надо. Я растолкал Логмана:
   - Все, Логман, давай! Выползай. Твоя смена... Часы есть? Хорошо... Время свое помнишь?... Так, выходи, смотри: видишь костерок? Это горит у расчета Волкова. Иди на свет, и попадешь куда надо.
   Зябко дрожа со сна, Логман что-то недовольно бурчал себе под нос. Но мне было уже не до него. Я забрался в кабину и попытался быстро уснуть. Не тут-то было!
   Всю оставшуюся часть ночи - до самого утра - я метался между кабиной и кузовом: в кузове меня доставал мороз, так что я почти примерзал к скамейке, на которой лежал, а в кабине ломило колени.
   Если честно, то от отчаяния и злости я даже начинал выть. Странно, но мне ни разу не пришло в голову, что можно было бы сходить поискать медиков. Ведь при таком количестве войск просто не могло не быть медсанбата. Хотя, наверное, я бы все равно не пошел. Вдруг скажут: "Ложись в госпиталь". Ну как это я оторвусь от своей батареи?
   В общем, пришлось ждать рассвета. Тогда потеплеет, посветлеет, надо будет заниматься повседневными делами, и мне точно станет легче.
  
   Глава 16.
  
   Через пару дней не только мне, но и всему личному составу пришло в голову, что вся эта эпопея надолго.
   - Так, Волков, - сказал я, - надо думать, не только мне надоело сидеть по ночам задницей в снегу. Так ее и отморозить можно. Давай обустраиваться.
   - Да мы уже думали, - осторожно ответил Волков.
   - Чего удумали?
   - Надо бы вырыть яму, со всех сторон плащ-палатками ее завесить, а костер разжигать посередине. И ветер донимать не будет.
   - Ну, так чего ждете? Напутственного пенделя?
   Волков замялся.
   - Короче, - сказал я. - Берите лопаты и вперед. Где вся твоя банда?
   На позиции кроме самого Волкова и Дынина никого не было.
   - Серый пошел просить подаяния, а остальные пошли за водой.
   Это было неудивительно. Справа от нас, сразу за позициями нашего дивизиона, находился большой и глубокий арык, наполненный водой. Так как никто нас простой питьевой водой обеспечивать не собирался, сначала осторожно, а потом все смелее, мы начали пить воду из арыка. Я в глубине души боялся, что скоро начнется эпидемия. Конечно, многие воду кипятили, но остальные пили ее сырой. Каюсь, я сам чаще пил сырую, чем кипяченую. Но вот он факт: никто животом не маялся. И я чувствовал себя хорошо. Но так как объемной тары у нас не было, а вода расходовалась быстро, то расчету приходилось бегать на канал постоянно.
   - Ладно, - сказал я, - подождем. Как только вернутся, сразу пусть копают... А вы, кстати, тоже не сидите. Пока их нет, берите лопаты, и размечайте контуры... Чего смотрите?.. Ага! Оно самое! Давайте - давайте!
   Волков и Дынин поколебались, но потом разом поднялись, и начали размечать контуры будущего жилища.
   - Это в ваших же интересах, - подбодрил я сержантов, - вам же в ней и жить!
   Минут через десять появился Серый. Понурый и с пустыми руками.
   - Где жратва? - грозно спросил Серого Дынин.
   -О-ни...О-ни... - заикаясь, Серый никак не мог выговорить мысль, - о-ни...
   - Его заело, - сказал я, - не видите, что ли?
   Волков дал Серому подзатыльник.
   - Они обещали мне ноги оторвать, если я еще к ним подойду! - наконец закричал Серый.
   - Кто они? - спросил я. - Омоновцы?
   Боец закивал. Я развел руками:
   - Здесь медицина бессильна! Это серьезно... Слышишь, Волков, ты его и правда, больше не посылай. А то нам здесь только инвалидов не хватало.
   Озлобленный Волков тут же всучил Серому лопату:
   - На, копай! Раз от тебя больше никакой пользы...
   К вечеру убежище было готово. Шиганков и Лисицын раскурочили очередной снарядный ящик, и соорудили костер уже на новом месте. Здесь он разгорелся как-то особенно ярко.
   - Ого, - радостно сказал Волков. - Это совсем другое дело.
   Мне, конечно, тоже было тепло, и довольно удобно. По краям ямы мы поставили снарядные ящики, которые превратились, таким образом, в импровизированные лавки, так что можно было присесть и даже вытянуть ноги.
   Все это было хорошо, но меня начали терзать смутные подозрения. Дело в том, что в день на отопление уходило не менее одного ящика. Снаряды мы перекладывали в другие ящики, и так шло по нарастающей. Нетрудно было сообразить, что погрузить обратно в машины все это хозяйство невозможно.
   И как же выйти из этого положения? Ничего лучшего, чем открыть огонь, мне в голову просто не приходило. Но вот насчет того, что мы вообще когда-нибудь откроем стрельбу по Первомайскому, у меня были огромные сомнения.
   Так уж получилось, что перекресток, который разделил нашу батарею на две неравные части, стал излюбленным местом для тусовки самых разнообразных делегаций. Сидя на очередном, еще пока не раскуроченном, ящике я уже привычно наблюдал следующую картину. С одной стороны надвигалась толпа старцев в папахах, с другой стороны толпа помоложе, но тоже в чем-то типа папах. Потом они долго шумели и махали руками, а затем также степенно расходились. Наше орудие располагалось, к сожалению, достаточно далеко, так что я ничего не слышал. Между прочим, переговаривались они по-русски. Ну а на каком еще языке могут говорить друг с другом даги и чечены?
   Эффекта от этих встреч, как не трудно догадаться, не было никакого, зато из-за этих делегаций нашим бойцам надолго перекрывали дорогу к каналу, отчего Волков и Дынин, которых почему-то постоянно мучил сушняк, просто бесились.
   Постепенно жизнь начинала принимать какие-то упорядоченные формы. Дежурство на позиции, чистка снарядов от масла, (точнее, попытка заставить их тщательно очистить - чуть отвернешься, как бойцы тут же бросают тряпки), завтрак, обед и ужин. Да, ну конечно же, еще наблюдение за переговорным цирком!
   Самым приятным местом в этой новой жизни, безусловно, стала автокухня прапорщика Ахмеда. Нет, никаких разносолов добыть там было невозможно: такая же каша, как и для всех, тот же хлеб, разве что сливочным маслом можно было подразжиться. Зато там вкусно пахло, и иногда наливали горячий чай.
   Впрочем, завсегдатаем там я не был: слишком маленькое помещение, и слишком большое количество нетрезвых контрактников.
  
   Глава 17.
  
   - Да так оно и было! Перемахнули через пост, и помчались в Первомайский. Наши на посту только рты разинули.
   - А чего не стреляли?
   - А зачем? Приказа не было. Все опешили. Никто не ожидал... Ну, это все не важно. Самое смешное, что через десять минут эта же самая машина снова вернулась.
   - И снова промчалась?
   - Нет, на этот раз не фига! Перегородили дорогу БРДМ и остановили.
   - И кто там?
   - Два офицера и водитель. У одного один глаз дергается, а другого - другой. Искали свою часть, а заехали в Первомайский.
   - И что там было? В Первомайском?
   - Говорят, ничего. Проехали одну улицу, потом сами сообразили, куда они заехали. Развернулись на перекрестке, и по газам. Рвали так, что думали - перевернутся. Никого не заметили.
   Я слушал рассказ со все возрастающим изумлением. Никаких сомнений, это они говорят о той самой машине, которая встретилась мне в первую ночь у Первомайского!
   - Они случайно ни гранатометный взвод искали? - спросил я у рассказчика.
   - Не знаю я, - ответил он. - Не говорили... А ты с чего взял?
   Я рассказал о ночной встрече.
   - Ну, похоже, что они, - неопределенно высказался контрактник Эдик, (именно он рассказывал нам эту веселую историю).
   - Надо же! - продолжил я, - оказывается наши части уже были в Первомайском, но мало кто об этом знает.
   Я сказал в пустоту, этот случай уже никого не интересовал. Пришел прапорщик Изам с новой бутылкой, и все засуетились, протягивая тару.
   Для меня это была уже вторая стопка. Собравшиеся у костра папоротники и ваучеры заговорили на своих родных языках, и я понял, что больше мне делать здесь нечего. Я встал, и отправился к Зариффулину. Давно у него не был, а землянка Волкова и Дынина мне уже, признаться, несколько осточертела.
   По дороге я заглянул в "Урал", где сваленная в кучу, хранилась наша связь - мотки провода, телефонные аппараты, и одна рация. Все это добро принес и загрузил Гарри, а вот присматривал за всем этим я сам.
   Когда мы еще оборудовали позицию, Донецков приходил с идеей провести связь между мной и Зариффулиным. К счастью, мы вовремя сообразили, что провод придется тащить через шоссе, и что там с ним вскоре случиться, долго гадать не надо. В общем, капитан просто тихо куда-то ушел, и больше у меня не появлялся. А вскоре после этого Рустам и попросил меня присмотреть за имуществом - все-таки за него надо отчитываться! "Учет и контроль! Контроль и учет!" - как говорил когда-то товарищ Ленин.
   Я перешел дорогу, и первым, кто мне встретился, был рядовой Калиев, ожесточенно ломающий ящик из-под снарядов на дрова. Он был так увлечен своей работой, что не обратил на меня никакого внимания. Да и почему, собственно говоря, он должен обращать на меня особое внимание? Тут постоянно появляются товарищи с большими звездами, а уж на таких как я, (у которых знаки различия предусмотрительно сняты), и внимания обращать нечего - до того нас много.
   Я прошел дальше и осмотрелся. Ничего необычного здесь не было. Так же, как у всех, горели костры, над ними закипали котелки с водой, кто-то что-то шил, кто-то валялся в бесчувствии на ящиках, или прямо на земле, а кто-то шнырял туда - сюда по землянкам.
   Однако я немного ошибся. Кое-что меня удивило. Землянки были совсем не такие как у нас с Волковым. Над поверхностью ничего не возвышалось, а входом служила самая настоящая дыра.
   Я выловил пробегавшего мимо Узунова.
   - Слушай, сержант, - спросил я. - А как вы себе землянки устроили?
   - Очень просто, - ответил он. - Вырыли ямы, сделали ступеньки с одной стороны, сверху закрыли все отломанными крышками от ящиков, и насыпали на них земли.
   Я отпустил Узунова, и он тут же ускакал по своим делам. Я же подошел к одной из землянок поближе. Оттуда явно слышались чьи-то голоса. Мне пришло в голову спуститься, и посмотреть на жизнь подчиненных изнутри.
   При моем появлении бойцы нестройно поздоровались, и выжидательно замолкли.
   - Я просто пришел на ваш быт посмотреть, так сказать, - поспешно объяснился я. - Так что занимайтесь своими делами.
   - Мы печку растапливаем, - сообщил мне Серегин. - Что-то сегодня плохо получается, доски сырые что ли?
   Я увидел не сразу замеченную мною металлическую конструкцию, в которой весомую часть занимали пустые цинки из-под патронов. Я не специалист в буржуйках, поэтому ничего посоветовать бойцам не смог. Да они не очень-то и интересовались моим мнением, предпочитая, по примеру северокорейцев, рассчитывать только на собственные силы.
   Тут я сделал глупость. Я остался в землянке, наблюдая за работой мастеров - печников. В течение десяти минут они пыхтели, матерились, и ковырялись в печке. Внезапно все восторженно закряхтели - дрова загорелись. Я пододвинулся поближе. Однако вскоре начал ощущать смрад.
   - Воины, - внезапно меня осенило, - а куда же у вас дым идет?
   - А вон, - меланхолично ответил мне Серегин, - через вход в землянку выходит.
   - Так вы "по-черному" топите?
   - Да, - утвердительно кивнул он.
   Не дожидаясь, пока смрад заполнит все помещение, я кинулся наружу. До чего же чудесно дышать свежим воздухом!
   Однако вслед за мной не вышел никто.
   "Вот контингент!" - подумал я. - "Наверное, одни токсикоманы. Что им этот дым? Так, ерунда. Они и покруче вещи нюхали".
   В этот момент меня увидел Рустам:
   - Паша, давай строй своих и дуйте на ПХД! Там еще машина со снарядами пришла.
   Не знаю, из каких таких запасов извлекли эти снаряды, но выглядели они довольно старыми. Больше всего меня добивало, что на некоторых из них я не мог выкрутить заглушки, чтобы вкрутить взрыватели. Из всего инструмента у меня были только плоскогубцы. Как сказал мне комбат, для выкручивания заглушек нужен специальный ключ. Этот ключ входит в состав ЗИП. А ЗИПов у нас не было. Нам даже банник пришлось клянчить, если помните.
   И как я не старался, но десяток снарядов так и остался не снаряженным. Меня это нервировало. Я решил, что при первой же возможности выстрелю ими даже и без взрывателей. Ну а что мне с ними еще делать? Солить что ли?
   - Когда же штурм? Когда же штурм? - каждый день ныл Волков.
   Он издергался. И немудрено. Штурм назначали уже три раза. И три раза откладывали. Мои бойцы просто перестали обращать внимание на приказы о подготовке. И немудрено, первый раз - трагедия, второй раз - комедия, а что тогда говорить о третьем? Если много раз впустую кричать "Волки! Волки!", то кто потом тебе поверит?
  
   Глава 18.
  
   Несколько последних дней стояла теплая погода. Все-таки хорошо, что это относительно теплый Дагестан, а не "солнечный" Магадан. Хоть и январь, но погода почти плюсовая.
   Тот канал, из которого мы брали воду, так и не замерз. Вообще-то, он был довольно широким, как маленькая речка. Честно - честно, у меня дома самая настоящая река в иных местах или мельче, или уже чем этот канал. Иногда я просто приходил сюда, чтобы посидеть на берегу и посмотреть на бегущую воду.
   Сегодня утром причина моего нахождения у канала была много прозаичнее - я пришел умыться и почистить зубы.
   Последний раз я был у зубного лет в пятнадцать, что составляло мою тайную гордость. И, кроме того, как-то очень не хотелось, чтобы к постоянно ноющим коленям добавилась еще и зубная боль.
   Пока я тщательно чистил зубы, один из подошедших омоновцев быстро разделся до трусов и прыгнул в воду. И долго, (до отвисания челюстей у почтенной публики), плавал. Это вам не моржи, которые сиганут в прорубь и тут же назад. Нет! Здоровый этот парень плавал как на пляже. А когда, наконец, вылез, начал бегать вдоль берега, подпрыгивая, вытрясая из ушей воду, отфыркиваясь и довольно улыбаясь.
   На наших бойцов, которые кутались и дрожали, этот подвиг оказал ошеломляющее впечатление. По большей части они впали в ступор.
   "Рахиты вы мои, рахиты!" - покачав головой, подумал я. Потом мне в голову пришла мысль, что и я ничуть не лучше этих рахитов. Все удовольствие от чистки зубов и умывания пропало. Потом мне пришло в голову, что если бы все это сейчас видел лейтенант Бандера, то уж он-то, в пику омоновцам, заставил бы свой взвод раздеться и строем сигать в канал. С него бы сталось!
   - Радуйтесь, что здесь сейчас Бандеры нет, - сказал я хотя и вслух, но больше самому себе. Никто меня не понял, и не обратил внимания.
   Я свернул насессер, и отправился обратно к машине, чтобы положить его в вещмешок. Затем заглянул на кухню к Ахмеду. Там, как обычно, пахло пшенной кашей. Мяса в ней я давно не встречал, а чай приходилось пить без сахара. Зато все горячее, и три раза в день. Поздоровавшись с прапорщиком, я выяснил, что до завтрака времени еще целая куча, и неторопливо отправился к Волкову - посмотреть, чем там они занимаются.
   Я был где-то на полпути, когда ощутил, что мир вокруг меня изменился. Какой-то необычный звук...
   Ба-а! Да это же вертолеты! Нет, они и так постоянно летали над нами туда - сюда, но у них был другой рокот - не угрожающий, спокойный. А сейчас рев двигателей по-настоящему оглушал. "Что-то будет!" - успел сообразить я, и увидел, как в Первомайском вспыхнул первый разрыв... Затем второй, третий... И пошло, и поехало. Дождался Волков своего штурма!
   Я подобрал ремень и рванул к орудию, что есть мочи. Как только я достиг расстояния, с которого меня мог услышать Волков, я начал орать:
   - К бою!!
   Когда я добрался до расчета, то увидел, что бойцы пребывают в лёгкой растерянности. Никакого ОМОНа на нашей стороне уже не было: их, оказывается, пока я околачивался в машине у Ахмеда, быстро перебросили куда-то на другую сторону села. Но сейчас это было совсем не важно - я должен был выполнять свою собственную задачу. Справа, через дорогу, расчёты Зарифуллина уже открыли огонь по намеченным ранее целям.
   - Заряжай! - быстро скомандовал я.
   Волков эффектно вогнал снаряд в казённик, а Коломейчук крутился возле прицела. Причём куда он наводил, мне было неясно, ведь никаких указаний по этому поводу наводчик от меня еще не получал. Ну да ладно! Сейчас выстрелим, а потом будем разбираться.
   Я отогнал бойцов в сторону, и торжественно дёрнул спусковой рычаг. И ничего! Выстрела не последовало.
   Я выпучил глаза. Вот черт! Ну что опять не так!
   Времени на принятие решения у меня уже не было. Наша батарея бухала уже четвертый или пятый залп, а мое орудие стояло в безмолвии. Мало того, в довершении всех неприятностей, почти все контрактники из нашего дивизиона собрались на нашей половине батареи, причём один из них занял собственноручно выкопанный мною окоп. Они очень удивлялись, почему я не стреляю, и давали советы - один тупее другого.
   Честно говоря, я растерялся и начал метаться между орудием и своим окопом, который пришлось делить с каким-то ваучером.
   Слева дали очередь из "Шилки": один из столбов, стоявших вдоль дороги в поселок, переломился и повис на проводах. Чуть дальше стоявший танк дал выстрел и надолго замолчал, наверное, тоже что-то сломалось.
   Наконец, в отчаянии я попытался вытащить снаряд из казенника. Ухватил его пальцами за выступающий ободок, потянул что есть мочи... и снаряд легко выкатился мне в руки. Когда я взглянул на него, то мне все стало ясно. Он был весь в смазке!
   Я коротко глянул на Волкова - и тот понял. (Нет, честно, это чмо покраснело!). Тут же Шиганков загнал в пушку другой снаряд, и я еще раз дернул за спусковой рычаг. Пушка подпрыгнула, оглушила всех отдачей, и первый наш снаряд отправился в Первомайский. Ну что же - дело пошло на лад!
   Однако не успел я сделать и двух выстрелов, как к нам примчался вестовой в лице капитана Донецкова. (Ну, уж если капитаны вестовыми стали!... М-да, дожили...).
   - Прекратить огонь! - закричал он.
   Я отошел от орудия и уже спокойно огляделся по сторонам.
   Гарри самозабвенно лупил по противнику из автомата. Расстояние в принципе позволяло, но стрелять в белый свет как в копеечку... Нет, это не порядок. Я подошёл к Гарри и заорал:
   - Кто разрешил стрелять из автомата?!
   Гарри от волнения и обиды забыл все такие трудные русские слова и что-то яростно кричал по-татарски.
   А вот соседняя "Шилка" не унималась. Как вела огонь, так и продолжала. Вокруг бегал какой-то майор, (я его не знал), и вопил, чтобы прекратили это безобразие. Наконец из машины высунулся лейтенант Костя, (безбашенный парень!), и раздражённо спросил:
   - Ну, и кто это приказал-то?
   Не слышно было, что ответил майор лейтенанту, но ответные реплики мне было слышно очень хорошо:
   -У меня есть своё начальство! И мне приказано вести огонь!! И приказ никто не отменял!!! Всё!!!!
   Бесстрашный лейтенант скрылся в люке, а майор в бессильной злобе заколотил по броне. В этот момент "Шилка" умолкла сама - скорее всего, патроны кончились. (А может, и Костя проявил благоразумие).
   Где-то стрельба еще велась, по крайней мере, на той стороне села я явственно слышал многочисленные автоматные очереди, но у нас наступила тишина. Ваучеры еще немного покрутились на позиции, и ушли в сторону кухни.
   Я с облегчением вздохнул и присел отдохнуть на снарядный ящик. "Всего-то два снаряда израсходовали", - подумал я. - "А у меня их тут еще!.. И уже без тары. И куда я их дену?".
   Тут что-то щелкнуло у меня в голове. "Имущество, имущество...", - какая-то мысль не давала мне покоя. Вдруг я сообразил: на позиции нет ни одной лопаты. Раньше они все время попадались мне под ногами, и я постоянно приказывал их убрать... И где они сейчас?
   - Волков! Ну-ка, иди сюда... Скажи мне, друг, куда делись все наши лопаты?
   Сержант потупился, и даже как-то затосковал. Мне пришлось повторить вопрос.
   - Так, это... ОМОН приходил, танкисты, спросили лопаты... Мы и дали, - ответил Волков.
   - А больше вы им ничего не дали?
   - Нет, больше ничего, - сержант постарался не уловить в моем вопросе сарказма.
   - Так, значит... Омоновцы теперь на другой стороне села, лопаты наши туда и уплыли... Но танкисты-то тут! Чего они там копают? Пойди, посмотри, и принеси обратно... Живо!
   Волков понурился, но пошел выполнять мой приказ. Минут через десять он вернулся, и принес одну - единственную лопату, да и ту поломанную.
   - Это все? - спросил я.
   - Да, это все. Две лопаты взял ОМОН, а одну танкисты.
   Я неодобрительно покрутил головой, и высказал свое единственно возможное в данной ситуации пожелание:
   - Ну, тогда молитесь, чтобы мы оставались на месте. Если еще куда переедем, то будет землю копать руками.
   Я махнул на Волкова, отвернулся от него, и принялся рассматривать в бинокль Первомайский. Ничего не происходило. Основные события разворачивались на той стороне, у нас же стояло затишье.
   Я находился на позиции почти до самого вечера. Но больше приказа на открытие огня не было. Когда мне надоело мерить шагами промежуток между орудием и "Шилкой", я отправился к Рустаму. Он - командир батареи. Может быть, ему что-то известно об обстановке?
   - Что, село заняли? - весело спросил я.
   - Какое там заняли! Еле-еле вроде бы за окраину зацепились, - мрачно ответил Зариффулин.
   - А чего ж тогда не стреляем? - Я удивился.
   - Чтоб в своих не попасть!
   Это звучало достаточно логично. Я не стал засиживаться в гостях, а медленным шагом, задумчиво опустив голову, вернулся к подчиненным.
   Мое настроение смогли поднять сразу два события: во-первых, нынешний обед оказался вкуснее, чем обычно, (его можно было назвать даже "праздничным"), а, во-вторых, пришли сразу два письма - от родителей и от благоверной.
   Благостную послеобеденную картину портил только Федя Коломейчук. Бедолага маялся зубами. Щеку ему разнесло в пол-лица, и стонал он довольно громко и надоедливо. Наконец, я не выдержал.
   - Пойдем со мной, - сказал я Феде.
   - Куда? - испуганно спросил он. Наверное, подумал, что я буду выдирать ему зубы лично - плоскогубцами. Зря боялся, я же не Бандера. Вот он, наверное, так бы и сделал.
   - Пойдем к комбату, - раздраженно ответил я наводчику. - Я же не могу отпустить тебя к врачу! А комбат может. Все, давай, пойдем!
   Когда я показал Федю Рустаму, он этому не обрадовался. И стал еще мрачнее, чем был.
   - Тут где-то в тылах большой госпиталь, - подумав, сказал он. - Топай, Коломейчук, туда своим ходом. Вряд ли тебя кто остановит. Кому ты нужен?
   Получив разрешение, Федя исчез. Больше я не видел его никогда. По слухам, после госпиталя он попал вообще в другую часть и служил уже там. Возможно ли это? По идее - нет, но в жизни чего только не бывает! Может быть, и правда перевелся. Может, ему там было лучше, чем у нас.
   В сумерках подошёл капитан Донецков с приказом вести беспокоящий огонь. Ну, вести так вести, делов-то! Капитан ушёл, а мне удалось задремать.
   Пробуждение мое оказалось не особенно приятным - я элементарно замерзал. Причина была проста: в отсутствие Коломейчука следить за костром оказалось некому. И он тихо затухал. Ленивые бойцы, не думая ни о чем, дрыхли без задних ног.
   Мне пришлось подняться, пинками поставить на ноги остальных, и выразительно показать на едва тлеющую золу.
   Волков, в свою очередь, сорвал злость на рядовом составе. Лисицын, громко проклиная войну, выполз наружу и побрёл искать топливо, а небо внезапно озарила ярчайшая вспышка. Осветительная бомба на парашюте зависла над поселком. Стало светло как днём. Жёлтый свет чем-то напоминал новогодние салюты, и все заворожёно уставились в небо.
   - Э-э-э... - вспомнил я. - Давайте заряжайте, пока видно. Надо же выстрел произвести.
   Шиганков с видимым удовольствием пошёл стрелять - днём-то кто бы ему это позволил? Пушка грохнула, вылетела пустая гильза. Солдат вернулся с тупым лицом и пустыми глазами - он явно не ожидал от отдачи такой силы. Наверное, в голове у него все звенело, и он слегка оглох.
   Через полчаса к орудию отправился Лисицын. А я то дремал, то снова просыпался от выстрелов. Тогда мне приходилось выбираться из ямы и ходить по позиции вперёд-назад: больные колени никак не хотели униматься.
   Где-то в час ночи я отправился в тыл - к машине. Логман, само собой, спал, но даже разбуженный мною, никакого возмущения не проявил, а спокойно отправился на позиции. "Есть всё-таки совесть у парня", - подумал я, неторопливо занимая нагретое место. Периодически где-то в районе в посёлка хлопали разрывы, и под этот убаюкивающий аккомпанемент я провалился в сон...
  
   Глава 19.
  
   И второй день сражения начался буднично.
   По привычке я отправился в кустарник для отправления естественных надобностей, но вскоре понял, что это может стать экстремальным занятием - в воздухе нет-нет, да свистели шальные пули. Поэтому засиживаться я не стал, а быстро отправился на позиции к Рустаму. Впрочем, он встретился мне еще по дороге.
   - Тут корреспондент с "Красной Звезды" приезжал, - довольно улыбался Рустам, - обещал про меня написать.
   Зариффулин похлопал меня по плечу, и ушел завтракать. Рустам выглядел настолько довольным, что я даже позавидовал ему. Правда, по дороге на позицию завидовать перестал.
   "А что могли бы написать в газете обо мне?", - подумал я. - "Что я такого сделал? По большому счету - ровным счетом ничего. Я даже свои обязанности толком не исполняю. И что написал бы корреспондент? Наврал бы с три короба, а мне потом было бы очень совестно перед товарищами. И я бы ходил и молился, чтобы эту газету никто не прочитал. А все равно, по закону подлости, как раз ее бы и прочитали. Оно мне надо?".
   Успокоив себя такими уничижительными рассуждениями, я вновь расстроился, когда увидел, что и танк, и "Шилка" от нас уползли. Мой левый фланг полностью оголился.
   "Вот, блин!" - пришло мне в голову. - " Как обычно: все самое интересное происходит на другой стороне".
   Я залез в свой окоп, внимательно осмотрел поселок в бинокль, не заметил ничего нового, и отправился бесцельно бродить по позиции.
   Впрочем, вскоре три орудия Зариффулина открыли беглый огонь. Я решил не отставать. Так как никаких конкретных указаний не было, и видимых целей не наблюдалось, я подошел к делу творчески. Мне пришло в голову, что простреливать Первомайский можно на всю его глубину. Для этого, не меняя установок угломера, достаточно менять прицел на сто метров, чтобы полностью прострелять одну узкую полосу. Затем можно изменить угломер, и таким же макаром прострелять другую полосу, затем третью... На сколько хватит снарядов, или пока нас не заставят прекратить огонь. Сказано - сделано! Шиганков заряжал, я наводил, и производил выстрел. Под шумок я выпустил по поселку и те десять снарядов, в которые мы не смогли вкрутить взрыватели.
   Однако наедине с расчетом и орудием я оставался недолго. Откуда ни возьмись, появились капитан Донецков, пара папоротников, и контрактники.
   - Куда стреляешь? - спросил меня капитан.
   Я объяснил. Он заржал.
   - Давай я буду наводить, - сказал мне Донецков, - есть цели поважнее.
   Я молча отошел от пушки. Шиганков привычно загнал снаряд в казенник, Донецков принялся наводить, папоротники и ваучеры сгрудились возле него, как будто думали что-то разглядеть.
   В этот момент я явственно услышал свист пули. Публику перед орудием смело в мгновение ока. Сам я прыгнул за бруствер. Некоторое время мы все выжидали, потом капитан все же подбежал к пушке, произвел выстрел, и снова укрылся, от греха подальше.
   Орудия Зариффулина стрельбу прекратили. Как оказалось, вследствие полного использования боеприпасов. Потерявший бдительность комбат приказал подогнать "Уралы" прямо к своей позиции, чтобы здесь, на месте, снаряды и выгрузить. За это мы чуть было не поплатились.
   Только машины стали останавливаться около орудий, как со стороны Первомайского дали очередь из АГС. К счастью, с недолётом - она прошла перед окопами. Личный состав рванул в укрытие как спринтеры. Аншаков мчался так, что, зацепившись за снарядный ящик, метра три летел в воздухе, и, грохнувшись, не мог толком подняться: хотя ноги крутились как у перевёрнутого велосипеда.
   Не дожидаясь второй серии, с позиции удрали "Уралы". Они не смылись полностью, а просто остановились достаточно далеко. Не знаю, что на меня нашло, но я побежал к ним.
   - Вася, - сказал я водителю, - совершим подвиг? Давай-ка вернемся на позиции. Вон там есть место за укрытием, там нас не должны достать. Главное, быстро проскочить открытый участок, и все. А то стрелять надо, а снарядов нет.
   Водитель долго не раздумывал.
   - А что? - весело ответил он. - Подвиг, так подвиг! Поехали!!
   Я запрыгнул в кабину, машина развернулась, и мы устремились обратно к Рустаму. Но не доехали. Навстречу бежал он сам, и махал руками, останавливая нас.
   - Назад! - закричал он, преодолевая одышку. - Назад! Поставь машину, где сейчас стоял. На руках боеприпасы будем носить. Нечего геройствовать!
   "Хорошо, как скажешь". Я выпрыгнул из кабины, и отправился руководить расчетом Волкова. "Урал" задним ходом поехал обратно.
   Больше по нашей батарее не стреляли, и вскоре она возобновила свою работу. У бойцов внезапно появился азарт: раз по ним стреляют, значит, батарея задела "чехов" за живое. Явно прибавилось желания, как, впрочем, и дрожи в коленках.
   Внезапно появившийся энтузиазм в нашем расчете выразился в героическом поведении Лисицына и Шиганкова. Хотя им пришлось таскать снаряды издалека, и они взмокли как два папы Карло, но прониклись духом ответственности и помалкивали.
   Остаток дня прошел в периодически возобновляемой стрельбе. Так как противника мы, кроме невразумительного обстрела утром, не ощущали, то рутинная огневая работа начала утомлять. Ну, сами поймите, стрелять, стрелять и стрелять, не видя ни малейшего результата своей работы... Это сложно.
   Впрочем, бойцы выглядели довольными. Во всяком случае, гораздо более довольными, чем в части. Их не смущали ни отсутствие нормального зимнего обмундирования, ни отсутствие бани, ни довольно скудное питание, (хотя, честно сказать, и в части кормили не лучше), ни вполне реальная опасность быть убитым или искалеченным. Что ж, я знал ответ. Здесь было гораздо больше свободы, чем в части, и не было местных. Это безоговорочно перевешивало все трудности и опасности.
   У меня же настроение было совершенно противоположным. Я очень сильно хотел вернуться в Темир-Хан-Шуру. Объяснение элементарное: давно не мылся, у меня все чесалось, от меня дурно пахло. Но ладно - это терпимо. Это бы я еще перенес. Но колени! Увы, колени не только не заживали, они болели все сильнее и сильнее. Да что говорить, если я уже не мог нормально сидеть!
   Мне пришлось часами ходить взад-вперёд по позиции: присесть не мог, лежать - негде. Вот я и наматывал километры.
   Можно воевать, когда ты здоров! А когда нет?
  
   Глава 20.
  
   - Ну все, Паша! Закончилось!
   Это утро началось неожиданно. Пришел Рустам, и сообщил, что ночью был прорыв, и радуевцы ушли.
   - Как ушли? - довольно глупо спросил я.
   - Ногами, - почему-то обозлился Рустам. - Нашли самое незащищенное место, ударили и прорвались. Правда, их там хорошо покоцали, но все равно, многие ушли.
   Вообще-то, честно говоря, я считал, что самый слабо защищенный участок окружения был как раз у нас. Пехота где-то слева, вне зоны видимости, у нас тут один дивизион, а за нами - тылы. И даже танк с "Шилкой" ушли. Господи, как хорошо, что они не ударили здесь!
   Однако, чуть поразмыслив, я решил, что зря так думал. За нами Дагестан, и глупо прорываться туда, когда на "хвосте" останутся почти все собранные здесь федеральные силы. Да и что я знаю о стоящих за нами тылах? Только то, что там где-то есть госпиталь? Может быть, там еще до хрена войск!
   Ладно, чего теперь гадать, когда Радуева уже нет. Теперь мы точно отсюда уедем.
   - Слушай, Рустам, - спросил я. - И что теперь? Обратно в часть?
   Я очень надеялся на положительный ответ. Но комбат меня сразу обломал.
   - Указаний не было. Я не знаю. Говорят, что могут и не вернуть.
   От такого разговора мое настроение резко упало. Я решил, что потерплю еще день или два, а потом начну отпрашиваться в госпиталь. Прямо как Федя Коломейчук. Позорно, конечно, но что делать, если у меня все время болят колени?
   Пока я мучился от боли, бойцы побежали в поле собирать парашюты от осветительных мин. Контрактники быстро последовали их примеру. (И как это они раньше не додумались?). Я, правда, не мог понять, что они будут делать с этим материалом? Покажут знакомым? Оставят как сувенир на память? Ну не шить же они из них что-нибудь будут?
   А прапорщик Ахмед ездил даже в сам Первомайский. Если бы я знал об этом заранее, то обязательно попросил бы его поискать шанцевый инструмент. Лопаты, крути не крути, исчезли, а отвечать кто за них будет? Я?
   Конечно, не факт, что Ахмед палец о палец ударил бы, чтобы выполнить мою просьбу, но хоть попробовать-то можно было.
   - Э, - сказал мне прапорщик, - там все разбито! Ничего целого. Только если в руинах копаться... Изрешетили вы все изрядно!
   Я только горько вздохнул. Эх, если бы я сам мог съездить в поселок! Посмотреть на результаты нашей стрельбы. Поискать лопаты. Да и вообще - ведь интересно! Да кто ж меня отпустит...
   Мы с Рустамом находились в кузове "Урала" и печально рассматривали останки нашей учебно-материальной базы. Новенькая, месяц назад сделанная, она, под воздействием катаклизмов похода, была безнадёжно испорчена. От перспектив по её восстановлению у нас обоих волосы вставали дыбом.
   Рустам плюнул, и ушел. Я отправился за ним. Почти все наши бойцы были заняты - они грузили в машины пустые гильзы. Еще бы - цветной металл!
   Пока я подгонял свой расчет, комбат уже успел куда-то смотаться, и, вернувшись, "обрадовал" меня новостью последних часов:
   - Нас, кажется, в Темир-Хан-Шуру не отправят. Раз уж сумели вывести из расположения, отправят прямиком в Чечню - Радуева догонять.
   Я промолчал. Наверное, Рустам думал, что я должен возликовать. Он недоуменно посмотрел на меня и спросил:
   - В чем дело?
   Я отвел глаза и скривился:
   - Знаешь, Рус, я бы с радостью. Но, блин, колени у меня болят.
   Вот, впервые я признался кому-то, как мне хреново. Комбат удивился:
   - А что с тобой?
   - Болят колени. Ломит страшно! Все дни, начиная с выезда. И болят все сильнее.
   Рустам промолчал. Потом сказал:
   - Ладно, посмотрим...
   Собственно говоря, ничего другого от него я и не ожидал. О своем здоровье я должен думать сам... Да я и думал!!
   Бой закончен, делать стало нечего, бойцы совершенно расслабились. Они бродили по позициям, не обращая на нас с Рустамом, (не говоря уже о Логмане), никакого внимания. Комбат сначала пытался их "строить", а потом ему это самому надоело. А зачем?
   Меня иногда занимал другой вопрос: а чем занимаются наши бойцы? Когда у них много свободного времени, и минимум обязанностей?
   Жрать они не готовят: во-первых, не из чего, а во-вторых, рядом кухня. Ведут разговоры на умные темы, рассказывают друг другу истории? Тоже вряд ли - особо талантливых рассказчиков я среди личного состава не встречал. Хорошо, если могут связно излагать свои мысли, и на том спасибо. Играют в карты? Это возможно. Только не замечал я, чтобы они в карты играли. Наверное, колод на всех не хватает.
   Нет, не могу придумать. И спрашивать бесполезно. Начнут шарахаться от меня, думают, я им какую-то задачу хочу поставить. Идиоты! Если захочу озадачить, все равно озадачу.
   В общем, бегают все чем-то озабоченные, а чем озабочены, не поймешь...
   Утром 19 января поступил легко предсказуемый приказ сворачиваться. На этот раз выкатывать пушку на дорогу мы не стали. Подогнали машину прямо к позиции, бояться-то уже нечего. Прицепили орудие, погрузились в автомобиль, и двинулись за головной машиной. Куда? Вот вопрос.
   Однако ехали мы совсем недолго - только до батареи первого дивизиона. То, что это именно тот дивизион, было нетрудно понять, услышав крики подполковника Жарикова.
   Наша колонна остановилась, я тут же покинул машину, кинувшись на поиски друзей и знакомых.
   И первым, кто мне попался на глаза, был никто иной как Славик.
   - О! - закричал он, увидев меня. - О-о-о!
   Клюшкин был переполнен впечатлениями, которые и поспешил излить на меня.
   - Пашка! Ну, ты как, жив? Я тут бился, как настоящий "зелёный берет"! Жариков измучил меня ночными дежурствами. Я сплю в "Шишиге" - как обычно. А ему не спится. Он меня не нашёл на позиции, и ведь не поленился, пролез по всей технике, выволок меня и приказал водителю замкнуть двери и мне не открывать! Я всю ночь бегал как бобик! Замёрз как собака. Сел на ящик, слегка приснул, задницу себе отморозил! Я потом на Жарикова в суд подам! Он у меня попрыгает, в суде-то!
   Славкин монолог прервал сам, не раз уже недобрым словом упомянутый, Жариков:
   - Эй, Клюшкин, ко мне!
   Слава, уже на полусогнутых, шепнул мне на ухо:
   - Прости, друг. Ко мне тут Чилентано зашёл... - и ускакал на своих ходулях к комдиву.
   Тот ухватил лейтенанта за загривок, ткнул Клюшкина носом в ПУО, и начал что-то внушать, периодически пытаясь впечатать Славика в поверхность прибора. Тот что-то виновато бормотал, но из-за дальности расстояния я не мог услышать их реплик. Да и чего там может быть интересного?
   Не успел я отвернуться от картины педагогического воспитания, как ко мне совершенно неожиданно подошел Серега Нелюдин. Мой земляк, так же как и Славик, мало того, и учились в одном институте, только на разных кафедрах. Славный такой паренек, неунывающий и деловитый - из деревенских.
   Держался всегда уверенно, и никакими гражданскими комплексами не страдал. Серега вписался в армейскую жизнь словно тут всегда и был.
   - Ты же в расположении остался? - удивился я. - Какими судьбами!?
   - Да в части скука смертная, - Серёга, как обычно, улыбался, - колонна шла со снарядами, я в кабину залез, да и приехал. Здесь-то у вас наверняка веселее?
   - Да, - согласился я, - веселее. И подумал: "Если бы не колени".
   Я смотрел на довольную Серегину физиономию и размышлял: "Что-то тут не так"! Не мог он вот так просто сесть в кабину и приехать сюда. И дело даже не в том, что в кабине мог быть старший - Нелюдин бы его потеснил как миленького - а в том, что в части он расписан в наряды. И просто так бросить часть нельзя. А потому есть только один вариант: сейчас все те машины, которые привезли снаряды, поедут обратно, и он уедет с ними. Может быть, мне поговорить с Рустамом, и уехать вместе с ними, а потом в госпиталь? Конечно, они идут не в Темир-Хан-Шуру, а в Абубакар, но ничего - оттуда можно и пешком дойти...
   "Нет, наверное, и правда надо ехать. Колени же болят! Надо лечить!" - подумал я.
   В общем, я решил пойти искать Рустама.
   Долго искать комбата мне не пришлось. Он стоял у головной машины. Только я открыл рот, чтобы начать неприятный разговор, как Рус меня опередил:
   - Все, Паша, сейчас возвращаемся в наше расположение... Ты что-то хотел сказать?
   Я прикусил язык:
   - Нет, ничего. Так просто подошел... За указаниями.
   Рустам странно на меня посмотрел, и ни сказал больше ни слова. Я отошел от греха подальше. Зачем будить лихо, пока оно тихо?
   Мы тронулись через час. Все-таки мне не до конца верилось в такую удачу, и я все боялся, что нас завернут обратно. Или просто отправят в новый пункт назначения, но не домой. И только когда батарея выехала из полей на шоссе, я, наконец, поверил в своё счастье. "Помоюсь, согреюсь, подлечусь", - сладко думалось мне, - "а там и в Новогрозненский можно".
   Я не боялся отправки в Чечню, (с какой стати?). Но не ехать же туда больным, в самом-то деле?
   В кабине нас было только трое - водитель, я и Логман. Поэтому я смог вытянуть ноги и боль немного утихла.
  

Часть 2. Ни мира, ни войны.

Глава 1.

   В Темир-Хан-Шуру мы вернулись уже затемно. Я неожиданно проспал почти всю дорогу, и теперь только лупал глазами, сам поражаясь тому, как долго мне удалось поспать с такой болью.
   Мы приехали сразу в парк, загнали транспорт в боксы, ничего оттуда не выгружая, построили личный состав, и отправились в расположение.
   Бойцы пошли сдавать оружие, а я, Зарифуллин, и прибывшие с нами прапорщики и контрактники двинули в дежурку.
   Наше появление было встречено громовым возгласом. Там было полно народу - наверное, ждали нас.
   - Слава Героям! - иронично закричал Шевцов. Остальные просто по-приятельски загалдели: "Ну, как там? Ну, чего там"?
   Признаться, я был рад. Здесь, в дежурке, было тепло, очень светло, и весело. Дружески улыбался Толя Назаров, который сегодня стоял дежурным по дивизиону, усмехался ингуш Аушев, который стоял у него помощником, были какие-то еще знакомые, жали руки... Много кого было.
   - Ну, а вы как тут? - спросил я у Толи Назарова, начальника службы РАВ. - С нами понятно. А тут что нового?
   Честно говоря, это беспокоило меня в первую очередь. За десять дней могло многое измениться, и я отнюдь не был уверен, что в лучшую сторону. Что-то мне подсказывало, что после Кизляра старый порядок службы был безнадежно разрушен. Так и вышло.
   - Да, с вами все понятно, это точно, мы по телевизору все видели, - ответил мне Толя, - и Рустама видели, и пехоту нашу. И как вы омоновцу голову оторвали.
   - Погоди, ты о чем? - Я недоуменно закрутил головой. - Я что-то слышал краем уха, но, по правде сказать, толком ничего не знаю.
   - Да наш какой-то олух - наводчик сидел в БМП, а на броне у него - омоновцы. Он почему-то выстрелил. А прямо перед стволом голова была, ее и оторвало. Боец в машине закрылся, а омоновцы его хотели оттуда достать, и расстрелять на месте.
   Я представил себе эту картину. Меня передернуло.
   - И что дальше? - спросил я у Толи, видя, что он замолчал.
   - Да ничего. Егибян прискакал и отбил солдата. Как он это сделал - уму непостижимо.
   - Он же замполит - ему по должности положено убалтывать... А что с солдатом?
   - Не знаю, - сказал Толя, - хрен с ним. У нас тут казарменное положение и бессменный караул.
   Вот тут у меня засосало под ложечкой. Казарменное положение! Больше всего я ненавидел на службе именно казарменное положение. Это означало ночевать в казарме, никуда из части не выходить, ни помыться, ни побриться, ни пожрать толком, и все непонятно ради чего. Лучше быть в поле, как под Первомайским, чем казарменное положение! Там все как-то проще, никто мозги не парит, лишний раз не дергает...
   - И кто в "бессменке"? - уточнил я, предчувствуя еще одну неприятность.
   - Титов и Моисеенко, - лаконично ответил Назаров.
   Еще один удар! Этим двум парням вместе очень хорошо. Живут они где-то в общаге, куда особо и не стремятся. Выходить им из "бессменки" незачем. Наверняка они предпочтут пережить трудные времена в карауле. А я сам так хотел на бессменку! М-да... Приплыли.
   - У нас тут каждую ночь патрулирование, окопы понарыли, - Толя "добавил" мне бодрости.
   Швецов, который краем уха слышал наш разговор, счел нужным вмешаться:
   - Да, Яковенко и Зариффулин, сегодня можете идти ночевать домой, а с завтрашнего дня - на службу. И не забудьте, теперь у нас казарменное положение.
   Это был неприкрытый намек на меня. Я многое могу перенести. Но ночевать я хочу у себя в постели, а не черти где в казарме!.. А так как я живу довольно близко от части, то, (и Шевцов это знал), поздно вечером могу просто потихоньку скрыться у себя на квартире. И тогда хрен меня оттуда вытащишь!
   Я улыбнулся Шевцову широкой американской улыбкой, и отправился сдавать автомат в оружейку...
   Полина Яковлевна больше всего переживала о том, нет ли у меня вшей. Я снял с себя все белье, почти до трусов, и показал ей. Вшей не было, и она успокоилась. Я вскипятил ведро воды, и обмылся прямо у себя в комнате. По местному телевидению непрерывно освещали только одну тему: Кизляр и Первомайский, Первомайский и Кизляр. Кто-то из журналюг стенал о том, что впервые за многие - многие годы храбрые чеченские парни и бесстрашный дагестанский ОМОН сражались друг против друга.
   "Это вбивает клин в нашу многовековую дружбу!" - вещал он.
   "Мы с немцами помирились, а вы-то уж тем более помиритесь" - мелькнуло у меня в голове. Но меня гораздо больше интересовали картинки с поля боя. Раз, как мне показалось, в кадре появилось мое орудие, но я не был уверен: камера оператора слишком быстро ушла на другое место. Я все надеялся увидеть нашу позицию снова... Но не судьба. Если и снимали "наш" перекресток, (а как же его не снимать, если там проходили все переговоры?), то с такого ракурса, что не было видно не только нас, но даже орудия Рустама. А аксакалов в папахах я еще вживую насмотрелся.
   Спал я без задних ног и очень спокойно. Впервые я мог лечь так, чтобы колени у меня не ныли, как утыканные иголками. Утром я с большим удовольствием заметил, что опухоль заметно спала, боль улеглась, и я чувствовал себя почти замечательно.
   Наконец-то удалось нормально, по-человечески, позавтракать, и я отправился на службу, уже более - менее готовый к возможным ударам судьбы.
   Однако она пока воздержалась отвешивать мне затрещины. Для начала наша батарея отправилась в парк за оставленным там вчера имуществом. Печальное оно представляло зрелище. Все было покрыто грязью: когда бойцы лезли в кузов, то наступали там своими сапожищами на все подряд, совсем не разбирая дороги. Ну, если телефоны, мотки провода, шанцевый инструмент, брезент и тому подобное хозяйство отмыть было еще можно, то вот наша учебно-материальная база пришла в полную негодность. Все карточки, картонки, дощечки и прочие наглядные пособия были так измазаны, потрепаны, исцарапаны и частично порваны, что их, ей-богу, было гораздо легче выбросить и сделать заново, чем привести в божеский вид.
   Вспомнив, сколько труда, и наших с Рустамом денег, пошло на эту работу, я чуть не заплакал. У комбата вид был не лучше. Какого черта мы вообще ее взяли с собой? Она там нам совершенно не пригодилась. Что, Рустам собирался проводить в походе полевые занятия? Мысль, конечно, похвальная, но, как оказалось, на практике трудно осуществимая. Учиться хорошо в тепле и на сытый желудок, а не тогда, когда мечешься в поисках обогрева и жратвы.
   Ну, ладно. Снявши голову, по волосам не плачут. Потерь в нашем дивизионе нет, если не считать за таковую исчезнувшего в неизвестном направлении Федю Коломейчука. Крайне неприятно, что пропали штык-ножи. За это действительно нас с Русом могут наказать. Ну а все остальное... Наживем! Были бы кости целы, а мясо нарастет!
   Меня гораздо больше нервировало отсутствие старшины. В штабе неофициально сказали, что прапор ушел в запой. И находится вне части. Это было и раньше, к этому все привыкли. Однако как вовремя! Вот только мы приехали, и в этот момент он и исчез. Когда он нам больше всего нужен - его нет!
   В общем, мы с Рустамом решили пока свалить все наше порушенное хозяйство в каптерку, а затем уже приступить к его очистке и сортировке. И вот тут меня и поджидала первая, и самая главная, неприятность...
   - Дивизион! Равняйсь! Смирно!! - сегодня послеобеденный развод проводил Шевцов, а не Бабаян.
   Вообще, я заметил, что после того, как он стал начальником штаба, стал заметно чаще нервничать. Когда Шевцов был командиром минометки в первом батальоне, то я его постоянно видел довольным и улыбающимся. Сейчас веселья поубавилось.
   Шевцов вызвал из строя Зариффулина.
   - Так, лейтенант, - сказал он ему, - набирай десять человек, и отправляйтесь охранять третий городок. Там почти никого не осталось. Всех в поле забрали. Так что это будет твоя задача надолго.
   Рустам развернулся, и подошел к нам. Он мрачно, исподлобья, осмотрел ряды, и начал резко, в своей обычной манере, выкрикивать фамилии тех, кто уйдет с ним. Нетрудно сообразить, что забрал он самых сообразительных и дисциплинированных.
   Я сник. Да что там говорить! В животе у меня стало холодно и пусто, несмотря на то, что я только что пообедал. Шутка сказать: ведь я теперь оставался на хозяйстве совершенно один!
   Наверное, Шевцов понимал, что бросать на меня одного всю батарею не стоит. Он сказал, что временно, пока не появится Ахмед, старшиной нашей батареи будет прапорщик Сайгидов.
   Ну... Это совсем другой дело. Дышать мне сразу стало легче.
   Рустам прямо с плаца отправился на выполнение задачи, тех бойцов, что у меня оставались, забрали в столовую и наряд по батарее, и я остался почти один.
   - Вот бойцы, - показал мне Шевцов, (они были из батареи Томского), сегодня с 21.00 заступишь с ними на охрану городка. До шести утра. А потом к десяти часам прибудешь в часть. Сам проверю.
   Я криво усмехнулся:
   - А право стрелять в нарушителей у меня есть?
   Я знал, о чем спрашиваю. У меня не было сомнений, что аборигены будут шнырять по территории нашей части, несмотря на все режимы. Здесь был самый короткий путь из одного района города в другой. Обходить наше расположение хотели немногие. Большинство, особенно шпана, предпочитали идти напрямую. Именно их я и имел в виду.
   Отношения у меня с ними были хуже некуда. И если честно, один раз я даже на всякий случай брал с собой домой пистолет, из-за чего мне потом здорово влетело от Шевцова.
   - Нет, права стрелять у тебя нет, - ответил начальник штаба.
   - И на хрена мне тогда с оружием ходить? Может, лучше как Махатма Ганди, одеть белые одежды и всех призывать к миру?
   Шевцов демонстративно зевнул.
   - Это если тебя убивать будут, тогда можешь стрелять, - снизошел он до меня. - И никак иначе.
   - Спасибо за заботу, - съязвил я в ответ, но он уже не обращал на меня внимания.
  

Глава 2.

   Самым первым признаком осадного положения в нашей части служил наряд на КПП. Им выдали автоматы, заставили надеть каски и бронежилеты. На крыше сидел скучающий пулеметчик. Ему, вообще-то, было полегче, чем остальным. Он за пулеметом лежал, а не стоял с ним. Скорее всего, в этой позе он чаще спал, чем бодрствовал, но это никто не проверял.
   Я зашел в дежурку, где Толя Назаров выдал мне табельное оружие - пистолет Макарова, и постарался поскорее спровадить. Я не обиделся: Толя пытался уснуть в своем закутке, и выкраивал для этого любое свободное время. Он стоял на своем посту уже несколько дней, и глаза у него стали красные как у кролика.
   Дверь штаба захлопнулась за мной. Меня выбросили из света во мрак. Я глубоко вздохнул, и отправился в казарму к Томскому, за своим нарядом.
   В темноте кто-то шарахался туда - сюда. Это бесцельно двигались "молодые" из местных. Попали они в дивизион, прямо скажем, не совсем вовремя. Сейчас никому до них не было дела.
   Основная масса офицеров и прапорщиков не вернулась из-под Первомайского, Зариффулин ушел охранять третий городок, Поленый и Томский куда-то исчезли. Куда, я даже и не знал. Где-то по части шарахался Садыков, но чем он занимается, я не имел ни малейшего представления. Логман пропал из виду.
   Двое офицеров стояли в бессменном карауле.
   И кто должен был заниматься этим стадом? Я? Ну уж нет, увольте. Только этого мне не хватало! Достаточно того, что меня отправили каждую ночь патрулировать городок, что в условиях нашего "проходного двора" было не самым безопасным занятием. В карауле было гораздо безопаснее. Там хоть стрелять можно.
   В общем, целая толпа молодых дагов была предоставлена сама себе. Их, конечно, распределили по подразделениям, но толку-то!...
   В караул не отправишь, на кухню не пошлешь. Дага легче убить, чем на кухню отправить. И даже Шевцов с Бабаяном прекрасно это понимали. Я же на полном серьезе предлагал отправить их всех по домам. И всем было бы спокойно: они освободили бы часть от своего бессмысленного присутствия, а мы избавились бы от лишней головной боли.
   Вот к нам в батарею отправили одного, по имени Ахмед. И что мне с ним делать? Ну ладно, сидел бы себе где-нибудь тихо и лишний раз не высовывался, но видно безделье его доконало. Он уже ко мне с вопросами, чем бы ему заняться, стал приставать.
   Я ему ответил:
  -- Иди куда-нибудь, ради Аллаха, только не приставай ко мне!
   По-моему, он обиделся.
   Но если вы подумали, что человек страстно желал служить, а я ему крылья подрезал, то это совсем не так.
   У меня о нарядах голова болела, а этого "кадра" в наряд-то поставить я и не мог - ненадежный, не славянин. Вот наряд по кухне "горит". Пойдешь? "Лучше умру!" - скажет. Ну и черт с тобой!
   Короче, продравшись сквозь толпу шарахавшихся, я добрался до казармы Франчковского.
  -- Где наряд на ночное патрулирование? - спросил я у дневального.
  -- Трафимов, Черенков! На выход! - закричал он в темную глубину помещения.
   Через пару минут на свет появилось одно "чудо" в обмотках. Наверное, недоумевало, кому оно могло понадобится.
   - Э, боец! - разозлился я. - На дежурство пора! Давай обувайся!
   Из другого крыла казармы появился дежурный по батарее - сержант-контрактник.
  -- Расул, - обратился я к нему, - надо бойцам оружие выдать, мы на патрулирование городка идем.
   Он молча кивнул, достал ключи, и начал открывать железные двери оружейной комнаты.
   Таким образом, через пятнадцать минут наша грозная "тройка" покинула теплую и тихую казарму, и отправилась в ночь, в темноту - в сырость, холод и мрак, местами разгоняемый светом фонарей или освещенных окон.
  
   Глава 3.
  
   Ну, с чего начать обход?
   Во-первых, мы направились на спортивный городок. Располагался он в левом дальнем углу от КПП, занимал вполне приличную площадь, а вот оборудованием был небогат. Пара брусьев, несколько турников, бревно, лестницы для передвижения на руках, ряд вкопанных покрышек... Вот, пожалуй, и все.
   В этом городке я занимался в конце прошлого лета - по утрам. Старый состав уже уволился, "молодых" еще гоняли в карантине, и у меня было достаточно свободного времени, чтобы заняться собственной спортивной формой.
   Я попробовал отжаться на брусьях. Железо было холодным и мокрым, и я сразу оставил это занятие.
   Справа от городка располагалась столовая. И даже сейчас ее большие окна из непрозрачного зеленого стекла были ярко освещены - кухонный наряд продолжал свою героическую работу.
   Мы обогнули столовую и вышли к двум заброшенным постройкам. Одно, ранее, при советской власти, было учебным. Там располагалось что-то вроде диараммы, на которой офицеры с помощью артиллерийских приборов отрабатывали свои навыки по определению координат, расчету установок для стрельбы и внесению в них поправок. Сейчас же в этом здании царила мерзость запустения. Внутри не было вообще ничего - пустая коробка.
   Однако оно было, по крайней мере, целым. Соседнему зданию повезло значительно меньше. Говорят, раньше там была теплица. Теперь остались только не до конца разрушенные кирпичные стены. Я и сам прошлой весной принимал посильное участие по добыче кирпича из этих руин. Своими собственными руками и ломом крушил постройку для каких-то хозяйственных нужд. Если правильно помню, то кирпич нужен был для ремонта одной из стен забора. Добытый кирпич тут же забирали, и тащили на кладку стены.
   Конечно, зрелище упомянутые объекты производили далеко не самое пристойное, зато и беспокойства доставляли мало: никто там не прятался, и привидения там не водились.
   За этими зданиями шла невысокая кирпичная стена. Формально, здесь владения нашей части и заканчивались. Однако фактически мы должны были патрулировать еще и гарнизонную баню. Вот это место иначе как гнездом разврата назвать было нельзя.
   Сквозь проход в заборе, который когда-то, в лучшие времена, имел даже калитку, мы попали к котельной. А напротив котельной находился огромный пустырь, заваленный всяким мусором. Его было много. Банщики от мусора открещивались, и убирать ни под каким видом не соглашались. Да и то сказать! Чтобы убрать эту гору, нужно было много народу. У банщиков столько не было. Кроме того, даже займись они уборкой, на выполнение их прямых обязанностей времени, скорее всего, уже не осталось бы.
   Признавать эту территорию своей ни в коем случае не желал и наш артдивизион. Конечно, иногда высокое начальство добиралось и до этого места. Тогда оно даже не приказывало,.. а как бы это поточнее выразить.., скажем, рекомендовало очистить мусорку, дабы она не портила благолепия.
   Бабаян спохватывался, и отправлял каких-то солдат на уборку спорной территории. Однако по-настоящему работящих, и в прямом и в переносном смысле, бойцов в нашей части было не столь уж и много. А у каждого старшины или прапорщика были свои, не менее важные задачи. Посему довольно быстро папоротники забирали выделенных на уборку солдат обратно, резонно указывая, что "нечего ерундой заниматься". И все замирало. Да очередной начальственной рекомендации.
   Да и хрен с ней, с мусоркой! Для рядовых и младшего командного состава все неприятности начинались не с этого испоганенного куска непонятно чьей территории, а с того, что в заборе, ограждавшем эту территорию, была небольшая, но чрезвычайно важная калитка. Через нее местная молодежь и проходила в нашу часть. Калитка никем и ничем не охранялась, и пройти в нее мог кто угодно. Эти "кто угодно", а чаще всего местная шпана, шли не только через территорию части, но и периодически захаживали в баню. Из-за этого у банщиков, которые также являлись срочниками, постоянно случались крупные неприятности, апофеозом которых стало перо в бок одному рядовому.
   Конечно, бедняга написал, что "сам упал на ножичек", ну чисто царевич Димитрий! Однако и Бабаян понимал, что если кого-нибудь там все-таки убьют, то проблема может вылезти не хилая.
   Однажды комдив в сердцах, после очередной уголовщины, случившейся в бане, приказал калитку заварить. Последствия это вызвало самые неожиданные. Дело в том, что через эту калитку за отходами столовой, для свиней, захаживали местные граждане, родственники начальника столовой и его непосредственного окружения.
   Нет, конечно, Бабаяну пришлось иметь дело не с начальником столовой. Этого еще не хватало! Ему пришлось пережить неприятный разговор с некоторыми "авторитетными" людьми из местных. После разговора комдив приказал калитку разварить. Но его команда оказалась невыполнимой. Просто - напросто злосчастную калитку давно сломали, не дожидаясь никаких резолюций. Слишком многим нужен был открытый проход в часть.
   Хорошо бы было поставить там КПП! Хорошо бы... Но, во-первых, не было никакой возможности разобраться, кто именно должен ставить. Во-вторых, возведение КПП, это, как ни крути, строительство серьезного объекта, а на это нужны, согласитесь, серьезные финансовые средства. Ну и, в-третьих, вряд ли КПП нас спасло бы. Оно в любом случае оказывалось слишком удалено от начальства, чтобы там царила должная дисциплина. И если уж через основные ворота, прямо напротив штаба, местные кикелы проходили по большей части без труда, то что творилось бы на более удаленном посту, и представить себе страшно. Страшно было за тех солдат, которые там оказались бы. Вот что!
   Я с бойцами прошел вдоль линии склада, прошел мимо котельной, заглянул на территорию бани... Подошел даже к той самой зловещей "калитке"... Все было тихо. Видимо, погода не располагала к путешествиям.
   Я махнул рукой, и мы отправились обратно. Обогнули казарму Томского, обошли казарму ремонтно-технической роты, и подошли к туалету.
   Здесь я слегка закрутился. Вообще-то, мне довольно сильно хотелось в сортир, если честно. Но заходить внутрь я боялся. Скорее всего, обязательно вляпался бы в дерьмо. Освещение отсутствовало, а пройти в темноте мимо "мин" без потерь - редкостная удача.
   Раньше здесь было и неплохое освещение, и регулярная уборка. За туалет по очереди отвечали подразделения второго батальона, который тогда полностью занимал весь городок, и худо-бедно, свою работу делали. Потом комбату пришла в голову чудная мысль распределить за подразделениями объекты уборки на постоянной основе. Сортир достался минометной батарее. Наш старшина Ахмед сразу заявил, что в гробу он видал такое распределение, и демонстративно "умыл руки". В наших условиях это означало строго формальное отношение к делу. Сортир убирался, чтобы никто не мог обвинить прапорщика в игнорировании приказа, но убирался довольно редко, так что в промежутках между нечастными уборками заходить в него было опасно.
   Ну а после того как на месте второго батальона расположился второй дивизион, положение стало вообще каким-то непонятным. Я, например, не знал, на чьей шее висит повинность по чистке туалета. Я думал, что этого, скорее всего, никто не знал, даже сам Бабаян.
   Что же говорить о настоящем времени, когда всех бойцов под чистую разбирали на караул, столовую, КПП, патрули и прочие наряды. Прямо скажем, начальству было уже не до сортира. Он стремительно превращался в подобие привокзального туалета в каком-нибудь богом забытом райцентре.
   А ладно! В общем, я еще раз тщательно прислушался к ощущениям в своем животе, и принял решение, что зайду в сортир не иначе, как только если мне будет грозить прямая опасность наложить в штаны. Бойцы, видя, что я задержался в раздумьях, быстро облегчились по малой нужде прямо на стенку.
   По узкому проходу за казармой, где располагалась наша батарея и остатки второго батальона, мы вышли в караульный городок.
   Караульный городок висел на совести меня и Зариффулина. И я могу с гордостью заявить, кое-что мы таки сделали! Мобилизовав каменщика Иванова, с малым количеством цемента и глины нам удалось замазать щели в каменных стенах и отремонтировать дорожки. Мы заставили бойцов облазать близлежащие свалки, и добыть старые покрышки, из которых теми же народными умельцами были сделаны некие подобия макивар - для отработки приемов рукопашного боя.
   Нам также удалось достать доски, и произвести ремонт столика для сборки - разборки оружия. Многое было покрашено, починено, (или наоборот - отрезано, сломано и выброшено), а в довершение всего бордюры покрылись свежей побелкой.
   И чтобы нам не говорил вечно недовольный Бабаян, караульный городок стал выглядеть совсем по-другому. По крайней мере, совсем не так позорно, как раньше...
   Я с грустью, в бледном свете далекого фонаря, рассматривал потери. Пару досок из стола кто-то вырвал, какая-то сволочь оторвала и бросила покрышку - макивару, стены вновь потрескались, а побелку с бордюров давным - давно смыло. Тут я вспомнил об учебно-материальной базе, и мне стало совсем тоскливо.
   От караульного городка мы вышли прямо на КПП. Этот наряд, как и охрана штаба, наглухо закрылся, и никого не было видно. Вообще-то, лично меня промозглость начала доставать.
  -- Пойдемте, костер разожжем, товарищ лейтенант! - попросил меня Трафимов.
  -- Из чего?
  -- Да прошлый наряд вчера у нас под окнами жег. Наверняка что-нибудь осталось. А доски мы знаем где взять.
   Трафимов меня заинтриговал, и я с легкостью согласился на костер.
   Действительно, следы вчерашнего костра не заметить было трудно. Черенков и Трафимов ушли в сторону столовой, и спустя минут двадцать вернулись с какими-то досками.
  -- Ого! - сказал я. - Где взяли?
  -- Да вот здание, напротив столовой, пустое. Там доски есть сухие. Гнилые, поломанные - и никому не нужные. Но ведь сухие же! И горят замечательно.
   Я догадался. Они говорили о том самом учебном корпусе, где раньше была диарама.
   Черенков смотался в казарму за спичками и бумагой. Через пять минут, благодаря трем спичинам и "Красной звезде", у нас появился огонь. Примерно с час мы болтали о том, о сем. В основном я расспрашивал, кто где живет, кто чем занимался до армии, и кто у них родители. Эта тема для почти любого бойца приятна - кто же не вспоминает с тоской о покинутом родном доме? Еще реже кто-то интересуется этим просто так, а не в целях заполнения личного дела. Я знал, о чем надо спрашивать!
   Периодически я поглядывал на часы. Было два ночи. Еще часа четыре, и я отпущу солдат спать, и сам отправлюсь домой. А потом, часиков в восемь, схожу в киоск за газетами. (Что-то в последнее время я пристрастился к чтению газет - причем читал все подряд. Скорее всего, подспудно хотел напомнить себе, что где-то есть еще какая-то жизнь, не такая тоскливая тягомотина, как в Темир-Хан-Шуре, и что уже в этом году я смогу в нее вернуться).
   Однако, кнесчастью, наш костер не остался незамеченным. К нам подошли два местных уроженца - рядовые Магомедов, (который сам себя представлял не иначе как "блатной Мага") и Хизриев. Это мне очень не понравилось. Какого черта она шастают по части в два часа ночи. Уж эти точно не в наряде.
  -- Чему обязаны? - спросил я, не вставая.
   Они оба без приглашения присели на корточках рядом.
  -- Не спится, - с заметным акцентом сказал Мага. Хизриев смотрел на меня не мигая, как змея.
   Я сунул правую руку под мышку, делая вид, что у меня мерзнут руки. На самом-то деле, под мышкой, в кобуре у меня висел пистолет, и свою правую ладонь я положил на его рукоятку, при этом очень тихо сняв пистолет с предохранителя. Очень уж не нравились мне эти двое. А этой ночью они не нравились мне особенно.
   Интересно, поняли они, зачем я сунул правую руку под бушлат или нет? Или они слишком тупы и самоуверенны для этого? Я крайне внимательно приглядывался к ним, и мне на секунду показалось, что они перемигнулись, и Мага отрицательно качнул головой.
   Может быть, это жест спас меня, равно как и моих солдат? Думали ли эти двое о том, что я начну стрелять? Не знаю, но по какой-то причине им вдруг стало с нами не очень интересно. Они поднялись и ушли. Мне показалось, что Хизриев тихо сказал: "Все русские - вонючие козлы". Но возможно только показалось.
   Это было уже не важно: я вздохнул с облегчением. Брань на воротах не виснет, а ничего физического сделать они с нами не смогли. По-видимому, передумали. Я вытащил правую руку обратно.
   Однако возвращения к идиллическому состоянию уже не могло и быть. Я с горечью подумал, до чего мы докатились, если мне приходится думать о том, как я буду обороняться от собственных солдат. А в глазах Трафимова и Черенкова, в которых отражались языки пламени, явственно блестела ненависть. Этот взгляд был обращен в сторону уходивших дагов... Да, я уйду домой, хоть на какое-то время, а им придется идти в казарму, где никакой защиты от таких вот блатных Маг у них нет.
   Я не знаю, правда ли Мага был такой блатной, но насчет Хизриева мог сказать точно. У его отца был подъемный кран. Собственный, или только работал он на нем - не суть важно. Главное, что он имел возможность им распоряжаться. И наше старшее начальство без конца обращалось к Хизриеву - старшему с просьбами о помощи. Чувствуя за спиной безоговорочное согласие отцов-командиров спускать Хизриеву - младшему любые выходки, он совсем распоясался. Меня это бесило, потому что некоторое время он числился у меня во взводе. При этом всегда называл меня на "ты". Поделать с этим я ничего не мог. Что я могу, например, доложить комдиву, если сам вижу, что он в этот момент договаривается с отцом солдата об очередной строительной услуге?
   К счастью, у меня в подразделении он был не так долго. Меня перевели в дивизион, и теперь с Хизриевым мучается уже кто-то другой.
   И все же, что они хотели? Зачем они подошли? Нехорошие у них были взгляды, ох нехорошие...
  
   Глава 4.
  
   Я все продолжал гадать по поводу отсутствия Поленого и Томского, когда произошло событие, в принципе вообще лишавшее смысла какое-либо их пребывание в части. Из нашего дивизиона в пехоту забрали еще двадцать человек.
   "Вербовка" произвела массовое волнение в нашей части. Однако отнюдь не в том смысле, что бойцы всеми силами пытались уклониться от отправки на боевые. Вовсе нет - как раз наоборот. Список на отправку составил сам Шевцов, по какому принципу он отбирал солдат, было не вполне понятно, но большая часть счастливцев, (безо всяких кавычек), оказалась как раз из батарей Поленого и Томского.
   Если учесть, что и караул был составлен из бойцов этих подразделений, и часть личного состава, ушедшего с Зариффулиным, также была оттуда, то у двух упомянутых командиров батарей солдат, грубо говоря, попросту не осталось. Может быть, они знали об этом заранее. Правда, не знаю, откуда.
   "Избранные" были счастливы. Я их вполне понимал. Уж лучше отправиться на передовую, где, по крайней мере пока, не так уж часто и стреляют, чем оставаться в нашей обезлюдевшей части, где количество работы ничуть не уменьшилось, зато резко сократилась рабочая сила, где толпами бродят обезумевшие от безделья и от того, что всем на них наплевать, местные новобранцы, и где шныряют блатные аборигены, и такие темные и опасные личности, как, скажем, Блатной Мага и Хизриев.
   "Обиженной" оказалась как раз наша батарея. Их унылые лица не обещали никому ничего хорошего. Именно им предстояло пополнить собой кухонный наряд, нести службу в казармах и патрулировать городок. Караул им не светил - там все было забито.
   Предчувствия меня не обманули - следующим же утром мы недосчитались четырех человек. Ребята "чухнули". Меня вызвал Шевцов.
   Я равнодушно выслушал его обвинения в служебной халатности, (так же равнодушно, как совсем недавно он сам объяснял мне, что я не имею права использовать оружие при патрулировании). Я, как безответственный пиджак, прямо высказал ему все, что думал по поводу ситуации на территории части, и удивился, что еще не все смылись. А потом добавил, что водить своих бойцов на поводке, чтобы они не убежали, возможности не имею.
   Все-таки Дима Шевцов, при всех своих недостатках, не был стопроцентным военным. Вместо того, чтобы налиться красной краской до состояния помидора, и лопнуть, он заржал как лошадь, и с хохотом, смахивая слезы с ресниц, выгнал меня из своего кабинета.
   Буквально через несколько дней, во время очередного обхода территории, я получил устную весточку от "беглецов". Ее принес мне Трафимов.
   - Они все хорошо устроились, - сказал он, - их местные к себе разобрали.
   - И что же они там делают? - удивился я. - Не за здорово живешь же их там кормят?
   - И за здорово живешь тоже, - весомо заметил Трафимов, умолчав, правда, что же делают те, кто не "за здорово" живешь.
   Я засмеялся, представив себе эту сумасшедшую ситуацию. Местные разобрали наших бойцов, как сирот из детского дома, кормят их, поят, может, и одевают. Сказки читают. Вообще-то, я, грешным делом, подозревал, что они живут в канализации, как бомжи. Ошибся! Грубо ошибся!
   Ладно, все это лирика.
   - Ну и что они от меня хотят? - наконец, перешел я к главному.
   Трафимов усмехнулся. (Или мне показалось?).
   - Они просили вас сообщить им, когда будет новый набор в Чечню. Тогда они придут на отправку. А так просят не искать.
   Я охнул от изумления.
   - А почему именно ко мне?
   Ответ меня нельзя сказать, чтобы обрадовал, но приятно стало.
   - Они говорят, что вы единственный, кто к ним относится по-человечески. Вы не настоящий офицер. На вас можно надеяться.
   Я переваривал полученную информацию. Доложить по инстанции? А зачем? Сделать так, чтобы их нашли? А оно мне надо? Ради кого я должен стараться? Бойцы не дезертировали, они рвутся на войну, они просто не хотят быть быдлом для местных аборигенов.
   - Ладно, - ответил я Трафимову, - если будет отправка, я передам. Только надо как-то намекнуть Шевцову, что у него еще есть людские резервы для отправки на фронт, а то он будет думать, что они просто смылись, и рассчитывать на них нечего.
   Трафимов кивнул.
   В эту ночь мне как-то было особенно хреново. Знобило, болела голова, и вообще, никаких сил бродить по углам и закоулкам нашего военного городка у меня уже не осталось. Поэтому, на свой страх и риск, я, в половине пятого утра, отпустил свой наряд в казарму, и сам отправился к себе на квартиру.
   Пришлось разбудить бойца на КПП, тот спросонья открыл мне дверь, и опять побрел досыпать. Я же пришел домой, вскипятил чайник, выпил чаю, аспирину, поел меда, привезенного еще из дома, и нырнул под одеяло.
   Все-таки простудился, блин!
   В этот момент в мое окно яростно заколотили. Так, как правило, стучали посыльные, чтобы сообщить мне обычную гадкую новость - меня вызывают в часть.
   На это раз я даже не дернулся. Насколько мне подсказывал мой небольшой, но заработанный путем ошибок трудных, опыт, лучше затаиться, и молчать. Ему надоест, и боец уберется.
   Однако этот "фрукт" оказался очень упорным. Он колотил громко и долго, и, в конце концов, разбудил мою глуховатую хозяйку. Она пошла к двери. Увидев меня в постели, Полина Яковлевна удивленно подняла брови, но я успел приставить палец к губам. Хозяйка понимающе кивнула, и вышла в коридор. Вскоре стук стих. Я услышал скрип захлопывающейся калитки. Убрался-таки, слава Богу!
   Вот так я не попал под Хасавюрт в первый раз. Как потом выяснилось, меня пытались вызвать не для того, чтобы в очередной раз озадачить какой-нибудь глупостью, а для того, чтобы отправить в действующую армию.
   Вместо меня поехал Садыков.
  
   Глава 5.
  
   Ага, так я и думал, что вся эта оперетта под названием "осадное положение" закончится хреново. Тут так: или действительно осадное положение, патрули, пароли и документы, сопровождаемые расстрелом на месте всех подозрительных, или вообще ничего не надо затевать и людей смешить.
   В первом городке ночью увели РПК. И это в первом городке! Где находится все командование нашей бригады, где порядок и дисциплина, где все образцово - показательно... А вот пулемет увели. Не знаю, что и как, но что-то мне подсказывает, что без местных не обошлось. Даже как-то странно, что наш "проходной двор" чаша сия миновала.
   Ну да ладно. Пусть у начальства голова болит. Я человек маленький - мне о себе надо думать. Никто больше обо мне не подумает.
   Впрочем, что это я о грустном? Произошли два ну просто замечательных события.
   Во-первых, вернулся из запоя Ахмед. Серый, тихий и очень уставший. Но, по крайней мере, теперь всеми хозяйственными вопросами батареи занимается он. Я так и не смог получить двадцать шесть пар сапог из ремонта. А он - смог. И сделал это очень быстро. Вот что значат связи и опыт!
   А во-вторых, появился Логман Байрамов. Где он был, я так и не понял. Я спрашивал у него об этом прямо, в лоб, но он что-то промычал неопределенное, и все. Я так понял, что ничего говорить он мне не собирается.
   Ну и ладно.
   Шевцов сказал, что теперь Логман будет ходить в патруль со мной на пару. То есть ночь я, ночь - он.
   Я так обрадовался, что первый раз за много дней смогу переночевать дома, что даже не понял намека начальника штаба на то, что казарменное положение никто не отменял...
   И только я стащил с себя надоевшее мне до смерти хэбэ, как в окно снова яростно застучали.
   "Скоро, блин, беруши придется покупать", - подумал я со злостью.
   Если бы я был уже в кровати, я бы не встал. Послал все к черту, закрыл голову подушкой, и спокойно ждал, пока этот фрукт уберется.
   Но я был почти одет, кроме того, мне не давал покоя случай с Садыковым - ведь ехать-то под Хасавюрт должен был я, а не он! Поэтому я как был, так и вышел в коридор, и открыл дверь. Там стоял Карабут.
   - Ну чего, сержант? - спросил я. - Чем ты меня обрадуешь? Что ты так в окно лупишь? Ты же его разбить можешь!
   - Товарищ лейтенант! Вас начальник штаба вызывает по важному делу.
   Я вздохнул.
   - Ладно, Карабут, иди скажи Шевцову, что я сейчас буду.
   Я с тоской посмотрел на телевизор, снова оделся и поплелся в часть.
   - Ты куда ушел?! - завопил Шевцов. - Я же тебе ясно сказал, что казарменное положение не отменяется! Ни для кого! Особенно для тебя.
   - Почему особенно для меня? - удивился я.
   - Молод еще. И звание маленькое.
   С логикой и чинопочитанием у начальника штаба было все в порядке. Меня бесило другое.
   - И что я тут должен делать? Патрулирует же Логман!
   - А ты должен в казарме находиться. Контролировать личный состав. А то он у тебя на глазах разбегается.
   - А я уже говорил тебе - почему. И в казарме у нас почти никого нет. Кухонный наряд придет за полночь, и спать лягут.
   - А молодые солдаты? - спросил Шевцов.
   Я посмотрел на него недоумевающее:
   - Это ты про кого?... Про кикелов что ли?! Да ты что!! Это нас от них надо охранять!
   - Короче, - зарычал начштаба, - спать ты должен в казарме. Все. Это приказ.
   Хотя во мне все кипело, лезть на рожон я посчитал излишним. Пришлось и правда идти в казарму.
   В ней, как говорится, царила зловещая тишина. Дневальный на тумбочке спал стоя, как боевая лошадь. Я щелкнул его по носу. Он передернул плечами, и даже не проснулся. Еще бы - из наряда в наряд. Да еще местные кикелы спать не дают. Я оставил его в покое. Когда грохнется об пол, сам проснется.
   Я открыл канцелярию, где уже стояла кровать, (ее еще раньше притащил сюда Садыков), запер дверь изнутри, и лег спать. Время было - двенадцать часов ночи, спать хотелось страшно, и как только моя голова коснулась подушки, я погрузился в сон.
   Во сне мне слышались какие-то крики, шум, удары, возгласы, как на пиратском корабле-призраке из сказки Гауфа, но я так и не мог понять, наяву ли это, или грезится это мне? Во всяком случае, подняться с кровати было выше моих сил. Я смог проснуться только в половине шестого.
   Я открыл канцелярию. На тумбочке стоял тот же самый солдат. Только теперь он уже не спал, и под глазом у него красовался приличных размеров бланш.
   - О-о-о! - протянул я удивленно. - Откуда украшение боец? Вчера я его на тебе не видел.
   Солдат замялся.
   - Да я вчера уснул, упал, и об тумбочку ударился, - промямлил он.
   Версия, конечно, была неплохая, но что-то мне подсказывало, что это была не тумбочка.
   - В казарме все цело? - спросил я.
   Дневальный ответил неожиданно резко:
   - Да что с ней сделается, с казармой-то?!
   Я не стал уточнять, а поплелся домой. Надо же было все-таки позавтракать, побриться, умыться. Вообще - привести себя в порядок.
   По дороге, у самого КПП, мне повстречался Томский.
   - Эге, - сказал я, - какими судьбами?
   Лейтенант не выглядел слишком довольным. Вообще, это паренек отличался желчным и язвительным характером, и всегда был себе на уме. Кстати, он не особенно-то дружил даже с Поленым и Зариффулиным, хотя они были из одного училища. Меня он, кажется, просто считал за ничтожество. Впрочем, и я не претендовал на хорошие отношения с этим товарищем.
   - Я из отпуска вернулся, - процедил он, и пошел дальше.
   О как! Вовремя он вернулся... Но это значит... Это значит... Это значит, что теперь в отпуск отпустят Зариффулина! Мама миа! А я знаю эти отпуска. Раз отпустили - месяца три можно не возвращаться. Ну а что сделают? Из армии не уволят, в другой город не переведут. Такую дыру, как Темир-Хан-Шура, еще поискать надо. Ну, разве что в ЗабВО могут отправить - "забудь вернуться обратно" - но и это вряд ли. Младший командный состав сейчас в дефиците. Кадровыми военными сейчас не кидаются. Это вам не пиджаки.
  
   Глава 6.
  
   Спасение от ужасов "осадного" положения пришло ко мне совершенно неожиданно.
   Тот же самый Шевцов вызвал меня в штаб, часов в двенадцать дня, и сообщил, что я должен отправиться в первый городок, и встретиться с Васей Рацем. Все остальное он расскажет мне сам.
   Сказать, что я был заинтригован, это значит, не сказать ничего. Но я не решился уточнять еще что-либо у начальника штаба, чтобы не сбить радостного предвкушения. Если я снова буду вместе с Васей, то один этот факт уже перевешивает любую тяжесть задачи, которую мне может поставить командование. Я собрал ноги в руки и тут же, не теряя ни секунды, все еще опасаясь, что меня остановят, и что это окажется злой шуткой, рванул в первый городок.
   Путь был не близкий, и по пути я все пытался угадать, что же именно мне хотят поручить? Может быть, отправят в действующую армию? Но тогда Шевцов так прямо мне и сказал бы. Ведь здесь нет ничего удивительного или секретного. Нет, тут что-то не так.
   День был хмурый, с неба то и дело сыпал снежок, сменяемый дождем, но настроение у меня было приподнятое.
   Я разыскал Васю в казарме зенитно-ракетного дивизиона.
   - Привет! - сказал Вася.- Как дела?
   - Привет! - ответил я. - Хреново. Но, говорят, у тебя есть для меня хорошие новости?
   - Ну, относительно хорошие, - улыбнулся Вася. - Если короче, то мы с тобой должны отправиться в третий батальон готовить из молодых минометную батарею. Как только подготовим, так сразу на фронт.
   - И сколько это займет времени? - поинтересовался я.
   - Не знаю, - Вася пожал плечами. - Как только, так сразу. Однако желательно быстрее. Дело не ждет.
   Эта задача меня вполне устраивала. Это совсем не тупое хождение ночь на пролет по нашему городку, в ожидании, что тебя кто-нибудь треснет из-за угла чем-нибудь крайне тяжелым. Это настоящая работа, которой я все-таки - худо-бедно - умею заниматься. И хорошо, что молодые - эти будут меня слушать, никуда не денутся. И замечательно, что рядом будет Вася. Он военный кадровый, в технике разбирается - будь здоров! Рац училище, кажется, чуть ли не с красным дипломом закончил, или с чем им там дают вместо этого.
   - Когда пойдем? - я уже был готов к подвигам.
   - Да прямо сейчас и пойдем, - ответил мне Рац. - Я, собственно говоря, тебя только и ждал. Полковник Дьяков спросил меня, кто мне нужен из офицеров в батарею, так я сразу тебя и назвал. Вот и все.
   Ей-богу, я был благодарен Васе до слез. Если бы не он... Я бы сейчас продолжал тихо загнивать в нашем недобитом дивизионе. А теперь! Блестящие перспективы. Собственная минометная батарея! (А ведь я специализировался именно на минометах! Пушки я уже здесь, в части, освоил). Молодой личный состав из стопроцентных славян! И рядом Вася! Мой самый лучший друг, не считая капитана Молчанова.
   Ну и еще. Я сто процентов уверен, что мы будем ночевать дома. У меня , у Васи , у Петровича... Где угодно, но только не в казарме. Вася, как и я, терпеть не может спать в казарме. А у Раца авторитета гораздо больше, чем у меня. Если он скажет, что будет ночевать дома, то к нему прислушаются, будьте уверены.
   Мы отправились в третий батальон. Уже вечерело. На город опускался сумрак, зажигались немногочисленные уцелевшие фонари, и под лампами было видно пляску снежинок и капель воды.
   Впервые со дня возвращения из-под Первомайского на душе у меня было спокойно.
   В третьем батальоне нас ожидал личный состав. Да, ребята были молоды, но уже порядком измучены. Команды они бросались выполнять сразу же, но как-то через силу и бестолково. Мы с Васей переглянулись.
   Так как оружия все равно у нас еще не было, (не успели получить), то мы начали с более приятной для меня процедуры, со знакомства с личным составом. Для этого заняли местную канцелярию, (благо ее хозяева сейчас околачивались где-то в лагере под Хасавюртом), Вася достал чистую "штатку", и приказал каждому бойцу заходить к нему по одному.
   Для начала нам надо было разобраться, кто есть кто, а потом уже приступать к распределению должностей. В первую очередь необходимо было выбрать наводчиков. А для этого человеку необходимо мало-мальски уметь считать, и понимать простейшие логические действия. Если вы думаете, что таких людей в армии много, то вы сильно ошибаетесь. В наше время на службу забирают только тех, кто не смог отмазаться. Как правило, это люди с низким образовательным уровнем. Какая тут связь? А самая прямая. Раз не хватило бабла на образование, то не хватило и на отмазку. Редко когда попадется недоучившийся студент. А человек после института, который отслуживает свой год - это вообще уникум. Либо опять-таки, не хватило бабла на отмазку, либо сильно хорошее здоровье. Ведь здоровых людей после пяти лет учебы в институте мало остается. Либо гастрит и язва желудка, либо гипертония, либо крайне низкое зрение. Тут и денег никому платить не надо - с таким здоровьем в армию не берут. А если и возьмут, то он все равно больше по госпиталям валяется, какой там из него боец!
   - Ну что, - начал допрос Вася. - Рядовой Степанов Игорь Петрович, какое у тебя образование?
   - Девять классов, и ПТУ, - ответил мелкий, рыжий и веснушчатый солдат.
   - А на кого ты учился?
   - Я штукатур-маляр.
   Мы призадумались. Конечно, вообще для армии специальность золотая. Хороший старшина такого бойца никому никогда и никуда не отдал бы. Если бы его вообще сходу не отправили дачу начальству строить, или не начали сдавать в аренду разным состоятельным гражданам. Наши бойцы, например, любили работать у частников. Во-первых, кормили от пуза, сигареты давали по потребностям, и разрешали вволю спать. А работа... А что работа? На износ работать никто не заставлял. Заставляли бы, так бойцы и не рвались бы на стройки.
   Впрочем, сейчас нам было все равно, какая у него замечательная строительная специальность. Пули не разбирают, штукатур-маляр он, или маляр-штукатур. Нам нужны были бойцы: наводчики, заряжающие, подносчики, номера расчетов, командиры расчетов, наконец. Строители нас интересовали мало.
   - Так, - сказал Вася, - перемножь шестьдесят шесть на пятьдесят пять... Вот тебе бумага и карандаш. Считай.
   Боец задумался. Потом принялся грызть карандаш. Я увидел, что он вспотел.
   - Ладно, - процедил Вася, - задача попроще. Прибавь к пятнадцати целым трем сотым пятьдесят одну сотую.
   Солдат запыхтел, но задачу выполнил. Я посмотрел ответ. Увы, неправильно.
   - Знаешь, брателло, - задушевно сказал я, - если ты будешь так считать, то будешь попадать куда угодно, кроме цели. В небо, в море, в облака, в собственные войска. Куда угодно... Знаешь, тебя лучше к Дудаеву отправить. Ты им гораздо больше вреда принесешь... Короче, свободен!
   Да-а!.. Через расчет пришлось пропустить практически всех. Кроме, пожалуй, тех, кто уже одним выражением лица напрочь отметал всякое подозрение в наличии развитого интеллекта. К счастью, таких оказалось совсем немного.
   С трудом, но наводчиков мы набрали. Недоучившийся студент, продвинутый пэтэушник, лицо без определенных занятий и паренек, попавший в армию прямо со школьной скамьи. От них не требовалось ничего особенного, просто уметь прибавлять и вычитать. "Избранные", во всяком случае, решили несколько примеров без ошибок. Ну что нам еще требовалось?!
   С командирами минометов было также нелегко. Сложность состояла в том, что определить по внешним признакам нужного человека крайне трудно. Наводчик должен уметь считать: достаточно проверить его умение, и все. Командир расчета должен заставлять подчиняться. Это с первого взгляда не определишь.
   Это можно узнать только спустя некоторое время, когда лидеры проявят себя сами.
   Однако времени наблюдать у нас не было. Командиров минометов нужно было назначить здесь и сейчас.
   - Есть несколько сержантов, - принял решение Рац, - назначим пока их. А там потом разберемся. Если надо будет - переназначим.
   С остальными номерами расчетов мы разобрались быстро. Единственная тонкость, которую нам пришлось учесть - это то, что носить минометную плиту должен человек более - менее мощный. Иначе эта тяжеленная плита погребет его под собой.
   Расфасовка личного состава заняла у нас практически весь день. Было уже восемь часов, когда Вася бросил на стол ручку, сладко потянулся, улыбнулся мне, и сказал:
   - Ну что? Пора домой?
   - Да, да! - сказал я. - Куда пойдем? Ко мне как-то и далековато...
   - Да ладно тебе, - ответил мне Вася, - пойдем ко мне ночевать. У меня две кровати в комнате, телевизор, видак. Хозяйка живет отдельно в доме, а я во флигеле... Только вот что... У сортира собака злая. Если приспичит, то сначала скажи мне. Я пойду вперед, закрою псину в будке, и тогда только проходи. А так порвет на фиг - она чужих ненавидит. Аж с цепи срывается.
   Меня, конечно, этот монолог не особо воодушевил. Но уж лучше остановиться у Васи. По крайней мере, утром на службу мы с ним придем одновременно. Да и искать меня ночью у Раца никто не додумается. Так что от происков Шевцова, если они вдруг и появятся, я буду надежно защищен.
   Во флигеле у Васи оказалось весьма уютно. После промозглой улицы домашнее тепло меня слегка разморило. Как только я снял берцы, сбросил бушлат, и повалился на кровать, мне нестерпимо захотелось закрыть глаза и обрушится в бездну сна.
   Ну уж нет! Уж вы извините! Я не стану тратить такой вечер на пошлый сон. Это чтобы проснуться завтра и сходу отправиться на службу?! Нет уж, увольте! Сегодня вечером будет водка, в разумных пределах, несколько фильмов, насколько голова выдержит, а потом уже только крепкий здоровый сон. Не раньше.
   По дороге к Рацу мы купили в вечернем магазине палку колбасы, две бутылки водки, банку соленых огурцов по-болгарски, (это когда море уксуса - я страшно люблю эти острейшие огурчики), и бутылку минералки на запивку.
   Теперь, за Васиным столом, мы разложили все это богатство.
   Внезапно в дверь постучали.
   - Странно, - привстал Вася, - собака не лает. Эти или хозяйка, что вряд ли в такое время... Или это Левченко.
   Мы прислушались к топоту за дверью. Было такое впечатление, что там сучат ногами.
   - Точно Левченко, - сказал Вася. - Чего его принесло? Он же под Хасавюрт уехал!
   Рац открыл двери. В комнату ввалился усталый, страшно небритый, но очень жизнерадостный капитан Левченко.
   - О! - сказал он, увидев меня, - у тебя гости, Вася.
   Впрочем, представляться нужды не было. Мы служили вместе во втором батальоне. Тогда Левченко был еще старшим лейтенантом, и разводился с женой, которая проживала где-то в Иркутской области. В те времена старлей был зол, циничен, и говорил исключительно афоризмами, сводившимися в основном к тому, что жизнь - это редкостное дерьмо.
   Иногда, правда, он рассказывал о своем участие в погашении осетино-ингушского конфликта, и тогда несколько оживлялся. Но это было редко.
   Когда наш славный второй батальон кадрировали, Левченко получил долгожданного капитана, и не менее долгожданное решение суда о разводе. С тех пор свежеиспеченного капитана стало просто не узнать: добряк, сибарит и эпикуреец в одном флаконе.
   Правда, сейчас он выглядел как-то не очень весело: лицо Левченко перекосило, и правый глаз периодически подергивался в нервном тике.
   - Чем обязаны? - вежливо осведомился Вася, тем временем разыскивая в глубинах древнего буфета третью рюмку.
   - А-а, - болезненно скривился капитан. - Зубы! Твою мать совсем!
   Все стало ясно: и кривизна лица, и невеселое настроение.
   - Чего так? - спросил я.
   Левченко не ответил. Сначала он пропустил стопарик, закусил острым болгарским огурчиком, и только потом открыл рот.
   - Воды нет, зубы чистить невозможно, вместо хлеба - сухари. Вот у меня десны начали кровоточить, а потом зуб разболелся. Мочи нет. Я анальгина полпачки выпил, да чуть толку. Спать не могу, ходить не могу, ничего делать не могу - только вою. Как только первая машина сюда пошла, так я сразу же и рванул.
   - А сейчас как? - участливо осведомился Рац.
   - Да и сейчас ломит. Я вот только опять анальгина напился. Завтра утром пойду к зубному. Пусть что-нибудь делает... Хоть пусть даже вырвет этот зуб. Не жалко. После войны новый вставлю.
   Чтобы отвлечь капитана от боли, да и, честно говоря, от обычного любопытства, мы начали расспрашивать Левченко о том, что творится под Хасавюртом. Рассказывал он неохотно, видно, собирался с силами, выстреливал порцию фраз, и снова замолкал, пережидая очередной приступ боли.
   - Стоим уже хрен знает сколько, ни хрена не делаем... Тепло, земля не промерзла, все техникой повзмесили... Днем не пройдешь: или сапоги потеряешь, или по уши в грязи будешь, а мыться негде... Бани ни разу не видели, все грязные, все чешутся, ужас... Кормят так себе. В офицерской столовой только сыр да лук дополнительно дают, а так - та же самая сечка, килька, или резиновое мясо... Карабасов сказал, чтобы занятия проводили... Какие там занятия - в таких условиях! Болото! Грязное болото!.. И каждый день - строевые смотры. Чего строимся, зачем строимся?... От безделья все опухли совсем. Солдаты болеют: простывают, гниют... Стрептодермия эта, поганая. Живьем гниют...
   Я представил эти гниющие язвы на руках, ногах, лице... Меня передернуло. Любая царапина, малейший порез в местном климате запросто мог привести к заражению. Почему-то особенно этим страдали дальневосточники. У многих из них руки были красно-зеленого цвета. Красные язвы, обработанные зеленкой. То еще зрелище!
   - Сколько будем еще торчать, никто сказать не может. Ни вперед, ни назад. Обратно в расположение не отпускают, и в Чечню не вводят. Говорят, что еще не готовы. А когда будем готовы?... Ничего же просто не делаем. Слоняемся по лагерю бессмысленно, как зомби... Достало уже все!
   Капитан выпил вторую рюмку, и внезапно откланялся. Я даже удивился. Не в правилах Левченко было уходить не допив все до дна, но сегодня, видимо, был особый случай.
   Когда за ним закрылась дверь, я сказал Васе:
   - Вообще-то здорово, что я туда не попал. Здесь, оказывается, даже лучше.
   - Да, точно, - согласился со мной Вася. - Хорошо бы приготовить батарею, и чтобы сразу в Чечню. Чтобы не месить глину под Хасавюртом. Ненавижу грязь и безделье.
   Я кивнул. Я тоже ненавидел грязь и безделье. Мы с Васей очень часто думали одинаково.
   Рац включил телевизор и видак, и мы начали смотреть какую-то пургу о трех парнях, которым никак не давали инопланетные девушки. Или что-то наоборот?.. После хорошей порции водки в голове у меня слегка мешалось. Неожиданно я со злостью подумал, какой херней страдают эти дебилоиды в телевизоре. Отправить бы этих кретинов под Новогрозненский скажем, или хотя бы даже в тот же Хасавюрт, вот тогда мы бы посмотрели, как у них на девушек будет стоять. Если они вообще будут стоять. Я посмотрел на Васю. Он периодически клевал носом. Спохватывался, широко открывал глаза... Но было видно, что с каждым разом сил у него оставалось все меньше и меньше.
   Я сдался, и заснул.
  
