ArtOfWar. Творчество ветеранов последних войн. Сайт имени Владимира Григорьева

Каменев Анатолий Иванович
"Агенты гамарники и тухачевские, якиры и уборевичи и прочая предательская падаль"...

[Регистрация] [Найти] [Обсуждения] [Новинки] [English] [Помощь] [Построения]
Оценка: 3.08*9  Ваша оценка:


генты гамарники и тухачевские, якиры и уборевичи и прочая предательская падаль"...

  
  
  

0x01 graphic

  

Преобразования в подготовке военных кадров в межвоенный период (1926-1940 гг.)

Анатолий Каменев

  
   Смерть В. И. Ленина, устранение с пути к неограничен­ной власти Л. Д. Троцкого, смерть М. В. Фрунзе создали необходимые предпосылки для реализации эгоистических целей Сталина.
  
   Обстоятельства требовали установить контроль не только над партией, но и над такими ведомствами, как Вооруженные Силы и органы государственной безопасности.
  
   На посту Наркомвоенмора нужен был "свой" человек.
   И он был найден.
   Таким человеком оказался К. Е. Ворошилов (1881-1969).
  
   Чувствовал ли Ворошилов себя подготовленным к столь сложной и многоплановой деятельности?
   Да, у него были заслу­ги перед революцией, был революционный энтузиазм, хорошие организаторские способности.
  
   Но у него не было того, чем обладал М. В. Фрунзе - широты научного кругозора, глубины стра­тегического мышления, государственной прозорливости и твер­дости характера.
  

0x01 graphic

   Немалую роль в назначении Ворошилова имел и факт личного знакомства Сталиным Ворошилова и расположение к нему.
  
   Чем же компенсировал Ворошилов недостаток военной эрудиции и государственной прозорливости?
   Сложа руки, он, конечно, не сидел.
   Работал много.
   Ездил по войскам, проводил крупные учения, созывал совещания, на которых призывал кре­пить боевую мощь Красной Армии.
  
   Сталин ценил в Ворошилове преданность, послушание и последовательность.
  
   Особенно ему нравилось последовательность в прославлении его, Сталина, приписывании ему всяческих "заслуг" в годы революции и гражданской войны.
  
   0x01 graphic
  
   Ворошилов как голубь мира.
   Шарж Николая Бухарина.
  
   На посту Наркомвоенмора у К. Е. Ворошилова проявилась и еще одна черта - страсть к лакировке, приукрашиванию дейст­вительности.
   Заверяя страну, что Красная Армия готова ответить ударом на удар любого противника и наголову разгро­мить его на его же территории, Ворошилов в сущности зани­мался очковтирательством.
   А во многих других он этим все­лял наивное легковерие.
  
   В силу ограниченности мышления, он не смог по достоин­ству оценить ряд ценных предложений, исходящих от видных военачальников.
  
   0x01 graphic
  
   Сроднившись в годы гражданской войны с кон­ницей и не осознав грядущих перемен в военном деле, он отверг предложение М. Н. Тухачевского о реорганизации наших Вооруженных Сил на базе танковых частей и соединений.
  
   Даже в 1938 году, когда уже всем стало ясно, что войну с кавалерией не выиграешь, он упрямо утверждал:
  
   "Красная кавалерия по-преж­нему является победоносной и сокрушающей вооруженной силой и может и будет решать большие задачи на всех боевых фрон­тах".
  
   По оценке такого выдающегося авторитета в военном деле, каким являлся Г. К. Жуков, Ворошилов до конца оставался дилетантом в военном деле: не поспевал за его развитием, не мог охватить всей его многогранности, и главное - не улавливал перспектив развития.
  
  -- Как бы там ни было, но руководил он военным ведомст­вом 15 лет, т.е. до 1940 года.
  -- И лишь военные поражения заста­вили Сталина принять решение об его отставке.
  
   Думается, факт столь длительного руководства Вооружен­ными Силами данной личностью не мог не отразиться на вопро­сах подготовки военных кадров. Если Нарком любил приукра­сить действительность, предпочтение отдавал коню, а не танку, к вероятному противнику относился с пренебрежением, то, как соблазнительно и подчиненному последовать за тем, о ком сло­жили горы песен?
   Конечно же, не все так слепо копировали Наркома. Были люди совершенно иных позиций, иных взглядов на возможную войну, развитие военного, дела и вопросы подготовки воен­ных кадров. В нашу задачу входит анализ таких взглядов и позиций.
  
   0x01 graphic
  
   Справка:
  
  -- Климент Ефремович Ворошилов (23 января 1881 -- 2 декабря 1969).
  -- В 1908--1917 годах вёл подпольную партийную работу в Баку, Петрограде, Царицыне. Неоднократно подвергался арестам, отбывал ссылку.
  -- После Февральской революции 1917 года -- член Петроградского совета рабочих и солдатских депутатов.
  -- В ноябре 1917 года, в дни Октябрьской революции, вместе с Ф. Э. Дзержинским вёл работу по организации Всероссийской Чрезвычайной Комиссии (ВЧК).
  -- В годы Гражданской войны -- один из организаторов и член Реввоенсовета 1-й Конной армии, которой командовал С. М. Будённый.
  -- На VIII съезде РКП(б), проходившем в марте 1919 года, он примыкал к "военной оппозиции".
  -- В 1921 году во главе группы делегатов X съезда РКП(б) участвовал в подавлении Кронштадтского восстания.
  -- В 1921--1924 годах -- член Юго-Восточного бюро ЦК РКП(б), командующий войсками Северо-Кавказского военного округа.
  -- В 1924--1925 годах -- командующий войсками Московского военного округа и член РВС СССР. Член комиссии по организации похорон Ленина.
  -- После кончины М. В. Фрунзе Ворошилов возглавил военное ведомство СССР ( с 6 ноября 1925 года по 1940 года).
  -- Во время Большого террора Ворошилов в числе других приближённых Сталина участвовал в рассмотрении так называемых "расстрельных списков" -- перечней лиц, репрессированных с санкции членов Политбюро ЦК ВКП(б). Подписи на списках означали вынесение обвинительного приговора.
  -- В 1940 году, после Советско-финской войны, Ворошилов лишился поста наркома обороны.
  -- В годы Великой Отечественной войны - как член Государственного комитета обороны - представитель Ставки Верховного Главнокомандования на ряде направлений фронтов и как председатель Трофейного комитета при ГКО ...
  -- В годы последующей жизни: в 1945--1947 годах -- председатель Союзной контрольной комиссии в Венгрии.
  -- С марта 1953 года по май 1960 года -- председатель Президиума Верховного Совета СССР.
  -- Умер на 89-м году жизни 2 декабря 1969 года
  -- Оценки современников:
   Ленин язвительно называл его: Ворошилов-Балалайкин.
   Троцкий: "Хотя Ворошилов был из Луганских рабочих, из привилегированной верхушки, но по всем своим повадкам он всегда больше напоминал хозяйчика, чем пролетария".
  
  
  

Политические цели фашистской Германии и идеологическое обеспечение агрессии

  
   История войн не знает, пожалуй, столь изощренной и коварной обработки масс, которая велась накануне второй мировой войны в фашистской Германии.
  
   М.И. Калинин в речи перед слушателями и про­фессорско-преподавательский составом Военно-политической академии имени В,И. Ленина (1940 г.) отмечал:
  
   "Идет... бешеная "обработка масс в желательном для правящих кругов направлении".
  
   *
   Готовя агрессию, фашисты широко использовали различные мето­ды и средства идеологической обработки населения, "психологический пресс" в сочетании с террором и насилием.
  
   0x01 graphic
  
   Лу Саломе в повозке, запряженной Паулем Реё и Фридрихом Ницше (1882)
  
   Позаимствовав у Мальтуса и Ницше идея культа силы, чистоты расы, необходимости уничтожения и порабощения более слабых народов, фашисты возвели их на уровень государственной политики.
  
   Геббельсовская пропаган­да развернула настоящую психологическую войну против СССР. Она настойчиво и систематично воспитывала немцев в духе ненависти к советскому народу.
  
   Важное место в идеологической обработке отводилось фашист­ской геополитике. Руководители фашистской Германии прибегли к об­ману немцев, объясняя экономические трудности немецкого народа не господством монополий, а якобы чрезмерной плотностью населения и недостаточными размерами территории страны.
  
   Нацистские теоретики открыто провозгласили расширение "жизненного пространства" немец­кого народа единственным средством подъема его благосостояния, разумеется, на самом деле этот тезис отражал стремление монополий к расширению рынков и сфер приложения капитала.
   В походе на Восток германский империализм видел легкий способ расширения территориаль­ных, проблем.
   За счет СССР предполагалось, создать "великую империю".
  
   Дополнением и непосредственным продолжением фашистской геополитики служила официальная доктрина о расовом превосходстве нем­цев над другими народами.
   Если фашистская геополитика "доказыва­ла" необходимость расширения жизненного пространства для Герма­нии, то расовая теория" "обосновывала" законное право немцев на эксплуатацию и даже уничтожение народов других стран.
  
   Согласно расовой теории, фашистские идеологи утверждали, что население зем­ного шара делится на расы, одним из которых предназначено господ­ствовать, а другим - обслуживать их.
   Арийскую расу они считали призванной управлять миром.
  
   Объявив немцев "сверхлюдьми", фашисты призывали их подавить сопротивление "отсталых" народов и установить господство над миром.
   Особую ненависть фашисты проповедовали по отношению к славянским народам.
  
  -- "Если мы хотим создать нашу великую германскую империю, - заявлял Гитлер, - то мы должна, прежде всего, вытеснить и истребить славянские народы - русских, поляков, чехов, словаков, болгар, украинцев, белорусов..."
  
   Оголтелый антисоветизм, хищническая геополитика, расовые теории составляли "три кита", на которых базировалась идеологическая обработка немцев во имя будущей агрессии.
  
   *
   Чем объясняется действенность фашистской обработки умов мил­лионов немцев?
  
   Распространенно и утверждению фашистской идеологии способствовали:
  
   Во-первых, связь фашистской идеологии с многовековыми пред­ставлениями и привычками людей: частнособственнической психологи­ей, национальной рознью, которые веками культивировали эксплуататорские классы.
  
   Во-вторых, в гитлеровской Германии впервые в истории буржу­азного общества были созданы мощные государственные центры, специализирующиеся на идеологической обработке масс.
  