   Глава 7.
  
   Следующие три дня я пережил с чувством глубокого удовлетворения.
   Во-первых, мы получили со склада новое вооружение - шесть восьмидесятидвухмиллиметровых минометов, в просторечии именуемых "подносами", одну буссоль, один ЛПР (лучевой прибор разведки), и ЗиПы к минометам.
   Под Васиным руководством бойцы прикрепили к соответствующим частям миномета лямки, и теперь учились быстро разбирать его, переносить на новое место, и собирать снова. "Поднос" разбирается на три части, каждую из которых можно переносить на собственной спине - плита, ствол и двунога-лафет. Кроме того, на каждого бойца были выделены сумки для переноса мин. Таким образом, наша батарея, в принципе, могла расположиться везде, куда только мог взобраться человек. Она зависела не от автотехники, а от физической силы самого расчета. Тем и удобен был наш миномет, что мог поддерживать пехоту в любом месте - куда бы той не вздумалось забраться.
   На территории спортгородка третьего батальона мы работали с наводчиками и командирами орудий. Дело шло не быстро, но я, честно говоря, на мгновенный успех и не рассчитывал. Конечно, я старался разжевать все до мельчайших деталей, помятуя о том, как нам преподавали на кафедре, и как мне приходилось догадываться самому, что же имел в виду тот или иной майор или подполковник. Этого я пытался избежать всеми силами, стараясь, чтобы мои объяснения были также просты, как инструкция к ручной мясорубке. К сожалению, наш контингент учиться не привык. И это было очень заметно.
   Мы гоняли этих бездельников "от и до". Это было трудно, но, во всяком случае, значительно полезнее, чем тусоваться по ночам в нашем городке. О так называемом "патрулировании" я вспоминал с ужасом. Возможно, это чисто психологическое. Некоторые индивидуумы как раз ночью только начинают жить: просыпаются, насыщаются, и отправляются в кабаки и на дискотеки. И до утра... А потом возвращаются домой, и ложатся спать. Я совсем не таков. Ночью я хочу спать у себя дома. Пусть это даже временное жилье - лишь бы оно было моим. И вот, как только солнце закатывается за горизонт, я хочу вернуться домой. Меня просто тянет какая-то неведомая сила.
   Сейчас, на подготовке батареи, я откровенно кайфовал. Наступал вечер, мы с Васей мирно шли домой, покупали по дороге водку и закуску, ужинали, смотрели видеофильмы, (причем в последние три дня в основном пафосные голливудские боевики), и мирно ложились спать.
   Никакая сволочь не стучала в окно среди ночи, шум пролегавшей недалеко дороги не доставал до нашего уединенного уголка, хозяйку я не видел еще ни разу, было тепло, сухо и... И просто замечательно!
   Надеюсь, вы уже догадались, что такое счастье не может быть долгим. Естественно, оно закончилось.
   Как только на шестой день учебы мы пришли в третий батальон, прискакало штабное чудовище, спросило у нас фамилии, и проскрежетало скрипучим голосом:
   - Подполковник Дьяков приказал вам немедленно прибыть в штаб бригады.
   Что-то очень уж это было торжественно. Я сразу понял, что у нас неприятности. А так как никакой вины я за собой не чувствовал, то подозревал, что нам решили поставить новую боевую задачу. Вряд ли она может быть лучше той, которой мы уже занимались. Значит, какая-то гадость! Настроение у меня обрушилось. В отчаянии я даже стал думать, что лучше бы меня уж отправили под Хасавюрт. Дальше Хасавюрта не пошлют, и там на фантазии начальства можно чаще всего просто наплевать. Я это хорошо усвоил еще на Харами.
   Мои опасения сбылись. Дьяков сказал, что наш проект закрывается, и мы должны вернуться в свои части. Для меня это означало возвращение под власть Шевцова.
   Мы вышли из штаба, я пожал Васе руку, и через верхнее КПП отправился домой. Мне пришло в голову, что к Шевцову можно и не торопиться. Пусть подождет! Если я сейчас приду в часть, то меня, сто пудов, засунут в патруль. Хренушки! Приду завтра утром. Посвящу этот день себе.
   Но даже этот жест протеста сделать мне не дали. Где-то в четвертом часу в окно застучал посыльный. Я чуть не завыл. Значит, Шевцов уже в курсе, что меня выперли из третьего батальона! Он точно желает загнать меня в патруль. Опять сидеть ночь перед костром, сжимать в руке ствол пистолета, и думать, придет кто-нибудь отбирать у нас оружие, (стрелять-то нам нельзя!), или нет. Я не сомневался, что начну палить не раздумывая, наплевав на все. И в то же самое время очень боялся последствий.
   Ладно! Делать нечего. Я вышел в коридор, и распахнул входную дверь, ожидая увидеть уже опротивевшую мне донельзя рожу сержанта Карабута.
   Да, рожа была на месте. Однако сержант произнес совсем не то, что я ожидал:
   - Товарищ лейтенант, вас вызывает подполковник Дьяков.
   Ничего себе! Вот это номер! Это что-то новенькое. Это очень похоже на отправку под Хасавюрт. Кажется, пришла моя очередь...
   В ряду нас стояло несколько человек - все лейтенанты, все пиджаки. Это те, кто еще оставался в части, а не месил грязь под Хасавюртом. Около меня стоял Клюшкин, с другой стороны - Вовка Самоедов. Нелюдина не было. Кажется, мне кто-то говорил, что он уже в лагере. Пробивной парень - там ему самое место.
   Дьяков шагал вдоль нашего строя. Он морщил лоб, пристально всматривался нам в лица. За его спиной, откровенно передергивая от озноба плечами, тосковал с документами в руках штабной писарь. Это было худое очкастое существо, белобрысое, с настолько светлыми бровями, что казалось, они у него просто отсутствуют. Пока подполковник рассматривал нас, я изучил внешний облик писаря до мельчайших черточек, вплоть до того, что у левого крыла носа бойца вольготно расположился вулканических размеров прыщ. Этот прыщ как-то сильно меня смущал. Меня начало потихоньку клинить, мне почему-то хотелось этот прыщ выдавить. Сжать его ногтями, и давануть, так, что желтая струйка гноя в мгновение ока вырвется наружу, а обладатель прыща взвоет от резкой боли...
   - Так, - наконец пришел к какому-то решению Дьяков. - В полевой лагерь под Хасавюрт отправятся...
   Он назвал несколько фамилий. Называемые выходили из строя, и постепенно напротив нас образовывалась новая шеренга.
   Дальше подполковник сделал ошибку.
   - Клюшкин! - сказал он.
   Слава ни сделал и шага.
   - Клюшкин?! - удивленно протянул Дьяков. Расчет дал трещину.
   На Славе лица не было.
   - Товарищ подполковник, - сказал он дрожащим голосом, - я не хочу... Я не поеду! У меня мама... Я один у нее... Она не переживет! Я не хочу... Не поеду... Нет, не хочу.
   Лицо Дьякова налилось кровью. Одно мгновение мне казалось, что он ударит Славика. И не просто ударит, а начнет топтать ногами.
   Клюшкин стоял в строю последним. Это означало, что меня пропустили. Я не еду. Но почему подполковник смотрел в глаза мне, а выбрал Славика? Он посчитал, что я не достоин того, чтобы поехать? (Уж точно он не беспокоиться о моей молодой жизни - это смешно!). Я напрягся.
   - Товарищ подполковник! - сказал я громко и отчетливо. - Разрешите мне поехать.
   Дьяков, который уже, видно, готовился вцепиться в Клюшкина не по детски, услышав меня, передумал. Он кивнул мне, и я, четко выйдя из строя, встал напротив Славика. Писарь сделал какие-то исправления в своем талмуде, и подполковник закончил мероприятие.
   - Завтра у штаба в девять ноль - ноль.
   Все, время неопределенности закончилось. До свидания, Темир-Хан-Шура! Обойдешься пока без меня!
  
   Глава 8.
  
   Может быть, это было какое-то знамение для меня? Почти всю предыдущую неделю было пасмурно, периодически моросил мелкий дождик, а сегодня утром выглянуло солнце и потеплело, да еще как! Как будто в город уже пришла весна. Если где-то еще и оставались куски не растаявшего снега, то им точно пришел конец.
   Мы подходили к штабу бригады дружной компанией. Как оказалось, под Хасавюрт отбывала целая группа офицеров. Я столкнулся с ними у самого "офицерского" дома. Молчанов, Поленый, Гаджиев, пара прапорщиков. Они направлялись вниз по улице, увидели меня, спросили, куда я иду, и заржали. Оказывается, вчера у Молчанова был огромный сабантуй. Как я об этом не знал!? Братва обмывала отправку в "поле", а я в это время спокойно читал книги и смотрел телевизор. Обидно, да?
   Правда, сейчас у меня было хорошее самочувствие и настроение. А вот у Молчанова настроение было, может быть, и хорошее, зато самочувствие далеко не лучшее. Он поминутно прикладывался к бутылке минеральной воды, потирал виски, и у него дрожали руки. Остальные выглядели не лучше.
   К слову сказать, после того, как Дьяков вписал меня в список на отправку вместо Славика, уже прошло несколько дней. Сразу уехать не получилось. Я не знаю - почему. Я честно приходил к штабу, но получал предписание явиться завтра. Должен ли был я огорчаться? Да вы что! Провести лишний день, предоставленный самому себе? Кто же откажется!
   Из жизни дивизиона я уже выпал, а под власть сводного батальона еще не попал. В таком лучезарном положении можно было пребывать неопределенно долго. Хоть до дембеля! Только кто ж это мне позволит?...
   Конечно, еще оставался шанс, что и сегодня отправки не произойдет, но что-то мне подсказывало, что на этот раз обратно меня не отправят. Во-первых, выглянуло солнце, а во-вторых, сегодня должны были уехать Молчанов и Поленый. Я почему-то думал, что если уж их вызвали к штабу, то тут уж точно транспорт на Хасавюрт будет.
   Так и получилось. От штаба нас отправили в парк, а в парке сказали, что машина еще не пришла. Но придет точно. Сразу оценив обстановку, Молчанов и Поленый ушли в магазин. Я пошел в магазин вместе с Гаджиевым. Торговых точек вокруг части было великое множество. В основном это были небольшие киоски или вагончики, стоявшие прямо у дома, в открытом дворе, или более солидные помещения, встроенные в дом. Торговали там всякой всячиной - шоколадки, жвачки, и прочая дрянь - но в основном хорошо продавались только две вещи: хлеб и водка. Чем мы, собственно говоря, и затарились. Однако, кроме хлеба и водки, мы с Гаджиевым купили еще и жареную курицу.
   Вернувшись в парк, мой спутник собрал своих друзей и товарищей, и здесь же, в каком-то закутке между боксами, мы распили эту водку и съели эту курицу. Народу было много, так что на каждого пришлось немного. Впрочем, мне не особенно хотелось ни того, ни другого. Что-то и настроение у меня испортилось. Я как-то впервые реально задумался о том, что меня там, собственно говоря, ждет, под этим самым пресловутым Хасавюртом? Определили меня, предварительно, в минометную батарею лейтенанта Найданова - недавнего выпускника военного училища. Основу батареи составляли бойцы из первой минометной, а до штатной численности батарею дополнили солдатами из третьей. Я знал многих из первой минометки, и они знали меня, и могу сказать, что особой любви между нами не наблюдалось. А бойцов из третьей минометной батареи я не знал вообще ни одного.
   Прервало мои грустные размышления появление долгожданного автомобиля "Урал". Именно на нем мы и должны были отправиться месить грязь под Хасавюртом. Как-то вовремя появился лейтенант Поленый, но почему-то без Молчанова.
   - Где Игорь? - спросил я.
   Поленый посмотрел на меня несколько недоуменно. Было хорошо заметно, что Сэм уже набрался. Может быть, он даже не вполне понимал, о чем я его спрашиваю. Однако он все же мне ответил, хотя слова подбирал особенно тщательно. Так тщательно, как весьма нетрезвые люди, которые пытаются овладеть своим, ставшим вдруг непослушным, языком.
   - Молчанов не поедет... У него какие-то дела нашлись тут, - сказал Сэм.
   Ну вот и все. Мое настроение упало до нуля. Без Игоря вообще труба. Я ведь всегда мог рассчитывать на его помощь, а он был парнем пробивным, устраивался всегда по первому классу. Отзвук его успехов вполне мог упасть и на мою бледную тень. Теперь я обломался.
   Мы попрыгали в кузов "Урала" и отправились обратно во второй батальон. Дело в том, что нам нужно было получить личное оружие. И я, и Поленый, и Гаджиев, и пара прапорщиков - все мы были приписаны ко второму городку. Те же, кто был приписан к первому или третьему, уже были с оружием.
   Автомат мне выдал дежурный по батарее - ваучер Наби. Он не сказал торжественную речь, как можно было надеяться, только вяло пожелал удачи, и отправился досыпать в глубину казармы. Ну и ладно. Обойдемся без фанфар и шампанского.
   Отягощенный оружием и набитым подсумком, я занял в машине место у самого заднего борта, как и хотел, и напоследок окинул взглядом окрестности, будто сфотографировал их на память.
   Вниз по дороге, по левую сторону, находился магазин "Кавказ", где вино из огромной металлической бочки продавали на разлив и в долг. Именно там я и купил ту трехлитровую банку вина, которую сам того не желая, умудрился выпить на пару с лейтенантом Бандерой, после чего попытался уехать на развод. В результате я выпал из "Урала", но так как Бог хранит пьяных, то не получил ни царапины. До развода я все-таки добрался, чем привел в ужас и доброго майора Николая Петровича, и Левченко. Они прятали меня за спинами личного состава, а я упорно пытался вырулить впереди строя. Утром проспался, и встал как новенький - ни тяжести в голове, ни сушняка... Вообще ничего.
   По правую сторону от "Кавказа" расположился киоск "Кара Чач". "Кара чач", вообще-то, это в переводе с какого-то из местных языков - "черная коса". Ларек, наверное, назвали в честь вина. Сколько бутылок я там купил! Боже мой! Для кого только я не покупал вина - и для Петровича, и для замполита Баранова, для Игоря, для старшего лейтенанта Бугаенко, для Васи... Уже и не упомню, еще для кого. Иногда в киоске появлялся кизлярский коньяк, раз мы купили разом пять бутылок на четверых... М-да...
   Прямо напротив ворот части находилась пятиэтажка. Когда-то этот дом считался служебным, и квартиры в нем выделяли исключительно офицерам, проходившим службу в Темир-Хан-Шуре. В годы перемен часть квартир их владельцам удалось приватизировать, и они благополучно распродали вновь приобретенное имущество. В результате дом наводился самыми разными людьми. И не всегда приятными. Мне же этот дом был примечателен только одним: на третьем этаже жил Игорь Молчанов, а на четвертом - майор Петрович.
   Да еще на первом этаже находилась квартира Юры Венгра. Но у него я так ни разу и не был.
   Мимо дома, справа, дорога шла вниз, к бывшему военному общежитию. Там я жил первые два месяца службы. Вода в этом здании шла тонкой струйкой утром и вечером. Помещение не отапливалось. По вечерам туда ломились гопники. Один раз мне в окно выстрелили. В двери напротив окна я обнаружил небольшую дырку. Если бы такая дырка появилась у меня в голове, я бы умер. Мне здорово повезло, что удалось быстро найти вполне приличную квартиру. Иначе все могло закончиться плохо.
   Напротив входной двери в общагу, которая недаром носила громкое и меткое название "Пещера", в неказистом деревянном домике, проживала местная гадалка. Однажды и я посетил ее домик. Сами предсказания меня интересовали мало, (я вообще не верю в карточные гадания), зато было просто приятно посмотреть на ее работу, и послушать мягкий успокаивающий голос. Но больше я туда не заходил: мне казалось неудобным появляться еще раз, если на все заданные мною вопросы я уже получил исчерпывающий ответ.
   Когда "Урал" тронулся, я неожиданно подумал: "Неужели это убожество может быть тем, что я в последний раз вижу из обычной гражданской жизни"? До боли захотелось посмотреть на родные места, близких, домашних. Каюсь, но на глазах у меня навернулись слезы. К счастью, я смотрел на убегающую ленту дороги, и мои глаза видеть никто не мог.
   Поленый с друзьями открыли банку соленой капусты, и откупорили бутылку водки. Я вежливо отказался от предложенного Сэмом угощения. Он не настаивал: я отказался сам, никто обижен не был, а количество водки, разделенное на число участников, после моего отказа заметно возросло.
   Я отказался от халявного пойла из чисто прагматических соображений. Ведь мне не было известно, где я буду жить под Хасавюртом. Сначала надо было как-то устроиться, а уже потом, хотя это и не обязательно, нажираться. А если я приеду в лагерь на ушах, то где я, простите, буду ночевать? В грязи? Увольте!
   Видимо, Сэм уже решил этот вопрос. Не знаю как остальные, а Поленый точно решил. Голову даю на отсечение! Этот парень всегда подстилает соломку, хотя по внешнему виду этого о нем и не скажешь.
  
   Глава 9.
  
   Я задремал. А проснулся тогда, когда наш грузовик свернул с хорошей асфальтированной дороги в сторону - на проселок. Тряска меня и разбудила. Я огляделся: позади оставалась трасса с негустыми лесопосадками, а впереди простиралась обширная равнина. Меня начали терзать нехорошие предчувствия.
   Когда мы прибыли в лагерь, они полностью подтвердились. Причем действительность оказалась даже мрачнее, чем я думал.
   Прежде чем выпрыгнуть из кузова, мне пришлось хорошенько поискать подходящее место. Совсем не хотелось погружаться в жидкую, цементного вида, грязь, мирно колыхавшуюся под могучими колесами "Урала". Если бы эти колеса были чуть менее могучи, мы бы, скорее всего, просто застряли.
   К сожалению, площадь для приземления найти было нелегко. Сзади меня подпирали попутчики, и пришлось прыгать почти наугад - одно только место показалось мне чуть более устойчивым, чем остальные. Я почти угадал: мои берцы погрузились в грязь не по самые голенища, как я боялся, а только по шнурки. Затем я быстренько добрался до колеи, где жижи уже не было, и растерянно огляделся. Кругом бушевала пока еще не понятная мне жизнь. Где-то ревели машины, визжали двигатели, гудели движки, бойко сновали по колено в грязи чумазые военнослужащие, а я даже не мог сообразить, в какую сторону мне двигаться?
   Я оглянулся на нашу машину. Увы, она уже куда-то тронулась. Рассосались Поленый, Гаджиев, прапорщики, и даже срочники. Один я стоял неприкаянно, как три тополя на Плющихе.
   "Ладно, нечего впадать в панику. Нужно просто сосредоточиться", - сказал я себе. И еще раз внимательно огляделся. Ага! Вот те машины, с высокими антеннами, это или РЭБ, или связь. В любом случае у них можно узнать, где находится штаб. Если я попаду в штаб, то, по крайней мере, меня куда-то точно направят. На самый худой конец, скажут, в каком краю искать минометную батарею, или ее командира - лейтенанта Найданова.
   Я побрел к машинам с антеннами. С каждым новым шагом к моим подошвам прилипали новые килограммы грязи, так что скоро идти стало даже очень затруднительно. Счистить грязь с подошв мне было нечем. Просто, когда ее налипало слишком много, она отваливалась сама. Такое способ хождения, если честно, меня стал сильно напрягать. Когда я добрался до искомой точки, впечатление было такое, что пробежал небольшой кросс.
   Я взобрался по лесенке, и толкнул дверь. Она была незакрыта. За столом сидел Юра Венгр и что-то починял. Он поднял голову:
   - О, Пашка! Какими судьбами?
   - Все, прибыл для прохождения дальнейшей службы в минометную батарею. Так и бросают туда - сюда, то к артиллеристам, то к минометчикам. Подскажи, где их найти? Или хотя бы где штаб? Или где Найданов обретается?
   - Ого, сколько сразу вопросов! - Замахал руками Юра. - Не все сразу. Штаб вон - в двух шагах. Минометчики где-то в том краю. Я туда не хожу - больно грязно. А Найданова я вообще не знаю. Незнаком.
   - А ты с кем тут живешь? - спросил я, (робкая надежда - а вдруг есть место?).
   - С рэбовцем одним, ты его не знаешь, он вообще не из нашей части. Он прикомандированный.
   Да, первый блин вышел комом. Это бывает. Главное, чтобы вся стопка блинов не оказалась того же вида.
   Я не стал задерживаться у Венгра. Мне нужен был ночлег, так как солнце уже вполне уверенно катилось на закат.
   До штаба действительно оказалось совсем недалеко. И первый, кто мне попался, был майор Санжапов. Он был командиром первого батальона, и стал командиром сводного. По слухам, товарищ очень хотел в академию, и после окончания похода ему обещали предоставить такую возможность. Однако повышенная ответственность заставляла майора нервничать.
   - Яковенко, - протянул он, увидев меня, - прибыл...
   Он задумался. Санжапов, по-видимому, забыл, зачем меня сюда отправили.
   - Я в минометку, к Найданову, - пришел я на помощь майору.
   Его взгляд просветлел:
   - А! Все понятно. Это хорошо. Найданов как раз тут...
   - Найданов! - крикнул он в штабную палатку.
   Через несколько секунд я встретился со своим будущим начальством лицом к лицу. Лицо у начальства было симпатичное. Округлый овал, русые волосы, светлые глаза, слегка на выкате, крупные, чувственные губы, и румянец во всю щеку. Пожалуй.... Да, точно - покоритель женских сердец. Симпатичный молодой человек. Я бы даже сказал точнее - смазливый.
   Мы представились, пожали друг другу руки, и лейтенант повел меня к палаткам минометной батареи.
   Их было несколько. Найданов, которого, кстати, звали Андрей, показал мне на одну из них.
   - Там места побольше, - сказал он, - устраивайся там.
   Я кивнул головой, и настороженно отправился знакомиться с местом моего будущего проживания.
   Увиденное меня совсем не обрадовало. Все шло просто один к одному - все хуже и хуже. Палатка была большой, сразу у входа, в неком предбаннике, стояла куча сапог.
   "Так, здесь разуваются", - подумал я. - "Это, с одной стороны, хорошо. Но для меня, с другой стороны, явно плохо. Мои ботинки одеть - это труда стоит. Я не могу по десять раз в день снимать и обувать их. Да уж, честно говоря, как бы им ноги не сделали".
   Однако делать было нечего. Пришлось снимать ботинки. Откинув брезентовые полотна, закрывавшие вход в палатку, я, хорошенько пригнувшись, проникнул внутрь. Аборигены, как по команде, повернули голову в мою сторону.
   Да-а!... Составчик еще тот...Два командира расчета - Ситников и Дубовицкий. Водитель Григорян - по незамысловатой кличке Армян. Этот рядовой по своему влиянию на жизнь батареи превосходил многих сержантов. Во всяком случае, "серой скотинке" от него доставалось нехило. Особую опасность он представлял тем, что мгновенно вспыхивал и без раздумий пускал в ход массивные кулаки.
   Здесь же находился и Солохин, (он же - Солоха). И водитель Зерниев - злобный маленький хоббит. Он слушал в углу музыку из рации.
   Кто же обслуживал этих "авторитетов"? Ни Папена, ни Рамира я здесь не увидел. Зато было двое других - мне незнакомых. То, что эти бойцы относились ко "второму сорту", я почувствовал сразу. Внешний облик, взгляд, и какой-то неуловимый запах унижения не оставляли сомнения.
   - Привет! - сказал я.
   Личный состав нестройно поздоровался, и потерял ко мне всякий интерес. Эти парни знали себе цену, и в их окружении я чувствовал себя неуютно. Для них я был чужаком, а я не собирался становиться своим - этого еще не хватало!
   В прочем, все было легко объяснимо. Сначала этой батареей командовал сам Шевцов, (до того, как пошел на повышение), здесь же служили и Вася Рац, и Баграм Мирзоев, (ныне уволившийся). Бойцы уже привыкли, что их командирами являются кадровые, (или весьма авторитетные), офицеры. Маленький штришок: Артур Базаев, который призывался вместе с Мирзоевым, в отличие от последнего, бойцами попросту игнорировался. Хотя нет, немного не так. Периодически они устраивали ему подлости - как маленькие, так и большие.
   Правда, Артур был виноват сам. Парень он был хороший, но тугодум. И со странностями. Я сам иногда с недоумением относился к его чудачествам, что говорить о подчиненных. Однако у него была черта, которая позволяла ему относительно легко переносить все неприятности с дерзкими бойцами минометки. Он был незлопамятен и не вспыльчив. Иногда он просто и не понимал, что подчиненные его подставили. Артур настолько равнодушно ко всему относился, что некоторые вещи, которые привели бы в ярость любого другого офицера, как бы проходили мимо его сознания.
   Но знаете, я не хотел бы быть на месте Базаева.
   В общем, я пристроился в свободном уголке, откинулся на спину, закинул руки за голову, и уставился в потолок палатки. Конечно, надо было выяснить распорядок дня, узнать, где я должен столоваться, где находятся отхожие места, и прочие вещи, которые в гражданской жизни просто не замечаешь, а в полевых условиях они порой вырастают в огромную проблему. Но мне было лень. Пока лень. Я решил, что все постепенно узнаю. Торопиться мне было некуда.
  
   Глава 10.
  
   Нет, все-таки в этом коллективчике мне было тяжело. Не явно, но очень хорошо бойцы давали мне понять, что я здесь абсолютно лишний. Я им мешал. И мешал очень. Одним своим присутствием.
   Впрочем, у меня было о них точно такое же мнение. Они мне тоже не нравились. И сильно. Я даже не был уверен, можно ли на них положиться. Каждый из них был себе на уме. Каждый со своим гонором. С желанием самоутвердиться за счет других. Иначе они бы не заняли свое место в негласной батарейной иерархии. То, что они снюхались, и собрались в одной палатке, для меня не было удивительным. Меня удивляло, почему Найданов засунул меня к ним? Впервые у меня мелькнула мысль, что у командира батареи с личным составом большие проблемы.
   Шевцов, в схожей ситуации, проживал вместе с этими бойцами. Конечно, он-то знал их сопливыми новобранцами, занимался ими с самого начала, и видел их далеко не с самой лучшей стороны. И они хорошо помнили, какими он их видел: тощими, измученными и испуганными. Такое чувство забыть трудно, а при необходимости Шевцов им об этом напоминал.
   У Найданова такого преимущества не было. Он сам - вчерашний выпускник артиллерийского училища из Екатеринбурга. Он не намного старше этих бойцов, и в Темир-Хан-Шуре, включая первый военный городок, человек совершенно новый.
   Я вник в ситуацию, и понял, что сам комбат предпочитает проживать с менее пассионарными товарищами, где спокойнее, а все прелести совместного сосуществования с дерзкими и несгибаемыми предоставил мне. Вот здорово! Я, конечно, горд за оказанное мне доверие... Но что делать-то?
   Спать мне резко расхотелось, (да и совсем не хотелось - если честно), я подхватил автомат, и отправился прогуляться. Обуваться мне пришлось долго: берцы никак не хотели налезать на ноги. Когда я закончил, то подумал, что если мне придется обуваться так каждый раз, то я долго не протяну.
   Пока солнце совсем не закатилось за горизонт, мне надо было осмотреть окрестности. Первое, что мне пришло в голову, это найти сортир. Не ссать же у палатки, правда? А уж тем более ходить по большому. Во всяком случае, куч дерьма у нашей палатки не наблюдалось. Здесь они были уже долго. Значит, рассуждая логически, все ходят куда-то в одно определенное место. Вот его мне и предстояло найти.
   Поиски не заняли много времени. Стоило мне недалеко отойти от палатки, как я ощутил специфический запах фекалий. Как оказалось, за курганами насыпанной земли, совсем недалеко от нас, находился походно-полевой нужник. И надо сказать, довольно основательный. На достаточно глубокие ямы были положены хорошие, крепкие прожилины, и в них вырезаны отверстия необходимого размера.
   Сделав все свои дела, я отправился в палатку. И уже было подошел к ней... Как вскользь брошенным взглядом, хоть и вдалеке, но я рассмотрел Васин силуэт. Не может быть! Почему у машин РЭБа? Какое отношение имеет Вася Рац к радиоэлектронной борьбе? Я решил, что мне, наверное, показалось.
   Однако, немного поразмыслив, я пришел к выводу, что это хороший повод прогуляться, а не идти в палатку, где меня никто не ждет. Я отправился к Васе.
   Идти было гораздо легче, чем несколько часов назад. К вечеру ощутимо подморозило, грязь застыла, и теперь можно было передвигаться, наступая прямо на бугры выдавленной колесами и сапогами земли. В результате я дошел до искомой машины гораздо быстрее, чем рассчитывал. Дверь в кунг распахнулась, и оттуда вышел... Ну, да, он самый - Вася Рац.
   - Привет! - закричал я. - Ты что тут делаешь?
   - Здорово! А что ты тут делаешь? - удивился Вася.
   - Я в батарее у Найданова пока. А ты?
   Вася замялся. Он подбирал подходящий ответ.
   - Ну, меня вроде бы в артбатарею назначили, - протянул он как-то неопределенно.
   - Почему вроде? - спросил я.
   - Потому что там полный штат! - выпалил Вася, внезапно озлобившись. - Слоняюсь тут, не знаю, куда приткнуться. Вот, рэбовцы к себе взяли, живу с ними. От безделья уже выть хочется.
   Из его речи я услышал только одно - мест нет. Надежда устроиться вместе с Васей в кунг истаяла, как утренний туман.
   - А кто там, в артиллерийской батарее? - спросил я уже просто так, чтобы поддержать разговор.
   - Донецков, Куценко, Самоедов, Нелюдин, - перечислил Вася, загибая пальцы, - вот еще Поленый приехал. И я. И что нам шестерым на четыре офицерские должности в штате делать, ума не приложу.
   - Слушай, - внезапно загорелся я, - у Найданова только я и он. Пойдем к нам!
   Идея была ослепительной.
   - Ну, может быть, - в Васином голосе энтузиазма я не услышал, - надо подумать, поговорить.
   Ну да, ну да. Конечно, нужно. Как я сам-то не сообразил. Разве пойдет Вася под начальство Найданова, если он уже в этой батарее был, и на год нынешнего ее командира старше. Кроме того, Вася закончил КВАКУ, а не какое-то там вновь образованное в Екатеринбурге. Рац, конечно, парень во всех отношениях приятный, но гонор был и у него. Чего я ляпнул, не подумавши?... Но надо быть честным до конца.
   - Слушай, Вася, - откровенно сказал я, - не бери в голову. Это я глупость сказал. Не подумал. Конечно, под Найданова ты не пойдешь.
   Вася только улыбнулся, и вернулся в кунг. Я было сунулся за ним, но увидев, сколько там сидит народа, сразу остыл и сам закрыл двери. В кунге сигаретный дым стоял как в газовой камере, и шла бурная игра в карты.
   Я прошел немного дальше, в офицерскую столовую. По крайней мере, мне так сказали. Ужин уже, как оказалось, давно закончился, и предложить мне смогли только жиденький чаек без сахара, и немного зачерствевшего хлеба. Ладно, хоть это было. Все равно есть мне особо и не хотелось. Я быстро сжевал то, чем меня смогло обеспечить федеральное правительство, и отправился обратно в палатку, так как на наш бивак уже неудержимо накатывалась темнота.
   Я еще раз облегчился, чтобы больше уж не вылезать наружу, снял ботинки, проник в палатку, и завалился на свое законное место. Найданова я не видел с обеда.
   "Если у него будет до меня дело", - решил я, - "он знает, где меня искать".
   В общем, было довольно тошно. Чем заниматься в лагере, я не имел ни малейшего представления. Жилище мне не нравилось. Грязь - бесила. Общаться было не с кем. И самое главное - сколько все это должно было продолжаться? Когда мы пойдем в Чечню? Если вообще пойдем. Или когда вернемся обратно в расположение? Если, конечно, вернемся. Ну сколько можно сидеть в этой грязной дыре? Бойцы тут почти две недели, даже больше. Сколько еще - месяц? Два?
   В конце концов, я все-таки заснул. Провалился в сон и не увидел ничего, кроме темноты.
  
   Глава 11.
  
   Пробуждение было не таким муторным, как засыпание. Все-таки, что ни говори, первую ночь в лагере я уже провел.
   Мне неудержимо хотелось на оправку, (собственно говоря, это меня и разбудило), я, согнувшись, вылез в предбанник, нашел свою обувь, (слава Богу - на месте), и зашагал по уже известному мне маршруту в сортир. Идти было также легко, как и вечером. Грязь еще не успела раскиснуть под солнцем.
   Очень хотелось есть. Я бросил взгляд в направлении столовой. Туда тонким ручейком двигались люди. Стоило поспешить за ними.
   Сразу от сортира я махнул в столовую. Перед входом в нее оказался рукомойник. К сожалению, воды там было уже на донышке. Ну, это, прямо скажем, ерунда. В полевых условиях я вообще как-то уже привык обходиться грязными руками. А что сделаешь? Тут водопровода нет: выживайте, как можете.
   Одно хорошо. Помещение столовой оказалось большим, места в ней было много. Я разглядел Вовку Самоедова и Серегу Нелюдина. Они замахали мне руками.
   - Привет!! - зашумел Серега, когда я подсел к ним. - Ты откуда здесь?
   - В минометке буду, - улыбнулся я.
   - Ого! Ну, ты молоток! - Серега чему-то бурно радовался, я только не мог понять чему. Неужели моему появлению?
   - Э, Бочкин, - крикнул Нелюдин солдату из кухонного наряда, - тащи еще один завтрак сюда. Давай быстрее!
   И правда, минуты через две передо мной появилась тарелка пустого супа и миска с пшенкой. Кусок сырого лука мне подвинул Вовка.
   Боец спросил мою фамилию, (наверное, чтобы отметить в журнале, что такому-то сякому-то тогда-то было выдано то-то и то-то), и сгинул. Я начал есть, а мои соседи продолжали смеяться над чем-то своим.
   - Чего ржете? - вежливо осведомился я.
   - А так, вспомнили, как Славика сюда загоняли, - ответил мне Нелюдин.
   - Как? - удивился я, - Его все-таки пытались сюда отправить?
   - Да, пытались. Вечером Жариков зашел в дежурку, и говорит: "Клюшкин, собирайся в ужасе и сейчас же в машину, которая под Хасавюрт идет". Славик выпал. Потом побледнел весь, и кричит: "Я не поеду". Даже не кричит, а, так скажем, визжит. Видно, нервы совсем сдали. У комдива глаза круглые, он как заорет: "А я говорю - поедешь"! Славик в стол вцепился, орет: "Ни за что"!! Папоротники обрадовались, есть же возможность приколоться, они же у нас все как один - Махоуни, и тут еще связист Белобородов, (ну ты должен помнить - белобрысый такой), он же Клюшкина терпеть не может, говорит: "Давайте его арестуем! Давайте его в оружейку засадим!". Ну что, папоротники его хватают, отрывают от стола, Славик орет как слон, у него вообще крышу сорвало от страха, все вокруг ржут. Короче, Клюшкина заперли в оружейке, он решетку трясет, визжит!... Как вспомню, ржу - не могу!
   Да, я представил себе эту безобразную картину, и мне почему-то стало стыдно.
   - Чего он так испугался? - спросил я разочаровано. - Ну, поехал бы сюда, потусовался. Не факт, что его вообще в Чечню бы отправили.
   - У него вообще что-то с психикой стало, - ответил мне уже Вовка. - Он как про Чечню слышит, так его трясти начинает. Смерти, говорит, боится.
   - Я тоже боюсь, - зло сказал я. - И даже очень боюсь. Но есть же еще такая вещь, как честь, и такая как самоуважение. Гордость, наконец. Я, например, не хочу жить просто ради того, чтобы жить. Я, в частности, не согласен жить бомжом. И я не хочу, чтобы надо мной смеялись. И уж тем более - презирали.
   Вова и Серега перестали смеяться. Мы помолчали.
   - Ладно, - сказал я, - хватит цирка. Лучше скажите, чем вы тут занимаетесь.
   - А-а, - махнул рукой Серега, - вот там наши орудия расставлены. Сначала с наводчиками тренировались. Потом надоело. Так, иной раз Донецков, или Куценко выйдут, потерзают бойцов час - два, а потом сваливают.
   - Ну а вы?
   - А мы уже только в карты играем. Да еще на строевые смотры ходим. Осточертело все!
   Ситуация мерзкая. Нет ничего хуже, когда приходится неделями сидеть на одном месте, ни хрена не делая. Чего ждет командование? Что они думают? Что мы тут тренируемся с утра до ночи? Может быть, им так и докладывают, но неужели они настолько тупы, чтобы в это верить? Обучение войск без стрельб неэффективно. А стрелять-то здесь как раз и не разрешают. Очередная глупость! Как это уже достало!
   Возвращаться в палатку не хотелось - я пошел к землякам.
   Часа через два, как меня и предупреждали, был объявлен очередной строевой смотр. Я отметил, что эта площадка не была настолько грязна, как весь остальной лагерь. Может быть, здесь просто запрещали перемещаться технике? Скорее всего, именно так.
   Строевой смотр вел сам Карабасов. Все это было очень похоже на смотры в части, только не было выхода для опроса, и торжественного прохождения перед трибунами. Зато все остальное было.
   Как меня уже предупредили, на каждом строевом смотре, как на церковной службе, Карабасов освещает тему дня. Сегодня этой темой являлась чистка и смазка оружия.
   Командир бригады очень долго распинался о том, что "оружие любит смазку, чистоту и ласку". Потом он укорял бойцов и командиров в лености и в небрежении. Я готов был рыдать от осознания своей греховности. Для закрепления сказанного Карабасов сделал эффектный жест.
   - Я сейчас возьму оружие у любого солдата, и если оно будет чистое, то предоставлю ему двухнедельный отпуск.
   Я не сомневался: комбриг уверен в том, что выполнять обещание ему не придется. Он подошел к строю, протянул руку к какому-то бойцу, взял автомат, и осмотрел его. Эффект получился неожиданный: оружие было чистое. Лицо комбрига приняло обиженное выражение. Вся бригада слышала его обещание, и не выполнив его, Карабасов максимально терял авторитет, (прямо скажем, и без того не фантастический). Но явно чувствовалось, что выполнять обещание ему почему-то не хочется. Вот такая вышла заковыка.
   Строевой смотр был явно смазан, комбриг как-то сразу закруглился, и мы разошлись. Я снова отправился к Вовке и Сереге, и проторчал у них до самой темноты.
  
  

Часть 3. И снова в поход.

Глава 1.

   На четвертый день бессмысленного и бестолкового пребывания под Хасавюртом я совсем упал духом. Целыми днями тупо бродить по лагерю, играть в карты, переминаться с ноги на ногу на строевом смотре? Этого ли я хотел? Это ли я себе представлял в Темир-Хан-Шуре? Нет, конечно!
   А больше всего меня терзала невозможность узнать новости. Ни телевизора, ни даже газет здесь не было. Редкие экземпляры детективов, приключений или фантастики ценились на вес золота, и читались под одеялом с фонариком.
   К счастью, к вечеру по лагерю пробежала какая-то оживляющая волна. Ничего определенного, но как-то неожиданно засуетились штабные; перемещения техники, которые к вечеру обычно затихали, наоборот, резко усилились, и вместо вечернего оцепенения в воздухе явственно чувствовалась ободряющая и тревожащая душу свежесть.
   Сердце мне подсказало, что ночевать в так нелюбимой мною палатке мне больше не придется. И это оказалось правдой. Примчался Найданов, и сказал:
   - Все! Сегодня утром входим в Чечню!
   - Наконец-то! Какие будут указания?
   - Тебе? Пока никаких. Сейчас личному составу новые бушлаты будут выдавать. Потом распределим технику, какой расчет в какой машине будет ехать. Выберешь себе машину... Ну, и вперед.
   - А кто у меня будет в расчетах?
   Найданов задумался. "Неужели он до сих пор не решил?" - изумился я. Вообще-то, мой вопрос был, по существу, риторическим. Раз Найданов командир первой минометной батареи, то расчеты из этой батареи и должны быть под его командованием. Мне же должны были отойти бойцы из третьего батальона. Никого из них, я, правда, не знал, но это ведь не причина, чтобы не руководить ими?
   - Ну, ты из третьего батальона три расчета на себя возьмешь, - наконец ответил мне командир батареи, - а я - своих.
   То-то же! Так и должно быть!
   - Как поедем? - снова спросил я. - Вместе? Или по пехоте разбросают?
   - Я пока не знаю, - ответил Найданов. - Честно говоря, даже не задумывался... Это потом. Сначала нужно имущество получить.
   Комбат ушел. Зато в нашу палатку потянулись жильцы, одетые в новые, песочного цвета, бушлаты, новые сапоги и шапки. Вид у них был обалдело-обрадованный. И действительно, такое богатство не часто на голову сваливается. У меня и самого мелькнула шкурническая мыслишка: "А не пойти ли и мне чего-нибудь получить?". Но за время службы я успел убедиться в непробиваемости неписанного правила - "Офицер снабжает себя сам!" - и не дернулся. Да и, собственно говоря, чего мне не хватало? Бушлат у меня и так был неплохой, а сапоги мне и даром были не нужны. Поэтому я отправился к нашим машинам, и решил ждать развития событий там. Вещмешок я прихватил с собой, чтобы не возвращаться за ним в палатку, а закинуть его сразу в кабину, под сидение.
   Слава Богу, что не нужно было получать и грузить боеприпасы. Они и так уже были давно загружены. Не битком, а ровно так, как нужно - чтобы и расчету было место, где сесть, и сам миномет разместить.
   Внезапно я увидел рядового Старкова. Ого! Это был водитель еще из нашего второго дивизиона. Он выглядел ошарашенным, и я решил полюбопытствовать, чем это он так изумлен?
   - Привет! - сказал я. - Ты чего такой взъерошенный?
   - О! - явно обрадовался он. - Товарищ лейтенант! Рад вас видеть! Хоть вы мне объясните, что происходит?
   - А что случилось?
   - Да вот привез вечером из части продукты сюда, а обратно меня не отпускают. Говорят, все, дуй в минометку, будешь теперь там служить.
   - Вот история! - Теперь уже я сам удивился. Удивился, а потом меня разобрал смех. - Что? Спустился с гор, а тебя в армию забрали?
   Это была довольно популярная шутка в отношении местных, и Старков ее не мог не знать. Он тоже засмеялся, и ответил:
   - Ну что-то вроде этого... Так у меня и автомата нет. Никто не выдавал.
   - Да ладно, не парься! Он тебе пока без надобности, а потом что-нибудь придумаем... Тебя уже загрузили?
   - Да. Ящиков десять закинули.
   Я посмотрел в кузов. Места еще было много.
   - Знаешь что, - сказал я водителю, - ты точно в минометку? Не перепутал ничего?
   - Нет, точно, - Старков даже начал креститься.
   - Ну, тогда я, наверное, с тобой поеду. Тебя, скорее, всего под расчеты из третьего батальона отдадут. У первого свои водители есть, вряд ли их на третий кинут. Так что открывай кабину!
   Я забросил вещмешок под сидение, а сам остался у машины. Мне нужно было дождаться Найданова и сообщить ему, что командирскую машину я себе уже нашел, и менять ее мне не хотелось бы.
   Он вскоре появился, выслушал меня, сказал:
   - Не вопрос!
   И опять убежал.
   Между тем мороз крепчал. Стоять на открытом воздухе становилась не очень приятно. Нашу палатку уже свернули, и утащили. Исчезли и Зерниев, и Армян. Впрочем, и неудивительно. Это же были водители! Но исчезли и командиры расчетов. Они грузились где-то дальше. К нам же пока никто не подходил. В конце - концов, ждать на морозе неизвестно чего, подпрыгивая и притоптывая, мне надоело. Я залез в кабину к Старкову, и решил погреться. Но только я устроился поудобнее, как в кабину постучали.
   "Кого черти принесли?" - подумал я, открывая дверцу, и теряя драгоценное тепло. У дверцы стоял высокий бородатый парень. Не дожидаясь моего вопроса, он поспешил представиться:
   - Командир четвертого расчета Саид Абрамович.
   Я чуть не выпал из кабины.
   - Кто?! - переспросил я. Может быть, он шутит? Бывают такие, шутники.
   - Саид Абрамович, - терпеливо повторил он. Видимо, привык к такой реакции на свое имя.
   - Ну, хорошо, - сказал я. - Саид так Саид. Ты мне лучше скажи, что тебе от меня нужно.
   - Найданов направил. Говорит, это будет ваша машина, - ответил Абрамович.
   - Хорошо, базара нет. Давайте, устраивайтесь в кузове. Я так чувствую, что это надолго будет вашим домом.
   Саид ушел, и я услышал за стенкой сопения, кряхтения и бухтения. Машина начала слегка покачиваться. Старков проснулся, недоуменно посмотрел на меня, и полез наружу.
   Я крикнул ему вдогонку:
   - Это расчет грузится. Они у нас будут жить!
   Старков все же отправился проследить за погрузкой. Что ж, это его право. Ему нас везти.
   Довольно скоро все утихло. Я пригрелся, и задремал. А проснулся уже тогда, когда рассвело. Погода, словно осознавая всю важность сегодняшнего дня, изменилась. Ночью выпал снег, стоял мороз, и уже походило на нормальную зиму. Мотор был выключен, и в кабине заметно похолодало. Я вытянулся до хруста в спине, и пошел искать Найданова.
   Как оказалось, он тоже спал в машине, только еще не проснулся. Я остановился в задумчивости: будить или нет? Все мои сомнения развеял внезапно появившийся лейтенант Степан Бандера.
   - Ну что, Паша - промокаша, поедешь со мной, - усмехаясь, сказал он.
   - В каком смысле? - не понял я, хотя уже начал догадываться, в чем дело.
   - Ну, не на шее, конечно, - продолжал иронизировать Степан. - С моей ротой поедут три ваших расчета. А руководить будешь ты.
   Так я и думал! Полная самостоятельность. Вот жаль только, что именно с Бандерой... Степана я недолюбливал. Были причины.
   Бандера закончил Алмаатинское общевойсковое училище, и если не врет, отделение разведки. Странно, я думал, что в разведку берут только стопроцентно здоровых молодых людей, а у Степана от большого пальца на правой руке осталась только половина. Где он потерял две другие фаланги, лейтенант распространяться не любил, а только огрызался. Да мало кто и спрашивал. Не очень-то хотели связываться.
   Степан умел съязвить, и никогда не останавливался, чтобы кого-нибудь стукнуть. Разведвзвод в нашем батальоне боялся его до смерти. А на роту он, само собой, пошел только потому, что карьеру надо делать. И ступенька ротного здесь нужна как воздух. Вот так и стал разведчик Бандера командиром обычной пехоты. На разведроту он не потянул. Там был свой командир - Сабонин, по кличке "Сабонис". Мрачный такой верзила. Когда мы с ним в карауле на усилении стояли, всю водку "Пепси-Колой" разводил. Еще больше по шарам бьет. Впрочем, мы там втроем тогда стояли, так что двое пили, а один спал.
   В общем, Степан нас, "пиджаков", прямо скажем, не жаловал. Все хотел подколоть, оскорбить как-то. Чего кому хотел доказать? Не понятно.
   У меня с ним вообще были сложные отношения. Вражды не было, но и дружбы тоже. Настороженно я к нему относился, а он ко мне - с легким презрением.
   Вот такая петрушка получается... Буду вместе со Степаном, значит, взаимодействовать, как приданное подразделение.
   А с другой стороны, с кем лучше-то? Первой ротой Тищенко командует, однокурсник Бандеры. Говорят, еще хуже, чем сам Бандера. Я его лично вообще не знаю, но по внешнему виду он мне не понравился. Небольшого роста, плотный такой, а глаза хитрые, с нехорошим прищуром. Знаете, такой ждет - пождет, а потом как прыгнет! И мертвой хваткой. Опасный человек.
   Третьей ротой лейтенант Бессовестных командует. Вот если бы к нему... Нормальный парень. Расхлябанный немножко, но мне это как раз подошло бы. Все меньше в наши дела лез. Но не повезло. Бандера так Бандера!
   Я тепло улыбнулся Степану:
   - Сэр, я счастлив от оказанной мне чести сопровождать вас в боевом походе.
   - Шутим, - скривился Степан, - ну - ну, шути. Но если чего напортачишь, я тебя сам лично пристрелю.
   Ну вот! И что ему сказать? Драться кидаться? Или не обращать внимания? Или все в шутку обратить? Надоело уже все в шутки обращать. Пошел к черту!
   Я просто промолчал, сделав пустое непроницаемое лицо. Не дождавшись моей реакции, несколько удивленный, Бандера отчалил.
   Однако почти тут же вернулся назад.
   - Вон ту машину видишь? - спросил он меня. Я кивнул.
   - Вот за ней пристраивай свою технику. И давай быстрее.
   В этот момент из кабины вылез разбуженный нами, недовольный и не выспавшийся Найданов. Впрочем, Бандере было глубоко наплевать на его вид. Он сразу прицепился к нашему командиру батареи со своими требованиями. Насколько я понимал, раз Найданов был на год, а, следовательно, и на курс младше Степана, то уже как бы являлся для Бандеры "духом", и его следовало гонять. Наверное, Найданов мог бы и ответить, но это стопроцентно означало драку, и возможно, не одну. Поэтому наш комбат на рожон лишний раз лезть не хотел.
   - Так, - веско сказал Бандера, - давай объясни этому типу, (он имел в виду, естественно, меня), кто у него в расчетах, какие машины, и пусть за мной пристраивается... Да, кстати. Ты с Тищенко поедешь, так что вон его машины, давай тоже пристраивайся в колонну.
   Несколько ошарашенный таким напором, Найданов тем не менее, сразу никуда с низкого старта не рванул, а набрал с земли снега, умылся им, и позвал меня за собой. Он хотел показать мне мою вторую машину, и познакомить заодно с расчетами. Видеть-то я их, конечно, видел, (на строевых смотрах), но даже по фамилиям толком не знал.
   Как неожиданно выяснилось, на три расчета у меня было только две машины, да и то благодаря тому, что командование "конфисковало" у хозяйственников машину Старкова.
   Вторым моим водителем оказался Сомов. Вид у него был крайне недовольный. Он-то был из первой минометной, а возить ему пришлось третью. Другими словами, "не своих". А с "не своими" надо было знакомиться заново. Знакомство, притирка, конфликты - все это, естественно, восторга у Сомова отнюдь не вызывало. Единственное, что могло утешить беднягу, так это то, что он был на полгода старше своего экипажа, а это давало ему немалые преимущества.
   Я собрал Сомова и Старкова, объяснил им куда ехать и где пристраиваться. Они упилили по своим машинам, завели двигатели, и начали сложное маневрирование, чтобы выбраться из замерзших колдобин, никого не зацепить, и выстроиться в колонну за БМПэшками второй роты.
   Я же остался стоять вместе с Бандерой, Бессовестных и Найдановым. Как я ни оглядывался, не мог разглядеть ни Васи Раца, ни Игоря Молчанова. В конце - концов я спросил о них у Степана. Конечно, я ожидал еще какой-нибудь язвительной реплики, но другого выхода не видел.
   - Что, соскучился, Пашенька? - заржал Бандера. - Нет тут ни Раца, ни Молчанова. Они в часть уехали.
   - Вот те на! - удивился я. - А зачем?
   Степан счел мой вопрос неуместным, и вообще ничего не сказал, как будто я и не спрашивал. Ну и ладно, обойдусь.
   Вскоре подошел еще и Тищенко. Он быстро сообразил, что среди нас я один не кадровый, и от нечего делать всю свою энергию направил на мое осмеяние. Впрочем, ничем таким я среди других пиджаков не выделялся, и запас острот у Тищенко быстро иссяк. Наконец, им что-то всем срочно понадобилось, и они свалили. Я отправился к своим машинам. Залез в кабину и больше не выходил. Просто сидел и думал о всякой всячине, ни к войне, ни к армии вообще никакого отношения не имеющей: о родителях, о жене, об институте, о футболе, хоккее, шахматах, о рыбалке, о погоде, об арбузах. В общем, что в голову приходило, о том и думал.
  
   Глава 2.
  
   Ну, все, мы тронулись. Помчались вперед БРДМ, затем тронулась первая рота, (я увидел, как за БМП Тищенко закачались на рытвинах "шишиги" Найданова с прицепленными сзади "васильками"), потом тронулись БМП Бандеры, а затем двинулись и мы. Оставляемый лагерь проплыл мимо меня, и остался позади. Впереди было шоссе, хорошая накатанная дорога, и путь в Чечню.
   Ехать по асфальту было приятно. Мороз исчез, снова стало пасмурно, тепло и сыро. По сторонам мелькали хмурые, голые стволы лесопосадок. Эти минуты были самыми приятными во время службы. Ни о чем не надо думать, просто езжай себе и езжай. Ну а если нас в кабине всего двое, то это получается не поездка, а одно сплошное удовольствие.
   Ни останавливаясь, даже не тормозя, мы проехали мост через широкую, но, как и почти все горные реки, очень мелкую речушку, и въехали в какой-то поселок. Никто мне, естественно, ничего не говорил, но как-то сразу возникло чувство, что мы уже ТАМ. Почему? Отчего? Непонятно. Но было здесь что-то не то. Что-то чужое и враждебное.
   А! Вот, наверное, в чем дело. В глазах. Во взглядах. Злобные это были взгляды. Враждебные, нехорошие.
   А от этих взглядов как будто всех нас окутывала зловещая дымка.
   Честно говоря, в чеченском поселке я был впервые. На перевале Харами ничего такого не было. Там были только горы, да одинокие кошары, разбросанные на много километров друг от друга. Местное население попадалось на перевале редко. Да и то, оно относилось не к чеченцам, а к разным дагестанским народностям. Теоретически, мы их защищали, а не оккупировали. Согласитесь, это совсем разные вещи.
   Здесь же нас прямо считали оккупантами. Вот промелькнула автобусная остановка, разрисованная под ичкерийский флаг с воющим волком. Кому-то не жалко было краски. Рисунок был сделан очень крупно, от души. Трудно не заметить.
   Но это все ладно. Меня беспокоило совсем другое. Я никак не мог сообразить, в чем состоит наша задача. Вот вошли мы сюда, и что дальше? Что надо делать-то?
   Вот едем мы по этому поселку. Его нужно занять? А зачем? Его обороняют? Вроде бы нет. Никто не стреляет. Ни намека на сопротивление. Ночью нападут? Так где мы будем ночью, кто его знает. Странно все это. Ну ни кататься же мы сюда приехали, в самом-то деле?
   Однако пока получалось так, что именно кататься. Во всяком случае, останавливаться вроде бы никто не спешил. Мелькали низкие деревянные дома, заборы из сетки-рабицы, кухни, фруктовые деревья. Да внешне ничем они не отличались от домов на моей родине. Я легко мог представить себе точно такой же поселок недалеко от Дона. От многих других, таких же, он и не отличался бы.
   А вот и все. Мы выехали на околицу. Здесь был перекресток сразу нескольких дорог. Так, Тищенко отправился в одну сторону, Бессовестных - в другую, а Бандера - в третью. Мы, разумеется, отправились за ним.
   Наконец, Степан остановился. Я увидел, что он, на ходу отдавая приказания сержантам, направляется в мою сторону. Не дожидаясь, пока Бандера начнет, в свойственной ему манере, вытаскивать меня из кабины, я выбрался сам и огляделся.
   Недалеко располагалась приличных размеров свалка. Справа темнела какая-то рощица, по левую сторону были разбросаны одинокие домишки, впереди находилось что-то вроде большой силосной ямы. По крайней мере, мне так показалось. И опять холодало. Небо начало светлеть, появилась голубизна, подсвеченная снизу розоватым цветом уходящего солнца, и морозец начал брать свое.
   - Все, здесь разворачиваемся, - деловито сказал Степан. Его тон несколько изменился, видимо, шутить и зубоскалить ротному уже не хотелось. Момент был серьезный. Ведь, что ни говори, а мы находились на территории противника, и ожидать можно было чего угодно.
   - Пойдем на рекогносцировку, - приказал мне Бандера, и я безропотно зашагал за ним.
   - А что мы тут, собственно, делаем? - осмелился я поинтересоваться.
   - С этой стороны блокируем село, а завтра утром вэвэшники пойдут на зачистку.
   Ага, понятно. Ну, блокировать, это не впервой, это мы научены.
   Мы подошли к яме, о которой я уже говорил. Да, действительно, очень похоже на силосную. Она была хорошо забетонирована, и настолько велика, что в нее могли поместиться обе мои машины. Видимо, мы со Степаном одновременно подумали об одном и том же, потому что он сразу же мне и сказал:
   - Свою технику загоняй сюда. Ее отсюда и не видно с земли будет.
   Перед ямой находился небольшой курган. Мы поднялись на него.
   - Ого! - изумился я. - А здесь уже поработал кто-то до нас.
   Мое удивление вызвало то, что на кургане уже были оборудованы огневые позиции, правда, только для стрелков. Так что копать степановым солдатам необходимости не было. А чего это я поражаюсь? Как - никак, а второй год войны идет. Здесь еще до нас кто-то прошел, а мы по второму кругу ходим.
   - Располагай свои минометы здесь, - посоветовал мне ротный. - И обзор хороший, и возвышение. И со мной рядом.
   Ну, на счет рядом, это он зря. Если он имел в виду, что я без его указаний и шагу ступить не смогу, то это он заблуждается. Не такой уж я и тупой. Не надо так обо мне думать.
   - Хорошо, - кротко ответил я Бандере, дабы не вводить никого во искушение, и отправился за своими расчетами...
   Все устроилось как нельзя лучше: машины мы без труда загнали, позиции под минометы скоренько оборудовали, (копать песчаную почву оказалось совсем нетрудно), я осмотрел в прицел панораму поселка, (большую его часть мы могли накрыть контролируемым огнем), и отправился к водителям.
   У меня было с собой две рации. "Арбалет", маленький и относительно удобный, который я намеревался таскать с собой, и Р-107, тяжелая квадратная бандура, которую я оставил в машине у Старкова. Мы подсоединили ее к автомобильному аккумулятору, и оставили на приеме. Так как Старков никуда из машины отлучаться не собирался, то я приказал ему сидеть возле рации и слушать эфир. Впрочем, на самом деле, я больше полагался на Степана. У него в штате был радист, который постоянно сидел в наушниках, и никуда больше не дергался. А если и отходил куда, то должен был сначала заставить надеть наушники кого-то другого. Как-то раз он этого не сделал, и получил от ротного по почкам. Так что за дисциплинированность радиста теперь можно было не бояться.
   После того, как вроде бы все устаканилось, я попытался воспользоваться "Арбалетом". Не тут-то было! Ни звука! Но ведь перед тем как его забрать, я сам слушал эту рацию, и она работала!
   Я помчался к Старкову, подсоединил "Арбалет" к автоаккумулятору... И ничего. Такая же мертвая тишина. Р-107 работала, а эта гадость - нет. Теперь, вместо необходимого оборудования, рация превратилась в обузу. Делать из нее нечего, а выбросить нельзя - я за нее отвечаю. Расстроенный, я бросил "Арбалет" под сиденье, и отправился из ямы на позиции без связи.
   - Так, - сказал я Абрамовичу, Боеву и Абрамову - трем командирам моих расчетов. - Дежурите на позиции по очереди. Сначала ты, потом ты, потом - ты. Все понятно?
   Они закивали головами.
   - Часы есть? - спросил я.
   - Да, - ответил Абрамович, - у меня есть.
   - Хорошо, тогда по четыре часа стоите, потом меняетесь. Я, если буду не здесь, то ищите меня у Старкова в кабине. Ясно?
   Проинструктировав личный состав, я отправился к Бандере.
   - Как будем дежурить, - спросил я его. - Кто первый?
   Видимо, спать Степану еще не хотелось, а может быть, и по какой другой причине, но он вызвался стоять с вечера. Я побрел к месту своего ночлега.
  
   Глава 3.
  
   В кабину кто-то застучал. Я проснулся.
   Тихо шипела рация, сопел водитель, а за стеклом маячила чья-то невысокая фигура.
   Я открыл дверцу:
   - Чего тебе, боец?
   - Товарищ лейтенант сказал, что ваша очередь дежурить.
   А-а!... Ну, ясно. Самому прийти в падлу, Степан солдата прислал. Ну и ладно. Мы не такие гордые.
   Я посмотрел на часы. Два часа ночи. Но делать нечего. Боец уже исчез, я выполз на свежий воздух, и после теплой кабины меня начало не по-детски колотить. Пришлось немного попрыгать и помахать руками. Изо рта у меня валил пар.
   Ух! Размявшись, я поднялся к своим расчетам. Боев со своими бойцами были на месте. Наверное, прониклись. Я ведь уже успел рассказать им, как опасно спать в машине, напичканной боеприпасами, и что при прямом попадании в нее от спящих там бойцов даже подошв не найдут. И потому находиться на позиции на дежурстве, пусть даже на морозе, гораздо безопаснее для жизни.
   Вот бойцы и сидели у своего миномета. Костров разжигать нам не разрешили, а потому мои минометчики мерзли, сопели, кряхтели, и тихо ругались. Но я с ними не остался. Я ведь отвечал за весь ротный опорный пункт. Мне надо было посмотреть еще и пехоту.
   Расстояние от одного взвода до другого оказалось не таким уж и маленьким, как мне думалось. Пробираясь по ямкам и кочкам, я тратил достаточно времени, чтобы обойти всех. Так, перемещаясь между взводами, я и провел несколько ночных часов.
   Наконец, запел муэдзин. Пел он красиво, я даже заслушался. На одной стороне неба появилась розовая полоска зари, на другой еще отлично различались звезды, ветра не было. Стояла необыкновенная тишина. Даже собаки, непрерывно брехавшие на кого-то полночи, заткнулись. Это были прекрасные минуты, и я не торопился выходить из чувства легкого очарования, которое меня окутало. А зачем? Неприятности никуда не денутся - они сами придут.
   Хотя все, пора опять обходить посты. Мало ли... Обычно на рассвете, когда все спят, и нападают. Как немцы, в четыре часа утра.
   У самого края наших позиций, в одиноком окопе, спал с открытым ртом солдат. Что-то у меня в голове щелкнуло. "Ага, Бандера! И твои солдаты спят!". Я тихо подошел к спящему бойцу, осторожно забрал у него автомат, и неторопливо зашагал к БПМ Степана. Хватит дрыхнуть! Пусть встает, и полюбуется, как его доблестные пехотинцы службу несут.
   Если бы это все было бы в части, я бы автомат не забрал. Я не службист. Ну, устал солдат, ну, уснул. Ну и что? Но только не сейчас. Здесь, в Чечне, из-за одного сонного дебила нас всех могли элементарно убить. А погибать вот так, будучи зарезанным во сне... Нет, это глупая смерть, я так не хочу. А потому хоть к этому несчастному бойцу я не питаю ни капли зла, но проучить его, в назидание другим, надо... Надо, Федя, надо!
   Я постучал в командирскую БМП. Высунулась чумазая водительская морда.
   - Ротного давай, - сказал я.
   Морда исчезла. Через две-три минуты из люка показалась взъерошенная со сна голова Бандеры.
   - Чего тебе? - грубо и недовольно спросил он.
   Я издевательски усмехнулся.
   - Угадай, - сказал я неторопливо, предчувствуя эффект, - откуда у меня два автомата?
   Степан все понял. Он молча и быстро вылез из машины, и без излишних церемоний просто спросил:
   - Где?
   Я повел его к провинившемуся пехотинцу. Даже когда мы пришли, он все еще спал. На губах играла мечтательная улыбка. Должно быть, во сне ему снилось что-то приятное. Я неожиданно увидел, какой это, в сущности, еще мальчишка. Просто мальчишка! Мне даже стало на мгновение жалко его. Может быть, надо было просто разбудить?
   Но тут я представил себе, как моя мама получает на меня похоронку, и жалость из меня словно выдуло ветром. Я сжал зубы. Бандера вообще был в ярости. Он размахнулся, и ударил бойца ногой по голове, хотя в последнее мгновение ногу все-таки придержал.
   Солдат стремительно вскочил, заметался в окопе, кинулся за оружием... А его как раз и не было. Оно было у меня в руках.
   - Ну, что? - спокойно спросил я у метавшего глазами молнии Бандеры.- А ты все говорил - твой взвод! Твой взвод! А твой?
   Я отдал автомат Степану, а тот молча и пристально рассматривал своего солдата. У того дрожали губы. Вряд ли от боли. Скорее от осознания того, что он натворил.
   - Я тебя под трибунал отдам, животное! - процедил Бандера, повернулся, и уже не обращая на нас никакого внимания, отправился к себе...
   Поселок этот назывался Герзель-Аул. Все утро мы, как полные идиоты, проторчали у минометов.
   Правда, Бандере по рации сообщили, что к нам движется какая-то колонна, и Степан приказал нам готовиться к открытию огня, но вскоре оказалась, что колонна эта наша, и прошла она вообще мимо нас.
   А потом я подумал, что мы с Бандерой вообще как "тупой и еще тупее", потому что боевики колоннами по Чечне в дневное время точно не передвигаются. Господство в воздухе, знаете ли, никто не отменял.
   Где-то с обеда напряжение спало, (да и сколько можно в нем находиться? человек ко всему привыкает), и бойцы, при нашем молчаливом попустительстве разбрелись по своим делам.
   Я сидел на ящике с минами, обозревал окрестности, и ждал развития событий.
   К вечеру Бандера получил приказ сворачиваться.
   - А что мы тут стояли? - спросил я так, из чистого любопытства.
   - А все уже, - ответил мне Степан, - зачистка закончилась. Мы уезжаем на новое место.
   - Так мы что, типа передвижного блокпоста что ли будем?
   Ротный немного подумал, потом кивнул головой:
   - Да, что-то вроде этого.
  
   Глава 4.
  
   Так оно и получилось. Насколько я понимал ситуацию, наша бригада выполняла функцию устрашения. Мы окружали поселок с нескольких сторон, разворачивались к бою, и ждали пока внутренние войска пройдут по нему, и, может быть, даже кого-то обыщут. Если все проходило нормально, а чаще всего так оно и было, то мы снимались с одного места и переезжали на другое.
   Постепенно все привыкли к кочевому образу жизни, приспособились, и начали потихоньку волынить.
   Если поначалу мы окапывались почти по полному профилю, то вскоре стали копать только ямки под опорную плиту, да и боеприпасы вынимать не все, а по паре ящиков на расчет.
   Конечно, это было неправильно. Но как я мог заставить делать бойцов то, что даже мне начинало казаться излишним, не говоря уж о них. Зачем полдня долбить замерзшую землю, (спасибо, что погода стояла теплая и сырая, и копалась почва еще относительно неплохо), если завтра утром мы почти наверняка с этой позиции свалим?
   Да и тот, кто будет летом убирать урожай, (а тут, как ни странно, были посеяны какие-то озимые), нам за ямы спасибо не скажет.
   Вот Бандера, тот своих бойцов заставлял закапывать БМП. Для чего? Зачем? Он думал, бой будет? Мы по поселку едем, по нам никто не стреляет, хотя вот, пожалуйста, выскакивай из-за забора с гранатометом, и стреляй в упор! Куда же мы с этих узких улочек денемся-то? Нет, не стреляют. Стоят молча кучками у домов, разглядывают, ничего не делают.
   Иной раз подумаешь: "Твою же мать! Ведь совсем недавно, и пяти лет не прошло, были советскими гражданами, в одной стране жили, в одной армии служили, одни книги читали и телевизор смотрели. А сейчас едешь по этой Чечне, и ясно чувствуешь - чужая это земля, враждебная нам. Нехорошо тут. Домой хочется... Но и так, чтобы этой национальности у нас тоже никого не было. Мы у себя будем жить, а они пусть у себя. Мы к ним ни ногой, но и они к нам - тоже"...
   Я проснулся. Как обычно, в одиночестве, Сомов спал в кузове, вместе с бойцами. Он как-то быстро нашел со всеми общий язык, и ему было интересно поболтать. Со мной особо не поговоришь. Не о чем.
   Да, у меня поменялся водитель. Старкова у меня куда-то забрали, мне передали другого - Бичевского. Но я предпочел перейти в машину к Сомову - с ним мне было проще.
   Вокруг царила мгла - ни одного огонька вокруг. Где-то бухала дальнобойная артиллерия. Но это не она меня разбудила. К ее гулу я давно привык, уже и внимания никакого не обращал. Нет, тут что-то другое. Я посмотрел на часы: светящиеся стрелки показали два часа ночи. За стенкой кабины кто-то возился.
   "Надо посмотреть, есть ли кто на посту?" - подумал я. - "А то вообще нюх потеряли".
   У меня было три расчета, так что времени на ночное дежурство каждому доставалось не так уж и много. А если еще учесть, что бойцам и днем-то делать было, прямо скажем, нечего, то постоять на часах они могли и без особых затруднений. Так что никаких послаблений я им давать не собирался.
   Конечно, впереди стояла пехота Бандеры, и я ни минуты не сомневался, что у Степана часовые несут службу как надо. И тем не менее.
   Я со вздохом открыл кабину. Выпрыгнул, под ногами чавкнула грязь. Вообще-то, что садиться в "шишигу", что высаживаться - одинаково неудобно. Но я уже столько раз это все проделывал, что выполнял этот гимнастический трюк не задумываясь - одним стремительным движением. Кстати, если движение не будет достаточно стремительным, в кабину хрен попадешь.
   Обогнув кузов, я откинул полог, и присмотрелся. Было темно, все спали.
   - Боев, - негромко, но внушительно позвал я. - Боев!
   В самом углу кто-то завозился.
   - Я тут, - отозвался сержант.
   - Боев, кто сейчас должен стоять?
   - Адамовский расчет должен, - сонным голосом ответил мне Боев. И снова затих.
   Надо было идти к другой машине. По дороге я прошел вдоль минометов. Никого. Спят, падлы!
   Теперь я откинул полог у другой машины.
   - Адамов! - крикнул я в темноту.
   Там молчали. Притворялись.
   - Адамов! - уже громче позвал я командира расчета. - Сейчас залезу к вам и начну бить все подряд. Я вас, блин, не трогаю, но это не значит, что на меня можно забить.
   Лезть мне, слава Богу, не пришлось. Я, честно говоря, брал на понт. Я даже не знал, чем их бить-то, раз обещал. Разве что прикладом от автомата? Так у меня складной, еще сломается, не дай Бог! У нас тут недавно предохранитель от двойного заряжания сломался, так я полночи просидел, так ничего и не смог сделать. Согнули бойцы какую-то пружину, уж не знаю как ухитрились, и как я ее не пытался распрямить, все не так получалось. В конце - концов, я бросил предохранитель в бардачок, и сказал расчету Абрамовича: "Ну, теперь пеняйте на себя. Коли две мины сразу забросите в ствол, то домой вас отправят в виде полуфабрикатов". Не знаю, проняло или нет. По их грязным лицам ничего не поймешь...
   Адамов высунулся наружу.
   - Так Боев же должен стоять! - сказал он.
   Так, начинается.
   - Он мне только что сказал то же самое в отношении тебя, - злобно прошипел я. - Хорошо. Сейчас я поднимаю все расчеты, и начинаем немедленно разбираться, кто сейчас должен быть на позиции.
   Это подействовало. Разбираться затем с самим Боевым Адамову совсем не хотелось. Он вернулся в кузов и начал расталкивать свой расчет.
   Минут пять они выползали. Показался высокий и нескладный Имберг, затем "трансвестит" Мелешко. Это я его называл про себя "трансвеститом". Но, по большому счету, так оно и было. Вот достался мне подарочек!
   Этот тонкий, нервной организации паренек из Сочи, как оказалось, работал в одном из салонов парикмахером. Ох, чует мое сердце, не зря он туда пошел. Не зря. И голос у него был какой-то тонкий, и весь он из себя был чувственный и гламурный. Ну нельзя таким в нашу армию. Здесь же затопчут.
   Поначалу ему крупно повезло. Его приметили, и взяли в штаб писарем. Рисовал он отменно, писал каллиграфически, чертил сносно.
   Но вот беда - попал он в третий батальон, а там постоянно черти что творилось. То все местные офицеры и прапорщики как один писали рапорта на увольнение, то всех бойцов оттуда разбрасывали в другие части, то на его базе какие-то новые подразделения формировали... Короче, в одну из таких компаний по реорганизации сочинца из штаба вымели в связи с ликвидацией самого штаба как такового. Да и людей не хватало. И забросили гламурного паренька к нам в минометку.
   Думаете, наши рабоче-крестьянские красноармейцы не сообразили, кто есть кто? Раньше меня еще сообразили. И сделали соответствующие выводы.
   Мне пришло в голову собрать всех сержантов и довести до них свои, не совсем приятные, соображения.
   - Парни, - сказал я по-простому. - Предупреждаю. У таких людей тонкая душевная организация. Если вы тут с ним устроите мужеложество, то он может потом что-нибудь нехорошее выкинуть. Выстрелить в кого-то, или поджечь что-нибудь. Я - против. Я доступно излагаю?
   - Хорошо, мы будем осторожны, - сказал мне Боев. (Ну самый активный сержант! Ну просто энергию девать некуда!).
   Мне сильно не понравилось, как именно он это сказал.
   - Ты в смысле, что во время секса предохраняться будешь? - спросил я. - Вы не поняли, наверное. Я предупреждаю, что если что-то подобное произойдет, то я ничего скрывать ни от кого не буду. Мне это не нужно. Мне влетит, но некоторые половые гиганты пойдут под трибунал. Между прочим, если кто забыл, мы на войне. И трибунал тут судит по законам военного времени.
   Это я приврал. Не было у нас никакого трибунала военного времени. Ушло это все вместе с Красной Армией. А с ней вместе ушла и воинская дисциплина. У нас как в банде стало: может главарь держать всех в узде, будет порядок. А не может - не будет. Вот Бандера мог заставить. У него взгляд такой - сразу видно, что может убить не задумываясь. И его бояться. Я так не могу, и мне на порядок труднее.
   Может быть бойцов и проняло, так что сексуальных поползновений вроде бы не было. Но гоняли его, бедолагу, все равно по черному.
   - Так, - сказал я построившимся бойцам. - Заступаем на пост. Будем сидеть, как положено, до утра. И я с вами. Так уж и быть, сегодня подежурю.
   Мы расселись на ящиках от мин и предались молчанию. Потом, чтобы не заснуть самому, я начал расспрашивать бойцов о личной, гражданской жизни.
   Сегодня тон задавал наш парикмахер. Он чуть не со слезами описывал свой салон красоты, как он здорово делал прически, как его хотели отправить на конкурс парикмахерского искусства, и все сорвал этот дурацкий призыв.
   Он затронул тему, как много бабла удавалось ему срубить с отдыхающих баб за сезон, и я недружелюбно спросил:
   - А как же ты сюда-то попал? Бабла не хватило откупиться?
   Даже в темноте я определил, что Милешко потупил голову и пробурчал:
   - Не хватило.
   Суровый Имберг, который обычно молчал, неожиданно добавил:
   - А он военкому, наверное, изменил. Тот его в отместку и отправил в армию.
   Это было так неожиданно, что я просто заржал. И больше не от того, что сказал Имберг, а от того, что именно Имберг это и сказал. Кто же мог ожидать от него такого?!
   Сочинец обиженно замолчал и надулся. Тогда заговорил Адамов.
   - Долго мы так кататься будем, товарищ лейтенант? - спросил он.
   - Тебе что? Плохо? - ответил я мрачно. - Или ты хочешь опять в часть? В расположение?
   - Нет. Совсем не хочу! Здесь лучше.
   Не знаю, в чем тут было дело, но кроме Милешко обратно действительно никто не хотел. Несмотря на все неудобства, здесь было свободнее, и интереснее. Кормили нас плохо, но зато можно было много спать. А как говорится, "солдат спит, а служба идет".
   Да, кормили нас не только плохо, но и странно. У нас с Бандерой были разные источники обслуживания. Наш огневой взвод кормил и поил старшина первой минометной батареи прапорщик Чорновил. У пехоты был свой старшина. Вместо того, чтобы как-то там на ПХД договориться, к нам на позиции гоняли две машины. И нашу, и ротную. Иногда старшина не мог нас разыскать, (или якобы не мог нас разыскать). Тогда нам просто элементарно было нечего жрать. И даже пить. Ведь мы частенько стояли в таких местах, где до воды было как до Луны... пешком.
   У Степана на нашего старшину было огромный зуб еще со времен осады Первомайского. Он должен был снабжать питанием подразделения Бандеры, но почему-то не стал этого делать. В результате двое суток пехота Степана не могла не только поесть, но даже воды попить. Бандера грозился убить нашего пронырливого папоротника, прямо заявляя, что тот не появлялся на позиции исключительно из-за трусости. Боялся, как бы в него не попала шальная пуля. А там, где тогда находился Степан, пули летали достаточно часто.
   В общем, старшина Чорновил об этом знал, и предпочитал Бандере на глаза не попадаться. Во избежание...
   Да и то, что он привозил, назвать полноценной едой, конечно, было затруднительно. Какой-то странный суп, в виде однородной массы, полусухая пшенка, похоже, без масла, и чай без сахара.
   "Вылить бы тебе, сволочь, все это за пазуху", - частенько думал я. - "Но проблем будет!... Вообще еду возить перестанет, совсем".
   Ну, это я мягкость проявил. Бандера бы, наверное, вылил. Не знаю, что там им их старшина привозил, но раз они со Степаном расставались по-дружески, то, наверное, что-то получше, чем у нас. А может и так быть, что он ротному вообще отдельно что-нибудь привозит. Я как-то раз заметил, что Степан не очень много ест, и совсем мало выпивает. Мне показалось, что у него нелады с желудком...
   - Пострелять бы! - мечтательно сказал Адамов.
   Да, последний раз мы стреляли, наверное, с неделю назад. Это были осветительные мины. Их у меня было всего-то несколько ящиков, и, как я не экономил, кончились они весьма быстро. С тех пор Бандера постоянно требовал от меня привезти еще. Сначала мне было просто лень. Это ведь нужно мне было всю ночь не спать, лазать по грязи, готовить эти мины к стрельбе, (они настраиваются специальным ключом, который у меня, к счастью, был), а потом слушать претензии ротного, что я или слишком высоко их зажег, или наоборот - слишком низко.
   Потом я созрел, но тут как раз приехал начальник артиллерии бригады Гришин, с инспекцией, и я спросил его, можно ли мне подбросить осветительных, на что тот сообщил, что на складе таких мин нет, и не предвидится. Есть осветительные для 120-миллиметровых минометов, но у нас в батальоне таких минометов нет. "Потому они и есть", - рассудительно добавил начальник артиллерии о минах.
   Мне все стало ясно, и я принялся клянчить гораздо более ценную для меня вещь - лучевой прибор разведки, попросту называемый ЛПР. Тем более что на груди Гришина именно такой и висел.
   "Что мне делать с одним биноклем?" - попытался я разжалобить подполковника.
   Тот посмотрел на меня как на больного, и вместо этого, словно в насмешку, предложил мне подбросить обычных мин.
   "Мне эти-то девать некуда!" - зло сказал я.
   Еще бы! За все это время мы не произвели ни одного боевого выстрела! Все то, что я таскал в своих машинах с Хасавюрта, оставалось в целости и сохранности. Хоть бы для тренировки расчетов дали пострелять! Куда там... Ротным минометам пока применения не было. Пехота в огневой контакт не вступала, ну и мы, соответственно, помалкивали...
   - Нет, дружище, - ответил я Адамову, - нельзя нам пока стрелять... Да ты и не рвись, настреляешься еще, не дай Бог! По самое не хочу...
  
   Глава 5.
  
   - Где палатки? - спросил меня прапорщик Чорновил.
   Блин, откуда он вообще взялся, в этом Дагестане с такой западенской рожей и фамилией? Говорят, уже пару десятков лет тут служит. Ему и правда, меньше пятидесяти дать трудно. Такой весь из себя морщинистый, но глаза живые. Хитрые такие глаза, цепкие. Бандера его "жидом" называет. А я его называю на "вы". У меня просто язык не поворачивается на "ты" к нему обратиться. Мне все кажется, что он мне в отцы годится... А может, так и есть? Я в паспорт ему не заглядывал.
   - Где палатки? - повторил свой вопрос наглый папоротник.
   Вот ведь липучий какой! Сказать что ли? А то ведь не отстанет.
   - Я их временно лейтенанту Бандере отдал. У них в БМП холод собачий, а мы все равно в кузове живем. Вот они попросили, и мы отдали.
   Ага! К Бандере он не пойдет. Это точно. И связываться побоится... Хотя нет, из-за имущества не побоится. Этого у него не отнять. Но, пока он замолчал, надо разрядить обстановку.
   - Я их в любой момент заберу. Да вон они стоят!
   Да, впереди, в линии пехоты, стояли наши казенные палатки, наполовину зарытые в землю. Степан не только БМП в землю закапывал, но и свое временное жилье. Впрочем, это вполне разумно. Не дай Бог обстрел какой, так в земле гораздо больше шансов выжить. У нас вот, например, шансов ноль. Если вдруг попадут в нашу хоть одну "шишигу", то накроемся мы все, так как у нас в кузовах боеприпасов куча. Сдетонируют, и будут наши ботинки за три километра искать. Блин, ложишься спать, и не знаешь, проснешься утром или нет.
   - Ладно, хорошо, - пробормотал прапорщик, и устремился к своей машине. Нам он опять привез несладкий, бледный чай, и сухую кашу, которая как ни пихай, в горло все равно не лезет. И это с учетом того, что страшно хочется жрать.
   Я папоротнику намекнул, что еда хреновата, так он мне сказал, что после войны и такой не было. Неужели и правда, помнит, что было после войны? Да врет он все. Не может быть, чтобы такой старый был! Не верю!
   Хорошо, что Чорновил как-то забыл про буржуйки, которые он нам привез недели две назад. Мы их установили прямо в кузовах. Стоит машина, из нее труба, и дымок идет. Терем-теремок, мать вашу!
   Тут ведь и порох, и боеприпасы... Я сначала нервничал, а потом привык. И внимание перестал обращать. А вот если бы старшина увидел!.. Вот визгу-то было бы! И наверняка начальству нажаловался бы. Он-то сам в кунге живет, ему наши проблемы не ведомы.
   Позади меня послышался звук подъезжающего БМП.
   - Э, Паша, давай сюда!
   Я обернулся. Ну точно, Степан.
   - Чего тебе?
   Я не очень дружелюбно ответил. Редко можно было ждать от ротного чего-то хорошего. Или начнет наезжать, что я свои машины не закапываю, или вообще вызовет к себе, и начнет что-то втирать не в тему. По-моему, ему просто скучно, вот он так, типа, и общается со мной. И все-таки... Мне же то же скучно.
   - Поедем на ПХД. Может быть, еще и спальники остались. Молчанова встретишь.
   - Какие спальники? - Я удивился.
   - Какие- какие! - Передразнил меня Бандера. - Самые обычные. Вчера офицерам раздавали. А ты, небось, дрых, как обычно?
   На мгновение меня обожгло: как же так, раздавали, а мне? А как же я? А потом мне самому стало стыдно. Вот ведь выработался рефлекс в армии, хватать все, что дают. Нужно, не нужно... Какая разница?! Дают - хватай! А мне спальник и не нужен. Я в кабине сплю, не разуваясь. Не мерзну, слава Богу, и этого достаточно.
   Однако обстановку, хоть ненадолго, но сменить хотелось. Я залез на броню, мотор взревел, и мы двинулись.
   Земля днем оттаяла, и вся грязь из-под гусениц полетела мне прямо в лицо. Я начал ругаться. Степан засмеялся.
   - Ты что, специально? - обиделся я. - Чего ржешь?
   Степан даже не ответил. Правда, и смеяться перестал.
   На ПХД спальники кончились. Впрочем, меня это не огорчило. Зато сильно расстроился Бандера. Он, видите ли, углядел на ком-то горный свитер; естественно, поинтересовался - "откуда", и получил ответ, что "вчера давали". А Степан-то и не знал! Ага! Как-то он посмурнел. Зато у меня нашелся повод позлорадствовать. Не все же надо мной насмехаться, правда? Ощути себя лохом! Может, человечнее станешь?
   С Молчановым поговорить толком мне не удалось. Опять он чем-то траванулся, и каждые полчаса нырял в кусты на оправку. Какая уж тут беседа, если у собеседника на самом интересном месте вдруг вылезают из орбит глаза, и он несется куда-то вдаль, боясь расплескать свое внутреннее "богатство" раньше времени.
   Вообще-то, здесь все неплохо устроились. Кунг в машине связи чем-то похож на купе, только без верхних полок. А вот нижние есть, и столик посредине. Опять же, радио, карты, компания вечером. Что ж так не жить? Так жить можно.
   Я позавидовал, и пошел искать Бандеру. А то еще уедет без меня, с него станется. Что ж мне тогда, пешком топать до расчетов? В принципе можно дойти, но ведь сколько времени уйдет на это? Да и не хочется, если честно, одному тут ходить. Опасно.
   Вдруг я увидел, как возле машины связи показался кутенок. "Интересно, чей?" - подумал я. - "Где-то у местных стырили? Или сам прибился?".
   Впрочем, мне это было по барабану. Что-то не видел я БМП господина Бандеры. Вот это было серьезно. Я обошел почти весь ПХД, но не видел нашей машины. Пришлось вернуться к Молчанову. И тут я заметил, что Степан стоит около машины связи, и на чем свет стоит, клянет меня.
   - Где ты был? - заорал он.
   - Да я весь лагерь обошел, тебя искал, - заорал в ответ я. - Ты где сам был?
   Внезапно ротный сделал кислое лицо, перестал визжать, и спокойно сказал:
   - Поехали.
   Я запрыгнул на броню, и мы помчались обратно . Среди лязга гусениц, и рева движка мне послышалось какое-то повизгивание. Очень похожее на собачье. Я сразу все понял.
   - Чего, Степа, - с усмешкой сказал я. - Спер собачку-то!
   Бандера самодовольно усмехнулся. Он крикнул в люк:
   - Дайте сюда Рекса.
   Кто-то из бойцов снизу передал ему скулящую зверюшку. Степан устроился поудобнее, и принялся почесывать у щенка за ухом. Отчего тот, хотя и не сразу, но успокоился.
   - Ну, теперь тебе будем с кем побеседовать среди гиббонов и пиджаков, - с сарказмом произнес я.
   - Да - да, - рассеянно ответил мне лейтенант. Моего сарказма по поводу гиббонов и меня он не понял. Ну и ладно.
   Минут пять мы пребывали в меланхолии. Меня бесила грязь, застывшая на лице, и я молча размышлял, чем ее убрать. Степан возился я собакой. Я уже было наделся, что мы вернемся без приключений в наше расположение, но не тут-то было.
   - Так, - внезапно заорал Бандера. (Да так, что я аж вздрогнул). - Форсируем водную преграду.
   Да, где-то уже ближе к нашим позициям что-то протекало. Ручей не ручей, река не река. Нечто среднее. Между прочим, я как-то добрел сюда в одиночестве, и неожиданно увидел в воде рыбку! Это было так удивительно! Среди зимы в реке плавает рыба. Правда, и зима здесь очень мягкая, и вода не замерзла, так что ей можно было спокойно плавать. И все-таки...
   Так, Степан решил заняться полевыми учениями. Очень вовремя! Нет, их надо проводить, я не спорю. Но только без меня!... А-ап!!!
   Блин, ну я так и знал, что добром это все не кончится. Мы застряли.
   Я смотрел на ротного, и с удовлетворением заметил, что лицо Бандеры заливает краска стыда. Наконец-то проняло! Он сам нырнул в люк, выкинул оттуда водителя, и попытался выбраться из воды самостоятельно. Ничего подобного! Участок оказался какой-то неудачный. И низина, и яма, и воды много. Завязли мы хорошо.
   Впрочем, крайнего Степан нашел очень быстро. Как-то даже удивительно, но это оказался не я, а водила.
   Именно ему пришлось сползать с брони в воду, выбираться на берег, а потом бежать в расположение за помощью.
   Пока он, пыхтя и отдуваясь, поскакал за второй машиной и тросом, мы со Степаном присели на броню, и погрузились в ожидание. А что делать-то? В ботинках прыгать в воду? Нет уж! Даже Степан, покрутившись на месте, смирился с неизбежным бездействием.
   - Ты когда женился? - спросил он меня.
   - В девяносто третьем, в июле.
   Вопрос меня не удивил. Надо же о чем-то разговаривать. Так почему и не об этом?
   - Сколько же тебе было?
   - Двадцать один.
   Мои короткие, сухие ответы его не смутили.
   - А что так рано?
   Тут я усмехнулся:
   - А сам-то! Ты же тоже ведь женат. А лет тебе не больше, чем мне.
   Странно, но лицо у ротного стало каким-то задумчивым и спокойным.
   - Ну, мы же военные, нам положено рано жениться, - ответил он.
   - И кто же это так решил? - Мой вопрос прозвучал несколько недоуменно, хотя я, в принципе, догадывался, что хочет сказать Степан.
   - Просто служба сейчас стала такая опасная, хочется после себя кого-нибудь оставить. Чтобы дети были... Чтобы не пропасть просто так, как в воду кануть.
   - Подожди, - спросил я осторожно. - Так у тебя же, вроде бы, нет детей.
   - Ну да, - уже как-то печально ответил он. - Сначала возможности не было, а сейчас что-то не получается.
   - Подожди, - сообразил я. - Ты, небось, переживаешь, что сюда поехал, и мало ли что, а детей нет?
   Судя по мимолетной мимике лица, я попал в точку. Но Бандера не признался.
   - Да нет, - сказал он. - Ничего со мной здесь не случится.
   - Да ладно тебе, - начал настаивать я. - У меня вот тоже детей нет. И знаешь почему?
   - Почему?
   Тут я замешкался: стоит ли рассказывать об этом Степану. Но потом решил, что хуже не будет. И что в этом такого?
   - Она не захотела. Сказала, вот в армии отслужишь, тогда и поговорим. Типа, вдруг с тобой что случится, и я буду мучиться. И одной с ребенком тяжело будет... Я так думаю, она считает, что если что, то без детей и второй раз можно легко замуж выйти. Ей ведь только двадцать лет всего.
   - Даже так, - ротный несколько повеселел. Наверное, мои неприятности несколько скрасили его собственные.
   - Ты где с женой познакомился? - продолжил я тему. Все равно приближающейся помощи не было даже и видно.
   - А... В школе. У нас, типа, подшефная школа была. Вот я раз в третий класс и пришел. И она там. Дети эти бестолковые, наглые. И ничего не сделаешь! Так хочется заехать по ушам, а нельзя. Я еще подумал: "Как она, бедная, все это выносит?"... Посочувствовал. Потом пригласил в кафе вечером. А дальше все само собой уже пошло. И как-то быстро я и женился. Скоро выпуск был. Я ей сказал: "Вот скоро придется уезжать. А расставаться не хочется". Она говорит: " А и не надо расставаться. Хочешь, я с тобой поеду?". Я спрашиваю: "Это как? В качестве кого?". Она смеется: "Ну а в каком качестве я могу с тобой поехать, угадай". Тут до меня дошло.
   - Получается, это она тебе предложение сделала, - несколько невежливо перебил я Степана.
   - Что? - запнулся он. - А... Ну да! Получается так. Я, в общем, согласился. И расписались быстро. Прямо перед выпуском и расписались.
   - Она теперь не жалеет?
   Бандера задумался.
   - Нет, наверное, - наконец сказал он. - По-любому ей жалеть не о чем.
   - В смысле?
   - Ну, что бы она там, в Казахстане делала-то? Оттуда русские все равно валят - так и так... Что за радость - училкой в казахской школе работать?
   - А... Ну да, - согласился я. Спорить с этим было не о чем. У меня дома в соседях тоже переселенцы из Казахстана поселились. Продали все и дернули в Россию. Говорят, вовремя дернули. Сейчас уже сложнее переселиться.
   - Ну, а ты чего так рано женился? - В свою очередь задал мне вопрос Степан.
   - Даже не знаю, что тебе сказать, - произнес я задумчиво. - Причин несколько. Самая главная, наверное, что предчувствие у меня было какое-то. Вот я так почему-то и предполагал, что окажусь на войне. Не знаю почему. Только я думал, что в Таджикистане воевать придется. А оказалось, что тут - в Чечне. Только хрен редьки не слаще... Во-вторых, жена мне нравится. Мне казалось, что если я ее упущу, то ее обязательно кто-нибудь перехватит. А как девчонку намертво к себе привязать? Проще всего жениться.
   Тут Бандера засмеялся.
   - Э, нет! - сказал он. - Иной раз только после замужества баба бегать по мужикам начинает.
   - Почему? - Поразился я такому странному, на мой взгляд, заявлению.
   - Да с замужними бабами проще встречаться даже, чем с незамужними. Тут боишься, что она тебя захомутает, а если девка замужем, так чего бояться?
   - А муж?
   - А кто ж ему расскажет?
   Я усмехнулся.
   - Даже если баба залетит, то это тоже не мои проблемы. - Продолжил Степан. - Пусть она с мужем объясняется. Пусть он и аборт оплачивает. Прикинь, как выгодно.
   - И много ты таких знаешь? - спросил я.
   - Ну, много не много, а знаю. У нас в училище парень женился. На целке, между прочим. Он сам сказал, зачем ему врать? Доволен был, как слон! А потом она гулять начала. Ну, у нас почти все знали, но ему никто не говорил. А она потом залетела от кого-то, хотела аборт сделать, а любовник уперся рогами, говорит, не дам. Мужу про нее рассказал, уж не знаю, зачем. Ну, он на развод подал, она отказалась. Он в суд, а в суде говорят, с беременной женой развести не можем. Он им говорит: "Он не мой"! Они ему: "Ничего не знаем. Докажите!". Любовник пришел в суд, говорит, что "мой ребенок это". А эта дрянь в отказ пошла, начала отпираться, говорит: "Нет, ребенок от мужа!". Пацан хотел экспертизу провести, но она столько стоит!! Короче, он училище закончил, и дернул оттуда. Сейчас алименты по суду платит, прикинь! И трясется, чтобы она еще кого не родила от кого-нибудь. Опять доказывай, что это не его.
   Слушая Степана, я представил себе всю эту историю, и меня передернуло. "Если моя такое сделает", - подумал я. - "Искалечу"! А потом сам себе честно сказал: "Нет, не искалечу. Буду деньги на экспертизу собирать. Ничего - соберу. Но чужого отпрыска воспитывать не буду!"
   Писем от жены я не получал уже давно. В голову лезло разное. И вот еще Степан со своими "веселыми" историями.
   - Извини, - неожиданно произнес Степан, - я тебя перебил. А какая третья причина?
   - А что? - Удивился я. - Разве я говорил про три причины?
   - А что? Нет? Мне показалось?
   - Ну ладно. Была, правда, еще одна причина. Называется, "регулярный секс". Не надо ни о чем таком думать, дергаться... Точно знаешь, сегодня будет, завтра, послезавтра... Супружеский долг называется. Да мою и просить не надо. Сама меня заставляет... А твоя?
   - Я не жалуюсь, - ответил мне Бандера. Но была маленькая заминка. Небольшая, но была. И чуть суховат ответ. "Эге!" - сообразил я. - "Не очень-то у тебя с этим делом. Может, потом и вечно нервный и злой такой?".
   Я уже думал, как бы так тонко об этом спросить, может быть, о себе чуть подробнее рассказать, он раскроется... Но тут показалась БМП, идущая нам на помощь, и наша беседа прервалась естественным образом.
   Все, ротный пришел в себя, и снова стал грозным и ужасным Степаном Бандерой.
  
   Глава 6.
  
   С очередной "шишигой", привезшей Степану еду, у нас появился новый офицер - лейтенант Салий. Между прочим, однокурсник Степана. Знакомы они были, видно, очень давно, так как Бандера приветствовал приятеля очень странно: "Привет, свин!!!". Знаете, если бы они не были настолько хорошо знакомы, я думаю, кто-то очень сильно пострадал бы. А так Валера Салий просто улыбнулся, и потащил свой вещмешок в палатку к ротному. Вообще-то, Валера был технарь, а Бандера постоянно жаловался начальству, что ему дали "убитую" технику, которая постоянно ломается, и может подвести в самый неподходящий момент. Наверное, Степан настолько всех достал, что ему просто отправили технаря, чтобы уж тот на месте разбирался с поломками.
   Тем не менее, обращение "свин" меня покоробило больше чем самого Валеру. Бандера, ей-Богу, все-таки странный тип. Что за детство в одном месте. Что солдаты должны думать об офицерах, которые друг друга так называют? Ну ладно, Степана и так все боятся. Но зачем Салия-то так подставлять?! А?
   Внезапно меня разобрал смех. Я просто подумал, что у нас получается не рота, а какой-то казачий курень.
   Бандера, Салий, Яковенко. Прапорщик Чорновил к нам ездит. Я вот, правда, не знаю, как фамилия у Степанова папоротника. Прикольно было бы, если бы тоже какая-нибудь хохляцкая.
   Делать мне было абсолютно нечего, и я решил сходить к Бандере в гости. А вдруг и Салий что-нибудь привез?
   Но не успел я сделать и шагу, как Степан сам прискакал на БМП и закричал: "Сворачиваемся!". Ну что же, отлично! Что-то давно мы никуда не ездили. Надоело уже на этом месте стоять.
   Бойцы побросали в кузов ящиками с боеприпасами, разобрали и погрузили минометы, и мы тронулись за пехотой. Темнело.
   На этот раз ехать пришлось как-то необычно долго. Сначала все петляли по полям, затем переехали железнодорожный переезд с тремя убогими деревянными домишками, а потом снова углубились в поля. Совсем стемнело, ничего не было видно, а дорога становилась все хуже и хуже. Вся грязнее и грязнее. Колеса периодически прокручивались, и моим водителям приходилось непрерывно работать рулем, чтобы хоть как-то держать заданное направление.
   Внезапно стала попадаться стоящая боевая техника. И так как ее становилась все больше и больше, то я сделал единственно возможный вывод - мы прибыли на какую-то базу. Пока я разглядывал вырываемые из темноты БМП, "Уралы", "шишиги", МТЛБ и прочее, моя машина просто-напросто утонула в грязи.
   Бандера со своими БМП исчез где-то в темноте, бросив нас на произвол судьбы, а мы с Сомиком застряли конкретно. Грязь под нами была жидкая, "шишига" ревела, но не двигалась ни на сантиметр. Сообразительный Бичевский, который ехал прямо за нами, взял сильно вправо и смог проехать на более твердую почву, а мой водитель только беспомощно матерился. Слушать его пустой и неизобретательный мат мне быстро надоело. Я попросил его чуть помолчать, высунулся из кабины, и позвал Бичевского.
   Долг есть долг. Бичевский подъехал насколько смог близко, и кинул трос.
   Закреплять его из нашей машины после недолгой дискуссии выпихнули трансвестита и еще одного козла отпущения. Они тут же провалились по колено в жижу. От этого зрелища меня даже слегка передернуло.
   Однако мои малолетние бойцы еще, видно, не доросли до понимания того, что иногда некоторые вещи лучше делать самому. Козлы отпущения добрели до троса, попытались его соединить, но не смогли. Ничего удивительного - они просто не умели это делать!
   Мой хитрожопый водитель руководил спасательной операцией из кабины. В основном это руководство заключалось в воплях и истерике. Однако вылезать самому и сделать все как надо он не спешил.
   Я уже начал подумывать, что мне предстоит не самая приятная операция - выпихивание толстого водителя из кабины, как в свете фар нарисовался наш комбат на МТЛБ. Пока это явление не испарилось как фантом, и высунулся из дверцы по пояс и закричал громче, чем Сомов:
   - Товарищ майор! Товарищ майор!
   - Что случилось? - ответил он мне.
   - Застряли на хрен! Мы сами не выберемся. Помогите! Не дайте утонуть!.
   Санжапов засмеялся, но трос свой нам кинул. Козлы отпущения бросили трос Бичевского, подхватили трос комбата, и, (невероятно!) сумели его закрепить. МТЛБ дернулся, и наша "шишига", качаясь как корабль на волнах, буквально выплыла на твердую почву.
   Санжапов забрал свой трос, и исчез также бесследно, как и Бандера.
   Ехать мне все равно было некуда, понять что-нибудь в этой мешанине техники, грязи, тумана и темноты было невозможно, и я приказал просто остановиться, и ночевать здесь, не сходя с этого места. Сомик включил отопление и сладко заснул. За стенкой долго копошились, но и им идти искать кого-либо в такой обстановке не улыбалось и они, наконец, тоже затихли. И я не долго сопротивлялся сну.
   Утром же огляделся по сторонам и присвистнул: позади нас жирно колыхалась фантастическая грязевая трясина - с трудом можно было вообразить себе, что мы вообще смогли из нее выбраться. А мои бойцы вчера ползали по ней. И как они только не утонули?
   И ведь, что самое обидное, эта трясина не стояла повсеместно. Ее можно было объехать, если бы, конечно, видеть, куда едешь. Надо же было заехать прямо в нее!
   Впрочем, обыкновенная, но оттого не менее мерзкая, грязь царила повсюду. На небольшом пространстве столпилась большая часть сводного батальона - все истолкла, перемесила, и передвигаться пешком стало весьма затруднительно. Я выбрался наружу размяться. И надо же! Совсем недалеко от нашей стоянки находились БМП Бандеры. Мы были друг от друга в двух шагах!
   Мало того, впереди, не так уж далеко, расположился наш бригадный артдивизион. Оправившись, протерев лицо одеколоном, (вместо умывания), я пошел искать знакомых. Если есть артдивизион, значит, должны быть и Нелюдин, и Самоедов. И точно! Чем ближе я подходил к орудиям, тем яснее вырисовывались две знакомые фигуры.
   - Вовка! - заорал я. - Серега! Привет!!
   Они оглянулись.
   - О, привет! - заорал в ответ Нелюдин. Вовка только кисло улыбнулся.
   - Чего ты такой кислый? - спросил я у Самоедова. - Что у вас тут случилось?
   - Начальства слишком много, - ответил хмурый Вовка. - Тут и штаб, и ПХД, блин. Мы тут все как на ладони. Достало уже начальство.
   - День и ночь стреляем, - сказал оптимистичный Серега.
   - Жариков и сам вообще не спит, и нам не дает, - пожаловался мне Вовка.
   - А куда стреляете - то? - спросил я.
   - Ничего конкретного, - Серега пожал плечами. - За горы, за лес. Далее - везде.
   Тут показался сам Жариков, и мои приятели поспешно вернулись к расчетам. Я еще спросил вдогонку, не видели ли они здесь Найданова? Но ответа уже не получил. Хотя, вроде Серега мотнул головой. Или мне показалось?
   Ладно. Прямо за глубокой канавой, разрезавшей наш бивак на две большие части, располагалась офицерская столовая. Я крайне редко бывал в подобных заведениях, и бодро протопав по двум перекинутым через канаву доскам, направился в палатку. Не знаю, чего я ожидал? Ресторанного обслуживания? Естественно, что там почти никого и ничего не было. Удалось выпросить только немного сыра. Но и то здорово! После супа в виде мутной жидкости и каши в виде сухой пшенки настоящий сыр просто растаял у меня во рту... Эх, еще бы кусочек! Но, увы... Увы...
   Я вернулся к себе в кабину. Забрался на сиденье, нахохлился, а потом мне пришло в голову, что я давно не заводил свои часы. Не дай Бог, остановятся, и бегай потом, ищи точное время. Нет, уж лучше вовремя заводить.
   Я снял с руки свои новенькие, не так давно купленные часы "Янки Дудль" в красивом блестящем корпусе, энергично закрутил головку заводки, раздался легкий хруст, и головка оказалась у меня в руках. Я долго с изумлением смотрел на эту маленькую детальку, и в голове у меня крутилась одна только мысль: "Часы здесь достать невозможно!". Невозможно!! Бог знает, насколько я здесь, и все это время я буду без часов!
   Я чуть не завыл от отчаяния. Пребывая все в том же подавленном и нервном настроении, я построил свой личный состав, и спросил, кто разбирается в часах, и может починить поломку.
   Они громко шмыгали носами, и желали только одного - быстрее улизнуть по своим делам. Вызвался Бичевский. Он забрал мои часики и отправился к себе в кабину. Чтобы не сглазить, за ним я не пошел. Однако это совсем мне не помогло. Через полчаса водитель пришел сам, и сказал только три слова:
   - Я не могу.
   Молча я забрал часы из его рук, и положил их в карман вещмешка. Я подумал, что если вернусь в Темир-Хан-Шуру, то отдам часовщикам. Может быть, они починят. Жалко было часики - очень они мне нравились.
   Немного подумав, я решился на последнюю попытку разжиться "временем" - скорее, для очистки совести - и пошел к Бандере. У него была коллекция трофейных часов. По крайней мере, он мне так сказал. Возможно, что просто прикалывался. А вдруг?!
   Добравшись через рытвины и ухабины до Степанова расположения, я не слишком ловко ввалился к нему в палатку, зацепился за веревки, и чуть было не упал. Салий и Бандера в изумлении уставились на меня.
   - Привет! - сказал я и взял быка за рога. - Степан! У меня часы сломались. Ты говорил, у тебя есть разные. Дай мне одни... Пожалуйста!
   Я рассчитывал, что последним словом немного смягчу каменное сердце ротного. Черта с два! Он только усмехнулся. Правда, полез куда-то в угол палатки, и достал мне три штуки. Я кинулся к нему... И тут же краска обиды и стыда залила мне лицо. Все три экземпляра были безнадежно сломаны. И зачем мне они?
   Не говоря больше ни слова, я повернулся, и направился к выходу. И чуть лоб в лоб не столкнулся с замполитом Косачем.
  
   Глава 7.
  
   - Здорово! - воскликнул едва увернувшийся от меня Косач. - Всем привет!
   - Ха, Косач! - закричал грубый Бандера.
   В углу что-то приветственное, но совершенно не разборчивое пробормотал Салий. В большой сумке замполита явственно звякнуло и забулькало. Мы, все трое, разом подняли головы.
   - Да - да, то самое, - ответил на наш немой вопрос Косач. Пять штук привез. Но здесь только две. Три я спрятал, чтобы сразу не пропить.
   Я усмехнулся про себя. Куда он мог спрятать водку здесь - в лагере? Это же смешно. Надо ему сказать, чтобы бежал за пойлом и носил его всегда при себе. Иначе он его больше не увидит.
   Однако я оставил все эти соображения при себе. Степан уже достал сало, хлеб, и Салий начал нарезать закуску. У самого Косача оказались только жареные семечки.
   - Если ты думаешь, что мы тут обжираемся, - сказал ему Степан, - то ты сильно ошибаешься. Достать здесь приличную еду не так-то просто. Здесь кормят даже хуже, чем на Харами.
   Ну, для Косача это не показатель. Он на Харами ел очень даже неплохо. Поэтому замполит остался глух к предостережению Бандеры.
   - Прикиньте, приезжаю из отпуска, - выпил на скорую руку первую дозу водки Косач...
   Ага! Так вот он куда провалился! Я его не видел уже несколько месяц. И вообще-то, сначала думал, что он здесь, в сводном батальоне. Потом узнал, что и здесь его нет. И очень удивился. А теперь все понятно - уехал в свой безразмерный отпуск, и вернулся, когда осточертела гражданская жизнь.
   - Так вот, в части - одни нерусккие рожи, даже выпить не с кем! - делился Косач с нами своими впечатлениями об оставленной нами части. - Ходишь, как в брошенном замке.
   Эге! Вот это сравнение. Да, замполит любит образно выразиться.
   - Ну, я иду в штаб, говорю, так и так, прошу в действующую армию! На любую должность... И меня отправляют сюда, к вам. В роту к Бессовестных, замполитом.
   - А, к Урфин Джюсу, - сказал я.
   Это так назвал долговязого лейтенанта капитан Молчанов. Очень его бесил этот немного флегматичный и безалаберный командир роты. Сначала Игорь решил, что солдаты у Бессовестных "деревянные", а потом я подсказал ему название знаменитой книги Волкова. "Ха-ха-ха!" - не засмеялся, а заржал Молчанов. - "Как я сам сразу не допер! Урфин Джюс! Надо купить в Ростове книжку и подарить ему. Пусть хранят, как святыню роты".
   После второй дозы мне явно захорошело. В части я пил много... Очень много. Но здесь, начиная с самого Хасавюрта, во рту у меня не было ни капли спиртного. Непривычное ощущение трезвости стало даже нравиться. Однако теперь весьма небольшое количество спиртного оказывало значительный эффект.
   Я откинулся на чей-то вещмешок, и, чтобы поддержать беседу, спросил:
   - Ты где отдыхал-то? В Минске?
   Замполит закончил Минское военно-политическое училище, и по национальности вообще был белорус. Хотя что-то мне подсказывало, что данный белорус имел явные бобруйские корни.
   - Да, в Минске, - охотно отозвался Косач. - Там сейчас прикольно.
   - Чего же там прикольного? - спросил его Степан. (Сам он, кстати, пил довольно мало).
   - Батька Лукашенко опять учудил. Прикинь, национализировал биржу, и шесть банков. И издал указ о снижении цен на продукты.
   - Чего?! - воскликнул я. - Приказом снижает цены? Это как? Что там у них в Белоруссии творится?
   - Э, - протянул явно запьяневший замполит, - ты не говори - Белоруссия. Это уже не так. Надо говорить - Республика Беларусь! Вот так правильно!
   - Это как Таллинн, что ли? Или Ашгабат вместо Ашхабад? Или как Алматы вместо Алма-Ата? К черту! По-русски говорят Белоруссия! А сами себя хоть бабуинами называют. Какая мне разница?
   При упоминании Алма-Аты Бандера вздрогнул, но промолчал.
   - Ладно, не кипятись, - миролюбиво ответил на мою вспышку Косач. - Это ерунда. Вообще, Григорыч, это мужик интересный, с характером. У этого все будет в стране в порядке.
   - Это почему? - спросил я, потянувшись к кружке, которую уже успел наполнить хозяйственный Валера Салий.
   - Он считает, что в стране может быть только один хозяин. У него мафия не пройдет.
   - Куда же бандюки денутся? - усмехнулся Степан.
   - А ты зря смеешься, - обернулся в его сторону Косач. - Ты знаешь, как Батька сейчас от бандитов московскую трассу чистит - "олимпийку"?
   - Ну и как?
   - А очень просто. Всех кого ловят, расстреливают на месте.
   - Врешь, - сказал я. - Не может быть!
   - Чистая правда! - Замполит даже перекрестился. - Я же говорю, батька мужик очень серьезный! Он вообще не шутит. Сразу стреляет. В Белоруссии КГБ сохранилось в полном составе... Все бандиты, кого не убили, в Смоленскую область свалили. Боятся в Белоруссии работать. Страшно им.
   Мы замолчали. Мне было жутко интересно, как живут люди в Белоруссии, чем дышат? Ни разу там не был. А вот дед мой в войну всю Белоруссию прошел, и сказал, что люди там очень хорошие. У меня одноклассница уехала туда жить. Интересно, где она?
   Мысли начали путаться. Ну, надо же, как меня развезло с полбутылки! Мне уже хотелось уснуть. Прямо здесь, у Бандеры. Усилием воли я заставил себя прислушаться к Косачу.
   - Я "Маски в казино" досмотрел все серии! - хвастливо заявил он.
   - Лучше бы телевизор привез, - пошутил Салий.
   В мутных глазах замполита искрой вспыхнула какая-то мысль, за которую он ухватился.
   - Да, кое-что я привез, - сказал он, и полез в свою сумку. Он долго ковырялся там непослушными руками, и, наконец, вытащил пачку журналов.
   Я потянулся к нему, взял один. Присмотрелся. Это было что-то на украинском языке, но фотографии говорили сами за себя. Гольная эротика.
   - Слушай, Косач, - веско сказал Степан, держа в руках журнальчик, раскрытый на странице с самой похабной фотографией. - Ты издеваешься, что ли? Сначала напоил, в потом возбуждать вздумал? Когда тут на сотни километров ни одной стоящей женщины нет.
   - А местные? - пискнул замполит.
   Мы все посмотрели на него, как на больного.
   - Ну, - сказал Бандера. - Рискни.
   Мы выпили еще, водка кончилась, и я отправился к себе. Земля слегка покачивалась, и мне приходилось прилагать неимоверные усилия, чтобы идти относительно прямо. Главное, чтобы бойцы не видели. Хотя черт с ними! Пусть видят... Главное, дойти до цели. До кабины дойти...
  
   Глава 8.
  
   ...Июнь 94-го. Поезд затормаживает. Слышится последний скрежет колес, последний рывок - и состав замирает. Я подхватываю наши сумки, и устремляюсь к выходу. Это Минеральные Воды, здесь мы будем пересаживаться на электричку до Нальчика.
   Выхожу на перрон, и вижу до боли знакомое лицо. Ба, да это же Ибрагим - мой однокурсник! Ничего себе встреча! Что он тут делает?
   - Привет! - говорю я. - Какими судьбами?
   - Да так, дела... - Неопределенно отвечает он, но тоже искренне улыбается. - А ты что тут забыл?
   - Я в гости еду... Вот моя жена - Вера. Вот ее сестра - Марина.
   Мои женщины выглядывают из-за спины. Вера здоровается. Марина просто кивает.
   Ибрагима кто-то зовет, он оглядывается, пожимает мне на прощание руку, и исчезает в толпе народа. Какая неожиданная встреча; кто знает, увижу ли я его еще раз? И когда?
   Мы едем в гости к бабушке моей жены. Она живет в станице Александровской, недалеко от Нальчика. Они никогда не видели меня, хотят посмотреть. Я никогда не был на Кавказе, мне тоже хочется посмотреть на новые места. Хотя я не такой уж и любитель путешествий. Вера говорит, что это замена свадебного, которого у нас не было. Я женился как раз в аккурат перед военными сборами. И вместо медового месяца у меня были полевые занятия и сдача экзаменов на звание лейтенанта запаса...
   Северный Кавказ оказывается гораздо ярче, чем я даже думал. У нас в Волгограде нельзя пожаловаться на отсутствие солнца, но здесь оно гораздо жарче и ярче. У нас голубое бездонное небо, но здесь оно еще бездоннее. Зелень пышнее, воздух горячее. Все какое-то более четкое, резкое. Мне понравилось.
   В электричке до Нальчика меня очень удивляет национальный состав пассажиров. Теперь мне понятно, почему теща так заклинала Веру попридержать свой острый язык, и что-нибудь не ляпнуть. Здесь молодые женщины вообще ничего не значат. Они должны только слушать, а рот открывать, когда попросят. Иначе будут неприятности.
   Дома смотришь по сторонам - там нерусский, там нерусский. Здесь совсем наоборот - там русский, там русский. А все остальные - черные. Хорошо, что в электричке так много народа. Когда много людей, кажется, что ты в большей безопасности. Я все время тревожусь за Марину. Она светловолосая, хрупкая, и очень смазливая. Просто лакомый кусок для аборигенов. Я умоляю ее не высовываться и не привлекать внимания.
   Но мне это плохо удается. Марина едет отдыхать, и показывать себя. Эх, юбка у нее коротковата... Черт! Могла бы брюки одеть. А лучше всего, длинную юбку и платок. Не круто, конечно, зато безопаснее. Вера меня не поддерживает, она шипит, что я их всех уже извел своей мнительностью. Я только вздыхаю в ответ. Мне хочется ей очень многое высказать, но я понимаю, что это бесполезно.
   Новая напасть: Маринке становится плохо. Ее разморило, ее тошнит. Вера уходит с сестрой в туалет. Жена стоит у двери, вокруг какие-то кавказские лица. Но я ничего не могу сделать, я просто молча наблюдаю за ними, и слушаю, как стучит мое сердце, и кровь бьется в виски.
   Наконец-то наша остановка. Мы должны пересесть на другую электричку. Однако и это еще не все. До станицы придется добираться на автобусе. Как все сложно и запутано!
   Вместе с нами выходит невысокий белобрысый паренек. Он предлагает помощь. Говорит, что Маринке надо купить вина. Это ей поможет. Я смотрю на него и догадываюсь, что он на нее запал. Спрашиваю его, кто он? Он отвечает, что танкист, и служит во Владикавказе. Приятный пацан. По крайней мере, лицо у него вызывает доверие.
   Жаль, но ему ничего не светит. Он живет от нас слишком далеко, чтобы на что-то рассчитывать. Да нет, наверное, он и сам понимает все это. Танкист садится в ближайшую электричку, и уезжает.
   Зал вокзала почти пустой и прохладный. Маринка приходит в себя, мы покупаем билеты, и ждем свой поезд. Осталось совсем недалеко, но ведь еще две пересадки...
   Все, я проснулся. Вынырнул из мути сна. С тревогой просканировал свое состояние: ничего не болит, нигде не ломит. Я боялся, что после вчерашнего будет намного - намного хуже.
   Ага! Вот что меня разбудило. Это наша артиллерийская батарея открыла огонь. От грохота я и проснулся. И еще, наверное, оттого, что жутко хотелось по малой нужде.
   Хотелось так сильно, что я не смог уйти далеко от машины. Хорошо, что мы стояли возле какого-то бетонного жолоба, сразу за которым начиналась лесопосадка. Этот жолоб я и оросил.
   Делать мне было нечего. Я отправился посмотреть, как Вова и Серега справляются с боевой работой. Видно их было издалека. Они чавкали по грязи от одного орудия до другого. Заметив меня, Серега покачал головой. Он ясно дал мне понять, что сейчас им не до меня. Еще бы, злобные крики Жарикова были слышны уже с того места, где я находился. Я побрел назад. По дороге встретил Бандеру.
   - О, - воскликнул он. - Ну, ты вчера и нажрался! Зачем ты у Сомика спрашивал, любит он водку или нет?
   М-да... Вот оно - самое неприятное последствие обильных возлияний. Не головная боль, ломота во всем теле, дрожь в руках и тошнота. Нет, это можно пережить. Самое поганое, что ты ничего не помнишь из того, что делал вчера. Или помнишь, но очень смутно. Или помнишь хорошо, но лучше бы этого не было.
   Как я нажрался на Новый , 1994 год, в ресторане! Посуду опрокинул, наорал на кого-то, гололед был, падал без конца, хорошо, хоть знакомые жены нас подобрали и до дома подкинули на машине. А я, говорят, всю дорогу орал, что меня ждут в окопах Таджикистана... Как в воду глядел. Только не Таджикистана, а Чечни. Хотя хрен редьки и не слаще.
   С тех пор до потери пульса я напивался только в части. Один раз выпал из "Урала". Но Бог пьяных жалеет, у меня не было ни царапины. С тех пор я стал еще осторожнее, и уже сознания не терял. Вот вчера опять сорвался. Отвык от спиртного, да и закуски почти не было.
   А может, Бандера все выдумал? С него станется. Сам вчера мало пил, все нам подливал... А, да ладно! У меня все в порядке, а все остальное - мелочи.
   Ничего себе! У моих машин в строю стояли все мои расчеты. Я протер глаза. Неужели я еще пьян, и у меня галлюцинации?! Да нет, конечно, вон она причина построения. Я заметил нашего слегка сутулого, но необыкновенно энергичного прапорщика.
   Тем не менее, ускорил шаг.
   Ну, естественно, прапорщик дудел о хозяйственной дисциплине. Имущество-то у моих бойцов из третьего батальона принадлежит первой минометной батарее. Прямо скажем, этому самому прапорщику. Он же ведь старшина! Я замедлил шаг: мне пришло в голову, что Чорновил вцепиться в меня из-за палаток, которые я отдал Бандере.
   Как я не замедлял шаг, все же пришлось подойти к строю. Не прятаться же мне где-нибудь? Этого еще не хватало!
   - Сегодня вечером, товарищи солдаты, возможно, будет баня. Так что определите очередь, в которой пойдете. Обещают даже новое белье.
   Вот это совсем другое дело! Баня... Тело у меня зачесалось. Еще бы! Я не купался с самого Хасавюрта.
   Вообще-то, строго говоря, такую ситуацию я предвидел. А потому экипировался соответственно.
   Во-первых, трусы я не одевал вообще. Вместо этого я одел сразу теплые офицерские кальсоны. Этим я избежал натирания ног и промежности. Кроме того, материал хорошо впитывал все выделения. А запах... К черту запах! Мы не на дворянском собрании! Тут, в принципе, от всех стоял такой духан, что хоть святых выноси. И, между прочим, этого никто не замечал, так как все к этому давно привыкли.
   Во-вторых, я не одел хэбэ. Сразу на теплую толстую майку я напялил горный свитер, (который выкупил у уволившегося в запас зампотыла). Штаны от бушлата были на помочах, так что в целом все получилось довольно мило.
   Конечно, я рассчитывал, что к весне удастся как-то поменять экипировку. Но ведь до весны было еще далеко! Конечно, всякое возможно, и может быть, тепло придется встретить где-то на передовой в том же самом, в чем я в Чечню въехал. Но и на этот случай я кое-что предусмотрел. Можно будет просто снять кальсоны, свитер, и подкладку из штанов. И даже выбросить их. К тому моменту они наверняка придут в негодность. Ну а уж если придется опять уходить в холод... Да нет. Не может такого быть! Или обмундирование подбросят, или в Темир-Хан-Шуру разрешат смотаться. А там я куплю все, что понадобится.
   В-третьих, я взял с собой пузырек одеколона. (Жаль не два. А лучше - три). Есть такая мерзость - стрептодермия. Это когда любой порез или ранка начинают гнить и чесаться. Чтобы этого избежать, я каждый день протирал лицо одеколоном, и не брился. Бритву я даже и не взял. Зачем? Глупости это все - в таком климате бриться. Не хватало еще, чтобы у меня вся морда гнить начала...
   Чорновил как-то быстро ушел. Поздоровался, но про палатки ничего не спросил. Даже удивительно. Я проводил его взглядом, а когда обернулся, перед машинами уже никого не было. Рассосались в одно мгновение!
   Я заглянул в кабину.
   - Здорово! Баня будет! - сказал мне Сомик. - Ведь правда - здорово, товарищ лейтенант?
   Если он искал у меня подтверждения своим словам, то он его не нашел. Я понятия не имел - будет баня или нет. Хотелось, конечно, верить в лучшее. Но лучше про себя.
   - Слушай, Сомов, - спросил я его. - Я тебя вчера про водку спрашивал?
   Водитель замялся.
   - Да говори, чего там! - поднажал я.
   - Нет, товарищ лейтенант. Я вчера вообще в кузове спал. Я вас даже и не видел.
   "Интересно, врет или нет?" - подумал я, но Сомик выглядел исключительно правдивым. Если бы не слишком часто хлопал ресницами. Почти как крыльями. "Нет", - сделал я вывод. - "Наверное, все-таки врет. Наверное, я его вчера точно о чем-то спрашивал. А вот о чем - не помню".
   Я не стал забираться в кабину, а пошел бродить по лесополосе. Ничего интересного там не было: черные сырые деревья, торчащие из земли сухие стебли, непонятные кусты, куски металлолома, осколки кирпича, камни. Я бродил там, потому что мне было скучно, мне было тоскливо, а до вечера еще была уйма времени...
   Бани не было. Раздосадованные бойцы нашли повод, и выместили свое разочарование на шеях трансвестита и козла отпущения. Я слышал звук затрещины, короткий вой, и все стихло.
   "Кое-кому вместо бани намылили шею", - я грустно усмехнулся. Мне и самому было обидно, что надежда на горячую воду не оправдалась. Но вот идти вымещать на ком-то свое раздражение и несбывшиеся мечты я не собирался. Хорошо бы заснуть. И снова увидеть сон.
  
   Глава 9.
  
   ...Июль 93-го. Над степью марево. Мы сидим в кружке около полуразрушенного дома, в тени деревьев, и по очереди ориентируем буссоль. Сегодня вторая неделя военных сборов в Прудбое.
   Около меня привалился спиной к дереву Слава Клюшкин. Периодически он засыпает, но тут же вздрагивает, широко открывает глаза, и делает вид, что ничего не было.
   - Ладно, хорошо, - говорит майор Лужный. - Вроде все усвоили. У нас тут с вами еще отдачу боевого приказа надо рассмотреть... Короче, давайте записывайте.
   Я беру ручку, раскрываю свою общую тетрадь с голубой обложкой, и начинаю с чистой страницы, сразу за схемой опорного пункта.
   - Итак, - говорит майор, - пишите. Против нас действует 101-я дивизия чеченской армии...
   У чеченца Ибрагима, парня из нашей группы, отваливается челюсть. Все прыскают. Лужный машет рукой: пишите мол дальше.
   Я ощупываю на руке обручальное кольцо - чуть больше двух недель назад Вера одела мне его на палец...
   Ну вот, опять серое мрачное небо, затянутое тучами. Та же унылая панорама перед глазами. Чечня. И черт его знает, где я нахожусь. Надо вылезать на оправку. И сходить посмотреть - что в мире-то делается?
   Я отправился к Вовке и Сереге. Они все время при деле, они около начальства, они должны все знать.
   Но даже еще только подходя к огневой позиции нашей артбатареи я почувствовал, что что-то здесь не так. Здесь явно что-то случилось. И нехорошее. Осмотревшись по сторонам, чтобы не нарваться на Жарикова, я быстрыми перебежками достиг палатки своих земляков.
   Внутри было сумрачно, но оба лейтенанта были тут. Даже в темноте я смог разглядеть, что на Вовке лица нет.
   - Эге, - сказал я, - давайте быстро рассказывайте, что произошло?
   Вовка не обратил на мое появление никакого внимания. Как смотрел в одну точку, так и продолжал смотреть. Серега поднялся с лежака:
   - Пойдем на свежий воздух.
   Мы вышли. Если бы мы курили, то, наверное, закурили бы. Однако ни я, ни Серега этим не баловались, а потому мы просто стояли и покачивались на носках.
   Как оказалось, вторая половина нашего батальона находилась на юге - в сторону гор. И когда артбатарея вела обстрел "зеленки", то снаряды перелетали расположение этой самой второй половины. Сегодня ночью один залп это расположение и накрыл. Ну, конечно, это ошибка или того, кто рассчитывал установки, или того, кто их вводил. Заправлял на батарее в этот момент Вовка. Ему и ответ держать. Приходил утром Дьяков, изъял всю документацию по стрельбе. Будет сверять записи у Вовки и сержантов, и перепроверять расчеты. Если у Вовки все будет правильно, то это ему очень сильно поможет. А если нет... Сам Дьяков пообещал трибунал.
   - А что там случилось... Ну там, куда попали? - перебил я Серегу, не дав ему договорить.
   - Да в общем-то, ничего. Только один снаряд попал в машину техпомощи, а там срочник спал. Только ботинок от него и нашли.
   Я удивился:
   - Это что же они такое в этой машине хранили, что так рвануло?
   Серега засмеялся:
   - Да пошутил я. Убило его просто.
   Ну да, ну да! Можно и посмеяться. Это ведь не тебя убило, и не ты под следствием. Впрочем, я тоже не ужасался. Но Вовку надо было подбодрить. Я просидел с ними почти до самого вечера. Даже не ходил на обед. Попросил Серегу только принести что-нибудь пожевать. Он принес черного хлеба и сырого лука.
   - Обед, как у Буратино, - пошутил я. Вовка же вообще ни к чему не притронулся. Наверное, все представлял себе, как ему будет в тюрьме житься.
   Внезапно в палатку зашел Бандера.
   - Вот ты где! - сказал он. - Все, давай наводи у себя порядок. Завтра мы выступаем на Аллерой... Давай, давай! Быстрее!
  
   Глава 10.
  
   Моя "шишига" колыхалась вслед за последним БМП Бандеры.
   Наших, которых недавно так "удачно" обстреляли, мы объехали, так что встретиться ни с Найдановым, ни с Молчановым мне не удалось. Но, как сказал Степан, они двинулись еще раньше нас.
   Дорога шла в гору. Она была довольно узкой, заметно приподнятой, а понизу шел густой лес. Все это место мне как-то сильно не нравилось, и я, на всякий случай, снял автомат с предохранителя, передернул затвор, а своим бойцам в кузове крикнул, чтобы они держались настороже. Не знаю, обратили ли они на мои слова какое-нибудь внимание. Этого мне не было видно.
   Тех двоих, которые выросли словно из-под земли, я запомнил намертво. Хотя они и не были рядом со мной, мне казалось, что я вижу каждую их черточку.
   Они явно сидели в яме, вырытой под дорогой, так что нам не было их видно, а потому появились совсем внезапно. Почему они выбрали именно этот момент, я не знаю. Да и гадать об этом было бессмысленно.
   Один был в папахе, второй - вообще без головного убора. Только зеленая повязка украшала его лысую голову. Один был в камуфляжном бушлате, второй - в черной кожаной куртке. У одного на ногах были черные резиновые сапоги с меховой оторочкой, у второго - берцы. Один держал на плече гранатомет, а второй целился в нас из ручного пулемета.
   Мне казалось, что черное жало гранаты смотрит прямо на меня. Но за те доли секунды, за которые все это происходило, я не успел даже испугаться. Я только подумал: "Боже! Как глупо! Но почему именно я!?".
   В следующие доли секунды я заметил, как наш, чумазый с ног до головы, боец с РПК, лежавший на броне БПМ, двигавшегося перед нами, дал очередь.
   И те двое с дороги исчезли. Мы все остановились. Я выскочил из кабины, и сломя голову, чуть не потеряв с головы шапку, гигантскими прыжками кинулся за ними. Мой палец лежал на спусковом крючке, и я собирался пустить его в ход, как только увижу, в кого можно стрелять. Однако меня, конечно же, опередили. Бойцы из пехоты уже спускались с дороги к лесу; кто-то дал длинную очередь по опушке; туда же дали очередь сразу два БМП, и пока я добрался до цели, у тел дудаевцев собралась приличная толпа.
   Растолкав всех, к чехам пробрались Степан и наш батальонный медик Гаджи.
   Он приложил пальцы к шее, посмотрел им в глаза, и поднялся:
   - Готовы!
   Все как-то отступили на шаг. А Степан, наоборот, подошел, и начал ощупывать карманы.
   - Вот блин! - услышал я за спиной. - Васильев - это же чухан полный. А смотри ты! Двух чехов с ходу завалил! Ты прикинь! Нормальные пацаны еще не одного, а этот - двух сразу... Нет справедливости на свете.
   Бандера что-то нашел и позвал меня. Я приблизился, и взял из его рук фотографию. Это была обычная, черно-белая, даже не цветная, фотография. Какой-то бородатый мужик, женщина в черном платке, дети. Я перевел взгляд с фотографии на мертвецов.
   А-а... Вот он, тот самый боевик. В резиновых сапогах. Носил у груди фотографию с женой и детьми. Охренеть, как сентиментально! Я сейчас заплачу!... Сидел бы дома, был бы живым и невредимым.
   - Больше ничего? - спросил у Бандеры наш медик.
   - Ничего, пусто, - ответил тот, и пнул одно из тел ногой. - Что делать-то теперь с ними?
   - Да тут бросить, - сказал я. - Кому надо, придут и заберут. Что мы их, с собой будем что ли возить? Ты "Уикэнд у Берни" смотрел?
   - Смотрел, - засмеялся Степан. - Все, по машинам! Только оружие надо забрать.
   Он отдал своим бойцам гранатомет и пулемет, и театрально откланялся.
   Я вернулся к себе в кабину. Мы тут же тронулись.
   - Уже раздевают, - сказал мне вскоре Сомик.
   - Кого? - не понял я сразу.
   - Этих. Раздевают. - пояснил водитель. - Мне в боковое зеркало видно. Пехота за нами раздевает жмуриков. Вон бушлат поволокли, и сапоги с ботинками снимают....
   - А что мы не сняли?! - неожиданно плачущим голосом воскликнул Сомик.
   Я удивленно и неодобрительно на него посмотрел.
   - Я бы тебе не советовал, - значительно сказал я. - Примета плохая. Оденешь с убитого вещь - сам умрешь вскоре... Ты же себе запчасти с попавшей в аварию машины не ставишь?
   Сомик промолчал. Или не захотел спорить, или просто признал мою правоту.
   "Интересно", - подумал я. - "Кто были эти люди? По возрасту вроде бы не молодые. Чем они при советской власти занимались? Неужели разбоем и грабежами? А если нет, то какого черта они с нами воюют? Что мы их - завоевывали? Деньги у них отбирали? Геноцидили по полной программе? Если они за переселение в Казахстан рубятся, то это вопрос не к нам. Это к грузинам вопрос. Мы-то причем? Я их не переселял. Даже Ельцин их не переселял. Неужели так независимости хотят? Советская власть столько денег вбухала в эту Чечню, а им все мало".
   Наша колонна все так же поднималась вверх, и конца этому подъему не было видно.
   "Нет", - продолжил я размышления. - "Не хотят они настоящей независимости. Они хотят к нам ездить, свои делишки проворачивать, а потом домой возвращаться - в независимую страну. Украл - и на хазу. Украл - и на хазу. Вот чего они хотят... Нет уж. Хренушки. Если отдельно - то отдельно. Колючую проволоку вдоль границы и минные поля. И стрелять без предупреждения. И визовый режим. И все лица чеченской национальности отправляются на историческую родину в 24 часа. И вот тогда мир, дружба, балалайка! Не раньше".
   Все, подъем кончился. Машины выползали на обширное плато. Под нами, внизу, раскинулся Аллерой. В глаза мне сразу бросилась мечеть, у которой в крыше зияли два обширных отверстия. Явно работа артиллерии. Только вот чей? Наши постарались, или это еще до нас проломили?
   Наконец-то наша батарея собралась вместе, и я встретился с Найдановым. Однако место мне совсем не понравилось. Как только я вылез из кабины, меня насквозь пронзил ледяной ветер. Там, внизу, было намного, намного теплее. От ветра у меня на глазах сразу выступили слезы. Жутко захотелось вернуться в кабину и залечь там до самого тепла.
   - Хорошо, копать ничего не придется, - сказал Найданов. - Тут уже до нас все выкопали.
   - А кто? - спросил я, кутаясь в воротник.
   - Да вэвэшники тут стояли в 95-м, - ответил мне командир батареи. - Солидно окапывались.
   Мы с Найдановым прошлись по позициям. Да, копали добротно, надолго. Нашлось место и для наших минометов. Бойцы быстро их установили и помчались заниматься обустройством: мои - прятаться от холода в машину, а найдановские - копать ямы под палатки. Одну яму рыли мои старые знакомые Папен и Рамир, других я не знал. Участие командиров расчетов заключалось в том, чтобы пинками подгонять копающих. До боли знакомая картина.
   Собственно говоря, наскоро переговорив с комбатом о делах насущных, я помчался в "шишигу", чтобы не дать дуба от холода. Обзор из кабины был отличный, я вытащил бинокль, и принялся осматривать местность.
   Аллерой находился в низине, а сразу за ним располагалось точно такое же плато, как и наше. Только там никого не было. Стояли какие-то вышки, но что это такое и для чего они нужны, я определить не сумел.
   Через какое-то время в наше расположение прибыли еще несколько "шишиг" с минометами. Только это были уже не наши батальонные "подносы", а самые настоящие ПМ - полковые минометы калибром в 120 миллиметров.
   "Кто же это может быть?" - начал я гадать. - "Если это из нашей бригады, то это может быть...". Да, так оно и оказалось! Из первой же машины вылез Вася Рац, размялся, и бодрым шагом оправился прямо в нашу сторону. Я не стал дожидаться, пока он подойдет ближе, выскочил из кабины, и, придерживая шаг, чтобы не пуститься в галоп, поспешил к нему.
   - Привет! - громко сказал я. Да так громко, что Вася даже вздрогнул.
   Но увидев меня, он чуть улыбнулся, пожал мне руку, и спросил:
   - Где Санжапов?
   Я показал ему направление, и задал самый главный вопрос:
   - Ты как здесь очутился?
   - Да очень просто! - ответил мне Вася. - Так я и формировал все-таки батарею. Только не с "подносами", как вначале намеревались, а с ПМ. Чуть поднатаскал личный состав, и сразу сюда... Прикинь, Турок у меня.
   Я громко заржал.
   - Как он у тебя оказался?
   - Э, не спеши! - Вася махнул рукой. - Турок еще получается ценный кадр. Ты остальных не видел. Собирали с бору по сосенке. Кого в пехоту не взяли, писарей там разных, инвалидов... Да, из вашей батареи люди пришли.
   - Какие люди из нашей батареи? - Я немного опешил.
   - Ну те... Ну, которые из части сбежали и по городу прятались. Им передали, что батарею формируют. Вот они ко мне и пришли... Дабы, как говорится, "кровью смыть свою вину перед Отечеством".
   - Тогда понятно.
   Вася немного помолчал.
   - Вообще-то хорошо, что ты тут. - наконец, сказал он. - Я сейчас схожу к начальству, выясню свои задачи, а потом ты ко мне в машину приходи.
   - Конечно, приду! - искренне ответил я. - Знаешь, как надоело одному. Я тут с Бандерой почти месяц катался... Ну, ты же его знаешь!
   Вася ничего не ответил, только дружески похлопал меня по плечу, и отправился к Санжапову. Я же решил походить по позиции, посмотреть, кто где остановился, и, может быть, с кем-нибудь поболтать. Мне показалось, что сюда прибыли все-таки не все. Во всяком случае, Молчанова я опять не видел.
   Но стоило мне немного отойти от машины, как внезапно воздух разорвал даже не крик, а вопль:
   - Тревога!!
   Меня словно подбросило. Глаза зафиксировали удивительную вещь: все бежали не в сторону Аллероя, как можно было бы ожидать, (хотя почему, собственно, я так решил?), а наоборот, к лесу, который располагался у нас в тылу. Подхваченный всеобщим порывом, я рванул с плеча автомат, передернул затвор, и низко пригнувшись, короткими перебежками, устремился за остальными.
   Одновременно раздалось сразу несколько очередей. Я бы тоже начал палить, если бы имел хоть малейшее представление, в кого и куда. Стрельба также внезапно стихла, как и началась. Я все же добежал до края обрыва. Здесь уже стояли Бандера и Бессовестных. Перед ними стоял сержант - срочник, и, размахивая руками, захлебываясь словами, бурно повествовал о пережитом:
   - Там, они, эти. Из леса выходят. Ну, ясно - не наши. Постояли и в нашу сторону пошли. Точно. К нам. В руках у них было что-то. Я и закричал. Они услышали, обратно в лес ломанулись. Я стрелял, не попал. Ушли они, точно. Это чехи. Наверняка чехи.
   Я критически осмотрел бойца: вместо ушанки черная облегающая шапочка, сапоги с ремешочками. Это из "авторитетных". Конечно, практической пользы на войне от такого "авторитета" крайне мало, но можно считать, что ему точно не померещилось. Значит, и правда кто-то был.
   - Черт возьми, - негромко сказал Бандера. - Наверное, тут одна банда шастает. Двух сегодня завалили, а сколько их тут - хрен его знает...
   - Так, - громко сказал он. - Сейчас поставим сигналки и растяжки. Все запомните, и остальным скажите: в лес на оправку не ходить. Если чехи не зарежут, то можете за сигналку зацепиться или на растяжку напороться. Если на сигналку - свои застрелят. Если на растяжку... Сами понимаете.
   Бандера и Бессовестных забрали своих бойцов, и пошли за материалами, а я отправился искать Васю.
   По дороге мне встретился Найданов, и спросил, что за шум. Я вкратце объяснил обстановку, и он снова исчез в своей палатке.
   Наступала темнота. Я отправился на ночлег в Васину "шишигу". Из деликатесов у меня оставалась баночка рыбных консервов в масле, я берег ее для особого случая, и посчитал, что этот самый случай наступил. Я показал баночку Васе, и тот поднял палец вверх.
   - У меня есть картошка, - сказал он. - Если ее размять вместе с твоей рыбой и маслом...
   Я облизнулся. Мне страшно захотелось картошки с маслом. Мой пустой желудок сжался в судорогах.
   - А может у тебя и хлеб есть? - спросил я осторожно.
   - Конечно, есть, - добродушно ответил Вася. - У меня же Турок служит!
   Ну да, Турок - это серьезно. Этого типа я знал еще со времен Харами, когда он был денщиком у Молчанова. Турок он был не совсем настоящий - месхетинец. Но кого интересовали такие тонкости. Я даже забыл его имя и фамилию. Турок и Турок. Все так зовут, а он отзывается.
   Продувная бестия этот парень! Все где-то что-то вынюхивает, достает, обменивает. Оказывает всякие мелкие услуги командирам, за что они иногда в чем-то идут навстречу и ему. Короче, "купи - продай". Интересно, как это он попал к Васе?
   - Сам подошел, - ответил на мой незаданный вопрос Рац. - То его никто не брал, то он прятался. Национальность непонятная. Не русский, ни черный. Вроде бы мусульманин, но для местных - чужой. Не к кому прибиться бедняге. А перед нашей отправкой сам появился у меня, и говорит - возьмите с собой, я вам еще пригожусь! Прямо как серый волк из сказки.
   Я засмеялся, однако обратил внимание, что в кузове был еще один человек. Тоже срочник, но совсем другого типа. Светловолосый, круглолицый, невысокий, какой-то угрюмый, похожий на недовольного медвежонка.
   - Кто это? - спросил я у Васи.
   - А? - переспросил он, повернувшись ко мне. - Кто?... А! Этот? Это Ваня. Они с Турком на пару хозяйство ведут.
   Вася поручил им начистить картошку, сварить ее, и приготовить ужин.
   - Не вздумай сам рыбу сожрать, - предупредил Рац Турка. - Я тебя сюда взял, я тебя и убью! Если что.
   Турок сделал вид, что обиделся.
   - Не корчи мне рожи! - предостерег его Вася. - Я тебя предупредил.
   Турок с Ваней исчезли за пологом, а мы устроились на лежанке. Обычная система: ящики из-под мин, сложенные один на другой, одеяла, наброшенные сверху, и плащ-палатки. Не очень мягко, зато ровно, и для позвоночника исключительно полезно.
   В кузове горел яркий электрический свет, но все щели и окна были хорошо завешены, так что со стороны не было ничего видно. Вообще, все у Васи было так ладно организовано, (в этом ему не откажешь), что я чувствовал себя как дома. Мне совершенно не хотелось отсюда уходить. Вася и сам дышал надежностью, был весь пропитан ее, и когда мы служили вместе, у меня все получалось. С Найдановым, конечно, такого не было. Да и личный состав подобрался у Васи какой-то смирный. Ну, еще бы - сам отбирал из того, что было. У меня же контингент был еще тот.
   В общем, я рассказывал Васе о своих делах, о том, где мы были, что делали, как вел себя Бандера, и все такое.
   После ужина Вася неожиданно сказал:
- Ну, все, пора за работу.
   - В смысле? - не понял я.
   - Надо идти открывать огонь.
   Я, признаюсь, просто обалдел. Я сидел, разинув рот, и только открывал и закрывал его - точь в точь как рыба.
   - Да осветительные пускать, - улыбнулся Вася.
   - А-а! - дошло до меня.
   - Пойдем, посмотрим.
   - Конечно, пойдем!
   Мы отправились к Васиным ПМ, у минометов никого не было. Я остался возле них, а Рац, матерясь, пошел к своим машинам. Минуты через две у ПМ стояли все васины расчеты в полном составе.
   Они достали мины, Рац специальным ключом установил время срабатывания, мины отправили в стволы, все отошли, и Вася вместе с Турком, дернув за веревки, произвели выстрелы.
   Мины ушли в небо, и через несколько мгновений над Аллероем вспыхнули две огненные звезды. На несколько десятков секунд поселок стал похож на рождественскую открытку. Ярко освещенные места чередовались с темными, все стало неестественно блестящим, красочным, волшебным. А потом свет погас, и на Аллерой снова опустилась темнота.
  
   Глава 11.
  
   - Там что - бой идет?! - закричал, обернувшись к нам, Джимми Хендрикс.
   Джимми Хендрикс - это сержант Ескин. Он очень любит западную музыку, и неплохо в ней разбирается. Слишком уж часто он рассказывал сослуживцам об этом знаменитом гитаристе. И дорассказывался.
   Это я начал его так называть, а потом и остальные подхватили.
   Впрочем, это все лирика. А на противоположном плато действительно происходило что-то совершенно непонятное. Откуда-то справа раздавалась интенсивная стрельба. Слева горели вышки. И горели очень сильно. Столб огня, как мне казалось, поднимался на несколько десятков метров. В довершении картины выползли танки, и начали вести огонь опять-таки в сторону этих самых вышек. Но вот в кого они стреляли, я разобрать не мог, как ни крутил биноклем. Нет, бесполезно!
   - Там бой идет! Бой! - шумели бойцы, которые столпились у минометов, и по очереди пытались разглядеть происходящее через прицелы. Всеобщему чувству поддался и Найданов. Он тоже, как и я, пытался найти противника. Но не было ни слышно, ни видно ни ответного огня, ни людей. В общем, это был какой-то очень странный бой.
   В конце концов, к нам подошел майор Санжапов.
   - Товарищ майор, - обратился к нему наш комбат. - Вы не в курсе, что там происходит?
   Санжапов выдержал тонкую актерскую паузу, и ответил:
   - Конечно в курсе. Это чеченские минизаводики по производству бензина уничтожают.
   Все разочаровано переглянулись. Вон оно что! Толпа у минометов как-то очень быстро рассосалась, и я снова отправился к Васе.
   Строго говоря, ситуация в нашей батарее нравилась мне все меньше и меньше. Хреновая, прямо скажем, была ситуация. У моих "подопечных" с Найдановым возникла конфронтация.
   Дело все в том, что они его очень плохо знали. Эти бойцы из третьего батальона до попадания под Хасавюрт не имели, строго говоря, ни малейшего понятия о его существовании. В лагере их общение с ним было чисто формальным. А затем они передвигались по Чечне исключительно со мной.
   Я же достиг со своими солдатами состояния некоего нейтралитета. Если я что-то и требовал от них, то исключительно в рамках боевой работы. Причем, как правило, еще и старался объяснить, для чего это нужно. Они не были тупыми - мои командиры расчетов: Абрамович, Боев и Адамов. Если я говорил понятно и доходчиво, то у меня проблем с ними почти не было. А уж с подчиненными они разбирались сами.
   Во всем же остальном я в дела моих расчетов не вмешивался. Свою личную жизнь они устраивали сами.
   Я их не трогал. Если я уж и подзывал к себе сержантов, (что я делал достаточно редко), то они точно знали, что это будет какой-то серьезный вопрос.
   Может быть, я был неправ. Очень может быть. Я не кадровый военный, я пиджак. Я поступал так, как подсказывала мне ситуация. Мне не нужно было выводить свою батарею в передовые, чтобы получить следующее звание. Многие называли меня "пофигистом". В какой-то мере это было правдой. Но только в какой-то. Вот в данный момент я не видел необходимости что-то менять в своем поведении.
   Найданов оказался человеком совсем другого склада. Ему нужно было вникнуть во все. Он не был настолько зануден, как наш старшина, но мои бойцы этого просто не знали. Шевченко они видели не так уж и часто. И сейчас он околачивался где-то на ПХД, а вот Найданов был рядом.
   Со своими собственными солдатами - из первой минометной - ему приходилось довольно трудно. Несмотря на то, что жил он вместе с ними - в палатке, слушались они его из-под палки. Ему постоянно приходилось орать, стучать кулаками, сулить всякие кары подчиненным и вообще, много волноваться.
   Когда он в очередной раз переходил на крик, лицо его наливалось кровью, и я иногда боялся, что его хватит удар. Хотя для этого он был еще слишком молод.
   Переход от полной личной свободы к мелочной регламентации оказался для моих "подопечных" неожиданным и весьма болезненным. Они глухо роптали, но не выдержал и сорвался только Поляков.
   Поляков мне и самому не нравился. Узкое лицо, тонкие губы, недобрый взгляд с прищуром. Почему-то он вызывал у меня ассоциацию со змеей. С удавом. Лежит такой тип на ветке спокойно в засаде, а потом внезапно прыгает на жертву, и душит, что есть мочи - до смерти.
   Я с ним не общался. Он мне не нравился, и я с ним не общался. От меня не требовалось давать приказы ему лично. Он был из расчета Боева, Боев с ним и разбирался. В данном случае я мог себе позволить не общаться с тем, кто мне неприятен. Это одна из приятных привилегий офицерского положения.
   А Найданов с ним общался. И очень активно. Я не знаю, что там произошло, но комбат назвал Полякова пассивным представителем сексуального меньшинства, на что потерявший всякую осторожность солдат ответил ему тем же.
   Кричал он это, не выходя из кузова. Так я до сих пор и не знаю, не услышал его Найданов, или только сделал вид, что не услышал? А если бы услышал? Что он мог сделать? Пойти застрелить солдата? Или "умыться"? И то, и другой было бы катастрофой.
   Я давно боялся, что этим все и кончится. Найданов давно уже не стеснялся в выражениях в адрес личного состава. Но он, на мой взгляд, был не прав по двум причинам.
   Во-первых, у него не было еще такого авторитета и репутации, как скажем, у многих майоров, капитанов, и некоторых старлеев. Те могли обложить бойца очень конкретно, и солдат промолчал бы в тряпочку, потому что последствия ответа могли быть для него очень и очень печальные. Наш комбат просто в силу возраста и неопытности такого статуса пока не заслужил.
   Во-вторых, такие серьезные оскорбления нужно употреблять в серьезных ситуациях. Тогда это звучит совсем по-другому. Найданов же разменивался на мелочи. Тем и обесценил свои ругательства. В результате он сам немного привык к ним. Привыкли его расчеты. А мои бойцы к этому не привыкли. Я вообще ни одного такого бранного слова в их отношении ни разу не употребил.
   Короче, я не стал следить за развитием сюжета между комбатом и Поляковым, а отправился к Васе. В его небольшой батарее, в отличие от нашей, царили мир и спокойствие. Не обходилось, конечно, без эксцессов, но Рац их быстро разруливал. Да, в общем-то, и эксцессы были все какие-то несерьезные. Мелкие.
   Тем не менее, когда на следующее утро я вернулся к своим расчетам, Полякова там уже не было. Как я понял, Найданов ходил к Санжапову, что-то требовал, (не знаю, что именно), но в результате Санжапов забрал бойца к себе в эскорт.
   Вот так, как говорят китайцы - "сиди спокойно на пороге своего дома, и труп твоего врага проплывет мимо тебя". Я не сделал ни малейшего движения, а Поляков, который мне тоже активно не нравился, чужими руками был удален. Вот так - чисто и красиво. И я ни при чем, и обстановка оздоровилась.
  

Часть 4. Новогрозненский.

   Глава 1.
  
   Уже пару дней где-то в юго-восточном направлении громыхало так, что я иногда просыпался. Хотя, как мне раньше казалось, я к канонаде совершенно привык. Оказывается, не так все просто.
   По легким, едва уловимым изменениям в поведении старших начальников, я понял, что скоро мы передислоцируемся. И вполне возможно, именно в этом направлении.
   По радио появились сообщения о сильных боях в районе Новогрозненского. Я подумал, не туда ли нас хотят перебросить. Впрочем, я только еще подумал, а мои бойцы уже были в этом уверены. Ну, еще бы! Один боец что-то услышал, что-то подслушал, не будь дурак - сопоставил факты, сообщил другому бойцу. Тот добавил что-то свое, новость распространилась, обросла подробностями, и стала железобетонным фактом.
   Вскоре факт подтвердился. Ко мне подошел Бандера, похлопал по плечу, посоветовал крепиться, и сказал, что заграница нам поможет. Это у него юмор такой.
   Я ответил, что мне все равно куда ехать. А за ним я буду как за каменной стеной. Степан ушел, а я сообщил бойцам, что вскоре мы отъедем в направлении Новогрозненского.
   - Что, прямо в бой кинут? - спросил меня Восканян. (Молодой такой армянчик, живой, как ртуть - из расчета Боева. Очень они с Боевым сдружились).
   - Очень может быть, - ответил я. - То ли нас кинут, то ли на нас кинутся. Кто знает? Тут ни фронта, ни тыла нет, сами знаете.
   Вместо Полякова, для заполнения вакансии, Найданов отправил ко мне Шуру Эйнгольца. Из первой минометной. Шура обладал очень уживчивым и жизнерадостным характером, и, слава Богу, очень быстро нашел с моими подопечными общий язык. Это было здорово, потому что лишних неприятностей из-за конфликта между бойцами мне совсем не хотелось. Хватало неприятностей из-за постоянного присмотра за трансвеститом.
   Кстати, о нем. Что-то все-таки произошло у них с Поляковым. Сочинец плакал, я это выяснил. Но на прямой вопрос, в чем дело, он отвечать отказался.
   Так!.. Этого еще не хватало! Тогда я вызвал командиров расчетов, и спросил их. Они недоуменно закачали головами, начали пожимать плечами... Но глаза прятали, и по глазам я понял, что что-то все-таки произошло.
   - Так, товарищи сержанты! - Обратился я к ним, после короткого раздумья. - Не знаю, что вы с ним сделали...
   Абрамович поднял голову, хотел уже видно сказать - "Не мы" - но вовремя осекся.
   - Да, не знаю, - продолжил я. - Но у меня подозрение, что кто-то, кто-то, его все-таки трахнул. Хотя я предупреждал! Блин! Ну, ведь предупреждал же! Ну что вы за люди!? А?.. Вот ты знаешь, Боев, что теперь у него на уме? А!? Что он теперь думает? Может, он ночью вас всех убьет?!
   - И меня убьет! - поправился я. - Из-за вас! Чем вы думаете-то!? Или у вас голова, чтобы еду в нее класть?!
   Расстроился я до чрезвычайности. И отправился к самому Санжапову. Хотя это было и через голову, но я точно знал, что Найданов вопрос этот не решит. А у меня с майором, благодаря Игорю Молчанову, отношения были относительно неплохие.
   - Товарищ майор! - обратился я к комбату. - У меня проблема с солдатом. Большая.
   - Что? Еще один? - Неприятно изумился майор. - Тут только с Найдановым проблему решили... А ты чего?
   - Да нет, товарищ майор. - Я скривился. - У меня с ним совсем другие проблемы. Я за него боюсь, и за свои расчеты боюсь... В общем, дело такое...
   Я объяснил майору ситуацию, и высказал свои подозрения.
   - Не нужен он нам тут! - Я пытался быть убедительным.
   Санжапов, пока я все это ему рассказывал, морщил лоб, кривился, как от зубной боли, но, в общем и целом, мою правоту признал.
   - Ладно, - решительно сказал он. - Давай его сюда. При первой возможности отправлю обратно в Темир-Хан-Шуру. Пусть там в писарях сидит.
   Я кашлянул:
   - Есть одна тонкость, товарищ майор... Как мне кажется, именно Поляков-то его и... Того... Этого...
   - О, черт! - Санжапов замотал головой, как лошадь, отгоняющая надоедливых и наглых мух. - Давай его все равно сюда. Я разберусь. Все, давай!
   Я подошел к кузову, забрался внутрь, и в настороженной тишине громко сказал:
   - Так, Мелешко! Собирай свои вещи и бегом к Санжапову. Будешь в другом месте служить.
   Унылый Мелешко встрепенулся, моментально собрал свое барахлишко, и под двусмысленными взглядами бывших сослуживцев исчез из нашего поля зрения.
   Я же протянул руки к горячей буржуйке и закрыл глаза. Заканчивался короткий период общения с Васей, другими знакомыми, вкусные ужины, дружеские беседы, и прочие удовольствия от пребывания в большом офицерском коллективе. Снова наступала эпоха Бандеры, Салия и моих неугомонных и трудновоспитуемых бойцов.
   Впрочем, это я так - несерьезно. Главное ведь - дело! Интересно, что ждет нас всех в Новогрозненском?
  
   Глава 2.
  
   Выехали с первыми лучами солнца.
   Мы ведь по ночам не ездим. Ночь - это не наше время. Это время боевиков, разведки и спецназа. Да и то, спецназу и разведке здесь гораздо тяжелее, чем чехам. Все-таки чехи - местные. Они дома воюют. Им здесь все ходы и выходы известны. Попробуй, поймай! Особенно ночью. Если бы я дома воевал, меня бы тоже не нашли, если бы я захотел спрятаться.
   Вот потому мы ночь и не любим. Если бы, скажем, наша колонна шла сюда не днем, а ночью, то увидел бы боец тех двух уродов с гранатометом? Тех, которых он из пулемета срезал? Нет, сто пудов даю, не увидел бы. И влепили бы они в мою "шишигу" заряд, и все... Для меня война закончилась бы.
   Так лучше уж по светлому. Целее будем.
   Я снова "зацепился" за последним БМП Бандеры, и нам с Сомиком оставалось только следить за его движениями. Куда он - туда и мы. Дело незамысловатое, правда, не считая того, что БМП может пройти там, где нам не под силу. Однако ехали мы по вполне накатанной дороге, так что никаких эксцессов с передвижением не происходило.
   Сначала мы двигались на север, в сторону нашей артиллерийской батареи и ПХД, которые так и не сдвинулись с места, но дойдя до какой-то ведомой высшему командованию точки, повернули на запад.
   Канонада приближалась. Стоял треск от автоматной стрельбы. Он то усиливался, то, наоборот, утихал, в зависимости от того, приближались мы к городу, или отдалялись от него.
   В конце - концов, я понял, что Новогрозненский мы плавно обходим с юга, к самому городу особо не приближаемся, и это меня несколько озадачило. По-видимому, в городских боях нас использовать не решались. Я подумал, что, скорее всего, опять поручат что-нибудь блокировать.
   К югу от города еще лежал снег. И чем выше мы забирались, тем снега было больше. Очень хорошо, что вместо солнца над нами нависли темные, мощные, непробиваемые тучи. Сразу заметно потеплело, и явно утих резкий ветер, который так доставал меня, (да и всех, наверное), там, над Аллероем.
   Это, собственно говоря, было все, что меня радовало. Ко всему остальному я уже давно относился как-то, неожиданно даже для себя, индифферентно. Слава Богу, у меня ничего не болело, но эти бесконечные бессмысленные переезды и безделье меня порядком утомили.
   Меня лично очень злило, что за все то время, что я уже провел в Чечне, нам не разу не удалось отстреляться из минометов. Даже хотя бы для того, чтобы их элементарно пристрелять. Все что у меня было из нужных приборов, так это только бинокль. Таблиц стрельбы у меня тоже не было. Еще в части я переписал себе в обычную тетрадку самые необходимые данные, но все-таки очень хотелось бы их перепроверить и, при необходимости, подкорректировать. Однако такой возможности у меня до сих пор не было. Если Серега и Вовка уже устали от стрельбы так, что прицелы отражались у них в воспаленных глазах, то для меня все это было чисто абстрактным понятием...
   Так, наша, доселе единая, как змея, колонна начала растекаться на ручейки. Вон пошел ручеек роты Тищенко, вон ручеек роты Бессовестных, а вот и мы повернули в другую сторону.
   На головном БМП Бандера энергично махал руками. Он явно радовался. Еще бы, если меня все достало, то ему вообще смерть было сидеть на одном месте. Грязь, летевшая из-под гусениц, ровным слоем накладывалась на лица пехотинцев, сидевших на броне, и постепенно они превращались в трубочистов.
   " Моем, моем трубочиста - чисто - чисто, чисто - чисто!". Я неожиданно вспомнил стихотворение "Мойдодыр", и заржал. Сомик посмотрел на меня очень странным взглядом. Наверное, подумал, что я потихоньку схожу с ума.
   "Да нет, друг Сомик! Я-то как раз нормален. Только сумасшедший и может быть нормальным в таких условиях", - мысленно ответил я своему водителю, но вслух ничего не сказал. Еще чего не хватало! Тогда он точно решит, что я чокнулся.
   Горящий город становился все ближе. Нет, он не горел так, как древний Рим, по слухам, подожженный самим же императором Нероном. Горели отдельные дома и сооружения. Но пылали красочно, и черный дым поднимался в небо огромными черными воронками. Перестук очередей усилился.
   Все. Теперь мы были точно посредине южной оконечности Новогрозненска.
   - Стой! - Закричал Степан, одним огромным прыжком слетая с брони. - Окапываемся к бою!
   Пока Бандера занимался своими проблемами, я начал готовить собственную позицию.
   Для этого я лично обошел свой участок, и наметил места для минометов. Так, чтобы полету мины ничего не препятствовало, сам миномет было не очень видно со стороны, и чтобы в линии прицеливания не было никаких помех. Естественно, без тени сомнения я выбрал позицию для стрельбы по городу.
   - Так, бойцы, - сказал я. - Окапываемся быстро, но качественно. Приказ на открытие огня может быть в любую минуту. Кроме того, могут также успешно стрелять и в нас. Так что хорошие окопы - это в ваших личных интересах.
   Боев шмыгнул, Абрамович почесал нос, а Адамов сплюнул. Они без рассуждений развернулись, и принялись орать на своих подчиненных. Работа закипела. Я же взял бинокль, и попытался обнаружить хоть какие-то возможные цели. В городе явно кто-то бегал, кто-то в кого-то стрелял... Но кто и в кого? Ни хрена не разберешь! Все же одеты одинаково!
   Это только наших бойцов можно отличить от противника за несколько километров. У них одноцветные бушлаты, а у некоторых кроме шинели ничего нет. Кто из дудаевцев ходит в шинелях? Вопрос риторический. Вот тут все сразу видно.
   А вот все остальные - и части из более цивильных районов СКВО, из Сибири, из-под Москвы, из Калининграда, не говоря уже о спецназовцах и ОМОНе, все в камуфляже. У них все камуфлированное. И прически, наверное, камуфлированные тоже. Их от чехов не отличишь. Мне кажется, что их всех с одних и тех же складов и снабжают. А что? Днем папоротник на службе - выдает имущество военнослужащим, а ночью - бизнес. Продает то же самое боевикам. Сам не видел, врать не буду, за руку не ловил. Но слухи такие у нас тут ходят.
   Через несколько мгновений в поле моего зрения все-таки кто-то появился. Маленькие фигурки, похожие на юнитов компьютерной игры, показались между домами. Они двигались очень быстро, часто стреляли, и куда-то отступали. Но кто это? Наши ли отходят, или боевики откатываются?
   Вообще-то, мне стало нехорошо. Это я здесь нахожусь в относительной безопасности, смотрю на бой со стороны, и это вызывает у меня только любопытство. Люди там - в городе - сражаются насмерть. Для них любое движение может стать последним в этой жизни. У них не игра... Нет, игра! Но только со смертью.
   Меня передернуло. И тут же, как будто в унисон с моими мыслями, рядом просвистела шальная пуля. Я поежился, и вышел из задумчивости. И сразу убрался с открытого места.
   Окопы под минометы были готовы. Бойцы сидели на ящиках, и ожидали дальнейших указаний. Я стоял посреди позиции молча, в ожидании Степана. Он, впрочем, не замедлил появиться.
   - Вы чего тут сделали? - спросил он. - Стрелять-то надо в другую сторону!
   У меня отвисла челюсть.
   - Куда?! - переспросил я, подумав, что, наверное, ослышался. - В лес что ли?
   - Да, да! Именно в лес, - сказал Степан. - Наша задача, не дать пройти помощи к боевикам с этого направления. Мы просто блокируем город.
   Я снял шапку, вытер вспотевший лоб, вздохнул, и повернулся к подчиненным.
   - Давайте еще в ту сторону позицию оборудуем.
   - Зачем? - вскинулся Боев.
   - А затем, - веско ответил я. - Что возможно, нас атакуют как раз оттуда. На помощь осажденным чехам идут другие. Наша задача - их не пропустить. Ясно?
   Я немного приврал, конечно, но эффект был важнее. Возможность непосредственной встречи с противником лицом к лицу показалась моим бойцам уже не столь вдохновляющей как когда-то. Во всяком случае, за рытье окопов и укрытий они принялись с еще большей энергией, чем даже раньше. В результате позиция была оборудована с рекордной скоростью, и ко второму пришествию Бандеры я был полностью готов. Он удивленно покрутил головой:
   - Однако!... Так! Давайте по кромке леса пристреляемся.
   Слава тебе Господи наш! Наконец-то можно ПОСТРЕЛЯТЬ! Хоть оружие опробуем.
   И тут случилось именно то, чего я так опасался. Наши мины, за время непрерывных кочевок с места на место в сыром чеченском климате, слегка подпортились. Порох отсырел. Из первого залпа канал ствола покинули и разорвались две мины из трех. И хотя они попали примерно туда, куда мы и целились, никакого удовлетворения мне это не принесло. Потому что третья мина дала осечку, и осталась внутри миномета расчета Абрамовича. Что делать?
   Кряхтя и попердывая, бойцы отсоединили ствол, и Шура Эйнгольц принял мину на руки, мягко и нежно, словно ребенка.
   - Отложи ее в сторону! - крикнул я ему. - Нужно просто основной заряд поменять, и она пойдет!
   Второй залп вышел еще хуже прежнего: теперь вылетела только одна мина, а две дали осечку. Пока Адамов и Боев корячились с ними, Бандера презрительно посмотрел на меня, и зашипел:
   - Ты нас погубишь! Как можно на тебя рассчитывать!
   - Блин! - заорал я в ответ. - Да если бы дали мне возможность стрелять еще месяц назад! У меня было бы все в порядке. У меня все заряды отсырели. Что я могу сделать?!
   Ладно, я быстро успокоился, и примирительно сказал:
   - Ну, не ругайся. Эти ящики мы всегда вынимали. Они все время почти на воздухе... Ну, вот, видишь как. Мы сейчас другие, из-под лежаков достанем, они должны быть сухими... Но учти. Если мы сегодня - завтра опять стрелять не будем, то и эти могут отсыреть! Видишь, кругом снег. Земля сырая...
   - Хорошо, - сказал Бандера. - Делай, что хочешь, но огневой заслон мне обеспечь... Ясно!?
   - Да ясно, - тихо ответил я. - И без тебя голова уже болит.
   Третий залп мы давать не стали, а я заставил бойцов разобрать их уютные лежанки, и поменять отсыревшие ящики на новые - сухие. Попробовал возмутиться только армян, но я ему внушительно пояснил, что от этого в самом буквальном смысле слова зависит его жизнь. Вылетит мина из ствола или нет. И как быстро это произойдет. И что чехи армянам тоже головы отрезают. Армян заткнулся.
   Я же говорил, если правильно объяснить личному составу, что и зачем делается, то, в общем, до них доходит.
   Пока я проводил профилактику и обновление боеприпасов, в нашем направлении явно что-то случилось. Я услышал нарастающий гул двигателей и лязг гусениц с правого фланга. Возвышенность закрывала мне видимость, но к нам явно кто-то ехал. Не прямо к нам на позицию, конечно, но куда-то рядом с нами.
   Вскоре из-за бугра вынырнула четверка Т-72 и довольно резво отправилась в сторону города. Однако, не дойдя до него вполне приличное расстояние, танки остановились, и открыли огонь. Видно, кто-то запросил огневую поддержку, и командование не придумало ничего лучшего, чем отправить танки в качестве орудий. Входить же в город они не собирались, помятуя, вполне очевидно, о печальном опыте Новогоднего штурма.
   От нас к танкам присоединились все до одной БМП Степана, и тоже начали куда-то стрелять.
   Район целей быстро заволокло дымом, так что - куда они стреляли? В кого? И зачем? - разобрать было уже невозможно. Я сильно сомневался, что и сами танкисты вполне понимали, куда целятся.
   Однако я был не прав. Очевидно, что кого-то они все-таки очень сильно "достали", так как в ответ из города по танкам и БМП открыли ответный огонь. Эге! Сразу несколько разрывов, и довольно точных. Мне показалось, что стреляли из минометов. Поэтому я только усмехнулся. Что может сделать миномет танку? Ну, если только не попадет точнехонько в него. Такое попадание, конечно, вполне возможно, но все же встречается не часто. Так что я был совершенно спокоен за наших.
   И потому, то, что случилось дальше, меня как громом поразило. На одной башне открылся люк, оттуда вылезли два человека в черных комбинезонах, попрыгали с брони и пустились наутек. У меня, честно говоря, отвисла челюсть.
   - Зачем!? Идиоты! Что вы делаете!? - закричал я вслух.
   Бойцы, наблюдавшие всю эту ситуацию, начали на меня оглядываться. В отчаянии я махнул рукой. Танковую позицию накрыла еще одна серия разрывов, и обе бегущие фигурки упали на землю. После этого и танки, и БМП попятились назад, выходя из зоны обстрела.
   Как оказалось, (а так и должно было быть), за боем наблюдал не только я. Спустя пару минут к месту событий все с того же правого фланга на очень большой скорости, (сколько смогли выжать), примчался наш медицинский МТЛБ. Он пролетел недалеко от нас, и я смог разглядеть на броне Игоря Молчанова и нашего батальонного медика - Гаджи Гафурова.
   Раненых быстро погрузили в тягач, а Молчанов залез в брошенный танк. Двинулись они практически одновременно.
   Неожиданно для меня, МТЛБ остановился прямо напротив нашей минометной батареи. Я быстро спустился к нему.
   Раненых танкистов снова вытащили на землю, и медик принялся за перевязку. Пока он их перевязывал, Молчанов орал на обоих.
   - Ты чего вылез? - кричал он на молодого танкиста.
   - Ну, этот сопляк обосрался! Ты чего вылез? - кричал он на танкиста старого.
   Старый танкист, как выяснилось, был обычным контрактником, и прослужить успел совсем недолго. Впрочем, он, стиснув зубы, молчал. Ему было совсем не до разговоров. И военная служба его тоже закончилась - ему выбило глаз.
   Молодой боец отделался заметно легче: получил всего лишь порцию осколков в ногу. Он плакал, и плача оправдывался.
   - Я испугался! - говорил он. - Мне было страшно. Я не знаю, зачем я вылез!
   Это было очень похоже на правду. Молодой испугался, рванул наружу, а контрактник, повинуясь стадному инстинкту, дернул за ним.
   Снова мимо просвистели пули. Все резко задергались.
   Уже перевязанных танкистов снова засунули в тягач, Гаджи запрыгнул на броню, и они отчалили. Молчанов подмигнул мне, залез в танк, и отправился за ними. У меня мелькнула мысль, что так просто танк он уже не отдаст.
   Игорь закончил Ульяновское училище, служил в Германии, а после всего того, что сделал с нашей армией лысый урод, оказался в России. Сначала он пристроился в Волгограде, но там было очень плохо с деньгами. В Темир-Хан-Шуре, в штабе бригады, приличную должность занимал его двоюродный брат. Он-то и помог Игорю перевестись сюда. "По крайней мере", - сказал он. - "Здесь довольствие выплачивают регулярно".
   Так Молчанов появился у нас в части. Танков здесь отродясь не было, (здесь вообще раньше - до нас - стояла артиллерийская дивизия), так что пришлось Игорю идти командиром роты в пехоту. Очень это его сильно напрягало, и по своим танкам он явно скучал.
   И вот - такой случай! Я-то заметил, как загорелись у Молчанова глаза...
  
   Глава 3.
  
   И все. Больше ничего не происходило. Город потихоньку горел, перестук очередей стал ослабевать, чувствовалось, что сражение заканчивается. И Бандера не появлялся.
   Пришли сержанты, и сказали, что очень хочется есть. Никого не кормили с самого утра.
   Честно говоря, мне, почему-то, есть не хотелось. Ну, не то, чтобы совсем не хотелось, просто я еще потерпел бы. Но ведь я командир! Я о подчиненных должен заботиться в первую очередь, а уж о себе - во вторую... Хотя это вопрос спорный.
   Ну, ладно. Хватит демагогии, надо ехать за старшиной. Опять, гад, где-то спрятался! Чуть опасность, пусть небольшая - больше потенциальная, хрен его дождешься. Приходится искать самому.
   Я кликнул Сомика, и мы отправились искать штаб, ПХД, скопление техники... Что угодно, где может окопаться наш доблестный старшина.
   Однако первым объектом, где я приказал Сомику остановиться, стала Васина минометная батарея. Что это именно Вася, я понял сразу, еще издалека, как только увидел подготовленные к стрельбе ПМ.
   Однако это было уже не все. Кроме ПМ, стояли шесть "подносов".
   - Здорово, Вася! - закричал я, - как только выпрыгнул из "шишиги". - И это тоже все твое?
   Из кузова средней машины показалась голова Васи.
   - А, привет! - удивленно-радостно ответил мне он. - Какими судьбами? Да это все мое. Мне народу добавили, и минометов... Прикинь! Собрали в части все, что шевелится, и не является аборигеном.
   - Здорово тебе! - ответил я. - А как дела со снабжением? Я вот тут с водителем разыскиваю нашего доблестного старшину, который как-то давно у нас не показывался. Некоторым товарищам страшно хочется есть, они ходят и спрашивают, "кто нас будет кормить? Где еда?".
   - У меня со снабжением все нормально. Вот, в соседней машине прапорщик прикрепленный обитает. Он нас и снабжает всем необходимым.
   - А ты один живешь? - спросил я.
   - Да нет, - засмеялся Рац. - Или ты турка и Ваню не считаешь?
   - Да, не считаю, - твердо ответил я. - Это не то, что я имел в виду.
   - А-а... Все равно не один. Со мной Молчанов живет.
   Я опешил:
   - Ничего себе!.. Ну, тогда сегодня твоя батарея пополнится техникой!
   - Какой?
   - Танком!
   Я в лицах описал Васе сегодняшние события.
   - Понятно, - сказал, выслушав меня, Рац. - Может быть, и на танке. Но это вряд ли. Отберут... Танк же где-то ведь числится? Правильно? За ним все равно приедут... Вот если бы Игорь танк у чехов отбил... Тогда другое дело. Тогда бы у нас в батальоне начала формироваться танковая часть.
   Нашу оживленную дискуссию прервало довольно неожиданное событие. Из соседней машины, видимо привлеченный звуками нашего разговора, выполз папоротник. Каково же было мое удивление, когда я увидел, что это некто иной как Чорновил! Собственной персоной!
   Увидев меня, он сделал некое движение, чтобы укрыться обратно в кузове, но было уже поздно. Он сам это понял, и с кривой улыбкой подошел к нам.
   - Товарищ прапорщик! - незамедлительно обратился я к нему. - Где наши завтрак, обед, и... (я посмотрел на часы)... ужин. А?
   Краем глаза я заметил, что Сомик слушает наш разговор. Это было очень хорошо - в случае чего, он мог подтвердить моим бойцам, о чем мы здесь говорили. Увы, но Сомову они поверили бы гораздо скорее, чем мне.
   Прапорщик замялся, и это меня сильно насторожило. С чего это вдруг? Что такое? Он же должен нас снабжать! Это же наш старшина!
   - Вы у меня в списки сейчас не входите, - сказал он, наконец, прямо. - Я сейчас вот эту батарею снабжаю, и Найданова.
   - Ну-у, елки-палки, - остолбенел я. - Мы же вот - рядом. Почему вы нас не снабжаете? А кто должен это делать?
   - У Бандеры там должен быть сейчас старшина. Вас ему на довольствие передали.
   Так, картина, кажется, прояснилась. Я наскоро распрощался с Рацем, но когда уже сел в кабину, он вдруг махнул рукой - остановись, мол. Вася исчез в кузове, а потом вернулся ко мне с письмом.
   - На, - протянул он мне тонкий конверт. - Это тебе передали из части. Бойцы привезли.
   Письмо - это здорово! Я крепко пожал Васе руку, и, как не хотелось мне остаться, пришлось возвращаться к подопечным.
   Даже не подъезжая к своей позиции, я сразу направился в расположение Бандеры.
   - Привет! - сказал я ему. - Где ваш старшина?
   Степан что-то жевал, и потому ничего остроумного ответить мне не сумел. Он только махнул рукой в нужную сторону, и опять ушел в свою палатку.
   Папоротника я нашел быстро, но он оглядел меня с искренним недоумением.
   - А на вас у меня ничего нет, - протянул он. - По крайней мере, на сегодня ничего не давали. Завтра утром разберусь.
   Я мрачно посмотрел на него, но ничего не сказал. А что я ему скажу? Нету жратвы! Все, нету. Обломайтесь.
   Когда я вернулся обратно, весь личный состав был на ногах. Нас ждали.
   Я вылез, все также мрачно осмотрел своих бойцов, и объяснил обстановку.
   - Ну и что нам делать? - спросил Восканян.
   - Да, вы же командир! Придумайте что-нибудь! - поддержали его остальные.
   Ну ни хрена себе! Вспомнили, что я командир! До этого как-то все недосуг было.
   И что я должен был им ответить?
   - В общем, так, - сказал я внушительно. - Что вы все ноете?.. Смотрите, город перед вами.
   Я сделал наполеоновский жест: дарю, мол - и отправился на позицию посмотреть, что там творится. Потом оглянулся. Все мои солдаты, как один, заворожено смотрели в сторону города, словно что-то увидели, или словно какая-то важная мысль неожиданно посетила их головы.
   Как-то они подозрительно быстро успокоились. Мне показалось это весьма забавным. Что-то мне подсказывало, что вскоре жизнь в моей батарее сильно изменится.
   За всеми треволнениями дня наступила ночь. Дома ярко горели, создавая ощущение какого-то праздника. Я был в кабине один. Включил рацию на волне "Маяка" и слушал новости, потом музыку, потом некую радиопьесу; потом выключил, чтобы не сажать аккумулятор, и заснул.
  
   Глава 4.
  
   Сегодня был большой праздник - 23 февраля.
   Ну, хотя здесь - в Чечне - это не совсем праздник. Здесь это траурный день. В 44-м году всех чечен собрали и отправили в Казахстан. Берия, по слухам, предлагал всех просто утопить в Каспии, но Сталин пожалел. Смешно, но Сталин пожалел.
   Ну ладно! Мы не чечены, у нас праздник Советской Армии. Жрать-то нам сегодня дадут или нет?
   Однако почти тут же мое ухо уловило незнакомые звуки за спиной. Уж поверьте, это было что-то новенькое. За все то время, что я передвигался с батареей по Республике Ичкерия, я привык к определенному шумовому фону. А эти звуки мне были совершенно незнакомы. Да они вообще больше увязывались с мирной жизнью, чем с огневой позицией!
   Я немедленно отправился посмотреть, чем это заняты мои непоседливые бойцы.
   Черт побери! Да ведь это... Да ведь этот звук... Это... Ни что иное как звук телевизора! Да не может такого быть!
   Однако могло. Именно телевизор. Вот что меня так озадачило сегодня утром. Шум настройки. Нет, не передачи - именно настройки.
   Причина обнаружилась сразу, как только я вынырнул из-за кузова, и увидел всю картину целиком.
   Электромонтер Боев пытался настроить телевизор, а он не показывал. Ток подавался на него с автоаккумулятора.
   - А он от такого напряжения работать-то может? - спросил я у сержанта.
   Он ответил, как ни в чем не бывало, как будто я уже тут вместе с ними часа два сидел:
   - Да, может. Там переключатель есть на низкое напряжение... Но не хочет, падла, показывать! Сам не пойму, в чем там дело... Блин, мне бы приборы сюда! Эх, я бы нашел, в чем тут дело!
   Да, действительно, телевизор "Sanyo" включился, но кроме мутного снега и дикого визга ничего более не воспроизводил.
   Оставив азартного Боева за работой, я осмотрелся как следует.
   Никто мне ничего не сказал, все были очень заняты. Может быть, они даже не увидели, что я появился. Я ведь подошел очень тихо, да и с Боевым разговаривал в полголоса.
   Восканян пек хлеб. Шура Эйнгольц ощипывал курицу, а Абрамович уже варил другую. Я протер глаза.
   - Так, - на этот раз уже очень громко сказал я. - Товарищи солдаты, рассказывайте.
   Все, как один, подняли головы. И начали переглядываться.
   - Да успокойтесь, - сказал я. - Я просто интересуюсь, в чем дело, как все было, и какова обстановка на настоящий момент... Давайте!.. Ну, откуда все это богатство... Впрочем, я и сам знаю. Скажите, кто ходил?
   Адамов вздохнул, оторвался от какого-то альбома с фотографиями, и сказал:
   - Да все ходили, по очереди. По трое, по четверо. Так и не страшно, и унести можно больше.
   - Ну и что принесли, - спросил я, устраиваясь на чьей-то каске. - Проведем небольшую инвентаризацию.
   Теперь в дело вмешался хозяйственный армян.
   - Мешок муки, - начал он считать, загибая пальцы, - канистру масла. Кажется, подсолнечное. Кастрюля с сыром. Потом вон несколько банок с закруткой. Потом еще три курицы. Кастрюли, посуда разная, ножи. Соль. Вот сахара не нашли.
   По мере перечисления у меня отвисала челюсть и поднималось настроение. Мне ставилось откровенно весело. Я заметил, что у моих бойцов совсем изменилось мироощущение. Они как-то очень заметно ожили. Вот армян, который до этого целыми днями только ныл, теперь был весьма оживлен и деятелен. Боев вообще, кажется, забыл все на свете, и уже ковырялся во внутренностях телевизора с высунутым языком.
   Блин! А какой аромат шел от кастрюли!..
   Один только Бичевский был опять мрачен и недоволен.
   - Скоро прапорщик прискачет, - предрек он. - Я его знаю. Жрать не привезет, а если почует наживу, а он точно почует, под обстрелом прискачет. Приползет даже.
   Да, про Чорновила я как-то забыл. Да, этот может.
   - Пусть вообще больше не показывается, - сказал Восканян. - Мы теперь и без его подачек проживем.
   - Товарищ лейтенант! - сказал Абрамович. - Вы курицу будете?
   Ого! Еще бы!
   - Конечно, буду, - сказал я. - Но вы лучше расскажите, что там, в городе, творится.
   О, - неожиданно ответил Боев, оторвавшийся от бесплодной настройки, - там ночью было как на дискотеке деревенской. Толпы бродят, все друг от друга шарахаются, только слышно, как по домам шуршат.
   - А местные чего?
   - Да нет!...Там, где люди живут, мы туда не заходили. Там и брошенных домов много. Испугались, наверное, побросали все и убежали, куда глаза глядят. А добро бросили.
   Боев замолчал, но потом будто вспомнил что-то:
   - Да, вот еще. Прикол. Мы видели дома, на них написано "Здесь уже были".
   - М-да, - отреагировал я, подумав, - только глупый это плакат. Ну и что, что были? Ну, были. Но все унести не смогли... Надо было писать "Здесь уже ничего нет". Вот это была бы точная информация.
   Тут вмешался Эйнгольц:
   - Говорят, в центре магазины есть. Но мы туда не пошли - побоялись. Там еще стреляют, вроде бы.
   - А как же вы так, в темноте-то там шарахались?
   - Да мы спички брали с собой. Это если в погреб полезешь, там же ничего не видно. Ни зги. А так домов много горит. Светло, нормально.
   - Ну а винные подвальчики там были?
   Я задал этот странный вопрос потому, что мне вспомнилась последняя летняя поездка в Кабардино-Балкарию. Там, у деда моей жены, в станице Александровской, был такой подвальчик. И вино у него было весьма отменное. Вот, что-то пришло мне в голову.
   - Нет, такого тут нет, - дал мне ответ Абрамович. - У них такого и быть не может. Они же мусульмане, Им Аллах запрещает вино пить.
   - Зато им колоться можно, - сострил Шура.
   - Узнаю наш славный Дальний Восток, - сказал я. - Кому что, а вшивому о бане!
   Все засмеялись, а громче всех - сам Шура.
   Я встал, чтобы посмотреть на банки. И тут увиденное меня, увы, не вдохновило. Помидоры и огурцы выглядели как-то весьма осклизло. Старые закрутки, что ли? Очень неаппетитное зрелище. Даже с голодухи. Пара банок с вареньем. Так, банка открыта.
   Я достал из бушлата ложку, зачерпнул немного варенья, попробовал...
   - Что это? - спросил я.
   Мне ответил Абрамович, (видимо, как знаток местной кухни):
   - Это кизиловое варенье.
   М-да! Варенья почему-то было совсем мало. В основном банку занимали косточки. Впрочем, решил я, немного поразмыслив, это ерунда. Ведь можно пить чай!
   - Вы чайник захватили? - спросил я, как будто речь шла о каком-то легком пикнике на фоне природы.
   - Да, да! Конечно, - сказал Имберг.
   Он даже показал мне его. Чайник был несколько закопчен, но это не страшно. Не в магазине же мы его брали, в общество защиты прав потребителей обращаться бесполезно. "Вот если только расстрелять хозяев за плохое обращение с кухонной посудой", - с иронией подумалось мне.
   Я огляделся по сторонам. Город исчез в тумане. Туман царил везде - сзади, сбоку, спереди. Капельки воды висели на ветках, на траве, на минометах... Было сыро, но не холодно. А у самого костра было вообще хорошо.
   Адамов возился с каким-то огромным альбомом. Сержант сопел, кряхтел, что-то бурчал себе под нос, яростно выдирал из альбома фотографии, и отбрасывал их в сторону.
   - Дай-ка посмотреть, - сказал я, подойдя к нему. - Что это ты притащил вместо еды, инструментов или других каких-нибудь полезных вещей?
   Адамов показал мне альбом.
   - Это дембельский альбом, - сказал он. - Какой-то чечен делал. Очень красивый. Я из него сделаю собственный.
   - Ты сначала доживи до этого дембеля, - подбодрил я бойца. - Ты что же, будешь теперь таскать этот талмуд с собой? Ну, что ж! Знаешь, могу предложить тебе более эффективное использование данного предмета. Ты его себе за пазуху засунь, и он будет у тебя вместо броника. Ни одна пуля не возьмет.
   Адамов насупился.
   - Да ладно, - сказал я. - Не обижайся. Я же просто шучу. Поступай, как знаешь.
   Я поднял несколько фотографий и присмотрелся.
   Да, крепкий парень. Могу предположить, что он серьезно занимался спортом. Карате? Вполне возможно. Снимки самые типичные для советской армии: я похожих много видел у родственников и знакомых. Вот чечен на пушке сидит, вот он взобрался на миномет - на ПМ, такие как сейчас у Васи. Везде соло. А вот эта фотография интереснее. Здесь шесть человек - однополчане, по всей видимости. Судя по форме - снимались перед дембелем.
   Я перевернул фотографию. На обороте были написаны имена, а напротив одного имени стояло пояснение - "татарин". Причем взгляд у этого татарина был не такой веселый как у остальных. Похоже, ему было в окружении этих кадров не так уж и весело.
   Внезапно я разозлился, и отшвырнул фотографию прочь. Меня просто взбесило это. Ну, все же мусульмане! Нет, выделили-таки одного - не наш, не чеченец.
   У нас в группе учился один - Ибрагим. Хороший парень, ничего плохого сказать не могу. Звезд с неба не хватал, но и не отставал никогда. Жил в общаге. То, что он чечен, меня никогда не напрягало. Я об этом вообще никогда не думал.
   У нас вообще всех нерусских - с Кавказа - называли "хачиками". А там никто не разбирался: грузин он, армянин, ингуш, осетин, из Дагестана или Чечни. "Хачик" и "хачик". Были хорошие "хачики" - нормальные ребята, мы их так даже и не называли. Были плохие, но я не помню, чтобы у них возникали проблемы именно из-за национальности... Да нет, не помню такого. И в школе не помню... Ну да, мы же были интернационалисты.
   Теперь все рухнуло. Послужив на Кавказе, я научился отличать даргинцев от лакцев, аварцев от кумыков, ингушей от чеченцев... И увы, от нормального отношения у меня не осталось и следа. Как выяснилось, мы русские, относимся к ним гораздо лучше, чем они к нам. Да, это правда, они презирают слабость, уважают только силу, а добродушие принимают именно за слабость...
   Да, что-то я слишком близко к сердцу принял эту странную фотографию. Бог с ней! Да и с ним. Говорят, Ибрагим не стал воевать с нами, уехал куда-то в другую республику. Может быть, он тоже помнит, как мы вместе учились, как жили в одном вагончике, как помогали друг другу? Может, это на него подействовало? Очень хотелось бы верить...
   Восканян позвал меня есть курицу. От тушки мне досталась нога. Кто-то открыл две банки с огурцами и помидорами. Курица была старая и жесткая. А помидоры и огурцы слегка осклизлые и очень кислые. Но мои бойцы явно остались довольны.
   Во-первых, это была не казенная еда. Впервые за очень долгое время.
   Во-вторых, это вообще была первая еда за также весьма приличный промежуток времени.
   В-третьих, они добыли эту еду сами. И это позволяло им наплевать на товарища прапорщика с высокой колокольни.
   А вот лепешки удались. Действительно, это оказалось очень вкусно. Это и позволило без особой муки съесть и жесткую курицу, и несвежие закрутки.
   - Сахар есть... - мечтательно сказал Боев. - Эх, еще бы дрожжей!
   - Что у нас с водой? - спросил я, прервав алкогольные видения сержанта.
   - С водой плохо, - ответил мне армян. (Он все больше и больше входил в роль завхоза). - Есть фляга. Мы взяли в городе. Но воды набрать негде.
   - Что? Вообще ничего? - спросил я огорченно. - Чаю бы попили с вареньем этим...
   - Нет, воды нету.
   Вот так. Чай обломался. И теперь еще появилась забота, где набрать воды. У нас были два армейских термоса, но этого было мало, и сейчас они были пусты.
   - Так, - сказал я. - Абрамович. Возьми людей, кого хочешь. Бери термосы. Только флягу пока не берите, а то могут быть глупые вопросы, на которые умно ответить вы все равно не сможете. Так, берите термосы, и идите вон в ту сторону, (я показал рукой). Там старшина второй роты, попросите у него воды. Давайте! Чаю попьем. Что костру зря пропадать?
   Абрамович взял с собой двух человек, и они отправились в указанном направлении. В это время появилось солнце, и туман почти тут же рассеялся. Увидев, что творится внизу, я только ахнул.
   Как весенние ручейки, из города и в город текли наши военнослужащие. Их было необыкновенно много. Я даже как-то и не подозревал, что у нас столько пехоты. Впрочем, я мог и ошибаться. С чего я решил, что промыслом занимается только наш батальон?
   Среди ближайших ко мне потоков как альбатросы над бурным морем, кружили Бандера и Салий. Периодически они "ныряли" в глубину, и выхватывали тот или иной экземпляр несуна.
   Я бодро отправился к Бандере, посмотреть на его "охоту".
   - Что вы тут делаете? - спросил я.
   Салий молча показал мне целую сумку видиокассет. Чего здесь только не было!
   - Эммануэль! - вытащив одну из кассет, хитро подмигнул мне Степан.
   На этот счет я промолчал, а спросил вот о чем:
   - А на чем смотреть будете-то?
   Лейтенанты переглянулись.
   - Вот, - ответил Валера. - Как раз стоим, ждем, когда кто видак потащит.
   - А как же вы их... - хотел было спросить я, но не успел.
   Степан нырнул в "глубину" и выхватил из нее недоумевающего и временно потерявшего соображение и ориентацию солдата. В руках у него была довольно объемистая сумка, с которой обычно путешествуют туристы с гитарами.
   - Показывай, что там у тебя, - сурово сказал Степан.
   Солдат задергался, но Салий показал весьма объемистую деревянную дубинку. Рядовой сразу сник, и сам послушно расстегнул молнию. В сумке лежали какие-то свитера, рубашки... Даже майки. Было две банки с чем-то съедобным, пара видиокассет...
   - Дай-ка глянуть, - протянул руку Бандера.
   Он осмотрел названия...
   - А-а... - разочарованно протянул Степан. - У нас уже такие есть... Все! Свободен!
   Бандера дал бойцу стимулирующий пендель, и солдат с довольным и облегченным видом тут же ретировался.
   В небе послышался шум вертолета. Мы трое задрали головы. Сверху, из вертушки, кто-то кричал в матюгальник, призывая прекратить "мародерство" и угрожая всяческими карами. Я засмеялся, Валера скривился, а Степан просто заржал.
   - Идите к черту! - сказал он. - Ни хрена не кормите, мне даже иногда перед бойцами стыдно, не снабжаете, предаете при каждом удобном случае, а по телеку, оказывается, каждый день нас мешают с грязью... Идите на хер!! Я злобный и ужасный федерал! Я пью по утрам кровь чеченских младенцев, а вечером греюсь у подожженных домов! Попробуйте прекратить экспроприацию экспроприаторов! Посмотрим, что будет...
   - А что будет? - спросил я.
   - Да ничего не будет! - ответил мне Бандера. - Поорут, полетают и успокоятся. Это начальство само грабит так, что о-е-е-ей! Нашему же солдату нечего терять, кроме жизни. А тут ее и так не щадят. Поэтому большие пузаны боятся на передовой показываться. Пристрелить могут. Чисто случайно. А уж морду набить... Это вообще запросто.
   Степан прекратил ругаться, потому что появилась новая группа несунов. Впереди шел даг, весь обвешанный курами, а за ним двое русских с набитыми вещмешками. Дага я уже видел. Еще бы! Это достопримечательность! Он тут был единственный даг в пехоте. Мне казалось, что у него к чеченам какие-то личные счеты, потому что он никогда не называл их единоверцами или братьями. Наоборот, все говорил о них только плохое, и лицо его при этом искажала неподдельная ненависть.
   - Что грабишь единоверцев? - подколол его Степан.
   Даг уставился на лейтенанта злыми черными глазами.
   - Чечен мне не брат! - яростно сказал он, и насупился.
   - Да ладно! Шучу я. - примирительно произнес Степан, и кивнул ему. - Проходи.
   Куры Бандеру не волновали вообще.
   - А вы вытряхайте вещички! - Это уже относилось к лицам славянской национальности.
   Они даже с какой-то готовностью распахнули свои вещмешки, и выставили их содержимое на наше обозрение. Улов был неплохой. Шоколад, печенья, всякая съедобная дребедень в ярких пакетиках - наверняка ограбили рынок. Салий и Бандера извлекли по шоколадке, и последний неожиданно нанес удар деревянной дубинкой солдату по ногам. Тот рухнул.
   - Знаешь, за что я тебя ударил? - С пафосом спросил Степан у бойца, наклонившись над ним.
   - Нельзя мародерствовать! - с готовностью закивал головой лежащий на земле.
   - Нет, - ответил Бандера, и стукнул солдата еще раз. По голове.
   Боец ошалел. Глаза у него собрались в кучу.
   - Я не то взял? - завопил он, чуть не плача.
   Бандера снова молча стукнул его и помотал головой.
   - Ну а что я сделал-то?
   Солдату было больно, он плакал, а его товарищ замер как статуя, не понимая, что будет с ним, и с ужасом переводя взгляд то на сослуживца, то на нас.
   Степан сурово посмотрел на обоих, и, наконец, высказался:
   - Вы, идиоты, чего днем в город поперлись? Вам ночи было мало? Конечно, днем удобно грабить - все видно, везде пролезть можно... А вот то что вы всех нас подставили - это как? Вон тот хрен на вертолете с матюгальником чего летает? Из-за вас, уродов, летает. Нам потом будут высказывать. С вас, убогих, что возьмешь? Мы пострадаем из-за вашей тупости. (Бандера снова замахнулся, солдаты одновременно съежились). В общем, валите, пока целы. И днем больше в город не лазьте.
   Битый и небитый рванули с низкого старта, и исчезли. Степан переломил шоколадку пополам, и одну половину отдал мне.
   - Спасибо! - сказал я. - Короче, ладно. Я пошел, посмотрю, что там моя банда делает.
   Про телевизор я благоразумно умолчал.
  