   Всю систему идеологической обработки масс возглавляла фа­шистская партия, в которой к началу второй мировой войны состояло несколько миллионов человек.
   В 1939 г, насчитывалось около 600 тыс. территориальных фюреров.
   Весь этот огромный аппарат влиял на пси­хологию различных слоев населения.
  
   Идеологической обработкой немецкого населения занималось специально созданное министерство пропаганды, во главе с Геббельсом, в аппарате которого насчитывалось более 1 млн. чело­век.
  
   Этому ведомству были предоставлены огромные средства.
   В ве­дении министерства находились общая политическая пропаганда, го­сударственные празднества, радио, книгопечатание и другие участки идеологической обработка масс.
  
   С целью подготовки немецкого народа к агрессии гитлеризм ис­пользовал церковь, школу, высшие учебные заведения, учреждения культуры и науки.
  
  -- Учебные заведений превратились в своеобразные казармы, в которых большая часть учебного времени отводилась про­паганде реваншизма и милитаризма.
  -- 70% учителей принадлежали к нацистской партии.
  
   В Германии была создана обширная система общественных и госу­дарственных учреждений, с помощью которых велось воспитание людей в нужном направлении.
  
  -- Сначала ребенок попадал в организацию "юнг-фодьк", юношей в возрасте от 15 до 18 лет зачисляли в "гитлерюгенд".
  -- Здесь они штудировала книгу Гитлера "Моя борьба", изуча­ли военную технику и стрелковое оружие, проводили военные игры.
  -- Особо отличившихся членов "гитлерюгенда" направляли в "школы Адольфа Гитлера", где по специальной программе готовились кадры для пар­тийного и государственное аппарата.
  
   *
   С установлением фашистской диктатуры в Германии широко раз­вернули деятельность различные военизированные общества, солдат­ские союзы, "землячества": "Стальной шлем", "Союз немецких офице­ров" и др.
   Члены этих союзов выступали с проповедью реваншизма, вовлекали в свои ряды подрастающую молодежь, обманутую обещания­ми "райской жизни".
  
   Мощный механизм фашистской пропаганды изо дня в день, из месяца в месяц растлевал немецкий народ, отравляя его сознание ядом шовинизма. Этот своеобразный идеологический процесс в сочета­нии с методами террора в конце концов заставил большинство нем­цев смиряться с фашизмом и, более того, многие из них стали под­держивать агрессивную внешнюю политику нацистов.
  
   В.Ульбрихт по этому поводу отмечал:
  
   "Большинство из них разучились понимать взаимосвязь политических явлений. Дух милитаризма и расизма глу­боко проник также и в ряды рабочего класса".
  
   В-третьих, в своем стремлении насадить фашистскую идеологию, укрепить фашистскую диктатуру гитлеровцы ликвидировали демократи­ческие институты, запретили деятельность всех политических партий, кроме собственной, развернули преследование инакомыслящих.
  
  -- В Гер­мании с момента прихода фашистов к власти и до 1935 г, ими было убито более 4 тыс., арестовано 317.800, подвергнуто пыткам 218.600 рабочих, крестьян, представителей интеллигенции.
  
   Разрабатывая систему организованного захвата СССР, фашисты усиленно культивировали среди солдат и офицеров личную заинтере­сованность в грабеже как стимул к войне.
  
   Мародерство и насилие возводились в своеобразный ранг рыцарства.
  
   *
   Тщательно готовились фашистские идеологи к "психологической войне" против Советского Союза.
  
  -- В состав немецко-фашистских войск, предназначенных для вторжения в СССР, входили специальные час­ти для ведения "психологической войны".
  
   0x01 graphic
  
  -- Одна из сторон двуцветной антисемитской листовки "Бей жида-политрука, рожа просит кирпича!"
  
   К наступающим частям вер­махта прикомандировывались журналисты и другие специалисты для сбора и использования материалов в антисоветских целях.
   Массовыми тиражами издавались листовки, воззвания, плакаты, были подготовлены программы радиопередач, кинофильмы.
  
   Крупный пропагандистский центр находился в Кенигсберге.
   В специальном учреждении "Бинета" были собраны отъявленные антисоветчики.
   В школах и учебных цент­рах германской разведки готовились десятки тысяч шпионов и про­вокаторов из числа бывших белогвардейцев и предателей Родины.
  
   *
   Политические цели гитлеровцев заключались в захвате территории СССР и его богатейших экономических ресурсов, уничтожение совет­ского социалистического строя, физическом истребление и уничтожение народов СССР.
  
   В генеральном плане "Ост" предусматривалось уничтожение на оккупированной территории до 30 млн. мирного населения, выселение в течение 30 лет около 50 млн. человек в необжитые районы.
   Оставшееся население предполагалось онемечить и превратить в дешевую рабочую силу для 10 млн. немецких колонистов.
  
   Главной целью фашизма было уничтожение первого в мире социалистического государства.
   В речах гитлеровских заправил это подчеркивалось особо.
  
   Фашистские руководители считали Советский Союз аморфным и рыхлим государственным образованием, которое распадется при пер­вых же ударах.
   Рассматривая СССР как ""этнический конгломерат", лишенный внутреннего единства и устойчивости, они надеялись вбить клинья между народами Советского Союза, перессорить между собой людей разных национальностей.
  
   В одной из инструкций рейхсминистра пропаганды Геббельса, выпущенной еще в 1937 г., говорилось:
  
  -- "Борьба против большевизма является генеральной линией германской политики...
  -- Сущность пропаганды: "Большевизм представляет опасность для всего мира и является врагом человечества".
  
   Все вышеизложенное свидетельствует о том, что фашистские идеологи значительно преуспели в обмане своего народа, оболвани­вании нации, все сделали для того, чтобы толкнуть страну к на­циональной катастрофе.
  
   Исключительно большие надежды гитлеров­ские заправилы возлагали на идеологический фактор, надеясь изнутри сломить сопротивление советского народа, ослабить его моральный дух, используя в этих целях гигантский аппарат "психоло­гической войны".
  

Запомним на будущее,

как писала "ХРЕСТОМАТИЯ ДЛЯ НЕМЕЦКОЙ МОЛОДЕЖИ" (1938 г.)

  
КРОВЬ
  -- В своей крови мы несем священное наследство своих отцов и предков. Мы не знаем их, бесконечной линией уходящих во тьму прошлого. Но все они живут в нас и благодаря нашей крови расходятся сегодня по всему свету.
  -- Именно поэтому наша кровь священна. Вместе с ней родители дают нам не только плоть, но и сознание. Отрицать свою кровь значит отрицать самого себя. Каждый наделен способностью увеличивать хорошую часть своего наследства и подавлять его плохую часть, ибо каждый получил для этого волю и мужество.
  -- Вы обязаны передавать свою кровь потомству, поскольку являетесь звеном в цепи расы, тянущейся с незапамятных времен в отдаленное будущее. Эта цепь никогда не должна рваться. Если же в вашей крови есть нечто, что сделает ваших детей несчастными и бременем для государства, то ваш героический долг в том, чтобы прервать эту цепь.
  -- Кровь - носитель жизни. Благодаря ей вы несете внутри себя тайну творения. Ваша кровь священна, ибо в ней живет божественная воля.
  
   РАСА
  
  -- Быть расой -- значит уметь мыслить определенным образом. Тот, кто обладает мужеством, верой и честью и всем, что характерно для истинного немца, принадлежит расе, которая должна господствовать в Германии. Это верно даже в том случае, когда человек не имеет внешних признаков нордической расы. Союз благородных свойств души и тела - вот конечный результат, к которому мы стремимся. Нам отвратителен тот, у кого в прекрасном теле скрывается подлая душа.
  -- В Германии слились различные родственные европейские расы. Их корни дали росток. Каждый соединился с немецкой почвой. Мы, немцы, получили от этой нордической расы воинственный дух. Другой дух расы действовал в самой глубине германского сознания. Другая душа расы раскрыла великое очарование музыки, в которой царят немцы, а еще одна подарила организаторский талант и способность к безмолвному подчинению.
  -- То, что дала нам нордическая раса должно доминировать в Германии и превалировать в душе каждого немца. Герой, а не человек искусства стал идеалом нашего времени.
  -- Душа -- наше величайшее богатство. Любой, кто смешивается с чуждыми низшими расами, унижает кровь и душу, которые были даны ему для передачи детям. Его дети становятся нечистыми, и он совершает самое тяжкое преступление с точки зрения национал-социализма.
  -- Наша нация возникла по воле божественного провидения. Горе тому, кто хочет сделать всех людей равными. Бог создал деревья, кусты, травы и цветы не для того, чтобы они образовали один вид, а для того, чтобы каждый вид существовал отдельно. Подобно дереву, нация -- это живое целое, вырастающее из подобных друг другу корней; однако ее сила в индивидуальности.
  -- Индивиду принадлежит все, что имеет одинаковую с ним кровь. Народ не ограничивается страной. Все единокровные сыновья связаны с одной матерью. Немецкая нация - это единая национальность, состоящая из ста миллионов. Любой немец, где бы он ни жил, он принадлежит к ней.
  -- Нация бессмертна, пока ее корни черпают свою силу из земли. Проходит зима и лето, а она вновь цветет и жизнь ее неистребима и заканчивается потоком силы, поднимающейся от ее корней к божественной воле. Что такое смерть отдельного человека? Это ветер, срывающий листья с дерева. Каждая новая весна обновляет их, и это длится бесконечно.
  -- Различные национальности -- это величайшее и самое возвышенное творение Господа на нашей планете. Ничто на свете, никакая партия или религия не имеют права делать всех людей одинаковыми или лишать их самой малой доли их расовой индивидуальности .
  
   ГОСУДАРСТВО
  
  -- Нация приобретает свою форму в государстве. Для каждой нации имеется только одна естественная форма, только одно государство. Германия создает собственное государство и будет продолжать заниматься этим. Она руководит по праву лучшего, по праву лидера и несет ответственность, т.к. лучше всего подходит для этой задачи. Возникло новое государство. Будет день, когда над всеми немецкими землями будет натянут один стяг.
  