   Глава 5.
  
   Степан презентовал мне два новых солдатских одеяла. Одно я постелил на сиденье, чтобы было помягче и теплее, а вторым укрывался. В роте Бандеры появились вши, он ругался, матерился, издевался над солдатами, приказывая пересчитывать количество вшей на ночь и докладывать ему об их наличии, но практически сделать не мог ничего.
   Нужны были хорошая баня, и чистое белье. У нас не было ни того, ни другого. Меня лично утешало пока только то, что у меня вшей еще не было. Но, как я подозревал, это было временное явление. Не знаю, с какой стороны, но вши обязательно появятся. Нельзя жить среди вшивых, и не подхватить эту заразу.
   Прошлой ночью, как и предрекали умные люди, нас посетил товарищ прапорщик. Как надо было нас покормить, так этой сволочи нет, а как он услышал, что у нас что-то появилось, а скорее - догадался, так сразу и приперся.
   Первое, что он увидел, был телевизор. Папоротник сразу же его схватил в обнимку, и унес в свою машину, потом он полночи бегал с фонарикам по кустам. Мне не хотелось с ним встречаться и объясняться. Он, видимо, тоже не жаждал со мной встретиться. Чтобы не наговорить друг другу лишнего, мы оба от встречи благоразумно уклонились.
   И все-таки он не такой сообразительный, как я думал. Продукты были спрятаны в пустых снарядных ящиках, на которых спал в "шишигах" личный состав. Прапор, бесполезно облазивший все соседние кусты, и даже слегка залезший на территорию Бандеры, где его чуть было не пристрелили, так и не допер, где же мы прячем от него добычу.
   Крайне раздосадованный, он, уезжая, пообещал всем моим бойцам дисбат. Уж этот-то молчать точно не будет! Пойдет докладывать о своем подвиге начальству. С замполитом нашего сводного батальона они вообще спелись. Не понимаю, что нашел в нем замполит? Нравится, когда так лебезят? Но ведь уж слишком откровенно! Это попахивает неискренностью. А это всегда опасно...
   Боев и Эйнгольц выглядели весьма расстроенными. Именно на них обрушился весь пыл однообразной риторики неистового папоротника.
   - Не дрейфьте! - сказал я им. - Все утрясется. Никто вас ни в какой дисбат не загонит. Иначе тут почти всех пришлось бы пересажать, и некоторых - и расстрелять!
   Мои слова показались напуганным бойцам довольно логичными и убедительными, и они несколько расслабились.
   - А можно еще раз в город сходить? - спросил меня неугомонный Восканян.
   - А что ты там забыл? - ответил я вопросом на вопрос.
   - Да сахару надо бы поискать...
   - Ну, тогда уж и дрожжи сразу ищи! - произнес я под громкий одобрительный смех.
   Армян расценил это как молчаливое разрешение, и полез в кузов собираться.
   - Кто с тобой пойдет? - спросил я снова.
   - Я пойду, - ответил за армяна Абрамович. - И Шурик пойдет.
   - И я пойду, - сказали в унисон Боев и Адамов.
   - Нет, - ответил я решительно. - Ты, Адамов, останешься. Надо лес обстрелять.
   Периодически мы стреляли в сторону леса, и это меня очень радовало. Во-первых, худо - бедно личный состав овладевал навыками практического ведения огня, а, во-вторых, я отстреливал все мины, в которых у меня были сомнения. Как я надеялся, вскоре появится начальник артиллерии, и подбросит мне свежих боеприпасов.
   Кстати, Вася каждую ночь палил осветительными минами из своих ПМ, но мне казалось, что это лишний и бессмысленный перевод ценного имущества. До сих пор продолжали гореть многие дома, так что местность и так была довольно сильно освещена.
   После стрельбы я пошел передохнуть в кабину. И так мне сладко отдыхалось, что я проспал до самого утра.
   А утром, как я и догадывался, наше имущество пополнилось еще массой полезных вещей.
   Нет, увы, сахара не было, равно как и дрожжей. Да и Бог с ними! Принесли еще пару куриц, и снова мешок муки.
   - На мельницу вы, что ли, ходите? - пошутил я по этому поводу.
   Вообще-то это было здорово. С хлебом у нас всегда были проблемы. То, что привозил старшина, назвать хлебом у меня язык не поворачивался. А зачастую он не привозил и этого. Так что приходилось перебиваться чем Бог послал. Чаще всего - ничем. А теперь у нас появилась возможность печь нормальные лепешки. Тем более что целую канистру масла, а также противни мои бойцы добыли путем опасных приключений еще в первую ночь реквизиций и контрибуций.
   Но, как говорится, не хлебом единым жив человек. И у Сомика, и у Бичевского появилось по автомагнитоле и куче кассет. Конечно, все это было откровенное старье. Но ведь оно работало! Оно издавало музыкальные звуки, которые не резали уши. И уж, за неимением лучшего, можно было слушать и группу "Мираж", чем не слушать вообще ничего. Кроме того, мои подчиненные проявили здравый смысл, и достали то, в чем они действительно больше всего нуждались. Даже больше, чем в еде, (которую Чорновил, будем к нему справедливы, все же иногда нам привозил). Бойцы достали одеяла и матрацы!
   У меня уже были два - подарок от Степана, так что я отказался от предложенного мне мягкого и пушистого одеяла с двумя нарисованными пандами.
   А вот Сомик повесил у нас в кабине ковер с какими-то голыми купальщицами. Я не возражал. Я только посмеивался про себя, как цветет и пахнет мой водила. Еще бы! Он становился просто зажиточным господином: ковры, музыка, персональное одеяло, какие-то безделушки, в виде чертиков, повешенные на лобовом стекле...
   Да ладно этот Сомик! Кузова "шишиг" на глазах превращались в малогабаритные квартиры. Матрацы, одеяла, посуда. Продукты, бытовые приборы...
   Мне казалось, что даже лица у моих подчиненных стали шире и толще. Осада Новогрозненского явно пошла им на пользу. Они даже начали задумываться о духовном. Так, например, Адамов пожаловался мне, что ни в одном доме не нашел ничего подходящего для чтения.
   - Дикари-с, - заключил он.
   Бандера с ухмылкой сообщил мне, что телевизор у папоротника отобрал замполит, посоветовал ему заткнуться, передал имущество связистам, телевизор уже починен, и круглосуточно функционирует у рэбовцев. Старшина же, отошедший от такого шока, теперь кусает локти, что не может лично прошвырнуться по Новогрозненскому, так как рядом замполит, и такое превращение старшины из поборника нравственности в откровенного мародера может быть неправильно понято.
   Я передал бойцам рассказ Степана, и они окончательно успокоились.
   - Ну, - сказал Эйнгольц. - Насколько я знаю нашего старшину, теперь нам придется еще хуже. Теперь он нас будет заставлять ходить за добычей. Вот увидите, он под это дело еще и пустую машину выбъет.
   - Или отобьет у противника, - пошутил Боев.
   Тут я вспомнил о Молчанове и танке. Танк у него все-таки отобрали. И это его очень злило. Ну а что поделаешь? Ничего не поделаешь...
   Тем временем наше пребывание у города явно подходило к концу. Стрельба давно прекратилась, дома догорели, да и набеги солдат федеральных войск на городское население наше начальство весьма напрягали. Жители откровенно боялись возвращаться, так как город кишел военнослужащими всех мастей, и что от них ждать, местные не знали. Не знали, и опасались.
   В общем, как я чувствовал, скоро нас должны были отправить куда-нибудь подальше от населенных мест.
   Я высказал свои подозрения бойцам, и они срочно активизировались под лозунгом: "Хватай все что есть, потом разберемся"!
   Но, во-первых, не мы одни такие умные, а, во-вторых, в город начали возвращаться беглые жители, и это резко сузило бойцам район "поисков" - чтобы там не говорили местные, а в жилые дома наши солдаты не заходили. Так что последние походы за "зипунами" оказались практически бесплодны. Из еды не достали вообще ничего, и принесли только две большие лопаты, которые я заказывал. Шанцевый инструмент нам был нужен не меньше, чем продовольствие.
  
   Глава 6.
  
   Осада Новогрозненского закончилась, и сразу как будто наступила весна. Даже появилась пыль, а ведь еще вчера кругом и везде лежал снег.
   Стало так тепло, по-настоящему жарко, что большинство бойцов уже днем не одевало бушлаты, а торчало на солнышке и грело свои промерзшие кости. Была и другая важная причина раздеться: вошь.
   Кто мог достать воду, кипятил нательное белье, кто не мог - снимал с себя все до трусов, (если они, конечно, у него были), и методично, проверяя каждый шов, выбирал гнид из обмундирования.
   Впрочем, иногда с гор налетал по-прежнему ледяной ветер, и голые съеживались. Но выбирать вшей не переставали. А я безумно радовался тому, что у меня этой заразы еще не было.
   Мы съехались всем батальоном в одно место и моя половина батареи соединилась с половиной Найданова.
   Что ж, формально я потерял самостоятельность в принятии решений, но, в принципе, меня это трогало мало. Ведь теперь я мог заниматься личными делами, в то время как к начальству по всем без исключения вопросам таскали Найданова.
   Ну и ладно, он ведь кадровый! А мне пиджаку, все.... Ну, в общем, какой с меня спрос!
   Короче, первое, что я сделал, это сходил к нашим артиллеристам узнать о судьбе Вовки. Как я и думал - дело замяли. Выяснилось, что личной вины лейтенанта в произошедшем нет. Виноват оказался сержант, который с грехом пополам закончил три класса церковно-приходской школы, и безошибочно считать умел только свою зарплату. В сержанты он попал исключительно из-за большой силы и злобного характера. Ну, просто потому, что у него ловко получалось избивать подчиненных, отчего те выглядели страшно дисциплинированными. Однако для артиллерии этого было маловато.
   Командование подумало, и перевело провинившегося сержанта в пехоту. Даже без понижения в должности. Отправили его в роту Урфина Джюса, так как в части дисциплины она была самой слабой из трех. Сержанту объяснили, как он должен наладить службу, чтобы дело о ночном обстреле окончательно спустили на тормозах. Парень проникся, и в целях утверждения дисциплины в несколько разболтанной роте выбил с десяток зубов. Впрочем, Урфин Джюс был своим новым подчиненным весьма доволен. Если Бандера и Тищенко наводили дисциплину своими собственными кулаками, то за Бессовестных этот делал "штрафник". Причем и повиновение стало в роте завидным, и ротный ходил весь "в белом".
   Самого же Вовку отправили обратно в Темир-Хан-Шуру. Тем более что из отпуска вернулся Поленый, и Вовку стало кем заменить.
   Самое приятное лично для меня состояло в том, что я снова был рядом с Васей. И ночевать я теперь ходил к нему. Так как там был и Молчанов, то спали в "шишиге" мы теперь втроем. Вечером приходил Сэм Поленый, иногда - Куценко, (тоже прибыл с последним пополнением), мы играли в карты, слушали радио, один раз пили водку, и, вообще, очень весело проводили время.
   Как оказалось, Васины бойцы в город не ходили. Им было далековато, да и Молчанов не дал. С другой стороны, Игорь сразу же сел на шею нашему папоротнику Чорновилу, и тому пришлось снабжать Васину батарею по полной программе. Таким образом, муки, масла и варенья у Васи не было. Зато были каши, тушенка, сгущенное молоко, и приличных размеров бочка с квашеной капустой. Под водку, которую принес Куценко, она пошла на "ура".
   Не было, конечно, у Васи теплых одеял, толстых матрацев и ковров с эротическими сюжетами, но зато было полно синих с черными полосками казенных одеял, и масса спальников. Так что даже Ваня и Турок спали в одном спальнике на двоих. Это вызывало столько непристойных шуток со стороны Молчанова, Сэма и Куценко, что взбешенный Турок, в конце концов, решил спать просто на полу, без спальника.
   На пару с Васей я ходил в столовую нашего ПХД. Там был и прапорщик Ахмед, (тот, который в очках), и в поварах - два моих бывших бойца. Так что нам с Васей обламывался и хороший, настоящий чай, и сыр, и печенье, и белый заводской хлеб. (Хотя я понял, что лепешки, выпекаемые Восканяном, ничуть не хуже, а в чем-то даже качественнее).
   Как-то я так расслабился, что от Васи почти и не вылезал. Я даже не представлял себе, чем в данный момент занимается Найданов. Впрочем, он, скорее всего, тоже где-то предавался общению с друзьями. Вместе с ним в нашу бригаду попало еще несколько его однокурсников по училищу, почти все они были здесь, в Чечне, так что у него была собственная "тусовка".
  
   Глава 7.
  
   Все, лафа быстро закончилась. Наш батальон снова разбивали на части, меня опять отсоединяли от Найданова, прикрепляли к Бандере, и мы должны были снова подниматься в горы.
   Возглавлял нашу колонну Молчанов. Ему все это не слишком улыбалось: надо было покидать Васину "шишигу", опять искать у кого-то пристанище. Немного подсластило пилюлю только то, что на усиление нашей части было выделено два танка. Игорь быстро перезнакомился с танкистами, хотя одного, как оказалось, он уже хорошо знал. Это был тот самый сержант - танкист, которого Молчанов забирал на МТЛБ из-под минометного обстрела.
   Перед самым отъездом я еще забежал к Васе потрепаться напоследок, но застал там также и Игоря.
   - Ты чего тут? - спросил я. - Мы разве не сейчас отправляемся?
   Молчанов посмотрел на меня с презрительным недоумением. (Он умел это делать).
   - Во-первых, я забираю свои вещи, - сказал он. (Я сконфузился от собственной тупости). - Во-вторых, мы задерживаемся.
   - Почему?
   - Надо! - отрезал Игорь. И добавил:
   - Ты, кстати, боеприпасы пополнил?
   - Да, я у Гришина под самую завязку набрал.
   - Смотри у меня, мне может понадобиться твоя карманная артиллерия.
   - Не такая уж она и карманная, - обиженно ответил я. - У меня батальонные минометы. Между прочим, в иностранных армиях существуют даже ротные минометы! Вот то - да! Действительно, карманная артиллерия. У нас вместо нее вполне АГС справляется.
   - Ладно, не умничай, - сказал Молчанов. - Смотри не пропусти отправление.
   Он забрал свой вещмешок и ушел. Я еще немного покрутился у Васи, но он был чем-то занят, все время куда-то убегал, на меня внимания не обращал никакого, и я предпочел за лучшее вернуться к подчиненным.
   Часа два еще мне пришлось крутиться около своих машин. Колонна хотя и формировалась, но пока никуда не трогалась. Зато я своими глазами увидел, как снова оживились мои бойцы. То, что они снова расставались с Найдановым, воодушевляло их несказанно. Отношения с первым батальоном у них никак не ладились.
   Да, там были те еще субъекты! Поэтому мои подопечные предпочитали держаться от сослуживцев подальше.
   Пока они снова вытаскивали на свет Божий припрятанное на всякий случай имущество, я успел сходить в столовую, и выпросить по знакомству пачку печенья. Хоть что-то! Да еще набрал во фляжку не обычной воды, а хорошего, крепкого чая.
   И только я вышел из столовой, как колонна, возглавляемая двумя приданными нам танками, тронулась. Я кинулся к "шишиге", вихрем ворвался в кабину, но не успел даже толком закрыть дверцу, как наша поездка прервалась. Сомик с перекошенным лицом выскочил из кабины, и попросил меня как можно быстрее последовать его примеру. Я, глядя на его лицо, без колебаний выполнил просьбу. Водитель поднял кабину, и присвистнул.
   - Чего? - спросил я раздраженно.
   - Ремень полетел, - тихо сказал Сомов и провел чумазой рукой себе по лицу.
   - Ну что стоишь! - закричал я. - Беги к начтеху. Может, у него что есть! Не стой! Давай, давай! Шевелись! Нам ехать надо!
   Сомик ускакал к начтеху, а я подошел к недоумевающему Бичевскому, вкратце обрисовал ситуацию, и сказал, чтобы он ехал вместе с колонной, а мы его догоним. Водила кивнул, и начал пристраиваться за БМП Бандеры. Степан что-то кричал мне со своей машины, но я не мог разобрать - что. Я махнул ему рукой - мол, отвали. Он плюнул - это я видел, и отвернулся.
   Тут же появился Сомик.
   - Один момент, - сказал мне водитель. - Сейчас все сделаю.
   Он действительно очень старался, но все равно - провозился он прилично. Мы, конечно, сильно отстали, хотя хвост колонны был еще виден. Правда, он был уже далеко.
   - Давай, жми, - сказал я водиле. - Нас тут уже не должно быть. Вперед!
   Мы резво рванули, и я приказал Сомику делать что угодно, но не упускать колонну из виду, так как маршрута я не знаю, а отстать от своих и заблудиться в Чечне чревато летальным исходом. Водитель проникся сказанным, и резко прибавил газу.
   Сначала ехать было легко - мы ехали по асфальту. Раздолбанному, в ямах и рытвинах... Но все-таки асфальту. Проехали большой омоновский блокпост, затем повернули в горы.
   Началась грунтовая дорога, но довольно приличная и укатанная. (Ну, еще бы! Перед нами целая колонна уже прошла). Судя по направлению движения я понял, что мы поднимаемся на какой-то перевал. По мере подъема перед нами открывались чудесные, необыкновенно красивые места.
   Мы еще раз повернули, и впереди замаячил густой лес. Грунтовка уходила прямо в него. По левой стороне дороги торчали разрушенные высоковольтные опоры, еще какие-то непонятные бетонные столбы, а совсем - совсем далеко, на линии открывшегося горизонта, как черные грибы, горели нефтяные скважины. Я любовался данным пейзажем, пока мы не въехали в лес, скрывший все напрочь.
   Вдруг как-то сразу по направлению движения вспыхнула мощнейшая канонада из всех видов оружия, которая мгновенно слилась в один протяжный вой. Мои ноги сразу стали ватными - я мгновенно понял, что случилось что-то очень, очень, очень поганое. Это был бой. Настоящий тяжелый бой: рев огня нарастал - казалось, ну куда можно выше?! А он рос.
   Что делать? Ехать вперед? Я поглядел на Сомова: у него исчезло лицо - оно превратилось в театральную греческую маску. Я подумал, что вперед он не поедет, даже если я буду угрожать ему расстрелом на месте. И зачем ехать? Я включил рацию на нашей с Бандерой частоте. Молчание. Полное. Нет Бандеры. Что делать?!!
   Я выпрыгнул из кабины, больно ударился пятками и заорал дурным голосом, чуть не сорвавшись на фальцет:
   - Батарея, к бою!
   Мои два расчета явно испугались, и не меньше, чем Сомик. Однако, хотя они и тряслись, но минометы ставили быстро. Слава Богу, за весь наш непрерывный поход по Чечне расчеты научились делать это на автомате. И это сейчас сработало.
   Сомик вроде бы тоже вышел из ступора; я приказал ему сдать задним ходом, развернуться и подъехать к позиции тыльной стороной, чтобы мины можно было подавать прямо из кузова.
   Правильно ли я делал? Я и сам этого не знал; просто это было первое, что пришло мне в голову.
   Определить дальность стрельбы, и даже направление я, естественно, не мог. Наобум лазаря выставил минометы по звуку и установил дальность примерно в два километра: чтобы уж точно не попасть в своих.
   Вообще, это было глупо. И попасть я мог в кого угодно. Но ничего другого на ум мне в этот момент не пришло, а просто в ступоре стоять и лупать глазами я не мог. Это было еще хуже. Надо было что-то делать! Хоть что-то!!
   Я, ощутив слабость в коленках, стиснул зубы так, что они скрипнули, и сам себе сказав - "Соберись, дрянь"! - приказал открыть огонь. Как здорово, что я только что обновил боеприпасы! Ни одной осечки. Мои бойцы молча, крайне сосредоточенно, пыхтя и сопя, вскрывали ящики, подавали из машины к минометам мины, а сержанты производили выстрелы. Когда по моим прикидкам мы израсходовали половину боезапаса, я приказал прекратить стрельбу.
   Во-первых, я очень - очень боялся, что мины нам еще пригодятся. А, во-вторых, самое главное - бой явно стихал. Стрельба становилась все реже и глуше, как будто бы даже отдалялась, и это придало мне заметной бодрости. Если огонь отдаляется, значит, наши наступают! Если бы они бежали, стрельба бы приближалась.
   Я приказал разобрать минометы, погрузить на себя согласно штатному расписанию, и в пешем порядке двигаться за мной. Сомику же я велел двигаться за нами на почтительном расстоянии, но ни в коем случае не сбежать, бросив нас.
   - Если ты нас бросишь, - предупредил я его. - Я за тобой с того света вернусь, так и знай!
   Водитель закивал, и по выражению его испуганного лица я понял, что если он нас и бросит, то только в самом крайнем случае. Впрочем, большего от него и не требовалось.
   Было мне страшно идти? Да, было. И даже очень. Но оставаться в неизвестности мне казалось еще хуже. Странно, но меня пугала картина, что если я сейчас развернусь, и рвану обратно на ПХД, то мне нечего будет ответить на простой вопрос: "Что случилось? И где все остальные"? После этого я не смогу смотреть людям в глаза. Поэтому я пошел вперед.
   Мне казалось, что я иду бесконечно долго. Долго, долго, очень долго.
   Наконец, впервые, послышались звуки, которые мне понравились даже меньше, чем ураганная стрельба.
   Нехорошие звуки. Я остановился, поднял вверх руку. Пыхтящие за мной бойцы тоже замерли. Мы прислушались, и я начал разбирать крики, переходящие в вопль, рыдания, и стоны. Мои минометчики попятились. Абрамович вопросительно посмотрел на меня. Я и сам застыл в нерешительности.
   Кровь стучала мне в виски, а сердце колотилось как бешенное.
   Я заставил себя идти вперед, хотя каждый шаг давался мне с огромным трудом. Мне очень хотелось развернуться, махнуть на все рукой, и убежать. Но я шел, мне было страшно дл слез, но я шел.
   Я снял автомат с предохранителя и передернул затвор. За моей спиной также послышались щелчки. Я нащупал во внутреннем кармане гранату. "Если что", - подумал я, - "лучше подорвусь. Все равно ведь убьют. Да еще и мучить будут. Лучше сразу умереть".
   Дорога уходила на право, и сразу за поворотом я увидел человека. Нашего солдата. Он блевал. Ему нечем было блевать, но его все равно выворачивало наизнанку. На нас он не обращал ровным счетом никакого внимания. Солдат был без оружия, весь в блевотине, крови, и ободранном бушлате.
   Потом я почувствовал сильный жар: горели дерево, резина, металл и что-то еще, сладковатое.
   Потом я увидел "шишигу" Бичевского. Она была странно перекошена. (У неё было пробито переднее колесо). Вокруг машины сидели мои бойцы. Боев что-то тихо шептал сам себе. Я видел, что губы его шевелятся, но слова разобрать было невозможно.
   Между тем, их миномет не стоял; значит, они не стреляли. Не было видно и водителя.
   Когда я подошел к кабине ближе, то увидел его сам. Он лежал на руле и смотрел на меня немигающим взглядом. Я окликнул его и понял, что он мертв.
   Метрах в пятидесяти впереди дымилась БМП. Я разглядел на ней белого аллигатора - это была машина из роты Урфин Джюса. Слева и справа от нее стояли вполне целые "бэшки". Но никого не было видно. Когда я добрался до них, то понял - почему.
   За машинами открывалась широкая поляна. А на этой поляне стоял настоящий Ад!
   Люди катались по земле, выли, рыдали. Было много мертвых. Лежали просто отдельные части тел. Кого-то перевязывали.
   Я пошел туда, хотя страшно воняло гарью. Почти нечем было дышать.
   Реальность медленно исчезала в моей голове: я начинал смотреть на себя со стороны.
   Вот я прохожу мимо солдата: между ног - лужа чего-то, головы практически нет. Вот лежит чья-то нога. Я отметил, что на сапоге отвалился каблук. Вот сразу куча трупов. Вот развороченная БМП. Вот "Урал" на боку. Из него кого-то вытаскивают. Господи! Это же Игорь! Капитан Молчанов! Жив? Мертв? Земля под ногами красная. Мир черно-красный.
   Вот бойцу накладывают жгут. У него нет кисти. Моя голова цепенеет. Бац! Пощечина! Это кто? О, Салий! Спасибо. Торможение проходит. Я начинаю понимать, что он говорит.
   " У тебя машина целая?" - спрашивает он. Я киваю. "Тогда грузи раненых, и дуйте на ПХД как можно быстрее!"
   "А где Степан?" "Все. Нет его больше. Давай, шевелись". "Шишигу" Сомова набивают под завязку. Я остаюсь с машиной Бичевского. Бывшей машиной Бичевского...
  
   Глава 8.
  
   Игорь Молчанов ехал, конечно, не наобум Лазаря. Все-таки профессионал. Начальство получило подтверждение от разведчиков, что все нормально, дорога чистая. По всей видимости, их взяли чехи, и заставили передать то, что им было нужно. Как они этого добились - можно догадаться, хотя не очень хочется. И так по телу пробегает невольная дрожь. Их потом нашли: разрезанных по кусочкам - руки отдельно, ноги отдельно, головы отдельно и так далее. Время, значит, было.
   Говорят, Сабонис верил этим бойцам как себе. Но, знаете, когда тебя режут на кусочки живьем... Я же говорю, лучше подорваться самому.
   Поляна, где произошло побоище, лежит перед склоном горы, поросшей густым лесом. Чехи расчистили сектора обстрелов, вырыли классные окопы, хорошие укрытия, землянки - подготовились капитально.
   Единственное, чего они, скорее всего, не знали - это размера нашей колонны. Поэтому мы и не легли там все вместе.
   Впереди шли два танка. Самый первый был оборудован катком против мин. За ним двигалась рота Бандеры. И не в пешем порядке, а как обычно, на броне. Четыре БМП. Посередине шел "Урал" Молчанова. Через небольшой промежуток от Бандеры следовал Бессовестных. Потом "шишига" Бичевского. Ну а потом, через очень приличное расстояние, я.
   Дорога вела через поляну и уходила вверх по склону. Когда наши танки достигли середины подъема - вот тут все и началось...
   Но у чехов тоже с самого начала все пошло наперекосяк. Выстрел из РПГ по головному танку отразила "защита". А в этой машине сидел кадровый офицер с солидным боевым опытом. Он сразу рванулся из-под огня наверх, одновременно поворачивая ствол для стрельбы. Молодец, короче. Можно сказать, он всех и спас. А вот второй танк разорвало так, что у него улетела башня. Опять "нашему" знакомому танкисту не повезло. Убило его. Тогда, под минометным огнем Бог пощадил. Мы думали, как контрактнику не повезло! Глаза лишился! Да, кривой, но живой. А вот молодого все-таки судьба догнала.
   На поляне в этот самый момент как на ладони стояла рота покойного Степана Бандеры. И Игорь. Вот они и получили лавину огня по полной программе. Чехов было около сотни. Били они кинжально. Насчет количества я, конечно, не знаю. Кто их там считал? Может, и мало их было, да стреляли здорово...
   Две "бэшки" вспыхнули сразу. Еще две чуть попозже. Ну, еще бы, если как в тире из гранатометов расстреливают...
   Молчановский "Урал" перевернулся. Там справа был склон. Машина перевернулась, но зато как бы вышла из зоны прямого огня. Говорят, это Игоря и спасло. Он же сидел справа. Вылетел из "Урала" и прокатился вниз.
   А вот рота Бессовестных - Урфин Джюса - еще не вышла из просеки. Они хоть и "деревянные" солдаты, но тоже молодцы. Не растерялись, не драпанули в ужасе. Развернулись и вмочили по склону из всего что было. Дали чехам просраться!
   И тут с фланга наш уцелевший танк стал простреливать укрытия дудаевцев вдоль. С этой-то стороны они не очень были защищены. Вот тут чехи и завертелись. Ну, и на поляне не все погибли. Кто сумел уползти за кусты, кто - за бугорки, а там - дальше - за деревья, или в ямки. И Бандера был жив еще, и Салий. Степана снайпер убил, когда он пытался огонь организовать. Но остатки его роты все же стали отстреливаться.
   В основном, конечно, танкист все сделал: это его стрельбы заставила чехов закрутиться. Поэтому они и дернули вверх.
   Говорят, я тоже помог своим огнем. Вроде бы, (вроде бы!), когда чехи отходили, то попали под мой огонь. Я же брал расстояние с большим запасом. Вот и получился огромный перелет. Но когда чехи отходили, как раз под мои мины, похоже, и попали. Разведка потом нашла это место: говорят, кровищи - море.
   Хотя, что мне с этого толку. Степана нет. Игорь жив. Пока. Но состояние, говорят, между жизнью и смертью.
   Потеряли танк, четыре БМП, "Урал", из роты Степана почти три четверти убиты, остальные почти все ранены. Урфин Джюс семерых потерял: двое убитых, пятеро раненых. Моего Бичевского шальной пулей убило. Надо же: всего две дырки - одно в колесе, другое в водителе. А вот и нет больше его. Мрачный парень был, неразговорчивый, но надежный. Был... Как это нехорошо звучит! Очень нехорошо...
  
   Глава 9.
  
   К утру я замерз. Большого мороза не было, (если он был вообще). Но в этом лесу была такая сырость, что проникала везде. Кругом стояла мерзкая изморозь, каждый предмет, оставшийся под открытым небом, был покрыт водяной пленкой. А вот воды для питья не было вообще. Мы стояли на месте этого побоища уже несколько дней, и я, да и бойцы, просто измучились.
   Сразу скажу, что как-то странно мы здесь расположились. Далеко внизу, на той поляне, где недавно был бой, стояла пехота. Здесь, у нас наверху, стояла моя батарея, и разведчики. Зачем нас - минометчиков - заставили залезть сюда, я не понимаю. Тем более, учитывая, сколько проблем было, когда наши "шишиги" пытались забраться по склону. Да, здесь была дорога, но ее давно никто толком не пользовался, а танк, промчавшийся во время боя по ней до самого верха, только все разворотил.
   Вместо Бичевского мне опять прислали Старкова. У бедолаги по-прежнему не было автомата, но теперь это была вообще не проблема. Я просто отдал ему автомат покойного Бичевского, и Старков стал полноправным бойцом.
   Разбитую технику вполне оперативно утащили, трупы как наших солдат, так и боевиков, покидали в две машины, и тоже увезли. О бое напоминали теперь только избитые осколками деревья и кустарники, а также повсеместная гарь. Да и то, вскоре после боя погода испортилась, и все засыпало снегом.
   После этого меня и погнали наверх. Старков каким-то хитрым маневром сумел преодолеть подъем, хотя на пару секунд у меня перехватило дыхание - мне показалось, что сейчас машина перевернется... Но обошлось.
   А вот мы с Сомиком подняться уже не смогли. Был там какой-то изгиб на этой дороге, который не давал нам подняться выше. Машина забуксовала, и через несколько минут "шишига" вообще начала не подниматься, а наоборот - скатываться вниз. Я подумал, что Старков кинет нам трос... А потом решил, что, не дай Бог, он сам заскользит вниз... И передумал. Пришлось вылезать из кабины, и тащиться наверх, к разведчикам. Идти пришлось довольно долго, но они без разговоров отправили вниз БМП, а я остался у них. Чего опять тащиться вниз, если машина сама вскоре появиться здесь?
   Минут через двадцать "шишига" Сомова добралась до цели. Я указал, где поставить технику, где развернуть минометы, а сам пошел представиться командиру разведчиков - капитану Колодяжному.
   Хороший, между прочим, дядька. Небольшого роста, сухощавый, но очень крепкий, подвижный, а главное, спокойный и хладнокровный. И при этом не высокомерный. Как-то у него это здорово сочетается. Бывает такое. Он ведь и в Афгане успел повоевать прилично, и в 95-м году тоже не хило навоевался, похоже, его чем-то трудно удивить.
   Колодяжный встретил меня хорошо, угостил чаем, расспросил о наших огневых возможностях, указал особо опасные направления, спросил об осветительных минах.
   - Увы, - ответил я ему. - Это дефицит. Тем более для "подносов".
   Он закивал головой, не огорчился, воспринял, как должное. Я посмотрел на его бойцов. Специально он их что ли таких всех подбирал? Такие же немногословные, рассудительные и спокойные как удавы. Надо же!
   Вместо Молчанова прислали на блок Франчковского. Вот уж замена так замена! Как только он приехал, у меня с ним сразу испортились отношения.
   Дело в том, что привез он вместе с собой продукты на неделю сухим пайком. Каши, тушенку, сахар и хлеб. Я спустился с Инбергом и Адамовым по склону за своей долей. Но при расчете мне показалось, что Франчковский рассчитал нашу долю неправильно.
   Если бы речь шла лично обо мне, я бы промолчал - связываться с вредным и злопамятным лейтенантом мне не хотелось. Но ведь паек надо раздать бойцам! А что, если кому-то не хватит? Потом идти бесполезно - я Франчковского знаю! Как говорится, "считайте деньги не отходя от кассы".
   И я решил посчитать. Франчковский видимо обиделся, но пересчитать ящики и банки разрешил. Мы посчитали, и сбились. Посчитали еще раз, и снова не получилось. Плюнули на все, и тщательно, очень тщательно все пересчитали. Получилось, к моему сожалению, именно так, как первый раз посчитал Франчковский. Он долго орал, но я не стал его особо слушать, отдал продукты бойцам, и молча откланялся.
   Продукты на неделю у нас были, были запасы, оставшиеся после Новогрозненского, и за питание я не переживал. Да и никто не переживал.
   Зато с водой было очень плохо. Естественных источников у нас не было, а водовозку к нам никто и не думал посылать. Не выдвигать же к нам колонну из-за одной водовозки. А одинокой машине по этой местности ездить было опасно. Колодяжный совсем недавно нашел недалеко от нас, в лесу, готовую к стрельбе "муху". Кто ее оставил, нам было, конечно, неизвестно. Но вот зачем - мы догадаться могли.
   Сначала мы пробовали плавить снег в котелке. Но получалось почему-то очень плохо. Да и вода эта была ужасно грязная. Специальные таблетки для обеззараживания у меня были, но очень мало - всего три штуки. И я решил поберечь их до совсем плохого случая.
   Бойцы, да и я, пытались жевать снег напрямую, но от этого наоборот - пить хотелось еще больше.
   Впрочем, нельзя сказать, что воды не было вообще. Была. Было несколько луж. Однако вот что нас всех отпугивало. Во-первых, она была какого-то странного желтоватого оттенка. И все элементарно боялись отравиться. Во-вторых, от нее ужасно плохо пахло. И это еще больше усиливало всеобщие подозрения...
   Однако, если уж голод не тетка, то жажда - это вообще нечто неописуемое. Да вы и сами знаете, без еды можно месяц продержаться. А без воды - максимум неделю.
   Короче, довольно скоро бойцы стали кружиться около этих луж, а потом плюнули, и начали набирать воду. Лужи были, конечно, мерзкие, но глубокие. Хоть это радовало.
   Решили эту муть отстоять, процедить, а потом прокипятить. Через пару часов вода у нас была. Но пить ее сырую оказалось все равно невозможно - запах никуда не исчез. Тогда Восканян заварил чай. Чай пили все, в том числе и Колодяжный, который забрел к нам, и которого я пригласил в кузов.
   - Жена плакала, - сказал он, прихлебывая чай, который ужасно пах, и привкус имел нехороший, (впрочем, капитан, казалось, не обращает на это никакого внимания).
   - Сказать ничего не может, только плачет, - продолжил он. - А я говорю ей - "Держись, малыш. Я обязательно вернусь!".
   - А вы в третьем городке живете? - спросил я.
   - Да, у нас там служебное жилье, - ответил капитан. - Жена, дети остались. Думал, к родителям отправить, а жена сказала, что квартиру тогда точно грабанут. Ну, у нас городок караулом охраняется. Я думаю, с ними и там ничего плохого не случится.
   - Пусть только в город не выходят, - пробормотал я.
   - Что? - вскинул голову Колодяжный.
   - Да нет, ничего, - ответил я, покачав головой. - Это я так, самому себе.
   Капитан допил чай, перемахнул через борт, и ушел к себе...
   Сомик спал вместе со всем личным составом в кузове, я спал в кабине, и ко мне повадился ходить на ночевку рядовой Мамаев. После того, как я сумел избавиться от трансвестита Мелешко, козлом отпущения стал именно Мамаев. Ему и раньше доставалось, но после того, как ушел Мелешко, жизнь его стала вообще тяжелой. Загнали его сослуживцы на самое "дно", и припахивали бойца все кому не лень. А вот спать рядом с ним никому не хотелось. "Запачкаться" боялись, что ли? Или подцепить вирус "неудачника"? А такой передается?
   В общем, этот бедолага как-то ночью постучал ко мне в кабину, и попросился заночевать. Место водителя было свободно, и я разрешил. Даже отдал одно свое одеяло, так как у меня их было и так три штуки. Он благодарно сопел, а потом заснул, и ушел только утром, когда его начали искать проснувшиеся сержанты.
   Мне он был неинтересен, и я терпел его только из жалости.
   Как-то ночью ударил сильный мороз. Та огромная куча грязи, которая налипла на мостах "шишиги", (а я не проследил, идиот), превратилась в камень. Сомик попытался стронуть машину с места, и не смог. Он взял ломик, (презент из Новогрозненского), и решил разбить землю им. Однако лед не поддавался. Тогда мой беспечный и ленивый водила оставил это дело, посчитав, что скоро снова потеплеет, глыба оттает, и тогда ее можно будет легко сбросить.
   В принципе, я подумал точно так же, но вот что я упустил из виду - не надо было трогать машину. Не надо.
   Следующим утром Мамаев вылез из машины, а потом вдруг вернулся и сказал:
   - А у вас там, под машиной, товарищ лейтенант, масло.
   И ушел. Я обомлел. Я тут же покинул "шишигу" и заглянул в ее кузов.
   - Э, Сомов! - проговорил я. - Откуда у тебя масло под машиной?
   - Что? Какое масло? - удивился спросонья Сомик. - Ничего я нигде не разливал!
   - Ладно, хорошо. Тогда иди, и посмотри сам.
   Водитель недовольно забурчал, но вылез, всем своим видом показывая, что я беспокою его из-за ерунды.
   Однако когда он посмотрел под машину, то в мгновение ока его поза изменилась. Спесивость сползла как шкура у змеи. Сомов почти по самые сапоги забрался под "шишигу", а когда вылез, то лицо у него было как-то по-детски обиженное и недоумевающее.
   - У меня картер треснул, - сказал он. - И все масло вытекло...
   В этот-то день и пришло долгожданное тепло. Грязь с мостов отваливалась почти сама, без особого труда.
   И, что вполне естественно, именно в этот момент пришел Колодяжный, и сказал, что нам нужно возвращаться обратно под Новогрозненский, на базу.
   - Я не могу, - сказал я.
   - Почему? - Колодяжный очень удивился.
   - Вот у этой машины треснул картер, масла нет. Ехать она не может.
   Минуты две он меня разглядывал, потом подозвал своего радиста, и сказал:
   - Сейчас поговоришь с командиром батальона сам.
   Радист протянул мне наушники с тангентой, и я услышал голос комбата:
   - Колодяжный? Что там у тебя?
   - Это не Колодяжный. Это я - лейтенант Яковенко, - сказал я внезапно охрипшим голосом. Мне было стыдно, и из-за этого перехватывало дыхание.
   Как можно больше смягчая акценты, я описал ситуацию. Что ж, машины ломаются, это свойство всех машин. Я только постарался заретушировать человеческий фактор в нашей беде, больше упирая на погоду и технические трудности.
   - Так, - сказал комбат. - Грузите все на вторую машину. Слышишь меня? Грузите все на вторую машину, и дуйте сюда, в наше расположение. А ту, поломанную, машину тягачом заберут. Пусть пока там с разведчиками постоит. Сегодня вечером его заберут. Обещаю... Приказ ясен!?
   - Так точно! - ответил я, и пошел выполнять указания комбата...
   - Так, - сказал я построившимся бойцам. - Сейчас мы убываем на ПХД для выполнения новой боевой задачи. Так как на ходу у нас только одна машина, то все барахло из машины Сомова немедленно перекладываем в машину Старкова... Сомов! Ты остаешься пока здесь, с разведкой. Вечером за тобой приедут на МТЛБ. Это приказ комбата.
   Конечно, для Сомика это был удар. Он уже столько прошел с этими парнями, сдружился, освоился, наладил быт... А вот, начинай все заново. Неизвестно, куда попадешь, к кому... Водила так расстроился, что потерял всякой чувство меры и бросил мне наглое, а главное, глупое обвинение:
   - Настоящий офицер никогда бы так не поступил! Никогда бы не бросил машину!
   Я обомлел. Но быстро пришел в себя.
   - Во-первых, это приказ комбата. Мы обязаны срочно уехать. А во-вторых, - сказал я вполголоса, - настоящий водитель так машину бы не запорол.
   - Все! Приступайте, - крикнул я, и обитатели поломанной "шишиги" хмуро принялись перетаскивать свои вещи, минометы, ящики с боеприпасами, и продукты.
   Сомов ушел к себе в кабину и затих.
  
   Глава 10.
  
   Весна тихо, особо не торопясь, вступала в свои законные права. Снега уже не было совершенно, и земля начала подсыхать. Хорошая была земля, черная, жирная, сочная...
   И пахла она изумительно! Весной, водой, будущей травой... Жизнью пахла!
   Как-то по-особому я чувствовал эту весну. Зиму пережил - раз! Скоро будет совсем тепло - два! А главное - если доживу - в конце лета, (а это самое позднее) - домой! Это три. Эх, как я соскучился по всем своим! Как домой-то хочется! Да-а...
   Через стекло кабины мне очень хорошо были видны дома Майртупа. На одном, видно, в виде вызова, висел зеленый флаг. Но мне было все равно. Хоть серо-буро-малиновый. Какая мне-то разница!
   Снова мы соединились с Найдановым, снова "его" вместе с ним жили в палатке, а "мои" - у себя в кузовах. Машину мне добавили, (уж не знаю, от кого оторвали), а "шишигу" Сомика сделали, но оставили на ПХД, в распоряжении снабженцев. Как-то незаметно наш прапор перебрался в снабженцы, и уже носа у нас не показывал. Вот ему-то Сомика и вручили. Оставленный один на один с неутомимым и дотошным папоротником, Сомик сник, и теперь если я его и видел, то это была бледная тень от моего бывшего водителя.
   У меня же появился новый. Армян Григорян. М-да, весьма колоритная личность.
   Если Боев был весьма активен, Восканян - очень активен, то Григорян был безумно активен. Он обладал огромным количеством энергии, фантастическим количеством знакомств, (так, например, он утверждал, что близко знаком с нашим командиром дивизиона; а что - оба армяне; кто их знает, может и правда они все друг друга знают, или родственниками приходятся), и поразительной неутомимостью, чтобы эту энергию и эти знакомства использовать в своих целях.
   Мой новый водитель постоянно был занят добычей каких-то новых вещей, примочек, прибамбасов для украшения своей машины и себя любимого. Этим он мне, конечно, даже импонировал. У меня никогда не было такой энергии, чтобы позаботиться о себе самом. Мне было лень. И я ему даже немного завидовал.
   Но вот что меня, честно говоря, сильно напрягало, так это то, что он был очень злой и жестокий. Правда, не со всеми. С вышестоящими он всегда старался поддерживать хорошие отношения, в том числе и со мной. С друзьями можно сказать, душевен; с иными - даже заискивал. Но вот к остальным относился очень плохо. И при каждом удобном случае распускал руки. А такие случаи предоставлялись ему сплошь и рядом.
   Больше всего страдали от Армяна, (как звали его все друзья), мои старые знакомые Папен и Рамир.
   Папену вообще сильно доставалось. И основу под палатки выкапывал он, и за еду отвечал он, и вообще за все хозяйственные работы. То же доставалось и Рамиру. Но последний оказался как-то более стоек. Хотя он всегда выглядел измученным и невеселым, но лямку тянул спокойно. А вот внешне казавшийся невозмутимым Папен был уже на пределе. Хотя в этот момент я об этом и не догадывался. К сожалению.
   Я думал совсем о другом. О гораздо более близком к телу. А именно о чесотке.
   У меня начало чесаться тело. Не сильно пока, не до невозможности. Но беспокойство это доставило мне большое. В голове крутилась только одна жуткая мысль: "Вши"! У меня никогда, слышите! никогда не было этой гадости. Я смутно представлял себе, что это такое, и предположения у меня были самые - самые плохие...
   В общем, недалеко от нас располагался госпиталь. Хоть у меня и не было привычки таскаться по врачам, но я решился сходить. Вдруг что посоветуют? А вдруг у меня вообще не вши, а что-нибудь похуже?
   Я зашел в палатку к Найданову, предупредил о том, что пойду в госпиталь. Ненадолго. Но соврал, что животом маюсь. Называть истинную причину я почему-то побоялся. Хотя знаю почему. Потому что у нас считалось, что у офицера вшей быть не может.
   Конечно, не может. Если он с личным составом общается на расстоянии... И тут у меня мелькнула мысль, откуда я мог подцепить такое счастье. Это же Мамаев! Сволочь! Я ему давал свое одеяло! А, как оказалось, вши на нем просто кишели! Уже здесь, под Центороем, к нам внезапно нагрянул старшина, и устроил осмотр личного состава на предмет вшивости. Вши были почти у всех бойцов, но Мамаев отличился особо. Они его просто оккупировали! Если остальным Чорновил сказал, что у них вшивость в пределах нормы (!), то Мамаева он забрал с собой. На обработку. Кажется, особо она ему не помогла.
   Поминая по дороге этого козла, я в пешем порядке сокращал расстояние до нашего полевого госпиталя.
   Но прежде я уперся в проволочное ограждение. Из-за угла спецмашины показался часовой и замахал на меня автоматом. Я покрутил пальцем у виска, и аккуратно обошел огороженную зону по периметру. Внутри него была масса автомобилей с торчащими до самого неба антеннами. Рэбовцы... Где-то здесь смотрели телевизор, который тяжкими трудами добыли Боев и Шура Эйнгольц. И они считали это нормальным! Пользоваться плодами чужого труда.
   "Ладно, это все лирика. Где госпиталь"? - подумал я. Впрочем, особо искать не пришлось. Самая большая палатка в этом лагере издалека выделялась красным крестом на боковинах, и на флаге, развивающемся на флагштоке около входа. Около входа крутились "калеки". Кто-то курил, кто-то с чем-то носился, а кто-то просто плевал в потолок. Все, как обычно. В Темир-Хан-Шуре, около входа в медсанчасть, я наблюдал ту же самую картину. Ничего нового.
   Я зашел внутрь... Ничего себе! Здесь были женщины! И даже не одна!
   Но самое интересное, что одну из них я хорошо знал. Ее родственники жили около моей квартиры. Так что я эту довольно симпатичную девушку, (из местных), видел частенько. А так как мы были соседями, то и перекидывался с ней порой парой фраз. Звали ее необычно для нашего, славянского, уха - Ажайка.
   Она лежала на раскладушке, в синем тренировочном костюме, и о чем-то оживленно болтала с медбратом. Вообще-то Ажайка была замужем, поэтому внезапно увидев меня, она смутилась. Это она зря. Мне было абсолютно по барабану, чем она тут занимается. Но вот что меня поразило. На ней заметно сказалась полевая обстановка. Ажайка была не накрашена, как-то помята, выглядела усталой. Я привык видеть ярко накрашенную, эффектную женщину. А тут... Может быть, и ей было не очень удобно. Уж очень скованно она со мной поздоровалась.
   Однако мне было не до этих психологических нюансов. У меня чесалось тело, а все муки совести - потом.
   - Слушай, - сказал я. - У меня тело начало чесаться. Кто может посмотреть, а? Что у меня? Неужели вши?
   - Запросто, - с усмешкой сказала она. - Вон, Тимур. Он специалист. Он посмотрит.
   Она сама подошла к врачу, что-то сказал ему, и он поманил меня пальцем. Я сразу подошел.
   - Раздевайся, - приказал врач. - Пока до пояса.
   Я усмехнулся про себя. Особой стеснительностью я не страдал. Я мог бы раздеться и догола. Присутствующие дамы меня смущали мало. Точнее, вообще не смущали. Ну, что ж! До пояса, так до пояса.
   Я, не торопясь, но и не задерживая врача, побросал свою форму на ближайший свободный стул.
   Медик быстро осмотрел меня со всех сторон, ощупал, и сказал:
- Следов укусов я не вижу. Скорее всего, просто чешется от того, что ты давно не мылся. Тело грязное.
   Я вздохнул с огромным облегчением. Ха! От грязи! Да это ерунда. Это достаточно обмыться, и все закончится. Это терпимо.
   Конечно, бани я не видел с самой зимы, с водой у нас всегда было туго, с топливом не фонтан, и очень холодно, так что с купанием было более чем проблематично. Но ведь наступала весна! Должно же было рано или поздно потеплеть! И реки здесь есть все-таки какие-то. Доберемся и до реки когда-нибудь.
   Окрыленный благоприятным диагнозом, я вернулся в расположение даже быстрее, чем добрался до госпиталя. За время моего отсутствия ничего, как и ожидалось, не произошло.
   Я остановился в раздумье. Куда идти? Побродить по окрестностям? Так уж не раз ходил - не интересно. Опять засесть в кабину? Обрыдло надоело. Я уже было надумал сходить в гости к артиллеристам, (не близкий путь - да делать все равно нечего), как увидел БРДМ, спешащий явно в нашу сторону.
   - Где командир батареи? - спросил меня незнакомый прапорщик.
   - Андрей! - крикнул я в сторону палатки. - Тут к тебе.
   Найданов довольно быстро вылез. (Не разувался, что ли?).
   - Что случилось? - спросил он.
   Прапорщик довольно толково объяснил, что в паре-тройке километров отсюда есть запасы моторного масла, тосола, тормозной жидкости и веретенки. И нам неплохо было бы приехать, и набрать всего этого для своей техники на будущее. Папаротник посоветовал торопиться, так как он уже проехал немало подразделений нашего батальона, и они очень быстро шевелятся. Так что может и не хватить. Да и вообще, темнеет.
   Прапорщик исчез в глубинах БРДМ, и отправился в сторону госпиталя.
   Найданов посмотрел на меня:
   - Слушай, съезди, а?
   - Да, конечно, - ответил я. - Сколько брать?
   - Погоди, сейчас, - ответил мне Андрей, и закричал. - Водители, все ко мне!
   Как-то он излишне напрягался, когда кричал. Лицо у него сильно краснело. Я все хотел ему посоветовать так не напрягаться, но никак не решался.
   Собрались все. Армян сразу загорелся, и начал кричать, что брать надо столько, сколько дадут! По максимуму. Не меньше!
   - Вот мы и поедем, - сказал я ему.
   - Отлично! - воскликнул он. - А куда?
   - Да мы и сами толком не знаем. Куда-то налево. Через два - три километра будут наши. Там надо найти капитана Скруджева.
   При упоминании Скруджа Армян сказу поскучнел. Да, капитан был тем еще типом. Мало того, что ревностный служака, так еще очень вспыльчивый, злой, злопамятный, и безумно отважный. Если солдат не подчинялся, или не угождал капитану чем-то еще, Скрудж сразу распускал руки. Бил он точно и жестоко. И ему было абсолютно все равно - кто этот солдат, чей друг, товарищ или брат... По барабану.
   Да что говорить! Я и сам его побаивался.
   И Армян сразу нашел выход.
   - Я не могу ехать, - с деланной грустью сказал он. - У меня же в кузове люди живут!
   Это была правда. Там проживали целых два расчета - Абрамовича и Боева. Палаток у нас не было - ведь те, что я дал Бандере, сгорели во время боя вместе с ним. Чорновил попытался что-то вякнуть по этому поводу, но на него так посмотрели не только я, но и окружающие, что он почел за благо сразу заткнуться.
   - Ладно, - решил Андрей. - Тогда Солохин.
   Солохин пожал плечами. Этой блатате из Ростова-папы было все равно. Он просто повернулся и пошел к машине. Правда, пришлось еще немного разгрузить ее, чтобы влезло как можно больше ГСМ.
   - Ничего, много все равно не дадут. Поместиться, - напутствовал нас Найданов, и с кривой улыбкой я помахал ему рукой. В качестве грузчиков к нам добавили Папена и Рамира, которые полдороги чем-то шебуршали в кузове.
   - Что они там делают? - наконец спросил я больше у самого себя, чем у Солохи.
   - Наверное, жратву тырят! - ответил безмятежный Солоха.
   Вполне возможно. Когда еще приведется случай побыть в кузове землякам вдвоем, причем весь кузов в их распоряжении? И когда точно не заглянет командир расчета, или какой другой "авторитет".
   - Вы что? - все-таки спросил я. - Им есть не даете, что ли?
   - Они не успевают! - ехидно ответил мне водитель.
   - Так работой завалили, что людям и пожрать некогда? - спросил я со злобой. - Смотрите, копыта откинут, сами все будете делать.
   Солоха промолчал.
   Меж тем, наша "шишига" въехала в чье-то боевое расположение. Кругом стояла военная техника, горели костры, бродили солдаты.
   Я выглянул из кабины:
   - Эй, воины, где тут 136-я? Не знаете?
   - Нет, - последовал ответ.
   Вполне можно было ожидать. Мы проехали еще немного. Я вылез из машины и пошел искать офицеров. Мне попался какой-то старлей. Он меня выслушал, и сказал, что где-то здесь кто-то из 136-й есть. Точно он не знает, где. Но есть. Надо проехать еще в этом же направлении, а потом повернуть направо. Где-то там он видел много каких-то бочек. И вроде бы там кому-то что-то отпускали.
   Я пожал ему руку, залез в кабину и передал слова старлея Солохе. Мы отправились дальше. Вскоре грунтовка кончилась, и наша машина выбралась на асфальт.
   - Так, - сказал я, - похоже, именно здесь нам направо. (Солоха кивнул).
   Пока мы добирались до нужного поворота, стало совсем темно. Солоха вырулил на асфальт, сразу прибавил газу, и машина, измученная постоянным движением по бездорожью, словно ощутив свободу, резво поскакала. Меня, впрочем, терзали смутные сомнения: как это наша база с ГСМ оказалась впереди передовой? Правда, здесь передовая - это понятие более чем условное, так как противник, находится, в принципе, везде, но все-таки... Нет, непонятно. И чем дальше мы ехали по дороге, тем меньше мне все это нравилось. Наконец, мы въехали в поселок. Я это сразу понял, как только начались дома и заборы. Света нигде не было. Ни на улице, (ну, еще бы), ни даже в домах, (тоже можно догадаться, по какой причине). Однако здорово светила луна.
   - Стой! - закричал я.
   Солоха с перепугу ударил по тормозам так, что я чуть не улетел через лобовое стекло. За нами, в кузове, что-то сильно загремело, и раздался мат. Я узнал голос Рамира. Впрочем, сейчас мне было не до этого.
   - Разворачивайся, быстро! - сказал я водителю. - И газу! Мы к чехам заехали!
   Солоху проняло: он со свистом развернул "шишигу", так что в кузове опять кто-то с воплем рухнул, и дернул вперед. Мы проехали с километр, и машина внезапно заглохла. Солоха повернул ключ, стартер закрутился, но зажигание не схватывалось. Водила попробовал снова - и опять неудача. У меня все оборвалось.
   - Это что еще такое? - спросил я Солоху.
   Да он и сам заметно побледнел.
   - Я не знаю, - ответил он. - Надо смотреть.
   Ситуация вырисовывалась просто "блестящая": мы заглохли ночью, на нейтральной полосе. Где нас искать, никто не знает. И будут ли искать до утра вообще - это очень большой вопрос.
   "Так", - лихорадочно соображал я. - "Надо, для начала, успокоиться. Что мы имеем?.. Да, а кстати, что мы имеем"?
   Я вылез из машины, так как Солохе нужно было поднять всю кабину, чтобы добраться до двигателя. (Привет конструкторам!). Затем очень негромко позвал Папена и Рамира. Они с грохотом полезли наружу, и мне пришлось резко предупредить их, чтобы они вели себя как можно тише.
   - А что случилось? - спросил Папен, потирая бок. Видимо им он и треснулся в машине.
   - Мы заглохли, - сказал я. - А рядом - чехи. Так что у нас могут быть большие проблемы... У вас оружие есть.
   - Нет, - пробормотали Папен и Рамир. - Мы не взяли. Мы же грузить ехали!
   Этих ребят я знал уже давно. Нечто подобное я и предполагал, потому и задал вопрос об оружии.
   - Солохин, - спросил я у водителя. - У тебя оружие есть?
   - Да, - ответил он. - Автомат и два рожка.
   - И все? - переспросил я.
   - И все, - ответил Солоха. Он пытался что-то разглядеть при слабом свете лампочки, освещавшей пространство под капотом. (Хотя в отношении "шишиги" имело смысл говорить "под кабиной").
   "Так", - в моей голове лихорадочно запрыгали мысли и их обрывки. - "Рассчитывать можно только на себя. У меня четыре рожка, и две гранаты. Не густо... Совсем не густо. Что делать?.. А может, все обойдется? Ну, кто нас там видел, кто слышал? Да если и слышали, кто догадается, что у нас одна машина, и два автомата на четверых? Может быть, у нас тут целая колонна? Пусть сидят по домам и трясутся... А если сработает такая штука, как невезение? Если нас все-таки видели? Видели одну машину, которая резко развернулась, и рванула обратно. Значит, заехали случайно, испугались, и решили удрать. И вскоре звук движения оборвался. И потом пытались завестись. И неудачно. Слышно это было там? Кто его знает? Будем исходить из того, что было слышно. Могли сопоставить факты и сообщить кому следует? Стоит предполагать худшее - наверное, могли. И что делать?... Бросить машину, и уходить пешком? Направление известно. Да нет! Так не пойдет. За машину меня за яйца подвесят. Да и стыдно будет. Очень стыдно. Будут пальцем показывать - обосрались, технику бросили...".
   - Ну, что там, - нетерпеливо спросил я Солоху.
   - Я не понимаю, - ответил он. - Пока ничего не могу сказать. Смотрю...
   "Может послать кого к нашим? Пусть приедут и заберут", - подумал я. - "А кого послать? Папен бестолковый. Он уйдет, и вообще может потеряться. Рамира? Да он не дойдет. Он давно на ноги жалуется и хромает. Упадет еще где по дороге. Я буду на него надеяться, а он валяется на земле, и о нас не думает".
   В поселке залаяли собаки. Я встревожился. С чего это они? Кто там их мог потревожить? Кто-то идет или еде сюда. Я пошел в направлении поселка. Отойдя метров на двести, я передернул затвор автомата, и притаился у дороги. Если уж что, то лучше напасть первому, неожиданно.
   Удивительно, но ужасное чувство обиды, которое терзало меня еще несколько минут назад, (ну почему все это случилось именно со мной?), ушло. Я сосредоточился. Наверное, дело было в том, что внутренне я уже смирился с произошедшим, и страх за себя и свою жизнь как-то даже отступил... Нет, конечно, все равно было страшно. Но этот страх был похож на тот, который я всегда испытывал перед началом официальных соревнований по шахматам. Перед каждой партией с серьезным противником у меня было пугающее чувство холода в животе. Но оно заставляло просто очень тщательно подходить к каждому ходу, заставляло сосредотачиваться. Сейчас было то же самое.
   Время шло, но было тихо, (если не считать отдаленной канонады). Никто никуда не двигался; я слышал только те звуки, которые издавал Солохин, ковыряющийся в моторе. Вот он снова попытался завести двигатель, и снова безуспешно.
   От этого звука у меня внутри все оборвалось. Но что можно было сделать? Конечно, этот шум нас однозначно демаскировал, но ведь и мотор нельзя завести, если не пробовать!
   Я ничего не мог сделать в этой ситуации, и только бессильно скрипел зубами.
   Солохин поробовал еще раз... Еще... И... Мотор взревел!
   Я со всех ног бросился к машине. Запрыгнул на свое место и сказал:
   - Гони!
   Солоха вдавил в пол педаль газа, и мы рванули вперед, как выстрелянные из пращи. Проехав километра два, я заметил слева от дороги что-то похожее на боксы и бочки. Там явно бурлила жизнь: метались из стороны в сторону огоньки, раздавалась брань, кто-то кому-то что-то "втирал", где-то что-то ухало, бухало, визжало и скрипело. Сигналил и гудел автотранспорт... Но главное - мне показалось, что я различаю крики Скруждева.
   - Все, давай поворачивай сюда, - указал я Солохе, и он послушно повернул "шишигу" в старые ржавые ворота.
   Мы выбрали свободное место, я приказал остановить машину, и ждать меня в ней, никуда не выходя. А сам отправился разыскивать местное начальство.
   Обнаружилось оно довольно скоро. Я не ошибся: кричал именно Скрудж, и кричал очень громко. Он вместе с каким-то незнакомым мне папоротником избивал рядового. Быкастый товарищ продолжал стоять на ногах, но глаза у него были уже мутные. На удары он реагировал тем, что покачивался из стороны в сторону, и мне казалось, вот - вот должен был завалиться. Давно я не видел капитана в такой ярости.
   - Что за суд Линча? - спросил я у нарисовавшегося лейтенанта службы ГСМ. Знал я его плохо, но, по крайней мере, мы встречались несколько раз на строевых смотрах, и уже вроде как были не совсем чужими людьми. По крайней мере, служили в одной бригаде.
   - А-а, - раздраженно протянул лейтенант. - Ты что, Скруджа не знаешь? Довел солдата до того, что тот на него с гранатой кинулся.
   - И чего? - спросил я. - Что с гранатой?
   - Да капитан перехватил. А потом пришел в ярость, и начал бить. (Он употребил другое слово - нецензурное: но я думаю, вы и сами догадаетесь - какое именно).
   - Доиграется капитан когда-нибудь, - осторожно предположил я.
   - Ну да, может быть, - легко согласился со мной гээсэмщик. - Только вот этого конкретного урода мне не жалко. Хорошо, что Скрудж его отполирует. Бычара тупой и ленивый, и наглый.
   - А, вот оно что! - Ситуация для меня изменилась на 180 градусов. - А что он сделал-то?
   - Да масло моторное пытался потихоньку слить. Наверное, продать хотел кому-то. А вот тот прапор его увидел.
   - Ну и?..
   - Ну и Скружда вызвал. Тот прибежал, стал расстрелом угрожать. А тот гранату выхватил, стал вроде бы усики сжимать, и тут Скрудж его ногой по руке и ударил... Вообще нехороший солдат. Вороватый и наглый. Надо бы от него избавиться.
   - Не переживай! - утешил я лейтенанта. - Скрудж такое дело просто так не оставит. Считай, что этого бойца уже здесь нет.
   Мы замолчали, потому что бычара все-таки рухнул на землю. Бой двух тяжеловесов был окончен. Двух - потому что капитан и прапор вдвоем составляли только одного тяжеловеса. Легковат был капитан, хотя рука у него была очень даже тяжелая.
   - А ты какими судьбами? - спросил, наконец, мой собеседник.
   Тут я спохватился. Конечно, то же мне! Забыл уже, зачем сюда приехал, и о водителе с бойцами забыл. С другой стороны, подходить к Скруджу мне сейчас было просто страшно. Еще и мне достанется за компанию... Тут у меня мелькнула разумная мысль.
   - Я за ГСМ приехал. Для минометной батареи. Масло, антифриз, веретенка.. Что там нам положено еще? И желательно по максимуму.
   Летеха засмеялся:
   - Ага, прямо сейчас тоннами отгружу! Пойдем, отпущу по нормам... А куда грузить будешь?
   - Слушай! - сказал я, постаравшись быть как можно более убедительным. - Пойдем со мной. У меня тут рядом машина, а ты покажи нам - куда подъезжать. А то ты сейчас уйдешь, и я тебя потом не найду.
   Не специально, но последнее предложение я произнес уже почти жалобно. Строго говоря, я очень устал, и меня эта поездка просто достала. Страшно хотелось, чтобы все поскорее закончилось.
   Лейтенант пожал плечами, и пошел за мной.
   Как оказалось, место выдачи ГСМ было совсем рядом с нашей машиной. Буквально метров через пятьдесят. Лейтенант достал из планшетки документы, начал указывать Папену и Рамиру, что им нужно брать, а мне сказал, чтобы я все-таки подошел к капитану и отметился о прибытии.
   Я вздохнул, и пошел искать Скруджева, надеясь, что он успел хоть немного успокоиться. На месте недавней экзекуции его уже не было. Ну и где он?
   Рядом было помещение - что-то типа сторожки - и там светились окна. Я, недолго думая, открыл дверь и заглянул внутрь. Капитан сидел там, в одиночестве, и что-то строчил. "Рапорт, наверное, пишет", - подумал я, и демонстративно кашлянул. Скрудж чуть не подпрыгнул.
   - Чего тебе? - недовольно спросил он.
   В общем-то, меня он неплохо знал, так что особо представляться мне и не требовалось.
   - За ГСМ от минометки приехал. Корнилов сказал, отметиться у вас нужно.
   Скрудж достал какой-то свой журнал из кучи, лежащих перед ним на столе, черканул где-то, и пробурчал:
   - Все, свободен. Накладные у Корнилова подпишешь.
   - Так точно, - щелкнул я каблуками, и вышел, не дожидаясь реакции. Мало ли какая она у него будет?
  
   Глава 11.
  
   Я запустил руку себе за пояс, и постепенно опускаясь, добрался до самых щиколоток. Чесалось все ужасно. А самое противное состояло в том, что, сколько не чеши, все равно легче не становится.
   Вошь - она и есть вошь! Ее ничем не возьмешь!
   Бойцам я вида не подавал, держался, но когда оставался в кабине в темноте один, чесался неимоверно. Все-таки ошибся медик, не разглядел укусов от насекомых. А вот уже ничего и не сделаешь!
   Очень большие надежды были у меня на баню. Здесь, под Курчалоем, приезжала полевая баня, разворачивалась. И даже работала. Но все мои надежды были на чистое обмундирование. Я бы тогда все свое барахло убрал, а в чистом гнид уже не должно было бы быть.
   Однако разбились мои беспочвенные надежды о суровую российскую действительность. Да, теплая вода была, мыло у меня было свое, а вот насчет шмоток - увы! Не привезли вообще ничего. Так что снова пришлось надевать свое грязное, заскорузлое, пропитанное насекомыми тряпье.
   И перебирал я форму, и выдавливал белых вшей десятками... Да толку-то! Из оставленных яиц вскоре вылуплялись новые голодные гниды, и впивались в меня с утроенной, удесятеренной злобой.
   Раз я достал ведро воды, вскипятил его на костре, и простирал там свой горный свитер, нательную рубашку, кальсоны... Просушил, с большим удовлетворением рассматривая красных как раков вшей... Но простирать сам бушлат и штаны от бушлата я не мог. А яйца были и там.
   Вскоре вшивая популяция полностью восстановила свое поголовье, да еще и прибавила.
   Пребывание под Курчалоем становилось воистину кошмарным. Было довольно холодно, дул резкий холодный ветер, (хотя и светило солнце), мучали вши, и маета от безделья.
   Найданов со своими подчиненными все свое время проводили в палатках, я, в основном, сидел в кабине, периодически наблюдая, как Чорновил гоняет Сомика. Моя "шишига" стояла как раз мордой к нашему ПХД, и все там происходящее было для меня, как на ладони.
   Я со злорадным удовлетворением думал, что теперь-то уж Сомов точно понял, что именно потерял он в моем лице. Впредь будет умнее.
   Пару дней назад пришлось отражать атаку вновь назначенного начальника штаба батальона товарища Хазова. Прилетел он на вертолете к нам совсем недавно. Цель, у него, видимо, была какая-то карьерная, потому что попытался сразу всех "построить". Лично ко мне у него пока была одна большая претензия - почему я не бреюсь?
   В зеркало я себя видел редко, так, иногда заглядывал в боковое на "шишиге". Но мне казалось, что ничего особенного у меня на лице нет. Не окладистая, как у староверов, по земле не волочится, как у Черномора - нормальная бородка. Слегка кучерявится, но так даже и красивее.
   Нет, он начал на меня "наезжать", с требованием побриться. Я недолго выслушивал его указания, и перешел в наступление.
   - Товарищ майор! - сказал я. - Дело не в том, что я ленюсь бриться, и тем подрываю всяческую дисциплину в нашей легендарной и героической части. Я принципиально не буду бриться! Не буду! Потому что в этой местности один неудачный порез, и я буду гнить. Вот как у бойцов руки. Вы видели, наверное? А это будет у меня на лице! Как вы считаете, это будет хорошо? Это будет здорово?.. А порезы всегда бывают. Пусть даже малюсенькие, микроскопические. Зараза проникнет, и будете меня лечить. И потеряете меня как боевую единицу!... Оно вам надо?!
   Он опешил. Все-таки мой монолог произвел на начштаба впечатление. Майор от меня отстал. И то правда, чего он к моей бороде прилип? Тут, в батальоне, и поважнее задачи были.
   Чего мы тут делали, я, правда, не представлял. Кроме нас еще до хрена было частей, наши даже кого-то знакомых встречали. Вот Поленый, например, встретил из своего училища - из ЛАУ, лейтенанта. Только тот на курс младше был. Теперь в Прохладном служил - в 135-й бригаде. Тоже на местных жаловался. А что скажешь - Кабардино-Балкария! Такие же обиженные Сталиным мусульмане. Странно даже, что летом 94-го чехи не смогли их поднять. В Нальчик врывались, стреляли, гремели, шумели... И убрались, не солоно хлебавши.
   Одна у меня была отдушина. Вечером я ходил к Васе. Там у него жили Поленый и Куценко, так что я не стал претендовать на место. Да и вши у меня... Вдруг на кого перенесу эту гадость, "награжу", как говорится - потом скандалу не оберешься. Нет уж, посижу просто в кампании, в карты поиграю. А на ночевку в родную "шишигу" - гнид вычесывать.
   Сладкий это был момент: весь день терпеть, терпеть, а потом, в кабине, расстегнуть портупею, расстегнуть ширинку, и начать чесаться!... Ух, до чего же здорово в этот момент! Какой там секс! Хрень все это, говорю я вам. Истинно так! Ничего нет приятнее того момента, как измученное, зудящее тело можно расчесать. До крови, до боли. До самых костей!.. Ох!.. Ах!.. Эх!...
   Сэм привез портативный приемник. Сначала мы что-то ловили, слушали даже какую-то музыку, (хотя с радиостанциями в Чечне было, мягко говоря, довольно хреново), а потом у Сэма сели батарейки, и трансляции прекратились. Правда, Поленому кто-то дал толстую книгу Виктора Донецкова, и он в нее просто впился.
   - Неплохо пишет! - говорил Сэм.
   Я тоже прочитал пару страниц. Да, вроде бы ничего, увлекательно. Но это была не моя книга, не мне ее дали почитать, и пришлось вернуть.
   Однажды Сэм принес страницу из "Комсомольской правды".
   - Вот, почитайте! - сказал он.
   - "Налет на Буденновск - совместная операция?" - прочитал я вслух заголовок. - Интересно...
   Статья была небольшая. В ней рассказывалось о том, что в первую очередь в Буденновске Басаев сжег здание местного отделения банка, через которое, по странному стечению обстоятельств, обслуживались все финансовые потоки между Москвой и Чечней. Автор заметки недвусмысленно давал понять, что рейд Басаева на Буденновск был совместной акцией обеих, якобы противоборствующих сторон. Там приводилось еще много очень подозрительных фактов, но больше всего мне запомнился именно этот.
   Я помрачнел.
   - После этого, - сказал Сэм, - и воевать не хочется.
   - Главное, чтобы это бойцы не видели, - ответил ему я. - Я как-нибудь переживу. Я от Баруха Натановича ничего иного не ожидаю.
   - Как - как? - спросил меня Куценко, который, как казалось до этого, спал.
   - Ну, ясно, Барух Натанович Эльцин, - сказал я. - Известно, жидомасонская морда.
   Да, здесь в войсках, президент России ни то, что не пользовался особой популярностью... Его откровенно ненавидели.
   - Я вот не за Эльцина воюю, - ответил я на немой вопрос. - Мне по барабану, даже если чехи из него шашлык-машлык сделают. Мне за детей в Буденновске горько, за русских в Грозном, за нас вообще всех. За свой дом, за скамейку у палисадника, за речку, за лес... Я не шучу. Я вот за это воюю. За маму, за папу, даже за жену - будь она не ладна... Вот за них. А Гусинский, Березовский и прочая жидовская сволочь меня не волнуют.
   - Нехорошая эта война, - вступил в разговор Куценко. - Не хорошая. В темную нас разводят... А люди рубятся насмерть. Как всегда. А что там за спиной творится!... Ужас!
   - Как говорил когда-то Деникин о войне с Гитлером, - блеснул я знаниями. - Русская армия выиграет эту войну и обратит штыки свои против большевиков. В данном случае, против дерьмократов и их прихлебателей.
   - Ты не веришь в демократию? - спросил меня Сэм.
   - Конечно, нет! Что за вопрос? Если я всегда голосую за одних, но при этом постоянно выигрывают другие, и я даже не могу себе представить, кто за них в принципе может голосовать... То какая же это демократия? Это, блин, такая демократия, что когда избрали "правильных" товарищей - это здорово, молодцы! Все легитимно. А если избрали "неправильных" товарищей - выборы нелегитимные, все плохо, надо срочно голосовать снова. И так до тех пор, пока не выберут правильных товарищей.
   - Вообще-то, - прервал меня Куценко. - Выборы выигрывает не тот, кто голосует, а тот, кто считает. Это еще Вождь Народов сказал. Чтобы стать депутатом, надо просто скупить избирательную комиссию. Или запугать до смерти. Они потом ночью сами нужный результат сделают.
   - А наблюдатели?
   - Тоже покупаются. Или запугиваются... Все люди, все жить хотят. И хорошо жить.
   - Короче, - сказал капитан. - Наша главная... Нет, главнейшая задача здесь, в Чечне, это сберечь личный состав, и не погибнуть или покалечиться самим. Все остальное - вторично.
   - А людей защищать? - тихо спросил я. - Тех, кого в рабство угоняют, грабят, убивают, насилуют?
   Капитан помрачнел.
   - А мы ничего не можем сделать! - ответил он. - Там, в России, никто с ними и не борется. С чехами. Они творят там, все, что захотят... Если бы была нормальная война, то она была бы тотальной! По всей территории страны. А мы здесь даже не воюем, а просто восстанавливаем конституционный порядок. Официально войны в стране у нас нет.
   - Ни мира, ни войны, - сказал с лежанки Сэм.
   - Вот, вот! - обрадовался поддержке Куценко. - Как при Ленине... Все равно, главное - сохранить свою жизнь. Ну, и подчиненных тоже. А потом... А потом уехать куда-нибудь подальше. На Кубу, например. Я на Кубе служил... Ничего так там - нормально...
   Тут я заметил, что в углу, у буржуйки, притаился, слушая наши разговоры, Ваня. Заметил его и Куценко.
   - Ты чего тут притих, папуас?! - закричал он. - Ты подслушиваешь?!
   От схватил сапог, стоявший внизу, у лавки, и запустил его в Ваню. Тот уже ринулся к выходу, но сапог увесисто и сочно треснул его по заду.
   - Ой-е-ей! - завопил Ваня, исчезая где-то внизу за тентом.
   - Вот надо так сделать, чтобы такого вот балбеса Ваню здесь не убили, - задумчиво сказал капитан. - Балбес-то он балбес. Но ведь свой - русский. Жалко...
  

Часть 5. По горам, по долам...

  

Глава 1.

  
   - Так, мы пойдем тремя колоннами, параллельно друг другу - 135-я, 131-я и 136-я бригады, - объяснял мне Найданов.
   - Погоди, - удивился я. - Как 131-я? А разве их не всех положили в Грозном?
   - Да ну, ты чего, - усмехнулся Андрей. - Конечно же, нет! Не всех. Плюс новые формирования... Да там полно народу.
   - Интересно, у меня там однокурсник служит - Колюжный, - подумал я вслух. - Что с ним? Может и встретимся?
   - Может быть, - сказал Найданов. - Но маловероятно. Мы пойдем параллельными дорогами, но между нами будут горы. Так что вряд ли увидимся... Может быть, услышим, если кто сильно громко стрелять будет.
   - Ага, ну да... - я покачал головой.
   Но, в общем-то, это была приятная новость. Осточертел мне это Курчалой хуже горькой редьки. Пора сваливать куда-нибудь на новое место.
   Перед самым выездом нас еще раз нагрузили боеприпасами. Да так, что моим расчетам стало в кузове даже как-то ощутимо тесновато.
   - Ничего! - утешил я их. - Скоро все расстреляем. Зато сколько досок для печки!
   Они дружно закивали головами. Доски от снарядных ящиков горели изумительно. Это была крайне ценная вещь.
   На этот раз в поход выступал весь наш сводный батальон, так что делится на две части, как было до этого, нам с Найдановым не пришлось.
   Сначала отправились в путь приданные нашей части танки, потом пошли БМП, затем мы, за нами еще рота на БМП, за ними артиллерия, а дальше мне было уже не видно. Зато я смог посмотреть, как чеченская семья сажает картошку.
   По нашим, волгоградским, меркам это было явно рановато. Но здесь - гораздо южнее - были свои порядки и сроки. Забор у семейства состоял из натянутой между железными столбиками сетки-рабицы, и огород просматривался насквозь. Копали землю, не обращая на нас ни малейшего внимания, старая бабка в черном платке, молодуха, также закутанная чуть ли не по самые глаза, и подросток лет пятнадцати. Хоть он и не смотрел на нас, но его ненависть чувствовалась даже через стекло кабины.
   Я вообще-то, строго говоря, думал, что чехи совсем работать не умеют. Хотя, с другой стороны, кто же все это построил? Вряд ли рабы - рабы в массовом порядке у них вот только начали появляться. Да и до войны, еще при Союзе, бригады чечен-шабашников колесили по стране не просто так. Но все равно, даже зная об этих упрямых фактах, я не представлял себе, как они могут работать. Грабить, убивать, пытать, насиловать - представлял. Очень хорошо представлял. В деталях и подробностях мог смоделировать. А вот чтобы они работали.... Нет, мозг отказывался от такой неразрешимой загадки, зависал как компьютер и требовал срочной перезагрузки.
   И пока я думал об этом, улицы поселка закончились, и мы поехали в сторону гор.
  
   Глава 2.
  
   Все, весна закончилась. Чем выше мы поднимались, тем холоднее становилось, все чаще небо хмурилось густыми темными тучами, и засыпало нас снегом.
   Странно, неужели до нас тут никого не было? Люди стали попадаться какие-то пугливые. Бросали все свое хозяйство и убегали прятаться в лес. Или наоборот, кто-то такой здесь уже прошел так, что местные от одного нашего приближения берут ноги в руки?
   Не знаю, но, во всяком случае, пару небольших, если не сказать крошечных поселков, мы прошли именно так. А уж если в домах никого нет, наших бойцов не удержишь. Прочистили они эти поселки так, что у хозяйственного Восканяна вскоре оказался целый мешок сахара. А сахар, скажу я вам - это вещь!
   Я брал кусок хлеба, посыпал его сахаром.... Боже, как вкусно! Я дома не ел ничего вкуснее! Все время вертелась мысль: "Ну почему дома-то я такой вкуснятины не ел? Почему не догадывался?". Но так думал только мой желудок. Голова, конечно, соображала лучше: "Да потому, что дома есть вещи гораздо вкуснее. Дома ты этого есть не будешь"! Я мысленно аплодировал голове, но кусок хлеба с сахаром жевал так, что за ушами аж трещало.
   К сожалению, с похолоданием оживились и вши. Кусались они теперь, почему-то даже злее, чем раньше. "Живьем съедят!" - думал я ночами, непрерывно почесываясь. - "Господи! Ну зачем ты придумал этих жутких тварей! За какие грехи они мне?".
   Здесь, в горной местности, с водой стало еще хуже, чем на равнине, и приходилось экономить. Разговора о том, чтобы искупаться, или, на крайний случай, постирать свои шмотки, даже и не шло. Оставалось только терпеть.
   Кстати, приятная новость. Игорь Молчанов прибыл в войска. Как оказалось, информация о его тяжелом состоянии была сильно преувеличена. Да, контузия, да, потерял сознание. Но все оказалось гораздо легче, чем предположили тогда, в горячке. Немного оклемавшись, капитан начал терзать начальство просьбами вернуть его в действующую армию. Другой, наверное, на его месте срочно запросил бы отпуск, да и убыл в него минимум месяца на три. Но Игорь был не такой человек. Как только он почувствовал себя в норме, сразу же решил вернуться.
   Прибыть-то он прибыл, но вот куда его назначить? У комбата вакансий пока не было. Он оставил Игоря при штабе, разумно рассудив, что на войне какие-нибудь задачи для капитана Молчанова обязательно найдутся.
   Впервые после ранения мы столкнулись с ним... Ну, где бы вы думали? Ну, конечно же около машин Васи Раца.
   Его техника расположилась на гребне, здесь же он выставлял свои ПМ. Больше всех суетился турок. Васе была поставлена задача обстрелять какой-то квадрат осколочными минами, а такой стрельбы у Раца не было давно. Для Турка это было вообще впервые. Вася пообещал ему, что за спусковой шнур будет дергать именно он.
   Наши с Найдановым машины и минометы стояли внизу, под косогором, нацелившись на выход из этой маленькой долины, поэтому чтобы посмотреть на стрельбу, мне пришлось изрядно попотеть, поднимаясь вверх. Тут уже сидел Сэм.
   - Хочешь кайфа? - спросил он, увидев меня. - Вот сигаретка с анашой.
   Он и правда курил что-то, глаза у него были осоловевшие, но речь довольно связная и отрывистая. Как и всегда.
   Однако я отказался. Я вообще не курил никогда. Даже ни разу не пробовал. Совсем. И прежде, чем научиться курить анашу, надо было бы вообще научиться курить. Но и это не главное. К наркотикам, даже таким легким, как этот, я относится крайне отрицательно. Я в Чечне даже к водке охладел, и мне ее совсем не хотелось. Что уж говорить о плане?
   Я отказался в самых изысканных выражениях.
   - Странно, - ответил мне Сэм. - Покурил бы немного, расслабился...
   - Предложи Васе, - сказал я. - Может, он согласиться?
   Ну, нет, конечно. Васе также не курил, искусственный кайф не любил также как и я, а в данный момент был вообще очень занят.
   И тут подошел Игорь.
   - Здорово, братва! - сказал он. - Чем занимаетесь?
   - Сейчас стрелять будем! - ответил Вася.
   Сэм медленно проговорил, растягивая гласные, (видно, его все-таки уже торкнуло):
   - О-о! Иго-орь! Как де-ела-а?
   - План что ли куришь? - спросил Молчанов, принюхавшись к Поленому. - Ну, ты даешь! И где только достал?.. А я сейчас у начштаба знатно пообедал! Знаете, картошечка жареная с салом, огурцы соленые, мясо жареное!... Ух! Винца выпили!
   Игорь упивался перечислением. Он зажмурился, и защелкал языком.
   - Во-от ты, бли-ин, Иго-орь! Изде-ева-аешься! Не-ет, что-обы прине-ести на-ам по-опробо-ова-ать! Все-е в одно-ого тре-еска-аешь! - пожурил его Сэм.
   М-да! Игорь как-то не учел такой реакции, и поспешил перевести разговор на другую тему.
  -- Куда стрелять будем? - спросил он Васю деловито.
  -- По заранее намеченным целям, - заученно ответил Рац, а потом объяснил по-простому. - Квадрат надо обстрелять с закрытой огневой. А там корректировщик поможет.
   Вася работал на ПУО. Меня, честно говоря, это шокировало. Сколько раз я у него бывал в машине, а ПУО не видел. Интересно, где же он его прятал? Прибор не такой уж и маленький, его в щель не засунешь!
   Но спрашивать об этом у Васи в данный момент я счел неразумным. Он был занят настройкой прибора, и установлением связи. За связиста работал Ваня, а он хоть был человек и старательный, но, все же, довольно бестолковый.
   - Связь есть? - спросил его Вася.
   - Да, есть, товарищ лейтенант, - ответил ему Ваня, протягивая наушники.
   Вася надел их, что-то выслушал, молча кивая головой в такт своим мыслям, и отдал приказ заряжать. Все три миномета были "беременны" минами, и номера расчетов только ждали команды, чтобы дернуть за спусковые шнуры.
   - Огонь! - взмахнул рукой Рац, и в небо с низким воем ушли эти здоровенные мины, неся кому-то большие - пребольшие неприятности. Разрывов, мы, естественно, не увидели. Район целей был закрыт для нас возвышенностями и лесом. Именно минометы, с их навесной траекторией стрельбы и могли достать противника там, куда прямой наводкой попасть было просто невозможно.
   Вася выслушал по рации результаты, склонился над ПУО, и сделал пару быстрых движений. Вообще, работал он очень быстро. Чувствовалось, что лейтенант делает все это далеко не в первый раз. Видимо, действительно настрелялся в училище. Вася внес поправки в прицел и угломер, наводчики изменили наводку, и был дан еще один залп.
   Снова прошло несколько минут. Снова Рац получил данные от корректировщика. Он опять рассчитал поправки, передал их наводчикам, они ввели новые данные в прицелы, довернули стволы, и дали третий залп.
   Прошло еще несколько минут.
   - Все, - внезапно сказал Рац, снимая наушники с головы. - Цель поражена. Задача выполнена.
   Мы открыли рот.
   - А в чем задача-то состояла? Что ты темнишь? - неожиданно обиделся Игорь.
   - Да ничего я не темню, - ответил ему Вася. - Говорю же, квадрат сказали обстрелять. Вот, все - попали точно в этот квадрат. Если там кто-то и сидел, вряд ли ему поздоровилось.
   Вася потянулся, и сказал, что ему очень сильно приспичило, и сейчас он сходит в лесок для облегчения. А если вдруг его будут спрашивать, то пусть кто-нибудь за него пока ответит.
   Он осмотрел нас всех. Сэм был не в состоянии отвечать, Игорь - не артиллерист...
   - Ладно, Вася, - сказал я. - Иди, облегчайся. Я за тебя подежурю.
   Он улыбнулся и ушел. А я присел около ПУО, рядом с Ваней. Боец пытался куда-то дернуться, но я ему не посоветовал, и он остался. Недовольный, но молчаливый.
   Да, прибор был расчерчен, можно сказать, почти идеально. Вот точка - положение корректировщика, вот - мы. Данные он снял с карты. Вот цель - середина обстреливаемого квадрата. Здесь Вася снял первоначальные установки для стрельбы, а вот он доворачивал линейку до места фактического разрыва, а потом снимал поправки. Я, помню, на экзамене делал тоже самое. В принципе, это у меня прошло хорошо. Загвоздка оказалась в определении местоположения цели по снятым с трех участков углам. Треугольник получился у меня уж больно широкий. Хотя, вроде бы, я все делал правильно...
   Задачи-то делали сами офицеры кафедры! Или данные записали неточно, или вообще измеряли халатно. А потом у меня с ними ответ не сходится, и оказывается, что это я и виноват!
   Поставили мне "четверку", но расстроился я не сильно. "Четверка" - это нормально. Это даже хорошо. Это ведь не "удовлетворительно", и тем более не "двойка".
   Васи не было довольно долго, так что и Сэм, и Игорь куда-то ушли. Я же терпеливо ждал, и не отпускал Ваню, хотя остальные бойцы уже давно ускакали в свои "шишиги". (Бойцы Раца, как и мои подчиненные, в палатках жить не хотели, предпочитая цивильный кузов).
   Наконец пришел и командир батареи: довольный, умиротворенный, с легкой улыбкой на устах. Не хватало только одной детали.
   - Вася, - спросил я. - А где твоя портупея?
   Рац несколько секунд смотрел на меня круглыми, бездумными хохляцкими глазами, а потом просипел:
   - Черт возьми!.. На дерево повесил, а уходил - забыл снять...
   - Пойдем, поищем, - предложил я ему.
   Он благодарно кивнул:
   - Да, да! Надо пойти найти. А то без портупеи неудобно, где еще такую найдешь?
   Мы вдвоем прошли прочесывать лес. Увы, но Вася совершенно не помнил, где именно он вошел в него первый раз. Не задумывался, не запоминал... А вот теперь пришлось искать точно.
   Деревья были невысокие, какие-то слегка корявые, темные, молчаливые. Невеселые, одним словом. Под ногами пружинила вылезшая из-под снега прошлогодняя трава.... Я представил себе, как было бы хорошо, если бы можно было просто погулять в таком лесу, а потом прийти домой, в тепло, к камину, выпить чего-нибудь приятного, например, рюмку коньяку. Закусить. Посмотреть телевизор, сладко заснуть в кресле...
   Дома я любил гулять по сырому осеннему лесу, смотреть, как падают листья, как капли воды висят на ветвях, как хмурится небо над головой, как свеж, чист и прозрачен воздух...
   Я вздохнул, шмыгнул носом, поднял глаза вверх, и увидел васин ремень, болтавшийся прямо над моей головой.
  
   Глава 3.
  
   "Шишига" не без труда поднималась вверх по дороге, к вершине очередного холма. Почва здесь была какая-то странная - ни черная жирная земля, ни желтый сыпучий песок, а нечто среднее. Что-то серо-желтое, рассыпающееся и вязкое. Тем не менее, лес здесь чувствовал себя хорошо. Попадались и высокие мощные лиственные деревья, и высокий, хорошо разросшийся кустарник, и стройные сосны.
   За неимением лучшего, я разглядывал унылый, серый пейзаж за стеклом кабины, прижавшись головой к правой дверце, на которой был подвешен мой бронник. Такой же бронник находился и слева, защищая от возможных осколков моего водителя. Естественно, Армяна.
   Наша колонна двигалась для очередной блокировки очередного местного поселка, как это бывало уже не раз. Ничего нового. Снова двигалась рота Урфин Джюса, два приданных нам танка, и три моих расчета на двух машинах. Найданов почему-то не слишком любил такие поездки. Наверное, потому, что домом для него была палатка, а не кузов автомобиля. А чтобы куда-то переехать, надо было сворачивать палатку, выволакивать из нее все добро... И тому подобное... Короче, я его вполне понимал. То ли дело мы: в любой момент свернули минометы, сложили в кузов, и готовы к переезду.
   Вот и поехали.
   До верхушки холма оставалось совсем чуть-чуть. Она была лысой, как голова Горбачева, и я надеялся увидеть оттуда панораму долины, вдоль которой мы и продвигались...
   Бац!! Что-то со страшной силой ударило в наш второй танк. Его даже сдвинуло вбок. Однако он не задымился, не загорелся, и не развалился на части. Он, страшно завывая, пополз вниз, прочь с вершины, надеясь уйти из-под обстрела.
   Растерянный Армян резко затормозил, и начал разворачивать машину обратно. Когда мы повернулись бортом к дороге, на верхушке раздался еще один взрыв. И у нас а машине появились дырки.
   - Из машины! - завизжал я, в ярости дергая ручку двери, которая почему-то никак не хотела открываться. Водила уже вылетел из кузова, и скользнул куда-то под "шишигу". Пока я все еще дергал ручку, кто-то позади моей машины выпустил мину. От неожиданности я пришел в себя, спокойно открыл дверь, и выпрыгнул на землю.
   Это был Боев. Сержант своей волей установил миномет, и стрелял куда-то в том направлении, откуда, как нам показалось, и велся огонь противником.
   Я даже не стал ничего спрашивать. Я только крикнул Абрамовичу и Адамову делать то же самое, а сам вернулся в кабину за рацией. По нашим "шишигам" уже никто не стрелял, и лично мне это сильно нравилось.
   - Урфин! - закричал я в тангенту открытым текстом. - Что происходит? Куда стрелять? Я не пойму ни хрена.
   Раздался выстрел из танка, которому вторила трескотня небольших пушек БМП.
   - Это танк! - прорезался у меня в ушах голос Бессовестных. - Это чеховский танк. Он в засаде стоял. А сейчас мы его вычислили, и гасим.
   - Куда стрелять? - опять спросил я.
   - Да никуда уже, - ответил мне ротный. - Он отползает. Наши танки его будут преследовать.
   Я вернулся к расчетам.
   - Все, прекратить огонь! - скомандовал я. - Противник отошел.
   Шура Эйнгольц, уже схвативший очередную мину, медленно положил ее обратно в ящик.
   - Все, все! Молодцы! - похвалил я бойцов. - А сержанту Боеву отдельная благодарность за инициативу и расторопность. Я доложу об этом командиру батареи, а он начальнику штаба... А если он не доложит, то я ему сам скажу.
   Боев с серьезным лицом отдал честь.
   - Меня же могли убить! - воскликнул Армян, разглядывая дырки в дверце своей машине. Из дыры в броннике вывалилась пластина. - Меня же могли убить!
   - Ну, не убили же, - сказал Абрамович. - В следующий раз, как-нибудь.
   Армян не обратил на его слова никакого внимания. Он задумчиво ковырялся пальцем в пробоинах.
   Как потом рассказал мне Игорь, в это время подполковник Дьяков пытался устроить свою засаду на чеха- танкиста. Два наших танка должны были вынудить его отступить по лощине вниз, а внизу лощины планировалось уничтожить врага из гранатометов.
   - Давай нормальных "карандашей"! - орал в трубку Дьяков, требуя от Франчковского немедленных действий. - Давай! Давай! Самых сообразительных! Пусть сидят и ждут его с гранатометами!
   Вообще-то, строго говоря, танкист этот был не чех. Это был кто-то из славян, из хохлов, кажется. Бывший советский офицер, пошел к Дудаеву рубиться за бабло. И может, и из принципа. Западенец какой-нибудь. Для совмещения, так сказать, приятного с полезным. И за идею побороться, и баксов поднакопить.
   Мастер он был неплохой. До сих пор ему еще и везло. Обстреляет из засады колонну, и отходит. И удачно отходит.
   Может быть, он спокойно ушел бы и сейчас. Оказывается, еще до того места, где должна была поджидать его наша пехота, был съезд в сторону. Видимо, туда он и направлялся, чтобы уйти от преследования совсем другой дорогой.
   Однако именно в этот раз ему и не повезло. Совсем случайно, но он наткнулся на бойцов 135-й бригады, которые, на самом деле, просто заблудились, и нарвались на танкиста совсем случайно. Если бы этот баран был поумнее, и не нарисовал у себя на броне зеленого чеченского волка, все для него сложилось бы гораздо лучше. Но он нарисовал. У капитана из 135-й бригада, увидевшего подползающий к ним почему-то задом танк, не было никаких сомнений - кто это. Тем более что стрельбу до этого он слышал прекрасно.
   Подставившийся танкист - ренегат был немедленно расстрелян из гранатометов. В плен он не попал. Умер в танке, вместе со своим экипажем. А вот кто еще, кроме него, был у предателя в соратниках, уже никто и не знал.
   Жаль, немного, что не нам выпала честь завалить этого зверя, но здорово то, что его вообще завалили.
   А мы снова расселись по машинам, и продолжили путь к назначенному месту.
  
   Глава 4.
  
   Вот и произошло то, чего я так боялся - мне стало по-настоящему плохо. У меня сильно заболел живот.
   Если со вшами еще можно было мириться, я почти к ним привык, то к боли в животе привыкнуть нельзя в принципе.
   Не знаю, что такое я съел, (ведь, собственно говоря, никаких деликатесов у нас уже почти не было - мы питались с общей кухни), но скрутило меня довольно конкретно. Понос.
   Первые два раза я пережил философски, думал - пройдет. Поголодаю немного, и все закончится.
   Однако содержимое желудка действительно закончилось, а вот спазмы остались. И сколько я не тужился, из меня уже ничего не выходило. А вот боль - оставалась.
   Знаете, наверное, как это бывает. Сначала накатывает жуткая боль, и стараешься сжаться в комок, перетерпеть, скрипя зубами, потом боль потихоньку отступает, отступает... И вроде уходит совсем... Ты уже расслабляешься, и надеешься, что вот оно - все; все закончилось. Куда там! Проходит совсем немного времени, и все накатывает снова.
   Я, конечно, предвидел, что такое возможно. Грязь, плохое питание, и все такое... Подхватить что-то вроде "дизеля" - это не проблема. Странно, что этого не случилось со мной раньше, например, после того, как я попробовал-таки эти осклизлые закрутки из Новогрозненского. Вот тогда я очень боялся, что отравлюсь! Но нет, тогда все прошло отлично. А с чего сейчас?
   Короче говоря, предвидя такого рода опасности, я взял с собой левомецитин. Мощнейшая вещь, я вам скажу. Сколько раз он меня выручал! Я полез в вещмешок, нашел таблетки, проглотил, и запил водой из фляжки. Горечь, конечно, заставила меня скривиться, и я знал, что теперь на горлышке фляжки эта горечь будет держаться еще очень и очень долго... Но это ерунда! Главное, чтобы ушла боль.
   Я вытер рукавом губы, и отправился по своим служебным делам. А точнее, пошел искать Васю или Игоря. Однако внезапно, на полдороге, меня скрутило снова. Я успел в ближайшие кусты, не обращая ни малейшего внимания на окружающих... Ничего! Из меня не вышло ничего. Боль слегка попустила, я передохнул... И вернулся, на всякий случай, обратно в кабину.
   Вскоре я понял, что одна таблетка мне не помогла. Вот тут я испугался по-настоящему. Я проглотил вторую таблетку. Неужели и это не поможет!?
   Не помогло!
   Увы, не помогло...
   Мы всем батальоном двинулись дальше, но я очень мало внимания уделял тому, куда мы едем, а только прислушивался к своему животу, и бешено соображал, что же мне делать, если боль не прекратится? А она, казалось, и не думала.
   Хотя нет, не совсем так. Перерывы между схватками существенно возросли, что, в принципе, позволяло мне хоть как-то функционировать в качестве командира взвода, но все вместе взятое - вши, боль в животе, невозможность нормально поесть, (потому, что все тут же из меня вылетало обратно), и общая неухоженность, доводили меня почти до бешенства.
   Тем временем наш батальон проехал какой-то очередной чеченский поселок, и остановился на узкой горной дороге. Вниз шел крутой спуск, поросший густым лесом. Вверх вел несколько более пологий подъем - так же весь в деревьях. И в кустарнике, куда я почти непрерывно бегал, пока мы там стояли.
   Между тем на землю пала мгла, а мы так и остались на этой дороге. Я пытался уснуть, хотя, сами понимаете, это было почти безнадежно.
   Мне было уже не до выполнения служебных обязанностей. Слава Богу! Сейчас со мной были и Найданов, и Чорновил. Папоротник бегал, и организовывал ночной караул. Мне было не до этого. Но меня никто и не трогал.
   Я допил последнюю таблетку левомецитина. Она почти никак не подействовала. Все, что я мог, это переждать ночь, а утром пойти искать медиков. Мне было все равно, что они со мной сделают. Я изнемог в борьбе с болью, и согласен был на что угодно - даже на полевую операцию.
   А ночью выпал снег, и подморозило.
   Утром все кругом стало белым-бело, только деревья и кусты чернели на фоне снега. Я поел черных сухарей, запил разбавленным чаем... И тут же пожалел об этом.
   Ну, все! С меня хватит. Я вылез из кабины, и пошел вдоль колонны, выглядывая медиков. Любых, каких угодно. По дороге мне попалась машина связи. Я заглянул туда. Мне повезло: там, в одиночестве, сидел Юра Венгр - начальник связи нашего дивизиона. Да я его еще раньше по второму батальону знал - он и там связью командовал.
   - Юра! - взмолился я. - Подскажи мне, пожалуйста, где мне медиков найти? Я - все!
   - А что с тобой? - спросил меня старлей.
   - Да третий день уже понос такой, что дрищу дальше, чем вижу. Это что-то серьезное. Я уже весь свой левомецитин сожрал, а он не помогает!
   - Ну, еще машин пять - шесть пройди. Там увидишь машину с кунгом. Там есть медики.
   Я пожал ему руку, и отправился дальше.
   Действительно, через пять машин оказалась нужная, дверь в ней была распахнута настежь. Я зашел так, чтобы увидеть снаружи, что там есть, в этой машине. Да, там были аптечки. И не одна. Похоже, так оно и есть - медики.
   Я поднялся в кунг, и постучал кулаком в дверцу. Старший лейтенант медицинской службы поднял голову от книги и посмотрел на меня. Он был из местных, из дагов.
   - Что тебе? - спросил он.
   Я рассказал ему все, что происходило со мной за последние дни. Старлей выслушал меня, не перебивая, но то, что он сказал мне потом, прозвучало для меня, как погребальный колокол.
   - Могу дать левомецитин, - предложил мне он. - Все, что в моих силах.
   Я сел на лавку, вздохнул, и ответил на предложение:
   - Ну, хорошо, давайте это. Раз ничего другого больше нет.
   Он оказался щедр - дал мне двадцать таблеток. Я поблагодарил медика, и отправился обратно. Не пройдя и ста метров, я вытащил сразу две штуки и отправил их в рот. Он наполнился мерзкой горечью. Я запил его из фляжки - всем, что там еще оставалось.
   Я шел, и от ходьбы мне становилось будто даже и легче. "Что же, идти теперь куда глаза глядят"? - подумал я. - "Или ходить вдоль колонны туда и обратно"? Я хмыкнул.
   Внезапно мне пришла в голову идея купить автомобиль. Сначала она показалась мне дикой, и я изумился собственным мыслям. О чем я думаю здесь? В этой глуши, посреди снега, грязи и холода? С больным животом, голодный, терзаемый вшами? Об автомобиле?! О новом автомобиле?!
   Еще неизвестно, как закончится для меня эта война; как закончится, и когда. И чем. Я настолько уверен в своем будущем?
   Я остановился, и хрипло рассмеялся. Смех мгновенно отозвался в кишечнике, и я сцепил зубы, сжал ягодицы, и застонал, пережидая сильный позыв. Наверное, с минуту я стоял столбом. Потом, когда все утихло, медленно - медленно распрямился, и пошел дальше. Однако мысль об автомобиле меня не оставляла.
   - Да, - сказал я вслух. - Куплю права, а потом куплю машину. И буду дома кататься на машине. Чем я хуже других? Поленый собирается купить машину, Шевцов каждый года меняет одну "убитую" тачку на другую... Даже Вася планирует купить машину. Чем я хуже? Я обязательно ее куплю!
   Найданов разобрал ЗиПы к "Василькам", и что-то заставлял сделать командиров расчетов. Они упорно увиливали, там было шумно, горячо. Встрял прапорщик, толпились мои бойцы, громко ржал сержант Ослин, ласково называемый не Ослом, а Осликом, но я прошел мимо. Меня захватила мысль о личном автомобиле. И пока я об этом думал, мой измученный кишечник молчал.
   Я забрался в кабину, и принялся подсчитывать, сколько денег я получу, если вернусь обратно в Темир-Хан-Шуру целым и невредимым. Денежное довольствие за все те месяцы, что я здесь и боевые. Я складывал их и так, и этак, но все получалось, что на новую машину мне нужно было воевать в горах как минимум до самого января следующего года. И то не факт. Если я пробуду в Чечне до августа, когда меня по любому должны демобилизовать, то всех денег хватит только на весьма подержанную машину. Но это с учетом того, что я на машину спущу абсолютно все полученное. Понятно, что это не реально. Чтобы получить заработанное, (читай - завоеванное), надо еще отвоевать это у начфина. И даже будь наш новый начфин Бута милейшим человеком, все равно придется с ним поделиться. Хотя бы по тому, что ему тоже нужно кому-то отстегивать.
   "Ладно! Все ясно", - подумал я, - " новая машина мне не светит - это совершенно точно. Поэтому выбирать будем между "Жигулями", "Москвичом" и "Волгой".
   Вариант с "пирожком", на котором ездил наш местный батюшка, меня совершенно не устраивал. Там всего два места, сзади никакого обзора, и зачем мне такой огромный багажник? Картошку, что ли, возить? В "Запорожец" я бы не сел под страхом смерти. "Пять минут позора, и я на даче" меня совсем не устраивало.
   - Это вовсе неравнозначно "Пять минут позора, и полгода безделья" - как сказал после осенней проверки командир четвертой роты Башмаков, - громко высказал я сам себе.
   Вообще, в последнее время я стал ловить себя на том, что говорю вслух. Это было опасно: меня могли услышать те, кому мои мысли вообще не предназначались.
   Не так уж много знал я о легковых автомобилях - у меня даже прав не было. Мне изначально не повезло с этим.
   В школе нам обещали подготовку на водителей категории "С". Но школа была новая, производственный корпус не был даже до конца достроен. А так как в этот момент я учился в десятом, выпускном, классе, то руководство школы не нашло ничего лучшего, как организовать нам вместо учебно-автомобильного процесса производственно-строительную практику в виде достройки этого самого производственного корпуса.
   Чем только я не занимался! И таскал доски, и пилил, и прибивал, и размешивал цемент, и носил кирпичи...
   Правда, несколько занятий по автотранспорту у нас все-таки было. Но так, бессистемно: отрывочные знания об устройстве автомобиля, кое-что из ПДД, об особенностях управления грузовиками... Сесть за руль нам так и не дали.
   Понятно, что с такой "подготовкой" вопрос о сдаче экзаменов в ГАИ даже не становился. Следующий за нами класс уже сдавал на права. А мы - нет.
   В институте технику мы изучали подробно - но сельскохозяйственную. Понятно, что к легковому транспорту отношение это имеет довольно отдаленное. А учиться на курсах при институте я не смог - не было ни времени, ни, если честно, денег. Ведь подготовка на категорию "В" была, увы, платной.
   После окончания института я уже почти записался на курсы. Занятия должны были начаться в сентябре... Ну и все. В июле меня и взяли. В армию. Так что с правами я пролетел. Обидно.
   Сидеть в кабине и размышлять о том, в чем я плохо разбираюсь, мне надоело. Я осторожно вылез на дорогу, (живот промолчал), и отправился искать Игоря. Уж он-то в машинах толк знал. У него, судя по рассказам, машин было много. И знаете, я ему верил.
   Мне пришлось осторожно обойти бойцов и Найданова. Но они не обратили на меня ни малейшего внимания, так как были заняты выяснением чрезвычайно важной вещи - кто именно виноват в том, что лоток, который подает мины в канал ствола, заклинил. Шумели все, но особенно выделялся голос Джимми Хендрикса. Еще бы - ведь это был именно его миномет!
  -- Игорь! - спросил я. - Ответь мне на такой простой вопрос - что мне лучше купить - "Москвич" или "Жигули"?
   Молчанов поперхнулся чаем, который пил, закашлялся, и мне пришлось дружески похлопать его по спине. (Не забывая при этом, что, если я излишне напрягусь, могу наделать прямо в штаны; а этого, если честно, очень не хотелось).
   - "Мерседес"! - с сарказмом ответил мне Игорь, когда, наконец, откашлялся. - Или "Форд", на худой конец.
   Я не стал не обижаться, ни шутить в ответ, а спокойно сказал капитану, что ни "Мерседес", ни даже "Форд", мне не по карману. А по карману мне только отечественные машины, да и то, подержанные.
   - Тогда купи "Запор", - продолжал иронизировать Молчанов. - В принципе, на боевые ты можешь купить даже два "Запора". И кататься по очереди... А что? Прекрасная идея - одна машина сломалась - пересядешь на другую, пока ту будут ремонтировать.
   Тут я все-таки обиделся.
   - Ну, хватит тебе! - сказал я. - Я тебя серьезно спрашиваю.
   Мне пришлось подпустить капельку лести:
   - Ты же вроде бы, знаток машин. У тебя их много было.
   Игорь допил чай, отдал кружку денщику, и приказал, чтобы он принес еще одну кружку. Солдат вытаращил глаза.
   - Я тебя уже бил? - спросил, повернувшись к нему вполовину корпуса, капитан.
   - Не-ет... Нет! - ответил чумазый рядовой.
   - Тогда чего ты тут дожидаешься? - закричал на него Молчанов, и боец испарился.
   - Так вот, Паша, - начал Игорь, снова повернувшись ко мне лицом. - Все зависит от того, как именно ты собираешься ездить, и как собираешься обслуживать машину. Я ездил и на тех, и на других. Так вот, в чем принципиальная, я бы даже сказал - принципиальнейшая, разница? А в том, что "Жигули" - это передранная итальянская модель. "Фиат". Лучшая модель своего - 1976 - года. Конечно, сто раз переделанная, измененная, усиленная, и так далее...
   - Но, - поднял Игорь вверх палец, - итальянская основа сохраняется. И никакие наши доморощенные конструкторы до конца испортить ее не смогли. В общем, она меньше ломается, и видок у нее поприятнее.
   Денщик принес еще одну кружку чая.
   - "Москвич", - продолжил Игорь, - это наша, полностью отечественная разработка. Для своего времени, очень даже ничего была модель. И все-таки, как обычно, идиотизм в конструкции встречается не малый... Ну, тебе это пока не нужно. В общем, "Москвич" легче ремонтируется, но это полезно только тому, кто ремонтирует машину сам. Ты не собираешься ее сам делать?
   Я подумал, и покачал головой. Нет, я не специалист, что я там могу сам сделать?
   - Ну, понятно, - прокомментировал мой кивок Игорь. - В общем, покупай "Жигули", и не парься!
   - Я что я смогу купить? - Я не отставал. Уходить мне не хотелось.
   - На что денег хватит! - сурово ответил Игорь, допил вторую кружку чая, и все-таки не удержался, добавил. - Скорее всего, тебе только на подержанную "шестерку" хватит. Впрочем, для начала тебе и этого за глаза. А там сам посмотришь, какую машину тебе будет лучше купить... У тебя же все равно прав нет? Правда?
   Я опустил глаза и кивнул. Мне было очень стыдно.
   - Вот на "шахе" и научишься! - подытожил Игорь.
   Мне было хорошо. Мне стало очень хорошо потому, что я впервые за последние дни мой живот начал успокаиваться. Мне больше не хотелось присесть где-нибудь в кустах, и боль не скручивала меня пополам.
   Я не знал ни причины своего недуга, ни того, почему он стал выдыхаться, а потому продолжал мечтать о собственном автомобиле. Мне казалось, что если я перестану это делать, то боль снова ворвется в меня.
   На всякий случай я выпил еще одну таблетку левомецитина. Снова пошел снег.
  
   Глава 5.
  
   Я выздоровел окончательно. Поел пшенной каши, и она осталась у меня в желудке - перевариваться, а не вылетела тут же наружу со скоростью экспресса. Это не могло не радовать.
   И снова стало тепло. Снег растаял, грязь подсохла, и мы тронулись вперед. Правда, перед этим начальник штаба избил трех отмороженных пехотинцев. И было за что. Эти чокнутые наведались на местное кладбище, и каким-то образом, даже не хочу думать каким, (надеюсь, просто случайно нашли), добыли себе человеческий череп. Ну что они могли с ним сделать? А вот что. Прикрепить на своем БМП!
   Вот, блин, дивизия СС "Мертвая голова"! У них не хватило мозгов понять, что так делать нельзя, но где были их мозги, когда они прокатились на своей боевой машине вдоль колонны! Кто-то должен был их увидеть. Или комбат, или замполит, или командир роты, или начальник артиллерии, или... Увидел их начальник штаба. Он кинулся чуть было не под колеса, запрыгнул на БМП, ударом ноги отправил череп в пропасть, (прикиньте, тоже довольно цинично), а потом этой же ногой стал бить солдат на броне, и страшно ругаться матом. Когда прибежал Тищенко, (а это были его бойцы), то сам чуть не получил по шее. Но не получил, я принял активнейшее участие в экзекуции.
   - Мы не фашисты! - орал начштаба. - Мы не дудаевцы! Мы - федеральные войска! Мы - цивилизованные люди! Не надо уподобляться местным дикарям!
   Впрочем, я привожу только то, что можно напечатать. Все остальное было строго непечатное.
   Армян, который увидев череп на БМП, уже чуть ли не собирался рвануть на кладбище на "шишиге", резко присмирел. И даже на какое-то время притих.
   Когда инцидент был исчерпан, колонна тронулась. Я покидал место своих телесных мук с большим удовольствием. Мне почему-то казалось, что на новом месте будет легче. Во всяком случае, здешнее навевало неприятные воспоминания.
   Впрочем, пейзаж по мере движения менялся очень слабо. Мы огибали огромную долину; слева была пропасть, справа - почти отвесные скалы, тем не менее, покрытые непонятно как растущими там деревьями и кустарниками. Иногда мы въезжали в ущелье, и скалы были с обеих сторон. В одном из таких ущелий Армян проявил себя во всей своей "красе".
   Наша "шишига" пилила всю дорогу за одной и той же "бэхой", и два пехотинца на ее броне - тонкий и толстый - уже намозолили мне глаза. Толстый все время сморкался, а тонкий все никак не мог пристроить свой тощий зад поудобнее. Конечно, когда его кости трескались о броню, ему было неприятно. Понимаю.
   Проезжая довольно узкий проход между скал, БМП зацепило старое, наполовину трухлявое, дерево, которое упало так неудачно, что перегородило нам дорогу.
   Мой водитель выпучил глаза, и резко затормозил. В кузове озлобленно заорали. Я выделил из какофонии мата хриплый голос Боева, и гортанные крики Восканяна. Однако Армян не обратил на это никакого внимания. Я - тоже.
   В этот момент остановилась вся колонна. Не из-за нас, конечно, просто так совпало. Но у нас с водилой появилась пауза, чтобы решить проблему.
   - Эй, пехота! - заорал Армян, высунувшись из кабины по пояс. - Да, да! Вы двое. Оттащите дерево с дороги! Ваши "бэха" свалила!
   И тонкий, и толстый смотрели на Армяна тупыми коровьими глазами. Толстый даже вроде бы лениво отвернулся. Это он зря. Я посмотрел на своего водителя: на его лбу вздулась синяя жила.
   " Все!" - подумал я. - "Сейчас пойдет пена и будет взрыв". Точно! Как молния, Армян выскочил из кабины, стрелой пронесся к БМП, и сдернул толстого за ноги на землю. Также мгновенно, не дожидаясь, пока "наглый" толстый пехотинец что-то сообразит, Армян начал его бить. Причем бил он его довольно ловко. Нет, не мастерски - тут особой техники не чувствовалось. Однако было совершенно понятно, что на улице Армян дрался много и охотно.
   Толстяк почувствовал это на себе. После града ударов он сполз на землю пятой точкой, и завыл. Тонкий же замер на месте, как сурок, и не шевелился.
   Я же чувствовал себя совершенно по-идиотски. Что я должен был сделать? Броситься останавливать Армяна? Когда он в бешенстве, это не так-то просто, поверьте. Бессмысленно кричать, чтобы он остановился? Я же не учительница, чтобы визжать в истерике, прекрасно понимая, что это не только бесполезно, но и дискредитирует меня по полной программе. Потом не отмажешься. Выстрелить в воздух? Да на хрена! Что тут - убийство, что ли, совершается? Да таких столкновений в казармах каждый день не по одному бывает.
   Короче, я принял самое спокойное, последовательное, китайское решение проблемы - я сидел на месте и смотрел, ожидая, что все рассосется само.
   Так и получилось. Повергнув соперника, Армян моментально успокоился, и приказал тонкому, да и толстому тоже, убрать ветку с дороги. Битый и небитый одинаково быстро схватились, подбежали к поваленному дереву, поднапряглись... И убрали помеху с нашего пути.
   Мой водитель вернулся в кабину, пехотинцы залезли на БМП, и вовремя. Почти тут же колонна снова двинулась вперед.
   - Ну, ты даешь!- сказал я Армяну.
   - А то! - ответил он.
   Так я узнал своего водителя еще с одной стороны...
   К вечеру мы выехали к месту, где спуск был не только слева, но и справа. Причем направо вела дорога, а слева от этой дороги располагалось поле. В это поле мы и съехали. Здесь и заночевали. Верный своим традициям Найданов приказал ставить палатки. Я только посмеялся про себя. Зачем ставить на ночь палатки, если утром все равно отсюда уедешь? Впрочем, ему-то что? Не он же копает. Вон они - Рамир, Папен и прочие работяги - копают. Сержанты подгоняют, а сам Найданов ушел на вечернее совещание. Меня на такие мероприятия не приглашали. Да мне и не хотелось. Честное слово! На хрена мне лишняя ответственность? Вон есть командир батареи - пусть он и думает!
   Армян ушел к друзьям во все-таки поставленную палатку слушать музыку, играть в карты и общаться, а я остался в кабине. Что-то мне надоело сидеть. Я вышел наружу - постоять, подумать. Холодно не было. Я так, больше по привычке, запахнул бушлат, вжал голову в плечи, и дышал в воротник. Но и правда, холод совсем не чувствовался. Я распрямился, и всей грудью вдохнул этот полезный, если верить врачам, горный воздух.
   Черт побери! Куда меня занесло?! В горах, в войсках, во вшах. Грязный, полуголодный, измученный одновременно и усталостью и бездельем, (никогда бы раньше не подумал, что такое возможно одновременно). А все мои далеко - далеко. Может быть, также как я, смотрят на звезды, думают обо мне. А я даже не могу им сообщить, где нахожусь и что делаю. Да и зачем? Что я могу написать? "Привет! Я в Чечне. На передовой". Вот здорово! Вот они обрадуются от такого письма!.. Лучше уж промолчать. Пусть думают, что я на полевом выходе. Им вроде так из штаба части написали.
   Я подумал, стоит ли пойти поискать Васю или Молчанова? А потом решил, что не стоит лишний раз бродить в темноте, по грязи, в незнакомом месте. Завтра утром будет светло, солнце... Тогда и пообщаемся.
   Впрочем, и спать мне совершенно не хотелось. Я так и остался стоять у "шишиги", рассматривая созвездия, и думая о бесконечности мироздания и собственной ничтожности.
  
   Глава 6.
  
   Я уже говорил, кажется, что по типу минометов наша батарея была разделена ровно на две части. У Найданова было три расчета "Васильков", а у меня - три расчета "подносов".
   Конечно, "Василек" - вещь классная. Это миномет на колесах. И стрелять может как по навесной, так и по пологой траектории. И при желании - очередями. О нашем "подносе" такого, конечно, не скажешь.
   Однако, хотя "Василек" - вещь, бесспорно, замечательная - нечто среднее между минометом, пушкой и пулеметом - но для войны в горах не очень удобная. Увы! Там где используется колесо - должны быть дороги. А в горах и на гусеницах не везде пройдешь. А вот солдат может пройти почти везде: в ущелье спуститься на своих двоих, на скалу подняться таким же макаром... И что он с собой туда сможет дотащить, тем и воевать будет.
   Так вот! "Поднос" разбирается. К разобранным частям крепятся лямки, лямки на плечи... И расчет может затащить свой миномет куда угодно. Конечно, тому, кто тянет плиту, я не завидую. Это должен быть не человек - богатырь! У нас же в части самую тяжелую часть миномета вечно доставалась самому хилому - тому, кто не имел силы отказаться, и подкрепить свой отказ весомыми кулакастыми аргументами. Потом эти доходяги, как правило, падали под весом плиты, и тащить ее все равно приходилось всему расчету. (Впрочем, каждый раз все начиналось сначала - есть люди, и таких много - которых ничему не учит не только чужой, но и свой опыт).
   К чему я все это рассказываю? А к тому, что как только солнце слегка осветило землю, ко мне примчался Найданов, и сообщил, что сейчас я со своими расчетами в пешем порядке пойду вместе с пехотой дальше по дороге.
   - Почему в пешем? - удивился я.
   - Потому, что здесь совсем недалеко сегодня ночью 135-ю раздолбали чехи! - ответил мне комбат. - Так что пойдете в пешем порядке. Может быть, тут где засада...
   Я пожал плечами, поднял расчеты, и объяснил им задачу. Паче чаяния, никто не возмутился. Видимо, пройтись хотелось всем. Я и сам с радостью предвкушал разминку для ног. Бежать никто не будет - это точно. Погода отличная - теплая, солнечная. Даже ветер не такой холодный, как обычно. Чувствовалось приближение настоящего, почти летнего, тепла. После зимы, проведенной в полевых условиях, наступление весны и лета ощущалось гораздо острее и желаннее.
   Я все-таки надел бронежилет, а кроме автомата и гранат взял с собой бинокль. Мы пристроились где-то в середине колонны, (так и положено), и вскоре тронулись. Дорога была практически ровная, без резких подъемов и спадов, и шагать было одно удовольствие. (По крайней мере, мне). Где-то впереди суетился замполит Косач: я его особо не видел, но слышал хорошо. Вскоре я догнал Молчанова. Игорь заметно хромал.
   Все-таки, тот бой не прошел для него даром. Сначала он хромал почти незаметно, потом заметно, а сейчас - очень заметно.
   - Слушай! - сказал я ему. - У тебя же скоро день рождения!
   - Водки нет, - буркнул мне в ответ Игорь.
   - Да при чем тут водка?! - обиделся я на столь грубое замечание. - Я, вообще-то, о подарке хотел спросить.
   - Да? - Молчанов посмотрел на меня с любопытством. - И что?
   - Я думаю, - значительно сказал я. - Тебе нужно подарить хорошую палку. В смысле - тросточку.
   - А я уже подумал, личный состав воспитывать! - засмеялся капитан.
   - Нет, - суховато сказал я, - это чтобы ходить.
   Внезапно впереди послышались сначала возгласы, потом - громкие крики. В них было и удивление, и негодование, и страх, и боль... И много чего.
   Колонна хаотично растеклась по поляне, на которую нас привела горная дорога. А поляна была залита кровью. На глаза мне попалась оторванная кисть. Она лежала отдельно, сам по себе. А я прилип к ней взглядом, и не мог оторваться. Она... была какая-то... Ну, как сказать... Неестественного коричневого цвета. Не так, как у негра, более светлая. Но все равно - эта рука не была белой, как у меня, или у всех моих солдат. И потом... Она была какой-то уж очень большой. Или ее обладатель был огромным, как циклоп, или... Нет, не понимаю. Странная и страшная мертвая кисть.
   В конце - концов, меня оторвали от созерцания оторванной взрывом конечности, потому что в кустах нашли миномет. "Поднос".
   - Забирай! - скомандовал мне командир батальона.
   - Куда я ее заберу, товарищ майор?! - сразу запротестовал я. - Кто ее нести будет? У меня три подноса на всех бойцов раскиданы... А я один его при всем желании не донесу... Да у меня и мин-то с собой только на три миномета. Кто из этого будет стрелять?
   Я был убедителен, потому что за мной стояла правда. Так оно и было. Я, конечно, как человек слегка жадноватый, этот "трофейный", (а точнее утерянный 135-й), миномет забрал бы. Но кто бы его тащил?
   Майор слегка помрачнел, потом махнул рукой:
   - Оставим его тут. За нами машины пойдут, подберут. Я по рации прикажу. А отсюда он все равно никуда не денется.
   - Это здесь 135-ю накрыли? - спросил я у комбата.
   - Ты что? - с недоумением посмотрел на меня майор, - Сам не видишь?
   Я закивал головой и поспешил убраться с глаз Санжапова. Мало ли, что ему еще придет в голову. От начальства лучше держаться подальше.
   - Хорошо, что мы не поехали сюда вчера! - сказал я Игорю.
   - Да, было такое мнение, - признался мне Молчанов. - Но решили не рисковать. Не знаю, чего прохладненские-то поперлись в такой туман, по незнакомой местности. Тем более, была информация, что здесь где-то нас кто-то ждет... Вот и нарвались.
   Мы уже шагали снова. Я все смотрел на хромающего капитана, и все больше и больше убеждался, что ему нужна тросточка. Мне представлялась какая-то изящная, резная, но достаточно тяжелая и крепкая вещь, которую с равным успехом можно было бы использовать, чтобы опираться на нее при ходьбе или треснуть кого-нибудь по голове. Такая уникальная вещь Игорю явно бы понравилась.
   Он хромал все сильнее и сильнее, и я начал беспокоиться, как же нам идти дальше. Вообще-то, я должен был находиться рядом со своими бойцами... А мне приходилось поддерживать Молчанова, и уйти от него мне казалось неудобным. Нехорошим. В то же время я все больше отставал от своих расчетов.
   Положение спасла неожиданно догнавшая нас БПМ. На броне восседал замполит сводного батальона. Увидев, как хромает Игорь, он приостановился, крикнул своим бойцам, там спустились, и с моей помощью мы впихнули капитана наверх. Я убедился, что Игорь сразу расслабился, заулыбался, и я, полностью успокоенный, резвой рысью устремился за своей батареей.
   БМП обогнала меня, обдав облаком пыли, а Игорь помахал рукой, и что-то прокричал. Что? Я не расслышал, просто, на всякий случай, улыбнулся ему в ответ и тоже помахал.
   Еще через час мы все снова остановились. Это был привал. Кроме того, и это самое главное, наши разведчики нашли брошенную базу боевиков. Прямо около дороги! Может быть, как раз тех, кто этой ночью стрелял в 135-ю. Ну, как сказать - база... Не лагерь, не большой лагерь - как это бывает. Так, несколько землянок. Недалеко был источник. Хороший обзор всей долины. В общем, приятное местечко.
   Видимо, драпали боевики все-таки в спешке, так как оставили и фотографии, и много разных бумаг.
   Конечно, по идее, все это надо было сдать в контрразведку. Конечно, потом и сдали. Но сейчас вокруг никакой контрразведкой и не пахло. Сабонис дал Молчанову посмотреть найденные документы, а Игорь показал мне.
   Я внимательно разглядывал моментальные фотографии из "Поляроида". Их было несколько, в основном - групповые. Так в школах фотографируются, в институтах... В трудовых коллективах. Первый ряд, за ним - чуть выше - второй, выше всех - третий. Бородатые мужики с лысыми головами, или в папахах. Были среди них и женщины. Естественно, в платках. Куда же без этого!
   - Передадут фотографии в особый отдел. Там этих кадров идентифицируют, - сказал Молчанов. - И все. Тогда им придется всю жизнь в лесу сидеть... Если, конечно, их родственников не начнут за них таскать по разным инстанциям... Хотя, это все вроде незаконно... Да плевать на законы!
   - Вот, на, почитай! - передал он мне бумагу, исписанную с двух сторон крупным корявым почерком. Написано было по-русски.
   Как оказалось, какой-то местный кадр написал объяснительную, почему он имел контакты с местными ментами. Получалось, из его довольно путанных оправданий, что он работал и на наших, и на ваших. Но на наших, естественно, больше.
   - Еще один кадр для разработки, - засмеялся я. - Странно, что чехи такие документы не уничтожают. Это же почти приговор! И почему на русском? Они что, по своему разговаривать разучились?
   - Может, писать не умеют? - предположил встрявший в разговор Косач. - Бывает такое. А может, командир отряда здесь не чех, а, скажем, араб какой-нибудь. Или даг. Или бандеровец. Хотя это маловероятно, конечно.
   - Пусть особисты разбираются, - широко зевнул Молчанов, - это их дело... Ты, лучше, Паша, скажи, где моя трость?
   - Ну, отец... - протянул я, - ты даешь! Сначала надо какое-нибудь селение разграбить. А где же я тебе здесь в лесу найду тросточку? Сам, что ли, вырежу?
   В общем, я прекратил эту бесполезную дискуссию тем, что отправился набрать воды из источника. Она была хорошая, вкусная, бойцы набирали ее во все, что только было можно. Бог знает, где еще потом встретишь такую замечательную воду?
   Я набрал полную фляжку, конечно, но... Но фляжка - это ведь очень, очень мало! Набрать бы канистру!.. Канистры у нас были - даже две, по одной на машину. Однако машины были где-то там, а мы - конкретно здесь. И кроме как на фляжки, рассчитывать было больше не на что.
   Возможно, это понимал и рядовой Данилов - один из двух человек в моих расчетах, который тащил на себе плиту. Для начала он выпил одну фляжку воды целиком, а вторую набрал про запас.
   - Дурачина! - сказал я ему. - Чем больше ты пьешь - тем больше потом хочется! Зря ты целую фляжку сразу выпил.
   - Не могу я не пить, - простонал Данилов. - Я уже так упахался! Не могу напиться! Само в меня льется!
   Я усмехнулся, и "утешил" бедолагу:
   - Это мы еще по почти ровной дороге идем. Прикинь, что будет, когда в гору полезем.
   Я оставил Данилова с расширившимися глазами, и отвисшей челюстью. Да, пусть подумает! Хотя вот интересно: неужели и правда - полезем в горы? Как-то не очень это весело. Я посмотрел на скалы, прикинул, что на них придется забираться... Тут и без плиты хрен залезешь, а уж с плитой...
   Мимо меня пронесся Косач. Почти не тормозя, он хлопнул меня по плечу, и прокричал:
   - Все, дальше на машинах!
   Я расслабился, и снова пошел к Данилову. Ведь приятно приносить людям хорошие новости, не правда ли?
  
   Глава 7.
  
   Та прямая дорога, по которой мы до сих пор двигались, заканчивалась - я это видел уже невооруженным глазом. Она упиралась в другую - строго ей перпендикулярную. Справа от перекрестка было что-то похожее на... Я протер глаза - нет, я не сошел с ума - действительно, это самый настоящий памятник! Скорее, правда, стела. Из белого мрамора, стройная, как стрела.
   Моя машина уже была на поперечной дороге, мы поворачивали налево, и я мог видеть ту часть колонны, которая следовала за нами, через голову водителя, когда перед "Шилкой" взорвалась черное облако. Мне даже показалось, хотя поклясться в этом, я, конечно же, не могу, что я видел полет гранаты, и видел, как она разорвалась, немного не долетев до цели. Это был выстрел из гранатомета, и это стреляли по нам!
   "Ого!" - подумал я. - "Я мог быть на его месте! Всего лишь пару минут назад...".
   Чехи не рассчитали расстояние. Они хорошо затаились в зеленке, но не рассчитали расстояние. И верный, точный выстрел оказался произведенным впустую. К счастью для нас, и к горю для них.
   Почти не теряя ни секунды, пулеметы "Шилки" развернулись, и она дала очередь. Хрен его знает куда. Куда стрелять-то? Но ответить было нужно. Обязательно нужно. Ведь когда в тебя стреляют, тебя хотят убить, что надо делать? Да что угодно! Но что-то надо делать!
   "Шилку" поддержали ЗУ, которые были закреплены на "Шишигах". БМП еще не успели присоединиться к огню, как впереди меня раздался выстрел из танка. И вдруг все стихло. Никто больше никуда не стрелял - ни с той стороны, ни с этой. Батальон продолжал выполнять поставленную задачу, которая в данный момент заключалась в том, чтобы занять позиции вдоль дороги, насколько хватит сил, и ждать дальнейших распоряжений.
   Машины нашей батареи скатились вниз, и оказалось, что мы будет стоять как раз недалеко от памятника. Найданов наметил позиции для минометов, и пока расчеты занимались оборудованием огневой позиции, я пошел на левый фланг, туда, где стрелял танк, так как там явно собиралась толпа, и там явно было что-то очень интересное.
   Когда я туда подошел, лейтенант Костя, (тот самый зенитчик, который стоял рядом с нашей артбатареей в памятном бою за Первомайский), изображал произошедшее здесь событие в лицах, и очень смеялся, заражая своим задорным хохотом всех окружающих.
   - Прикинь, танкист едет, вдруг перед ним вырастает фигура с гранатометом, танкист с перепугу стреляет... И чеха нет! Куда делся? Нет его. Только рация - маленькая такая валяется. Вот она!
   Костя показал всем маленькую черную элегантную коробочку. "Неужели это такая рация?" - подумал я. - "Даже по сравнению с нашим "Арбалетом", который постоянно ломается, это просто чудесная маленькая вещь... Да уж - нехило чехи экипированы! Не то что мы...".
   - Я бегу сюда, - продолжил Костя. - Поднимаю эту хрень, а там кричат: "Русик! Русик! Ты где? Выходи на связь... Русик! Русик!". Ну, я и сказал им, где их Русик, и куда им следует идти!...
   - А они что!
   - Матерятся по-русски. Обещали яйца отрезать! Ха-ха! Ну, пусть доберутся, если смогут!
   - Так погоди, А куда сам Русик-то делся?
   Костя снова засмеялся, и показал рукой направление:
   - Его аж туда отнесло.
   Я пошел посмотреть вместе со всеми. Немного впереди по правую сторону от дороги находился огромный котлован, густо поросший лесом и кустарником. Почти на самом дне этого котлована лежало тело в камуфляже.
   - Это Русик! - сказал Костя.
   - А почему за ним никто не лезет? - спросил кто-то из столпившихся у края котлована.
   - Да кому он нужен! - с чувством ответил Костик, и даже сплюнул.
   Но он был не прав - Русик после смерти оказался не менее востребованным, чем был, вполне возможно, при жизни. Лейтенант - зенитчик недооценил потребности нашей доблестной пехоты.
   Во-первых, (конечно же!), они сняли с мертвого чеха всю амуницию. Я сам это видел: когда снова подошел к краю котлована, то внизу деловито копошились два бойца, сдирая с мертвеца штаны. Когда я увидел труп в следующий раз, то он уже был почти голый. На нем оставались только трусы. Майку сняли тоже. Как выяснилось, она была камуфляжной, а такими вещами не разбрасываются.
   Во-вторых, (но это я уже, к счастью, не видел, а только слышал от Найданова), чеха пытались съесть. Меня это глубоко и неприятно поразило, но правда это или нет - сказать не берусь. Вроде бы два отмороженных бойца решили отрезать от мертвеца кусок, и пожарить. Идиоты! Каннибализма им захотелось. Вообще-то, неплохо было бы им иногда посещать уроки в школе. Тело уже не первый день лежало в этой яме, и есть его, (отбрасывая всю мораль и лирику), было просто нельзя - чтобы не отравиться. М-да... У нас в армию набирают всех кого только можно. Вот и попадаются такие... Уникумы. То череп на БМП хотят присобачить, то людоедством заняться... Ну, тем не менее, они пошли. Однако, вроде бы, кто-то из офицеров об этом услышал, (или ему сказали), он догнал эту парочку, набил морду, и на этом все закончилось.
   Впрочем, не факт, что они действительно хотели сделать то, о чем говорили: может быть, они так прикалывались.
   Я тоже спускался в котловину. Зачем? Сам не знаю. Меня потянуло посмотреть на мертвеца врожденное человеческое любопытство и ужас перед таинством смерти. Ничего таинственного я там не обнаружил.
   Лицо застыло в смертном оскале, а левая его сторона была разорвана, так что была видна красная, белая и желтая плоть.
   Однако ни малейшего сочувствия я к нему не испытывал. "Если бы мы не убили его", - холодно подумал я, - "он бы с удовольствием убил нас. Еще может быть, наступил бы сапогом на мое лицо, смеялся и хохотал бы". Мне совсем не трудно было представить эту картину. Для чехов это было так естественно! Даже напрягать воображение не пришлось. "Меня отправило на войну государство", - снова заговорил я про себя, (или, кажется, все-таки вслух?), - "я стреляю и убиваю потому, что оно требует этого от меня. Это моя служба. Ты пошел воевать, потому что тебе так захотелось. Ты не защитник родины - ты мятежник. Я воюю за то, чтобы люди любых национальностей могли жить в Чечне спокойно. Ты - за то, чтобы только чечены жили здесь свободно, а остальные - в качестве рабов. Ты - нацист и варвар! Так тебе и надо!".
   Через два - три дня труп разрешили забрать родственникам. Солдаты вытащили его, завернули в ковер, и Франчковский на БМП отвез его в условленное место.
  
   Глава 8.
  
   Наш батальон растянулся вдоль дороги на весьма приличное расстояние. Во всяком случае, соседей нашей минометной батареи я скорее чувствовал, чем видел. И так получилось, что чеченский памятник оказался в нашей зоне ответственности. Поэтому первое, что я сделал, когда развертывание батареи было закончено - это сходил посмотреть на него.
   Выглядел он, честно говоря, как инопланетный артефакт на нашей грешной земле. Среди грязной земли, травы, грунтовой дороги, и при отсутствии признаков близкого человеческого жилья белоснежный мраморный памятник; мраморные плиты вокруг него и черные, хорошо покрашенные чугунные цепи ограждения. А надпись на стеле была сделана позолотой.
   Я даже открыл рот. Ничего себе! Какое же событие произошло здесь? В честь чего чечены вбухали столько денег? Причем любоваться этой красотой, прямо скажем, было некому.
   Мне было страшно любопытно. Я вообще всегда очень интересовался историей. А здесь передо мной была загадка, которую мне очень хотелось разгадать!.. Но, увы! Абсолютно все, что было написано на памятнике, было написано по-чеченски. Причем не чеченские слова русскими буквами, как я видел в некоторых книгах, а именно каким-то особым алфавитом, совершенно не похожим ни на латиницу, ни на кириллицу.
   Я взял из планшетки листок бумаги, ручку и тщательно переписал эти малопонятные знаки.
   "Вот черт!" - подумал я. - "Какие странные знаки! Может быть, все-таки это не местные? Может, это правда артефакт?". Я посмеялся сам над собой, покрутил пальцем у виска, и решил показать кому-нибудь из прапорщиков. Некоторые говорили, что понимают по-чеченски.
   Вскоре совсем стемнело, и я отправился на дежурство. Мы были на передовой, пехота на этот раз нас совершенно не прикрывала, поэтому к несению службы я отнесся гораздо, гораздо серьезнее, чем обычно.
   В окопах, вырытых прямо на склоне у дороги, располагались часовые. А чтобы они там не замерзли, и не уснули, у самого подножия склона мы соорудили что-то вроде площадки под костер и сидений. Свободная смена, и командиры дежурных расчетов сидели там со мной, протягивая руки к костру.
   Вскоре Боев и Восканян принесли чайник, и стало совсем хорошо.
   - Куда дальше пойдем? - спросил меня Адамов.
   Вопрос, конечно, был риторический; в принципе, какая ему и мне разница? Пойдем, куда пошлют. Но, все-таки, ради поддержания беседы...
   - А черт его знает! - Я все же решил быть до конца честным. Если я сам ничего не знаю, то зачем других обманывать? - Может быть, направо пойдем, а может быть - налево. Куда партия направит. А комсомол ответит - "Есть!".
   - Вы, кстати, кто-нибудь в комсомоле-то были, - спросил я.
   Все промолчали.
   - Не успели, - подытожил я.
   - А вы сами-то были? - спросил меня Абрамович.
   - Конечно! А как же. Был обязательно. Я еще в 86-м году вступил. В райкоме комсомола принимали.
   Вопросы задавали, потом билеты вручали, поздравляли. Сейчас все это смешно кажется, а тогда вроде бы все серьезно выглядело. Пионеры, комсомольцы, коммунисты.
   Я вздохнул. Но не из-за того, что исчезли и КПСС и комсомол. По дому вздохнул. Конечно, у костра с чаем было неплохо... Но дома!.. Дома-то по любому лучше.
   Пришла с постов смена, подбросили в костер сушняка, и заново поставили чайник.
   - Расскажи что-нибудь, товарищ лейтенант! - попросили меня сержанты. - Скучно.
   Я недолго думал: просто посмотрел на небо, которое хотя и было облачным, но все же позволяло видеть большинство созвездий. Я начал рассказывать о космосе, показывать созвездия, рассказал о планете Фаэтон. (Правда, весь свой рассказ построил на романе Казанцева "Фаэты", но никто из бойцов его все равно не читал, а потому я смело излагал чужие мысли, выдавая их чуть ли не за истину). Меня слушали.
   Внезапно Адамов задал вопрос, который никакого, (пожалуй), отношения к этой теме не имел:
   - Товарищ лейтенант! А вы в загробную жизнь верите?
   А что мне было скрывать?
   - Да, верю, - ответил я твердо. - Верю. Мне кажется, не может просто так разум кануть в вечность навсегда. Должно же быть что-то еще.
   - А, да ладно! - махнул рукой циничный Боев. - Умер мозг и все тут. Живи пока живой. А потом все.
   - Э нет! - сказал я. - Не все так просто, как тебе кажется.
   Кажется, мы нащупали тему гораздо интереснее, чем космос и звезды. Я начал с того, что ученые никак не могут получить искусственную жизнь. Даже те несчастные аминокислоты, из которых все якобы и началось. Ставят, ставят опыты, воспроизводят условия первичного океана, а ничего. Нету жизни! Хоть тресни!
   И тут я начал тачать бойцам и о необъяснимых возможностях мозга, который, получается, создан с какими-то дополнительными, страховыми системами, которые включаются только в экстремальных ситуациях.
   - Такое впечатление, - заинтриговал я всех, - что мозг человека создали раньше, чем его самого. В принципе, мозг может жить намного больше, чем сам человек. Если бы не тело, которое его обычно и подводит, он мог бы функционировать бесконечно долго.
   Потом я перешел на бытовой уровень, и начал вспоминать случаи, когда люди узнавали о смерти близких родственников за сотни километров от места трагедии в тот же момент, как только это произошло. О снах, в которых мертвые рассказывали, что нужно сделать то-то и то-то...
   Естественно, что у многих нашлись такие же примеры, они начали рассказывать об этом, спорить... И сна как ни бывало. Мы вместе ржали над Волобуевым, который принимал на веру все, что было написано в "желтой" прессе, разубеждали его, а я пытался объяснить ему - почему то, о чем я говорю, это действительно сфера непознанного, а то, о чем пишут в газетах - это брехня и лажа.
   Мы так увлеклись, что не заметили, как подошел Найданов со своими сержантами, и, зевая, отправил все мои расчеты спать. Я отправился за ними.
   Ничего прошло время - довольно весело. Я прогулялся еще раз по дороге, посмотрел, как командир батареи меняет посты, а потом отправился к себе в кабину. Завтра будет новый день, и нужно его как-то пережить.
  
   Глава 9.
  
   Утром произошла "встреча на Эльбе". Прибежали ребята - саперы, не наши, из какой-то другой части, чумазые, очень злые, весьма энергичные, быстро осмотрели памятник, заложили взрывчатку...
   - Ребята, - сказал я. - зачем? Красивый же памятник. Пусть бы себе стоял, он нам не мешает.
   Лейтенант саперов посмотрел на меня недоуменным взглядом:
   - Какой, на хрен, памятник! Кому, на хрен! Взорвать, на хрен! Это же нохчи поставили! Давай!
   Все отбежали на почтительное расстояние, громыхнуло, в воздухе засвистели камни... Все, стела исчезла. На ее месте располагалась теперь груда обломков, чугунные цепи почти все сорвало, площадку разворотило. Саперы с чувством выполненного долга также быстро, как здесь появились, исчезли. Я тихонько вздохнул, и возблагодарил Господа, что еще вчера догадался переписать надпись себе в тетрадку.
   Еще я подобрал осколок от стелы. На нем еще виднелась позолота. "Память будет", - подумал я, - "буду потом вспоминать, что я здесь был, и что видел, и теперь этого нет. А я почти тот последний человек, который присутствовал при существовании этого сооружения".
   На развалинах деловито крутился Армян, придумывая, как бы распорядиться халявным добром. Увидев, что Армян что-то ищет, остальные водители потянулись к нему - все знали, что если Армян что-то учуял, то это явно что-то полезное.
   Я же спустился на другую сторону дороги, немного походил по лесу, и нашел... Нет, ну надо же! Я нашел бутылки! Пустые бутылки, по-видимому, из-под пива. Точнее сказать я не мог, потому что этикетки под действием влаги давно с них слезли. "Ну, вот", - обрадовался я. - "Теперь можно пострелять"!
   Я вернулся назад, закрепил одну бутылку на ветке дерева, отошел на приличное расстояние, стоя прицелился, и выстрелил... Бутылки как ни бывало. Не такой уж я и хороший стрелок, хотя в школе долго ходил в тир, но вот сейчас повезло - попал с первого выстрела. Водители, ковырявшиеся в обломках, и на мгновение замершие, чтобы посмотреть на меня, присвистнули. Зерниев даже зааплодировал.
   - Здесь еще пустые бутылки есть, - сказал я.
   Зерниев сорвался с места и побежал ко мне. За ним ломанулись остальные. Я не собирался разбираться с их неизбежными спорами, а сразу ушел к себе в машину. Мне хорошо слышались, крики выстрелы, хохот... Но Армян упорно ковырялся в обломках. Перспектива пострелять его почему-то совсем не прельстила.
   Вскоре ко мне подошел Найданов.
   - Комбат просит пострелять, - сказал он.
   - В каком направлении?
   - Во-он туда!
   Андрей показал куда-то влево. Туда вела дорога, уходящая в лес, и дальше ничего не было видно.
   - Как скажет. Хоть сейчас.
   - Ну да, правильно. Только им нужен корректировщик. Сейчас комбат на МТЛБ подъедет, тебя заберет, и поедете. А ты там огонь подкорректируешь. Хорошо?
   - Да ради Бога! - ответил я. - Только давай тогда мне бойца с рацией. Я на себе таскать эту дуру не хочу.
   - Нет, не надо. У комбата своя рация, ей и будешь пользоваться.
   - Это если он только даст. Ему, наверное, своя волна нужна. А мне своя. Как мы с ним ее делить будем?
   Найданов почесал в затылке, и кивнул:
   - Ладно, сейчас отправлю с тобой Данилова.
   - Это что? Новый радист?
   Андрей замялся и засмеялся.
   - Да ладно тебе привередничать! - сказал он. - Пользоваться ей не сложно. А он парень здоровый и исполнительный. Как раз таскать может.
   - Ну, если только так...
   Я согласился.
   Как я и подозревал, Данилова задание в восторг не привело. Он пошел, нашел у меня в машине рацию, принес ко мне, поставил на землю, и уселся на нее.
   - Ты хоть бы бронник одел! - сказал я ему отеческим тоном.
   - Если я еще бронник одену, - мрачно ответил рыжий Данилов, я где-нибудь упаду и не поднимусь.
   - Ну ладно, смотри сам. Только потом, когда тебя убьют, ты не жалуйся. Ладно?
   - Ладно, - буркнул он, не поднимая глаз. Найданов скрылся из виду, мы вдвоем с радистом ожидали МТЛБ комбата. Я от нечего делать периодически осматривал окрестности в бинокль. Слабенький бинокль, честно говоря. Единственный плюс в нем и был, что на окулярах были нанесены измерительные шкалы. Вот дома у меня был бинокль "Байкал". Вот это вещь! Мы с братом долго копили деньги, и, наконец, смогли пойти в магазин и купить это чудо. Увеличение классное. Не помню, сколько, но намного лучше, чем этот стандартный армейский бинокль. Правда, на том шкалы не было... Да на хрена она мне в мирное время! Как-то и без нее обходились.
   Вскоре я услышал звук приближающейся техники. "Комбат", - подумал я, и угадал. Но не угадал все последующие события.
   За комбатом двигалась колонна. Собственно говоря, это было и не удивительно. Я меланхолично дожидался подхода тягача.
   - Где Найданов? - спросил меня Санжапов, даже не слезая с МТЛБ.
   Я повернулся в сторону нашей техники и закричал:
   - Андрей! К комбату!
   Дважды повторять мне не пришлось; Найданов резво вынырнул из палатки, на ходу поправляя бушлат.
   - Так, - сказал командир батальона. - Быстро сворачивайтесь, и пристраивайтесь в колонну. Ваше место - перед ротой Бессовестных. Давайте энергичнее, а то не успеете.
   Конечно, Андрей был не готов к такому повороту событий, но приказ есть приказ, и рассуждать нечего.
   - Батарея, сворачиваемся! - крикнул он.
   Я подмигнул Данилову. Он радостно убежал ставить рацию обратно. Когда я подошел к своим расчетам, они уже были готовы. Чего там: покидали минометы и пару ящиков с минами в кузова, и готовы к переезду.
   Расчетам Найданова пришлось гораздо хуже - палатки они собирали как на пожаре, Папену и Рамиру постоянно доставались пендели и затрещины, что-то у них не получалось с запорным устройством одного из "Васильков", и Найданов носился весь в мыле.
   - Останови Бессовестных, - попросил он меня, - а то придется за ним плестись.
   Я пожал плечами, и отправился караулить Урфин Джюса. Пропустить его было бы трудно: на своих БМП ротный, видимо проникнувшись духом Волшебника Изумрудного города, нарисовал что-то вроде Железного Дровосека. Сам Урфин Джюс, правда, уверял, что это китайский иероглиф, означающий "победу", но мне что-то в это очень слабо верилось. В Железного Дровосека верилось как-то больше.
   Перед первой же "бэшкой" с нужной отметиной я вышел на дорогу и замахал руками. Из люка показался сам ротный.
   - Подожди, - крикнул я ему. Сейчас наша батарея перед вами встанет.
   Все-таки Бессовестных неплохой парень. Он без лишних вопросов и вони кивнул головой и остановился. Я вернулся в "шишигу" и уже сам принялся ждать, пока расчеты Найданова, наконец, справятся со своими проблемами и погрузятся в машины...
  

Часть 6. Саясан.

  

Глава 1.

  
   Мы ехали довольно долго, пока колонна снова остановилась. Найданов подошел к моей "шишиге" и замахал руками, призывая меня идти за ним. Ну, надо, так надо!
   - Что случилось, - спросил я Андрея уже на ходу.
   - Совещание, - коротко ответил он. - Тебе отдельную задачу поставят.
   Ну, что ж! Наверняка ничего нового. Опять с кем-нибудь в паре.
   Однако он ошибся. Хотя, действительно, основная часть батальона пошла вперед, а малая часть - свернула влево. Но, как я отнюдь не предполагал, в эту малую часть вошли не только мои расчеты, но вся наша минометная батарея целиком. А еще - танк, и рота Урфин Джюса. И часть комендантского взвода. И командир всего этого воинства - Молчанов.
   Через пару километров дорога пошла вниз, и вскоре мы оказались у бывшей фермы. Судя по постройкам, раньше здесь был коровник. Вообще, место оказалось красивое. Совсем рядом бежала широкая горная река, через которую был переброшен солидный мост. Он упирался в соседнюю гору, а дальше по горе бежала тропинка. Слева от нас в реку впадал быстрый, шумный и очень мутный ручей. За спиной тоже были горы...
   Короче, мы оказались в небольшой, но довольно живописной долине.
   - Все, - прокричал нам Игорь. - Приехали. Занимаем позиции. Давайте, давайте! Не тормозите!
   Да мы и не тормозили.
   Перед фермой, с той стороны, откуда мы спустились, располагалась какая-то ровная площадка, где под слоем земли еще можно было разглядеть и правильно уложенные кирпичи, и даже бетонные плиты. Эта площадка резко обрывалась, и внизу было что-то похожее на боксы, только без крыши. Вполне естественно, что именно в эти "боксы" мы и загнали все наши "шишиги". А вот пехота пошла-таки окапываться...
   Молчанов со своими бойцами из комендантского взвода ушел внутрь фермы... Танкисты зашли в какой-то маленький аккуратный домик, стоявший на небольшом отдалении от основных построек.
   А еще при спуске в долину, справа от основной дороги, по которой мы сюда добрались, туда - вверх, в гору, я заметил несколько обычных жилых домов. И судя по дыму, который шел из трубы, вполне обитаемых. Конечно, заметил этот факт не я один. Как только водители наших "шишиг" загнали свою технику на "стоянку", они все, возглавляемые, естественно, Армяном, отправились туда.
   Найданов то ли видел это, то ли нет... Я видел, но мне и в голову не пришло их остановить. С какой стати? Если они на кого и нарвутся, то беда небольшая. Они знают, на что идут, не маленькие. И чем раньше противник себя обнаружит, тем лучше будет для остальных. Цинично, зато практично.
   Я вытащил фляжку, чтобы напиться... И расстроился. Воды не было. Имеется в виду, не было хорошей, чистой воды, которую я недавно туда заливал. Вода же из ручья и реки меня не очень прельщала. Я слишком хорошо помнил, как болел живот у меня еще совсем недавно.
   Я осмотрелся по сторонам. Невдалеке бежал ручей. К нему я и пошел. Ну да, вода мутная. Но, во-первых, я надеялся, она отстоится, а, во-вторых, у меня были специальные таблетки для обеззараживания воды. Немного - штук шесть. Я решил, что сейчас самое время начать их использовать. А потому набрал во фляжку воды и кинул туда одну таблетку. Мне казалось, что на такой объем, по инструкции, больше и не надо.
   Пить сразу я, конечно, не стал, а решил, как обычно, прогуляться и осмотреть окрестности. Вдруг что интересное попадется?
   Попался мне Найданов. Я, на всякий случай, (не зная - видел он или нет), сказал ему, что водители ушли за добычей.
   - Я знаю, - махнул он рукой и быстрым шагом направился к зарослям. Я подумал, что ему сейчас не до водителей, и не до чего вообще. Вот облегчиться...
   Минометы мы последнее время ставили очень быстро. Стрелять предполагалось с полупрямой наводки - это для моих "подносов", а "Васильки" стрелять могли и по прямой. Так как наведение на цель теперь от общей точки наводки не зависело, то каждый миномет представлял собой отдельную боевую единицу, которая могла вести огонь совершенно самостоятельно. Строго говоря, наша батарея могла вести стрельбу сразу по шести разным целям.
   Это было хорошо. Плохо то, что полупрямая и прямая наводка, само собой, предполагает, что мы противника видим. А это значит, что и он видит нас! И тут уж - кто скорее выстрелит! А в этом компоненте мы проигрывали. И сильно. Мина летит долго - траектория у нее крутая. Пока она до врага долетит... Тот в нас уже много раз может выстрелить. И вполне возможно - удачно.
   Я поежился, но тут же выбросил все это из головы. Если постоянно об этом думать, то с ума сойти можно.
   Вместо этого я пошел посмотреть ферму.
   Да, конечно, ничего особенного. Ферма как ферма. В школе, когда у нас был по плану общественно-полезный труд, много раз на таких работал. Стойла для коров с двух сторон, посредине канава, куда из стойла, по идее, должны стекать навоз и моча, (пол там сделан слегка под наклоном). В этой канаве, насколько я помнил, должны быть металлические лопасти - скребки. Включался двигатель, эти скребки начинали двигаться, и выволакивать навоз из фермы наружу - за пределы коровника. А оттуда его уже должны были забирать и вывозить на поля.
   Я заглянул в канаву. Так точно! Вот они - родимые. Здесь, на месте. Все, как положено. В этот момент в коровник зашел Игорь. За ним шествовал Бессовестных, и что меня поразило - Косач! Как я мог его прозевать? С кем он сюда приехал?
   Ну, прозевал, так прозевал. Я же ведь и не выглядывал его специально.
   - Что это? - спросил белорус, показывая на старые ржавые скребки.
   - Эх ты! Горожанин! - сказал я с сарказмом. - Наверное, думаешь, что булки на деревьях растут?
   Пока Косач надувался, чтобы веско и остроумно ответить, (чтобы я утопился от горя и зависти прямо здесь - в этом дерьме), я успел объяснить, зачем все это нужно.
   Замполит не нашел ничего остроумного, и просто обозвал меня "деревней". Я не обратил на это никакого внимания. Меня такое сравнение не обижает. Мои деды все были из хуторов и станиц, и мать с отцом тоже. Почему я должен обижаться? Меня они вполне устраивают, и мое казачье-крестьянское происхождение меня не смущает.
   Я и сам люблю в земле ковыряться: сажать что-нибудь, поливать, урожай собирать. Сначала меня заставляли, конечно, а потом и сам втянулся. Земля - это же... Она же... Короче, не люблю я жить на асфальте. Мне почва нужна под ногами, деревья, цветы...
   - Не нравиться мне вот это все, - задумчиво сказал Молчанов, осматривая с другой стороны фермы противостоящую нам гору. - Мы же оттуда как на ладони видны. Да и мост этот целый... Может взорвать?
   Этот вопрос неожиданно был обращен ко мне. Я помолчал, давая понять, что думаю - мне хотелось дать рассудительный ответ.
   - Хорошо бы, - проговорил я, - но не стоит. Потом шуму будет! Что мы единственные мост взорвали, сообщение местное прервали.
   - Да ну и хрен с ним, - вмешался Урфин Джюс.
   - У нас, а как минимум - у Игоря - будут большие неприятности, - я уперся.
   - Ладно, - решил, после минутного колебания, Игорь. - Пойду к танкистам, скажу, чтобы взяли мост под прицел. И в случае чего, сразу же его взорвали.
   - Вот это разумно, - обрадовался я такому удачному решению. - И ломать ничего не надо, и мост под контролем.
   Молчанов наморщил лоб.
   - Кстати, насчет контроля, - он указал пальцем на Бессовестных, - у моста пост сделали?
   - Да, - ответил Урфин Джюс. - Там окоп отрыли на двух человек. Сидят. Один с пулеметом.
   Мы все одновременно посмотрели в указанном направлении. Действительно, и бойцы маячили, и пулемет было видно.
   - Пойдем со мной, кипяточком угощу, - похлопал меня по плечу Игорь.- А кстати, где этот щеголь?
   Щеголем он почему-то называл Найданова. Не знаю почему. Конечно, для баб Андрей был смазливым... Но щеголь?.. Одевался он как и все...
   - У него с животом что-то, - ответил я. Я не был в этом уверен, но иногда маленькая ложь помогает избежать больших вопросов. И действительно: Игорь усмехнулся, но о Найданове больше ничего не говорил.
   Мы завернули за угол. Там был отдельный вход. За входом - направо - дверь в маленькую комнату. Раньше, я думаю, там располагался какой-нибудь учетчик. А может - это бывшая комната отдыха скотников и доярок. Сейчас же здесь была ржавая, но целая, железная кровать, старый, ободранный, покрашенный в четыре разных цвета стол, две колченогие табуретки и буржуйка.
   Но печку принесли наши. Этого не здесь нашли. Она, судя по всему, горела уже давно, в помещении было довольно тепло, а на столе стоял горячий чайник. Здесь суетился и все куда-то порывался Турок.
   - А он что тут делает? - удивленно спросил я.
   - Вася отдал, - ответил Игорь. - Сказал, что ему и Вани хватит.
   Турок осклабился, но промолчал.
  

Глава 2.

  
   Чай был слабым, конечно, почти не сладким, зато горячим. Теперь я, в принципе, мог представить себе, почему в революцию говорили "побаловаться кипяточком". Даже такой чаек, который я дома вряд ли стал бы пить, будучи горячим, доставлял немалое удовольствие. Удовольствие от того, как тепло проходит вниз по горлу, пищеводу, и разливается внутри.
   Разговаривать особо было не о чем. Сегодня как-то не особо словоохотливым оказался и замполит Косач. Побурчал что-то себе под нос, и успокоился. Видя, что, в общем-то, на меня больше особо никто внимания не обращает, я поставил пустую кружку на стол, и тихо ушел.
   На нашей батарее царило оживление. Я услышал рев Армяна, и сразу сообразил, что "конкистадоры" вернулись. Судя по беготне и крикам, они вернулись не с пустыми руками. И точно. Команда водителей принесла мешок картошки, несколько кочанов капусты, немного моркови и лук с чесноком. Я не стал спрашивать, где они это взяли. Я только спросил у Армяна:
   - Что, сами отдали?
   Армян хитро усмехнулся:
   - Мы были очень убедительны. И много не просили... Мы же не последнее забираем.
   Пока я разговаривал, бойцы уже занялись приготовлением еды. Они взяли большую кастрюлю, процедили через какую-то холстину воду из реки, и начали ее кипятить. Нарезкой овощей руководил Восканян.
   Я заметил, что отношения между двумя частями нашей батареи стали потихоньку налаживаться. Во всяком случае, щи они пытались сварить вместе.
   На мой взгляд, потепление началось после того, как водителем стал у меня Армян. Волей - неволей, общаясь со своими пассажирами, он привык к ним. Потом втянулся в диалог, нашлись общие точки соприкосновения... Что между ними было противоположного? Да, по большому счету, ничего.
   А, что ни говори, Армян и в своей батарее авторитетом обладал немалым. В результате он и стал тем мостиком, через который командиры расчетов начали более-менее общаться. За сержантами потянулись рядовые... И сейчас картошку вместе чистили и Данилов, и Рамир, и Папен, и Волобуев. А командовал ими хитрый повар Восканян.
   Щи получались, наверное, хорошие. Но не было самого главного - не было мяса.
   - Они, наверное, всю живность попрятали, - мрачно объяснял сей факт окружающим Зерниев. - По-моему, там и куры, и скотина есть. Но они, падлы, как нас увидели, когда мы еще ехали, то все в лес угнали.
   - Волки сожрут, - меланхолично заметил Джимми Хендрикс.
   - Кого сожрут? - не понял Зерниев.
   Джимми помолчал, улыбнулся.
   - Тебя!! - заорал он. - Тебя сожрут!!... Ну, конечно, скотину волки сожрут, кого еще?
   - А они тут есть, волки-то? - спросил его Ослин.
   - Места дикие, - ответил Джимми. - Наверняка есть. Не может быть, чтобы не было.
   Я же молча развернулся, и отправился обратно к Молчанову. Однако мне нужен был вовсе не Игорь, а как раз наоборот - Турок.
   - Турок, - спросил я. - У тебя мясо есть?
   - Откуда, - замахал он руками. - Откуда у меня мясо?
   - Жаль, - вздохнул я. - У нас бойцы щи варят. А мяса нет.
   Я отвернулся, подождал реакции, (ее не последовало), и ушел.
   Однако я совсем не удивился, когда заметил Турка, о чем-то договаривающегося с Восканяном. Ну и о чем он мог говорить? Что у них было общего, кроме желания хорошо пожрать? Я угадал. Конечно, не свежатина, но и сушеное мясо для щей - вовсе не плохо! Во всяком случае, мясной вкус будет обеспечен.
   В "шишиге" у Зерниева еще оставался почти мешок ржаных сухарей, который как раз со щами и пошел на "ура". Я замочил в своем котелке четыре сухаря, подождал пока они набухнут... И съел все это сказочное блюдо с чесноком. Давно у меня не было такого хорошего ужина.
   Конечно, я понимал, что завтра опять, скорее всего, придется или положить зубы на полку, или питаться тем, что нам выдал старшина - один сухпай из расчета на трех человек коробка. Но это завтра. А сегодня я был очень доволен - сыт, обогрет, добродушен. И даже вошь как-то неожиданно успокоилась. Притихла.
   Я заснул.
  

Глава 3.

  
   Это было что-то новенькое. В наше расположение стремительно, можно сказать - почти бегом, двигался седобородый аксакал - в неизменной чеченской папахе. Белая борода развивалась на ветру, как у старика Хоттабыча, ноги скользили по камням, палкой он махал как дубиной, и вид у него был довольно грозный.
   Но он был один. Оружия у него я не разглядел. На шахида - смертника он тоже не очень смахивал.
   Бойцы смотрели на него удивленно, но без страха. Чего ему у нас понадобилось?
   Первый, кто остановил старика, оказался Найданов. Чеченец что-то быстро втолковывал нашему комбату, лицо у Андрея стало вытянутое и какое-то удрученное, он повернулся, и вместе со стариком они пошли к ферме. "Наверное, к Игорю", - решил я, - "а куда еще? Но что же ему у нас надо?"
   От нечего делать я принялся гадать. Версия первая - он хочет сообщить нам о приближении противника. Бред! С какой радости? Он - нам. Вот наоборот - это возможно, это реально. Скорее всего, он о нас и так уже чехам доложил.
   Вариант второй. Пришел рубиться из-за реквизированных продуктов. Реально? Ну, так... Все-таки сомнительно. Из-за этого так спешить, спотыкаясь и падая?... Тоже вряд ли!
   Ну, так что?
   Всеобщее, не только мое, любопытство подогрелось еще сильнее, когда я увидел, что Молчанов, Косач, Турок, два стрелка и чечен заняли МТЛБ и резво укатили по направлению к жилым домам.
   Я пошел к Найданову. К нему же быстрым шагом уже приближался Урфин Джюс.
   - Слушай, Андрюха! - спросил я. - Чего стряслось-то?
   - Да дед примчался как ошпаренный. Говорит, сноха беременная, и из нее кровь пошла и хлещет. Все испугались, врачей-то нет! К кому бежать? Вот отправили деда к нам. Он думал, у нас медик есть... Но хоть отвезем к врачам.
   - Слышь, - задумался я. - А ты уверен, что это правда? Может, дед заманивает? За экспроприацию мстит...
   - Да Игорь тоже не уверен, конечно. Гранат набрал, на всякий случай. Сказал - мы услышим. Тогда надо будет выручать.
   Мы с Андреем посмотрели на Урфин Джюса. Он пожал плечами:
   - Я всегда готов. У меня вся техника на ходу.
   - В крайнем случае, танк подключим, - это уже я сказал.
   Но все обошлось. Через несколько часов Молчанов вернулся, как говорится, усталый, но довольный.
   - Сдали овцу в больницу.
   - Вы что же - прямо в поселок заезжали? - спросил я с удивлением.
   - Ну да, - сказал Молчанов, и сделал выразительное лицо. - Ну а что сделаешь? Она уже кончается. Белая как мел. Стонет, глаза закатила... Пришлось ехать. Влетаем в село, спрашиваю у местного кикела - "Где больница"? Он, типа, не понимает! По-русски. Я ему говорю - "Там женщина ваша рожает! У тебя, гад, совесть есть?". Проникся! Рукой показал. Подъезжаем, разворачиваемся. Бабы какие-то врассыпную. Наверное, думали, мы сейчас стрелять будем! Идиоты! Ну, вытащили эту кикелку, сдали врачихе на руки. Короче, пусть теперь голову ломают. Это уже не наше дело... И быстренько, быстренько назад.
   - Даже пожрать ничего не взяли! - неожиданно влез в беседу Турок.
   - Чего!! - развернулся Игорь. - Ты чего тут делаешь?!!
   Турок стремительно исчез из виду.
   - Бывает... - сказал я, ни к кому конкретно не обращаясь. - Слушай, Игорь, пойдем хоть кипяточком побалуемся, а?
   - Ну, ты вечно голодный! - покачал капитан головой. - Корми тебя... Пои тебя...
   - Да ладно тебе! - засмеялся я. - Не еды, заметь! А просто кипятка. Уж Турок-то небось приготовил!
   - Ладно, - сказал Игорь, - пойдем, сирота!
   Однако этот день оказался приятнее, чем я мог подумать. Не успели мы дойти до фермы, как нас перехватили танкисты. Вообще-то, конечно, им был нужен Молчанов. Но так как я оказался рядом, то они пригласили к себе в гости и меня. Зачем отказываться? Я пошел.
   Танкисты заняли небольшой аккуратный, отделенный от фермы дорогой, домик. Со стороны моста он был закрыт деревьями, какой-то давно разрушившейся кирпичной оградой, с торчащими из нее ржавыми металлическими штырями. Внутри картина заброшенности и разрушения была не менее заметна.
   В первой комнате у окна находился стол-тумба с выломанной дверцей. Вторая болталась на одной петле. За столом - на подоконнике - валялась кем-то давно брошенная и забытая мыльница. Стекло в окне было целое, хотя страшно грязное, с разводами паутины. Некоторые доски из пола были выломаны.
   - Топите? - кивнул на них Игорь.
   - И мы топим, и до нас кто-то уже выломал, - ответил один из танкистов. - Не мы первые здесь перекантовываемся.
   Во второй комнате стояла довольно крепкая пружинная кровать. Некоторые шарики на ней еще даже блестели. Сбоку, у стены расположился шкаф с выломанными дверцами. Одна из дверей стояла тут же, прислоненная к стенке. Это была очень полезная и важная дверца: на ней сохранилось небольшое зеркальце.
   В этой комнате часть стекла была выбита, а вместо него вставлена, как обычно, фанера. Потому в помещении царил, можно сказать, полумрак. (Тем более что за окном было очень пасмурно). Тем не менее, я взглянул в зеркальце, и увидел какое-то серое, бородатое лицо с красными глазами, сухими губами и желтыми зубами.
   В ужасе я отшатнулся: "Неужели это я!?".
   Да, я. И ничего удивительного. Я уже сам давно забыл, когда последний раз чистил зубы, брился, умывался...
   Хотя нет. Умывался совсем недавно. Здесь, в речке и умывался. Но ведь это не горячая вода...
   У танкистов топилась буржуйка, и был настоящий чай. Уж не знаю, откуда, где достали - но был. Как оказалось, Игорь и Николай (командир танка), закончили одно училище, просто в разные годы. Так что тема для беседы у них нашлась сразу. (Поэтому, честно говоря, и пригласили). Я же просто пил чай с сахаром, слушал умные речи, и наслаждался теплом. Никуда не хотелось идти, ничего не хотелось делать...
  

Глава 4.

  
   Мне очень сильно захотелось по нужде. Пусть и по малой, но так приперло, что сидеть в кабине я уже не мог. Светало. Полоска зари показалась на востоке. Я подумал, что снаружи сейчас очень зябко... Но не в кабине же обоссаться, правда?
   Никаких сборов мне не требовалось, я просто откинул одеяло, приоткрыл дверцу, подумал - взять ли мне автомат - и все-таки взял. Ходить без оружия в Чечне мне почему-то не хотелось даже в сортир. Мало ли что? Я вылез из кабины, и потянул за собой автомат. И, правда, свежий холодный воздух, да еще ветерок с гор сразу приняли меня в свои объятия, и я затрясся мелкой дрожью.
   Испражняться у машины было нехорошо - сам же нахожусь постоянно. Да и бойцы спят в кузове. Я отправился к ферме. Там был такой неплохой закуток, не видный ни с одной точки, (я его случайно нашел), и я постоянно оправлялся именно там. Это звучит, конечно, глупо, но у меня возникало приятное ощущение, что я почти в домашнем туалете - где можно спокойно посидеть и подумать.
   И только я было пристроился... В утренней тишине внезапно, резко, разрывая ее на куски, послышался воющий и вибрирующий звук полета мины. Мы не стреляли... Значит, стреляют в нас!
   За этим первым выстрелом последовал просто шквал огня. Я, находясь за стеной фермы, не видел, откуда стреляют, но ни минуты не сомневался, что огонь ведется с горы.
   Два или три разрыва вздыбили землю у домика танкистов. Я увидел, как в разные стороны полетело стекло из окон, а из дверей, спотыкаясь и падая, выскочили танкисты, бросившиеся к своему танку.
   Эх, наши "шишиги" стояли между фермой и площадкой, внизу. Попасть в них можно было только миной, (а собственно, это и происходило). А вот вся наша батарея стояла по краю площадки, и видно ее было сверху, наверное, как на ладони.
   Я стоял, судорожно застегивая штаны, и от того, что руки у меня дрожали, а желудок провалился до колен, я никак не мог попасть пуговицами в петли. Я страшно нервничал, и от этого все становилось еще хуже.
   Бойцы из моих трех расчетов спали в кузовах. С началом стрельбы они начали выскакивать из них и прятаться под машиной. Это было, конечно, умно, если не считать того, что в "шишигах" были боеприпасы, и попади в них мина, снаряд или граната, то братская могила всем бойцам была бы обеспечена. Кроме того, кто стрелять в ответ будет!?
   Найданов со своими спал, естественно, в палатке. Я видел, как Андрей очумело вылетел наружу босиком. "Говорил тебе, не снимай обувь на ночь" - завертелась у меня голове никчемная и ненужная в данный момент мысль. Вот Ослин выскочил в одном сапоге. За ним дернулся Папен... И рухнул, обдав себя, палатку и выползающего за ним Джимми Хендрикса фонтаном крови. Сержант рванул обратно, но тут палатку прошила очередь.
   Меня страшно злило и удивляло, что мы не отвечаем. В ферму попала мина, и куски шифера как снег кружились в воздухе, что-то рвануло со страшной силы у пехоты, так что рама, находящаяся за моей спиной, вылетела вперед, и если бы я не упал на колени от звука взрыва, снесла бы мне, наверное, голову. А мы молчали.
   "Брестская крепость, б...", - подумал я, поднялся с колен, и побежал к позиции. Я споткнулся об раму, и снова рухнул. В этот момент мина упала на правом фланге нашей батареи, один из "Васильков" перевернулся. Даже до меня дошла волна горячего воздуха.
   Наконец-то у нас выстрелил танк. Это был как глоток прохладной воды в пустыне. Он выстрелил еще раз, и еще. Чехи перенесли огонь на него. Найданов добрался до "Василька", а я добежал до своей "шишиги".
   И тут я услышал, как стреляют наши БМП. Живем, блин!
   - Давай, давай! К орудиям! К бою! - орал я под машину, наплевав на опасность быть подстреленным. - Вперед, б...!
   Боев молодец, Боев вылез. За ним показался Адамов. Я побежал к "подносам", чувствуя, как они бегут за мной. Я не оглядывался.
   - Наводить самостоятельно! Огонь без команды! Беглый!
   Я занял миномет Абрамовича. Где Абрамович, я в этот момент не думал. Я даже не думал наводить. Я только окинул панораму горы, и понял, что замаскировались чехи здорово! Хотя нет! Вот дымок от выстрела! Там у них миномет.
   Ко мне подбежал Шура Эйнгольц.
   - Давай, готовь мину, - крикнул я ему, наводя прицел приблизительно в то место, где, как мне показалось, стоял миномет чехов. - Выстрел!
   Шура опустил мину в канал ствола... Она прошуршала вниз... Звон!!! Мина ушла в небо. Это был первый выстрел нашей батареи! И тут же, буквально чуть - чуть опоздав, Найданов ударил очередью из "Василька". Не знаю, куда он целился, но эту очередь было видно хорошо.
   Мы стали отстреливаться, и огонь противника ослабевал. Может быть, мы куда-то попали, может быть, чехи решили, что игра уже не стоит свеч. Во всяком случае, можно было поднять голову.
   Шура отправил в ствол очередную мину, и вдруг охнул, согнулся пополам, упал и завыл. Между его стиснутых пальцев потекла кровь. Этого еще не хватало! Я схватил ошарашено крутившегося вокруг нас Инберга.
   - Давай, кидай мины!
   Здоровенный Инберг с абсолютно белыми вытаращенными глазами закивал головой, но даже не сделал попытки выполнить приказание. Я ударил его в челюсть. В этот момент возле моего уха взвизгнула пуля.
   Все, мне стало не до стрельбы. Я упал на землю, ударил под ноги Имберга, (тот свалился), и попытался потащить вниз, за собой, раненого Шуру. Впрочем, Шуру я почти сразу бросил. Боец захрипел и вытянулся.
   Не теряя ни секунды, (очередная пуля попала в миномет), я прыгнул прямо вниз с откоса, очень больно ударившись ногами о землю.
   Похоже, наша батарея попала под снайперский обстрел. Кто-то недвижимо валялся у "Василька", (я не мог отсюда разобрать - кто именно), расчеты разбежались кто куда, и наша батарея затихла. Бухали по-прежнему БМП и танк. Трескотня автоматных очередей, как мне казалась, ничего серьезного противнику причинить не могла.
   Увы, я ошибся. Огонь со стороны чехов снова усилился. Похоже, пользуясь лучшим обзором, превышением, хорошей маскировкой и более выгодным своим положением, они решили нас добить.
   Миномет, правда, у них затих. Зато АГСы, пулеметы и снайперские винтовки работали без перерыва.
   Где Найданов? Я огляделся. Да вон он! Живой. По-прежнему босиком. Сидит у стены и чего-то ждет. Чего? А чего жду я сам?
   Найданов и три бойца внезапно снова рванули наверх, к минометам. Но не добежали - кто-то из солдат переломился пополам, зашедшись в крике. Андрей и двое оставшихся кое-как подхватили его, и с той же скоростью, или даже быстрее, снова кинулись в укрытие.
   Желание повторить попытку комбата, было возникшее, тут же испарилось.
   Внезапно я понял, что наш танк молчит. И молчит давно. Что могло с ним случиться?.. Вряд ли подбили, мы бы почувствовали. Скорее всего, элементарно закончились боеприпасы. Это было плохо. Наша основная огневая мощь была парализована: танк не стрелял, к минометам мы не могли подобраться, а наша пехота и БМП огрызались как-то неубедительно.
   Хотя, хорошо мне рассуждать. За мной две толстые кирпичные стены фермы. До меня добить нелегко. А попасть еще труднее. А солдаты Бессовестных перед стеной, она их не закрывает. Им и достается.
   Но, черт возьми! Неужели никто не слышит и не знает о бое? Где помощь?!
   "Конечно, вряд ли чехи пойдут в атаку", - подумал я. - "Под пули подставляться никто не хочет".
   Но просто стрелять по нам сверху они могли, наверное, очень долго. Я приуныл. Однако даже не заметил, что как-то перестал бояться. Исчезла дрожь. Удивительно, но я уже успел привыкнуть к обстановке. Не видно было ужаса и на лицах моих бойцов. Вроде бы все пришли в себя. Адамов даже высунулся за угол стены и дал очередь из автомата.
   - Не лупи в белый свет, как в копеечку! - резко одернул я его. - Все равно не попадешь. А патроны еще могут пригодиться. Гранаты у кого есть?
   Гранат было немного. Но Армян сказал, что в машине он заныкал ящичек.
   - Ну, - сказал я ему, - чего ждешь? Давай дуй в "шишигу" и тащи сюда! Надо раздать. А то мало ли... Вдруг чехи и в атаку пойдут?
   Сам я в это не верил, но солдат надо было держать в тонусе. Армян спохватился, и короткими перебежками, кидаясь из стороны в сторону, рванул к машине. Он легко перебросил тело в кузов, и через несколько томительных минут, когда на нашей минометной позиции разорвалось еще несколько гранат от АГС, выпрыгнул обратно, и понесся ко мне как спринтер.
   - Ого, лимонки! - обрадовался Боев.
   Я раздал все окружающим, оставив себе две штуки. Вместе с тем, что у меня уже было, это составило четыре гранаты - две оборонительные и две наступательные.
   - Так, - сказал я Боеву. - Остаешься за старшего. Никуда не передвигаться, огонь бестолковый из автоматов не вести. Ждать развития событий. Понятно!?
   Боев коротко кивнул.
   - Я к Молчанову, - пояснил я бойцам. - Узнаю, что там делается. Может, он помощь вызвал.
   Это вызвало оживление и надежду. Уже все хотели, чтобы я быстрее сходил к Молчанову. А я прикидывал, какое расстояние от угла до двери. Успею ли я пробежать этот участок так, чтобы не оставить снайперам ни единого шанса? Но что-то память мне изменила. Я положился на удачу, и перебежками, часто пригибаясь, побежал к углу здания.
   Когда я уже было почти добрался до этого угла, мне послышался чудесный звук. Звук, которого я так ждал. Это приближались "вертушки". Видно, Молчанов, (а может и танкисты), связались с нашими, и сообщили о нашей беде.
   Я уже не стал никуда двигаться, а привалился спиной к стенке, и на мгновение закрыл глаза. Послышался характерный треск НУРСов, разрывы... Еще треск, еще разрывы... И все. Стрельба стихла с обеих сторон.
   Все-таки чехи окончательно ушли. Они же не самоубийцы...
  

Глава 5.

  
   Где-то через час подъехал еще один танк, МТЛБ с комбатом, две "шишиги" и БРДМ.
   Санжапова встретили Молчанов и Косач. Мы с Найдановым разбирались с личным составом и оружием.
   Итоги боя были безрадостные. В нашей батарее было трое убитых, и трое тяжело раненых.
   Раненых погрузили в одну "шишигу", убитых - в другую.
   Больше всего мне было жалко Папена. Наверное, потому, что я его знал немного лучше остальных. Ведь он был у меня во взводе еще тогда, когда мы находились на Харами. Женя Попов приехал сюда с Дальнего Востока, из какого-то леспромхоза. По-моему, в семье он был не один. И все-равно - какой удар для матери!
   Рамир, который жил рядом с Папеном, в соседнем леспромхозе, сидел и плакал. Он закрыл лицо руками, а из ладоней на щеки текли грязные ручьи.
   - Ну, ладно, не убивайся так, - похлопал я его по плечу. - Ты-то ведь живой!.. У нас еще столько дел! Вставай, давай...
   Техника пострадала значительно меньше. Да, в тентах на кузовах зияли отверстия, в некоторых лобовых и боковых стеклах оказались дырки, но к счастью, ни одна мина в ящиках не взорвалась. А то бы я не знаю, что тут было бы. Минометы, в принципе, были в порядке. Правда, на одном из моих "подносов" разнесло прицел, а на другом, почему-то, перестал работать подъемный механизм. Его заклинило намертво.
   Ну, это прямо скажем, ерунда. Починим.
   Пехоте повезло меньше. Убитых, правда, там было всего четверо - на одного больше, чем у нас - зато ранены были почти все. За исключением самого Урфин Джюса.
   - Ну, ты, блин, и правда как деревянный, - пошутил Молчанов.
   На шутку отреагировали вяло. Мне показалось, что она несколько неуместна. Впрочем, Игорь сразу переключился на другое.
   - Нам комбат угощение привез, - с кривой усмешкой сказал он. - Сгущенку. Офицерам по банке, остальным одна банка на троих. И печенье - по пачке на двух человек.
   Тут как раз подошел сам Санжапов, и последние слова Молчанова он слышал.
   - Мне стыдно, - зло сказал он. - Это просто унижение. Я даже не знаю, что сказать бойцам?!
   - Скажите, это презент от Баруха Натановича Эльцина, - вмешался Косач. Глаза его с ненавистью блеснули из-под очков.
   - Не знал, что ты антисемит, - удивился я его словам.
   - Я же из Белоруссии, - ответил замполит, - у нас там жидов много. Насмотрелся...
  

Глава 6.

   Мы простояли у фермы еще два дня, а на третий свернулись и последовали на соединение с основными силами батальона. Два колеса пришлось поменять на запаски, в кузовах через дырявые тенты посвистывал ветер, но, в принципе, техника в батарее была на ходу.
   Мои бойцы пробовали зашить отверстия в тентах нитками, но нитки быстро кончились. И личный состав тешил себя надеждой, что нитки, или их замену, удастся раздобыть у пехоты.
   Как только наша колонна влилась в основную, я тут же пошел к Найданову.
   - Слышь, Андрюха, - сказал я. - Надо что-то с моими "подносами" решать. Мне нужен новый прицел и надо что-то с двуногой-лафетом делать! А то у меня из трех минометов два калеки...
   Что-то Найданову не очень хотелось всем этим заниматься, (хотя, вообще-то, это именно он был командиром батареи, а не я), и он показал мне рукой на штабные автомобили.
   - Там где-то Гришин, - сказал Андрей, - сходи к нему, ладно? Там разберешься.
   Я покачал головой, но пошел. А чего? Гришина я худо-бедно знал. И он меня знал. Мы могли даже парой слов и вне устава перекинуться. Так что ничего худого для себя я не увидел.
   На первой же продолжительной остановке я сбегал к начальнику артиллерии и рассказал о своей беде.
   Гришин думал недолго.
   - Короче, - рубанул он. - У тебя два миномета, и два целых прицела. Правильно?
   Я кивнул.
   - Вот переставляешь прицел на целый миномет. Так?
   - Абсолютно правильно, - ответил я, продолжая невозмутимо смотреть в рот майору.
   - Иди к Рацу, забери миномет у него. А свой поломанный оттащи в ремроту. Потом в часть отправим.
   - А почему к Рацу? - недоуменно спросил я.
   - У него сейчас людей меньше чем минометов, - засмеялся Гришин.
   Как оказалось, у Вася выбыло три человека. Один подхватил воспаление легких, один наступил на растяжку, и ему оторвало ступню. А третий так неудачно порезался, что заработал заражение крови. В результате у Васи выбыл целый расчет, а заменить его было не кем. Тем более что у нас так проредило пехоту, что затыкать ее пришлось и артиллеристами и минометчиками. Так, и Найданову пришлось отдать в роты пару человек. И все то хилое пополнение, которое мы получали из Темир-Хан-Шуры по воздуху, тоже прямиком шло в пехоту. Хотя там были и артиллеристы, и минометчики, и зенитчики, и даже, как я с удивлением заметил, бывшие разведчики.
   Между прочим, я разглядел в пехоте двух своих бойцов из артдивизиона, которые свалили в бега сразу после того, как мы вернулись в Темир-Хан-Шуру из-под Первомайского.
   - Поймали, значит, - иронично встретил я бывших подчиненных. (Не удержался, все-таки подошел).
   - Да нет, - радостно замотали они головами, (радостно? интересно...). - Мы сами пришли. Когда объявили, что в Чечню в пехоту набирают, так мы сразу и вернулись.
   ...У меня перед глазами живо возникла эта картинка. Подполковник Дъяков, с заклеенным глазом, сидит на КПП с пергаментом и чернилами, а к нему стоит очередь из бомжей.
   - В пехоту? - сурово спрашивает Дьяков.
   - В пехоту, - отвечают бомжи.
   Тогда подполковник дает им перо, чтобы они поставили крестик, макает их пальцы в чернила, и прислоняет к пергаменту...
   Парни! - сказал я сурово, так же как воображаемый мной подполковник Дьяков. - Тут ведь и стреляют, и убивают. Вот в роте лейтенанта Бессовестных посмотрите. Как их покоцали. А роту Бандеры?.. Не страшно?
   - Да мы как раз в роту лейтенанта Бессовестных. Убыль пополнять, - невозмутимо ответил один из бойцов. - Уж лучше здесь воевать, чем в городе прятаться! Всю жизнь прятаться не будешь же!
   - Ну, держитесь, философы! - сказал я, и уже собрался уходить.
   - Товарищ лейтенант! - окликнули меня бойцы. - А у вас в батарее вакансий нет?
   Меня, конечно, поразило, что им знакомо само слово "вакансия", но я не подал виду. Я вернулся назад и честно ответил:
   - Нет. У нас самих в пехоту людей забирают. Какие уж тут вакансии?
   Все, я ушел окончательно. Мне надо было еще как-то сдать свой миномет в ремроту, и забрать миномет у Васи...
   На следующей день, мы, кажется, достигли некой промежуточной цели. Во всяком случае, я со своими расчетами свернул за ротой Франчковского на какую-то сопку, а Найданов с остальной колонной двинулся вперед. Правда, проехали они не очень далеко. Во всяком случае, я мог различить "васильки" даже невооруженным глазом. По всему выходило, что батальон развернулся фронтом на юг, в сторону гор. Хотя, впрочем, что здесь удивительного?
   Вообще, настроение у меня было хорошее. Я пока оставался жив, здоров, пригревало солнышко, так что можно было ходить в распахнутом бушлате. А в полдень даже и без него. Почувствовав солнечное тепло, неожиданно успокоились вши. Мне казалось, во всяком случае, что кусаться они стали меньше. Или я уже привык к ним? Человек такое существо, ко всему привыкает.
   Армян раздобыл у кого-то в пехоте красивые противотуманные фары, и теперь терзался задачей, как ему прикрепить их к "шишиге". Я оставил водителя в раздумьях, ничуть не сомневаясь в его сообразительности, и пошел посмотреть, что творится у Франчковского.
   А творился там дикий ужас. Ротный пытался сделать из своих бойцов "моржей".
   На беду личного состава, на вершине холма, где мы окопались, оказалось несколько глубоких ям, заполненных чистой, (по крайней мере, на первый взгляд), водой. Прозрачной - прозрачной.
   Франчковский посмотрел на своих чумазых солдат, и его осенило.
  -- Строиться! - приказал он.
   Затем внимательно осмотрел строй, подходя к каждому, и тщательно их осматривая. Осмотром он остался неудовлетворен, выбрал четверых бойцов, и отставил в сторону. Затем скомандовал:
   - Трофимов, Загарев! Ко мне!
   Это были два его самых авторитетных сержанта - здоровые, откормленные и наглые. Но начальника они слушались во всем.
   - Разойдись! - это уже относилось ко всем остальным.
   Однако разошлись они вяло. Всем оставшимся было страшно интересно, что же задумал Франчковский?
   Ротный недоуменно посмотрел на толпу.
   - Чего ждем? - спросил он, а потом рявкнул. - Была команда разойдись!
   Вот теперь все действительно исчезли. (Точнее заняли более укромные места для наблюдения). После этого Франчковский повернулся к ранее отобранным "грязнулям".
   - Сержанты! Мыло есть? - спросил он, даже не глядя в их сторону.
   - Есть! - пробасил Трофимов.
   - Тащите сюда. Сейчас будем отмывать личный состав.
   Поеживаясь, и переступая с ноги на ногу, "грязнули" с ужасом смотрели на воду. Ощущение прозрачности предполагало не только чистоту. Оно еще предполагало ледяной холод.
   Когда Трофимов принес мыло, (большой кусок темно-коричневого хозяйственного), Франчковский выбрал первую "жертву".
   - Раздевайся! - приказал он.
   Отобранный неуверенно оглянулся на товарищей. Те понуро смотрели в землю.
   - Чего ждем? - зловеще осведомился ротный, постукивая по ноге аккуратной, но весьма увесистой дубинкой, очень похожей на бейсбольную биту. Солдат неуверенно начал расстегиваться, и разоблачаться. В конце - концов, он остался, в чем мать родила.
   - Держи, - протянул ему мыло лейтенант. - Начинай.
   Боец все так же неуверенно оглянулся, потоптался около водоема, попробовал воду ногой...
   - Нет, товарищ лейтенант! - внезапно завизжал он. - Я не полезу! Она же ледяная!
   Франчковский кивнул сержантам, и те, как два санитара психиатрической больницы, скрутили извивающееся тело, и с размаху бросили его в лужу. Солдат тут же встал на ноги. Яма с водой оказалась довольно глубокой - по крайней мере, воды было почти по пояс, а боец явно не был карликом. Вместо того, чтобы начать процедуру омовения, он с визгом вылетел на землю. Трофимов и Загарев как могли, пытались окунуть его снова, но тот не давался. Отчаяние удесятерило его силы.
   - Что он так бьется? - спросил сам у себя вслух ротный.
   - Может быть, там правда очень холодно? - осторожно предположил я.
   - Думаешь? - с сомнением покачал головой Франчковский. Он подошел к водоему, закатал рукава, запустил их по локоть в воду, и неторопливо, (демонстративно неторопливо), вытащил обратно.
   - Знаешь, - сказал я. - У Васи Раца боец заболел воспалением легких.
   Лейтенант уничижительно посмотрел на меня. (Господи! Их что - специально всех таких в одно училище подбирали? И Бандера, и Тищенко, и вот Франчковский, смотрели на меня, как на амебу. Хотя, уверяю, я был не глупее их - это уж точно).
   - Ладно, - бросил он сержантам, - отпустите его. И вы тоже свободны.
   Окрыленные внезапным спасением, "чумазики" исчезли в мгновение ока.
   Я вернулся обратно как раз в тот момент, когда Армян, сделав в бампере два отверстия с помощью выстрелов из пулемета, заканчивал установку противотуманок. Все это выглядело красиво, но, увы, бесполезно.
   - Они гореть будут? - спросил я у водителя.
   - Нет, - ответил Армян, прикручивая фары и не поднимая головы. У меня проводов нет... Потом если достану, попробую сделать что-нибудь.
   В этот момент ко мне пришел Трофимов.
   - Ротный просил передать, что вас в штаб вызывают, - сказал он и ушел.
   Я задумался. Насколько я знал Франчковского, он мог так идиотски подшутить. Вполне мог. Я бы приехал в штаб, меня бы там никто, естественно, не ждал, я бы вернулся обратно, а лейтенант долго ржал. Трудно понять над чем, но ржал бы. Наверное, у них в училище это считалось ужасно остроумным.
   Поэтому я решил предварительно сходить к Франчковскому и посмотреть в его глаза. И если бы заметил в них хоть искру неискренности, то просто послал бы его, и никуда не поехал. Моя рация была настроена на Найданова, а частоту штаба я не знал. Спрашивать Найданова мне не хотелось. Если меня и правда вызывали, то на выяснение этого факта через Андрея наверняка ушла бы куча времени.
   Внезапно меня прошибла мысль, от которой даже вступило в ноги. "А вдруг меня уже уволили!?", - подумал я, - "И пришел приказ"? Конечно, это было маловероятно - по срокам мне было еще служить и служить. Но вдруг?! Иначе, зачем я понадобился в штабе?
   Я пришел в Франчковскому. Он со вздохом посмотрел на меня.
   - Я тебе не доверяю, - честно сказал я. - Ты можешь меня обмануть.
   Минуту Франчковский молчал. Наверное, хотел сказать - "Не веришь - не езди никуда!" - но передумал. В конце концов, при возможном выяснении впоследствии всех обстоятельств дела, я бы ни секунды не колебался, чтобы пояснить, почему именно я не приехал. И у меня также были друзья среди "отцов - командиров", а Франчковский не был всеобщим любимцем. И он знал это.
   Вздохнув, ротный набрал связь со штабом и протянул мне наушники. Я узнал Санжапова.
   - Вызывали, товарищ майор? - спросил я.
   - Да, да! Давай приезжай.
   - Сейчас буду, - ответил я, и вернул наушники ротному.
   Я вернулся в машину и приказал Армяну выезжать.
   - Куда мы? - спросил он.
   - В штаб.
   - Товарищ лейтенант! А можно мне к нашим заскочить?
   Подумав, я кивнул:
   - Хорошо, только не надолго...
   Я прибыл к штабу, отпустил Армяна к "своим", и увидел Васю, такого же недоуменного, как и я.
   Мы одновременно подошли к штабному кунгу, и обменялись рукопожатием.
   - Ты чего здесь? - спросил я.
   - А ты чего? - вопросом на вопрос ответил мне Рац.
   В этот момент из кунга вышел Санжапов.
   - Прибыли? - сказал он. - Заходите.
   Мы прошли за майором. Я следовал за Васей.
   Командир батальона взял со стола бумагу и зачитал.
   - Приказом номер ноль три шестьдесят семь от двадцать пятого сентября тысяча девятьсот девяносто пятого года вам присвоено очередное воинское звание - старший лейтенант.
   Санжапов взял со стола две пачки перетянутых бумагой погон, и вручил мне и Васе.
   Это было очень приятно. Впервые за последнее время такое событие - очень приятное и ни к чему не обязывающее. Ну, так, относительно не обязывающее.
   - Товарищ майор, - сказал Вася. - Вы же понимаете, мы сейчас не в состоянии "обмыть" это событие...
   - Ладно! Ладно! - отмахнулся майор. - Потом сочтемся - после войны.
   - Спасибо, - сказал я сердечно. - Большое спасибо. Как только представиться возможность, так сразу и проставлюсь.
   - Ну, хорошо, хорошо... - забормотал комбат, и мы поняли, что наша аудиенция закончена.
   - Как дела? - спросил я у Васи, когда мы вышли из кунга на воздух.
   - Да ничего, - ответил Рац. - А тебя сильно потрепали, я слышал?
   - Да, сильно, - воспоминания о массе неприятных минут прыгнули мне в глаза, - но со мной ничего. Цел и невредим.
   Мы оба плюнули через левое плечо.
   - Зайдешь? - спросил меня Вася.
   Я заколебался, но долг взял верх:
   - Нет, не могу. Надо водителя забрать, и двигать обратно. У меня там расчеты одни остались - мало ли что?
   Вася пожал плечами и ушел, а я пошел разыскивать Армяна. Искал я его недолго. Он оказался у костра, вместе со всеми остальными нашими водителями. Здесь же сидел и Найданов.
   Я не удержался, и похвалился своими новыми погонами, но особого впечатления на него это не произвело.
   - Завтра батальон выступает к Центорою.
   - Как так? - Я очень удивился. - Что, обратно пойдем? Мы уже были в Центорое.
   - Да нет, - засмеялся Найданов. - Это другой Центорой, впереди. Тут их много - центороев этих. Почему одинаково называются - не знаю. Но что есть - то есть... Хочешь чаю?
   Я собирался сразу забрать Армяна, и уехать... Но услышав заманчивое предложения, остался. Чай - это хорошо!
   Я присел к костру и волей - неволей выслушал то, о чем втирал своим товарищам, пораскрывавшим рты, мой красноречивый водитель.
   - Вот, я этим бабам говорю - "Вы здесь вдвоем жить не сможете, в этой комнате. Вам тут покоя не дадут"! Они мне не поверили, сказали, что обойдутся. Соплячки, только из дома! Ничего не видели, ничего не понимают. Ну, вечером к ним шобла и завалилась. Сожрали все, поизгадили. Я к ним на следующее утро захожу, и говорю: "Ну что, девчонки? Не поверили мне? А я предупреждал! Как можно в этой общаге без защиты жить? Любой, кто захочет, зайдет, и обидит... У меня комната есть своя, нормальная комната. Сами посмотрите, сходите, если не верите. Мне просто вас жалко. Давайте я с вами буду жить. Я не допущу тут беспредела! Обещаю... Ну, они поломались еще немного, а потом согласились. Короче, я к ним переехал.
   Тут у одной бабы, Наташка которую звали, оказывается, хахаль есть. Здоровый такой кент! Ну, она ему, конечно, сказала, что "вот так и так". Он приехал, весь такой на понтах, и ко мне. Я ему вежливо объясняю. Я, говорю, не сплю с ними, ты не думай. Я исключительно их жалости взял их под свою опеку. Хочешь, ты переезжай к ним, и живи, если можешь! А одни они жить тут не смогут... Или пусть тогда квартиру снимают... Ну, чувак репу почесал, Наташка и Катька ему ситуацию обрисовали... В общем, ничего он не сделал, уехал в раздумьях.
   - Ну а потом что? - спросил Армяна маленький Зерниев. - Ты что, так и жил с ними?
   Армян прихлебнул из кружки - (то ли чай, то ли чифирь) - и спокойно ответил:
   - Да, пожили еще немного, а потом они, и правда, на квартиру слиняли.
   - Ну, и что? Не одной не вдул. - Солоха произнес это так, чтобы все поняли, что уж он-то вдул бы всей общаге по два раза.
   - Ну как не вдул, - засмеялся Армян. - Обеим и вдул. Спал с ними по очереди. А когда и втроем.
   - И той, у которой жених был?
   Мой водитель откровенно засмеялся:
   - Она больше всех и давала. Еще и уговаривала. Я ей сказал - "Презики сама покупай, у меня столько денег нет". Ну и покупала. А если не было... Тогда минет. Только так.
   Мне почему-то казалось, что Армян врет. Нет, вряд ли он мог выдумать всю историю, (то же мне - Ги де Мопассан) - но, скорее всего, все было гораздо скромнее. На счет того, чтобы он двух девок каждую ночь "отоваривал", и они только пищали, да друг друга от постели отпихивали, мне верилось слабо.
   Бойцы верили. У Зерниева завистливо блестели глазки.
   Внезапно я подумал совсем о другом.
   "Вот, наверное, далеко не все и с женщиной спали. И убьют в бою, и даже не узнают, как это бывает, как это бывает здорово, а бывает, что и нет. И кто-то женихов не досчитается. Убивают здесь женихов. Вот этот - Зерниев - вроде мелкий и наглый, но и он, может быть, был бы нормальным отцом. А Женя Попов? Хороший, добрый, работящий, безотказный и веселый был парень... Убили Женю. И не будет детей, похожих на него. И не будет он их качать на руках. И книжки читать, и счастливые глазенки видеть детские. И слово "папа" не услышит... А Шура Эйнгольц...".
   Меня прошибла слеза. Каюсь, я сентиментален. Сентиментален и жесток. Когда я начинаю плакать от жалости, я зверею. Жалость во мне удивительным образом сочетается с ненавистью. Я подумал о милой малышовой улыбке, и мне захотелось кого-то убить. Убить того, кто мучает и обижает этих малышей... Нет, не просто убить. Медленно - медленно разрезать на маленькие кусочки. И улыбаться при этом... От злобы и бешенства я схожу с ума...
   Меня передернуло. У меня на глазах выступили слезы. Это один из моих недостатков. Мне вовсе не хотелось, чтобы эти мои слезы увидели солдаты. Я наклонился над кружкой, и зашмыгал носом.
   - Холодно чего-то! - сказал я Найданову, словно оправдываясь. - Как бы насморк не подхватить...
  