   СОЦИАЛИЗМ
  
  -- Социализм означает: общее благо выше личных интересов. Социализм означает: думать не о себе, а о целом, о нации, о государстве.
  -- Социализм означает: каждому свое, а не каждому одно и то же. В этих положениях выражена суть немецкого социализма. Только тот социалист, кто живет по этим заповедям.
  -- Из их идей вырастает новый порядок. Каждое сообщество вырастает вокруг лидера. Он -- центр нового порядка, формирующегося вокруг него. Несколько лидеров соединяются в общину. Они, в свою очередь, собираются вокруг своего лидера и создают живой порядок, органическое целое. Вся конструкция собирается снизу вверх и получается пирамида, вершина которой - вождь Рейха. Все люди оказываются объединены в одно общество, связывающее человека с человеком и лидера с лидером. Каждому достается не одно и то же, а каждый получает свое. Так создается социалистический народ в социалистическом государстве.
  -- Каждый человек в обществе выполняет свою задачу согласно своим талантам. Опять каждому свое, а не одно и то же. Выполняемая задача определяет его место в обществе. При отличном исполнении он пользуется уважением других. Он счастлив, даже если его задача была относительно небольшой.
  -- Такие сообщества формируются в полевых условиях, в штурмовых отрядах, в пехоте, на подводных лодках. Тесно и неразрывно связанные безмолвным пониманием и преданностью единой цели, они до конца действуют как единое целое. Государство зиждется на таких сообществах и черпает в них свои силы.
  
   СВОБОДА
  
  -- В Германии человек не свободен поступать так, как ему заблагорассудится, поскольку ничем не ограниченная свобода погубила бы Германию.
  -- Свобода не означает жизнь в свое удовольствие. Свобода не означает, что можно спасать свой жизнь за счет трусости. Свобода - это когда человек идет в направлении, которое указывает ему долг. Все остальные - рабы самих себя. Свободный человек служит интересам государств, он горд и честен и является опорой нации и государства. Истинно свободный человек возвысится над собой. Он служит тогда, когда другие празднуют. Но эта служба не унижает, а возвышает его и делает свободным.
  -- Жарким летом вода в колодце может иссякнуть. С большим трудом, днем и ночью кто-то станет рыть новый колодец. Никто ему не приказывал заниматься этим. Но для него это радостная обязанность -- найти воду для детей, женщин и своих товарищей. Другой занят только собственными удовольствиями. Первый - свободный человек благодаря тяжелому труду, который он избрал по своей воле. Второй - раб своих страстей и желаний. Может быть, в пивной он заявляет, что человек рождается свободным и может делать все, что хочет. Но думающий только о себе - раб и лишен свободы, а думающий о других - властелин и поистине свободен.
  
   УБЕЖДЕНИЯ
  
  -- Знания - это то, что поддается пониманию. Сами по себе знания не служат ничему и мертвы. Надежда - это желание, доступное каждому. Надежда может быть легко посрамлена..
  -- Однако это не может произойти с убеждениями, ибо убеждения - это сила. Ваши глубинные чувства образуют убеждения. Это знания, не требующие объяснений.
  -- Душа выражает часть мирового порядка в ваших убеждениях. Они несут предчувствие того, что должно быть. Таким образом душа выполняет верховное предначертание и становится исполнителем великого и неизмеримого плана.
  -- Вера наполнена гигантской силой, всю жизнь влекущей нас за собой. Человек, как сомнамбула, следует за своими убеждениями. Никто не может противостоять им, т.к. человеком движет воля Всевышнего. Тот, кто верит, выполнит свою задачу. Никакая преграда на его пути не будет непреодолимой. Тысячи не понимают верующих, ибо их души спят. Но верующему безразлично мнение остальных. Сильному неважно мнение слабого.
  -- Путь веры - это путь величия. На наших глазах Адольф Гитлер идет по пути, указанному ему Провидением. Он исполняет свое предназначение. Благодаря вере он знает то, что невозможно охватить разумом.
  -- Вера раскрывает возможности каждого человека. Даже если она не ведет к славе и чести, то может принести ему величайшее счастье на пути исполнения своего долга. Найти веру - это приобрести часть бесконечной силы мира.
  -- Без веры невозможно ничего достичь. Самую возвышенную и важную часть человека составляют его убеждения. Каждый стоит ровно столько, сколько стоят его убеждения.
  -- Новый Рейх начался с веры. Партийный съезд после прихода партии к власти называется "Победа веры". Партия растет и крепнет с верой. Она уже вырастает не из убеждений одного человека, но из веры всех людей. Государство держится на силе всех истинно верующих.
  -- Горе тем, кто не верит. Они воплощают не силы созидания, а силы разрушения. Они разрушители Рейха. Вера сильнее любой силы, действующей в мире.
  
   ПОРЯДОК
  
  -- Никогда ничего не делайте ради награды; действуйте во имя долга. Немецкий солдат идет сражаться не за плату. Он делает это во имя отчизны. Тот, кто требует от нас быть добрыми и набожными за вознаграждение, искушает нас и уводит от Бога. Он посланник дьявола, даже если сулит нам рай.
  -- Делать что-то ради самого дела - это поступать по-немецки, и это навсегда останется первой и высочайшей службой Богу в Германии до тех пор, пока существует наш народ, а также напоминанием остальному миру.
  -- Мир будет существовать, пока существует порядок. Он будет завершен, когда этот порядок будет воплощен в величайшей степени.
  -- Немцы обладают даром создавать порядок, живой порядок, на заводах, в армии и в государстве. Они любят порядок, при котором каждому указаны его место и задача, и все действуют сообща как одно целое.
  -- Способность немцев создавать порядок и действовать аккуратно проявляется даже в мелочах. Это проявляется в немецком доме, который чист и опрятен и который не спутаешь с другими. Это проявляется в механизмах и приборах, которые работают настолько точно, что не имеют себе равных в мире. Это проявляется в облике немецкого солдата, оружие которого сияет, а в сапогах все гвозди на месте. Это проявляется в молодых членах гитлерюгенда, чья одежда и рюкзаки безупречно чисты. Немецкое качество одинаково во всем. Причиной этого является порядок, при котором человека с детства приучают к тому, чтобы делать все максимально хорошо и доводить немецкую продукцию до совершенства.
  -- Решения всегда зависят от пустяков. Машина не работает, потому что были допущены отклонения в размерах. Пулемет бездействует в тот момент, когда все зависит от него, т.к. в его механизм попала песчинка. Порядок необходим для успеха, ибо каждое достижение начинается с порядка.
  
   СОБСТВЕННОСТЬ
  
  -- В национал-социалистическом государстве больше нет собственности, с помощью которой отдельный человек мог бы властвовать, как ему заблагорассудится. Нет неограниченной собственности, а есть только честно заработанное право распоряжаться общей собственностью в интересах целого.
  -- У фермера есть поле. Оно принадлежит ему. И оно должно принадлежать ему, ибо его расчистили его предки, а они своим трудом и потом сделали его плодородным. Оно принадлежит ему, пока он его возделывает.
  -- Дом. У немца должен быть дом, где он будет растить своих детей. Квартира в городе отбирает у немцев часть отечества. Собственный дом с садом возвращают ему часть Германии, на которую он имеет право.
  -- Но этот дар нужно заслужить. Собственность приобретают, работая руками и головой. Умелый и трудолюбивый поселенец на новой земле сможет вспахать больше земель для себя и своих детей, чем другой. Но это не упрек. Ведь он создает хлеб и для себя, и для других. То, что он добывает своим трудом, принадлежит ему. Но тот, кто хитростью и обманом крадет плоды чужого труда, - вор и мошенник. Это тип спекулянта. Евреи не создают ничего сами, но крадут созданное другими. Высшая цель -- искоренить их в Германии. Впервые в лесах Германии не будет волков. Аналогично Германия будет свободна от тех, кто злее и коварнее волков.
  
   ЗАКОН И ПРАВОСУДИЕ
  
  -- Отдельному человеку лучше страдать от законов, чем не иметь их. Законы устраняют произвол, ибо перед ними все равны. Человеку не дано судить так, как Всевышнему. Однако законы дают отдельному судье ведущие принципы по отправлению правосудия и определению наказания. Правосудие больше не зависит от усмотрения конкретного человека. Благодаря законам оно прочно закрепилось в сознании всего населения. Это происходит в том случае, если у народа есть свои законы и он не пользуется законами других народов.
  -- Государство основывается на правосудии. Несправедливость губит его. Фермеру, рабочему и городскому жителю нужны законы, защищающие их труд. Правосудие охраняет честь, жизнь, брак, собственность - все то, что мы должны иметь и хотим иметь в качестве краеугольных камней нашего государства. Абсолютно независимый суд соблюдает законы. Полиция не есть нежелательный вынужденный порядок, а есть то, что полезно и выгодно для народа.
  -- Справедливость требует жертв. "Лучше пусть погибнет мой сын, чем из мира уйдет справедливость", - сказал великий прусский король.
  -- Мы хотим, чтобы в Германии царила законность, этот великий неписаный закон, который мы несем в своей крови. Все в Германии должно быть по закону.
  -- Правосудие - это то, что служит не нескольким отдельным лицам, а всему народу. Это высший закон национал-социализма, и перед ним все обязаны склонить голову.
   **
  
  
  
   На будущее надо знать о том, какой был

"ЭКСПЕРИМЕНТ"

проводимый немцами до Великой Отечественной в их армии

(из кн. Б. Винцер "Солдат трех армий")

  
   Моя служба началась совсем иначе, чем я себе представлял.
   После регистрации в канцелярии нас послали в каптерку, где мирно и вежливо пригонялось обмундирование. Мы могли и обменять его на другой день, если, на наш взгляд, оно плохо сидело. Убирать шкафы и заправлять койки в спальнях нам помогал старший по казарме. А если мы что-нибудь клали или ставили не так, как по­ложено, на нас никто не орал.
  
   Старший по казарме был одновременно командиром отделения и вел у нас учебные занятия: основные пра­вила поведения в армии, знаки различия, внутренний распорядок в казарме и субординация. Если мы путали знаки различия, именовали капитана "господином лейте­нантом", нам не устраивали выволочку, а ограничивались лаконичным замечанием.
   Так было в первый день.
  
   На второй день мы вышли в полной форме и стальных шлемах в казарменный двор и приняли присягу:
  
   "Присягаю на верность конституции и клянусь, что всегда буду, как мужественный солдат, защищать Гер­манское государство с его законными установлениями и повиноваться президенту и своим командирам!"
  
   Обычно к присяге приводили только через четыре недели. А нас заставили дать ее сразу, так как, вероятно, принятие присяги обязывало к молчанию о том, что наша ускоренная подготовка нарушала установленное мирным договором ограничение численности германской армии: ода не должна была превышать ста тысяч человек.
  
   Рейхсвер находил нелегальные пути, чтобы всячески использовать возможности, заложенные в установленном длительном сроке службы.
   В итоге солдаты получали под­готовку как будущие унтер-офицеры, а унтер-офицеры--как будущие командиры взводов
   А обучение командиров взводов было опять же построено так, что она могли в любое время принять командование ротой, а командиры рот по квалификации представляли собой командиров батальонов.
  
   Таким образом, рейхсвер фактически яв­лялся оптовым поставщиком унтер-офицеров, офицеров, командиров и генштабистов для будущей германской армии.
  
   Частицей этой системы были и наши курсы.
   Старшие по чину солдаты или ефрейторы назначались команди­рами орудий. Унтер-офицеры командовали взводами, а минометной ротой -- молодой лейтенант, командир взвода.
   Это был так называемый кадровый состав -- всего около тридцати человек.
  
   Затем шли мы, сто двадцать рекрутов, в качестве "пополнения", и рота была укомплектована. Оставалось только, согласно двухнедельной программе, обучить нас, "равняясь на направляющего", сформировать из нас годное к строевой службе в военное время подраз­деление и представить его господам с Бендлерштрассе. Следовательно, на переднем плане была подготовка якобы на случай войны, а на заднем--заправка коек, уборка шкафов и прочие мелочи казарменной жизни. Оттого-то так уютно и было все сначало обставлено.
   Но после при­сяги стало неуютно.
  
   Сообразуясь со структурой минометной роты, нас раз­делили па три разряда: связные, стрелки и ездовые.
  
   Связные учились верховой езде, азбуке Морзе, свето­сигнализации, а также прокладывать телефонные линии, или "тянуть провод", как это у нас называлось; обслу­живать дальномер, делать чертежи, составлять короткие донесения, передавать приказы. Не последнее место в обу­чении занимал и метод наводки при стрельбе с закрытых огневых позиций.
  
   Стрелки учились обращаться с минометами. Выдви­нуть эту махину в позицию, да еще согнувшись, да за две-три минуты, стоило большого труда, мы обливались потом, не обходилось и без синяков. Заряжать, наводить, устранять помехи,. разбирать затвор, менять позицию, прицеплять к тягачу -- в этом необходимо тренироваться, и мы тренировалась до изнеможения.
  
   Ездовые учились скакать верхом и править лошадьми.
   Каждый, кто знает, сколько сил отнимает одна только уход за лошадьми, может себе представить, что пришлось проделать этим парням за две недели.
  
   Все три категория, прохода специальную подготовку, учились стрелять из карабинов и пистолетов, включая стрельбу боевыми патронами, а также пользоваться руч­ными гранатами и карманной буссолью, читать карты и ориентироваться ночью.
  
   К началу второй недели рота выстроилась в полном составе для выступления в поход.
   Впервые все то, чему вас учили, муштруя в одиночку и группами, предстояло испробовать во взаимодействии: поход по дорогам, про­тивовоздушное укрытие, развернутые боевые порядки к снова марш по местности, разведка и занятие позиций, потом рытье окопов и маскировка, команда для ведения огня, стрельба и занятие новых позиций.
  
   Вечером, усталые как собаки и покрытые грязью, при­ходили мы в казармы. После ужина следовала чистка минометов и личного оружия, причем обучение продол­жалось. Потом мы повторяли проработанный материал и получали всевозможные указания. В полночь мы вали­лись на койки, а в пять утра все начиналось сызнова.
  
   В день окончания курсов явились офицеры из мини­стерства рейхсвера проверить результаты эксперимента. В метель и холод мы отправились в Россентин на учеб­ный плац, куда добрались, вымокнув до нитки.
   На холме стояло такое количество чиновников с Бендлерштрассе, что на каждого из них приходилось чуть ли не по рекруту. Вскоре они заняли свои места и стали наблюдать за всеми манипуляциями.
   Тут уж нельзя было "ловчить", выражаясь нашим языком. Правда, это и не было смотром в обычном смысле -- проверялась часть мобилизационного плана.
  
   Когда мы, замерзшие, выстроились, чтобы пуститься в обратный путь, в казармы, какой-то генерал в монокле сказал нам на прощание:
  
   -- Молодцы, ребята!
   Вы доказали, что из штатского можно за две недели сделать настоящего солдата. Выра­жаю благодарность и одобрение участвовавшим офицерам и младшим командирам, хвала вам, солдаты рейхсвера!
  

Что произошло в учебном батальоне рекрутов

после того "эксперимента":

  
   Прошло две недели с тех пор, как мы прибыли в Кольберг; потом мы прошли специальную подготовку, затем в последний раз почистили оружие и, наконец, впервые собрались за кружкой пива в столовой вместе с инструк­торами.
  
   На следующее утро мы, снова в штатском, прошли маршем в полном составе на вокзал. Осталось около чет­верти часа до отправления поезда, который должен был нас доставить в Нойштетин, в учебный батальон.
   Не всем удалось за эти пятнадцать минут купить открытку с кар­тинкой и послать привет родным.
  
   Почти все сто двадцать молодых солдат прибыли из глубины страны, и большинство их впервые выехали из дому. Но никому не пришло в голову повести нас хотя бы ненадолго на берег, показать Балтийское море, на­ходившееся в каких-нибудь трех километрах от ка­зармы.
  
   Итак, нас повезли в Нойштетин.
   По справке путево­дителя--"это жемчужина Померании", маленький горо­док на берегу красивого Штрейтпгского озера, окружен­ный лесами "померанской Швейцарии". Вдалеке видне­лись казармы.
  
   Тот, кого полгода там муштровали, вряд ли забудет название этого городка, хоть он его почти не видел. Жизнь рекрутов протекала во дворе казармы, на стрель­бище или на расположенном поблизости учебном плацу, именовавшемся "пустошью".
   Каждое четвертое воскресенье большая группа лютеран и небольшая группа като­ликов маршировали в церковь на богослужение; по пути туда и обратно мы любовались маленькими девочками как чудесными существами из незнакомого мира.
  
   Уже при встрече во дворе казармы, когда нас прини­мал ротный фельдфебель, представший в окружении унтер-офицеров, у нас мелькнула мысль, что генерал с моноклем, вероятно, глубоко ошибался.
   Все выглядело так, как если бы нам встречали укротители диких зверей.
  
   И тут ротный высказался:
  
   -- Вы, юнцы, как видно, думаете, что чего-то до­стигли.
   Вы, наверно, воображаете, что уже стали солда­тами.
   Вы, ребятки, играми занимались, две недели играли! Забудьте про это! Вы вообще и не были в Кольберге, ясно? Вы штафирки, жалкие штафирки. Теперь только мы сделаем из вас людей. Только теперь вы научитесь стоять в ходить, ясно? Вы ухмыляетесь? Ничего, это у вас скоро пройдет. Ряды сдвой! Шагом марш! Рассчитайсь!
  
   Конечно, у нас это получилось плохо, конечно, мы не построились по росту, хотя нам это и не было приказано, конечно, должного равнения не было. Мы держали наши чемоданы и картонки как снарядные ящики в мчались с одного конца казарменного двора в другой, взад и впе­ред.
  
   Когда рубашки прилипли к телу и мы действительно имели вид жалких штафирок, нас разбили на отделения и отправили по комнатам.
  
   -- Ох, ребята, я думаю, мы здесь хлебнем горя! --полушутя жаловался на берлинском диалекте Генрих Шульц из Шарлоттенбурга .
  
   Он оказался прав.
   Впрочем, для этого и не нужно было большой проницательности.
   Обучение рекрутов в рейхсвере длилось шесть меся­цев и было необычайно суровым. Может показаться смеш­ным, что мы с чрезвычайным рвением и усердием заправ­ляли свою койку и, накрывая ее одеялом, подсчитывали число шашечек на одеяле вдоль края кровати; мы с ве­чера готовили себе бутерброды на утро и съедали их стоя, так как на порядочный завтрак времени не хватало. Через несколько минут после побудки унтер-офицер уже стоял в помещении и неистово нас подгонял. Он наблю­дал, как мы моемся ---для кое-кого это было необходимо, проверял одежду, уборку комнаты, заправку постели, следил, чтобы был порядок в шкафах и за чистотой по­суды. Каждый из нас был уже весь в поту и измучен, когда настоящая "служба" только начиналась.
  
   Итак, как нас предупредили, мы стали учиться пра­вильно стоять и ходить.
  
   -- Ну-ка, напрягите, пожалуйста, ягодицы, да так крепко, чтобы могли ими вытащить гвоздь из доски стола!
  
   Первое время мы думали, что разрешается смеяться при этакой шутке, что мы даже должны смеяться, это, мол, солдату положено.
   Глубокая ошибка!
   Солдат должен терпеливо сносить все, не обнаруживая никаких чувств. Только в этом случае он стоит правильно.
  
   Сначала надо было стоять, потом ходить" после ходьбы бегать, после бега лежать. Затем встать, потом лечь. Встать! Лечь! Встать!
   А так как непрерывное выкрикивание команды могло унтеру наскучить, да и голосовые связки уставали, то скоро дело свелось к жестам. Если унтер указывал боль­шим пальцем вниз, это значило "ложись!" Если он под­нимал большой палец вверх, мы вставали.
  
   Потом мы учились делать повороты и развороты:
  
  -- Нале-е-е-во!
  -- Отделение, кругом марш!
  -- Напра-а-а-во!
  -- Отделение, кругом марш!
  
   Нас обучали отдавать честь, на обычном языке -- "приветствовать".
   В фуражке и без фуражки.
   С чемода­ном и без чемодана.
   В одиночку, вдвоем, группами.
   Стоя и на ходу.
  
   Мы учились ползать на боку, на четвереньках, по-пластунски.
   Мы мчались галопом, перепрыгивая препят­ствия, по беговой дорожке, которую мы прозвали "карь­ерой чиновника", и вскарабкивались на деревья с провор­ством обезьян. Первый месяц мы ходили шагом только по команде.
   Остальное время главный способ передвиже­ния был бегом.
  