   Глава 7.
  
   Батальон в пешем порядке ушел вперед, а я со своими расчетами остался на прежнем месте. Еще вчера вечером, от скуки, обошел окружающий нас лес. Нашел два родника, с очень вкусной водой, какие-то ржавые запчасти от сельхозтехники, не совсем понятно как здесь оказавшиеся, а более ничего. Даже пластиковых бутылок не нашел. Этого добра в Чечне было мало. Как-то не водились здесь любители "Пепси" и "Кока-Колы". Здесь все больше водились любители гранатометов и автоматов.
   Кстати, на всякий случай я очень внимательно смотрел под ноги. Только на растяжку еще наступить не хватало. В лучшем случае что-нибудь оторвет... И это - в лучшем случае!
   В данный же момент времени я сидел возле рации, и ждал указаний. Рота Франчковского укатила на БМП к штабу, там их и оставила, а дальше пошла пешком.
   Армян, где-то позади меня, рассказывал очередную историю о своих похождениях - на этот раз бойцам из моих расчетов. Я его не слушал, мне было уже неинтересно. Я с нетерпением ждал сигнала о выдвижении. Как же так? Все самое интересное происходит где-то там, впереди! Без меня!
   Но команда на свертывание и движение вперед поступила только где-то к трем часам дня. Мы тут же погрузились, (хотя минометы, на всякий случай, я заранее убирать запретил), и отправились догонять батальон. Впрочем, очень скоро моя передовая "шишига" уперлась в "василек". Найданов двигался впереди нас, вот мы его и догнали.
   Еще несколько километров, и я увидел местность, почти полностью заполненную войсками. По правую сторону от дороги стояли внутренние войска, а по левую - наш батальон.
   "ВВ" я увидел, как ни странно, впервые. Столько я уже прошел по Чечне, а внутренние войска мне все никак не попадались. Я смотрел во все глаза. Все было необычным: и эмблема на машинах - в виде двухцветного круга - красный сектор сверху и желтый снизу, с буквами "ВВ", БТР-80 - на колесах, и даже бойцы были какие-то более подвижные и суетливые.
   Я заметил, как какой-то офицер из ВВ носится с видеокамерой. "Ну, вот", - подумал я, - "у меня даже фотографий не будет. А у кого-то будет целый фильм!". Однако времени на зависть не оставалось - мы свернули налево, в низину. Здесь и встали.
   Позиция меня удивила.
   - Привет! И что, здесь разворачиваться? - спросил я Найданова. - Куда стрелять-то будем, отсюда же не видно не хрена!
   - Да, разворачиваемся, - сказал Андрей. - Ты развернись, а все остальное - потом. Ладно? Надо будет, сейчас точки наводки определим, минометы сориентируем..
   Я отошел. Раз сказали - так сказали! Мое дело какое? Выполнять! Ну и все...
   Я быстро забыл об этой мелкой проблеме, потому что место было необычное. Не было еще такого, чтобы наша часть располагалась в поселке. А здесь был именно поселок. Пустой, с брошенными, местами полуразрушенными домами. Но все-таки поселок.
   Наверху, к югу от нашего месторасположения, я разглядел артиллерийские позиции... И Серегу! Точно - Серега! Ого, сколько я его не видел! А правда, сколько я его не видел? Я призадумался. Где-то месяца полтора, кажется.
   Я огляделся, убедился, что личный состав уже полностью занят своими собственными делами, сказал Абрамовичу и Боеву, что иду наверх, к артиллеристам, и ушел. Уж больно мне хотелось увидеть Нелюдина, и узнать у него какие-нибудь новости. Все равно какие! Лишь бы что-нибудь новенькое.
   Я не стал обходить по дороге, взобрался прямиком по круче, хотя это было и нелегко, и почти сразу наткнулся на Серегу.
   - Ого! - воскликнули мы одновременно. И обнялись.
   - Ну, какими судьбами? - спросил я. - Вы теперь вместе с батальоном будете двигаться?
   - Наверное, - пожал плечами Нелюдин.
   - Кстати, спохватился он. - Тебе старшего дали?
   - Да, конечно! - ответил я.
   - А ты обмывал? - хитро прищурился Серега.
   Я горько усмехнулся:
   - Издеваешься... Откуда у меня есть пойло на проставление?
   - Да нет, - искренним тоном ответил мне свежеиспеченный старлей. - Я тоже не обмывал. Нечем. Вот вернемся в Темир-Хан-Шуру, там и поговорим.
   - Где Вовка? - перевел я разговор на другую тему.
   - Вовка ек, - ответил Нелюдин. - Не выдержал Вовка. Достало его все. Особенно вши.
   Меня передернуло от этих слов. Серега это заметил.
   - И тебя мучают?
   Я вздохнул, огляделся заговорщески по сторонам, и шепнул:
   - Еще как!...
   - Ну, так вот, Вову вообще заели, - продолжил Нелюдин, и я так и не понял, есть вши у него самого или нет.
   Скорее всего - есть. Иначе обязательно похвалился бы. А раз промолчал - значит, хвалиться нечем.
   - Вовка сказал, что в гробу он все это видел, лучше в карауле посидит... Ну и заменили его. Приехал Поленый, Куценко тут - опять же. А на хрена куча офицеров на четыре орудия? Правда?
   Я кивнул в знак согласия.
   - Куда стрелять будете? - Я подошел к буссоли.
   О! На ней - сверху - был закреплен ЛПР. Небольшая, но страшно полезная вещица! Находится прямо на буссоли: снимаешь дальность и угол до ориентира, берешь обратный угол - и вот, пожалуйста, твое место нахождения на карте! Просто, элегантно, удобно! Отклонения разрывов можно точно измерять...
   Я посмотрел в буссоль. Направлена она была прямо на минарет. Я снял показания с ЛПР - четыре километра.
   - Что там? - спросил я Серегу.
   - Центорой. Завтра пойдут туда. Надо будет артподготовку провести. Чтобы чехи заранее ушли.
   Я кивнул. Что тут особенного? Постреляем, чехи смоются, пехота спокойно займет поселок - без потерь. Всем хорошо! Мир, дружба, балалайка!
   Однако на следующий день ничего не произошло. Никто никуда не стрелял, никто никуда не выдвигался. Тишина и спокойствие. Выглянуло солнышко, и так припекло, что бушлаты как бы сами собой расстегнулись, и на свежий воздух выглянула белая, (можно сказать, бледная), измученная зимой, кожа. Все, кто мог, подставляли лицо, спину и грудь солнечным лучам. И хотя с гор порой налетали порывы холодного как снег, ветра, все равно предвкушение теплого времени года не ослабевало.
   Я выполз из кабины на свет Божий, и решил побродить по окрестностям, найти какое-нибудь приятное, укромное местечко, раздеться, насколько возможно, и подавить вшей в своем обмундировании. А заодно и позагорать.
   Для начала, правда, надо было набрать себе воды. Тут, недалеко, можно сказать, посреди лагеря, находился колодец. Самый настоящий - обустроенный, с крышей, цепями и ведрами. Вода в колодце, к сожалению, особым вкусом не отличалась, но по сравнению с лужами это был огромный прогресс.
   Внезапно я увидел, как к колодцу идет женщина. Причем местная - чеченка. Я остолбенел. Безбоязненно и равнодушно прошла она мимо солдат, набрала ведро воды, потом второе, и отправилась к себе домой. Бойцы, конечно, обращали на нее внимание, но так - без особого интереса. Не старуха, не "крокодил" - чем-то, наверное, даже и симпатичная... Вот только взгляд у нее был смесью надменности, презрения и злобы. От такого взгляда уйти хочется, куда глаза глядят, а желание общаться исчезает напрочь.
   По дороге мне попался Найданов.
   - Слушай, - спросил я его. - Тут что - местные живут? Прямо среди нас?
   - Ты про бабу что ли? - сразу догадался Андрей.
   - Ну... Да! Именно. Почему все убежали, а она осталась?
   Найданов почесал в затылке:
   - А я откуда знаю?!
   Вот и поговорили. Командир батареи ушел по своим делам, а я по своим.
   Место для работы я нашел у какого-то свежего пенька. Видно, росло дерево, но для каких-то нужд его недавно спилили. Может, наши спилили, может, чехи спилили. Не очень тут было почему-то с деревьями. Каждое на счету. И не жалко было?
   Закончив со вшами, я вырезал на пеньке дату моего пребывания здесь и написал - "Волгоград". Кто-нибудь увидит, и задумается - "Кто здесь был? Зачем? Для чего? Куда ушел? Что с ним сейчас?". Ну и пусть думает. Думать - полезно!
  
   Глава 8.
  
   Духи на высотах Центороя дрались отчаянно. Свидетельством тому были горы гильз в окопах, лужицы крови, окровавленные бинты, и наша сгоревшая "Шилка". Костина "Шилка". Сам Костя спасся, сумел выбраться под огнем из горящей машины, и счастливо избежал пули. Но как зенитчик он теперь кончился. Остался без боевой техники.
   Потерь у нас было на удивление немного. Сначала была хорошая артподготовка, а потом пехота, БМП, и "Шилки" пошли вперед. Однако чехи никуда не ушли, и первая же машина - (вот Костя торопыга!) - была ими уверенно подбита. После этого атака сразу прекратилась, пехота отползла на обратный скат, а артиллерия снова начала обстрел. Потом подошли "вертушки", еще раз обработали высоту, и чехи не выдержали, ушли, забрав с собой убитых и раненых... А может, только раненых. На счет убитых, это можно было только гадать, а вот количество крови в окопах наличие раненых у чехов подтверждало стопроцентно.
   Пехота ушла куда-то вперед, а высоты над поселком заняли мы - артиллерийская и минометная батареи, зенитчики, и ПХД.
   Мы с Васей бродили по вражеской позиции, и рассматривали ее конфигурацию. Вскоре мы бросили это никчемное занятие, так как наткнулись на остатки турецких сухпайков, а также на большие металлические, (но, увы, пустые), банки из-под масла. Какое там было масло, сказать я затруднился, так как надписи на таре было исключительно на арабском языке. Даже по-английски нигде ничего продублировано не было.
   - Странно, - удивился Рац, - обычно же пишут...
   - Значит, это точно к сухому пайку относится, - решил я. - Не предназначено для продажи. Только для своей армии. У нас же на сухпае тоже английских слов нет!
   Вася подумал, и закивал головой.
   - Чего они так тут упирались? - продолжал я размышлять. - На высоте, место голое, хорошо простреливаемое... Неужели думали удержаться? Смяли же мы их. Одним обстрелом смяли!
   - Ну, "Шилку"-то они нам сожгли, - значительно поправил меня Рац. - За "Шилку" им большие бабки заплатят.
   Но я все-таки не отступал, чувствуя, что мои слова звучат убедительнее:
   - Все равно все очень странно. Ведь не все деньги получат. Тому, кого убили, деньги уже не нужны.
   В этот момент я услышал крик Гришина.
   - Офицеры, по местам! Батареи, к бою! - кричал он.
   Мы, со всех ног, кинулись к своим расчетам. Артиллеристы открыли огонь первыми. Стреляли они на другую сторону долины - кажется, там уже начинался Белготой. Огонь был сосредоточен на домике возле дороги. Когда я прибежал на свою огневую позицию, Андрей крикнул мне:
   - Видишь, куда артиллерия бьёт?
   - Да, вижу.
   - Давай туда же!
   Три мои "подноса" были наведены на цель прямо через прицел, я скомандовал установку на дальность, (довольно приблизительно), и мы дали залп. Я не рассчитал, мои мины не долетели до цели. Они врезались в откос, и фонтаны земли на мгновение закрыли всем этот домик.
   Слава Богу, артиллеристы обошлись без меня. Как только земля опала и пыль рассеялась, все увидели, что дом уже горит. И вот был сделан самый удачный выстрел... Доски и бревна полетели во все стороны.
   - Цель поражена! - закричал Серега Нелюдин. (Я узнал его голос, хотя он и доносился издалека).
   - Прекратить огонь, - скомандовал Гришин, и я указал Восканяну, чтобы он положил на место уже было приготовленную к выстрелу мину.
   Мы еще немного постояли на огневой позиции, ожидая, не поступит ли каких новых приказаний, но, так как ничего не происходило, все постепенно и потихоньку разбрелись по своим делам. От нечего делать я еще раз прошвырнулся по вражеским окопам, но, естественно, ничего нового и интересного не обнаружил. Что оставалось делать? Повернуться, и пойти в кабину родной "шишиги".
   Однако нечто новое и необычное обнаружили наши бойцы. Совсем неподалеку, внизу, они нашли разбитый белый "Мерседес". Кто точно его первый увидел - я не знаю. Да и не важно. Когда я сам увидел объект, он был уже облеплен водителями всех наших подразделений как муравьями. Около "Мерседеса" также крутились зампотех батальона, Найданов и Куценко. И даже отсюда я видел, что больше всех суетился, махал руками и возбужденно кричал Армян. "Ну, этот своего не упустит", - с удовлетворением подумал я. С удовлетворением - потому, что все, что мой водитель притаскивал в кабину, было, как бы, и моим тоже. Пусть временно, пока я езжу именно на этой "шишиге", но все-таки...
   Когда я подошел к автомобилю, Армян уже экспроприировал с "Мерседеса" руль. "Себе поставлю", - сказал он, и пронесся мимо меня. Остальные водители лазали по машине с ключами, отвинчивая и разбирая, все, что было можно, и что уцелело. Вот именно - уцелело. Ведь машину здесь не просто так бросили. В нее что-то попало. Только я никак не мог сообразить - что? Впечатление было такое, что на "Мерседес" сверху упал огромный молоток. Кузов был поврежден очень сильно. А с другой стороны: кому из наших он мог понадобиться, этот кузов? Сняли сиденья, зеркала, колеса, забрали все из багажника и из-под капота... Через несколько часов от блестящего и красивого изделия западногерманского автопрома остался голый скелет.
   А я все думал - кому и какого черта мог понадобиться "Мерседес" в этих горах? Здесь же ни дорог, ни сервиса, ни бензина нужной марки. Они что, чехи, думали, что такая машина будет ездить на их самопальном бензине? Да по камням и кочкам? Это же машина асфальта! Да еще, кстати, клиринс у "Мерседеса" был маловат. Как он тут вообще передвигался? Пока в него не попали?
   Сгустилась тьма. Я стоял на огневой позиции и рассматривал в бинокль окрестности. Нигде не огонька! Только продолжал гореть тот дом, который мы сегодня так удачно расстреляли. И тишина...
  
   Глава 9.
  
   Как оказалось, прямо за нашей спиной было большое местное кладбище. Утром, после завтрака, я отправился посмотреть на него. Вообще, люблю походить по погостам, посмотреть на портреты, оценить даты. Вдруг попадется что-нибудь необычное? Так, когда я еще учился в школе, на нашем старом местном кладбище, в самом заброшенном углу, я наткнулся на могилу 1884 года. На памятнике, наполовину ушедшем в землю, было написано, и кто здесь лежит, и кто были родители, и что, и как, и почему. М-да... Информативный памятник. Так сейчас не пишут. Я еще тогда подумал: "Вот, сто лет назад человек умер, и даже не знает, что у нас революция была и царя свергли".
   Однако местное мусульманское кладбище меня очень сильно разочаровало. Каменные памятники, почти все, пестрели надписями на арабском языке. Над некоторыми стояли шесты с флажками. Солдаты говорили друг другу, что здесь похоронены погибшие в бою, и еще не отомщенные воины. Версия, конечно, интересная, но мне верилось в нее что-то очень слабо.
   Христианской могилы я не нашел ни одной, было несколько памятников на русском языке, но и там были похоронены чечены. Тогда почему на русском? Это осталось для меня загадкой. Я прошел все кладбище вдоль и поперек, устал, ничего интересного не обнаружил, и отправился обратно в машину.
   А вот личный состав, между тем, ночью зря времени не терял, и, как оказалось, (и как я проспал?), наведался в Центорой. Солдаты, так же как и в Новогрозненском, обшарили все брошенные дома, и приволокли еды. Так что обед обещал быть нерядовым. Данилов же приволок газету. Он полистал ее, и выбросил. Я подобрал этот листочек. Ого! Да это же местная пресса! Боевой листок чеченских боевиков, но на русском языке. Чтобы и мы читали? Да, наверное...
   На весь лист шла статья "Крестоносцы". О том, как в Грозном бородатые федералы ходят в трусах и шлепанцах, с большими крестами на голой груди, для развлечения стреляют в мирное население, и вообще, ведут себя как подлые колонизаторы и оккупанты. Занятная была статейка. На оборотной стороне был напечатан душещипательный и жизнеутверждающий рассказ о том, как юный горский юноша удачно помогал дудаевцам - защитникам родины в борьбе с русскими. Он, типа, разжигал на горе костры, а федеральная авиация бомбила пустую гору, зря расходую боеприпасы и сжигая керосин.
   Из рассказика так и вырисовывался "юноша бледный со взором горящим". Я вспомнил, как эти "юноши" отрезают пленным ровесникам разные части тела, и появилось желание забить эту газетку в рот тому, кто ее печатает.
   Очень, очень скоро выяснилось, как неудобно находиться около нашей "кухни". Всегда советуют - держитесь подальше начальства и поближе к кухне. Подразумевая при этом, что начальство и кухня находятся в разных, достаточно удаленных друг от друга местах. А если они вместе располагаются? Как тогда?
   А тогда не очень хорошо. И бойцы нашей минометки это поняли очень скоро. Когда к нам по очереди стали захаживать старшина Чорновил и замполит батальона. Как-то эти оба товарища сдружились между собой. Хотя, что между ними общего, я понять не мог. Майор и прапорщик - какая связь еще страннее может быть? Шекспир. Ну, это не нашего ума дело, да только Чорновил теперь бывал у нас постоянно, лазал по кузовам, рассматривал накопленное нечеловеческими трудами личного состава трофейное имущество, и только хмыкал. Увидел, например, что вместо стандартного, "родного" руля у моей "шишиги" теперь красуется шикарный руль от "Мерседеса", и скривился.
   Несколько дней подряд он появлялся и читал занудные лекции о пользе дисциплины и порядка, о гибельности греха мародерства для души и тела. В глаза при этом никому не смотрел, устремляя свой взгляд куда-то в пространство, но зудел непрерывно, и как по писанному. Уж насколько я терпелив, но он достал и меня. Что же говорить про остальных бойцов! Армян был в настоящем бешенстве. Когда он видел приближающегося папоротника, то прятался. Не потому что боялся его. Нет! Он боялся себя. Он сказал мне, что скоро не выдержит, возьмет автомат, и застрелит этого "вонючего старого козла"! Я, конечно, всячески смягчал ситуацию, но и сам начал откровенно опасаться за исход всего этого дела, так как Армян стал явно неуправляем.
   Майор - замполит начал доставать нас с другой стороны. Местные аборигены, оказывается, накатали жалобу, что мы их ежедневно грабим. Да, я был в курсе, что бойцы периодически наведываются в Центорой в поисках продуктов. Но ведь это были не только наши бойцы! В смысле, не только из нашей минометной батареи. Однако почему-то, по крайней мере, со слов Чорновила, выходило так, что это мы с Найдановым были чуть ли не единственными организаторами и вдохновителями грабежей и погромов. Не потому ли, что однажды папоротник видел, как мы с Найдановым в окружении бойцов ели курицу? А бедному старшине не досталось? Не досталось, потому что он поздно пришел. Пришел бы раньше - выделили бы и ему кусок. Хотя, честно говоря, все были уверены, что хитрый папоротник и на ПХД далеко не бедствует.
   Во всяком случае, и у бойцов, и у нас с Найдановым, как-то одновременно и очень быстро возникла мысль, что, чтобы избежать прямо на глазах надвигающихся неприятностей, надо дернуть отсюда в Белготой. Солдат откровенно достал Чорновил, а мы с Найдановым как-то неожиданно начали всерьез опасаться замполита. Мало того, что он высказывал нам, (пусть и опосредованно), но ведь он еще и начальству докладывал - по инстанции! Я мог себе представить, какая репутация складывалась у нас двоих у командования бригады! Не батальона - Санжапов был "свой" человек, а именно у бригады. Скажем, у подполковника Дьякова. Он и раньше-то иногда называл нас "мародерами", но теперь...
   В общем, Найданов на свой страх и риск пошел к замполиту, о чем они там говорили, не знаю, но Андрей вернулся весьма довольный, и сказал, чтобы батарея сворачивалась - мы едем в Белготой! ("Правда, есть ложка дегтя", - тихо проинформировал он меня. - "Старшина едет с нами. Но без него не отпускали. Вот так!").
   Ну ладно! Черт с ним! Главное, покинуть это унылое место. В Белготой!
  

Часть 7. Белготой.

Глава 1.

  
   Если бы подполковник Дьяков знал, если бы он чувствовал, что наша минометная батарея, снявшись с господствующих высот над Центороем, приближается неспешно к Белготою, он обязательно что-нибудь предпринял. Вскочил бы, в крайнем случае, на свой МТЛБ, погнал бы нам навстречу, перегородил дорогу и заорал так, что "шишиги" от испуга присели бы на задние колеса, да и разбежались в ужасе кто куда. А Найданов снова получил бы по рогам. Да и мне бы тоже досталось - для профилактики.
   Но Дъяков был совершенно поглощен управлением огнем по Дарго, на мелочи не отвлекался, и потому колонна наших машин беспрепятственно въехала в поселок и затряслась развороченными улицами по направлению к центру.
   Я со смешанным чувством любопытства и тревоги рассматривал заборы, приземистые домишки и голубой небосвод, который портили султаны дыма, подымавшиеся над горящими строениями Дарго, где укрылись не только чехи, но и похоже, все население Белготоя, способное взять ноги в руки и дать деру.
   Ветви садовых деревьев так далеко свешивались за ограды, что цепляли борта машин и шуршали со злобою на нас - незваных пришельцев. Все вокруг выглядело вроде бы и неповрежденным, лишь одинокий дом на самой окраине быстро превращался в головешки, пожираемый прожорливым пламенем. Как выяснилось позже, вэвэвшники нашли здесь взрывчатку, и в назидание коварным аборигенам взорвали ее вместе с жильем к чертовой матери. Наверняка с противоположной стороны ущелья развели пропаганду, указывая пальцами на пожар, что эти злобные "рыжие псы" жгут дома мирного населения и вновь призвали к беспощадному джихаду.
   Дарго располагалось за глубоким ущельем; единственная дорога, которая вела туда, вне всякого сомнения была нашпигована минами, как любительская колбаса салом, и простреливалась во всех направлениях. Наступать по ней было чистейшим безумием, и не таков был, на наше счастье, подполковник Дьяков, чтобы посылать бойцов на верную смерть ради какого-то задрипанного населенного пункта. Вместо этого наша артиллерийская батарея методично пыталась превратить его в руины, что ей и удавалось (частично) благодаря осколочным и зажигательным снарядам.
   Я знал, что наш командир батареи тоже очень хотел бы принять участие в обстреле. По крайней мере, это была "официальная" версия нашего отбытия из Центороя и прибытия в Белготой. Слово "мародерство" и "трибунал", надеюсь, нигде не прозвучало.
   Что подумал Дьяков, когда увидел Найданова у себя на командном пункте, я представил по звуку, похожему на звон оборвавшейся струны. Я уже ждал, что сейчас и меня поволокут пред светлые очи, и даже заранее вжался в сидение, будто это могло что-то изменить. Но людоедство обошлось одним Найдановым, он примчался взмыленным, но не таким расстроенным, как я ожидал, и приказал заворачивать направо, в большой двор, который был таких размеров, что кроме нашей, там, пожалуй, могла разместиться и еще одна батарея.
   Пространство по периметру было засажено фруктовыми деревьями. Почки уже набухали, и стоял такой запах... Ну, скажем, не пьянящий запах весны, как любят выражаться поэты, но тоже, в общем, ничего.
   Я был совершенно уверен, что сейчас мы развернемся, и откроем огонь, но вместо этого, как раз наоборот, стрельба прекратилась, и в наступившей тишине командиры минометов как один повернули недоуменные лица на Найданова, а он пожал плечами, и помчался на командный пункт к Дьякову, снова выяснять обстановку.
   Я вышел из кабины, расправил плечи, и радостно огляделся. Нет, ну, в самом деле. Здесь было гораздо веселее и интереснее, чем где бы то ни было до этого. Это не лес, это не степь, это не гора... Это поселок! Довольно большой поселок. Здесь наверняка масса интересного! Вот разберемся с организационными делами, и отправимся на поиски приключений!
  

Глава 2.

  
   Чуть погодя, личный состав неудержимо, как песок сквозь пальцы, рванулся на изучение окрестностей. Их было не остановить, да и с какой стати мне было их останавливать, если меня самого раздирало неугомонное любопытство - внутри чеченского поселка, по-настоящему, "без дураков", мы были впервые. А то все так - вокруг да около. А здесь такой случай...
   Прямо перед нашим расположением стояла хибара - обшарпанная и кривая. Она и при строительстве-то выглядела явно не лучше, а со временем превратилась вообще в некое убожество. Я зашел внутрь, и сразу стало ясно, что здесь мы далеко не первые: весь жалкий скарб был перевернут с ног на голову, разбросан, истоптан сапогами, а посреди комнаты смачно разлеглись отходы человеческой жизнедеятельности, размерами своими начисто опровергавшие представление о голодающих солдатах. На пустой желудок столько не наложишь.
   Запах выгнал меня из помещения на свежий воздух. И сразу под ногами попалась книжка. Мне как в голову ударило: книги! Здесь же наверняка есть книги! Я ничего не читал уже несколько месяцев, а читать хотелось, очень хотелось. Свободного времени было море, а заняться совершенно нечем. А я, между прочим, читать люблю. Очень люблю. Родители приучили. Так что книги...
   Книжка оказалась учебником литературы на чеченском языке. Мне захотелось плакать от злости.
   "Ни на что ты больше не годна", - подумал я, - "как на растопку костра. Но и за это спасибо"...
   Мешанина частей в Белготое была страшная. Но все мы мирно сосуществовали, никто никому не мешал. А подполковник Дьяков, ранее называвший бойцов нашей бригады бандой грабителей и мародеров, наконец-то, смог убедиться сам, что никакие мы не мародеры, а по сравнению с другими частями даже и не грабители, а так - мелкие воришки.
   Я шел по улицам поселка в сопровождении сержанта Адамова и рядового Имберга. Адамов - хоть и сержант - был округлым, курносым и доброжелательным коротышкой, а вот Имберг - флегматичный жлоб, высокий, заросший бородой, черный как негр, и с пудовыми кулаками. Однако слабость характера заставляла его подчиняться значительно более мелким, но обладавшим железной волей товарищам. Если Адамов был относительно аккуратен, (командир расчета все-таки!), и даже его песчаный бушлат не выглядел таким грязным, как темно-зеленый у Имберга, то немец даже не удосужился заправить в воротник бушлата башлык, и он грязной тряпкой болтался у него на спине.
   Я сказал ему:
   -Ты, Имберг, не немец, а киргиз - кайсак какой-то. Приведи себя в порядок, боец!
   На что солдат только мрачно хмыкнул.
   Оба были несказанно рады, когда я взял их с собой: Адамов откровенно боялся старшины, и старался как можно реже попадаться тому на глаза, а Инбергу иначе пришлось бы пахать сейчас на старослужащих, а кому это хочется?
   Во дворах стояла боевая техника, в домах обустроились солдаты, неслась музыка, блеяли овцы, кричали недобитые куры, и мычали недоенные коровы. Иногда их мычание прерывалось милосердным выстрелом - так как доить все равно никто не умел, и я сильно сомневаюсь, чтобы большинство понимало, почему вообще они орут дурным голосом.
   А когда мне послышался звук трактора - (Да- да! Именно трактора, который я не мог спутать ни с чем - да он и прокатил вскоре мимо нас - славный МТЗ) - я ощутил временную потерю реальности. Вместо военного лагеря мне почудилась ожившая деревня. (Вот и кавалерия несется на лошадях, а вот под гомерический хохот сослуживцев солдат осваивает езду на ишаке).
   Мы свернули с главной улицы и углубились в переулки. Здесь уже занятые предприимчивой пехотой дома попадались через раз, а то и через два на третий. Перед нами возник дом в два этажа, пустой - на втором этаже болталась на одной петле сломанная дверь. Мои спутники отправились искать вход в нижнюю половину, а я поднялся по лестнице в верхнюю, зашел безбоязненно внутрь и обомлел. Я ощутил себя кладоискателем, нежданно - негаданно добившимся цели, не успев даже толком помучиться. Все пространство большой комнаты занимали книги. Огромное количество книг. Я перевесил автомат на грудь, и принялся внимательно осматривать богатство. Результат осмотра меня поразил - кто жил тут, куда он исчез, и откуда в этом нищем горном селе такое собрание?
   Адамов и Имберг, поднявшиеся ко мне, и намеревавшиеся найти "что-нибудь почитать", были разочарованы. Начиналась библиотека книгами по шахматам - хорошими книгами, но, не имея при себе шахмат, что я мог извлечь из них? - ничего. Второй слой литературы составляли книги по философии - огромные толстые тома. Такого количества я не видел даже у себя в районной библиотеке. История философии, различные энциклопедии, справочники и учебники, все было перемешано в кучу - мы не первые открыли этот дом - но даже сваленное в кучу - это потрясало. Третью часть собрания составили издания по медицине, с уклоном в психологию. Я наклонился и вытащил книгу "Шизофрения". Мне подумалось, что Игорю Молчанову это понравится: он давно хотел подарить Поленому что-нибудь эдакое, так как иначе, чем "шиза" в последнее время его просто не именовал. Подарок книги с таким названием составил бы тему для приколов на долгое - долгое время. Уж будьте уверены.
   Я подумал, и засунул книгу себе в бушлат, на грудь, отчего стал выглядеть как накачанный монстр, еще раз огляделся вокруг, напоследок, и отправился вниз, где меня давно ждали подчиненные, нетерпеливо переминаясь с ноги на ногу.
   Пока мы удалялись от таинственного дома, меня не покидали вопросы: так кто же проживал здесь - философ - отшельник? Психиатр? Ученый с мировым именем, скрывшийся для поисков истины в глухом горном селе? Кто он? И где сейчас? Лечит раненых чехов? Сбежал в более спокойные края? Убит, как Архимед, во время научных изысканий?
   За размышлениями я и не заметил, как наша тройка выбралась на лужайку между усадьбами. Имберг остановился и присвистнул. Адамов тупо ткнулся ему в спину. Я вышел из задумчивости, и огляделся.
   Всю поляну занимал результат работы нашей славной артиллерии - десятки коровьих туш рыжими буграми украсили зеленый ковер, вытянув печальные морды в последнем предсмертном движении. (Надо будет Сереге рассказать о проделанной им работе).
   Имберг постучал грязным сапогом по ближайшему трупу:
   - Эх, сколько мяса зря пропало!.. Зачем они кому, когда вокруг свежатины столько бегает?
   Действительно, словно на Диком Западе, во времена тупой и бессмысленной охоты на бизонов, можно было выйти из занимаемого дома, побродить минут пять, и пристрелить одну голову крупного рогатого скота.
   Я не хочу сказать, что животных я люблю больше людей, но коров мне было жалко, да ведь война, как говорил Швейк, и лучше принять все как есть, чем мучиться угрызениями совести... Плюнуть, и не обращать внимания.
   Зашли в очередной дом. Проклятье одноного мамонта! Бедность и нищета лезли изо всех щелей. Какого черта они затеяли войну за независимость, когда и в лучшие времена здесь жили плохо, по крайней мере, по нашим, по городским меркам?
   Бойцы нашли жилище местного Самоделкина, починявшего телевизоры - все комнаты были заставлены старьем еще семидесятых годов выпуска. Ни "Шарпов", ни "Самсунгов" не наблюдалось. Со злости переколотили все, и ушли. Господи, как глупо...
   В этом домике мы были первыми: не видно следов разгрома, и на пол никто не нагадил. А то взяли привычку - метки ставить. Животные что ли?..
   Адамов и Имберг искали продукты. Нашли банки с закрутками - помидоры и огурцы какого-то осклизлого вида, но посовещались, и решили, что идти с банками в каждой руке неудобно, потому находки припрятали здесь же - до худших времен. Я посмеялся над их ленью, и мы отправились в обратный путь - на базу.
   Адамову приспичило заглянуть еще в один двор - вот натуралист юный! - но здесь оказались люди. Вышла женщина, средних лет, молча уставилась злыми черными глазами, мы глупо поздоровались, и быстро ретировались. На моих бойцов эта встреча произвела странное и неожиданное впечатление. На некоторое время они даже заткнулись.
   Мне было совершенно непонятно, почему жители так сразу бросили все и убежали. Такое встретилось мне впервые. Исколесив почти всю восточную Чечню, я еще не разу не сталкивался с таким обстоятельством. Даже в Новогрозненском, где бои шли в самом городе, жители домов не бросали. По крайней мере, большинство. А тут...
  

Глава 3.

  
   Ночное дежурство досталось мне вместе с расчетами Джимми Хендрикса, Ослина и Ситникова. Мы сидели на стульях около костра, подбрасывали в жадное пламя новые порции топлива, в котором - о счастье! - теперь не было никакого недостатка, и спорили.
   Мне не слишком улыбалось это дежурство. С этими сержантами и в части было нелегко сладить, а здесь они, особенно в последнее время, словно с цепи сорвались. Это были бойцы из батареи Найданова - вот пусть бы он с ними и дежурил, а то у меня от их язвительных вопросов и соображений уже голова начала пухнуть. Видимо Андрей и сам от них устал, и решил, что настала моя очередь помучиться.
   Конечно, расчеты из первой минометной были самыми подготовленными сержантами в нашей батарее, потому Найданов и перевел их на "Васильки" - самое лучшее из того, что стояло у нас на вооружении. Да они и сами стремились к этому. Только вот ведь незадача: разборные "Подносы" оказались значительно нужнее и удобнее в боевых операциях, чем более мощные "Васильки". Я со своими расчетами то на броне, а то и пешком, периодически отправлялся на операции, где мы стреляли, приносили какую-то пользу пехоте, и прочее...
   Странно, но тот единственный бой, около фермы, где нашим "Василькам" досталась работа, еще только больше углубил недовольство этих сержантов. Немного постреляли, а потом прятались от огня, чтобы самих не перебили. Я-то думал, что после такой переделки охоту к боевым столкновениям у них отшибет надолго... Но я ошибся! Наверное, потому, что я, глядя на их бородатые физиономии, постоянно забывал, что им всем не больше двадцати лет - это же вчерашние школьники!
   Они считали, что их недостаточно ценят, плохо используют... Им, видно, все еще хотелось подвигов и славы! Периодически эту троицу душила злость и зависть к моим расчетам, которых постоянно куда-то тягали, и им потом было что рассказать, в отличие от расчетов Найданова. И поэтому они так нервничали, и высказывали свои обиды и Андрею, и мне. (Хотя я-то тут причем)?
   Вот и сейчас.
   -Товарищ старший лейтенант, почему Дьяков так нас не любит? - начал Ситников, помешивая палкой костер.
   - Кого нас?
   - Ну, батарею нашу... И сюда не хотел пускать. А что мы там должны делать, в Центорое?
   Он не раз слышал ответ, но это была лишь затравка к очередным жалобам на несправедливое командование и судьбу.
   - Тыловые службы бригады охранять, - со вздохом, уже сам себе не веря, ответил я.
   - Как мы их будем охранять без боевых машин? Мы же артиллерия, а не пехота! Я нигде не слышал, чтобы артиллерия кого-то охраняла.
   Логично! Я молчал, так как и сам не слышал, чтобы артиллеристы кого-то охраняли. Но я же не мог так уж явно обсуждать, а главное - осуждать, приказы командования! Да еще с подчиненными. (Ладно, Васе можно было все высказать, и даже Найданову! Хотя ему - не все).
   Тут подал голос Армян, сидевший на этот раз с нами.
   - Товарищ старший лейтенант! Разрешите я в пехоту уйду?
   Если бы не стул, я бы упал в обморок - это было что-то новенькое. Армян - в пехоту!
   - Что тебя здесь не устраивает? - спросил я изумленно, и почему-то у меня перед глазами сразу возник руль от "Мерседеса" в нашей родной "шишиге".
   Лучше бы я не спрашивал - Армяна прорвало. Он рассказал мне обо всех своих друзьях в пехоте, о том, что у них полная насыщенная жизнь, что его достал наш старшина, и многое другое. Но я вынес из его монолога впечатление, что его расстраивает конкретно только то, что пехота первой входит в поселки, и все самое интересное достается ей, а он - водитель минометки - питается "объедками с барского стола". Я не думал, чтобы он не понимал, что у пехоты намного больше шансов нарваться на огонь противника. Машина Армяна была продырявлена со всех четырех сторон. А что случилось с пехотой Урфин Джюса у фермы, все видели сами. А с ротой Бандеры? Господи! Ну откуда такая тяга к стяжательству? А?
   Я горько усмехнулся.
   - Друзья мои! Бросьте нести чушь! Какая пехота!.. У вас в кузовах полно добра. У каждого в машине по автомагнитоле. Вы месяц можете обходиться вообще без прапорщика с его кухней. Есть это в ротах? А?.. А почему?.. Потому что у нас техника! У нас есть место для хранения всего этого добра, а у них... Есть у них место в БМП, а, Григорян?
   Ответа я не услышал, и продолжил.
   - Будешь питаться кухонной похлебкой, мерзнуть, и кидать тоннами землю... И ни один ротный по доброте душевной не сравниться с Найдановым, не говоря уже обо мне.
   Бойцы засмеялись. Я перевел дух. Раз засмеялись, значит, теперь будет легче общаться - пускай расслабятся.
   - Все, что достанет пехота, она потом приносит к вам... Так что, дорогой Григорян, не говори ерунды. И выбрось из головы эту муть.
   Два бойца притащили новую порцию дров. Выдохшийся от споров Ситников ушел за чаем сам.
   Мы говорили о чем - то еще, но уже так - несерьезно.
   - Хотите чифиря, товарищ старший лейтенант? - спросил Джимми Хендрикс.
   - Конечно, хочу, только давай! - ответил ему я.
  

Глава 4.

  
   На следующий день небо заволокло тучами, заморосил мелкий холодный дождик, а под ногами зачавкала мерзкая грязь. Я не выходил из кабины, слушал музыку "Наутилуса", и мечтал попасть куда-нибудь в цивилизацию, где можно принять ванну, выпить чашечку кофе, встретиться с девушкой, (не обязательно же с женой?), а еще лучше - с двумя, и можно еще многое - многое другое... Но не здесь.
   Дверца распахнулась. С немым вопросом я воззрился на своих вчерашних попутчиков.
   -Товарищ лейтенант, - жалобно сказал Адамов, - давайте еще совершим экспедицию. Чего здесь высиживать - то?
   Я на секунду задумался, а потом пожал плечами: почему бы и нет? Можно и пойти. В одной стороне мы уже были, а другую сторону тоже не мешает посмотреть. Вдруг что найдется интересное? Может, книги попадутся...
   Мы отправились на противоположный конец Белготоя. Дорога шла под уклон, и я подумал, что возвращаться будет труднее: и тяжелее, и скучнее. Впрочем, это всегда так: в начале пути человек полон надежд и предвкушений, а в конце - одна горечь и разочарование... "Во многих знаниях есть многия печали"...
   Имберг и Адамов вошли в дом раньше меня, но покинули его быстрее, чем я успел до него добраться. Они уже шарили по сараям, а я зашел в комнату и уставился на фотографии, разбросанные по всему полу. Я обнаружил партийный билет, и долго разглядывал фотографию на нем. Наверное, эта молодая и симпатичная женщина и в страшном сне не могла представить себе, до каких времен она доживет. Где партия, а где завтра?
   Я присел на голую кровать, и принялся разглядывать подобранные мною с полу фотографии. Сюжеты такие же, какие обожают запечатлевать по всей нашей бывшей великой державе - гости за столом, заставленном салатами и бутылками, дети в разных видах и позах, портреты. Так странно держать в руках осколки чужой жизни, к которой ты не имеешь ни малейшего касательства...
   Подлая вошь проявила признаки активности на ступне, и я вернулся от философских размышлений к практике. Носки мои давно изгнили, и я пользовался портянками, которые вообще-то больше ассоциируются с сапогами, чем с берцами, но такова уж была моя печальная планида. Как ни жаль, но эта партия портянок уже пропиталась грязью, кровью и вшами. Я разулся, горестно оглядел материал, выбросил его, после недолгих поисков нашел простыню, оторвал кусок, переобулся, и забрал еще две свернутые простыни с собой. На год войны, как минимум, теперь я себя обеспечил. А через год или война закончится, или носки привезут, или, не дай Бог, со мной что... Но об этом не надо.
   В дверях споткнулся Адамов, рот до ушей, счастливый:
   - Товарищ старший лейтенант! Что мы нашли! Пойдемте скорее!
   Я легко поднялся с панцирной сетки, и побежал за ним - подумал, чего серьезного. Да... Нашли... Полную кастрюлю сметаны нашли... Не испортилась. Я попробовал... Чудо! Просто чудо...
   Мы втроем умяли эту кастрюлю за пятнадцать минут.
   - Пойдемте, еще что покажу, - Адамов подмигнул мне как заговорщик, а Имберг изобразил на своем мрачном лице подобие улыбки.
   В сарае нашелся сыр - круглый и соленый до невозможности.
   - Вот что, - сказал я мрачно, - нечего жрать все самим да самим. Изыщите тару, погрузите сыр, и отнесем в батарею. Пусть и другие попробуют.
   Пока бойцы занимались упаковкой продуктов, подошла другая партия кладоискателей. Не из нашей бригады, их я точно раньше не видел. Эти сразу полезли на чердак, а когда вылезли, то я начал кусать себе локти. Они вытащили с десяток книг. Но каких! Приключения, детективы, фантастика! Отбирать у них добычу мне и в голову не пришло, я просто молча переживал. Оставалась надежда: если нашлось в одном доме, то найдется и в другом... Надо просто облазить все чердаки Белготоя, и тогда все будет в полном порядке...
   Имберг тащил сыр, и мы направлялись дальше. Расстояния между домами увеличивались, значит, близились окраины. Дом на бугре произвел впечатление богатого, и Адамов с Имбергом, вновь опередив меня, побежали бегом. Я не торопился. Они галопом проскакали через жилую часть, и традиционно обшаривали кухню и надворные постройки.
   Я же рассматривал дом. Хороший, светлый, красиво сложенный, с ухоженными дорожками, с клумбами. Но с выбитыми окнами, разбросанными шмотками, разбитой посудой, и загаженный. Осторожно обходя "мины", я подошел к трюмо - мое внимание привлекла красивая деревянная шкатулка. Повертев ее в руках, я определил, что она не пуста. Открыл замочек...
   Сволочи! Падлы! Так аккуратно наложить дерьма в шкатулку, и не полениться поставить ее обратно! Ну и ну... Я швырнул со злобой шкатулку в зеркало, и под звон осыпающегося стекла побрел искать личный состав.
   Адамов стоял в милицейской фуражке и изображал регулировщика.
   -Ты что, Адамов, баран?! Сними сейчас же!
   Адамов обиженно надул губы:
   -А мы вот сахар нашли. И молоко кислое.
   -Ну и забирайте, раз нашли...
   Теперь уже и Адамов тащил сумку в левой руке. Мы возвращались...
  

Глава 5.

  
   Прапорщик нашел чемодан денег. Старых, советских денег. Зачем он припер это добро в расположение батареи, он и сам не мог объяснить. Просто тупо рассматривал разноцветные бумажки с водяными знаками и молчал.
   Раньше машину можно было купить, - пробормотал Чорновил, и дернул острым кадыком.
   - Вы что, товарищ прапорщик, бонистикой увлекаетесь? - осторожно спросил я его.
   Папоротник недоуменно воззрился мне в лицо, как будто впервые увидел:
   -Чем?
   - Бонистикой. Люди коллекционируют старые бумажные денежные знаки, - коротко объяснил я ему. - Всю жизнь собирают.
   - А-а... Нет, не увлекаюсь.
   - Тогда зачем они вам?
   Прапорщик не ответил, а просто молча отошел. Зерниев с ужимками, передразнивая старшину, подхватил чемодан, и поволок его к костру - наверное, всю жизнь мечтал отапливаться ассигнациями...
   Сырость, дождик и туман никуда не исчезли. Накрытые чехлами от дождя минометы превращали двор в подобие японского сада камней.
   Я крушил штык - ножом грецкие орехи - полную шапку - и прислушивался к жаркому диспуту старшины со своим рыжим веснушчатым водителем. Прапорщик собирался провести ревизию имущества, собранного в кузове. Водителю явно не хотелось этим заниматься. Честно говоря, я и сам не понимал, зачем выволакивать под дождь казенное добро, но видно, старшина что-то заподозрил, и хотел немедленно подтвердить или опровергнуть свои подозрения. Спор был очень горячим, но каким-то нудным и бесконечным; когда я прикончил последний орех, он все еще продолжался.
   Те два расчета, которые обитали со мной в "шишиге", оценили и сыр, и молоко. В ответ они предъявили мне добытый уже здесь мешок грецких орехов, из которого я теперь и черпал полной ложкой. Приглядевшись внимательнее, я понял, что в каждой машине есть по такому мешку. Я предупредил своих бойцов, что орехи улучшают потенцию, и посоветовал быть умереннее. Теперь тему для шуток я обеспечил им надолго - пускай прикалываются. Больше всех над этим смеялись, как я и ожидал, Боев и Восканян.
   Над кострами личный состав соорудил навесы, и теперь никакого дыма больше не было. Рядом с пламенем сушились мокрые доски, хотя хватало и тех, что приносили из ближайшего пустого дома. Их выдирали прямо внутри помещения, и потому они были сухие и жарко горели безо всяких проблем.
   Молчанов, оказывается, опять уехал в тыл, в госпиталь: что-то спину у него прихватило. Так что "Шизофрения" валялась у меня под сидением. Самому преподнести такой "подарок" я не рискнул. И не потому, что испугался, а потому, что хотел сделать приятное Игорю, а без него было неинтересно.
   От скуки я сам принялся изучать симптомы этого тяжелого заболевания, но через час в ужасе книгу отбросил. Если ей верить, то процентов девяносто нашей батареи можно смело вязать и отправлять в тихий дом с желтыми стенами. У самого себя я обнаружил натуральное раздвоение личности.
   Я бы еще долго пребывал в раздвоенности, но ко мне прискакал Адамов, и, преодолев, одышку выпалил:
   - Товарищ старший лейтенант! Библиотека!
   Я сразу и не сообразил, о чем он говорит:
   - Какая библиотека, друг мой?
   - Обыкновенная. Сельская. Тут недалеко.
   До меня, наконец, дошло. Я помчался за Адамовым и даже обогнал его.
   А библиотека и вправду была рядом. Сколько раз я проходил мимо этого маленького домика, но ни разу не удосужился в него заглянуть. Мысленно я обругал себя матом, (хотя, если точнее, я на нем уже давно просто-напросто думал): сколько же дней потеряно зря. Все хорошее, скорее всего, уже растащили. Но я ошибся.
   В первой комнате все книги были свалены в одну огромную кучу. По ней лазала парочка солдат - библиофилов, что-то выбирая и отбрасывая. Я присел и присмотрелся. Это была в основном детская литература, хотя попадались работы Ленина, какие-то партийные брошюры, и - о, заметьте! - тонкая книжечка о вреде наркомании. Я выхватил ее из под носа подбиравшегося солдата, и перелистал. Ё - моё! Это же ходячее пособие молодого наркомана! Подарю Джимми Хендриксу - пусть изучает.
   Во второй комнате, к моему удивлению, царил полный порядок. Книги аккуратно стояли на стеллажах, и первой мне попалась на глаза "Жизнь и судьба" Василия Гроссмана. Она была приличных размеров, и я, секунду поколебавшись, вручил ее верному Имбергу, который тоже околачивался здесь, с четким указанием донести до моей кабины. Он вернулся в первую комнату - там ему нравилось больше - ковыряться в куче, а я потерял счет времени, перебирая книги одну за другой.
   Мне стало совершенно ясно, что пополнение этого собрания закончилось никак не позже девяносто первого года.
   Но уровень читающей публики был таков, что вещи, которые в нормальных библиотеках и на полках-то найти было нельзя, здесь лежали, словно только что из типографии. Их и не открывал никто до моего появления...
   Через два часа наша троица с книжками под мышками отправилась обратно на базу. Я захватил только те книги, которые очень хотел прочитать, и столько, чтобы они могли уместиться у меня под сиденьем, а те, что несли Адамов и Имберг, скорее всего, растворились бы среди личного состава бесследно. Тут ведь просто: сначала нагрузился пищей духовной, в потом обеспечил гигиену - вот и пропала книга. Так что я сразу записал их в потерянные. И как позже выяснилось - не ошибся...
  

Глава 6.

  
   Имберг выволок из дома с десяток пустых банок, расставил их у сарая на скамью, отошел к забору, и принялся стрелять одиночными. Стрелял он плохо: истратил три патрона, а ни разу не попал. Я просто смотрел на его сосредоточенное лицо и гадал, когда же ему это надоест.
   Адамов гремел чем-то на чердаке. Я подумал, что за эту неделю они превратятся в настоящих мародеров, и трудно им будет потом, в гражданской жизни, избавиться от приобретенных манер. Я хотел еще раз вынуть из нагрудного кармана медаль за материнство, чтобы полюбоваться на находку, уже потянулся рукой, но почему-то передумал, и опять уставился на Имберга. Он выстрелил еще два раза, и одну банку разбил. Я зааплодировал. Сзади засмеялись.
   Я обернулся, и увидел двух, судя по возрасту и внешнему виду, контрактников в косынках, которые незаметно подошли к нашей группе, а сейчас смеялись. Но не зло, а как-то так, снисходительно.
   - Вот как надо! - сказал более высокий, и, не сходя с места, будучи почти в полтора раза дальше от цели, чем Имберг, одной очередью снес все банки, как будто их там и не было.
   Я присвистнул. Имберг покраснел. (Честное слово - покраснел. Настолько, что краска проступила даже через его темное заросшее лицо). Адамов, с тревожными глазами суслика, высунул голову с чердака.
   Контрактники пошли дальше, периодически отстреливая изоляторы на столбах, а я приказал возвращаться.
   - Что на этот раз, Адамов?
   - Да вот товарищ старший лейтенант, ножницы, пинцет и одеколон.
   - Уж не пить ли ты его собираешься, дружище?
   - Я, товарищ лейтенант, вам одному признаюсь - я вообще не пью. На проводах раз попробовал, и не понравилось, честное слово. С тех пор и не пью.
   Имберг закатил речь, как много он может выпить... Пришлось отключить слух...
   Урфин Джюс пригласил нас с Найдановым к себе в баню.
   - Только, - сразу предупредил он, - таскать дрова и воду берите своих бойцов.
   Мы взяли трудолюбивого Имберга, хотя старшина яростно сопротивлялся, надеясь построить его для каких-то своих собственных целей. Но Андрей так уперся на этот раз, что тот предпочел за лучшее отступить.
   Довольный Имберг заковылял за нами, и пока мы играли трофейными картами, натаскал в баню воды и затопил печь. Собственно говоря, это была не баня. Ранее это помещение служило хозяевам летней кухней, но для приятного омовения в ней оказалось все самое необходимое: большая печка, крыша над головой, деревянный пол и небольшие размеры, так что помещение быстро прогревалось. Здесь искупалась почти вся "деревянная" рота, а теперь Бессовестных снизошел и до нас.
   За беспримерный трудовой подвиг Имбергу было разрешено купаться вместе с нами, хотя ротный и скривился. Впрочем, он не возражал.
   Мы быстренько разделись, и на меня полилась горячая вода. От блаженства я просто обомлел...
   Когда же я купался-то в последний раз? Ага, вспомнил! Месяца полтора назад приезжала полевая баня, в последний раз привозили что-то чистое, (и то все размеры были на гренадеров, и мне ничего не досталось), а с тех пор, как вошли в горы, связь с тылом прервалась, купание прекратилось, все завшивели, задубели от грязи.
   Белготой меня просто спас. Какое оказывается это счастье - купание! Никогда бы раньше не подумал...
   Мы обливались целый час. Но все хорошее рано или поздно заканчивается; пришлось одевать все тоже самое, в чем и пришли. А железное от пота и грязи белье - да на чистую распаренную кожу!.. М-да, ощущеньеце еще то. Хорошо, хоть полотенца чистые удалось найти, а то вообще караул.
   Когда купался, заметил на теле несколько гнойничков. Это были первые признаки стрептодермии...
   Да, все-таки подполковник Дьяков явно лейтенанта Найданова невлюбил. Соседство с ним он выдержал всего в течение одной недели. Потом вызвал нас к себе, и в присутствии всей штабной братии с полчаса орал, что нас вместе с личным составом надо бы повесить на фонарных столбах вдоль центральной улицы Белготоя за грабежи и насилия; изобретал разные едкие определения наших умственных и физических способностей - в общем, развлекался как мог. Андрей набычился, мне тоже, (несмотря на всю мою толерантность), кровь стучала в виски, но мы не издали ни звука.
   Короче говоря, на следующее утро наша минометка свернулась, погрузилась, и под звуки возобновившейся канонады проследовала в обратном направлении, на лысые возвышенности Центороя, где нас уже ждал с воспитательными мерами замполит батальона, потирающий от предвкушения руки.
   Зато старшина не скрывал радости от предстоящей встречи с другом - замполитом.
   Промелькнула за окошком библиотека и уплыла вдаль. Прощайте, книжечки!
   Водитель Григорян был мрачен и суров, с такой силой сжимая руль, что побелели костяшки пальцев.
   Ветер разогнал тучи, и в глаза мне ударило яркое солнце.
  

Часть 8. Агишбатой.

Глава 1.

   Возвращение к Центорою оказалось еще печальнее, чем я думал. Нам даже не разрешили встать на свое старое место, а приказали окапываться чуть ли не посредине плато. Здесь, под тонким слоем земли, начиналась могучая глина. Благодаря этой глине, дождевая вода не могла впитаться в почву, а стояла в воронках этакими маленькими прудиками. За неимением лучшего, мы собирали воду прямо оттуда, а потом кипятили ее. Делать было абсолютно нечего. Бойцы целыми днями слонялись туда - сюда, и доедали орехи, которыми, к счастью, успели неплохо затариться в Белготое.
   Я же устроился чуть получше. Я сумел сохранить для себя книгу о Богдане Хмельницком из советской серии "ЖЗЛ", а также трилогию Теодора Драйзера "Финансист", "Титан" и "Стоик".
   Однако времени у меня было много, читаю я быстро, так что всего через несколько дней духовная пища иссякла.
   Зато случился страшный скандал из-за Адамова и Имберга.
   Где-то ближе к обеду ко мне прискакал Найданов, и потащил меня из машины.
   - Скорее, пойдем, нас замполит срочно вызывает! - сказал он. - Какие-то неприятности.
   Услышав, кому именно мы понадобились, я и так понял, что у нас неприятности. Это было очевидно. Не бегом, но быстрым шагом мы с Андреем отправились на ПХД. Мысленно я анализировал все свои поступки за последние дни - ничего мне в голову не приходило. Неужели за Белготой что-нибудь? Но что мы могли там натворить? Там сейчас и без нас хватало кому "безобразия нарушать". Почти сразу же, как нас из Белготоя выгнали, возобновился обстрел Дарго. И он, насколько я мог судить по канонаде, продолжался и в данный момент. Пару дней назад я видел, как в Белготое что-то горело. Возможно, сожгли еще один дом. А уж специально, или по неосторожности - сие мне неведомо.
   Мы дошли до ПХД, нашли палатку замполита, и, представившись через дверь, и получив разрешение, протиснулись внутрь.
   Ого! Кое-что начало проясняться. На скамейке сидели Адамов и Инберг, печальные и недоумевающие, их оружие стояло в другом углу - рядом с мешком орехов. И что-то мне подсказывало, что появление этого мешка в месте обитания замполита батальона непосредственно связано с задержанными бойцами.
   - Вот, - сказал майор, - задержаны за факт мародерства.
   И показал рукой на мешок.
   - Были сигналы и жалобы от местного населения. И мной с поличным задержаны эти сержант и рядовой.
   Мы с Найдановым молчали. У меня в груди все бушевало.
   "Это он серьезно! Неужели серьезно? Мешок орехов! У чечен отобрал. Да тут все с этими орехами! Что еще жрать-то? Пшенку сухую? Она в глотку уже не лезет. И нашел, кого пожалеть, а? Чехов пожалел! Что ж ты, тварь, телевизор-то тогда не вернул? А? Телевизор оставил... А за орехи бойцов хочет упечь! Или он и нас хочет упечь? Чего он к нам-то прицепился? Чем мы ему так не угодили? Всю пехоту тогда перестрелять можно, если это считать за мародерство... Кто воевать-то будет? За вас, засранцев. Вы пачку печенья раз в полгода на двух бойцов пристали! Вам не стыдно!!! И где, интересно, старшина? Он тут явно тоже участие принимал. Чего прячется? Неудобно? Стыд заел?.. Или просто боится, что припомним?"
   Весь монолог я произнес про себя. Замполит у нас в батальоне "шишка" была не особо большая. Но... Как бы это помягче сказать... Злопамятный он был. И коварный.
   Меня очень занимал вопрос, что он придумал на этот раз? Что он хочет? Ну, не из-за мешка же орехов он так на нас наехал? Может, бойцы пристрелили кого за мешок?.. Да ну... Тогда сейчас вони было бы!... Не продохнуть. Нет, точно никого не убили. Адамов и Имберг - мародеры-убийцы? Бредятина...
   - Что будете делать? - спросил нас майор.
   Я промолчал, ответил Найданов:
   - Товарищ майор! Вы это серьезно? Из-за этого мешка...
   Замполит аж взвился:
   - Вы это бросьте! Как это так - из-за мешка? Сначала мешок, потом два, потом начнется прямой грабеж. Убийство из-за наживы. А там и до других преступлений рукой подать. Более тяжких.
   Майор опустился обратно на стул.
   - А мы здесь наводим конституционный порядок! Понимаете? Здесь не враги живут, а российские граждане! Которые нуждаются в вашей защите. А не в грабеже.
   Тут уже даже я не выдержал:
   - Это скорее мы нуждаемся в защите от местных граждан. Что-то больно ловко они в нас стреляют.
   Замполит помолчал. Затем веско сказал:
   - Ладно, я вам политинформацию читать не собираюсь. Бойцов надо отдавать под трибунал... Или простим? Как они характеризуются?
   Андрей взглянул на меня. Я твердо сказал:
   - Бойцы хорошие, исполнительные. Ни в чем предосудительном ранее не замечены. В бою проявляли стойкость и даже, можно сказать, мужество. Я считаю, что трибунал - это слишком жесткое наказание. Я бы даже так сказал - необоснованно жестокое.
   Майор закурил.
   - Хорошо, - сказал он. - Тогда так. Я не буду принимать меры к ним. Однако и обратно в батарею я их не отпущу. У вас там ни дисциплины, ни контроля. ("Точно Чорновил стучит, сволочь!" - подумал я сразу). Там они опять примутся за старое. И тогда трибунала им не избежать... Они останутся у меня. Пусть идут с вами, забирают свое имущество, и немедленно возвращаются сюда. Свободны!
   Мы вчетвером по очереди вышли из палатки, и отправились в батарею.
   - Ну, вы, блин! - сказал я. - Приспичило вам!
   - Да все было как обычно! - начал оправдываться Адамов. - Просто нас старшина видел, когда мы в поселок уходили. Это он нас сдал.
   - Зачем ему это нужно? - задал я почти риторический вопрос. И неожиданно получил довольно пространный ответ. И от кого - от Имберга!
   - Товарищ старший лейтенант! - сказал он. - Замполиту нужны денщик и ординарец. У него предыдущие оборзели совсем, он их в пехоту сдал. Ну, а замена же нужна! Кто-то должен за них пахать? Вот наш прапорщик, наверное, нас замполиту и "сдал".
   - Ну, если это так, братва, - сказал я бойцам. - То нечего и переживать! Побудите пока у замполита, а там видно будет! Ничего он вам не сделает. Не съест же он вас, в самом деле-то?! Это вот у нас с комбатом будут проблемы - кем вас заменить-то?
   - Придется мне мои расчеты проредить, - сказал мне Андрей. - Другого выхода не вижу...

Глава 2.

   Прошло еще несколько дней, и полусонное существование возле Центороя для меня закончилось. Наш батальон вывели из Белготоя и поставили ему новую задачу - дойти до Агишбатоя. Задача как задача. Не первый раз. Только одна маленькая тонкость - это нужно было сделать пешком.
   Как выяснилось, объездная дорога существовала, но она была слишком далекой, и главное, взорвана. Что там взорвали, мне никто, естественно, не объяснил, но как я понял из обрывков разговоров, восстановить ее будет не так-то просто.
   Поэтому нужно было маршем напрямую кардинально срезать все углы, и выйти в намеченный пункт в кратчайшие сроки. Вполне естественно, что "Васильки" отпали сами собой. Кто у нас в батарее может ходить пешком? В принципе? Кто - кто! "Подносы". Так что я даже не дергался. Идти предстояло мне. Три расчета, три миномета. Вместо попавших в кабалу к замполиту Адамова и Инберга Андрей выделил мне из своего состава Кабана и Данилова. И зачем-то еще - Солоху.
   - Зачем мне Солоха? - спросил я Найданова.
   - Пусть идет. На всякий случай. Вдруг пригодиться?
   Объяснение было, конечно, прямо скажем, туманное. Наверное, чем-то Солоха провинился, вот комбат и решил сплавить его с глаз долой. Ну ладно, пусть идет. Кстати, сам боец отнесся к этому индифферентно.
   - Надо так надо, - сказал он. - А то от безделья с ума сойти можно!
   Единственная льгота, которая нам полагалась - к месту сбора доехать можно было на "шишиге". Только мы тронулись, как у Армяна порвался ремень. Зерниев сразу дал ему свой, но мы все равно потеряли полчаса. Впрочем, как оказалось, это было не смертельно.
   Чтобы не гонять две машины, все три моих расчета разместились в одной "шишиге". Мы отправились. Дорога снова проходила мимо какого-то местного памятника. Такая же стела, (только не такая красивая, как та, что была взорвана у меня на глазах), и такие же надписи по-чеченски. Этим памятником никто не интересовался, никому он, как ни странно, не мешал, и он оставался целым. А ориентир был, конечно, хороший.
   Прямо за памятником нас ожидал Санжапов.
   - Все, стой! - скомандовал он. Машина остановилась.
   - Вылезайте, а автомобиль пусть едет обратно. Он вам больше не понадобится.
   - Звучит зловеще, - пошутил я. (Может быть, и неудачно).
   - Ну, - сразу поправился комбат, - понадобится, конечно... Только не скоро... Так, вон видите окопы под маскировкой? Видите? Ага. Давайте туда, и там стойте - ждите.
   - А ты, - сказал он мне. - Вот туда иди. Вот в тот вагончик. Там получишь рацию и карту. Давай!
   Я пошел в указанном мне направлении, а бойцы побрели в своем.
   В кунге сидел лейтенант, и читал газету. "Спорт-Экспресс"! Он аккуратно положил ее на столик, и спросил:
   - Чего тебе?
   - Я Яковенко. Меня Санжапов послал.
   - А-а... - протянул он. - Вот "Арбалет" - насколько зарядки хватит, не знаю. Там увидишь. А вот карта. Там квадрат ваших действий уже выделен.
   Я посмотрел карту. Там, где было отмечено, я увидел лес и горы. Овраги и обрывы. М-да... Та еще местность. Я представил Данилова с плитой и Восканяна со стволом...
   - Что пишут, - спросил я, кивая на газету.
   - Чемпионат страны по футболу начался. Битва двух "Спартаков"!
   - Ну - ну, - закивал я. - Посмотрим. А как там "Ротор"?
   - Вроде бы выиграл, кажется, - неуверенно ответил лейтенант.
   А ладно! Что мне сейчас до футбола! Я пошел искать своих подчиненных. Правда, искать их долго не пришлось. Я сразу их вычислил по трем смотрящим в небо стволам. Они прислонили их друг к другу так, чтобы те не падали, и образовалась даже какая-никакая скульптурная композиция.
   Проходя мимо окопов, покрытых маскировочной сеткой, я услышал знакомый громкий мат. Это был Квашнин. Я запомнил его, когда он был в Белготое. Спутать было трудно. Ведь он орал так, что колыхалась сетка. Судя по крикам, военачальник управлял огнем. И действительно, когда я вышел на открытое место, то сам увидел, как волны разрывов уродуют противостоящую нам гору. Кого они там разглядели?
   Из окопа в эту минуту вылез Санжапов.
   - Вам туда, - усмехнувшись, показал он на то самое место, которое сейчас утюжила артиллерия.
   Меня это не смутило. Я довольно хладнокровно ответил:
   - Как прикажете...Если надо - то надо!
   - Ну, хорошо. Вон два БМП. Грузитесь на них, они вас довезут до места сбора, а там дальше - уже пешком.
   Расчеты быстро погрузились, и мы тронулись. Сначала мы ехали вдоль обрыва, потом свернули на дорогу, ведущую вниз, спустились по ней до самого дна, проехали какие-то брошенные домишки, спустились еще немного, и встали.
   - Все, - сказали водители, - нам было приказано вас только досюда довезти.
   Я махнул им рукой - езжайте! Просто я заметил невдалеке бивак пехоты, и среди личного состава мелькнула фигура Франчковского. Раз здесь наши - значит, мы действительно на месте.
   Вообще-то, время уже было часа два. Подняли рано утром.... А до сих пор еще никакого боевого продвижения. Все только сосредотачивались да чего-то ждали. Вот и сейчас не тронулись.
   - Давайте есть! - приказал я.
   Перед дорогой нам выдали сухпай в виде сайки хлеба на трех человек и по две рыбные консервы на человека. "Килька в томатном соусе". Мне казалось, что этого, мягко говоря, маловато... Видно, командование решило, что раз мы все поголовно "мародеры", то сможем опять кого-нибудь ограбить по дороге.
  

Глава 3.

   Не успели мы толком поесть - (хотя есть-то особо было и нечего) - как пехота поднялась на ноги и начала строиться.
   - Заканчивайте! - громко сказал я своим. - Сейчас, видно, тронемся.
   На всякий случай я связался по "Арбалету" с Санжаповым. Связь была; комбат подтвердил, что сейчас выступаем. Я сказал - "Вас понял!" - и отключился.
   Пехота двинулась, а мы пристроились в хвост. Хотя оказались не последние. За нами пристроился капитан Гафуров и три его солдата. Двое из них тащили носилки.
   Сначала дорога шла под гору, укатанная, широкая, идти было легко, и я недоумевал, почему по ней нельзя таки проехать? Однако, когда дорога, наконец, свернула, я понял - в чем тут дело. Путь упирался в почти отвесный подъем. Он был не очень высокий - этот подъем - но заехать туда не смог бы даже МТЛБ. Слишком крутой угол - машина просто-напросто бы опрокинулась. Солдаты, кряхтя, и подталкивая друг - друга, взбирались на кручу. Меня кольнула тревога за моих минометчиков. Как же они - с такой тяжестью на плечах, сумеют подняться? Однако поднялись. Тем, кто тащил на себе плиту, помогали сержанты. Я шел последним, вместе с капитаном - медиком. И с его солдатами и произошла заминка. Особо дохлые какие-то бойцы оказались у Гаджи. Никак не могли затащить наверх носилки. Капитан попросил о помощи. Я остановился, и помог сначала втянуть носилки, а потом и самих солдат.
   Пока мы ковырялись, колонна взяла такой темп, что я уже увидел только ее хвост. Мне почему-то показалось, что она пошла направо - наверх, в гору.
   - Куда идти? - спросил меня капитан.
   Я указал рукой на вершину:
   - Кажись, туда...
   - Ох-ты, е-мое!... - воскликнул Гафуров. - Как туда забраться?
   Мы полезли наверх. Но это была настоящая гора! Приходилось даже цепляться руками за траву и кусты. Подъем занял у нас очень много времени. И когда мы все-таки взобрались, пот лил с меня градом. Мало того, внезапно я обнаружил, что около меня горит сухая листва. Этого еще не хватало!
   - Что это? - спросил кто-то из солдат, показывая рукой на огонь.
   - Наверное, точно наши прошли, - обратился я к капитану. - Смотри, небось окурок бросили, придурки! Вот все и загорелось!
   - Лес загорится - никому мало не покажется! - рассудительно сказал медик и начал сбивать пламя. Я тут же присоединился к нему. Солдаты бросили носилки, а принялись нам помогать. Это заняло еще некоторое время.
   Когда мы закончили борьбу, до меня дошло, что я не то что не вижу колонну, я ее даже и не слышу! Я взялся за "Арбалет", и попытался связаться с комбатом. Однако тщетно! Рация работала, но вместо связи стоял исключительно треск. Ситуация совершенно вышла из-под моего контроля. Я здесь! Мои бойцы - там! Ладно, Гаджи, его личный состав с ним. А вот мне что делать?
   - Давайте искать следы движения! - предложил я в отчаянии. - Давайте разойдемся в стороны, (только недалеко!), и посмотрим. Если здесь прошла колонна, это будет видно!
   - А что именно? - спросил кто-то из "дохлых" медбратьев.
   - Поломанные ветки, раздавленные предметы, брошенные окурки... Да мало ли что! Если здесь прошла толпа - наверняка будет мусор и разрушения!
   Мы разошлись! Вскоре я услышал голос Гаджи:
   - Паша, иди-ка сюда!
   Странно, но звал он меня явно откуда-то в стороне от дороги, которая, между прочим, здесь, наверху, все-таки была, что и поддерживало во мне уверенность, что мы находимся на верном пути.
   Я отправился на зов.
   - Смотри, что я нашел! - уже намного тише, почти вполголоса, сказал мне капитан. - Здесь был лагерь!
   Я осмотрелся. В стороне от дороги, хорошо замаскированный... Да, точно! Во-первых, была довольно глубокая и просторная пещера, причем рукотворная. Во-вторых, кругом были разбросаны хорошо мне уже знакомые желтые турецкие банки из-под масла, и остатки сухпайков. А около пещеры стояло эмалированное ведро, наполовину наполненное водой.
   К нам подтянулись солдаты.
   - Можно ли это пить? - спросил один из них.
   Правда, за последний час мы одолели два серьезных подъема... Пить хотелось страшно.
   -Ну, вряд ли здесь специально оставили отравленную воду, - сказал капитан. - Вряд ли они вообще ее оставляли. Это, скорее всего, дождевая вода... Наверняка кишит микробами... Живот может заболеть...
   Но жажда явно пересилила. Все отпили из ведра - даже Гаджи. Стало немного легче физически, но, конечно, не морально.
   Мы снова разошлись. Однако мысль о том, что здесь, видимо не так уж давно были боевики, напрягала. Почти тут же с безумными глазами ко мне прискакал один из бойцов.
   - Там - чехи!! - задыхаясь, прохрипел он.
   - Они тебя заметили? - быстро спросил я его.
   Он отрицательно замотал головой.
   - Точно нет?
   - Нет, точно нет. Я тихо...
   Я пошел с ним. Пройдя небольшое расстояние, я услышал шум, и замер. Да, явно говорили. Правда, по-русски. Но это ничего не значит!
   В просвете стеблей мелькнула фигура. Я замер. Это был человек с автоматом, в черной бандане и джинсовой куртке такого же цвета. Он постоял ко мне спиной, затем удалился. Ступая как на цыпочках, я вернулся обратно, наткнулся на Гаджи, объяснил ему ситуацию, он подхватил своих бойцов, крутившихся рядом, и мы осторожно двинулись обратно. Потом прибавили ходу, а потом бросились бежать со всех ног!
   Как оказалось, кто-то из бойцов нашел тропинку, которая и вела на гору! (А мы-то поднимались напрямую, олухи!). Вот по этой тропинке мы и мчались вниз, я опять бежал последним, но все равно моя голова непрерывно стремилась обогнать ноги!
   Скатившись вниз, мы все с облегчением, но и с тревогой посмотрели друг на друга - "что же делать дальше"?
   А дальше... Дальше из-за угла, (только не оттуда, откуда мы пришли, а как раз оттуда, куда направлялись), вынырнула БМП. Естественно, что это была не наша машина. Но то, что федеральная - однозначно!
   - Кажется, это вас надо было найти? - вежливо осведомился бородатый старлей, не слезая с брони. - Старшего лейтенанта, капитана, сержанта и трех рядовых?
   - Да, нас! - обрадовано закричал капитан. - Вы кто?
   - Мы уральские, - неопределенно ответил бородатый. - Давайте на броню, и поехали...
   - Кстати, - обратился старлей к нашему медику. - Нам срочно нужна ваша помощь. У нас там чех пленный, тяжело ранен. Надо бы его спасти как-то! Живой-то он более ценен, чем мертвый!
   - Тогда чего ждем? - спросил Гаджи. - Давай, поехали!
   - Только смотрите, парни, - сказал я. - Там, наверху, чехи!
   - Какие чехи? - озадаченно спросил старлей. - Откуда они тут?
   - Да, да! - поддержал меня капитан. - Мы их лежку, похоже, нашли. И видели живьем... Мы вот там были, там их видели, и сюда рванули со страшной скоростью.
   Старлей хмыкнул. Мы передернули автоматы, и устроились на броне так, чтобы удобно было стрелять вправо вверх. Машина понеслась. Я тщательно вглядывался в лесной массив, не мелькнет ли что? Но нет, все было тихо и спокойно.
   Дорога пошла вверх, и мы, можно сказать, снова поднялись туда, откуда совсем недавно спустились. Только конечно, намного дальше к северу. БМП вырулило на поляну. Народу здесь было много. В основном люди сгрудились в круг возле чего-то или кого-то. Но гораздо больше, чем это что-то или кто-то меня поразил один из бойцов. Он был в черной джинсовой куртке и черной бандане.
   Я хлопнул себя по лбу и захохотал. Вот тебе и чех! Это же наши!
   Но, честно говоря, разве это нормально? Какого черта носить гражданку в Чечне и бегать при этом с оружием? Откуда я знаю, кто он такой? Говорит по-русски? Так чехи все говорят по-русски. А на лице у него не написано, какой он национальности. Опять же, тут и бандерлоги орудуют, и приебалты, и даже русские. Всякая наемная сволочь! Как я могу отличить этого бестолкового солдата от боевика? В таком виде - никак. И если бы ситуация сложилась по-другому, вполне может быть, что я выстрелил бы в него, искренне полагая, что передо мной противник...
   Старлей и Гаджи растолкали толпу. Я воспользовался этим моментом и протиснулся за ними. На земле скорчился в беспамятстве крепкий, здоровый и немолодой боевик. Голова у него была в крови. Медик опустился на колени, послушал пульс, осмотрел рану, повертел головой раненого из стороны в сторону...
   - Нет, ребята, - сказал Гаджи, вставая с колен. - Это все. Он не жилец. И в сознание, скорее всего, уже не придет.
   - Вот, блин! - разочаровано воскликнул кто-то из местных офицеров. (Звание определить было невозможно - все звездочки с погон были тщательно убраны. Я и старлея-то определил только по тем пятнам, которые остались от звездочек на выгоревшем хэбэ).
   - Да что мы могли сделать? - добавил кто-то. - Выскочил этот козел из кустов, давай стрелять! Вот с ходу и вмочили по нему. Кто бы стал в такой ситуации разбираться? Как попали, так и попали.
   Я снова попробовал выйти на связь по своей рации. И, о чудо! Она заработала!
   - Где вы есть? - завопил Санжапов.
   Как мог, стараясь говорить короче, я описал наше положение.
   - Ну, двигайтесь вперед, - приказал мне комбат. - Вам навстречу уже Франчковский пошел.
   Я передал приказ Гаджи и его солдатам, и мы тронулись. Дорога здесь была одна, заблудиться было бы трудно. Не прошло и десяти минут, как на нас вынырнул недовольный Франчковский.
   - Нашлись, наконец, - саркастически заметил он, но осекся, увидев взгляд капитана. На меня ротный точно наорал бы. Но наорать на капитана, да еще местного, кавказского... Это чревато неприятностями. Франчковский пожевал губами, и ничего больше не сказал.
   Мы прошли еще метров двести - триста вверх, и обнаружили всю нашу часть! Недалеко от нас ушли ребята, как оказалось. Выдохлись, если сказать честно. Мои минометчики, например, отреагировали на мое возвращение крайне вяло. Честно сказать, вообще никак не отреагировали.
   Мы еще немного посидели, а потом все разом поднялись, и снова пошли вперед.
   Вскоре впереди началась стрельба, которая, впрочем, также быстро и смолкла.
   "Еще что ли одного чеха завалили?" - подумал я. - "Чего они так любят по одиночке выскакивать и стрелять в нас?".
   Однако я ошибся. Дело было почти наоборот. Мы, оказывается, вышли к какой-то усадьбе. Тут было два - три дома. И все. У нас на Дону такое поселение назвали бы хутором. Но какой хутор в Чечне? А назвать аулом эти три дома у меня язык не поворачивался.
   Ну, неважно. Как только наши вышли к этим домам, оттуда в лес рванули люди. Вот по ним и велась стрельба. А так как никакого ответного огня не последовало, то стрельбы быстро прекратилась. Наша доблестная пехота кинулась в дома. Искали воду. А потом увидели ульи. И понеслось... Нашлись специалисты - пчеловоды, и началась импровизированная добыча меда.
   Санжапов хотел было что-то кричать, потом промолчал, потом плюнул, и объявил привал. Из ближайшего дома Абрамович вынес трехлитровую банку воды. Пили мы все, потом за водой сходил Восканян. Потом Солохин принес немного меду. М-м-м... Вкусно!
   Потом мы все-таки тронулись дальше. По ходу движения стол третий дом, мы прошли прямо через него. Я подобрал на полу набор акварельных красок: подумал, что это можно отдать разведчикам. Картина внутри дома была уже привычной, все вещи свалены на полу, многое разбито. Нагадить, правда, никто не успел. Времени, видно, не было.
   Дальше мы вышли к забору из сетки-рабицы. Пехоты прошла много правее, тащиться в тот проход было далеко, а сил оставалось немного. Мы пошли напролом. Раскачали металлические столбики, к которым крепилась сетка, свалили их, и прошли прямо по ней. За забором снова был крутой подъем. Просто подъем - ни тропинки, ни дорожки... Ничего.
   Я оглянулся, и меня разобрал неудержимый смех. Бедняга Данилов, со своим стволом за плечами, забрел куда-то в сторону от того пролома, что мы сделали, и пытался перелезть прямо через сетку. Он добрался до середины, и она упала на него. Теперь он лежал под ней, и вяло дергал лапами, так как ни подняться, ни стряхнуть с себя рабицу у него уже явно не было сил.
   Услышав мой хохот, бойцы стали оглядываться, а потом и сами начали хохотать. Мы смеялись, и смех превращался в истерику. Мы ржали, и не могли остановиться. Из моих глаз текли слезы, но я продолжал хохотать, хотя от смеха уже начал болеть живот.
   Все попадали на землю и снова смеялись. Это была некая компенсация за тяжелый, очень трудный и нервный день. Когда все-таки все утихли, я, Боев и Абрамович вытащили Данилова из-под завала, и мы ринулись на штурм горы. Еще несколько минут мата, проклятий, тяжелого дыхания и стука крови в голове, и наша батарея взобралась наверх. Здесь уже была ровная зеленая поляна. За ней, правда, был еще один подъем. Однако он был настолько пологий, по сравнению с теми, что мы сегодня уже преодолевали, что его вполне можно было и не брать в расчет.
  
   Глава 4.
  
   Ей-Богу! Когда мы вышли к прямой дороге на Агишбатой, как будто бы попали в другой мир.
   Уже не надо было никуда бежать и карабкаться. Тут же оказалась наша разведка во главе с Сабонисом, и что самое поразительное - они катались на "козле"!
   - Где вы его взяли? - спросил я с изумлением у командира разведроты.
   -Тут прямо и взяли. Чехи драпали, и бросили его. Еще мотор даже не остыл. Все! Садись за руль, и езжай! Что мы, строго говоря, и сделали...
   Глядя, какие лихие виражи закладывают опьяневшие от такой удачи разведчики, у меня появилось нехорошее предчувствие.
   - Вы бы, - заметил я, - поосторожнее катались, что ли. А то твои носятся... Как бы чего не вышло!
   - Да ладно! - отмахнулся Сабонис. - За своими смотри!
   - О, кстати! - вспомнил я. - Я тут вам кое-что нашел...
   Я протянул капитану краски:
   - Будете лица разрисовывать.
   - Чего!!? - протянул Сабонис, и я понял, что с подарком не угадал.
   - Шучу! - ответил я. - Шучу. Не бери близко к сердцу.
   Тяжело посмотрев на меня, капитан ушел, а я размахнулся, и выбросил ненужную мне вещь в кусты. Мне-то из нее уж точно делать нечего.
   Я поднял своих бойцов с земли, где они валялись в изнеможении, и отправился за пехотой. Забрели мы в какой-то лес, и здесь, как ни странно, поступила команда располагаться. Мне это совсем не понравилось.
   Простите, а как я должен стрелять из леса? Не дай Бог, мина зацепит ветку, и все осколки полетят вниз на нас. А какую я могу дать гарантию, что этого не произойдет, если кругом одни деревья?
   Я довольно долго обходил место нашего расположения, искал позиции для минометов. За неимением лучшего, пришлось выбрать несколько мест, где можно было стрелять. Но только на определенных углах возвышения и не во всех направлениях. Конечно, меня это сильно смущало, но других вариантов я не видел вообще.
   Однако часа через три меня разыскал Санжапов.
   - Отправляйся со своей батареей вон в том направлении по дороге, - сказал он мне. - Там тебя встретят наши соседи, покажут, где стать. Тут вам точно делать нечего.
   Я козырнул, и приказал снова разбирать минометы. Не скажу, что личный состав пришел в восторг. Опять одевать на себя стволы и плиты? Я никак не реагировал на жалобы, и постепенно все разобрали положенное по штату имущество. Мы отправились на новое место.
   Дорога на этот раз была ровной, хорошо утрамбованной, и идти было не так сложно, как до этого. Однако пройдя не так уж и много, я увидел суетящегося Сабониса, Гаджи и "козла" в кювете кверху колесами.
   "Доигрались", - подумал я.
   Подойдя поближе, я увидел и бойца с разбитой головой, которого перевязывал наш медик.
   - Серьезно? - спросил я у него.
   Он просто кивнул головой. Ему было не до разговоров. Я не стал дальше околачиваться там, где я совсем не нужен, и продолжил движение. Тем более что метров через двести уже кто-то стоял и махал нам руками.
   По мере нашего приближения, откуда-то снизу к человеку присоединились еще двое.
   - Минометчики? - радостно закричали они.
   - Минометчики! - ответил я.
   - Тогда вам сюда!
   Они показали нам удобный спуск на небольшую ровную площадку. За нашей спиной находилась отвесная стена, перед нами - обрыв, а справа - довольно крутой спуск. На краю обрыва, у самого начала спуска, росло одинокое, но очень могучее дерево. Его голые толстые корни, как щупальца спрута, опускались почти до самого дна обрыва.
   - Вот здесь и размещайтесь! - сказал мне кто-то из офицеров - уральцев.
   - Понятно, - кивнул я.
   Уже почти совсем стемнело. Разворачиваться нам пришлось в темноте. Впрочем, я не думал, что сейчас нам придется что-то делать, а потому больше размышлял, где бы пристроиться на ночлег. Давненько не приходилось мне спать на голой земле.
   Однако я ошибся.
   - Парни, надо в ту сторону пострелять! - подошел ко мне капитан - уралец. - Ну, хотя бы пару залпов. Бродит там кто-то по ночам. Сами видели. Огоньки мелькали.
   - Так может, это в окнах огоньки? Там же Агишбатой, - как-то несмело предположил я.
   - Нет, поселок намного левее. Это чехи бродят.
   - Хорошо, - ответил я, наконец. - Сейчас все сделаем!
   Цели точной все равно не было, так что стрелять можно было просто в указанном направлении. Я позвал сержантов, объяснил им задачу, и минуты через две наши минометы выпустили по мине. Честно говоря, стрелять больше мне не хотелось. Все, что у нас было из боеприпасов, мы принесли на себе. И вот так, на всякую ерунду растрачивать мины, которые мы с таким трудом сюда дотащили, мне было откровенно жалко.
   - Хорошо! - крикнули мне из темноты уральцы. - Нормально! Пока хватит!
   "Ну и хорошо, ну и ладненько!" - подумал я. Доел то, что еще оставалось у меня от сухого пайка, выбрал место у каменной стены, и уснул.
  
   Глава 5.
  