  -- Мы выучили наизусть правила внутреннего распо­рядка в казарме, в помещении и правила хранения вещей в шкафах.
  -- Мы изучили знаки различия в армии и на флоте.
  -- Мы заучивали названия гарнизонов и номера соединений, пока не усвоили их так прочно, что могли и со сна ответить на вопрос о них.
  -- Мы научились на­водить глянец на поясной ремень и сапоги, дабы они "блестели, как бычье брюхо при лунном сиянии".
  -- Мы научились чистить ребром монеты внутренние швы сапог и ботинок.
  -- Мы научились песком и металлической щеткой со­скабливать нагар с кофейников и котелков.
  -- Нас приучили к тому, что железные печки надо зи­мой и летом изо дня в день, днем и ночью драить, чтобы они сверкали, как новенькие.
  -- Мы научились натирать мастикой уборные и деревян­ные части "очка".
  -- Мы научились маршировать. По отделениям, повзводно и ротой.
  -- Мы научились выносить боль не моргнувши.
  -- Мы научились проглатывать оскорбление и тотчас о нем забывать.
  -- Нас приучили говорить, только когда спрашивают.
  -- Мы многому научились -- и почти автоматически все больше теряли способность понимать, что в этой мясорубке мы в совершенстве научились только одному -- отказываться от собственного мнения, от собственного суждения -- и превратились в бездумных исполнителей приказов, для которых существует только слепое повино­вение, и больше ничего.
  
   Правда, нам казалось, что мы знаем, для чего мы стали солдатами, у нас были расплыв­чатые национальные идеалы, но мы сознательно или бес­сознательно уклонялись от возможности, не говоря уж об обязанности, сопоставить полученную здесь "науку" с нашими представлениями и спросить себя, может ли подобное "воинское обучение" привести к добру народ и отечество.
  
   Мы отмахивались как от "придирок" от того, что в действительности было системой, такой системой, которая вела к деградации человека и превращала его в безотказно функционирующий винтик военной машины.
  
   Мы не только не способны были постигнуть значение роковой эволюции в нашей собственной жизни, но и уло­вить зависимость нашей психологии от роковой эволюции, происходившей в нашем отечестве; напротив, мы уже мыслили в согласии с извращенной системой понятий на­ших инструкторов и гордились тем, что перестали быть "жалкими шпаками" и сделались "людьми".
  
   И чем дольше мы служили в рейхсвере, чем глубже укоренялось в нас сознание нашей избранности, тем сильнее была уверен­ность, что "человек" лишь тот, кто принадлежит к "расе господ". Но сначала мы радовались, что наконец стали настоящими солдатами. Правда, в Кольберге генерал уже назвал нас солдатами, и мы ему поверили. Но после строевого обучения мы поняли: хоть генерал, может статься, и важная птица, но царь и бог для нас--ротный фельдфебель.
  
   Итак, мы стали "людьми", и нам дозволено было по­лучить винтовки.
  
   Вручение винтовок было торжественным событием, почти как помолвка или свадьба. Ружье и было "невестой" солдата, его надлежало беречь и лелеять и не от­давать в чужие руки.
  
   Формально лишь теперь истекал срок, в течение которого мы могли взять обратно свое ходатайство о зачислении нас добровольцами в рейхсвер. Однако нас уже в Кольберге привели к присяге и, кроме того, никто и не думал об отказе. Только два солдата, физически непри­годные для службы, отправились домой, и то не по соб­ственному желанию, а да основании заключения врачей.
   Печальные и подавленные, они расстались с нами.
   Мы их жалели.
   Все, чему мы до сих пор обучались, мы теперь повто­ряли с винтовкой и штыком. К этому прибавились ружей­ные приемы.
  
   Ружье на-а плечо!
   Внимание!
   На караул!
   На-а плечо!
   К ноге!
  
   Засим нас учили стрелять, подняв прицельную рамку, и ловить цель на мушку, заряжать и ставить на предо­хранитель, разряжать и вынимать патрон.
  
   Мы получили две патронные обоймы и учебные пат­роны из латуни, а ведь ребенком я играл боевыми патро­нами. Учебные патроны полагалось ежедневно чистить асидолом. Если они недостаточно блестели, назначались дополнительные полчаса строевой подготовки.
   Потом мы занимались маршировкой -- строевым ша­гом и старопрусским парадным шагом, гусиным шагом. В одиночку, отделениями и ротой.
   И снова ружейные приемы. В одиночку, отделениями, ротой. Постепенно мы превращались в единый механизм.
  
   Когда, бывало, рота построена, никто не шелохнется, все стояли как вкопанные.
   Мы носили сапоги или башмаки на шнурках. Каждая подметка была приколочена тридцатью двумя гвоздика­ми. После пятичасовых упражнений или дальнего по­хода, естественно, нескольких гвоздиков не хватало. Но горе тому, у кого при следующем построении не было сколько положено гвоздиков на подметке. А подбить под­метку мы не успевали.
  
   Рота вступала маршем во двор, мчалась в помещение, ставила винтовки в козлы, штурмовала умывальную, и уже слышались трели свистка дежурного унтер-офицера:
   "Построиться на обед!" В одно мгновение мы снова были на месте.
  
   Дежурный унтер рапортовал фельдфебелю. Фельдфе­бель шагал позади роты.
   -- Левую ногу выше! Правую ногу выше! Каждый, у кого не хватало гвоздей на подметке, от­мечался и должен был полчаса дополнительно проходить строевую подготовку.
  
   Затем фельдфебель шагал вдоль строя.
   -- Показать руки!
  
   Пять часов мы копались в грязи, тем не менее ногти у нас должны были быть под стать ноготкам парикмахер­ши. Если фельдфебелю не нравились наши "лопаты", по­лагалось полчаса дополнительных упражнений.
  
   Если у бедняги не все пуговицы были застегнуты, на него обрушивалась буря.
   -- Вы что, нарочно? Хотите простудиться? Это чле­новредительство, мальчишка! Стоит тут полуголый! За­писать на полчаса!
   Если же у солдата на одежде не хватало пуговицы, значит, он расхищает государственное имущество.
  
   И пока продолжался этот спектакль, рота стояла как вкопанная. Время шло. Для еды оставалось всего не­сколько минут. Мы, давясь, глотали пищу и мчались в ка­зарму. Может, кому-нибудь надо было в уборную, но уже слышалась трель свистка унтера: "Построиться на пере­кличку!"
   И снова все стояли как вкопанные. Механизм функ­ционировал правильно.
  
   Ротный фельдфебель был вроде бы солдатской ма­терью. Практически он занимался всем и должен был обо всем заботиться.
   Командира роты можно было бы сравнить с отцом семейства, который поручает матери повседневные дела и его нельзя обременять всякой чепухой. В первую оче­редь его интересовал механизм в целом, а каждый ново­бранец в отдельности был в его глазах только номером. Стоит рота как вкопанная, значит, все в порядке.
  
  -- Нашу "мать" мы видели ежедневно, а "отца" в тече­ние полугода очень редко, да и то недолго, разве что по время заключительного смотра, когда наш капитан фон Шверин торчал перед нашими глазами несколько часов.
  

Б. Винцер

"Солдат трех армий"

   ***

   Теперь о том, каковы были
  

"Основные тенденции в подготовке офицерских кадров в предвоенные годы Отечественной войны"

  
   Следуя принципу объективности в освещении историчес­ких событий, дадим анализ основных составляющих системы подготовки военных кадров в названный период.
  
   Прежде всего, следует отметить, что система военно-учебных заведений в эти годы претерпевает ряд существенных изменений:
  
  -- а) разворачивается ряд новых военных академий и уве­личивается их пропускная способность;
  -- б) создаются заочная и вечерняя система академичес­кой подготовки офицеров;
  -- в) расширяется сеть военных училищ (с 1937 года воен­ные школы стали называться военными училищами).
  
   К началу 1941 года высший и старший начсостав гото­вился в 16 военных академиях и 10 военных факультетах при гражданских вузах. Кадры среднего начсостава готовили 63 сухопутных училища, 32 летные и летно-технические и 14 военно-морских училищ.
  
   Что следует отметить по поводу бурного развития сети военно-учебных заведений?
  
   Думается, что можно отметить сле­дующее:
  
  -- - во-первых, рост числа военно-учебных заведений был обусловлен перевооружением армии и появление в ее составе новых родов войск;
  -- - во-вторых, увеличение пропускной способности военно-учебных заведений диктовалось потребностью Красной Армии и Флота в командных кадрах в условиях военной опасности;
  -- - в-третьих, директивное создание новых военно-учеб­ных заведений не могло быть обеспечено материально-техни­чески, методически, научно и в кадровом отношении; принцип "голого энтузиазма" возобладал и в военно-учебном деле.
   *
  
   Можно ли было в таких условиях обеспечить качествен­ную подготовку военных кадров?
   Полагаем, что справиться с такой задачей было чрезвычайно трудно.
   Не это ли является одной из причин поражений Красной Армии в начальный период Великой Отечественной войны?
  
   *
   Упреждение военной практики в деле подготовки воен­ных кадров на базе научно-обоснованного прогноза разви­тия военного дела - путь, по которому нужно идти в создании и совершенствовании сети военно-учебных заведений.
  
   Могло ли такое упреждение иметь место в рассматри­ваемый период?
   Да, могло быть, если бы Сталин и Ворошилов прислушивались к военачальникам, умеющим мыслить глубоко и масштабно.
  
   0x01 graphic
  
   Одной из таких личностей был М. Н. Тухачевский (1893-1937). Сталин называл его прожектером. Но он был не прожек­тер, а реалист.
   Будучи незаурядным военным теоретиком, он много занимался прогнозированием характера будущих войн.
  
   Он стремился осмыслить происходящие в военном деле изме­нения, найти наиболее целесообразные формы военной органи­зации и подготовки войск.
  
  -- Его перу принадлежать такие ра­боты, как - "Война как проблема вооруженной борьбы", "Новые вопросы войны", "Военные планы нынешней Германии" и др..
  
   Понимая, что будущее армии в значительной степени определяется составом командных кадров, он высказал немало ценных идей по совершенствованию их подготовки.
  
   В частнос­ти, касаясь необходимости наращивания боевой выучки, он придавал большое значение решению учебно-тактических за­дач, сформулировав ряд принципов их построения:
  
  -- - подготовку комсостава следует базировать на большом числе тактических упражнений, поставленных в жесткие рамки боевой действительности;
  -- - постановка занятий должна отличаться большим разнооб­разием, увлекать обучаемых и в то же время давать им возмож­ность накапливать боевой опыт;
  -- - большое значение в обучении имеет хорошо составлен­ное задание; оно должно отвечать реальности современного боя и исключать искусственность;
  -- - годовой учебный план должен представлять одно целое и в то же время распадаться на известные циклы, связанные между собой и вытекающие один из другого.
  
   В этих принципах прослеживаются идеи деятельностного обучения, требования принципа "учить войска тому, что необ­ходимо на войне", мысли о комплексировании обучения.
  
   *
   По свидетельству Г. К. Жукова, нарком Ворошилов недолюб­ливал М. Н. Тухачевского.
   Вместе со Сталиным он относился скептически и даже враждебно к его новациям, не брезгуя случаем уязвить его. Так было тогда, когда Сталин по одному из докладов Тухачевского заключил, что принятие его програм­мы привело якобы к ликвидации социалистического строитель­ства и к замене его системой "красного милитаризма".
  
   Эту хлесткую сталинскую формулировку Ворошилов огласил на расширенном заседании Реввоенсовета.
   В результате Тухачев­ский был отстранен от преподавания стратегии в Военной академии РККА.
   В дальнейшем он разделил судьбу большой группы военачальников.
  
   *
   0x01 graphic
  
   Уборевич Иероним Петрович
   (2 января 1896 -- 12 июня 1937)
  
   Другой личностью, исповедующей передовые взгляды на вопросы военного строительства был И. П. Уборевич.
  
   В 1928 году в свет вышла его книга под названием "Подготовка комсостава РККА (старшего и высшего). Полевые поездки, ускоренные военные игры и выходы в поле". Она ста­ла настольной книгой для подготовки комсостава на долгие годы.
  
   "Книга захватила меня, - писал К. А. Мерецков, - в ней я нашел ответы на многое, что нас тогда интересовало, но ниг­де не было разъяснено. В ней было разжевано главное - методика совершенствования и воспитания начальствующего состава. И. П. Уборевич рекомендовал различные приемы проведения занятий, сопровождая рекомендации поучительными, оригинальными мыс­лями... Успех командно-штабных игр, учений и обычных заня­тий Уборевич ставил в зависимость от подготовки руководите­ля. Сам он готовился удивительно тщательно, продумывал множество вариантов решений".
  
   "Положительное знание для действий приобретается, когда сам обучающийся несколько раз проделает данную ра­боту и постепенно приобретет практические навыки, когда способность" действования" войдут в плоть и кровь", - так писал в своей работе И. П. Уборевич.
   Видя пагубность упрощен­чества в подготовке комсостава, он с горечью писал:
   "Уже слишком много учений и игр, где так гладко все побеждают, это может приучить к вредным иллюзиям".
  
   К такому выводу И. П. Уборевич, видимо, пришел не только наблюдая нашу систему обучения, но и сравнивая ее с систе­мой подготовки командного состава Германии.
   Как известно, И. П. Уборевич был репрессирован.
   *
  
   Как воспринял нарком Ворошилов истребление лучших советских военачальников?
   О его реакции можно судить по приказу наркома обороны СССР N 96 от 12 июня 1937 года:
  
   "... 11 июня перед Специальным Присутствием Верховного Суда Союза СССР предстали главные предатели и главари этой отвратительной изменнической банды: Тухачевский М. Н., Якир И. Э., Уборевич И. П. Корк А. И., Эйдеман Р. П., Фельдман Б. М., Примаков В. М. и Путна В. К.
  
   Верховный суд вынес свой справедливый приговор!
   Смерть врагам народа!
  
   ... Конечной целью этой шайки было - ликвидировать во что бы то ни стало и какими угодно средствами Советский строй в нашей стране, уничтожить в ней Советскую власть, свергнуть рабоче-крестьянское правительство и восстановить в СССР ярмо помещиков и фабрикантов.
  
   ... Мировой фашизм и на этот раз узнает, что его вер­ные агенты гамарники и тухачевские, якиры и уборевичи и прочая предательская падаль, лакейски служившие капитализ­му, стерты с лица земли и память о них будет проклята и забыта.

Народный Комиссар Обороны СССР

Маршал Советского Союза К. Ворошилов".

  
  
   Таким образом "карающий меч" обезглавил людей, которые задались целью повернуть дело подготовки военных кад­ров в русло его современных задач.
  
   *
  
  
   Не следует, однако, думать о том, что жизнь военно-учебных заведениях того периода стояла на месте. Совсем не так: там происходили определенные подвижки в методике и системе преподавания. Дело в другом: педагогика и методика - это инст­рументарий реализации политических установок и военных доктрин в сфере теоретической и практической подготовки военных кадров.
   0x01 graphic
  
   Этот инструмент может быть хуже или лучше, но его предназначение делать то, что от него требуют. Педагогика и методика призваны выполнить поставленный социальный заказ. Об этом в свое время писала и Н. К. Крупская:
  
  -- "Методика органически связана с теми целями, которые стоят перед школой.
  -- Если цель школы - воспитать послушных рабов капитала - и методика будет соответствующая, и наука будет использована для того, чтобы воспитать послушных исполнителей, как можно менее самостоятельно думающих, рас­суждающих; если цель школы - воспитать сознательных строите­лей социализма - и методика будет совсем другая: все дости­жения науки будут использованы для того, чтобы научить са­мостоятельно мыслить, действовать коллективно, организован­но, отдавая себе отчет в результатах своих действий, разви­вая максимум инициативы, самодеятельности".
  
   Во все времена руководители государств использовали педагогические средства в политических целях, прекрасно понимая, что, придав воспитанию и образованию соответствующее направление, можно получить в итоге поколения людей с заданным типом поведения, нужными ценностными ориентациями, потребностями и мотивацией.
   Безусловно, знание этой закономерности было взято на вооружение и Сталиным.
  

0x01 graphic

Карикатура на Сталина и Ярославского,

распространялась после XV съезда ВКП(б) "левой оппозицией"

  

"Сталинская педагогика"

  
   Есть все основания утверждать, что именно во второй половине 20-х - начале 30-х годов складывается так называе­мая "сталинская педагогика", т.е. та отрасль педагогической науки, которая была призвана обслуживать интересы сталинского режима.
   Это - разновидность авторитарной педагогики.
  
   Не претендуя на полноту освещения того, что называет­ся "сталинской педагогикой", попытаемся показать ее основ­ные черты, специфичные средства воздействия на людей и те основные цели, которые она преследовала в реализации требо­ваний социального заказа.
  
   Думается, что отличительной чертой "сталинской педа­гогики" является ее двуличность: проповедуется одно (благое), а де­лается другое (злое, коварное и порочное). Ее целевое назначение состояло в том, что­бы:
  
  -- а) подавить личность, закрепостить ее, превратить в послушных исполнителей воли одного;
  -- б) отлучить людей от мысли о демократии, свободе и привить им сознание важности и исключительной полезности сосредоточения власти в руках "вождя";
  -- в) приучить людей безоговорочно верить "вождю", его прозорливости, непогрешимости, умению вести общество в "свет­лое" будущее;
  -- г) приучить к мысли о том, что не следует сетовать на трудности и лишения, ибо впереди народ ждет процветание и благополучие;
  -- д) заставить людей поверить в то, что "большое" дело требует и больших жертв ("лес рубят - щепки летят");
  -- е) приучить "монолитно" выступать против врагов, вреди­телей и т.п. ("главный идеал - послушание"; "вождь знает, что делает", "кто не с нами - тот против нас").
  
  
   Все это нужно было "вождю" для того, чтобы сформиро­вать такую серую массу, которая бы безропотно подчинялась его указаниям, не роптала и жила надеждой получить "про­пуск" в "светлое будущее".
  
   Средства "сталинской педагогики" весьма разнообразны.
  
   К ним относятся такие, как:
  
  -- - создание обстановки (ситуации) всеобщего психоза, подог­реваемого "разоблачительным" материалами в прессе и выс­туплениями по радио;
  -- - насаждение страха посредством репрессий;
  -- - духовное и физическое насилие над личностью посред­ством вдалбливания определенных постулатов;
  -- - перенесение недовольства и гнева народного на разного рода вредителей, "врагов народа" и т.п.;
  -- - манипулирование общественным и коллективным мне­нием посредством использования приемов "от народа". "вы­полнения воли масс", пресса "большинства" и т.п.;
  -- - применение отвлекающих маневров в виде шумных празднеств, торжеств, манифестаций и т.п.
  
   Надо отметить, что "сталинская педагогика" оказалась действенным орудием: под ее воздействием сформировался це­лый отряд бездумных исполнителей чужой воли, людей, не рассуждающих и действующих в нужном направлении, твердо верящих в правоту и прозорливость "вождя".
  
   *
   "Сталинская педагогика", конечно же, в первую очередь была адресована военно-учебным заведениям. Здесь инакомыс­лие было особенно недопустимо с точки зрения Сталина и его окруже­ния.
  
   Но ведь и здесь не следовало забывать простой истины:
  
  -- "Сила хора не в том, что все поют одинаковыми голосами, а в том, что у каждого есть собственный голос".
  

Новые акценты в подготовке офицерских кадров

  
   Из исторического анализа видно, что по мере приближе­ния к концу 20-х годов меняются акценты в постановке за­дач перед военной школой.
   Так, в 1929 году по результатам работы военных школ делались следующие выводы:
  
   а) политико-моральное состояние военных школ устойчи­вое и обеспечивает нормальный ход учебы;
   б) молодые командиры в настоящее время имеют удовлетво­рительную теоретическую подготовку и обладают значительно большим объемом знаний, более дисциплинированы.
  
   В то же время, в работе военных школ отмечались такие недостатки, как отсутствие у молодых командиров-выпускников школьно-инструкторских навыков, неумение вести воспитание красноармейцев, слабые навыки в проведении занятий по боевой и политической подготовке, перегибы и извращения дисциплинарной практики, слабое развитие и плохое зна­комство с жизнью и бытом воинских частей.
  