   Проснулся я резко, сразу сел, и осмотрелся. Кое-кто из бойцов еще спал, а кое-кого уже и не было. Не было Солохи, не было Кабана, Боева и Восканяна.
   Наконец-то я разглядел и наших соседей. У дороги стояла БМП, у костра суетились человек пять рядовых, два офицера спали на земле, закутавшись в ковер.
   Я встал, и подошел к обрыву. Да-а... Площадка была удобная. Было очень далеко видно. По крайней мере, я хорошо различал несколько разбросанных жилищ. Самый близкий из домов находился далеко внизу, немного правее от нашего основного направления стрельбы.
   Я почесал голову: жратва кончилась, никто нами больше не интересовался... Что делать?
   Как оказалось, я опять немного недооценил своих бойцов. Они очень практично решили, что если окружающие не интересуются ими, то вполне возможно самим поинтересоваться окружающими. Что они и сделали...
   Я прошел мимо БМП, копошащихся пехотинцев, и вышел на дорогу. Прямо на меня ехала "шишига". Метров за десять до меня она затормозила. Из кабины выскочил Солоха. Челюсть у меня отвисла, а глаза полезли из орбит наружу. Я даже не знал, что сказать или спросить.
   - Это чья машина? - Ничего умнее в голову мне все-таки так и не пришло.
   - Теперь наша! - гордо заявил Солоха.- Это трофейная. А еще "Урал" разведка себе забрала.
   Я подумал, что нашей доблестной разведке все неймется, особенно учитывая печальную историю с "козлом".
   - Это еще не все, - сказал Солохин, широко улыбаясь. - Посмотрите в кузов.
   Я оперся на колесо, и посмотрел. Ничего себе! Я сделал еще одно движение, и перебросил свое тело в кузов. Здесь лежала целая гора лекарств, и масса мин для 82-мм миномета. То есть, как раз для нас.
   - Откуда это? - спросил я.
   - Там, в Агишбатое, - ответил мне Боев, сидевший в кузове спиной к кабине, - у чехов много чего было. Вроде склада или базы, не поймешь. Там и форма была - камуфляж. Но нам уже не досталось, разведка с пехотой растащили. И куча боеприпасов. Мы вот свои забрали, а там еще для 120-мм миномета, и сам миномет, кстати. Ну, он никому пока не нужен. Прицепили его к "Уралу", он за "Уралом" и катается.
   Я только присвистнул.
   - Вот еще, что мы привезли! - сказал Восканян, вылезший из кабины.
   Он показал мне белый пластмассовый бидон.
   - Неужели вино! - спросил я.
   - Да нет, конечно, - засмеялось лицо кавказской национальности. - Это вода. Мы проезжали мимо родника. Вода очень вкусная!
   Я попросил бидон, открутил крышку, и отпил прямо из него. Правда, пить очень хотелось, а воды у нас не было. Теперь же я снова почувствовал, что жизнь - это очень даже неплохо.
   - Да, а бензин-то где взяли? - спросил я с тревогой. - Кончиться топливо, и все - бросай машину?
   - Ну, нет, - протянул Солоха. - Машину я не отдам! Это теперь наша машина. А бензин мы у местных отобрали, самопальный.
   Да, машину я бы и сам не отдал - уж извините! Теперь появилась возможность не таскать минометы на собственном горбу. Для начальства я заготовил "железный" аргумент - боеприпасы. То количество, которое было в кузове, вручную мы перенести не смогли бы при всем желании.
   - Эй, начальник! - крикнул мне кто-то из старших офицеров - уральцев. - Надо местность прострелять! Сможете?
   - Конечно, - сказал я. - Сейчас.
   Я указал Солохе отогнать машину так, чтобы она и была недалеко, и не очень-то выделялась. И стоять насмерть - никому не отдавать. Впрочем, это можно было и не говорить. Солоха убил бы за "шишигу".
   Я вернулся к своим, (они уже жадно пили воду, которую привез Восканян), и приказал перенести штук тридцать мин из машины на позицию. Так как никто не шевелился, пришлось отправлять за минами каждого персонально. Пока они таскали боеприпасы, я уточнил у уральцев, что именно они хотят.
   - Да вот всю ту местность, которая у вас по направлению стрельбы. У нас разведка говорит, вроде бы там чехи периодически суетятся...
   Для начала я решил, что было бы весьма неплохо, для ориентировки, ввиду отсутствия у меня при себе даже буссоли, не говоря уже об ЛПР, выпустить одну, (лучше - две), зажигательные мины, чтобы на этих установках прицела и угломера иметь хоть какие-то ориентиры.
   Мне казалось, что я все настроил правильно. Мину мы выпустили, она ушла в небо... Но не разрыва, ни пламени, ни даже дыма на местности, как я не всматривался, я не увидел. И никто не увидел. Вторую мину постигла та же самая участь.
   Я задумался. Немного поколебавшись, я принял решение обстрелять самую близкую к нам усадьбу. Она явно производила впечатление не жилой. По крайней мере, за все прошедшее утро там не было ни малейшего движения.
   Первая мина разорвалась во дворе. А вот вторая попала в крышу.
   - Йез! - закричал Кабан. (Почему по-английски? Простой деревенский парень... Боевиков насмотрелся?).
   Домик, похоже, загорелся.
   Да, при всем при этом с наводкой был полный караул. В результате, как обычно, мы просто выпустили все тридцать мин на разных угломерах и углах возвышения. Строго говоря, просьбу мы выполнили - местность обстреляли. Как могли.
   Почва же оказалась мягковата. Опорные плиты ушли под землю полностью. Я развел руками:
   - Вытаскивайте! Что делать?
   Тут я увидел Солоху, который отчаянно махал мне руками. "Неужели машину отбирают?" - подумал я, и побежал к Солохе что есть мочи. "Не отдам! Наша машина!" - крутилось у меня в голове.
   Но нет. Просто у машины стоял капитан Гаджи.
   - Вроде у вас в машине лекарства были? - обратился он ко мне.
   - Да, конечно, - с готовностью ответил я, очень обрадовавшись, что моя тревога оказалась ложной.
   - Я посмотрю, что там, - сказал Гаджи.
   - Боже мой! Да ради Бога! - воскликнул я.
   Медик запрыгнул в кузов, и что-то напевая себе под нос, принялся разгребать пачки и упаковки.
   - Все импортное, - сказал он. - Но это явно для военных целей. Для боевиков, наверное, кто-то прислал.
   - Я тут набрал, сколько смог, - продолжил он. - Но нужно, конечно, это все.
   - Ну, так все забирай! - простодушно, не подумав, предложил я.
   Капитан усмехнулся:
   - А куда? Их много! Спрятать мне лекарства эти некуда. Вы уж укройте их как-нибудь. Это большая ценность, честное слово!
   Я пообещал; капитан, набив свою медицинскую сумку так, что она еле застегнулась, отчалил. А передо мной встал во весь рост совсем другой, не менее важный вопрос: а жрать-то мы что будем, товарищи?
   Я вернулся обратно на позицию, и тут же меня спросили именно про еду. Я внимательно посмотрел на личный состав, оценивая, кого взять на это дело, и сказал:
   - Так! Боев, Восканян и Данилов. Пойдемте со мной. Все остальные ждите нас здесь! Абрамович за старшего. Понятно?
   - Чего ж тут непонятного! - воскликнул Абрамович. Мне казалось, что Саид не брился с самого нашего выступления из Хасавюрта. Соответственно, выглядел он сейчас как настоящий абрек. Я ему посоветовал хоть как-то себя идентифицировать с федеральными войсками. Триколор где-нибудь на форму нацепить. А то ведь, не дай Бог, кто-то подумает, что это чех, и пальнет, не разбираясь. А потом только спросит...
   Да, Саид пришил себе на левой руке некое подобие российского флага. Прислушался!
   Мы подошли к машине.
   - Солохин! - крикнул я. - Ты здесь?
   - Здесь! - блатное лицо хитро высунулось из кабины.
   - Поедем в Агишбатой, - сказал я. - Продукты искать. Все равно мы мародеры и грабители. А есть что-то надо.
   - Всегда готов! - вскинул Солоха руку в пионерском приветствии. (Боже мой! В голове мелькнуло мгновенное воспоминание. В четвертом классе меня выбрали председателем совета отряда! Как я был горд! Домой летел, как на крыльях. У родителей были гости, на мою новость не обратили никакого внимания... Со временем я понял, что ничего особенно хорошего от этой должности нет, кроме дополнительной нагрузки и головной боли).
   Я сел в кабину, бойцы попрыгали в кузов. Мы тронулись. Дорога шла мимо родника, так что я приостановил там "шишигу", и все набрали воды - кто сколько смог. Конечно, водой желудок не обманешь. Но все-таки...
   - Там я видел магазин, - рассказывал мне Солоха. - Мы когда там были, он был закрыт. Ну, мы поорали, походили вокруг - никто не вышел. Ну, и уехали. Давайте посмотрим! Может, кто появился?... Или сами вскроем. Отстрелим замок, а?
   Грабить магазин мне, если уж совсем честно, вовсе не хотелось. На этом можно было "погореть". Но надо же с чего-то начинать?
   - Хорошо, - ответил я Солохе. - Давай туда сначала, а там видно будет.
   Поселок словно вымер. Мы проехали вниз по улице, свернули направо, потом еще раз налево...
   - Вот черт! - выдохнул Солоха. - Не успели...
   Да, кажется, точно не успели. Дверь магазинчика была просто снесена с петель, витрина выбита. Землю перед фасадом торгового заведения усеяли осколки стекла.
   Наша "шишига" затормозила немного поодаль, чтобы случайно не наехать на осколок и не пропороть шину.
   Мы все, даже Солоха, оставили автомобиль, и прошли в магазин. Там было пусто, словно все вымели веником. Или сдули пылесосом, если вам так больше нравится.
   Из-за противоположного угла выехал танк. Крышка откинулась, и оттуда высунулась веселая чумазая морда с белыми зубами.
   - Это вы его так? - спросил нас танкист.
   - Нет! - мрачно и зло ответил за всех Боев. - Это уже не мы. Мы опоздали.
   - Ну, тогда и мы опоздали! - Танкист снова исчез в танке. Тяжелая машина развернулась, и укатила по своим делам. Мы же остались стоять у разбитой витрины.
   - А, ладно! - махнул рукой Восканян. - Ничего там все равно не было, кроме чипсов, конфет и каких-то шоколадок столетних. Разве с этого сыт будешь?
   Меня больше занимал вопрос, как быть дальше? Бездумно колесить по улицам, надеясь на авось, или начинать целенаправленную экспроприацию? Обходить всех подряд, как немцы в войну, и требовать еды?
   Я представил себе эту картину, и мысленно содрогнулся. Нам только патефона не хватало, чтобы "Хорст Вессель" наяривал.
   Черт! Но жрать-то хотелось все сильнее!
   - В машину! - скомандовал я. - Будем искать что-нибудь подходящее.
   Я решил поколесить по Агишбатою, действительно надеясь на авось, а потом уже начинать целенаправленный грабеж. Просто мне казалось, что если я не займусь этим, мои бойцы займутся этим же, только уже без меня. А не можешь остановить - возглавь! Эту истину еще никто не отменял.
   Мы поехали вдоль по улице, все вниз и вниз... Ничего себе! Солоха даже притормозил. У какого-то двора стояла куча пустых машин явно военной окраски. "Козел", "таблетка", еще одна "таблетка"... Мы с Солохой переглянулись. Мысли, как я понял, у нас были одинаковые: "Это имущество, конечно, военное. Только вот чехам оно досталось явно не по взаимному согласию".
   "Интересно, где водители этих машин? Убили?" - подумал я.
   Солоха остановил "шишигу" у двора, мы высыпали наружу, и сразу кинулись осматривать технику. Даже про еду забыли. Возник азарт: если вдруг машины на ходу, мы их сейчас заберем! Вы только прикиньте! Пришли к Агишбатою пешком, а уедем на собственной "шишиге", на "козле" и двух "таблетках"! Водителей у меня хватит: Солоха уже "олошаден", у Данилова есть права - он говорил, у Боева, кажется, у Абрамовича... Вроде и Восканян о чем-то подобном заикался. Каюсь, я уже было примерял место на груди если уж не для ордена, то уж для медали точно.
   После осмотра техники настроение у всех резко упало. Ни одна из машин не была исправной. Причем неисправны они были как-то слишком тонко, что наводило на определенные подозрения. В одной машине был снят замок зажигания, не было рукоятки на коробке передач, на другой, помимо этого, были два пробитых колеса. Меня насторожило то, что целые покрышки резко отличались от пробитых.
   В общем, немного подумав, и посоветовавшись с бойцами, я пришел к выводу, что все это можно восстановить, причем на это не потребуется очень уж много времени. Наверняка снятые запчасти где-то надежно спрятаны, и когда будет нужно, все будет поставлено на место, в бензобаки залит бензин, и техника будет на ходу.
   Что делать? Искать спрятанное? Да ну... Это нереально!
   - Ну, раз не нам, - решительно заявил Солоха, - значит, никому.
   Я с ним совершенно согласился. Мы открыли капоты, и расстреляли все, что можно было разбить, сломать или отстрелить. Расстреляли панели, и переломали рули. Все, теперь техника действительно превратилась в груду металлолома.
   На звук стрельбы из дома распахнулась дверь, и выбежали две пожилые женщины в черных платках, и подросток - лет пятнадцати - шестнадцати.
   - Что вы делаете?! - закричала одна из женщин.
   - Это ваши машины? - как мне казалось, довольно вежливо осведомился я.
   - Да!
   - А позвольте узнать, откуда у вас военная техника? А? - вот тут я повысил голос, и постарался, чтобы мой вопрос прозвучал достаточно зловеще.
   Тетка осеклась. Мелкий чечен испепелял нас взглядами.
   Я не успел больше ничего сказать, как недисциплинированный и наглый Солоха перехватил инициативу в свои руки.
   - А ну к стене! - заорал он на чеченцев. И для убедительности выстрелил в воздух.
   Тетки не пошевелились. Тогда Солоха выстрелил им в ноги. Они завизжали, но живо встали к забору.
   - Восканян! - обратился я к Воскананяну. - Стой здесь, не своди с них глаз. Если что - стреляй на поражение, не раздумывай.
   На всякий случай, я говорил громко. Мало ли что! А заложники - это неплохо.
   - Зачистка! - сообщил я теткам. - Сейчас посмотрим, что тут у вас делается.
   На всякий случай, вместе с Восканяном я оставил еще и Боева. Я, Данилов и Солоха прошли во двор. Чувствовал я себя в этой ситуации не очень комфортно, и потому торопился. Мы очень быстро прошли дом и сараи. В одном из сараев Данилов обнаружил кастрюлю с сыром. Мы переглянулись. Здесь же нашлись целлофановые пакеты, куда мы весь этот сыр и перекинули. Данилов сложил пакеты к себе в вещмешок. Ничего съедобного больше нам не попалось. Даже живности в этом дворе не было. Лезть в погреб мы все-таки побоялись.
   Солоха предложил кинуть туда гранату, но я его удержал. Может быть, даже и зря.
   Просто я не привык к таким акциям. У меня не было опыта. Если бы, например, я занимался зачистками и экспроприациями постоянно, вполне возможно, я бы швырнул в погреб гранату, а потом внимательно изучил все, что там есть. Но не в данный момент. Нет, не сейчас. Хватит пока и сыра.
   Мы трое вернулись к машине, погрузились, Восканян запрыгнул в кузов, и, сопровождаемые многочисленными проклятиями, тронулись дальше.
   Данилов показал Восканяну и Боеву сыр. Я услышал крики восторга.
   Я посмотрел направо. В каком-то дворе стояло два вполне приличных "Москвича" и за столиком, в беседке сидели за столом два солидных упитанных чеха. На нас они не обратили никакого внимания. Мы, впрочем, на них тоже.
   В конце - концов, наша экспедиция проехала поселок насквозь. Мы выехали к последнему, правда, весьма обширному двору. За ним уже начинался лес. Во дворе играли дети, а на крыльце сидели две женщины. Не черные, а какие-то светленькие, (скорее всего, крашенные). Но и это меня заинтересовало. Мы въехали во двор, и остановились.
   Я вылез из кабины, и прошел прямо к крыльцу.
   - Здравствуйте, - сказал я. - Не найдется ли у вас воды?
   Я не нашел ничего лучшего для вопроса, да и пить хотелось, если честно, довольно сильно: сыр оказался очень соленым.
   Женщины улыбнулись, одна из них ушла в дом, и вернулась с ковшиком. Увидев воду, из машины сбежался весь мой личный состав.
   - Вы сюда надолго? - спросила самая светлая.
   - В смысле? - не понял я вопроса. - Мы - кто?
   - Вы, в смысле русские, - пояснила она. - То приходите, то уходите. Без конца власть меняется.
   - Мы, - на всякий случай уточнил я, - федералы. Вот - армянин, а еще у нас есть в батарее чеченец.
   - Не может быть! - отмахнулась вторая тетка. - У вас - чеченец?! Ха!
   - Да, сержант - командир миномета, - сказал я без улыбки. - Мы, вообще-то, конституционный порядок наводим... А вы местные?
   - Нет, - погрустнели обе наши собеседницы. - Мы - беженцы. Мы из Грозного бежали, куда глаза глядят. Вот, родственники приютили... Вообще, нам вроде как помощь материальная какая-то полагается. Только мы не знаем, куда обращаться. А ваши как быстро приходят, так быстро и уходят. И спросить ничего не успеваешь.
   - А спросишь - придут эти, из леса, и голову отрежут. Да? - продолжил я мысль.
   Женщины промолчали. Я усмехнулся.
   - Ладно, спасибо за воду. Нам пора.
   Мы развернулись, и поехали по другой дороге - уже вдоль Агишбатоя. В одном из дворов я заметил несколько БМП.
   - Давай, заедем, - сказал я Солохе. - Поздороваемся, и спросим - может, они что подскажут, где еще еду искать?
   Наша "шишига" заехала во двор, мы все вылезли. Я пошел в один дом, мои бойцы - в другой.
   Я прошел крыльцо, коридор. В комнате на диване и креслах спали несколько человек. Судя по внешнему виду - не рядовые. Офицеры или прапорщики. Вряд ли контрактники. В отличие от Дагестана, в других воинских частях, которые я встречал в Чечне, ваучеры были ближе все-таки именно к рядовым и сержантам срочной службы.
  -- Ты кто? - спросил меня кто-то с дивана.
  -- Я из 136-й, - ответил я прямо. - Мы тут жратву ищем. Ничего не подскажешь?
  -- А что можно подсказать? - вопросом на вопрос ответил он.
  -- Ну, типа, может, где скотину видели? Мы в Белготое так только мясом и запасались. Застрелим корову и тушу разделываем.
  -- А-а... - протянул он. - Нет, ничего подобного. Даже, кажется, и кур нет. Попрятали что ли?
  -- Да, вполне возможно. Отогнали в лес. В гражданскую войну так делали.
   Военный счел разговор законченным, откинулся на диван, и опять уснул. Я поднял глаза: в конце комнаты стоял буфет, и за стеклами стояли разные фигурки из стекла. Я подошел ближе. Да, там были олени, собачки, кошечки, лошади... Мне нравятся такие фигурки. На мгновение у меня мелькнула мысль забрать весь набор. Потом я просто прикинул, что все это стекло побьется у меня в вещмешке... Будет куча осколков, испорченное настроение, и гадкое чувство, что я абсолютно бессмысленно "раскулачил" чехов. Как говорится, ни себе, ни людям.
   Я вышел во двор. Одновременно со мной из противоположного дома вышли бойцы.
   - Глухо? - спросил я.
   - Глухо, - ответил за всех Боев.
   - А подвал тут есть? - внезапно пришла мне в голову мысль.
   Солоха и Восканян почти одновременно усмехнулись.
   - Да мы и сами догадались, - довольно ехидно ответил мне водитель. - Просто там пехота стоит. Они уже все что нашли - сами сожрали.
   - Понятно, - сказал я. - Тогда поехали искать другой подвал! Не все же здесь сожрали! Не могли успеть! Я не верю. Поехали искать!
   Мы выехали со двора, и аккуратно, неторопливо двинулись вдоль улицы. Сыра на нашу компанию было явно маловато. Нужно было что-то посущественнее. Я пытался высмотреть брошенное жилье. Не хотелось опять идти и нагло отбирать продукты у местных.
   Наконец, какой-то из дворов показался мне нежилым. Какое-то ощущение заброшенности... Ага! Вот точно. Тут замок на дверях. Значит, нет никого. Можно заходить!
   Мы зашли в дом, сбив замок двумя выстрелами. Убогое зрелище! Слой пыли на всех вещах совершенно очевидно свидетельствовал, что здесь давно уже никого не было. Тем не менее, я нашел крышку подпола. Я же поддел ее штык-ножом, и, подняв, отбросил в сторону.
   - Ну, кто полезет? - спросил я. - Есть желающие?
   Лезть никому не хотелось, и все посмотрели на Данилова.
   - А что я-то сразу? - обиженно спросил он. - Ну, хоть спички-то дайте!
   Спички ему протянул Солоха. Рыжий посмотрел на нас выразительным взглядом, как Пьер Ришар на Жерара Депардье в фильме "Беглецы", и спустился вниз. Чиркнула спичка, я уловил вспышку огня.
   - О, блин! - вскричал Данилов. - Картошка!.. Старая, правда.
   - Ничего, - сказал я оптимистично. - Это гораздо лучше, чем ничего! Надо ее во что-то собрать, и двигать обратно. А то до хрена времени катаемся, там, наверное, уже все с голоду сдохли.
   Восканян и Боев стащили со стала скатерть, встряхнули ее, завязали как мешок, и передали Рыжему. Картошки оказалось не так много, как я думал. Да еще она и выглядела... Ну, как может выглядеть прошлогодняя картошка в апреле. И все-таки...
   Здесь же, в доме, мы разжились парой кастрюль. Поэтому, когда наша машина вернулась на позицию, где, как я и думал, про нас, кроме голодных бойцов, даже никто и не вспомнил, мы не стали печь картошку в золе, а почистили ее, как нормальные люди, и сварили в кастрюле. Соли было крайне мало, однако эту беду нам полностью компенсировал невероятно соленый сыр. Картошка и сыр. Пожалуй, впервые за много дней я почувствовал, что больше есть не хочу. Конечно, это не мясо... Ну и ладно! Картошка нам попадалась здесь еще много реже, чем мясо. Так что, получается, мы попробовали местный деликатес.
  
   Глава 6.
  
   Ну, все, слава Богу! Наконец-то вся наша техника, объехав где-то там далеко восстановленную дорогу, пошла на воссоединение с нами. Последние два дня прошли довольно скучно. Еще несколько раз мы обстреливали из минометов местность, так что запас трофейных, (как и доставленных нами самими), мин весьма уменьшился. Часть из них оказалась вообще неисправна, так что несколько раз пришлось разбирать минометы и ловить мины из ствола на руки.
   В остальное время бойцы рыскали по Агишбатою в поисках еды, имущества и приключений, но ничего нового найти уже не удавалось. Впрочем, нет - вру. Удалось найти несколько мягких покрывал и теплых одеял. Так что на земле больше никто не спал. Сам я заворачивался в большое, теплое, атласное одеяло... И спалось в нем, братцы, я вам скажу, лучше, чем где бы то ни было со мной раньше. Мне было тепло, а над головой, вместо потолка, царило глубокое, бездонное, звездное небо. "Открылась бездна - звезд полна; звездам числа нет - бездне - дна"! Лучше и не скажешь.
   Или вот еще - "бриллиантовые дороги, в темное время суток". Тоже неплохо!
   Днем же я читал книгу о вреде наркотиков. Эту брошюру я добыл еще в библиотеке Белготоя, собирался отдать Джимми Хендриксу, но забыл. А здесь случайно обнаружил. Так как делать мне было все равно нечего, я стал изучать текст.
   Бог мой! О вреде здесь было как раз не так уж и много. Зато масса информации о том, из чего производится тот или иной наркотик, как он изготавливается, какой эффект оказывает на сознание. Ну, просто краткая энциклопедия юного наркомана. Я уже начал сомневаться, стоит ли ее кому-нибудь еще показывать, или лучше просто сразу сжечь?
   Между тем, как-то раз я заметил, что в кузове, там, где у нас размещались таблетки, околачивается Кабан. Он доставал упаковки, внимательно читал названия, (вот уж не подумал бы, что этот деревенский увалень разбирается в медицинских терминах), и недовольно мычал.
   - Э, воин! - спросил я снизу. - Ты чего там забыл? Заболел?
   - Да, заболел, - ответил мне Кабан. - Живот болит.
   Его голос прозвучал, мягко говоря, фальшиво. "Не такие таблетки он там ищет!" - подумал я.
   - Ты в них все равно не разберешься! - опять крикнул я ему. - А отравиться насмерть можно запросто... И вообще, прекращай там лазать. Это ценное медицинское имущество.
   Кабан вылез из кузова и ушел. А я остался в раздумьях. "Ну и что теперь? Стоять у машины и охранять? Обещал же медик прийти и забрать все это барахло. Ну и где он есть"?
   Что-то действительно давно не видел я капитана Гафурова. Он жил где-то у Франчковского. Добираться до нашей пехоты было довольно далеко, и я ни разу туда не ходил.
   А зачем? Лишней еды там все равно не было. Да и вряд ли кто с нами и поделился бы. А так зачем тащиться? Чтобы увидеть Франчковского? Или Косача? Или даже Бессовестных? А зачем?
   Этим вечером все они и так сами проехали мимо меня. Уже на собственных БМП, разведчики - на трофейном "Урале", Вася Рац - с отбитым 120-мм минометом. И, наконец, показались наши "шишиги". Найданов махал своим беретом, мои кричали "Ура", из "шишиг" доносились ответные крики. Так обе половины нашей батареи воссоединились.
   Я запрыгнул в кабину к Армяну, поздоровался со своим водителем, а он сразу начал мне рассказывать, как его достал наш старшина, как он просил, чтобы его отпустили в пехоту хотя бы, но его никто, естественно, не отпустил, а папоротник вымотал ему всю душу.
   - А где старшина? - спросил я.
   - А-а... - махнул рукой Армян. - Он в обозе плетется, вместе с замполитом. Они и раньше-то... А теперь вообще не разлей вода!
   Вообще-то, уже начинало темнеть. Мы немного проехали, а потом встали. И ночевать нам пришлось прямо на дороге. Бойцы разожгли костры, начали что-то готовить, (то, что привезли с собой найдановские - у моих уже ничего не было), а я рассказывал Найданову о наших приключениях. Больше всего командира батареи поражало то, что у него прибавился еще один автомобиль. И еще один водитель.
   - Да ладно, Андрей! - говорил я. - Это же здорово! Наша батарея растет, развивается, расширяется. В следующий раз минометы найдем, или другую технику исправную!
   Про ту, которую мы расстреляли в самом Агишбатое, я предпочел не распространяться. Мало ли... Да и зачем? Спросят - скажу, не спросят - промолчу.
  -- Ах, да! - воскликнул Найданов. - Черт возьми! Совсем забыл! Та, наверное, жрать хочешь?
  -- Еще как! - ответил я. - А что? Бойцы вон готовят что-то. Подойдем, угостят.
  -- Погоди, - остановил меня Андрей. - Подожди тут.
   Он ушел к своей машине и вскоре вернулся с коробкой сухпая.
   - Это твоя, - протянул он мне ее.
   - Здорово! - признался я ему, и тут же, ничего не дожидаясь, достал банку гречневой каши с мясом, вскрыл ее штыке-ножом, достал ложку из бушлата, и всю съел.
   - Ну вот, теперь можно и дальше воевать, - вполне удовлетворенный, сказал я. Действительно, сытый желудок располагал к благодушию. Жизнь показалась гораздо приятнее, чем это было всего лишь полчаса тому назад.
   - Хлеб есть? - на всякий случай спросил я у Найданова.
   Он замялся, выразительно скривился, потом ответил:
   - Хлеб вроде есть... Но ты знаешь... Там такой хлеб. Проспиртованный.
   - Это как? - поразился я ответу.
   - Ну, как бы для лучшей сохранности и мягкости... Но есть его... У нас пробовали бойцы... Короче, потом сам попробуешь.
   Ну ладно. Потом увидим. В данный момент есть мне уже больше не хотелось.
   - Куда дальше, Андрей? - спросил я комбата. - Я слышал, говорят, что мы тут надолго зависнем.
   - Да разное говорят. Вряд ли здесь, прямо на дороге. Вот найдем место получше, и, может быть, опять тогда надолго встанем.
  
   Глава 7.
  
   На следующее утро, с постоянными частыми и продолжительными остановками, мы, до самого вечера, куда-то продвигались. Я пребывал в состоянии приятного ничегонеделания. Армян рулил, трогался, останавливался, кричал на других водителей, а я только рассматривал окрестности, и наблюдал за бурными телодвижениями своего водителя.
   В конце концов, к вечеру, рота Коли Лихачева, который, как оказалось, сменил не так давно старшего лейтенанта Тищенко, и наша батарея, свернули направо от основного направления, на другую дорогу, а от нее - еще немного направо, на достаточно обширную поляну, чтобы вместить нас всех, и остановились.
   Как обычно, поступил приказ на развертывание. Приказ мы, конечно, выполнили, но вяло, без энтузиазма, так как все были уверены, что это кратковременная вечерняя остановка, а завтра мы все снова погрузимся, и поедем дальше.
   Однако прошел день, потом еще один. И я внезапно почувствовал, что мы здесь надолго. Ну что же, значит, надо было обустраиваться основательнее.
   Перед нами стояла рота Коли Лихачева, позади - рота Франчковского. От дороги нас закрывал танк. С другой стороны был обрыв. Прямо за Колей Лихачевым находилась развилка. Одна дорога шла прямо в гору, переваливала через хребет, и дальше, естественно, мы ее не видели. Другая - огибала гору.
   Около развилки находился колодец. Самый настоящий! Вполне цивилизованный. Сверху, на каменном основании лежал бетонный круг; основание опиралось на другой такой же круг. Между ними из трубы небольшой струйкой текла вода. Это была очень хорошая вода, и хотя бы насчет этого можно было быть спокойным.
   Я продолжал спать на земле, закутавшись в свое одеяло. Честно говоря, просто устал спать в кабине сидя. И даже как-то меньше беспокоила вошь. А если уж совсем честно, то мне нравилось засыпать, наблюдая звездное небо. Мне хотелось домой. Почему-то дом у меня стойко ассоциировался со звездным небом, светом на веранде, вечернем чае... Старой яблоней, кирпичной дорожкой, звуками далекого поезда.... Я находил Большую Медведицу, и вспоминал вечер после школьного праздника, когда я гулял с девочкой, которая была мне очень симпатична. Как сейчас я слышал и свой, и ее голос. Вспоминал каждую фразу... И засыпал с улыбкой.
   На третий день, ближе к вечеру, к нам заявился Косач.
   - Привет! - поздоровался он. - Как дела?
   - Что нового, замполит? - спросил я его. - У тебя там и радио, и даже газеты, говорят, есть. Врут, наверное, да?
   - Ну, есть кое-что, - уклонился от ответа Косач. - У меня другая информация. Вы знаете, здесь на местном кладбище, похоронена мать пророка. Священные места.
   - И что? - грубо спросил Найданов.
   - Просили предупредить, чтобы если вдруг на этом кладбище окажетесь, гадить не надо. Нужно довести до личного состава. Больно уже тема деликатная. Тут уже соседние части успели отличиться, местные аксакалы приходи командованию жаловаться. Еще боевиков натравят...
   - Ну, блин, Косач, - заметил Найданов. - Во-первых, я лично на кладбищах не гажу. И бойцам запрещаю. Во-вторых, мы с боевиками и так воюем. Так что лишний раз натравливать... Это масло масляное.
   - Ладно, - вмешался я. - Это все понятно. Мне вот что интересно. Откуда здесь мать пророка? Ты вот, Косач, подумай, где Аравия, а где Чечня! Что она тут, интересно, забыла?
   Замполит смутился.
   - Ну, возможно, это мать какого-то другого пророка, - промямлил он. - Я же точно не знаю, сколько их было, пророков этих? Может, их много было. Я в училище Коран не изучал.
   - Ты, наверное, Тору изучал! Или Талмуд! - засмеялся Найданов.
   Замполит, похоже, обиделся.
   - Да ладно, не обижайся, - хлопнул я Косача по плечу. - Я тоже не изучал Коран.
   - А в Библии разбираешься?
   Я подумал, потом утвердительно кивнул:
   - Я, конечно, не очень хорошо разбираюсь в Ветхом Завете. Там, помню, толпа евреев постоянно кого-то била, потом их кто-то бил. И еще они постоянно требовали от Бога каких-то немыслимых милостей и поддержки. А вот Новый Завет знаю неплохо.
   - А-а, - отмахнулся Найданов, - все это еврейские штучки!
   - Ну, скажем, - выступил я в защиту христианской религии, - Христос был не евреем, а галилеяниным. А это не евреи. Там как-то сложно все было... с национальностями. Да и вообще, Христос сказал, что для него нет ни эллина, ни иудея. Короче, главное, верь в него, и оно обещает тебе спасение. Вот евреи и взбесились. У них же все по крови решается. Еврей - человек, остальные - так...
   - Да ты антисемит! - воскликнул Косач.
   - Иди ты в баню! - теперь уже обиделся я. - Чего ты гонишь? Я к ним безразличен... Хотя, вот был у нас в институте один препод - еврей. Все куда щемился, все что-то выискивал, вынюхивал... Я думал, поклеп на евреев люди возводят. Оказывается, и правда такие вот бывают. Надо же!
   - Ну ладно, - прервал нашу скользкую беседу Косач. - Я еще к Лихачеву схожу, разъясню. Мне пора.
   Замполит ушел, а Андрей обратился ко мне:
   - Правда, что ли, сказать пойти бойцам?
   - А, не сходи с ума! - ответил я. - Когда мы на это кладбище попадем? Где оно? Как его искать-то вообще? Хрень все это! Мы все равно тут будем сидеть еще Бог его знает сколько! Забудь...
   Мне вот гораздо больше хотелось посмотреть телевизор, который, как я видел и слышал, находился в палатке у Франчковского. Кроме ротного, там жили два денщика и капитан Гафуров. Гаджи постепенно перетаскивал лекарства из нашей машины куда-то к себе. Я не возражал, Найданов тоже. Но вот только пойти посмотреть телевизор я не мог. Как-то раз хотел заикнуться, а потом посмотрел на Франчковкого... И передумал.
   В конце концов, я нашел в одной из наших "шишиг" Швейка! Целую книгу. Несколько страниц, правда, были выдраны... Но это было терпимо. Зато я мог перечитать бессмертное произведение Ярослава Гашека... И сопоставить с нашей действительностью.
   И чем дальше я читал, тем меньше мне хотелось смеяться, и тем больше я приходил в ужас. Восемьдесят два года прошло с описываемых событий, а не изменилось, можно сказать, ничего. И несмотря даже на то, что Гашек писал об австрийской армии, все было так похоже...
   Солнце, тепло и свежий воздух исчезли на третий день. Нет, свежий воздух не исчез. Исчезли солнце и тепло. Небо заволокло, по утрам поднимался густой туман, а воздух был насквозь пропитан сыростью. Все, ночевка под открытым небом закончилась. Я резко перебрался в кабину, и так же резко оживилась вошь. Причем так оживилась, что полночи я проводил за почесываниями. Ноги мои были расчесаны до крови, и я всерьез опасался, что в одну из ран может попасть такая гадость, что стрептодермия покажется легких насморком. Одеколон мой, (как тот, что я взял из Темир-Хан-Шуры, как и тот, что я нашел в Белготое), давно закончились, и протирать раны, руки и лицо было нечем.
   Несколько раз прошел дождь, и те окопы, которые мы вырыли под минометы и ящики с боеприпасами, наполнились водой. Ящики пришлось срочно грузить обратно в машины, ну а на минометы пока махнули рукой. Запасы нормальной еды закончились, и, со вздохами и матом, мы начали пробовать проспиртованный хлеб.
   Я попробовал... И выплюнул. Какая гадость! Вы можете себе представить, что водку надо не пить, а жевать? Вот именно жевать? При этом никакого опьянения нет, и не предвидится. Как этого удалось добиться, я не знал. Но эффект был именно такой - страшная горечь без малейшей компенсации. Я отказался от такого счастья. Все остальные - тоже. Пришлось перейти на одно мясо, но при этом почти закончилась соль. А есть мясо без хлеба и соли... Это вам не колбаса!
   Честно говоря, у меня началась депрессия. Постоянная чесотка, невкусная пресная еда, сырость, безделье, грязь. И никаких перспектив. Несколько я раз я обходил окрестности, конечно, стараясь соблюдать некоторые меры предосторожности. Мало ли кто может крутиться возле нас. Ничего интересного обнаружить мне не удалось, за исключением одного дерева, на котором кто-то довольно давно вырезал - "1988 г". Кто вырезал, зачем вырезал? Ну, увидел я его знак, ну и что? Что мне или ему это дало? Ничего.
   Да, вот еще что. Здесь, в лесу, было разбросано довольно много больших турецких банок из под масла. Их желтый цвет был мне хорошо знаком. Эта "гуманитарка" шла явно не нам, и явно не из федерального центра. Мы считали, что это была помощь боевикам со стороны Турции. Какой из всего этого следовал вывод? Да очень простой - боевики здесь были. И ушли не так давно. А может, и не ушли вовсе - а скрываются вон за той горой. Или даже спят ночью в "таинственном" доме.
   Этот "таинственный" дом обнаружил я. По крайней мере, для нашей батареи. Может быть, кто-то из пехоты нашел его раньше меня, может быть, танкисты, которые жили около нас, побывали в этом доме еще до того, как я его увидел. Не знаю. Никто об этом нам ничего не говорил. Так что Найданова и бойцов просветил по этой части именно я.
   А дело было так. Однажды, в сырой, туманный, но, к счастью, не дождливый день, я прошел мимо палатки танкистов, перешел дорогу, и решил пойти прямо на запад, посмотреть, что там есть интересного. Путь мой шел под уклон, и идти было нетрудно. Подойдя к изгороди, я проверил в карманах гранаты, и передернул затвор автомата. Наличие изгороди свидетельствовало о том, что эта земля кому-то принадлежит. Изгородь была несерьезная, так, от скотины. И у нас я видел такие. Несколько длинных палок, одна сверху, одна снизу, через определенные промежутки привязанных к опорным кольям. Для человека преодолеть такое заграждение не составит никакого труда, (если, он, конечно, здоров), а вот, например, коровам пройти его нельзя никак. Разве что снести рогами.
   Я пролез между жердинами, и отправился дальше. Со стороны горы меня скрывал туман, так что если даже кто-то там нас и "пас", то увидеть меня у него не было никакой возможности. Поэтому я почти безбоязненно шел и шел вниз, преодолел еще одну похожую на предыдущую, изгородь, и оказался около источника. Вода бежала куда-то в сторону небольшим ручейком, и около него стояла аккуратная скамеечка.
   Я присел, достал фляжку, набрал воды. Попробовал... М-да, вкусна была водица! Конечно, ничего плохого я не мог сказать и про тот источник, из которого вся наша часть сейчас набирала воду, но все-таки это был эксклюзив! Согласитесь, что эксклюзив всегда добавляет немного дополнительного вкуса чему бы то ни было - от воды до водки.
   Несколько минут я бездумно сидел, уставившись на бегущую воду, и размышляя, не закончить ли на этом мою одиночную экспедицию, и не вернуться ли обратно? Но потом, представив, что я сейчас вернусь, и мне снова абсолютно нечего будет делать, я решительно поднялся, и пошел дальше. Признаюсь, я даже немного начал понимать покойного бедолагу Папена, который когда вот так на Харами чуть было не дошел до самого Ведено, и не подвел нас с Васей Рацем под монастырь.
   А дальше я вышел к сараю. Он был пуст, я нашел в нем только прошлогоднее сено, старую ржавую косу, и еще один держак с обломанным концом. И ничего более. Через сотню метров от сарая я натолкнулся на дом.
   Хотя, честно говоря, это было большое преувеличение. Домом назвать это было пока нельзя. По той простой причине, что он еще только строился.
   Я замер, и прислушался. Было тихо. Очень тихо. Не услышав и не заметив чего-либо подозрительного, я прошел внутрь. Ничего интересного - куча строительных материалов, но инструментов нет. До гордого звания дома этому сооружению было еще очень далеко. Я обошел все - вдруг здесь есть какие тайники? Металлоискатель бы! А так, на первый взгляд, как будто ничего и нет. Вообще-то, вернусь, надо будет саперам сказать - пусть изучат тщательно. Если что найдут... Получу хотя бы моральное удовлетворение. И то неплохо. Будет, что рассказывать внукам в старости.
   Я вышел наружу, туман впереди немного разошелся, и моему взору представилась новая изгородь, а за ней, немного далее, угадывалась еще одна. Я решил, что дальше идти совершенно незачем, тем более что назад надо было возвращаться на подъем. А когда идешь вверх, сил тратишь на порядок больше, чем вниз. Так что силы мне были нужны. Я повернул назад, и, проходя мимо родника, еще раз напился, и набрал воды во фляжку.
   Вернувшись, прежде чем сходить к саперам, я поделился своим открытием с Найдановым и бойцами. Между прочим, мне показалось, что они проявили к моему открытию неподдельный интерес - особенно сержанты из первой минометной. Я тут же догадался, о чем они подумали.
   Дело в том, что, в отличие от моих, расчеты Найданова не привыкли жить в машинах. Да они у них и не были под это дело приспособлены. Бойцы Найданова, если вы помните, почти всегда жили в палатках, а здесь поставить их было негде. Как-то так получилось, что нам не хватало под это места. В результате часть бойцов вообще обитала под машинами. Они сделали себе что-то вроде стен из плащ-палаток, постелили там матрацы и одеяла - там и спали. Но, знаете ли, от дождя и сырости это как-то все не очень помогало. Услышав о стройматериалах, обитатели "подмашинного" пространства сильно оживились, и, выспросив меня о дороге, (да там и объяснять-то особо нечего было), дружной командой отправились в указанном мной направлении.
   Я же пошел к саперам. Пока я отсутствовал, к Найданову вернулся Зерниев, обрисовал ситуацию, и попросил машину Солохи, чтобы подъехать и набрать нужных стройматериалов для строительства комфортабельной землянки.
   А что Найданов? Что он, должен был озаботиться имущественными правами неизвестных нам владельцев дома? Да уж точно! Ага, сейчас! ... Конечно, он разрешил. Через час "шишига" Солохи вернулась с досками, ДСП, кирпичами, и бревнами. Землянку решили делать в склоне, чтобы меньше копать земли. Куда девались унынье и лень! И, несмотря на то, что на следующий день внезапно вышло солнце и припекло так, что из земли пошел пар, строительство пошло с невиданным энтузиазмом. Нашлись и топоры, и пилы. Гвозди привезли оттуда же - из недостроенной усадьбы.
   Кстати, саперы тоже там побывали. Ничего интересного они там не нашли, как ни старались, зато забрали из дома все, что не взяли наши минометчики. Между прочим, частично разобрав даже то, что уже было построено. Я обнаружил это, когда в следующий раз посетил эти места в своих путешествиях.
   Строго говоря, я ожидал скандала. Мне представлялось, что хозяева усадьбы рано или поздно должны заявиться, и устроить скандал. Однако шли дни, а ничего подобного не происходило.
   Более того, вскоре Найданов передал мне информацию от разведчиков, что в тех местах они видели двух чечен на лошадях с ручными пулеметами.
   - Все-таки, наверное, не простой это домик, - сказал я Найданову. - Надо сказать бойцам, чтобы они аккуратнее туда наведывались. Да и что там больше делать? Все ценное уже вывезли.
   А про себя подумал: "Тем более, и мне там делать нечего".
   Однако я ошибся. Мы не только наведались в усадьбу. Мы отправились туда всей батареей! И опять причиной этому послужило мое новое открытие.
   Однажды я перебирал лекарства, которые из "шишиги" Солохи не успел еще перетащить к себе Гаджи, и совершенно внезапно для себя обнаружил там средство от вшей.
   Сначала у меня захолонуло сердце; я уже готов был закричать - "Вот оно! Спасение! Спасение от этого бесконечного ужаса!" - но вовремя взглянул на аннотацию. Мой восторг сдулся как шарик. Текст на хорошем русском языке гласил, что данный препарат предназначен для борьбы с лобковыми вшами, и вшами в голове. Меня такие совсем и не мучили. Меня, если быть точным, как и всех, впрочем, остальных, сосали вши бельевые. Впрочем, чем черт не шутит! Я прикинул, что, на всякий случай, можно полечиться и этим средством, раз нет никакого другого. Не пропадать же добру!
   Я пошел к Найданову, рассказал о находке, и он загорелся идеей обмыть этим шампунем весь наш личный состав. Он объявил свою волю подчиненным, те подумали, и никто не стал возражать. А мыться по очереди, человек по пять - шесть, мы ходили к источнику в усадьбе. Средства, которое я обнаружил, оказалось не так уж и много, и все оно ушло исключительно на нашу батарею.
   Освеженный лечебным душем, я вернулся обратно в расположение, и тут на нас всех свалилась новая удача! Я никогда раньше не слышал, что удача, так же как беда, не приходит одна, но тут произошло именно это. Нам привезли "гуманитарку"! Нам привезли трусы, носки и майки! Майку я пропустил, (не очень-то и хотелось), а вот носки и трусы мне достались. Я тут же натянул их, и почувствовал себя практически белым человеком!
   Конечно, никаких иллюзий я не питал. Я прекрасно представлял себе, что максимум недели через две мне придется выбросить и трусы, и носки в связи с полным физическим износом. Однако хотя бы эти две недели у меня были.
  
   Глава 8.
  
   Хочешь - не хочешь, а я проснулся окончательно. Уставшие насекомые, терзавшие меня всю ночь напролет, под утро угомонились, и мне все-таки удалось смежить веки на несколько часов, несмотря на искусанное ноющее тело. Конечно, трусы у меня были новые... Зато все остальное - старое! И вытравить оттуда насекомых мне было нечем. Для себя я уже давно решил, что если мне удастся вернуться в Темир-Хан-Шуру, то все свои шмотки я просто сожгу. Не буду ни кипятить, ни чистить, ни дизенфицировать. Сожгу и все.
   Я решительно сбросил с себя мягкое стеганое одеяло, и тихо отворил дверцу. На нашей половине поляны все еще спали. Я взглянул на небо. Поднималось жаркое весеннее горное солнце - уже третий день подряд. Если учесть, что до этого неделю стоял омерзительный туман и холод, не дававший возможности раздеться и выкурить проклятую вошь, то настроение мое с самого утра было приподнятым. Я прошел по линии окопов, умылся из любимой лужи и еще раз полюбовался удивительной красотой этих мест.
   Естественно, сразу после пробуждения, я вспомнил о вчерашнем неожиданном предложении Франчковского о проведении спортивных соревнований на приз командования сводного батальона...
   -Что за суперприз? - несколько глупо спросил я, когда на совещание по этому поводу собрались все уже буквально опухшие от безделья офицеры.
   Франчковский посмотрел на меня как на божью коровку и процедил:
   -Друг мой, из конфиденциальных источников поступила информация, что наши доблестные воины надыбали сухих дрожжей и мешок сахара. Операция по изъятию контрабанды мною уже проведена. Между прочим, зачинщики из вашей батареи, товарищ Найданов!
   Он воздел персты в сторону моего непосредственного начальника. Андрей, как это с ним частенько бывало, выпучил глаза и стал наливаться кровью. Но Франчковский уже успел перевести свой корявый палец вверх и напыщенно продолжил:
   -Но! Извлечем пользу и обратим злое начало в доброе! Чтобы пресечь беспорядки и поднять дух войск, заставим их поработать сначала. А для этого проведем большие спортивные соревнования, где главным призом будет ...(он выдержал эффектную паузу)... право на производство браги!
   - Все равно ведь сделают и напьются, так хоть заставим их немного побегать, - рассудительно добавил он.
   Мы долго смеялись, (ржали - если точнее), но предложение одобрили сразу; кто бы ни выиграл, а уж свою долю мы получим однозначно.
   Единственно, Урфин Джюс сразу предупредил, что если его бойцы победят, то нам ничего не светит. Мы потрепали его по плечам, и посоветовали идти давить вшей: пусть им свои сказки рассказывает, и своим деревянным солдатам.
   После принципиального согласия всех присутствующих, председательствующий Франчковский огласил лично им составленную программу соревнований. Она включала военно-спортивную эстафету и бокс.
   Ну, с эстафетой понятно - это неизбежно, сам Бог велел. Но бокс?
   - Слушай, друг, - задушевно пропел Урфин Джюс. - У тебя что, перчатки боксерские есть? Чем они махаться будут?
   - Не махаться, а боксировать! Я все продумал. Обмотают руки тряпьем и достаточно.
   Я, Найданов и Коля Лихачев только озадаченно пожали плечами. Потом все три командира рот и Андрей пошли определять предстоящую трассу и этапы прохождения, а я поспешил донести до подчиненных столь неординарную новость.
   Подчиненные уныло давились мясом. "Хлебушка бы!" - так и читалось в их тоскливых глазах.
   - Солдаты! - обратился я к ним. - Есть возможность напиться и забыться!
   - Грешно смеяться над бедными людьми, - весьма осторожно ответил Кабан. Я даже не сомневался, что сидящий рядом с ним Солоха, и был главным инициатором добычи алкогольных ингредиентов, позднее утерянных, но даже в его глазах мелькнула явная заинтересованность. (А может все-таки Армян? Да ну, нет! Насколько я знаю своего водителя, к спиртному-то, он, как раз, довольно равнодушен).
   Джимми Хендрикс, как потенциальный капитан команды, попросил разъяснений. Я достаточно подробно описал оперативную обстановку; единственное, чего я сам толком не знал - это программы соревнований. Но тут подоспел возбужденный Найданов.
   - - Андроид, - заорал командир с порога слышимости, - готовься в боксеры! Тебя будут больно бить!
   Андронов начал артачиться, но до сих пор молчавший Солоха отрезал:
   - Будешь биться.
   И Андроид потух....
   Раздался разъяренный вопль Франчковского, и я вздрогнул. Славная утренняя тишина закончилась. По всему расположению зашевелились фигуры цвета хаки. Из кабины высунулся заспанный и недовольный Найданов:
   - Опять Франчковский орет? Чтоб он голос сорвал, паразит. Весь сон испортил. А я женщину видел! Же-е-енщину!
   Он сладко потянулся, а я вежливо сказал:
   - Андрюха! Сегодня Игры Доброй Неволи на приз зеленого змия, ты забыл?
   - Ага, забудешь тут. Андроид! Ты в форме?!
   Андронов, надо сказать, был здоровым, толстым, довольно упрямым парнем. Тем не менее, предстоящие возможные побои уже наложили мрачную тень на его чело. От начальственного окрика он нахмурился еще больше, и отчего-то потрогал свою могучую челюсть.
   Для эстафеты подобрали задачи, соответствующие боевой обстановке. Форма одежды стандартная: сапоги, броники, каски. Франчковский настаивал на использовании противогазов, но после проведенной ревизии с ужасом обнаружил, что за долгие месяцы похода противогазы даже в его собственной роте как-то исчезли сами по себе. Сгоряча ротный хотел было избить каждого отдельного бойца по очереди, но, после некоторого размышления, передумал.
   Первым этапом эстафеты оказалось ползание по-пластунски. Так как форма у участников все равно была грязной до безобразия, то испортить ее сильнее не представлялось возможным. А вот сил у спортсменов упражнение должно было отнять много. Кто не верит, пусть попробует сам.
   Далее - бег на короткую дистанцию, занятие огневой позиции, окапывание, стрельба по мишеням, метание саперных лопат и штык-ножей в деревья. А потом - бокс.
   Не знаю, как у других, а в нашей батарее собрать состав сборной было нелегко. Боксер нашелся, но вот с многоборцами дело обстояло гораздо хуже. Относительно легко можно было бы заставить соревноваться припаханных, (например, Рамира), но что с того толку - победить они были не в состоянии даже под страхом смерти, ибо были замучены повседневной работой, а на жизнь смотрели довольно уныло и пессимистически.
   Сержанты колебались: то ли не хотели бегать на потеху публике, то ли просто не было желания физически напрягаться, но все как-то отнекивались.
   Завербовался, после недолгого раздумья, лишь мужественный Кабан - просто и без комплексов. После его согласия осталось набрать еще четырех героев.
   Найданов, как обычно, долго убеждал, угрожал, просто приказывал - не помогло. Тогда он собрал командиров расчетов и предложил последний китайский вариант. От четырех расчетов командиры должны были выделить по одному спортсмену. Расчет Джимми Хендрикса освободили от мобилизации - от них уже выделился по собственной инициативе товарищ Кабан.
   Одно условие - это должны были быть крепкие парни. После горячей дискуссии с использованием не вполне парламентских выражений Андрей умыл руки и опять полез спать в машину. Я внимательно слушал, но ничего не говорил, потому что все-таки сумел достать у медика Гаджи свежие (месячной давности) газеты, и торопился их прочесть, пока не отобрали.
   Краем уха я слышал шумный диспут среди подчиненных, но меня больше волновала статья об успехах родного "Ротора", чем надоедливые окружающие.
   Примерно через час товарища Найданова посетила дружественная делегация.
   Джимми Хендрикс и иже с ним привели на просмотр к командиру кандидатов в сборную. Андрюха сразу же состроил скептическую мину, но я мгновенно заметил плохо скрываемое торжество, которое сквозило во всех его движениях. Ему теперь до фени стали все спортивные результаты; он добился главной личной победы - уломал подчиненных. До сих пор ему приходилось зарабатывать свой несчастный авторитет. Конечно, следующий призыв был бы в руках Андрея и телом и душой. Но это следующий... А пока приходилось работать с тем, что было.
   Пока я глубокомысленно предавался созерцанию газет, Андрей осматривал будущих спортсменов. Расчет Ситникова выдвинул в истязаемые Данилова - не самую плохую кандидатуру: не могучий Андроид, конечно, но и не хилый Рамир. От расчета Ослина был представлен сам Ослин. О! Этого и я не ожидал! Что его подвигло на этот подвиг, отвечать он не захотел. Если вы думаете, что он не мог заставить подчиненных, то сильно ошибаетесь. В своем расчете Ослин властвовал самодержавно, и что послужило поводом к столь человечному его поступку, я так и не решил. Ну и ладно - это не столь важно.
   Расчет Абромовича представил рядового Пятницкого. А от расчета Боева вызвался сам Боев. С его кандидатурой я был согласен руками и ногами. Он постоянно пыхтел с гантелями, гирями и в периоды массовых реквизиций, как он мне сам сказал, (и я ему верил), фанатично искал штангу - пока не удачно. А вот Пятницкий, вне всякого сомнения, стал козлом отпущения. Командир батареи не захотел омрачать себе праздник послушания и не стал поднимать скандала из-за очевидного саботажа сержанта Абрамовича. Тем более что это был, вообще-то, "мой" сержант...
   Пару дней сборники тренировались. Получалось довольно хреново, но я не думал, что пехота сильно превосходит нашу команду во всех компонентах. Я почти угадал, кроме маленького нюанса. Но об этом позже...
   Понурые, совсем не похожие на олимпиоников, участники соревнований надевали амуницию, без конца щелкали затворами автоматов и попутно выслушивали тренерскую установку.
   Наконец, к месту старта подтянулась пехота. Впереди, как обреченные гладиаторы, тяжело шагали напряженные участники соревнований, сопровождаемые шумной толпой болельщиков - приколистов. (Видимо, особо их радовало то, что в данный момент не они будут "умирать" на полосе препятствий, а ведь все могло быть и наоборот!). Отдельно, торопливой походкой пробирались к своим местам офицеры - наблюдатели за этапами. Главным судьей единодушно избрали медика Гаджи как человека относительно нейтрального, и, в любом случае, честного.
   Гаджи отнесся к своей миссии крайне серьезно. Вооружился секундомером и свистком, появление которого озадачило не только меня, и встал у точки старта как арбитр в центральном круге - такой же строгий и решительный. Участники подошли к рубежу и первые в эстафете напряглись...
   Мы долго думали вместе с Найдановым, кого же отправить на старт первым. Вся ответственность этого человека состояла в том, что ему единственному необходимо было отрыть окоп для стрельбы лежа; все остальные должны были воспользоваться готовым. На предварительных тренировках Андрей испробовал этот элемент: у Кабана получалось быстрее всех, но окоп выглядел довольно топорно, (как и сам создатель, к слову сказать); окоп Боева сошел бы даже за эталон, но выкапывал его мой сержант почти в полтора раза дольше.
   - Кто будет обслуживать этап? - спросил я.
   Андрей пожевал губами и нервно дернул головой:
   - Урфин Джюс.
   - А что предпочитает Урфин Джюс: красоту, скорость, что-то еще?
   -Урфин Джюс предпочитает своих деревянных солдат... Откуда я знаю?
   Мы помолчали. Я ткнул пальцем в небо:
   - Давай поставим Кабана. Этого, по крайней мере, ни чем не смутишь.
   Так флагманом нашей команды стал Кабан...
   Гаджи свистнул. Кабан упал на брюхо и пополз как змея, хотя, наверное, сверху он напоминал огромную черепаху. Я разглядел, что саперная лопатка, (которые, кстати, нам пришлось занять у пехоты, ибо нам они по штату не положены) сползла ему под живот. Я представил, как она втыкается ему черенком в разной степени болезненности места, и мне на мгновение стало его жалко. Тем не менее, по скорости он шел вторым. Рев болельщиков стоял как на стадионе.
   За просвет между телом и землей начислялись штрафные очки. Гаджи лично контролировал первый этап, и я с удовлетворением отметил, что пехота уже заработала себе по паре "бананов". Таким образом, виртуальный результат нашего флагмана оказался лучше физического. Дойдя до рубежа окончания первого этапа, Кабан поднялся и понесся к контрольному пункту номер два, где дежурил прапорщик - специалист по технической части. Этап был скрыт от взоров почтенной публики, но вскоре мы увидели спортсменов, пыхтящих на третий рубеж, а в это время ползли к цели наши следующие номера. Правда, интерес к ним пропал, а зрители устремились к этапу номер три, где первые номера корпели над окопами. Пот катил с них градом, и я не сомневаюсь, что Кабан сто раз уже проклял эти соревнования, свое безрассудство, нас, войну и многое, многое другое...
   На линии огня стояли желтые, хорошо заметные банки из-под турецкого масла, как я уже говорил, в изобилии разбросанные в данной местности отступившими боевиками. Урфин Джюс, в азарте организатора, даже агитировал за поездку в ближайший населенный пункт для реквизиции стеклянной посуды, которая великолепно разлеталась бы на кусочки при удачном выстреле, но Франчковский вполне резонно рассудил, что такое дело может стать последней каплей недовольства вышестоящего командования, которое и так постоянно грозилось сжечь, по примеру Александра Македонского, все обозы нашей великой части, и посоветовал не слишком наглеть. Урфин Джюс обиделся, но от идеи отказался....
   После бега и рытья руки у солдат тряслись, и стрельба прошла из рук вон плохо. Да уж, не биатлонисты, конечно. Однако отстрелялись, и первые номера рванули на последний этап: метание саперных лопат и штык-ножей. В качестве мишеней избрали помеченные краской деревья - просто и удобно.
   В еще теплые окопы опустились вторые номера. Они не копали тяжелую местную почву и их огневые успехи оказались на два порядка выше, чем у предшественников. Банки-мишени превратились в решето.
   На четвертом, и последнем, этапе, где, кстати, дежурил именно Найданов, штрафные очки начислялись в трех вариантах: метнул, попал, но не воткнулось; метнул, но никуда не попал; не смог метнуть.
   Было скромно, но радостно, что все мои подчиненные хотя бы попали в дерево. А Пятницкий, на которого я не поставил бы и ломаный грош, чисто случайно, но ухитрился воткнуть штык-нож как положено. Наверное, на него подействовало личное присутствие командира батареи.
   У солдат Франчковского два ножа улетело мимо дерева - от излишнего усердия. Их командир помрачнел, искать штык-ножи в буреломе можно долго и безуспешно. Но за него беспокоиться не стоило: при необходимости он мог заставить своих солдат перекопать весь лес, но найти казенное имущество - по крайней мере, теоретически такое было возможно.
   Когда последний участник соревнований вернулся на исходную позицию, а это был солдат Коли Лихачева, главный судья щелкнул секундомером и пригласил всех контролеров этапов на подсчет штрафных очков. Через несколько минут Андрей вернулся очень разочарованным - как оказалось, мы шли только третьими. Оставалась одна надежда на бокс - на нашего непробиваемого Андроида. Я поискал его глазами, и они чуть было не вылезли у меня на лоб - Андроид разминался! Сам, и без посторонней помощи.
   Когда Франчковский принес боксерские перчатки, все обомлели. И ведь молчал, ничего не говорил, хотя спрашивали. Вот сюрприз так сюрприз!
   Но это был не сюрприз - это было так, ерунда. Всю тонкость замысла я понял только тогда, когда в полуфинале жребий, (короткие и длинные спички в руках главного судьи), свел нашего боксера с представителем Франчковского. Конечно, он был на голову ниже нашего, но когда раздался свисток первого раунда, я понял, почему хитрый Франчковский так настаивал на боксе. Его парень явно посещал спортивную школу или, на худой конец, спортивную секцию.
   Андроид попытался боковыми ударами с обеих рук ошеломить соперника, но тот легко ушел, увеличив расстояние, затем сам двинулся в контратаку, поднырнул под правую руку нерасторопного Андронова и врезал оппоненту в глаз. Наш боец не упал, но от активных действий отказался сразу. Теперь он только пытался защищаться. Профессионал кружил вокруг него как коршун. Вот он как будто бы подставился, и когда соблазненный Андроид попытался провести прямой удар, подловил его на противоходе и попал в челюсть. Раздались два вопля: Андроида и Найданова.
   - Ты чего, гад, творишь!? - орал наш командир на Франчковского, - ты что мне моего андроида калечишь!? Ты мне нового достанешь!? Или этого отремонтируешь!? Прекращай бой!
   Поединок закончился за явным преимуществом. Я был так зол и расстроен, что финал смотреть не стал - результат все равно был известен заранее.
   О какой честной борьбе могла идти речь? (Ну, хотя, это же Франчковский! Сразу можно было бы догадаться, что у него по четыре туза в каждом рукаве).
   Мои минометчики тоже сидели на пустых ящиках нахмуренные и злые. Я, ни на кого не глядя, заполз в кабину и закрыл глаза. Не открывая их, почувствовал, как на соседнее сидение опустился Найданов. Говорить не хотелось. Не хотелось даже тащится в третью роту получать свой ликеро-водочный "паек".
   - Я видел Солоху, - прервал молчание Андрей, - он молчит, но так это не оставит.
   - Я знаю, - ответил я и подумал - "Что-то будет...".
   Следующее утро, как обычно, началось с ужасного вопля Франчковского, столь ясного, чистого и пронзительного, что казалось труба Судного Дня подымает навек усопших на последнюю разборку.
   Мы с Найдановым сразу же побежали туда. У меня были весьма нехорошие предчувствия.
   И точно. Франчковский орал как сирена. Одна из сторон его палатки была аккуратно надрезана, и видно, было, что через отверстие что-то вытаскивали.
   - Наверное, наши черти утащили сахар и дрожжи у Франчковского, - шепнул мне на ухо Андрей.
   - Да этот ротный вообще расслабился не по-детски, - также шепотом ответил я комбату. - Совсем мышей ловить перестал.
   Однако, подойдя к визжащему и брызгающему во все стороны слюной лейтенанту, я понял причину, по которой он проспал все на свете. Изо рта ротного явственно шел до боли мне знакомый запах хорошего перегара.
   - Ну и чего ты кричишь? - наивно спросил подбежавший чуть позже нас Коля Лихачев. - Что случилось? У тебя сахар с дрожжами сперли? Да?
   - Может, это твои, - нашел, наконец-то, объект для наезда Франчковский. - Твои, да?
   Однако пару секунд спустя он передумал, и повернулся к нам:
   - Нет, это ваши. Это ваши, больше некому. Это минометчики... Вы уже превратились в настоящих мародеров, а теперь - в грабителей... Все. Пошли, посмотрим ваше хозяйство.
   Вообще, это было, конечно, очень нагло. Командир соседней роты не должен проверять наше имущество. Мы ему что, подчиненные что ли? Однако и факт воровства был неоспорим, и, как не крути, это было серьезное ЧП. Я не сомневался, что Франчковский пойдет к командиру батальона, там подключится наш "любимый" замполит, "обожаемый" всеми моими бойцами старшина... Поганая будет история.
   Я, также как и Найданов, (а я в этом не сомневался), предполагал, что если эту кражу возмездия совершили наши сержанты, то у них хватило ума спрятать имущество так, что никакой Франчковский не найдет.
   Поэтому я предложил Найданову согласиться на обыск. Пусть его! Пусть ищет. Сам же будет выглядеть как дурак, если не найдет. Если бы ротный не был с перепою, то наверняка сообразил бы, что сам же и будет выглядеть посмешищем. Но раз он этого не понимает... Да милости просим! Ищите, пожалуйста!
   Мы втроем пришли к нашим машинам, Найданов построил батарею, описал ситуацию, и предложил отойти, чтобы Франчковский смог провести обыск машин. Как я и предполагал, никто не стал возражать.
   Ситников пытался, правда, протестовать, намекая, что негоже нам - Найданову и мне - поддаваться на такое давление, типа это красит нас, как офицеров, но Андрей сказал, что дело чрезвычайное, и лучше опровергнуть все обвинения самым красноречивым путем.
   Франчковский позвал на помощь Гаджи, и вдвоем они осмотрели практически все. Все-таки такое количество сахара - это не иголка в стоге сена, и искать его малость попроще. Франчковский залез даже в нашу землянку - блиндаж. Но и там было глухо.
   Обозленный ротный отправился к Коле Лихачеву, и бойцы начали удалять следы пребывания слишком энергичного лейтенанта в нашем расположении.
   К вечеру, когда все совсем улеглось, я спросил у довольного Солохи, куда он дел похищенное. Паче чаяния, он не стал корчить невинность, и сразу ответил:
   - Да в тот самый дом и отнесли.
   - Ночью? - поразился я.
   - Ну да, ночью. Да нас много было! Когда много, не страшно. Сегодня к вечеру пойдем, замутим брагу. Тем более, там и источник с водой рядом...
  
   Глава 9.
  
   Следующим вечером мы сидели с Андреем вдвоем в кабине, пили из фляжек брагу, и закусывали сэкономленным комбатом сухим пайком. После вчерашней истории пить в открытую было опасно, тем более, что палатки Фрначковского находились совсем недалеко, и воленс-ноленс, нам пришлось пить вдвоем. Кроме того, мы предупредили бойцов о крайней степени осторожности, и они пили потихоньку у себя в блиндаже.
   Пойло не было таким крепким, чтобы личный состав потерял чувство меры, но эффект давал. Тем более что упал оно на хорошо подготовленную многомесячной трезвостью почву.
   Через полчаса мы с Найдановым разговаривали обо всем на свете, и все находили волнующим, интригующим и крайне интересным. Зашел разговор и о женщинах.
   - Эх, блин, золотое время было в училище, - мечтательно проговорил Андрей после очередного глотка.
   - А чего ты вообще в училище-то пошел? - спросил я.
   - Я? Очень просто. У меня отец военный. Ну, и куда я должен был, по-твоему, еще идти? Для меня армия с детства дом родной... Ну, конечно, Дагестан, не то место, где я хотел бы служить... Но, на первое время... Потом отец поможет куда-нибудь перевестись.
   - И тебя отец сюда отпустил? - поразился я. - Хотя, чего я спрашиваю? Он у тебя, наверное, принципиальный.
   - Ну да! - Найданов совсем не обиделся, (чего я, честно говоря, боялся). - Так оно и есть! Он в Афгане воевал. И сказал мне, что настоящий мужик не должен ничего бояться. Иначе, какой же он мужик? Тем более - офицер.
   - Кстати, а у тебя дети есть? - Внезапно спросил он у меня.
   - Нет, - коротко ответил я. Тема детей мне была не очень приятна. Сразу вспомнилась супруга, и ее нежелание связывать себя чем-то до моего возвращения из армии.
   - А у меня есть! - гордо сказал Найданов.
   Если бы я не был уже прилично пьян, я бы подпрыгнул на месте.
   - Откуда? - поразился я. - Ты же сам говорил, что не женат, и не с кем не жил до этого.
   - Да, это правда. Просто одна хорошая девочка родила от меня, а я на ней не женился. Да я ей и не обещал. У меня много девчонок было, так что я на одной останавливаться не хотел. А вот она сама так решила - оставить ребенка.
   - Мальчик? Девочка? - меланхолично, (меня начинало понемногу развозить), спросил я.
   - Девочка... - мечтательно произнес Андрей. - Я тогда сразу с двумя встречался. Обе мне нравились, но одна все-таки больше - Оля. А с Наташей я тоже встречался.
   - И спал с обеими?
   - Да, почему бы и нет? Одну ночь - с одной, другую - с другой.
   - И они не догадывались?
   Найданов подумал:
   - Наверное, нет. По крайней мере, если и догадывались, то виду не подавали. А потом вышло так, что пришлось с обеими расстаться. Хотя на Оле я сначала жениться хотел.
   Андрей поерзал на сиденье, устраиваясь поудобнее, и мы еще раз "хлопнули".
   - Я уже было стал Оле намекать, что я и не против на ней жениться, а от Наташи стал потихоньку отходить... Как вдруг Наташа мне заявляет, что она беременна! От меня, прикинь! Тут меня, конечно, как громом поразило. Я несколько дней не знал, что мне делать? Жениться-то я хотел на Оле, а беременна от меня была Наташа!.. Я даже как-то и к Оле стал реже заходить, а к Наташе чаще. Потом Оля мне позвонила как-то, спрашивает, "что, передумал жениться?". Ну, я, конечно, говорю, "нет, что ты! Конечно, не передумал!". Тогда, говорит, приезжай, будешь с родителями официально знакомиться. И в этот же день Наташка звонит, и сообщает, что ее родители теперь в курсе, что она беременна, и хотят видеть у себя виновника "торжества".
   Я увидел, что неприятные воспоминания заставили Найданова скрипеть зубами. Я представил себя на его месте. Интересно, чтобы я сделал в такой ситуации? Ведь обязательно пришлось что-нибудь выбирать - иначе никак нельзя.
   - Вот, - продолжил Найданов. - Наташку я уговорил перенести встречу на два - три дня, соврал ей что-то про наряды в училище. А сам вечером пошел к Оле. Ну, встреча нормально прошла, ее родители на меня посмотрели, спросили, куда меня направят, имею ли представление какое-нибудь об этом. А что я мог сказать? Так и сказал - "понятия не имею". Посидели за чаем, поговорили на общие темы... Потом Оля на следующий день говорит, что я у них хорошее впечатление оставил. Это, конечно, здорово. Только потом пришлось мне идти в гости к Наташке. Она, правда, одна с матерью живет. Отец у них то ли умер, то ли сбежал - я так и не знаю. Наташка на счет отца и сама не распространялась, и на вопросы не отвечала. Думаю, что, все-таки, сбежал, наверное...
   Я хотел было сказать: "Прямо как ты"! Но передумал - зачем портить вечер. И какое мне дело? Что я сам - без греха? Нет, у меня скелетов в шкафу тоже полно. Не таких крутых, правда, но кто я, чтобы кого-то судить? Да никто!
   - Почти как я, - тихо сказал Найданов. И я обрадовался, что вовремя промолчал.
   Прямо передо мной, за стеклом кабины, махали ветками деревья, кричали птицы, солдаты суетливо шныряли туда - сюда, кого-то опять били у танкистов, где-то зудел Франчковский, а Андрей тупо рассматривал приборную доску, и, наверное, пытался представить себе маленькую девочку, которую он бросил, и которая так безнадежно ждет папу.
   Но я жестоко ошибся.
   - Так она одна и живет? - спросил я, видимо, забегая сильно вперед.
   - А? - очнулся Найданов. - А, нет! Не одна. Она вышла замуж, еще не видно было, что она беременна. Муж даже и не знает, похоже, что это не его ребенок.
   У меня признаться, отвисла челюсть. Ох, как я прав был, не собираясь никого осуждать. Вы, братцы мои, оказывается, друг друга стоите!
   - Вышла замуж за первого встречного, когда поняла, что я на ней не женюсь.
   - А как она догадалась об этом?
   - Да я сам ей сказал. Объяснил, что не могу и не хочу на ней жениться, что другую люблю... Очень бурная была сцена, конечно... Но один раз объяснились, и все.
   - Ну а Оля?
   - А на Оле я тоже как-то передумал жениться. Как с Наташей расстался, так и сломалось что-то... Оказывается, они мне вместе были дороги. А как я с Наткой перестал встречаться, так мне одна Оля почему-то разонравилась. Она, видно, почувствовала это, а девочка она очень красивая, и сама кого-то другого себе нашла. Немолодого какого-то, но обеспеченного. Я раз к ней зашел, по старой памяти, а она не пустила. "Вон", - говорит, - "слышишь, мужчина разговаривает?". Голос такой, властный. "Это мой жених", - говорит. - " Я за него замуж выхожу". Только вот поцеловала она меня крепко - крепко, а потом мы целовались, целовались... В конце - концов, поднялись на чердак, и там любовью занялись. Прикинь!
   У меня уже от этих мелодрам голова пошла кругом.
   - И знаешь, - разоткровенничался Андрей, - я ее имею, а сам про этого мужика думаю. И такое чувство превосходства... Нет, не могу объяснить тебе... Мне даже жалко его стало, что ли. Типа, жить будут с тобой, а вот любить и спать - с другими.
   - Ну, почему ты так думаешь? - прервал я Найданова. - Вполне может быть, что она мужу верна будет.
   - Кто? Олька!? - засмеялся Андрей. - Ну, если только он ее на цепь посадит. Она девочка очень красивая и видная, я же говорю. Охотников много будет, кто-нибудь да уломает. Тем более что она не особо и сопротивляться будет.
   "Как же ты сам собирался жениться на ней?" - подумал я, но промолчал и на этот раз.
   - А потом все. До конца последнего курса совсем немного оставалось, я уже и не стал никаких новых баб заводить. Проститутками перебивался.
   - Не люблю продажную любовь, - сказал я, потягиваясь.
   - Да ладно... Мы с друзьями втроем снимали трех, и нам хорошо, и девчонкам радость. Обычно их всякие козлы старые снимают, или хачики прут. А тут нормальные здоровые пацаны. Они бы и даром давали, да сутенер голову оторвет.
   Мы выпили еще раз, и разговор как-то само собой прекратился. Меня лично клонило в сон. Андрей уже начал клевать носом.
   "Как бы не проспать ночную смену!" - подумал я, засыпая, - "а то придет Франчковский, обо всем догадается... Вот вони-то будет"!
   И уснул!
  

Часть 9. На равнину!

  

Глава 1.

   "Ничего себе!" - подумал я. - "Да тут уже настоящее лето"!
   Бушлат я засунул за сиденье, а свои зеленые офицерские кальсоны с начесом просто выкинул. Я не думал, что мне придется встречать осень и зиму снова в Чечне, а потому посчитал этот предмет одежды не нужным: и место занимает, и вшей разводит. Так что открыл окошко со своей стороны, скомкал кальсоны в руках, размахнулся... И все. И пусть носит тот, кто найдет. Если, конечно, захочет...
   Как всегда внезапно, поступил приказ сворачиваться, ликвидировать следы своей жизнедеятельности, грузиться в машины, и перемещаться на новое место. Стояние под Агишбатоем порядком надоело не только мне, так что грузились с удовольствием, я бы сказал без особого преувеличения, даже радостно, и вперед двинулись с веселыми криками.
   Как-то довольно быстро мы оказались на равнине, внизу. И вот тут я до конца понял разницу между высотами. Там, наверху, по-прежнему мне нужен был бушлат, костер и теплая кабина. А здесь - внизу - было даже не то, чтобы тепло, а временами по-настоящему жарко. Клубилась пыль, а зелень была такая, какая у нас дома бывает, наверное, только к концу мая.
   Пыль... Я отвык от пыли, и первую порцию этой гадости получил по полной из-под колес проехавшей перед нами машины.
   - Вот черт! - закричал я, и начал резко закупоривать все отверстия в дверце. То же самое делал со своей стороны и Армян. Однако до конца загерметизироваться нам мешали перекинутые через стекла дверей бронежилеты. Армян хотел было снять их совсем, но я попросил не делать этого - ведь это не для красоты, а для нашей же собственной безопасности. Так что пусть лучше висят.
   К вечеру мы добрались до огромного, (правда, очень большого), полевого лагеря. Здесь, видно стояло много частей, потому что, куда бы я не бросил взгляд, стояла чужая военная техника, или громоздились насыпанные для ограждения складов и палаток земляные валы.
   Наша часть стала походным порядком: машины в линию по направлению движения. Я сходил к Найданову, чтобы узнать новости.
   - Надолго мы тут? - спросил я его.
   - Не знаю. Может, завтра дальше поедем, а может, тут неделю стоять будем. Тут недалеко где-то Шали, говорят.
   - Шали - не шали! - пошутил я и пошел обратно, слоняться между машинами.
   Ну а что еще делать? Точных указаний никаких. Уйдешь куда-нибудь подальше, а тут приказ на выдвижение. И что тогда? Я и своим бойцам приказал не разбредаться. Да никто никуда и не собирался. Место было незнакомое, никто нигде еще не ориентировался... Куда идти-то?
   И хотя к вечеру явно посвежело, по-прежнему было довольно тепло. В конце - концов я просто наслаждался уходящими солнечными лучами, теплым ветром, простором. Почти похоже на нашу степь. Только наши меловые горы на горизонте, конечно, много ниже, чем здесь. Здесь на них даже снежные шапки видны... Но если на горы не смотреть...
   Впрочем, приятные неожиданности начались прямо в этот вечер. Армян притащил новые кассеты с музыкой, и почти весь вечер я просидел с ним в кабине, слушая и "Кино", и "Наутилус", и "Агату Кристи"... Как было здорово! И пусть потрепанная автомагнитола издавала не самый чистый звук, но все-таки это была та музыка, которая мне нравилась. А то под Агишбатоем пришлось почти две недели слушать одно и то же: чеченские песни, какой-то шансон... А от "Черного лебедя на пруду" меня откровенно тошнило. Еще и автомагнитола ее немного "тянула", так что я просто затыкал уши, или уходил куда подальше. Господи, что за текст, что за музыка?! Чувак хочет купить лотерейный билет и выиграть дом! Если шарманщик не обманщик! Ужас!!! Ужас!!!
   Нет, все-таки хороший был вечер. И тепло, и музыка. И даже выдали по банке каши из сухпайка. Вот разогреть их было, увы, не на чем. Так как кругом была голая степь, то топливо для костра отсутствовало как таковое. А жечь ящики мы уже не решались. Иначе мины пришлось бы возить прямо в кузове на полу. Я, конечно, либерал, но не до такой же степени!
   На следующее утро у нас был смотр. Слава Богу, не строевой, но все равно - приятного было мало. Давненько не видел я подполковника Дьякова, и, честно говоря, еще столько же не видел бы. В строю я стоял прямо за Найдановым, и надеялся, что подполковник меня просто не заметит. Чего я боялся?
   Да все очень просто. Достаточно было на меня посмотреть.
   Оббитые и истрепанные берцы; грязные, в пятнах штаны из-под бушлата на подтяжках; темно-зеленая теплая майка, (хэбэ у меня просто не было); и отсутствие головного убора. А что я мог сделать? Тогда, в феврале, я выезжал из Темир-Хан-Шуры в зимней шапке, и это казалось мне, да, наверное, и всем, вполне естественным. Но как бы я сейчас в ней выглядел? Как дед Мазай? Нет уж, спасибо! Лучше так - лохматый и с бородой. После того, как мне удалось избавиться от парикмахера - трансвестита, стричь у нас в батарее стало некому.
   Блин! Ну не я же виноват, что ни съездить в часть, ни получить форму здесь я не мог! Наверное, если уж так подумать, это даже и не моя забота! Меня формой должно снабжать государство. Тем более - здесь! Здесь я просто не могу сам себя обеспечить, по вполне понятным причинам.
   Пока я мысленно сочинял для себя оправдательную речь, Дьяков медленно прошел вдоль строя нашей батареи, скривился, увидев, Найданова, но ничего не сказал, и пошел дальше. Я перевел дух, и резко расслабился.
   Дьяков, обойдя строй, вернулся в центр импровизированного плаца, где к нему подошли какие-то незнакомые мне старшие офицеры. Наш подполковник что-то начал им горячо внушать, указывая на наш строй. Я выглянул из-за спины Найданова, и своими глазами окинул строй пехоты. М-да... Если уж мы, катаясь в "шишигах", выглядели не лучшим образом, то пехотинцы вообще напоминали бомжей. Им-то приходилось то внутри БМП, то на броне... Что так грязно, что так... Хрен редьки не слаще!
   День мы еще бессмысленно прослонялись по местности, а к вечеру на наш батальон, можно сказать, обрушилась манна небесная.
   Во-первых, привезли подарки от гражданского населения. Безо всяких кавычек. Именно подарки, и именно от гражданского населения. То есть не то, что солдаты сами отбирали у местных чехов, а то, что собрали для действующей армии в других российских регионах. Конкретно нашей батарее досталось несколько банок закрученных слив, и ящик печенья. Банки мы раздали по расчетам, печенье тоже поделили на всех. А мы с Найдановым взяли по пачке на брата, и одну банку на двоих. Выбрали место почище, вдали от машин, сели по-турецки, открыли банку, и ложками, по очереди, всю ее и уговорили.
   Да, давно я не ел ничего сладкого! Уже и забыл, когда это было последний раз. Под Курчалоем, кажется, угощался сгущенным молоком. Но как давно это уже было!
   - У нас дома так закручивают, - сказал я Андрею. - Только у нас сливы немного кислее получаются. Эти совсем сладкие.
   - Ага! - прочавкал мне в ответ Найданов. - Здорово! Просто здорово! Какие, оказывается, есть на свете вкусные вещи.
   Я перестал разглагольствовать, а продолжил уписывать сливы за обе щеки.
   Во-вторых, на следующий день, привезли сухпайки нового образца. Какие-то экспериментальные. Не знаю, сколько такого добра осело у папоротников, но нам досталось по сухпайку на каждого бойца.
   Я открыл свой, и обомлел. Кофе, изюм! Какой-то брикет - со вкусом жареной картошки с луком. Сухое топливо для подогрева воды, спички! Баночка мясного паштета. И еще что-то - в красивых коробочках.
   Блин! Да таким сухпайком я согласен был питаться каждый день вместо так называемого горячего с нашей полевой кухни!
   Судя по обалделым лицам бойцов, они переживали примерно ту же бурю эмоций. Весь день по порядку я любовался и постепенно поедал этот замечательный сухпай.
   - Вот как важно вовремя появиться в нужном месте, - сказал мне Андрей. - Нам все это случайно досталось. Повезло. Вчера Дьяков просил у начальства баню и новую форму для бойцов. Ничего не обещали. Но он так наезжал, что подкинули продовольствия с каких-то складов. И на том спасибо!
   - Да я и не сомневался, что это не для простых смертных. Это, наверное, для начальства в Ханкале. Нас же вообще на Агишбатой отправили почти без еды. Типа, сами прокормитесь. Автоматы же у вас есть?
   Найданов засмеялся.
   - Да, - согласился он. - Вот отправят нас отсюда дальше, и все изобилие кончится. Опять будем пшенку сухую жрать.
   - Если, конечно, снова какой город не раскулачим, - заметил я.
   Андрей кивнул.
   В обед я встретил Нелюдина.
   - О, Серега! - обрадовался я. - А что я тебя раньше не видел? Вы где стоите?
   Он махнул рукой, указав направление. Действительно, туда я почему-то еще не ходил.
   - Приходи, - сказал мне Серега. - У Куценко в палатке телевизор есть.
   - Ого! А показывает чего?
   - В основном, местная хрень. Ну, а так передачки развлекательные проскакивают. Новости можно посмотреть, если хочешь.
   - Конечно, хочу. Я телик уже полгода не видел.
   - Ну, так чего ждать? Пошли!
   Я отправился за Нелюдиным. Вот здорово! Серега и Куценко - это те люди, к которым я мог зайти запросто. Это же не Франчковский. С Нелюдиным мы вообще же в одном институте учились, а с Куценко меня связывал Молчанов. Конечно, капитан не был мне другом, естественно, но отношения у нас с ним были, конечно, куда лучше, чем с Франчковским.
   Артиллеристы разбили палатки. Видимо, сразу знали, в отличие от нас, что мы тут надолго. В одну из палаток я и зашел вслед за Серегой. Телевизор стоял в углу, но не работал. На стульях сидели два бойца.
   - Что случилось? - спросил Нелюдин, указывая на телевизор.
   - Да аккумулятор сел, - ответили бойцы. - Вот Чича завел "Урал", чтобы его подзарядить.
   - А, понятно, - протянул Серега. Потом повернулся ко мне:
   - Ну, это надолго. Наверное, вечером приходи смотреть.
   - Ну, ладно. Сколько не смотрел, и еще подожду. Попить есть чего?
   Нелюдин показал мне на бак возле двери. На нем стояла кружка. Я взял ее, снял с бака крышку, набрал воды и напился. Потом отдышался, набрал еще и напился про запас.
   Все-таки здорово все было устроено у артиллеристов. И быт организован, и служба. Конечно, тут командиры не чета нам - недавнему выпускнику училища и "старому" пиджаку. Тот же Куценко, тот же Донецков - непререкаемые авторитеты. Что скажут, то солдаты и делают. И Поленый, и Нелюдин - тоже подобрались как-то им под стать.
   Серега вроде с виду такой добродушный увалень, но солдаты его бояться. Есть в нем какая-то жилка такая, хозяйская. Деревенская. Он же и сам с хутора. Но вот не батрацкая жилка - на других ишачить, а именно хозяйская - кулацкая такая.
   Хотя, что мне им всем завидовать? Хотел бы я перейти к артиллеристам, например? Нет, точно не хотел бы. Потому что и Куценко, и Донецков тут же нашли, куда меня припахать. И пришлось бы слушаться.
   А так - я почти что сам себе голова. Да, приходится и с личным составом считаться, и дипломатом быть... А все-таки лучше так - самостоятельно. Не хочу под чьим-то началом ходить. Найданов, конечно, командир... Но, все-таки, это не Куценко. Он же мне не приказывает, а скорее, советуется. А такая вторая роль меня вполне устраивает.
  
   Глава 2.
  
   На следующий день я с Солохой, у которого трофейная машина была слабо загружена, ездил за боеприпасами на местный склад. Располагался он прямо в чистом поле. Большой участок земли был огорожен земляными валами, а по всем четырем углам и у входа стояли часовые. Рядом со складом стоял маленькая хижина, в которой обитали капитан и старший прапорщик. Я вручил им накладную, подписанную начальников артиллерии Гришиным, и папоротник вместе со мной отправился на склад.
   И хотя на складе, естественно, были собственные бойцы - грузчики, укладывали в машину ящики с минами Рамир, Данилов, Андроид и Титов.
   Нагрузившись по самые борта, мы вернулись обратно, а дальше уже ящики с боеприпасами растаскивали по своим "шишигам" каждый расчет отдельно.
   Плохо было другое. Как оказалось, пока я занимался общественно-полезной деятельностью, командному составу подбросили новое камуфляжное хэбэ. И Найданов уже успел переодеться. И пускай ему пришлось сильно подвернуть и рукава, и штанины, и, вообще, форма явно была на два размера больше, чем нужно... Она была новой! Она была! У меня же не было и такой.
   Я помчался к пункту выдачи... Увы! Я, конечно же, опоздал. Опоздал безнадежно, и как утешительный приз, мне досталась только фуражка. Ну что ж! Хотя бы это... А то и на голову одеть было совсем нечего.
   Возвращаясь обратно, унылый и угрюмый, я наткнулся на сержанта Узунова.
   - Ого! И ты здесь! - воскликнул я. - Какими судьбами?
   - Выгребли из караула, - ответил мне бывший артиллерист, и командир орудия в моей бывшей батарее.
   - А кто же сейчас в карауле? - спросил я его.
   - Молодые ходят. Всех "стариков" собрали, и отправили сюда.
   - Ну а кого же еще отправлять? Вас, обстрелянных орлов, и надо на передовую. Ты, давно, кстати, из Темир-Хан-Шуры?
   - Да уже две недели.
   - Ничего себе! Почему же я тебя раньше не видел? Ты у кого?
   - У Франчковского.
   - Да, "повезло" тебе, - посочувствовал я сержанту.
   - Да нет, нормально все. Нормальный ротный. Бывают и похуже.
   Я задумался. Что бы еще спросить у человека? А, ну да! Как же.
   - Что нового в части? - спросил я.
   - Да я ничего и не знаю, - искренне ответил Узунов. - Я в "бессменке" стоял, с лейтенантом Султановым, и прапорщиком Магадовым.
   А, знакомые люди... Эдик Султанов горел желанием уволиться из армии, и перейти на работу в военкомат, но пока у него ничего не получалось, хотя, как он часто намекал, подвижки имеются. Видимо, слишком слабенькие подвижки, если он до сих пор сидит в карауле, а не на мягком кресле в военкомате. Ну а Магадов был контрактником, а потом отправился в школу прапорщиков, и видимо, успешно ее закончил.
   - А братья Моисеенко тоже школу прапорщиков закончили? - спросил я Узунова.
   - Да, - спохватился он. - Закончили. Я их видел, они в караулку заходили.
   - А сюда к нам не собираются?
   - А кто их знает? Вроде нет. Там вообще как-то о нашем батальоне вроде забыли, что ли. Никто ничего не говорит. Никто не вспоминает. У всех свои дела.
   Да, я подозревал что-то подобное. Сильно далеко оторвались мы от Темир-Хан-Шуры, и перешли на снабжение с других баз. А раз нас со снабжения сдыхали, то чего о нас и вспоминать?
   - Да, - внезапно Узунов щелкнул пальцами. - Совсем забыл! Слухи ходят, что уходит от нас Карабасов. Куда-то еще выше. А на его место вроде бы Жиркова назначат.
   - Вполне возможно, - ответил я.
   Я еще в прошлом году слышал от Игоря, что такая рокировка должна произойти. Дело было за Карабасовым, ему никак не могли подобрать устраивающую его должность. Видимо, нашли. Ну и правильно! Теперь вообще, совсем понятно, почему о нашем сводном батальоне там забыли. Должности делят! Освобождается масса должностей. Перспективы! Жирков был начальником штаба. Кто займет его место?
   Я рассеяно попрощался с сержантом, и отправился к Найданову, поделиться новостями с Большой земли. Хотя, может быть, он и знал об этом? А если знал, что не сказал? Нет, точно не знал. Иначе сказал бы.
   Однако Найданов встретил меня совсем другой новостью.
   - Прикинь! - сказал он. - Тут недалеко на блокпосту чехов тормознули, обыскали, и нашли тайник на несколько тысяч баксов!
   - Откуда новость? - спросил я. - Честные военнослужащие сдали находку в бюджет государства?.. Если бы они оставили деньги себе, то об этом никто бы не узнал, и чехов не нашли бы уже никогда.
   - Ну да, - задумался Андрей. - Я не подумал. Ты, наверное, прав. Скорее всего, не поделили деньги.
   - Не перестреляли друг друга? - уточнил я без улыбки.
   - Да вроде нет... Может, вообще муть все это. И ничего не было. Так, местный фольклор.
   - А вот у меня есть новости.
   Я рассказал Найданову все, что узнал от Узунова. Найданов почесал голову:
   - Мне все равно ничего от этого не светит. Я еще командиром батареи долго буду. Мне и так эта должность через звание досталась. Так что я на ней надолго. А кто там будет комбригом - Карабасов или Жирков - какая мне разница?
   - Да и мне тоже. Я вообще в этом году увольняюсь.
   Едва я произнес эти слова, так что у меня в голове щелкнуло. А ведь правда! Уже, наверное, скоро. Как это замечательно звучит! Увольнение... И домой!
   Странно, но я совершенно не думал о том, что у нас впереди полная неизвестность. Возможно, Шали. Возможно, Бамут. Не дай Бог - Грозный. И что там будет - кто знает?
   Нет, совершенно не хотелось об этом даже и думать. А вот о том, как я поеду домой думать хотелось, и очень.
   Ближе к вечеру я отправился в палатку к артиллеристам. Все-таки, честно говоря, хотелось посмотреть телевизор - как минимум, новости. Потому что опять тупо сидеть в кабине мне уже обрыдло надоело.
   Я нашел знакомую палатку, услышал до боли знакомый звук работающего телевизора, откинул полог, и вошел внутрь. В палатке народу было, на удивление, немного. Три бойца и капитан Куценко. Правда, поздоровавшись с капитаном, я тут же и понял причину малолюдности.
   Капитан был пьян. Причем пьян сильно. Да при этом он еще находился в том "веселом" состоянии, когда "пленка уже кончилась", а вот "планка еще не упала". Другими словами, капитан мог активно действовать, но что он при этом делал, не осознавал ни в малейшей степени.
   Он вцепился в меня как клещ. По "РТР" как раз начинались новости, и я решил все же остаться в палатке и попытаться узнать, что же все-таки происходит в стране, мире, и что интересного брешут о происходящем в Чечне. Однако такому простому желанию так и не суждено было сбыться. Куценко, идиотски посмеиваясь, начал со мной бороться. Я не ожидал в невысоком и жилистом капитане столько силы. Я все пытался мягко освободиться от него, но он держал меня мертвой хваткой, пытаясь завалить на себя на раскладушку. В конце - концов, я не удержал равновесия и грохнулся через эту раскладушку, очень больно ударившись коленом. Я все-таки поднялся, преодолевая сопротивление капитана, и мне даже удалось сбросить его с себя. Едва я попытался сконцентрировать внимание на том, что показывают по "голубому экрану", как Куценко навалился на меня сзади, вцепился когтями в шею, и укусил меня за ухо!
   Это было вообще больно. По-настоящему больно, без дураков. Я испугался, что он мне его прокусил. Я со злостью оттолкнул капитана, отчего он перевернулся через раскладушку, и упал на землю. Послышалось едва сдерживаемое хихикание. Это давились в углу от смеха сидевшие в палатке солдаты. Я яростно взглянул на них, но молча вышел из палатки наружу. Черт с ними со всеми! Пусть сами разбираются со своим начальником. И куда, интересно, скрылся Серега? Заранее все предусмотрел, и избежал сомнительной ситуации. Я же, в свою очередь, прекрасно понимал, что завтра утром Куценко даже не вспомнит об этом эпизоде. Я же решил ему ничего не высказывать. Зачем? Да и бесполезно. Пусть и правда считает, что ничего не было.
   Мне его помощь может понадобиться, да и сам я, если честно, не без греха. Конечно, на людей не кидался, и тем более, не кусал, но разные прочие неприятности, будучи в таком же "веселом" состоянии, окружающим доставлял.
   Все, что я сделал, это разыскал Гаджи, и попросил его осмотреть мое, все еще болевшее, ухо, соврав, что в темноте напоролся на проволоку.
   - Странная проволока, - усмехнулся капитан, осмотрев меня, - но всякое бывает.
   Он промыл мне ухо перекисью, а потом помазал зеленкой. Немного пожгло, но скоро боль утихла. Главное, на мой взгляд, было то, что ухо было целым, и по-медицински обработанным. Теперь можно было не ожидать неприятностей с этой стороны, а небольшую боль пережить было вообще не трудно.
   Подводя перед сном итоги дня, я сделал неутешительный вывод, что день было почти неудачным - и имущество не получил, и ухо повредил, и телевизор не посмотрел...
  

Глава 3.

  
   Не лишенное некоторых приятных черт времяпровождение в степи где-то в районе Шали закончилось, и наш батальон снова тронулся в путь. Машины ехали быстро, пыль стояла столбом, и я разрывался между желанием открыть окно, чтобы глотнуть свежего ветерка, так как в кабине быстро становилось жарко как в печке, и не менее активным желанием вообще задраить его наглухо, чтобы не глотать мерзкую пыль, которая покрывала и меня, и все, что находилось в кабине, ровным слоем. Что творилось в этот момент в кузове, я себе даже вообразить не мог.
   Ехали мы долго, и первоначальная радость от предстоящей перемены места сменилась беспокойной мыслью, что пора бы где-нибудь и остановится. Хотя бы пожрать, что ли. Впрочем, вряд ли мое желание разделял личный состав - большая остановка означала, практически однозначно, развертывание и окапывание. А таскать минометы и окапываться не хотелось, ясен пень, никому.
   Внезапно мое внимание привлекли руины по левую сторону нашего движения. С одной стороны, руины как руины... А с другой... Что я увидел такое, до боли знакомое... Словно давно забытые черты любимой женщины через ее морщинистое старушечье лицо...
   Наконец, я догадался. Я догадался! Я увидел боксы для армейской техники. Такие же, как у нас - в Темир-Хан-Шуре. Вот почему меня это так напрягло. Мы ехали мимо разрушенного военного городка. Нетрудно было догадаться, кто и как его разрушил.
   На мгновение мне представилось, как здесь все было до войны, при советской власти. Наверняка, покрашено в один цвет, наверняка вон там было КТП, там бегали бойцы, там, в курилке, сидели офицеры и прапорщики... И вот - только разрушенные, обгоревшие остовы, черные кирпичи, ржавое железо, выбитые стекла и проломленные крыши.
   - Смотри! Военный городок! - толкнул я Армяна, показав ему на развалины.
   Армян пригляделся...
   - Мать твою!... - протянул он от удивления. - Ну, ни хрена же себе!
   - Да, до войны какая-то часть явно стояла. Если бы можно было туда сейчас зайти, наверняка на стенах можно надписи найти, кто отсюда на дембель уходил.
   - А что? Может остановиться, зайти? - всколыхнулся мой водитель.
   - Да ладно! - я сразу пошел на попятный. - Если бы все здесь встали... А так еще отстанем, не дай Бог! Места здесь нехорошие. Сам видишь. Надо вместе держаться.
   Армян неожиданно кивнул, соглашаясь со мной. "Умнеет, что ли"? - подумал я про себя. Я, вообще-то, предполагал, что придется Армяна уговаривать ехать дальше. А он сам...
   И тут наша машина на полном ходу встала. В кузове кто-то покатился с хриплым матерным криком, а мой доблестный водитель побледнел.
   - Что случилось? - спросил я, потирая ушибленную о ствол автомата челюсть. Подобная коллизия случилась со мной последний раз, когда я ездил еще с Сомиком, и мы на полном ходу въехали в канаву, отчего я ударился головой об потолок, а котелок с кашей из моих рук улетел на пол.
   - Я не знаю, - пробормотал с испуганным недоумением Армян; он снова завелся, мы проехали еще пару метров, и двигатель снова заглох.
   - Чего у вас? - со стороны Армяна в кабину просунулась острая мордочка любопытного Зерниева.
   - Да хрен его знает! Глохнет движок в движении... Во, смотри!
   Водитель снова завел мотор, он спокойно заработал, потом машина поехала вперед, (Зерниев едва успел спрыгнуть), и "шишига" опять заглохла.
   - Надо смотреть... - неопределенно покрутил головой маленький Зерниев.
   - Надо ехать! - сказал я. - Мы же не будем посреди дороги ремонт затевать? Где мы потом своих искать будем?
   В этот момент около нас остановилась "техничка". Как правило, машина зампотеха шла в колонне одной из самых последних, подбирая таки х вот "инвалидов", как мы.
   - Что у вас? - майор был строг и вполне конкретен.
   - Да вот... - Армян описал ситуацию, а потом еще раз показал.
   Подошедший зампотех сказал сразу:
   - Так мы не разберемся. Давайте, вон к тому мелкому, (он указал на Зерниева), цепляйтесь за трос, и вперед. Там посмотрим. Трос есть?
   Да, трос у нас был. Зерниев сам, (хотя и явно обиделся на "мелкого"), закрепил на машинах трос, и мы поехали на прицепе. Армяна это просто бесило. Он так привык мчаться и лихо рулить, что необходимость за кем-то держаться, от кого-то зависеть приводила его в бешенство. Он много и громко ругался матом, да и я был не весел. Мне вообще не улыбалась ситуация. Все-таки "шишига" Армяна была не просто транспортным средством, но еще и домом для двух расчетов. Обжитым и оборудованным.
   Через полчаса Армян все-таки успокоился, и мы относительно молча проехали понтонный мост через какую-то горную речку, и выкатились на очередную базу посреди степи, весьма похожую на ту, которую мы только сегодня утром оставили. Те же земляные валы, те же сортиры, накрытые маскировочной лентой, те же горы ящиков с боеприпасами, та же погода и те же славянские лица.
   - Все, - сказал мне Найданов. - Здесь мы ночуем. Давайте, делайте что-нибудь с вашей машиной. Нам завтра еще ехать. Куда - не знаю, но, может быть, и далеко. Так что - давайте!
   Впрочем, все это мне он высказывал зря. Как только мы встали походным порядком, и Армян понял, что это надолго, он тут же помчался искать зампотеха. Тот пришел неожиданно быстро, собрался консилиум из всех наших водителей, они откинули кабину, и я отошел в сторону, с живым интересом наблюдая за их манипуляциями.
   Признаюсь честно, в устройстве двигателя я разбирался смутно, хотя изучал оное и в школе, и в институте. И достаточно подробно. Однако, согласитесь, есть большая разница между чисто теоретическим знанием, и реальной попыткой ремонта. Так что, я естественно, помалкивал, и только смотрел.
   Я видел, что они сняли головку блока цилиндров, притащили новые прокладки... Зампотех осуществлял общее руководство, а наши водители, вооруженные отвертками, плоскогубцами и ключами, пытались воплотить его указания в жизнь.
   Собственно, сам процесс меня волновал мало, меня страшно беспокоил результат. Дело в том, что машина на тросе превращает себя и свой тягач не в полторы боевые единицы, как можно себе вообразить на первый взгляд, а в ноль целых пять десятых. Не сама не может воевать, и другой не дает. А так как приближались мы, как ни крути, (я видел на карте), к району самых активных боевых действий - к Бамуту и Грозному, то наличие в батарее только исправных машин становилось вопросом самого настоящего выживания.
   К вечеру работа была закончена, мы поужинали, чем Бог послал, и легли спать. Армян несколько раз сделал по несколько кругов... Двигатель работал нормально, ровно. Успокоенный, я блаженно уснул.
   Рано утром последовала команда на продолжение движения, мы резко рванули, вначале все шло хорошо... А потом машина, точно так же, как и вчера, словно уперлась во что-то, двигатель заглох, а в кузове опять кто-то куда-то покатился, и послышался совсем неизобретательный мат.
   Армян вылетел из кабины, и изо всех сил ударил ногой по колесу.
   - Мразь! - орал он. - Чего тебе надо?
   Плохо скрывающий усмешку Зерниев снова взял нас на буксир, и мы опять покатили на тросе, позорно, как лохи.
  