   Причины были указаны такие:
  
   1) слабый в методическом отношении преподавательский состав; плохое знание им опыта гражданской войны;
   2) слабая общеобразовательная подготовка курсантов (80-85% - с низшим образованием);
   3) задержки со стороны командиров в откомандировании в военные школы лучшего комсостава;
   4) нежелание лиц, окончивших военные академии, идти в военно-учебные заведения из-за отсутствия перспектив и достаточных стимулов;
   5) разобщенность военных школ и воинских частей;
   6) низкое материально-техническое снабжение военных школ всем необходимым.
  
   Установки ГУВУЗа сводились к следующему: командир должен быть инструктором подчиненных.
  
   Вот почему инструк­торская подготовка должна привить и укрепить у обучае­мых:
  
   а) твердое знание всех предметов военного обучения и владение на практике методикой преподавания последних;
   б) знание программ и методики обучения, принятых в воинских частях РККА;
   в) умение организовать и направлять обучение в пределах до роты.
  
   *
   Прояснить сказанное позволяет ряд публикаций.
   В частности, в одной из публикаций 1929 года предпри­нята попытка осмыслить недостатки в подготовке военных кадров в сравнении с опытом подготовки таких кадров в Гер­мании.
  
   Автор указывает, что главным недочетом в подготовке курсантов является отсутствие предварительной армейской выучки у будущих командиров, а также неудовлетворительная система войсковых стажировок. Обращаясь к опыту подготовки офицерских кадров в Германии, он отмечал, что желающие стать офицерами должны пробыть в строевых частях пред­варительно не менее 25 месяцев, причем первые 10 месяцев они должны были пройти через учебные подразделения. Затем на два года они направлялись в военные училища, а остав­шееся от 4-х лет учебы время, вновь проводили в войсках, стажируясь в должности.
  
   В нашей военной школе дело было поставлено иначе: первые два года курсант готовился в объеме подготовки одиночного бойца и младшего командира и лишь последний год посвящался его подготовке как командира взвода.
   *
   Неблагополучное дело, сложившееся со снабжением военно-учебных заведений учебной литературой, привело к тому, что по состоянию на 1930 год единственным учебным пособием по военным предметам являлись уставы РККА.
  
   В одной из ста­тей, посвященной этой проблеме, предпринята попытка изло­жить требования к учебнику.
  
   По мнению автора, требования к учебнику должны быть таковы:
  
   - он должен соответствовать развитию обучаемых и быть составлен строго по учебной программе и содержать мате­риал, избавляющий курсанта от поиска других источников ин­формации;
   - краткость и популярность изложения содержания;
   - соответствие уставам РККА;
   - наглядность в виде подзаголовков, разных шрифтов, рисунков, фотоснимков, чертежей и схем;
   - соответствие объема материала времени, отведенному на эту дисциплину учебным планом;
   - постановка в конце каждого раздела контрольных вопро­сов;
   - разделение всего учебного материала на минимум (обя­зательный) и максимум (для особо успевающих);
   - постоянное усложнение материала по мере развития курсанта;
   - максимальная конкретизация учебного материала, активное использование исторических примеров, задач и упражнений для тренировки и развития курсантов.
  
   *
   Изложенные нами факты позволяют сделать обобще­ния такого порядка:
  
  -- а) советская военная школа постепенно суживала сферу подготовки военных кадров, особенно в самом ее низшем звене - школах, готовящих командиров взводов и равных им должностных лиц;
  -- б) прослеживается тенденция ухода военной школы от требований принципа "учить войска тому, что необходимо на войне" в сторону строевой и прочей показной подготовки; курсант готовится не быть воспитателем и командиром под­чиненных, а к исполнению обязанностей инструктора бойцов;
  -- в) сведение всей военной науки к обоснованию, конкре­тизации и развитию уставов РККА, а системы обучения - к заучиванию положений уставов вело к формализму и догма­тизму в обучении слушателей и курсантов;
  -- г) именно в этот период наметился подход, ставящий заграничный опыт, в том числе в деле подготовки военных кадров, в зону недосягаемости и запрета. "Железный занавес" накрепко прикрыл для военных кадров опыт подготовки зару­бежных армий и не позволял им сравнивать этот опыт с соб­ственными достижениями.
  
   *
  
   В противоположность Германии, подготовка военных кад­ров в СССР замыкалась на решении узкопрактических вопросов, подчас не имеющих прямого отношения к развитию умений действовать и руководить воинами в боевой обстановке и уж никак ни в расчете на перспективу, вероятного противника, систему его подготовки и тактику действий, а также оружие, которое он намерен применять в бою.
  
   Не это ли способствова­ло возникновению в первые месяцы Великой Отечественной вой­ны таких явлений, как "танкобоязнь", "самолетобоязнь",
  
  
   Если все же, при очевидных просчетах в подготовке ко­мандных кадров, причины которых рождались не в военно-учебных заведения, но тиражировались именно там, попытаться выявить позитивное в военно-учебном деле, то обращает на себя внимание тот факт, что довольно большой прогресс все же наблюдался в методической области.
   *
   Работа военно-учебных заведений по бригадно-лабораторному методу заставила профессорско-преподавательский состав приступить к разработке системы учебно-методических материалов.
   *
  

В этом отношении характерен опыт Военно-политической академии имени В.И. Ленина.

  
   Низкий общеобразовательный уро­вень подготовки обучаемых заставил разрабатывать такие прозаические вопросы, как совершенствование простейших навыков самостоятельной работы. Думается, что толчком к этому послужило циркулярное письмо о постановке работы по лабо­раторному плану, где, к примеру, четко указывались навыки, которые должен приобрести обучаемый в работе с книгой.
  
   К ним относились следующие навыки пользования справочниками и библиографией; производства выписок, цитат и рабочих за­меток; составления плана-конспекта тезисов, осуществления компиляции; беглого просмотра книг, аннотаций, выборочного чтения; составления доклада и реферата и критического чтения.
   *
   Интересным нововведением, предложенным в циркулярном письме, были рекомендации по составлению карточек качествен­ного учета работы студента за год, включающих следующие пункты:
  
   1. Общая подготовка и развитие (уровень предварительных знаний по темам или иным предметам курса).
   2. Отношение к работе (добросовестность в работе, инте­рес к предмету, формы проявления активности, систематичность в работе).
   3. Навыки самостоятельной работы (умение составить конспект, пользоваться справочниками, наглядными пособиями и т.п.).
   4. Навыки классной работы (умение формулировать мысль, обобщать, техника речи, постановка вопросов и др.).
   5. Насколько усвоена программа (особенности усвоения отдельных предметов).
   6. Способность к самостоятельной политической и про­пагандистской работе.
   7. На какие дисциплины необходимо обратить внимание.
  
   Под влиянием этого документа и насущных потребнос­тей в Военно-политической академии было разработано нес­колько интересных методических материалов.
   Среди них внима­ние привлекают "Советы по организации и технике умственного труда", "План воспитания навыков самостоятельной работы", "Ориентировочный план дифференциации форм и мето­дов учебной работы на различных ступенях обучения во ВПАТ на 1926/1927 учебный год", "Временное положение об индивидуальных занятиях по предметам социально-экономического цикла" и целый ряд других документов.
  
   В "Отчете Военно-политической академии РККА им. Толма­чева за 1927/28 учебный год" делались следующие выводы:
  
   1. Продолжить энергичную работу по повышению теоретического уровня преподавания.
   3. Усилить связь и увязку в текущей работе между воен­ными кафедрами и кафедрами партполитработы и социально-экономической. ...
   5. Более решительно и смело осуществлять план диффе­ренцированного преподавания...
   7. Принять меры по уменьшению перегрузки слушателей учебными заданиями...
  
   В "Отчете" указывалось, что в организации самостоятельной работы и руководстве ею со стороны преподавателей имели место такие недостатки недостаточная конкретность консультаций по методике самостоятельной работы; слабое знание преподавателями проблемы воспитания навыков учеб­ной работы неэффективная помощь отстающим слушателям и др.
   *
   В этом документе были сформулированы требования к учебным программам курсов:
  
  -- Программа должна состоять из следующих частей: 1)объяснительной записки; 2)систематически построенного текста программы знаний; 3) программы воспитания навыков самостоятельной работы; 4) расчета времени; 5) указателя литературы.
  -- В объяснительной записке следует отметить: а)целе­вую установку и обоснование построения программы; б) обос­нование программы навыков и указание методов ее осущест­вления; в) особенности предметной методики. ...
  -- 5. При разработке программы навыков иметь в виду, что в ходе работы по отдельным предметам могут воспитываться навыки 3-х видов организационно-технические, навыки мышле­ния и навыки практической партийно-политической и воен­ной работы. При этом должно быть указано, какие навыки вы­рабатываются данным предметом, а в каких данный предмет принимает лишь участие.
  
   *
   В 1928 году был разработан "Программный план обра­зования общих методико-технических навыков".
   Этот факт следует рассматривать как попытку создать своеобразную профессиограмму - описание той части профес­сиональной деятельности, которая называется обучением и развитием личности.
   *
   Новое изменение системы преподавания произошло в 1932 году в результате принятия ЦИК СССР 19 сентября поста­новления "Об учебных программах и режиме в высшей шко­ле".
  
   В нем относительно методов преподавания было сказано следующее:
  
  -- "В целях обеспечения качественного контроля за ка­чеством учебы каждого студента в отдельности, провести следующие мероприятия:
  -- а) запретить всякие коллективные зачеты студентов;
  -- б) возложить ответственность за оценку знаний сту­дентов на профессорско-преподавательский состав и повес­ти решительную борьбу с фиктивными зачетами;
  -- в) ввести дифференцированную форму оценки успеваемос­ти студентов в зависимости от характера дисциплины и мето­да преподавания;
  -- г) ввести, как правило, зачетные сессии два раза в год - в конце осеннего и весеннего семестров;
  -- д) установить на последнем курсе обучения для каждого студента во втузах - дипломный проект (с обязательной его защитой), для чего должно быть предусмотрено специальное время в учебном плане;
  -- е) ввести специальные аттестаты с характеристикой успеваемости окончивших втузы, вузы и техникумы, а также систему премий и поощрений (научные командировки, литерату­ра и т. д.) за лучшую успеваемость как во время обучения, так и по его окончании".
  