   Глава 4.
  
   Правда, ехали мы совсем недолго. Колонна ушла влево, мы, естественно, последовали за ней.
   Остановились мы снова в поле, но на этот раз батальон развертывался в полном боевом порядке.
   Слева от нас был какой-то совсем небольшой поселок в несколько домов, позади - справа - остались живописные развалины довольно большого коровника, сложенного из красного кирпича, а впереди было ровное, как стол, пространство, упиравшееся в высокую - превысокую, красиво поросшую лесом гору, у подножия которой белели многочисленные домики. Там было большое поселение - видимо, против него мы так организованно и разворачивались.
   Во всяком случае, наша минометная батарея развернулась в линию во все свои шесть минометов, левее развернулся Вася Рац... А вот артиллеристов я не увидел. Кажется, они остались где-то в районе фермы. Перед нами также в линию выстроилась пехота.
   Можно сказать, мы были готовы хоть к обороне, хоть к наступлению. Настроив буссоль, я присел около нее на траву, и принялся жевать травинку. Это было приятно - жевать травинку. Небо было голубое, ветер - теплым, солнце ярким, а облака - высокими и пушистыми. Сады начинали цвести ослепительным белым цветом... И еще меня не покидало ощущение, что где-то рядом находится река.
   В таком порядке мы простояли полдня. За это время Пятницкий на своей машине успел смотаться в поселок за водой, и внезапно пришедший нас навестить старшина - сцепиться с Лешей Старковым. Чего они не поделили, я не знаю до сих пор. Но начавшаяся легкая перебранка вскоре перешла в ожесточенный спор, и мне показалось, что они уже готовы вцепиться друг в друга.
   Леша был из тех людей, которые выглядят намного старше своих лет. Такая вот особенность лица. По возрасту он был такой же, как и все. Но я бы сходу дал ему лет на пять - шесть больше. И когда он ругался с нашим папоротником, мне казалось со стороны, что спорят и кипятятся два старичка. Они махали кулаками, а я сидел у буссоли и даже и не думал подниматься. А зачем?
   Если бы я ввязался в спор, то мне, волей - неволей, пришлось бы принимать чью-то сторону. Поругаться с бойцами, с которыми я провожу столько времени? Что мне это даст, кроме последующих проблем? Встать на их сторону? А как же корпоративная солидарность? Все-таки по штату прапорщик ближе ко мне, чем рядовые. Те скоро уйдут домой, а со старшиной еще служить и служить... Отбросим то, что в данном случае, я тоже не собирался задерживаться в армии. Это частный случай, не имеющий к решению проблемы никакого отношения. Будь я на месте, скажем, Найданова, как бы я поступил? Вот так бы и поступил. Вот Найданов и не высовывался, хотя наверняка слышал крики. Не мог не слышать.
   Внезапно Чорновил резко прекратил спор, прошел мимо Старкова, и, видимо, отправился за Найдановым. Вполне возможно, что и жаловаться. Я представил себя на месте комбата, и поежился... И чего старшина приперся? Сидел бы на своем ПХД и не парился! Нет, принесла нелегкая.
   Старков, окруженный группой сочувствующих товарищей, продолжал "бой с тенью", а я повернулся совсем в другую сторону, потому что за нами, на поле садился вертолет. Спорщики также перестали гомонить, видимо, увидев "железную птицу".
   К ней подъехала "шишига", откуда вылезли Дьяков, Поленый, Куценко, Коля Лихачев, и еще какие-то знакомые физиономии с ПХД, но с ними я дружен не был.
   Поленый, разглядев меня у буссоли, помахал мне рукой на прощание, и нырнул внутрь вертолета. Постепенно все приехавшие скрылись в его чреве, дверца захлопнулась, винты закрутились, машина плавно, хотя и кренясь на один бок, поднялась в воздух, потом выше, выше, выше... И взяла курс куда-то на восток. Скорее всего, на Хасавюрт. Оттуда, как я слышал, до Темир-Хан-Шуры часто ходили машины.
   Я посмотрел на свою грязную задубевшую одежду, подумал о так и не выведенных вшах, о давно не мытом теле, и даже загрустил.
   "Скоро", - подумал я. - "Скоро они прибудут домой. Искупаются, выпьют пива, переоденутся в чистое... Да много еще чего можно сделать, пока ты находишься в городе. А у меня все будет по-прежнему".
   "Когда же будет мой вертолет?", - подумалось мне с грустью. - "Когда я полечу обратно. А потом - домой? Когда?".
   - Сворачиваемся! - крикнул Найданов, грезы мои развеялись как дым, я начал разбирать буссоль, а личный состав - свои минометы.
   Нашу машину снова тянул Зерниев, но на этот раз мы проехали совсем чуть-чуть. Просто вернулись к развалинам фермы, которую совсем недавно проехали.
   Машины мы поставили прямо за стеной, однако тем "шишигам", у которых были прицеплены "васильки", сначала пришлось переехать речку вброд, (я не ошибся), где минометы отцепили, а потом уже вернуться.
   Я, естественно, отправился на позицию. Для этого мне, чтобы не перебредать по колено в воде, понадобилось перейти речку по тоненькому самодельному мостику, больше похожему на лестницу, переброшенную в самом узком месте этой небольшой, но очень быстрой реки. По этому же мостику переходили мои бойцы с разобранными минометами, и, честно говоря, сердце у меня екало - я боялся, что под тяжестью тех, кто тащил опорные плиты, этот мостик сломается. К счастью, обошлось.
   Только мы развернули минометы, как пришел Гришин, принес квадрант, и заставил нас выверять точность наводки - соответствие углов возвышения реальному наклону ствола, а также совпадение линии прицеливания с его направлением.
   Последний раз я занимался этим еще на кафедре. Впрочем, под руководством подполковника все прошло легко и довольно быстро. Имевшиеся несовпадения мы исправили, но тут выяснилось, что у моего третьего расчета сломался подъемный механизм. Ручка крутилась сама по себе, а ствол как находился в одном положении, так и оставался.
   - Вы чего? - зарычал Гришин, с которого мигом слетело все его хорошее настроение. - Вы чего сделали?
   Ну да, бойцы уже давно относились к своему имуществу без особого пиетета - грузили кое-как, дурно обращались, и думали, что оно безотказное. Как оказалось, нет.
   Растерянный расчет стоял у своего миномета, и молчал. Гришин ничего нам не сказал, а молча ушел. И что нужно было делать? Самим ремонтировать? Как это сделать, не знал даже Найданов, не то что я.
   - Ладно, - сказал, наконец, комбат, - завтра утром найду инструменты, разберем эту хреновину, и посмотрим, что там сломалось.
   Я пошел обратно, и тут обратил внимание, что слева от фермы стоит до боли знакомая машина связи. Ну да, точно! Это же Юра Венгр! Я резко свернул в его сторону, подошел к машине, и заглянул в кунг. Там никого не было. Тогда я обошел машину с другой стороны, открыл рабочий отсек... Да, Юра был там. Опять крутил свои настройки, и что-то записывал. Он, увидев меня, приветливо улыбнулся, но показал жестом - "Потом, мол". Я кивнул, в знак того, что понял намек, и залез обратно в кунг, потому что увидел там какие-то газеты. Смешно, но это были старые выпуски еженедельника "Семья". Так как делать мне было все равно больше нечего, я принялся за чтение, за которым время проходило гораздо быстрее, чем обычно.
  
   Глава 5.
  
   В тот момент, когда раздался этот хлопок, я сидел у себя в кабине, и тупо рассматривал выщербленную стенку, сложенную из красного кирпича, размышляя о том, когда же все это кончится, и мы начнем что-нибудь делать реальное.
   После хлопка я услышал вопль, визг, крик, переходящий в ультразвук, и внутри у меня все оборвалось. Я сразу сообразил, что что-то случилось. Может быть, нас даже обстреливают. Я пулей выскочил из "шишиги", и бросился к месту происшествия. Когда я вывернул из-за борта, то увидел, как Пятницкий зажимает правой рукой левую, катается на земле от боли, а из кисти у него фонтанчиком выплескивается кровь. Рядом, белый как мел, стоял Рамир.
   Однако Найданов появился здесь еще раньше меня. Он уже вытащил жгут, и пытался пережать пострадавшему руку. Но Пятницкий катался так, что сделать это было нереально. В этот момент около раненого собралась толпа. Найданов осмотрелся, приказал Джимми Хендриксу и Андроиду держать Пятницкого, чтобы он не дергался, а мне - бежать за медиком.
   Честно говоря, я даже обрадовался. Боец визжал так, что мне стало нехорошо. И, в общем-то, хотелось как-то быстрее отсюда исчезнуть. Тем более что я никак не мог представить себе причину произошедшего, а это мне не нравилось больше всего. Я почему-то уже предчувствовал, что добром это дело не закончится ни для меня, ни для Найданова.
   Я быстро перебежал мостик, и через заросли помчался в расположение Франчковского, где по традиции обитал медик Гаджи. Он, к счастью, никуда не исчез, как это запросто могло быть, а мирно сидел около палатки, и что-то зашивал в своем хэбэ.
   - Гаджи! Срочно! Там... У нас... раненый! - я проговорил это, хватая ртом воздух.
   Капитан вытаращил на меня глаза, потом бросил свое обмундирование, схватил медицинскую сумку, и прямо в майке побежал следом за мной.
   Когда мы домчались, я увидел, что у нас находится Санжапов, и что он тычет красного и растерянного Найданова кулаком в грудь, и орет на него так, что заглушает крики Пятницкого. Правда, тот выл уже значительно тише. Наверное, у него просто кончились силы.
   -О, черт!... - процедил я сквозь зубы.
   Майор обвинял Андрея в расхлябанности, в том, что тот не управляет батареей, что у нас творится бардак... Знакомая песня.
   Гаджи сразу кинулся к солдату, снял с него жгут, полез в свою сумку... Комбат, увидев медика, сразу замолчал, и отошел. Тут я увидел и удрученного Васю Раца, и озадаченного Юру Венгра...
   В общем, я решил, что пока меня не увидели, лучше вернуться на нашу позицию, тем более что, как я успел заметить, пробегая мимо, там вообще никого не было. Мне вовсе не хотелось дожидаться конца всей этой ужасной истории, и, тем паче, того, чтобы меня заметил Санжапов, и я выслушал о себе все то, что только что выслушал Найданов.
   Я, кстати, пришел очень вовремя, потому что у нас на позиции, изумленный полным отсутствием народа, находился начальник артиллерии. Он стоял у поломанного миномета, и задумчиво крутил подъемный механизм туда и обратно. Естественно, он не работал.
   - Где все? - спросил он, увидев меня.
   - Ах, товарищ подполковник, - ответил я, - у нас тут беда. У солдата пальцы оторвало.
   Гришин побагровел:
   - Опять!? Вчера в пехоте солдату гранатой пальцы оторвало. Сегодня - у вас. Что происходит? Вы личный состав не контролируете?
   Я промолчал, повесив голову. Я очень хотел сказать, что здесь не детский сад, и каждого не проконтролируешь, и, между прочим, некоторых еще в бою убивают, а кое-кто и на минах подрывается. Но промолчал. Я и сам себе мог возразить, что между вынужденными потерями и такими происшествиями дистанция огромного размера.
   - Ладно, я не за этим пришел, - перешел, наконец, начальник артиллерии к делу. Давай свой расчет с поврежденного миномета, и пусть идут за мной. Отнесут миномет к артиллеристам, и потом все поврежденное имущество оттуда на ремонт заберут... Кстати, может, у вас еще что надо ремонтировать.
   Я задумался. С одной стороны - у одного из "Васильков" было помято запорное устройство - следствие неудачной сцепки, с другой стороны - оно функционировало, а от добра добра не ищут...
   - Нет, товарищ подполковник, - ответил я. - Все остальное в порядке.
   Ну, не говорить же ему, что Армян до сих пор не может сообразить, почему у него машина глохнет в движении. Это к ведомству Гришина никакого отношения не имеет.
   Я вернулся к машинам. Пятницкого забрали, но все бойцы были еще там. Я забрал свой третий расчет, объяснив им задачу. В восторг они не пришли, и начали спрашивать меня, как же они теперь будут без миномета?
   - Надо было лучше за своим оружием следить! - довольно грубо ответил я, и это была чистая правда. Не я же должен был бегать по машинам, и уговаривать их бережно грузить минометы в кузов или не выбрасывать их оттуда как мешки с картошкой?
   - Может, и в пехоту пойдете, - напугал я их. - Если вот только миномет ваш быстро сделают... Тогда ничего страшного.
   Я соврал, но это подстегнуло солдат, и они ушли вслед за начальником артиллерии с надеждой.
   Видимо, Найданов разогнал сержантов, так как они появились на дорожке, ведущей к нашей огневой позиции целой гурьбой.
   Последним плелся Рамир. Я остановил его, отвел в сторонку, и потребовал рассказать обо всем, что, все-таки, черт побери, произошло?!
   Дело оказалось очень простым, обыденным, и от того как-то особенно обидным.
   Оказывается, тот же самый Гришин еще утром передал Найданову несколько десятков новых основных зарядов с целью инвентаризации и приведения в боеспособное состояние всех наших боеприпасов. Ведь начальник артиллерии прекрасно знал, что у нас были еще и трофейные мины, и полученные со склада под Курчалоем, и полученные со склада под Шали, и полученные еще даже на складах в самом Темир-Хан-Шуре. В каком состоянии все это было? Надо было тщательно осмотреть, и там, где основные заряды отсутствовали, (а такое бывало, и не редко), надо было их вставить. Гришин прямо сказал, что вполне возможно, нас скоро предстоит большой расход боеприпасов.
   Рамир находился недалеко от места беседы, и слышал все своими ушами. Это его, с одной стороны, и подвело. Потому что, приняв имущество, командир батареи тотчас же развернулся, в поисках того, кто все это будет выполнять, и увидел Рамира.
   - О, - сказал он. - Полезешь на машину к Солохину, и переберешь там все мины. Вот тебе десять зарядов. Отвечаешь за них головой. Понял!
   Рамир, естественно, кивнул. В этот момент мимо них, даже не поднимая глаз, бульварным шагом проходил Пятницкий. Найданов тут же схватил его за химо, и отправил вместе с Рамиром на работу.
   Они залезли в кузов, и начали ворочать минами. Как обычно, Рамир был в пессимистичном настроении, а вот Пятницкий что-то не к добру развеселился. Они нашли две мины без основного заряда и вставили их туда. Входили они легко и от руки. А вот через пять минут нашлась еще одна "пустая", ее схватил Пятницкий, и начал заталкивать заряд. Да вот только что-то лезть он не захотел. Тут боец начал ругаться на мину, и сказал, что "человек - царь природы", и он все-таки патрон туда забьет. Причем, как выяснилось, забивать он собрался самым буквальным образом.
   Испуганный Рамир попытался его было остановить..
   Ну, тут мне было все понятно. Пятницкий, конечно, был боец молодой, но крепкий. Веселый такой, контактный, но знавший свое место. Он, конечно, "старикам" подчинялся, и голос лишний раз не подавал. Но и свой интерес всегда соблюдал, и лишний раз не гнулся. Про таких часто говорят - "правильный пацан". Видно было сразу, что после "дедов" он сам стал бы таким суровым "дедом", и молодым мало не показалось бы.
   А Рамир подобным авторитетом не обладал - характер, знаете ли, не тот. И для Пятницкого, честно говоря, Рамир был почти что пустое место.
   Так что молодой солдат принес молоток. (Интересно, где нашел-то? Приказал бы я найти - не нашел бы он - точно говорю). Взял заряд левой рукой, прицелился, размахнулся молотком...
   А дальше заряд разорвался у него в руке.
   А потом я все видел сам.
   Ну, что сказать. Отвоевался парень. Как бы то ни было - отвоевался. Остался живой. Пенсию, наверное, получать будет по инвалидности. Может, ему еще кто и позавидует даже. И в самостреле не обвинишь. Явно не хотел он этого. Просто вот дурачок такой. И ничего с этим не сделаешь. Уже.
  
   Глава 6.
  
   Между тем, мне начинало здесь даже нравиться. Наверное, этому очень способствовало наличие реки. Я впервые за последние несколько месяцев начал чистить зубы! Пусть грязноватой речной водой. Ну и что же! Зато наконец-то мне пригодилась моя зубная паста, которую я уже почти собрался выкинуть.
   Да и какая кругом была природа! Ей-Богу, словно лето пришло! Вишни, густо окружавшие речку, цвели ослепительным белым цветом, трава была такая ярко-зеленая!.. Мягкая, сочная... Тепло. Наконец-то можно было ходить в одной майке, а шмотки выставить на жаркое солнце, отчего вшам было явно неуютно. Они уже практически меня и не кусали, и я начал подзабывать как это - чесаться всю ночь напролет.
   Правда, появилось несколько новых гнойничков на теле. Но они гнили тихо, меня особо не беспокоили, поэтому я на них и внимания не обращал.
   А главное... Да, как же я упустил-то главное. Главное - Армян починил-таки машину! Как он мне сам сказал, надо было отрегулировать клапана. И вот, после того, как он это сделал, (больше от отчаяния, чем от разумной догадки), проблема исчезла.
   Армян сделал несколько кругов по полю - все нормально! Тогда он позвал меня, и мы проехали три километра вдоль лесополосы. Водитель то резко набирал скорость, то сбрасывал ее... Все было в порядке! Движок работал как часы. На радостях мы даже обнялись. Теперь у меня появилась полноценная боевая единица, а не инвалидка, а Армян вновь стал уважаемым водителем, а не объектом закулисных насмешек и перешептываний. Причем особо поднимало его в собственных глазах то, что это он сам нашел причину неполадки. Ни зампотех, ни многочисленные советчики, а сам. Сам, своими руками, кузнец собственного счастья...
   Было где-то часов 12 дня. Я определял это по солнцу, так как мои часы крякнулись еще в феврале, о чем я уже рассказывал, а новых я так и не нашел. И знаете, как-то так я привык без них обходиться. Стал лучше чувствовать время, можно сказать, ощущать его.
   Так вот, по моим ощущениям, было часов 12. Напротив моей "шишиги" остановилась другая, с ЗЭУшкой в кузове, из кабины вылез Гришин, и, увидев, меня, прямо расцвел.
   - Вот тебя-то мне и надо, - сказал он, и у меня засосало под ложечкой. Когда ты нужен начальству, да еще высокому, жди неприятностей. Исключения, конечно, бывают, но довольно редко.
   - Где Найданов? - спросил меня начальник артиллерии.
   - На позиции, наверное, - ответил я, пожав плечами.
   - Так зови его сюда, - нетерпеливо бросил мне Гришин. Краем глаза я увидел, что в кузове "шишиги" поднялся Серега Нелюдин. Я махнул ему рукой.
   Я обошел свою машину, посмотрел в кузов, и потянул за ногу Восканяна. Он недовольно забурчал.
   - Так, - сказал я ему, - давай сбегай на батарею, позови сюда Найданова, скажи - начальник артиллерии вызывает. Это срочно! Давай, быстрее! Вернешься, опять спать можешь.
   Крайне обиженный Восканян все-таки вылез и ушел в сторону нашей позиции. За это время Серега успел вылезти из кузова, и подойти ко мне.
   - Ты куда? - задал я ему вполне естественный вопрос.
   - В Гойское, - ответил он.
   - Это где?
   - Ну вот, за речкой ваша позиция, да? .. За ней поле, да? .. А там домики видел?
   Я кивнул.
   - Так вот это и есть Гойское. Тут дорога ведет в объезд слева. Надо туда проехать, и посмотреть, что там делается. Я как корректировщик еду от нашей батареи.
   - Странно, - сказал я. - А почему мы едем? А чего не разведка? Разве это наше дело?
   - Я не знаю толком. Пришел вон Гришин, сказал, давай дуй в машину, надо в Гойское съездить. Вроде бы там и нет никого. Короче, я не знаю!..
   Тут подошел Найданов. Гришин подозвал меня, и объяснил нам, (да я и сам уже догадался), что я поеду как корректировщик, а Найданов должен быть на позиции в готовности открыть в любой момент огонь.
   Рацию я брать не стал, Гришин сказал, что в машине уже есть две рации, хватит. Одел только броник, сняв его с дверцы, да взял, естественно, автомат, с которым и так никогда не расставался.
   Андрей принялся выгонять из кузовов безмятежно дрыхнувший личный состав, а я запрыгнул вместе с Серегой в кузов, где уже были два бойца - зенитчика и их лейтенант.
   Затем мы поехали, действительно, мимо фермы на левый фланг, набирая по дороге людей из пехоты, так что когда наша "шишига" вывернула на саму дорогу, у нас в машине, можно сказать, было уже и тесновато. При этом, кстати, начальник артиллерии вылез на самом крае участка нашего батальона, а его место в кабине занял Сабонис.
   Асфальт был на удивление хороший, и "шишига" бежала очень бодро. Я перекидывался разными общими фразами с Серегой, причем оба мы, по старой памяти, почему-то вспомнили Клюшкина, и сейчас над ним прикалывались. Ни я, ни Нелюдин понятия не имели, где он сейчас есть и чем занимается.
   Я смеялся, запрокинув голову, над очередной Серегиной шуткой, когда раздался хлопок, и нашу машину резко повело в сторону.
   А потом я услышал, как около моего уха просвистела пуля. Может она, конечно, и далеко пролетела, конечно, но когда стреляют в тебя... Ощущение такое, что все пули мимо тебя только и летают. Какой-то пехотинец вывалился из кузова. Я бросил взгляд назад - он лежал на асфальте и не шевелился.
   - К машине! - заорал Сабонис. - Врассыпную!
   Мы посыпались из нее как горох. Я выпрыгнул через правый борт, и, несмотря на то, что сильно ударился пятками, рванул в лесополосу. Рядом бежал Серега.
   Между тем, ЗЭУшка внезапно открыла огонь. Мы промахнули простреливаемый участок, даже с пробитым колесом, и теперь зенитчики "поливали" тот участок лесополосы, который остался за нами. Лейтенант зенитчиков, поняв, что его подчиненные ведут огонь, а он их, получается, бросил, рванул назад, добежал до борта, ухватился за край... И тут же схватился за ногу, и рухнул. Тут остановился я, остановился Серега. Мы, не сговариваясь, кинулись обратно, подхватили лейтенанта за руки, и потащили его за собой в укрытие. Тут "шишига" взревела, и рванула на трех оставшихся колесах подальше.
   Мы же затащили зенитчика в кусты, и огляделись. Черт его знает, куда делась такая куча народу, но мы были одни.
   - Что с тобой? - спросил у лейтенанта Нелюдин, наклонившись к нему. Потом он приложил ухо к его грудной клетке, затем посмотрел на меня, и удивленно произнес:
   - А он сознание потерял...
   Кровь из ноги лейтенанта быстро пропитала штанину. Я разорвал ее снизу, удивляясь собственной силе, и увидел, что кровь из раны идет потоком, густая, почти черная. У меня на прикладе был намотан жгут, я снял его с помощью Сереги и палки, валявшейся рядом, перетянул зенитчику ногу, и поток остановился. Мы с Серегой одновременно вытерли пот со лба. Где-то позади нас продолжалась стрельба. Кто и в кого стрелял, нам, конечно, видно не было.
   - Что теперь делать? - спросил я. - Жгут нельзя долго держать, я помню, на медподготовке зачет по этой теме сдавал.
   - Надо возвращаться, - ответил Серега. - И придется этого тащить за собой... Видишь, вон вашу ферму отсюда хорошо видно. Тут, наверное, недалеко. А к нам на помощь должны на БМП подъехать. Не бросят же они нас!
   - Так, может, тогда здесь посидеть, обождать?
   - Ага! С ума сошел!? А если чехи сейчас отходить начнут? Они куда пойдут? А если сюда пойдут? Прямо на нас!
   Блин! Я не сообразил. Конечно, они пойдут по лесополосе. Потому что в поле им не выйти, сразу под обстрел попадут. А вот нам надо срочно отсюда делать ноги, и придется ползти.
   Мы легли на землю, взяли каждый по одной руке зенитчика, и потащили его за собой. Стрельба продолжалась, хотя и не интенсивная. А еще мне показалось, что я слышу звук движущейся техники. Наверняка это наши.
   Но неважно. Мы с Серегой старались уползти как можно дальше от этого места. Я быстро устал. Сказывался малоподвижный образ жизни. Тем не менее, приходилось ползти уже через "не могу". Лейтенант стал постанывать.
   - О, черт! - прошипел Серега. - Он еще сейчас орать начнет, нас выдаст, блин!
   - Ничего, мы ему сразу рот заткнем. Успокоится, поползем дальше.
   От лесополосы мы отползли прилично.
   - Все, - сказал я. - Давай чуть отдохнем.
   Серега замер. Я лежал носом в землю, вдыхал запах молодой травки, и рассматривал жучка, ползущего по стебельку. И, если честно, даже завидовал ему.
   - Там ямка! - дернул меня Серега. - Вот там, совсем недалеко! Давай там посидим.
   Я собрался с силами, и мы потащили лейтенанта за собой, и свалились в эту ямку, (как Серега ее только разглядел!). Вот здесь нас точно не было видно ниоткуда. Хорошо!
   Мы с Серегой не сговариваясь осторожно высунули голову, разглядывая лесополосу, где еще, видимо, шел бой, надеясь разобраться в обстановке.
   - Вот, чехи! Уходят! - возбужденно прохрипел громким шепотом Нелюдин.
   Я пригляделся. Действительно, вдоль лесополосы очень быстро двигалась небольшая группка людей, явно не наши. Они отстреливались, и очень спешили.
   - Главное, чтобы нас не заметили! - сказал я Сереге, и мы сразу же нырнули обратно на дно ямы.
   Минут через двадцать я снова поднялся наверх и осмотрелся. Все стихло.
   - Ползком я уже не могу, - сказал я Сереге. - Давай пойдем к нашим стоя, а этого по очереди на плечах понесем.
   - Давай, - согласился Серега.
   Мы поднялись, он помог мне закинуть раненого на спину, и мы пошли. Это было тяжело, но все-таки гораздо удобнее, а значит, и легче. Несколько раз мы с Нелюдиным менялись местами. Однако, в конце - концов, оба выбились из сил.
   Хорошо, что Найданов разглядел нас в буссоль. Мы с Серегой остановились, а прибежавшие Андроид, Джимми Хендрикс и Кабан перехватили у нас зенитчика, и убежали с ним куда-то. Наверное, к медикам - куда же еще?
   Я дошел до нашей позиции и рухнул у ближайшего миномета.
   - Ну, рассказывай! - сказал мне Найданов, присевший рядом. - Как было все? А то вас уже в пропавшие без вести записали!
   Он засмеялся.
   - Ни хрена! - плюнул я тягучей соленой слюной в сторону. - И не надейтесь! Я еще доживу до дембеля!
   Видя, что я не очень-то настроен на рассказ, Андрей сам мне рассказал, что Франчковский и Бессовестных довольно быстро на своих БМП пришли нам на помощь, чехи ушли еще даже до их прибытия. А наши ротные собрали раненых, (убитых не было ни одного), подобрали машину с зениткой, (заменили у нее колесо), и вернулись обратно. А вот нас с Серегой и зенитчика никто не нашел. Да и не искали сильно, честно говоря, сами торопились быстрее вернуться обратно.
   - Прикинь! - сказал мне Найданов. - Франчковский ехал на броне, но одел на себя два бронника! Один наш - армейский, зеленый, а второй какой-то ментовский - черный. Я такого никогда не видел.
   Я хрипло засмеялся:
   - Ну и ладно. Молодец, что вообще приехал! А много раненых?
   - Ну, человека четыре. Один тяжело. Да вот вы еще зенитчика принесли...
   - Кстати, - у Андрея мелькнула мысль, и он явно загорелся. - Получается, вам награда положена! За то, что раненого офицера с поля боя вынесли!
   - Да ладно, - равнодушно ответил я. - Мы сами офицеры. Нам за это не положено. Он младше нас по званию, вообще-то. Хрен с ней, с наградой. Хорошо, что все для нас обошлось. И то спасибо! Это мы к Грозному приближаемся. Что дальше-то будем? А?
   - Ну, не знаю, - серьезно ответил Найданов. - Наверное, хреново будет. А завтра, говорят, будем село это - Гойское - брать. По всем правилам.
  
   Глава 7.
  
   Да, что-то похожее на правила было. Утром наша батарея и соседняя артиллерийская примерно с полчаса обстреливали село, а потом наша пехота, с левого фланга, по асфальтированной дороге в это село въехала, не встретив никакого особого сопротивления. Она расположилась в Гойском, и вскоре мы все свернулись, машины выстроились в колонну, и вторая половина нашего батальона по той же самой дороге, где нас последний раз обстреляли, а сегодня утром наступала пехота, проехали в занятый населенный пункт. Хотя, строго говоря, населенным он уже не был. А вместо многих домов стояли только обгорелые коробки.
   Не знаю почему, но колонна встала прямо посреди поселка, и надолго. Так что у наших бойцов вновь появилась прекрасная возможность заняться любимым занятием - исследованиями и экспроприациями. Но что любопытно, сегодня в большей степени зажигал наш старшина, которому, видно, надоело корчить из себя оскорбленную невинность.
   Не знаю где, не знаю как, но нашему старшине, как начинающему, крупно повезло. Он нашел несколько десятков армейских бушлатов и теплых штанов. Нет, конечно, не тех, которые носят офицеры и контрактники, (иначе Чорновила удар бы хватил от счастья). Нет, это были солдатские бушлаты для хозяйственных работ - типа фуфаек, только зеленого, защитного цвета. И совершенно новые. Не могу понять, зачем все это нужно было чехам? Захватили из разбитой колонны? Не хватило сил отказаться от добра?
   Во всяком случае, теперь оно перешло в надежные руки. Чорновил и два его преданных бойца - хозяйственника погрузили имущество в персональную "шишигу" старшины... Я видел сумасшедший блеск в глазах прапорщика. Все, пропал человек. Пропал, говорю вам я! Как новичок в казино, впервые же вечер сорвавший банк. Будет теперь он постоянно пропадать у рулетки, спустит все, но думать будет только об одном - о своем первом выигрыше, и не остановится, пока не умрет.
   Так и старшина. Вкусив сумасшедший вкус и удачу грабежа побежденного города, теперь будет он везде искать поживы, пока это не закончится для него чем-то особо плохим. (Застрелят, например).
   Сержант Боев нашел наконец-то, то, что так долго и безнадежно искал - двухпудовую гирю! Облезлая, местами ржавая... Но Боев прижимал ее к сердцу, словно мать свое дитя.
   Впрочем, я тоже был рад. И мне совсем не мешало бы позаниматься на досуге с тяжестями. А досуга у меня пока, слава Богу, было много.
   Двор, возле которого остановилась наша с Армяном машина, и где я сейчас бродил, напоминала мне почему-то театр. А дело в том, что в доме обвалилась стена, и теперь он и выглядел как театральная декорация на сцене. У кухни, с противоположной от дома стороны, одна из стен обвалилась точно так же. Теперь внутренние помещения дома и кухни могли видеть друг - друга, что вряд ли, конечно, задумывалось их архитектором.
   Правда сказать, хозяйственным постройкам в глубине двора повезло гораздо меньше, чем дому и кухне. Они вообще развалились от прямого попадания. И горели. Периодически вздымавшиеся в высоту языки пламени и потрескивание огня придавали этому уютному дворику какое-то особое очарование.
   Кстати, на кухне, на столике, я нашел замечательную книгу - "Два капитана" Каверина. После этой находки я сразу вернулся в кабину "шишиги" и немедленно приступил к чтению.
   Оторвал меня от книги Андрей, который принес показать фотографии с "Полароида", найденные здесь же - в селе. Я обратил внимание на одну - чечен в камуфляже с автоматом и черных солнцезащитных очках сидел в кресле, положив ноги на стол. "Наверное, еще до боя фотографировался", - подумал я, - "по-моему, сейчас в поселке ни одного целого дома не осталось".
   - Где нашли? - спросил я Найданова, отдавая фотографии обратно.
   - Да тут где-то мешок документов обнаружили, - ответил он.
   - Странные какие-то, - сказал я. - В войну, вроде бы, сразу все документы наши сжигали, чтобы немцам не досталось. А эти нам все оставляют. Бросают только так! Тогда зачем пишут? Неужели чтобы мы потом читали?!
   Кстати, оказывается, здесь в апреле уже был большой бой. По крайней мере, я своими глазами видел несколько сгоревших боевых машин, стоявших перед селом. Что за черт! Опять мы ходим по кругу что ли друг за другом?
   Ну, все! Поехали! Техника наша двинулась вперед, проплыли мимо последние строения Гойского, (строения - потому что это были уже только обгоревшие коробки, а не дома), и мы снова выехали в степь.
  
   Глава 8.
  
   К вечеру мы прибыли на излучину большой горной реки. Елки-палки! Простор! Много воды! Тепло!
   Как только мы окончательно рассредоточились на местности, первые бесстрашные бойцы помчались к воде, разделись, и рванули в воду. Здесь, в Чечне, в мае вода была уже довольно теплой. С поправкой, конечно, что это ледниковая вода. Ну, другими словами, относительно теплой.
   Но, глядя на то, как храбрецы обливаются водой, моют голову, и даже что-то стирают, по остальной солдатской массе пробежало волнение. И, если честно, мне тоже очень захотелось купаться - даже зачесалось все как-то особенно сильно.
   Найданов пошел на совещание, а я не выдержал, и то же спустился по круче к воде. Хотя бы умыться!
   Я постоял у воды... Так захотелось искупаться! Просто сил не было удержаться.
   Я быстро разулся и разделся, и по камням прошел ближе к середине довольно мелкой реки. Немного постоял, и с размаху плюхнулся задом в воду, подняв тучу брызг! Вода была ледяной, и я тут же вскочил обратно. Но ощущение было все равно замечательным. Ведь вода была прозрачной. Ее хотелось просто пить. (Хотя я, конечно, этого не сделал бы - уж, знаете ли, не понаслышке знаком с кишечными заболеваниями. Еще в части один раз подхватил раз какую-то заразу: два дня лежал с температурой под 40 градусов, и дристал дальше, чем видел. Нет уж! Я теперь умный!). Короче говоря, пить - не пить, а вот окунуться... Я еще раз сел в воду, и постарался не выскакивать в ту же секунду. Воля - волей, но холод - холодом. Я просидел сколько смог, а смог довольно мало. И снова вскочил. Но после этого уже умыл лицо, весь обмылся, а потом вышел на берег обсохнуть.
   Я огляделся. Речка понемногу начинала приобретать статус нудистского пляжа. Так как плавок, естественно, ни у кого не было, а ходить в мокрых трусах или подштанниках удовольствие сомнительное, то купались и обсыхали все, вполне естественно, голые.
   Я разглядел бойцов и из нашей батареи. Уже успевшие загореть до черна руки и черные лица резко, как "Черный квадрат" Малевича, контрастировали с бледными белыми туловищами и ногами.
   Я довольно долго стоял под прохладным ветром, пока совсем не обсох. Тогда я не торопясь оделся, и отправился обратно к машинам. Мимо меня проскочила новая группа купальщиков. Армян успел спросить:
   - Как водичка?
   Я поднял большой палец вверх. Армян на ходу принялся стягивать с себя хэбэ. Я вернулся к машинам, покрутился пару минут, но, так как делать здесь мне было ровным счетом нечего, пошел к артиллеристам.
   Они расположились прямо на какой-то пашне. Вытащили столы, стулья, поставили телевизор под открытым небом, и Донецков с Нелюдиным смотрели какую-то мутную развлекательную программу. Правда, почти сразу, как я подошел, начались новости.
   - Ну-с, что там творится в Чехословакии? - бодро сказал я.
   Донецков засмеялся, но ничего не ответил.
   Я внимательно прослушал новости. Ничего нового: где-то что-то взорвали, кого-то обстреляли... Все, как обычно. Конкретно про нашу часть не было сказано ни слова.
   - А там купаются, - сказал я Сереге, указав рукой в направлении реки. - Я лично купался. Хорошо!
   - Завтра пойдем, - ответил мне Нелюдин. - Мы здесь, говорят, надолго. Так что еще успею сходить...
   Он оказался прав. Мы здесь пробыли несколько дней, включая и мой день рождения. Впрочем, ничем от остальных дней он не отличался. Ни выпить, ни закусить у меня ровным счетом ничего не было, а без этого какой праздник? Я даже и не заикался о своем дне рождения лишний раз.
   Я просто отдыхал. Приходил на речку, (я нашел такое хорошее место с небольшим течением и приемлемой глубиной), раздевался догола, и плюхался в воду. И сидел там по часу.
   А мои бойцы, неизвестным мне образом раздобывшие рыболовные снасти, ловили в реке на хлеб рыбу. Вы будете смеяться, но рыба здесь действительно была! Мало того, она еще и ловилась!
   Во всяком случае, два заядлых рыболова - Боев и Восканян - наловили два десятка мелких рыбешок - и вечером сварили на костре уху. Черт побери! Я попробовал уху! Самую настоящую! Картошки, конечно, у нас было мало, так же, как и лука. И все-таки вкус рыбы... Запах костра...
   Когда огромный диск багрового солнца уходил за горизонт, я садился на краю обрыва, и мечтал. Все как-то само собой тянуло к расслабленности, к душевному покою. И тепло, и река, и сбежавшие, наконец-то от жаркого солнца и прожарки вши, и даже пыль, которая очень напоминала мне такую же в нашей родной степи. Почему-то, не знаю почему, почему-то пахло домом. Даже странно! До дома мне было как до Луны раком, кругом шла война, мы продвигались в места самого ожесточенного сопротивления... А все равно настроение у меня поднималось. Может, из-за того, что я предчувствовал свой скорый дембель? Все-таки, как ни крути, уже совсем скоро наступал предельный срок моей двухгодичной службы.
   Нет, вы только вдумайтесь! Скоро два года, как я в строю. А кажется иногда, что вот только пришел. И первый день в армии - вот он, как вчера, на ладони. Помню почти все...
   Хотя все это плохонькая лирика. Вот, в музее Брестской крепости есть письмо какого-то рядового грузинской национальности. Он там, совсем незадолго до начала войны, написал домой, что если ничего не случится, то через три месяца закончится его срочная служба, он приедет домой и обнимет всех своих родных. Случилось... И этот солдат остался в крепости навсегда. Вот так и тут может быть. Сегодня сидишь мечтаешь, планы на будущее лелеешь, а завтра один короткий бой, и все. И нет тебя.
   Как говорится, "человек предполагает, а Бог располагает". Это вырастить из малыша настоящего человека долго и трудно. А вот убить его - быстро и легко.
   И еще я подумал, а почему, собственно, хорошие ребята, которых здесь, среди нас все-таки много, (хотя и уроды встречаются, конечно), должны своими жизнями закрывать тех, кто этого вообще не заслуживает. Почему они должны умирать за Родину, а скажем, быдло, которое сидит по тюрьмам, нет? Хорошего парня, который мог бы стать хорошим отцом, гражданином, в конце - концов, здесь убьют, а какую-нибудь погань воровскую, через два - три года живую выпустят? Вот почему так? Получается, тварью всегда быть выгоднее?
   Здесь офицера, у которого двое детей маленьких, убили, а кто теперь защитит их от бандита, который в тюрьме посидел и вышел? Ну, кто?
   Вот почему Женя Попов, безобидный, веселый паренек, умер, а какой-то насильник детей живой сидит в тюрьме, и в ус себе не дует - освобождения ждет?
   Почему так несправедливо???
   Почему хорошие парни должны здесь защищать жирную жопу журналюги с нетрадиционной сексуальной ориентацией с НТВ, который их же еще и помоями обливает? Ну почему?!
   Хорошо однажды Деникин сказал. Типа, Красная Армия не только победит немцев, но и повернет свои штыки против большевиков. Хорошо бы и нам повернуть штыки на Москву - ельциноидов к стенке ставить!
   Он тут, говорят, в Чечню перед выборами собрался, плясун. Хоть нашелся бы какой Ли Освальд что ли - пристрелил бы алколоидную гадину...
  

Часть 10. Старый Ачхой - Бамут.

  

Глава 1.

  
   Нас бросили на Старый Ачхой. Где-то впереди развернулась пехота. А наша минометная батарея, как положено, несколько позади. Андрей все пытался определить - дострелим ли мы до поселка с этого места, или надо будет быстро перемещаться вперед. По всему получалось, что недострелим.
   Из-за этого комбат заметно нервничал. Одно дело все спокойно заранее к стрельбе подготовить, и совсем другое - развертываться сходу, делать все бегом и в спешке, с неизбежными ошибками личного состава и всякими неприятными происшествиями.
   Вскоре и до нас дошла первая плохая новость за этот день. У Франчковского в роте при чистке оружия случайно застрелили солдата. Никаких разборок и темных историй - исключительно случайно. Но пятно на ротного, конечно, легло не хилое. Да и солдата, как ни крути, было жалко. Не боевые потери самые неприятные. Ни за что погиб боец. Вот ни за что!
   Убийцу оставили в строю, но Армян мне шепнул, что сослуживцы приговорили его идти везде первым. Так что если он доживет до дембеля, ему сильно повезет. Но это вряд ли...
   Можно сказать, что едва только лунный свет сменился предутренней дымкой, а потом встающее солнце красной лентой окрасило горизонт, как доблестная пехота двинулась вперед. Наша батарея также не отставала, перемещаясь по заранее намеченному маршруту к месту развертывания для боя и непосредственного ведения огня. Вместе с пехотой отправился арткорректировщик из артиллеристов, так что на этот раз обошлись без меня.
   Стрелять нам пришлось фактически с закрытой огневой позиции, и пришлось изрядно помучиться - и мне, настраивая буссоль, и сержантам - наводя прицелы по точке наводки.
   Найданов наметил цели - это были противоположные нашему наступлению окраины поселка - и рассчитал приблизительные установки прицелов - дальность и доворот. Обнадеживало меня то, что здесь - на равнине - сюрпризов с траекторией мин, в отличие от гор, быть, по идее, не должно. А беспокоило - больше всего - правильно ли мы определили месторасположение нашей батареи на местности? Привязывались мы от школы в Старом Ачхое, но точно ли это была школа? Потому Андрей и выбрал в качестве первоначальной цели обратную оконечность поселка - боялся попасть в своих. А так перелет через нашу наступающую пехоту нам был гарантирован. А там... Там, главное, засечь разрывы. И все остальное уже - дело техники. Здесь мы очень надеялись на корректировщика, и Андрей поминутно заставлял нашего радиста выходить на связь с ним.
   В конце - концов радист передал наушники самому Найданову, и тот лично услышал от корректировщика, что тот его уже достал! После этого наш комбат на время успокоился.
   Еще через какое-то время мы получили приказ на открытие огня, и Андрей, заметно волнуясь, скомандовал "Огонь"! После этого он отобрал рацию у радиста и сам решил послушать результат. Ответ его обескуражил - корректировщик наши разрывы не увидел.
   Мы дали еще не один, а два залпа. Последовал неуверенный ответ, что вроде разрывы засечены, и можно бы их метров на двести сдвинуть к нам.
   Я рассчитал поправки и отдал приказ. С грехом пополам это было сделано, и мы опять дали залп. Ответом было - "Продолжайте в том же духе"! Мы отправили в Старый Ачхой еще по две мины на миномет, и тут Найданов махнул рукой на прекращение огня. Наши прорвались к поселку, и мы реально могли попасть по своим.
   Все, для нас бой фактически закончился. Где-то через полчаса поступил приказ на свертывание и выдвижение в поселок.
   По дороге я снова увидел несколько подбитых боевых машин, но они были ржавые. Это явно был результат боев еще прошлого года. А вдоль дороги тянулась линия брошенных окопов. "Неужели тут столько чехов было?" - подумал я, удивляясь их длине. - "Или они тут сидели по человеку на километр"?
   Наша батарея остановилась как раз возле школы - все-таки мы не ошиблись, и карта была права. Я поздравил Андрея, и сказал, что привязка была правильной. Поэтому, похоже, мы попадали примерно туда, куда и целились. Он пожал мне руку, и мы обнялись.
   На школе белой краской была сделана огромная надпись - "Да здравствует бессмертная крепость Старый Ачхой!".
   - Почему по-русски? - подумал я вслух. - Почему не по-чеченски? Для нас, что ли, писали?
   Пехота устремилась вперед, преследуя противника, так что на окраине, похоже, остались мы одни. Во всяком случае, ни соседей справа, ни соседей слева, я не только не видел, но даже и не слышал.
   Чем должны были заняться наши доблестные бойцы? Угадайте с трех раз! Ну, конечно же, исследованиями и поисками.
   Для начала почти все полезли в школу, Зерниев почему-то в какой-то сарай, а я пошел немного в сторону. Там стоял полуразрушенный двухэтажный коттедж, и он чем-то привлек мое внимание.
   Пробравшись по грудам битого кирпича и щебня, я прошел внутрь не через двери, коих, как мне показалось, и не было, а через пролом в стене. Бетонная плита перекрытия между этажами от попадания снаряда в дом рухнула одной стороной вниз, перебив и разрушив все, что было в двух из трех нижних комнат. А вот третья комната была полностью цела.
   Я осмотрелся. Ничего ценного и интересного. Полупустой шкаф с какими-то тряпками, довольно старое облезлое шатающееся трюмо. Я посмотрел на себя в зеркало и поморщился. Вид, как у профессионального бандита, только армейский головной убор резко контрастировал с остальным обликом. Хотя, впрочем, он уже успел прилично запылиться, так что существовал вполне реальный шанс, что и он вскоре гармонично вольется в общую картину.
   В отличие от большинства наших бойцов, я не стал бить зеркало - в чем оно виновато? - а отошел к бывшему окну. На окне я обнаружил стеклянную фигурку олененка. Мне она показалась очень милой и забавной, и, секунду поколебавшись, я все-таки забрал ее с собой. Незачем ей здесь впустую пропадать.
   Те, кто полез в школу, оказались крайне разочарованы. Это было совсем не то, что в Белготое. Там и парты, и стулья были еще на месте, на стенах висели портреты и пособия, а на школьных досках можно было еще даже писать мелом.
   Здесь же школа была практически пуста, как будто отсюда все давно растащили то ли по домам, то ли по машинам, то ли спрятали в лесу или зарыли в землю. Да еще половина перекрытий от обстрела рухнула вниз.
   Зерниев нашел в сарае какие-то тюфяки, но они были до того старые и грязные, что немного поковырявшись с ними, наш боевой хоббит плюнул на них, и предложил сжечь.
   - Ну, жги, - сказал Найданов. - Тут и так все горит. Одним пожаром больше, одним меньше...
   План Зерниева не удался только по одной причине - никто не захотел давать на это дело свои дефицитные спички, а своих у маленького бойца не было.
   Полдня мы еще шарахались на этом пятачке, а к вечеру прибыл сам Санжапов, приказал продвинуться немного вперед, и развернуть батарею.
   Что же! Это дело привычное.
   Мы проехали вперед - на другую окраину поселка. Многие дома по ходу нашего движения были разрушены, многие горели. Может быть, это был результат и нашей боевой работы. Кто знает?
   В указанном нам месте мы, во-первых, переломали все заборы между огородами, чтобы они не мешали нам передвигаться, выставили минометы, назначили дежурные расчеты, а машины загнали в соседний двор. Тут явно жил какой-то не бедный местный житель, потому что двор был большой, забор - солидный, а дом - высокий и просторный, с большим подвалом. В подвале было несколько кроватей.
   - Боевики спали! - сразу констатировали наши бойцы.
   Внутрь дома никто не пошел, потому что он горел. Даже подходить к нему было жарко.
   - Ночью точно не замерзнем! - пошутил Андрей.
   - Ага! - поддержал его я. - И костер всю ночь будет. Прямо пионерский какой-то! Или Новогодний!
   За домом шла линия окопов, выкопанных в полный профиль. Упиралась она в мастерскую, полную ржавых запчастей, болтов, гаек и инструментов. Причем их было очень много.
   - Хорошо, Чорновил не видит! - присвистнул Армян. - А то бы сейчас ласты склеил от жадности. Это же все в одну "шишигу" не влезет.
   - Зачем оно ему? - меланхолично прокомментировал я реплику своего водителя.
   - Вы что, старшину нашего не знаете? Да на всякий случай! Добро-то халявное!
   К вечеру, когда солнце уже явно начало скатываться к горизонту, я увидел чудо-чудное, диво-дивное. К нам пожаловали телевизионщики. На камере были крупные буквы - "РТР". Два парня смотрели как-то смущенно. У меня создалось такое впечатление, что им было явно неуютно. Чего они боялись? Чехов? Так не было тут никаких чехов. Или они нас боялись?
   Так чего бояться нас? Это же вроде не из НТВ ребята. Вот у тех, как я наделся, действительно, могут быть крупные проблемы. По крайней мере, сколько я в прошлом году не смотрел телевизор, грязью нас в основном поливали именно оттуда. А по "РТР" я такого что-то не помню. Хотя... Может, я просто плохо смотрел? Может, они-то сами как раз очень даже чувствуют, что какую-то гадость сделали? Не знаю.
   Интервью они брали у Франчковского. Я-то ожидал, что ротный напыжиться, раздуется, и начнет стучать себе пяткой в грудь... А он, совсем наоборот, как-то даже усох от внимания средств массовой информации.
   Стоял, и блеял что-то невнятное. "Мы наступали с левого фланга", "противник отступил", "мы его преследовали", "они рассредоточились и ушли". Причем каким-то чужим деревянным голосом. Ну, если не знаешь, что сказать, хоть бы эмоций поддал в свою речь, что ли!
   Те же самые слова, но сказанные на эмоциях, да еще с добавлением не вполне парламентских выражений, да еще с соответствующим выражением лица!... Какая картинка была получилась! По крайней мере, живой человек, а не бормочущая кукла... Или он боится, что его тогда по телевизору не покажут? Ну не покажут, ну и что? Жизнь остановится? Да этот сюжет небось в новостях промелькнет за несколько секунд, и на этом все и закончится.
   Наконец, репортеры оставили бледного Франчковского в покое, и начали снимать отбитое у боевиков оружие. Я тоже подошел посмотреть. И что-то мне подсказало, что я это уже где-то видел... Не все, но часть точно... Ага! Блин! Ну, точно. Это же из Агишбатоя! С собой возили, может даже, взяли просто так, из запасливости, а вот и пригодилось.
   Хотя кое-что я точно не видел. Самодельный гранатомет на станинах - этого не было. Может быть, это и вправду отбили именно здесь. Подошедший Найданов шепнул мне, что это какая-то хрень из десантного комплекса, только немного переделанная. Я ничего об этом не знал, а потому поверил Андрею на слово. Да и какая мне разница-то?
   Репортеры ушли куда-то дальше вместе с Франчковским, а я вернулся во двор. Постоял около вяло горевшего дома, а потом пошел в кухню. Ничего здесь не было интересного, если не считать сваленных под кроватью книг. Из-за них-то я, правду сказать, и зашел. Была у меня слабая надежда, что есть здесь что интересное.
   Но нет. Какая-то техническая литература, советские романы 70-х годов, которые и тогда-то мало кто читал, а сейчас, здесь, на войне, они вообще были совершенно неуместны, стихи какие-то - местных поэтов. Но уходить с пустыми руками было вообще жалко, и я взял с собой историю Мюнхенского сговора. Научно-историческая книжка о сдаче Чехословакии Бенешем Гитлеру. Написана она была таким научно-политическим языком... Да ладно! Я в институте еще и не такой ужас читал. И как-то переваривал, и понимал, и простыми словами переписывал. Так что и с этой заумью справлюсь в полпинка.
   Тем более, как я читал где-то до войны, нетренированный мозг усыхает. А я этого совсем не хотел. И хотя моего тестя-управляющего небольшим отделением небольшого банка с работы в прошлом году выпихнули, а с ним и мою жену, и тещу, которые там из-за тестя-то и работали, я все равно надеялся найти какую-нибудь приличную работу. Просто теперь надо было рассчитывать исключительно на свои силы - вот и все.
   Честно говоря, я не хотел быть обязанным чем-то тестю. Может оно и к лучшему, что надеяться на его помощь не нужно?
   Я бросил книжку в кабину, а сам обошел еще раз нашу позицию, посмотрел, как поставлены минометы, полазил по окопам противника, побродил среди готовивших себе на кострах ужин бойцов, и пошел спать.
  
   Глава 2.
  
   "Ах, Федечка - Антихрист"!
   Блатная музыка, лившаяся всю дорогу в кабине Армяна, меня изрядно утомила. Песенка о Феде Косе просто достала. Единственное, что по большому счету, мне нравилось - это "За тех, кто с нами был всегда. Кто помнит наши имена"... Вот это мне нравилось. Да еще - "Мой номер - двести сорок пять! На телогреечке - печать"... Ну, то же терпимо. Остальное...
   Но слушать-то больше все равно было нечего. А моему водителю явно нравилось.
   На выезде из поселка мы увидели никем не сбитый, и не сорванный плакат, гласивший - "Дембеля! Добро пожаловать в Ад"! За спиной немедленно выразили удивление, и зашептались, откуда чехи знают, что они - дембеля. Я не удержался, и объяснил подчиненным, что не надо быть такими тупыми. В рядах нашей армии полно дембелей. Так что ошибиться, делая такую надпись, невозможно. И если бы там было написано - "Духи! Добро пожаловать в Ад"! - это тоже было бы в какой-то мере правдой, потому что и духов у нас в войсках тоже полно.
   По-видимому, я разъяснил ситуацию достаточно доходчиво, потому что некоторые покраснели. Надеюсь, иногда теперь они станут сначала думать, а потом говорить, а не наоборот, как обычно.
   От Старого Ачхоя мы продвинулись снова к какой-то реке, и встали на излучине. Я снова отправился купаться. А наши бойцы - ловить рыбу. По берегам развернулась гигантская стирка.
   А Солоха, не знаю уж почему, (может полагал, что только я могу оценить), похвастался находкой, сделанной в Старом Ачхое.
   - Вот что я нашел! - гордо сказал он мне, протягивая руку, на которой лежали серебряный Николаевский рубль 1897 года, и два советских полтинника 1924 года.
   - Ого! - сказал я. - Откуда? Знатная находка... Я бы от такой не отказался.
   Солоха хитро улыбнувшись, спрятал монеты во внутреннем кармане.
   - В одном доме, там, в Старом Ахчое, зашли - там в шкафу шмотки. Я по карманам полез, в одном, в пиджаке, вот они, лежат.
   - Везучий ты! - сказал я Солохе. - То машина на тебя трофейная валится, то сокровища находишь!
   Я не стал говорить ему, насколько я сам считаю опасной такую везучесть. Я придерживаюсь теории мелких неприятностей. Пусть будут мелкие неприятности, пусть их будет даже несколько. Главное, чтобы не было одной большой. Пусть мелкие отвлекут от меня крупную.
   Так же и с мелкими удачами. Мелкие удачи, во-первых, не позволят прийти удаче крупной, а, во-вторых, могут навлечь одну большую неприятность.
   Все это, конечно, вилами на воде писано, но я отношусь к этому осторожно. Солоху же, очевидно, такие философские рассуждения ни мало не занимали, и он был весел и беспечен.
   - Похоже, последняя остановка перед Бамутом, - сказал мне Найданов, разглядывая карту. - Вот тут мы. Вот река, вот отсюда, мы, похоже, приехали... Вот там - Бамут... К Бамуту нас направят, не иначе.
   Да, Бамут - это звучало не очень весело. Как мне казалось, нас могут ждать там большие неприятности. Видимо, высшее командование, которое, (что меня страшно поразило), как оказалось, не раз уже выражало полное удовлетворение состоянием и действиями нашей части, решило, что мы созрели для настоящих сражений. А то, что Бамут придется брать, я даже не сомневался. Интересно только, какова будет наша роль - минометной батареи? Отправят вместе с пехотой, или опять оставят тылы охранять? Первое - смертельно опасно, второе - смертельно стыдно.
   Я поделился своими соображениями с Андреем. Он засмеялся, а потом кивнул.
   - Что скажут, то и будем делать! - ободрил он меня.
   У меня же впервые мелькнули в голове какие-то мрачные предчувствия. Как-то все-таки достаточно гладко прошел мой поход по Чечне, не считая, конечно, нескольких крайне опасных ситуаций, из которых удалось достаточно благополучно выпутаться. Однако там никто не требовал от меня наступать, и сохранить жизнь было несколько легче. А вот если придется идти вперед...
   Осталось совсем немного до дембеля... И все может так запросто оборваться... Вот где самая скользкая точка службы по призыву. Когда идет большая война, со всеобщей мобилизацией, то такие мысли в принципе невозможны. Будешь воевать - пока война не закончится. Значит, и колебаний никаких.
   А когда начинаешь думать, что "мне вот немного осталось, как бы так перекантоваться" - то тут и боевой дух снижается, и думать начинаешь о собственной шкуре, больше, чем о деле.
   Плохо это. И эту заразу я начал ощущать в себе самом. Стыдно, но так оно и было. В конце - концов, усилием воли я заставил себя выкинуть все эти мысли побоку, и вернуться в привычное пофигистское состояние - "будь что будет"!
   В таком настроении я прибыл вместе с нашей батареей под Бамут.
  
   Глава 3.
  
   То, что привычный порядок вещей изменится, все поняли еще в самый первый день.
   Наша часть разворачивалась по привычке. Минометную батарею кинули на левый фланг, где мы уперлись в хорошо оборудованный блокпост внутренних войск, артиллерия расположилась в глубине, а пехота развернулась поротно, выдвинув вперед БМП. Грузовой автотранспорт нашей части встал за пехотой, на уровне артиллерийской батареи.
   Это нас и погубило. Я шел по дороге к блокпосту по поручению Гришина, который почему-то решил, что нам надо развернуться не справа от блока, а слева, когда услышал резкий, совершенно незнакомый свист. В тот самый момент, когда я повернул голову, один из наших "Уралов" взлетел на воздух.
   - Ракета! Ракета! - закричали вокруг.
   Через пару минут наши "шишиги" и "Уралы" рванули в тыл, а артиллерийская батарея открыла огонь по той части леса, откуда, как показалось многим, управляемая ракета и вылетела.
   Не знаю, насколько это было эффективно, но стрельбы в нашу сторону больше не было. (Да и зачем ему - этому стрелку. Он свою задачу выполнил, свою цель поразил, и пошел, наверное, получать свои честно заработанные фальшивые доллары). Да и хорошие цели, в виде наших грузовиков, все исчезли.
   Тем, кто был в "Урале", сильно повезло. В кабине в этот момент никого не было, а в кузове сидел лейтенант Тищенко с двумя рядовыми и прапорщиком. Так вот их в момент взрыва выбросило из кузова, вследствие чего они все остались живы. Все, что было в "Урале", включая и личное оружие, сгорело дотла. Сам Тищенко был нашпигован мельчайшими, крохотными осколками, как сало перцем. Но он был жив, а все осколки настолько малы, что никакой опасности для его дальнейшего существования не представляли.
   Примерно тем же самым отделались и рядовые. И только прапорщика так ударило головой об землю, что он сразу потерял сознание и был немедленно отправлен в госпиталь в довольно тяжелом состоянии.
   Бойцы нашей минометки пребывали в глубокой растерянности. Все то, что составляло основу их быта, укатило вместе с "шишигами" достаточно далеко, и они сидели у минометов, не зная, что им теперь делать. Ни воды не попить, не поесть, ни поспать толком. Меня же беспокоило то, что в машинах был наш основной боезапас. Хорошо, с одной стороны, что выстрелили не по нам. А то бы мало не показалось никому. Но, с другой стороны, стрелять-то чем-то надо? Получается, надо идти к "шишигам", к начальству, чтобы нам разрешили подогнать технику к позиции, чтобы хотя бы выгрузить побольше ящиков с боеприпасами.
   Я прикинул, сколько придется идти пешком, и мне взгрустнулось. Хотя... С другой стороны... Не так уж все это и далеко, а ходьбой меня не напугаешь...
   Однако все разрешилось гораздо более удобно, чем я предполагал вначале. Сначала мимо меня по дороге прокатили, обдав меня с ног до головы облаком пыли, танки, которые вышли к Бамуту и открыли по нему огонь, потом по лесу вокруг города отбомбилась авиация, а потом к нам на позицию приехал Гришин, вместе со всей батарейной техникой, и сказал, что чтобы мы занимали блокпост. А вэвэшники, которые там сидят, из-под Бамута выводятся.
   Все обрадовались, погрузились в машины, и отправились на блок.
   Из самого дальнего блиндажа вышел на свет божий какой-то офицер - видимо, командир блока - приставил ладонь к козырьком к глазам, и принялся нас не без интереса рассматривать. Из нашей головной машины вышли Найданов и Гришин, и подошли к нему. Начальник артиллерии протянул вэвэшнику какую-то бумагу, тот взял ее в руки, посмотрел, и просветлел лицом.
   Я не стал безучастно сидеть в кабине, а тоже выпрыгнул из нее, и подошел к руководству.
   - Ну, это здорово! - говорил улыбающийся начальник блокпоста. - Мы тут уже несколько месяцев сидим. Я уже и не чаял, что поменяют! Вот, блин! Теперь домой поедем! В цивилизацию! Отдохнем, погуляем!
   Я вполне понимал его радость. Я и сам бы не отказался поехать хотя бы в тот же Темир-Хан-Шуру. Искупаться, пожрать по-человечески, той же водки выпить, а лучше - пива. Чистое одеть. По-настоящему чистое - свежее и глаженное. От вшей избавиться. И вылечить свои язвы. Они особо не болели, не чесались, но гнили, и их становилось все больше. Я знал, что это стрептодермия , но обращаться к врачам из-за такой фигни считал ниже своего достоинства.
   - Рота, строиться! - закричал бородатый вэвэшник, и изо всех щелей посыпались его бойцы, очень быстро образовав в центре блока правильный прямоугольник.
   - Парни! - совсем не по-уставному обратился начальник блокпоста к своим подчиненным. - Мы честно послужили, и, наконец, мы можем отдохнуть. Нас сменяют!
   - Ура! - закричали бойцы, и этот крик был искренен.
   Это, прямо скажем, меня немного удивило. Потом я поразмыслил, и пришел к выводу, что, видно, место гиблое. Если сидеть на одном месте несколько месяцев, и если в тебя постоянно стреляют, то, видно, действительно хочется сменить место дислокации. Наши бойцы как-то не горели желанием вернуться обратно. Хотя...
   Хотя вот Армян, что удивительно, (от него я этого не ожидал), захотел обратно в часть. Не знаю уж, что его так достало, но он, узнав, что мне, возможно, скоро можно будет вернуться в Темир-Хан-Шуру, попросил меня подойти к майору Бабаяну и передать ему, что бы он его отсюда забрал. Как оказалось, у Армяна и майора были то ли какие-то общие хорошие знакомые, то ли вообще родственники, так что на содействие командира нашего дивизиона мой водитель рассчитывал отнюдь не без оснований.
   Конечно, я пообещал. Что мне, жалко, что ли? Если я вернусь в часть, уже ясно, с целью сдачи дел и отправки в гражданскую жизнь, то почему бы мне и не выполнить просьбы тех, кто здесь останется? А пока...
   А пока вэвэшники выкатили свои БТР, погрузились в них, и отчалили, оставив весь свой комплекс нам. Кстати, Гришин уехал с ними. А мы с Найдановым остались.
   Осмотрев внимательно то, что нам досталось на халяву, я пришел в решительный восторг. Ей-Богу! Это фантастика. Видно, люди здесь и правда жили! Потому что устроились они капитально.
   Во-первых, здесь было четыре просторных блиндажа. Наши бойцы быстро поделили их между собой, но командирский блиндаж занял Найданов, ну и, условно, я.
   Почему условно? Потому что я все-таки предпочитал ночевать в кабине. И дело даже не в том, что привык к этому, нет. Поспать на полу, вытянувшись во весь рост, а не скорчившись в три погибели, было очень заманчиво. Но в блиндаже я не контролировал ситуацию. В кабине, даже только проснувшись, мне было видно решительно все. Любую ситуацию можно было бы мгновенно оценить, и тут же начать реагировать. Из блиндажа ничего не видно, да и пока из него выберешься... Может я и не прав, но подсознательно мне все это не нравилось.
   Во-вторых, окопы с ходами сообщения были вырыты по полному профилю, причем обшиты бетонными плитами, а на каждом из четырех углов блокпоста было сделано что-то вроде башни, с бойницами и удобными скамейками.
   В-третьих, у самых ворот был насыпан достаточно высокий курган, на котором оборудован наблюдательный пост.
   В-пятых, здесь имелся довольно цивильный деревянный туалет.
   В-шестых, почти для каждой из наших машин нашлось место для укрытия. Не нашлось места для нашей с Армяном "шишиги". Мы загнали ее в тыльную сторону блока, поставив около одной из башен, а чтобы ее не было слишком заметно, накрыли маскировочной сеткой.
   Ну и, самое главное, здесь была подземная баня! Из двух отделений - парилки и душа, обшитая деревом, обложенная камнями. Знаете, такую баню не было бы стыдно иметь и у себя дома. Одно было плохо. Своей воды на блокпосту не было. Баню обеспечивал огромный бак, находящийся над ней и зарытый в землю, но воду в этот бак нужно было откуда-то доставить.
   Андрей немедленно связался по рации с нашим старшиной, и тот пообещал приехать к вечеру с водовозкой.
   - Блин! - сказал Найданов. - Есть шанс на баню!
   У меня в груди сладко заныло. Баня! Настоящая баня!
   Все прекрасно было на блокпосту. Одно только, как изречение "моменто море", не давало расслабиться окончательно, и полагать, что мы находимся на курорте. В одном из ходов сообщений была прилеплена самодельная табличка, извещавшая, что именно здесь от рук снайпера погиб такой-то боец.
   Найданов, на всякий случай, собрал сержантов, и предупредил их, чтобы на посту не курили. Потому что огонек виден издалека, и можно легко получить пулю в лоб.
   Сержанты, которые видели таблички так же ясно, как и мы, пообещали и сами не курить, и подчиненных проконтролировать.
   Я недоверчиво вздохнул. Однако, к счастью, на этот раз ошибся. Ночью, обходя посты, я обратил внимание, что подчиненные курили на дне ходов сообщения, не высовываясь. Я еще раз, на всякий случай, похвалил их за это, и напомнил, что все это делается исключительно в их же собственных личных интересах.
  
   Глава 4.
  
   "Нет ничего нового в этом подлунном мире". Папоротник с водой нас, естественно, кинул. Вместо бани мы опять давились сухим пайком, а с водой вообще была полная задница. У нас было два полуполных термоса с чаем, но согласитесь, что чай - это все-таки не вода.
   Обозленный Найданов в конце - концов потерял таки терпение, снова нашел по рации Чорновила, и наорал на него.
   Ошарашенный прапорщик был так удивлен, что даже испугался, и пообещал вечером быть.
   Однако до вечера я волей - неволей познакомился с еще одной стороной моих неутомимых и многогранных бойцов.
   За насыпью, ограждавшей наш бастион - в сторону от Бамута - привольно раскинулись заросли могучей конопли. Я-то не обратил на это ровным счетом никакого внимания, а вот Восканян и Боев обратили. Да еще как! Я, олух, еще хотел просветить их путем распространения соответствующей литературы о наркотиках и их последствиях для организма! Боюсь, что они сами скорее могли просветить автора книги по указанным проблемам. Во всяком случае, о таком способе приготовления дури, которым смогли воспользоваться наши военнослужащие, я раньше ничего не слышал.
   У кого-то из моих расчетов в загашнике, как оказалось, было сухое молоко. Воду они достали, собрав остатки из фляжек всех участников шабаша. Этого было немного, но на изготовление зелья хватило.
   Поступили они очень просто - сварили коноплю в разведенном сухом молоке. Боев и Восканян пришли ко мне, и предложили попробовать то, что у них получилось. Я был тронут такой чуткой заботой, но вежливо отказался, сказав, что продукта очень мало, и я не хочу отнимать у личного состава те крохи, которые им удалось произвести.
   Они удовлетворенно кивнули, и отправились "заряжаться" к себе в блиндаж.
   Не знаю, то ли приготовили они неправильно, то ли зелье получилось слабоватое, но особого кайфа бойцы - наркоманы не получили. Так, протащились в дремоте часа два - три, и не более того.
   Зато занятную штуку выкинул Кабан, который, вообще-то, в процессе варки и употребления конопли участия не принимал. Уж не знаю где, но он раздобыл какие-то таблетки, и все их выпил. Высыпавшие со всех своих укрытий наши минометчики с хохотом наблюдали, как Кабан, у которого глаза свелись в кучу, стоял, покачиваясь, у борта "шишиги", потом уронил автомат, а потом и сам упал носом в пыль.
   Маразм! Найданов приказал убрать тело куда-нибудь подальше в укромное место. Данилов и Рамир уволокли Кабана в блиндаж, и бросили там на пол.
   Андрей произнес речь, сводившуюся к тому, что такие идиоты как Кабан могут погубить всех. И что, строго говоря, от противника нас отделяет не такое уж и большое расстояние. Пройдут, и пьяных или обкуренных вырежут!
   Личный состав потупился, (не все), и довольно быстро разошелся. Эффект от коноплевого варева можно было бы оценить хотя бы тем, что Андрей вообще ничего не заметил. На фоне Кабана Восканян и Боев, например, выглядели олицетворением разумности.
   В общем, я смотрел на все это сквозь пальцы. Сухое молоко у них точно кончилось, а можно ли приготовить коноплю к употреблению как-то по-другому, я не знал. Но подозревал, что в наших условиях почти невозможно.
   - Товарищ лейтенант! - обратился ко мне водитель Савиновских, (то, что меня повысили в звании, он не знал, а на мне знаков различия, само собой, не было - да и ладно), - спасибо за книжку! Знаете, здорово написано!
   Ну да, точно. Я прочитал "Два капитана", и отдал ее Савиновскому, так как он оказался ближе всех ко мне в момент окончания чтения. Да и выглядел он посерьезнее остальных. Очень напоминал мне моего одноклассника - Валеру Питерскова. Такой же небольшой, угловатый и мрачный.
   Что ж! Можно сказать, сработало... Савиновских проникся хорошим интересным текстом романа, и, как я надеялся, хотя бы в одной душе прорастет что-то доброе и вечное...
   Сегодня Бамут опять обстреливали и бомбили, но на такие мелочи, давно ставшие чем-то вроде привычного фона, давно уже никто не отвлекался.
   К вечеру на блокпост прибыли и Чорновил с водовозкой, и рота Логвиненко, и командир батальона.
   - Привет! - сказал мне Логвиненко.
   Я давно его знал, еще со времен Харами. Так что знакомиться нам нужды не было.
   - Я вместо Тищенко, - пояснил он. - Тищенко в госпиталь забрали, а меня срочно выдернули из части, на машине в Хасавюрт, а оттуда - на вертолете сюда.
   - Еще кто прилетел сюда? - спросил я.
   - Да, Зариффулин прилетел.
   - Вместо кого?
   - Да Нелюдин улетел, у него срок службы вышел. Все - полетел документы оформлять на увольнение.
   Логвиненко сказал это так, спокойно - про между прочим. Конечно, откуда ему было знать, что мы с Серегой в Темир-Хан-Шуру прибыли вместе, в один день, в одном поезде ехали.
   Если он улетел увольняться - то что я здесь делаю??!
   На минуту меня захлестнули зависть и обида. Но только на минуту. Я чуть усмехнулся, но ничего по этому поводу не сказал. Тем более что Санжапов не стал терять времени на всякие глупые предисловия, а рванул с места в карьер:
   - У вас тут, говорят, баня отличная? Вот, водовозку вам пригнали, давайте, обеспечивайте!
   Андрей покачал в задумчивости головой, и пошел обеспечивать. Логвиненко отправился размещать своих бойцов, а я остался с Санжаповым один на один. Благодаря Молчанову, с Санжаповым я был знаком не слишком близко, конечно, но в достаточной степени, чтобы задать волновавший меня в данный момент вопрос, и получить на него правдивый ответ.
   - Товарищ майор! - обратился. - Логвиненко сказал, что Нелюдин улетел увольняться. А мы ведь с одного института, в один день в Темир-Хан-Шуру на службу приехали... Я-то что?
   - И ты мог бы, - честно сказал комбат. - Но вертолет срочно улетал. А Нелюдин был рядом. Да и замену ему прислали, если ты в курсе.
   Я кивнул.
   - А за тобой и времени посылать не было, да и с Найдановым оставить некого... Некем тебя менять!
   - Все ясно, - немного подумав, ответил я, - конечно, приятно чувствовать себя незаменимым, с одной стороны... А с другой... Ну, ничего. Потерплю сколько надо. Куда мне торопиться!
   В моих словах не было иронии, и Санжапов ничего мне не сказал. Только похлопал по плечу...
   Вечером у нас была баня. Самая настоящая. Мы вчетвером лежали на полках, периодически поплескивая воду на камни, сложенные у котла. Небольшое помещение тут же окутывалось паром, а я чувствовал, как из меня вместе с потом выходит вся та дрянь, которая накопилась за время долгого похода. Когда становилось совсем невмоготу, я выходил в душевую, и обливался холодной водой. А потом снова шел в парилку.
   Никогда больше, ни до, ни после, (даже в замечательной частной финской сауне), не получал я такого фантастического удовольствия!
   Однако все заканчивается. Пришлось покинуть подземное помещение, и париться начал личный состав. А мы пошли в беседку. (Да, на блокпосту была беседка!).
   - Ну, что! - начал Санжапов. - Я прибыл не с пустыми руками! Смотрите!
   Он куда-то сходил, и вернулся с двумя бутылками водки.
   - Ого! - воскликнули мы с Найдановым, и, в свою очередь, отправились за закуской.
   Все, что у меня было, это банка тушенки, которую я хранил на всякий случай. И вот этот случай настал. Андрей оказался богаче. (Наверное, раскулачил своих сержантов). Он принес две банки - тушенку и две каши, а также луковицу и посуду. Логвиненко принес две луковицы и сайку настоящего хлеба.
   Мы сами разложили все по тарелкам, разлили водку по колпачкам, и "вздрогнули".
   Теплота прокотилась куда-то вниз по пищеводу, и мне, отвыкшему от спиртного, с ходу захорошело.
   Нет, воистину сегодня был удачный день!
   Мы выпили еще раз, и еще. Ну и что мы после этого должны были делать? Конечно же петь!
   Мы пели и "Ой, то не вечер, то не вечер...", и "Тонкую рябину", и "Вечерний звон", и "Броня крепка, и танки наши быстры". Не буду скромничать, петь я любил, и репертуар был у меня приличный.
   Конечно, сбегать в ларек за добавкой здесь было невозможно, и когда водка закончилась, закончились и наши посиделки.
   Спал я на этот раз не в машине, а вместе со всеми - в командирском блиндаже. О чем-то мы еще долго говорили, смеялись. Анекдоты, кажется, рассказывали... Но все это я помню довольно смутно.
  
   Глава 5.
  
   Я трясся на броне вместе с пехотой, и никакого душевного подъема почему-то не ощущал. Совсем наоборот, у меня были довольно нехорошие предчувствия.
   Вообще, весь вчерашний день как-то не давал особых поводов для оптимизма.
   Сначала, утром, наши системы залпового огня почему-то ошиблись в одном залпе, и он пришелся недалеко от нашего блокпоста - за задним валом. Слава Богу! Если бы "Грады" попали прямо в блок!...
   Я стоял в этот момент вместе с Армяном у кабины, и уже только по необычному звуку понял, что надвигается нечто крайне опасное. А потому я, а за мной и мой водитель, чуть ли не в прыжке кинулись под укрытие башни. В эту секунду я пожалел, что башня не сплошная, и в ней довольно много дыр и открытых мест. Еще больше пожалел об этом Армян, так как в момент разрывов что-то ужалило его за ухом.
   Дело было ранним утром, почти все наши бойцы спали, но после залпа все как один выскочили из своих блиндажей и прочих укрытий. Выскочил и Найданов.
   Я подошел к нему, надеясь, что больше стрелять по нам не будут, и рассказал все, что видел и слышал сам. Вместе со мной подошел Армян, и сказал, что ему что-то попало в голову.
   Андрей, как мне показалось, не очень-то ему поверил, но отправил меня с Армяном к врачу. Мы съездили на ПХД, и у моего водителя извлекли из-за уха осколок. Такой маленький и не страшный, но...
   Но это был реальный осколок, и у меня в животе появился холодок, когда я представил, что ошибка могла бы быть чуть больше... И все!
   Перебинтованного Армяна отправили обратно, и, вернувшись, он с горькой усмешкой принялся раздувать эту историю среди сослуживцев.
   А Найданов и Логвиненко в восторг от новости не пришли.
   - Этак в броннике придется спать! - заметил Андрей довольно ядовито.
   - "Град" бы тут все перепахал, - уныло возразил Логвиненко. - Так что одевай бронник, не одевай...
   Весь этот день Бамут бомбили как-то особенно интенсивно.
   - Штурмовать, что ли, будут? - ни к кому конкретно не обращаясь, скорее самому себе, задал вопрос наш комбат, рассматривая в буссоль красивые разрывы среди живописных лесов, окружавших город.
   - Бомбят по горам, - заметил он нам. - Проходы расчищают пехоте...
   Как в воду глядел. Под утро в стекло моей кабины заколотили. Я мгновенно проснулся, увидел Андрея, и понял - "что-то очень серьезное".
   - Быстро собирайся! Возьми у меня "Арбалет". Вот частота. Прыгай к Логвиненко на "бэшку", пойдешь корректировщиком от нас. Наступление на Бамут сегодня... Так что давай!
   Собираться мне было не нужно. Все мое было на мне. Я мог бы вступить в бой хоть прямо сейчас! Единственное, пришлось идти в блиндаж к Найданову за рацией.
   Кругом было довольно темно, и, судя по всему, (ведь часов у меня так до сих пор и не было), времени было часа три ночи. На горизонте появилась тонкая, еле ощутимая полоска зари, а небо было не черным, а, скорее, темно-серым. Поэтому я твердо решил, что сейчас не меньше трех и не больше четырех.
   Однако, в конце - концов, какая мне разница?
   Логвиненко был довольно мрачен, резок, и весьма зол. Глядя не него, мое настроение упало совсем. Твою же мать! Вместо тихого и спокойного ожидания очередного вертолета отправка в наступление. С самыми непредсказуемыми последствиями. Меня пробило на дрожь, и, надо думать, это была дрожь не от холодного предрассветного ветерка.
   Стыдно так себя вести? Наверное. Но я не показываю вида, и этого вполне достаточно. А изображать из себя супергероя я не люблю. Я не супергерой. Я просто честно исполняю свой долг - не больше и не меньше...
   БМП взревели, меня качнуло, я непроизвольно ухватился за ближайшего пехотинца, чтобы не упасть.
   - Вы, товарищ лейтенант?
   Я присмотрелся к бойцу:
   - О, Калиев! Какими судьбами?
   - Да я давно уже здесь в пехоте. И вас давно видел... Вы меня не видели.
   Это был боец из нашего второго артдивизиона. Как я понял, почти все из них попали-таки в пехоту. Кто-то раньше, кто-то позже. У Калиева вообще были проблемы - он находился под подозрением из-за хищений в нашей батарейной каптерке. Потом обвинения сняли - за недоказанностью, но на губе парень посидел изрядно.
   Когда я уезжал в Хасавюрт, он еще сидел там. Видно, выпустили, реабилитировали, и отправили в действующую армию.
   - Как дела? - спросил я, (а что еще спросить?).
   - Нормально, - ответил Калиев, но прозвучало это не очень, кстати, нормально. "Нормально" таким голосом не говорят.
   Впрочем, мне было не до психологических изысков. Наша колонна машин шла на соединение еще с двумя такими колоннами. Похоже, все три роты нашего батальона должны были участвовать в наступлении.
   Впереди пылил разведвзвод. Мне казалось, что я различаю крепкую фигуру Сабониса.
   - Привет землякам! - махнул я рукой замполиту Жиркову, которого увидел на соседней боевой машине. Он вяло махнул в ответ.
   Конечно, знал я его плохо. Знал, что замполит, знал, что уроженец нашей области, слышал, что недалекий. Но здесь надо пояснить. Слышал я это от Тищенко и его друга Мартынова. Они рассказывали, как разыгрывали этого замполита, и как он все время на это велся.
   Им было смешно, а мне - не очень. Шутки у них были злые, и такие... Как бы сказать, на грани откровенного издевательства. Что, сказать замполиту, что его вызывает начальство, которое этого не делало, а потом ржать над тем, как Жирков пулей вылетает из кунга или палатки? Очень смешно! Я бы тоже, наверное, попался бы на такой "розыгрыш".
   Мне, например, Тищенко периодически втирал, что если "пиджак" останется служить в армии по истечении двух лет обязательной службы, то он автоматически понижается до прапорщика. Я, конечно, был абсолютно уверен, что это чушь. Но Тищенко говорил так убедительно... Можно было даже поверить. Особенно, если не знать, что к этому лейтенанту надо относиться с большой долей подозрительности и настороженности...
   Ладно, все к черту! Сейчас не до этих глупостей!
   БМП слегка покачивался, и я покачивался вместе с ним, иногда цепляясь за Калиева, который, в свою очередь, крепко держался выступ на люке.
   Я проверил рацию. Связь с Найдановым была хорошая, и он пожелал мне удачи. Я сказал спасибо, и начал про себя читать молитвы. Хорошо, что я знал "Отче наш", и "Да воскреснет Бог". Какое - никакое успокоение, но мне стало полегче.
   Я часто слышал, что ожидание боя много хуже самого боя. Да, правда, ожидание было довольно муторным. Все, что было со мной до этого, было по-другому. На нас или нападали внезапно, и терзаться было попросту некогда, или, как под Первомайским и Гойским, я находился на позиции, по большому счету, в укрытии, и все, что там от меня требовалось, это хорошо сделать свою работу. Или, как под Агишбатоем, мы занимали территорию, оставляемую отступающим противником.
   В наступление на заранее подготовленную оборону, в рядах пехоты, я шел впервые.
   Тут у меня в памяти всплыла одна из тирад Левченко, которую он выдал нам с Васей, когда мы выпивали зимой на Васиной квартире. Тогда он сказал, что все рода войск, конечно, важны, но пока матушка-пехота своей голой жопой на проволоке не повиснет, пока ее не порвет, и не займет территорию, бой выигранным считать никак нельзя.
   Теперь я и сам чувствовал, насколько, оказывается, голая у меня жопа, и как больно будет висеть ею на колючей проволоке. Уж быстрее бы все началось, что ли? Тогда не будет времени на всякие душевные терзания...
   Все, приплыли. БМП выстраивались в линию, дальше они не пройдут. Дальше пешком.
   Перед нами был низкорослый лес. Не густой, деревья невысокие, все какие-то искореженные, пытающиеся расти не ввысь, а в ширь. Чего-то им не хватало здесь в почве? Или у них изначально сама природа такая?
   Непонятно. Но проехать на боевой машине было действительно крайне трудно, если возможно вообще. Да и путь лежал на подъем, в гору.
   Три наши роты, тремя колоннами одновременно двинулись параллельно друг другу. Я так и шагал вместе с Логвиненко. Впереди, в просвете между кустарником, мелькнула фигура Франчковского.
   Шли молча, почти без разговоров. Но все равно, движущаяся масса бойцов волей - неволей создавала шум, как будто через лес скользила железная змея, обдирая стальной чешуей деревья, попадающиеся ей на пути.
   За мной пыхтели два бойца, тащившие на себе АГС и боеприпасы к нему. Они тихо, шепотом, матерились - оружие было тяжелое, и нести его вверх по плохой дороге было не очень-то легко.
   Мне казалось, мы идем уже довольно долго, и постепенно у меня в голове стала появляться мысль... Что, может быть, все не так уж и хреново. Что мы сейчас дойдем до какой-то точки, займем ее, окопаемся, и выкурить нас оттуда будет уже довольно нелегко. Потому что это уже тогда не мы будем наступать на пулеметы и АГС противника, а, наоборот, им придется это делать. Я заметно приободрился... А зря!
   Впереди раздались крики, началась стрельба, а потом стрелять начали непосредственно в нас. Логвиненко откатился в сторону, я бросился за ним. За мной - два бойца с АГС.
   Следующий боец не успел, он рухнул на землю, можно сказать, прямо перед моим носом. Забил ногами, и утих. Я откатился еще немного в сторону, и потерял Логвиненко.
   Что делать? Я схватился за рацию... И понял, что, наверное, ей я обязан жизнью. Она была разбита вдребезги. Как я этого не почувствовал? Когда пуля попала в нее?
   Стрельба впереди усилилась. Справа от меня заработал АГС. Куда он стрелял, я не имел ни малейшего представления. Взяв автомат, я высунулся немного из-за дерева, за которым прятался... И бац! Поля ударила в его ствол, почти на уровне моей головы.
   Я резко отпрянул. "Черт! Мы окружены!". Мысли закрутились в моей голове как разноцветная карусель. Куда? Прорываться вперед? Идти назад? Или оставаться на месте и ждать? Чего ждать?
   Оставаться на месте было так же страшно, как и двигаться. Я чувствовал, что снайпер ждет меня. Это было жуткое ощущение. Бах! Еще одна пуля попала в ствол. Нет, надо все-таки отползать куда-то? "Надеюсь, что хотя бы сзади никого нет"!
   Ах, да! У меня же есть две гранаты! С перепугу я совсем забыл о них. Я нащупал одну у себя под животом.
   "Надо кинуть ее вперед, а потом прорываться к Логвиненко".
   Слева послышался сильный шум. Кто-то приближался. Я увидел вынырнувшего из-за дерева солдата, с перекошенным окровавленным лицом. Тут же он кубарем, словно ударившись о невидимое препятствие, покатился на землю.
   Я бросил гранату вперед, и прыгнул в сторону от своего зеленого "спасителя". Я покатился по траве, свалился в ложбинку, и наткнулся на Логвиненко, вокруг которого было несколько человек.
   АГС был разбит, около него, уткнувшись лицом в землю, лежал один из тех бойцов, кто совсем недавно еще нес его на своих плечах.
   Еще несколько десятков секунд, и я увидел наши отступающие роты. Мы тут же присоединились к потоку.
   Логвиненко зачем-то кинулся ему навстречу, и начал пробиваться вперед, а я влился в толпу отступающих. Рядом снова оказался Калиев. Он умоляюще взглянул на меня, потом колени у него подогнулись...
   Я попытался остановить пробегавшего бойца - он оттолкнул меня, и помчался дальше. Тогда следующему я сразу врезал в морду. Тот упал. Я схватил его за шиворот, и приказал помочь мне. Он тупо подчинился.
   Мы подхватили Калиева и понесли его, держа за руки. И хотя он перебирал ногами, но нести бойца было крайне тяжело.
   Впрочем, большое физическое напряжение словно убрало мой умственный паралич. Я снова начал ясно соображать, и замечать происходящее вокруг. Стрельба за нашими спинами стихала, а это могло означать, что нас не преследуют. Значит, скоро можно будет остановиться, передохнуть, и хотя бы попытаться восстановить боевой порядок.
   Однако порядок остался только в том, что отступление стало чуть более спокойным, чуть менее походящим на откровенное бегство. Оно закончилось только тогда, когда наша пехота вышла к своей боевой технике.
   Бойцы в изнеможении валились на землю. Водители из БМП тут же бросились к пехоте с расспросами.
   Быстрее всех сориентировался замполит батальона. Он почти силой вернул двух водителей БМП на место, и в эти машины стали грузить раненых, которых удалось вынести с поля боя.
   Я сдал Калиева с рук на руки, и вернулся обратно к лесу, ожидая появления офицеров. Ждать пришлось совсем недолго. Вышли и Логвиненко, и Франчковский, и Урфин Джюс, и Санжапов, и Жирков...
   На Жиркове лица не было вообще. Он был белый как мел, я не преувеличиваю. Сколько раз я слышал это выражение, но только сейчас убедился, что это возможно самым буквальным образом. Лейтенант вышел из леса, и тут же бессильно упал на траву.
   Франчковский потерял весь свой апломб. Как я узнал позже, пуля пробила ему бронежилет, но не смогла преодолеть пластину из бронника, которую ротный на всякий случай засунул себе в нагрудный карман. Франчковский с таким немым изумлением изучал эту пластину, как будто увидел ее в первый раз.
   Впрочем, на этом, пожалуй, удачи и закончились. Я лично не видел медика Гаджи, который, как я точно знал, вошел в этот лес вместе со всеми.
   - Ты не видел Гаджи? - спросил я у Логвиненко.
   - Нет, я даже не знаю кто это.
   - Капитан Гафуров. Медик.
   - А... Нет, не видел. Не знаю.
   - А ты, кстати, чего вперед-то побежал? - спросил я.
   Ротный задумался.
   - Надо было бойцов своих собрать, - сказал он. - Нехорошо, когда командир бежит впереди своих подчиненных.
   - Логично.
   Я оставил Логвиненко, и решился подойти к растерянным и озабоченным Санжапову и Урфин Джюсу, стоявшим недалеко от меня. В этот момент в то самое место, которое мы недавно так бесславно покинули, полетели артиллерийские снаряды. Комбат и ротный болезненно поморщились.
   Но меня по-прежнему волновала судьба Гафурова.
   - Вы его не видели? - обратился я с этим вопросом к начальству.
   - Убит, - коротко ответил мне Санжапов.
   Я сглонул:
   - А как?... А что?...
   - Пополз за ранеными, и ему в голову попали.
   Позже, уже Жирков, рассказал мне, что голова колонны почти нос к носу столкнулась с чехами. Те быстрее сориентировались, и открыли огонь. Позиции у них были подготовлены заранее. В том числе и на высоких деревьях, для снайперов. Это точно, потому что как минимум одного такого снайпера, упавшего мертвым с дерева на землю, замполит видел лично.
   Попав под огонь, наша пехоты ломанулась назад и в стороны, оставив на небольшой полянке несколько человек - убитых и раненых. У одного бойца на поляне остался двоюродный брат, и тот, конечно, пополз ему на выручку. В него сразу попали, но он сумел сам вернуться обратно.
   Тогда на поляну пополз капитан Гафуров, и был убит. После него уже никто не решился на это.
   Чехи стали обходить нас с флангов, а наша пехота, соответственно, стала отступать, довольно беспорядочно отстреливаясь.
   Жиркова больше всего почему-то бесило то, что на его глазах бросили так и не развернутый к бою АГС. И ничего нельзя было сделать.
   Отступление ускорилось, и постепенно стало похожим на бегство. Чехи не преследовали нас. Почему - не знаю. Но так и было.
   В этот момент вернулся замполит батальона. Он привез приказ о продолжении наступления. Услышав это, Санжапов истерически захохотал.
   - Попробуй, подними их! - показал он рукой замполиту на пехоту. Майор оглянулся. И попробовал.
   Но это было бесполезно. После пережитого шока наши солдаты были в ступоре. Теперь можно было кричать на них, размахивать пистолетом, стрелять в воздух - все бесполезно. Они просто ничего не соображали. Поднять их в атаку в данную минуту было невозможно. Даже под угрозой расстрела.
   А заградотрядов, на наше счастье, у командования не было.
   Я же думал о тех бойцах, кто остался лежать на той поляне еще живой, и меня передергивало. Пошел бы я сам снова вперед? Я не знаю. Наверное, пошел бы, если бы пошли все офицеры. Мне было бы стыдно не пойти.
   Но что мы там могли сделать без подчиненных, без бойцов? Мы же не Терминаторы!
   Так, просидев у кромки леса еще полдня, к вечеру наша часть вернулась обратно - на исходные позиции.
   Через три дня, после взятия Бамута, замполит отправился на ту самую поляну, и вывез все тела, которые там нашел. Он сказал, что чехи достреливали наших раненых, но на пытки у них времени не хватило. Наверное, им помешал тот самый артналет, который Санжапов вызвал по рации.
   Когда начался огонь, чехам сразу стало не до наших. Так они и пролежали три дня под открытым небом.
   После того, что он там увидел, замполит три дня пил горькую...
   А с капитаном Гафуровым я проделал путь до самого его дома.
   Сначала я вылетел на вертолете, который сделал остановку в Грозном. Там нам погрузили тело Гаджи. Затем, под Хасавюротом, капитана перегрузили в "Урал" из нашей части, и мы поехали уже к нему домой - в Махачкалу. Всю дорогу с нами в машине сидел родной брат покойного. Молча. Только желваки ходили по темному лицу...
   Мы оба ехали домой. Я, и Гаджи. Только ехали мы по-разному. Я, больной, грязный и вшивый, но живой. Он - в блестящем пластиковом мешке, и мертвый. Я ехал к новой жизни, а он - к жизни вечной.
   Меня Господь оставил на этом свете, а его - призвал на тот.
   Почему так по-разному он рассудил нас? Может быть для того, чтобы я мог написать об этом? Я не знаю...
  
  

Вместо послесловия.

  
   Прошло уже немало лет.
   Иногда мне снится Чечня. Мне снятся веселый Папен, ироничный Шура Эйнгольц, высокомерный Степан Бандера, почему-то Салий... Мне снятся Игорь Молчанов и Вася Рац. Я просыпаюсь на мокрой от слез подушке. Почему я плачу? Я и сам не знаю.
   Но прошлое уходит. Эти сны все реже и реже тревожат меня. Многое постепенно совсем стирается из памяти...
   Но вот что я вам скажу, господа. Вот сейчас, если бы я мог вернуться назад и изменить что-то в своей жизни, сыграть ее заново, то знаете, чтобы я сделал? .. Угадайте!..
   Я не сел бы в тот вертолет на Хасавюрт...
  
  
  

Оценка: 7.37*105  Ваша оценка:

По всем вопросам, связанным с использованием представленных на ArtOfWar материалов, обращайтесь напрямую к авторам произведений или к редактору сайта по email artofwar.ru@mail.ru
(с) ArtOfWar, 1998-2017