   *
   Приказом РВС СССР от 9 ноября 1932 года "О постанов­ке учебной работы в военных академиях РККА" названные тре­бования распространялись и для военно-учебных заведений. Устанавливался единый учет успеваемости слушателей с оцен­ками "отлично", "хорошо", "удовлетворительно", "слабо".
   В кон­це учебного года вводились переводные экзамены, а по окон­чании военно-учебного заведения - госэкзамен.
   *
   Согласно принятой системе обучения, повышалась ответственность преподавательского состава за обучение слушателей. Систематический курс лекций становился важнейшим звеном учебного процесса. Большое значение продолжало уделяться самостоятельной работе слушателей. Большие задачи возлагались на классно-групповые занятия.
   *
   Новым шагом по упорядочению учебной работы явилось принятие ЦК ВКП (б) постановления "Об упорядочении общест­венных нагрузок студентов вузов, втузов и техникумов" от 7 августа 1933 г., в постановляющей части которого было сказано:
  
   1. Категорические запретить проведение во время учеб­ных занятий всяческих заседаний и собраний общественного характерам также выполнение студентами общественных ра­бот в учебное время.
   2. Установить, что на каждого студента может быть воз­ложена только одна общественная нагрузка, которая не должна превышать 4-х часов в шестидневку, включая и затрату време­ни на собрания и заседания неучебного характера.
  
   *
   В первые годы введения новой системы преподавания в военно-учебных заведениях ставка делалась на закрепление достижений перестройки учебного процесса. Усиление индиви­дуальной помощи со стороны преподавателей сопровождалось повышением личной самостоятельности и активности слушате­ля в овладении учебной программой.
   *
   Большое внимание уделялось совершенствованию форм и методов социалистического соревнования и ударничества. Последнее рассматривалось в качестве "мощного орудия осу­ществления высоких требований преподавательского состава, повышения самостоятельности и индивидуальной ответствен­ности слушателя, широкой мобилизации всей общественности ВПАТ на лучшее выполнение задач марксистско-ленинской и боевой подготовки".
   *
   Учебная лекция приобретала все больший статус.
  
   Пре­подавательский состав нацеливался на выполнение следующих требований, как:
  
   а) тщательность отбора материала для лекции;
   б) систематичность и последовательность его изложения;
   в) четкость формулировки основных теоретических положений;
   г) подчеркивание основных вопросов;
   д) четкая формулировка итоговых выводов и обобщений;
   е) строгое укладывание всех вопросов лекции в отве­денное время.
  
   Наряду с лекцией продолжали развиваться другие виды учебных занятий, причем применение той или другой группы занятий было дифференцированным.
  
  
   Как видно из представленной таблицы, система препо­давания была довольно дифференцированной, в значительной степени отвечающая особенностям изучаемой науки.
   *
   Каким был идеальный обучаемый в представлении тогдаш­них работников высшей военной школы? Известно, что он в значительной степени выражен через требования к обучаемым и, в частности, в требованиях к отличной оценке.
  
   Применитель­но к 1935/1936 учебному году отличная оценка выставлялась за:
  
   а) умение по вызову преподавателя самостоятельно и на высоком теоретическом уровне дать заключение по тому или иному вопросу;
   б) умение в выступлениях уверенно и широко опираться на материалы других дисциплин;
   в) умение самостоятельно ставить и разрешать вопросы современности в связи с той или иной теоретической пробле­мой и делать исчерпывающие политические выводы;
   г) умение подготовить небольшой доклад с максимальным использованием произведений классиков марксизма-ленинизма и самостоятельно, в развернутом виде, критиковать теории противников.
  
   Что можно сказать по поводу такого "идеала"?
   Думает­ся, что он ("идеал") вполне отвечал духу сталинского времени: мысли лишь в этом направлении, будь готов четко и ясно высказаться по любому вопросу, дать "исчерпывающий" политический вывод и т.п. Такой подход, как известно, рождает формалистов и начетчиков.
   *
   0x01 graphic
  
   Портрет "идеального" слушателя можно дополнить штри­хами несколько иного плана. Стахановские идей, культивирую­щиеся в стране в то время, проникли и в военно-учебные заведения. Там тоже, как и везде, были определены требования к "ударникам", "ударным отделениям", "ударным курсам".
  
   Так, к примеру, "ударником" среди слушателей мог быть тот, кто:
  
   а) беря обязательства по тем или иным ведущим дисцип­линам на "отлично" и "хорошо" и полностью выполняя их, имел общую оценку за год не ниже "хорошо";
   б) принимал активное участие в общественно-партийной работе и, не имея дисциплинарных проступков, образцово бо­ролся за воинскую дисциплину;
   в) являлся "ворошиловским стрелком", стрелял из поло­женных ему видов оружия на "отлично", сдал норму ГТО 1-ой ступени и успешно выполнил нормы ГТО 2-ой ступени.
  
   Справка:
  
  -- Алексей Григорьевич Стаханов (21 декабря 1905 -- 5 ноября 1977) -- в 1935 году группа из забойщика Стаханова и двух крепильщиков за одну смену добыла в 14 раз больше угля, чем предписывалось на одного человека; позднее рекорд был побит ещё вдвое.
  -- В 1936--1941 годах учился в Промакадемии в Москве.
  -- В 1941--1942 годах начальник шахты N 31 в Караганде.
  -- В 1943--1957 годах работал начальником сектора социалистического соревнования в Народном комиссариате угольной промышленности СССР в Москве.
  -- В 1957 году по указанию Н. С. Хрущева был возвращен в Донецкую область. Семья Стаханова отказалась последовать за ним в "ссылку" и осталась в Москве.
  -- Умер 5 ноября 1977 года на 72-м году жизни в психиатрической больнице от хронического алкоголизма.
  
   *
   Не умаляя роли ударничества в решении народно-хозяй­ственных задач, отметим негативное влияние идеи ударничест­ва, в том числе и в военно-учебном деле.
  
   Гражданская война, думается, укрепила в народе и в ру­ководителях уверенность в том, что посредством натиска (уда­ра) можно справиться с любой поставленной задачей.
   Вот почему так привлекателен оказался пример А.Г. Стаханова.
  
   Само по себе стремление людей в какие-то моменты сос­редоточиться, напрячься не предосудительны. Но тогда, когда такой порядок становится стилем жизнедеятельности, то это уже явление (система) негативное.
   Почему именно так?
  
   Дело в том, что общественное и индивидуальное сознание начинает разлагаться вредными иллюзиями-установками, типа:
  
   - "любую задачу можно решить, стоит лишь поднапрячься";
   - "в любой момент можно наверстать упущенное";
   - "стоит только захотеть и все будет сделано" и т.п.
  
   Нужно ли говорить, что такие установки толкали людей на путь штурмовщины, приучали работать рывками, создавали иллюзию благополучия при временной "победе". рождали массы людей, которые в чисто эгоистических целях шли на "рекорды", рождали их.
   Вот и получалось, что при общем неблагополучии в сельском хозяйстве. промышленности, военное деле имелись многие тысячи, а то и миллионы "ударников".
   *
   Нет, не "ударными неделями", месяцами, мощными натисками людей можно разрешить серьезные и ответственные проблемы, а только целеустремленной повседневной деятельностью можно их решить.
   *
   И еще одно обстоятельство, рожденное в данное время (середина 30-х годов), требует краткого рассмотрения. В связи с утверждением культа личности Сталина, нагнетанием по­литической истерии все больше и больше стала политизиро­ваться учеба и ее основа - наука. К месту и не к месту стали делаться "довороты" в сторону политики, навешиваться разно­го рода политические ярлыки и т.п. В конечном счете, дело было сведено к цитированию во многих науках (не только общественных, но и военно-технических) тех или иных изрече­ний высокопоставленных деятелей. Известно: ни наука, ни обу­чение от этого не выиграли.
   *
   Дальнейшая регламентация учебного процесса в учебных заведениях связана с двумя актами - принятием СНК СССР и ЦК ВКП (б) постановления "О работе высших учебных заведений и о руководстве высшей школой" 23 июля 1936 г. и выходом в свет "Краткого курса истории ВКП (б)" в 1938 году и соот­ветствующего Постановления ЦК по развертыванию работы вокруг этого акта.
  
   Постановление ЦК от 23 июля 1936 года установило следующие жесткие формы учебной работы:
   а) лекции, проводимые профессорами и доцентами;
   б) практические занятия в лабораториях, мастерских, клиниках и т.п.;
   в) производственная практика;
   г) самостоятельная работа студентов;
   д) консультации.
   *
   После того многообразия учебной работы, которое имело место до 1936 года, такая регламентация, конечно же, была ша­гом назад в постановке обучения слушателей и курсантов военно-учебных заведений.
   *
   Свертывание демократии в обучении связано и с актом введения в обучение "Краткого курса истории ВКП (б)" Отныне и на долгие годы вперед этот учебник и заложенные в него постулаты стали определять мировоззрение основной массы со­ветских людей.
  
   Не исключение составляли и военные кадры.
  
   Оценивая впоследствии этот акт, главный идеолог страны "брежневского периода" М. А. Суслов, писал в журнале "Комму­нист":
  
   "Претензия Сталина на своеобразную монополию в разви­тии революционной теории, присвоение им права на последнее слово в теории и стремление решать теоретические вопросы административным путем, серьезно сковывали развитие общест­венных наук, обобщение практики социалистического строитель­ства, лишали ученых на научную перспективу..."
  
   *
   Но самым поразительным в истории явилось то, что имен­но Суслов несколькими годами позже стал возводить на не­досягаемый пьедестал нового вождя - Л.И. Брежнева, монополи­зируя, в свою очередь, его право на последнее слово в теории и анализе практики социалистического строительства.
  
   *
   В целом, 1938 год можно назвать годом решительных перемен в военно-учебном строительстве. Самыми существен­ными среди них были следующие:
  
   1) перевод военных училищ на 2-х летний срок обуче­ния;
   2) значительное расширение сети военно-политических училищ;
   3) расформирование национальных военных училищ.
  
   Так, приказом НКО от 24 марта 1938 года военные учили­ща переводились на 2-х летний срок обучения. Это было свя­зано с нехваткой командных кадров, а также некоторым подня­тием уровня общеобразовательной подготовки поступающих в военные училища.
   *
  
   Такая картина обусловлена следующими обстоятельст­вами, во-первых, тем, что с 1936 года в военно-учебные заве­дения стали поступать представители интеллигенции и уча­щиеся общеобразовательных школ; во-вторых, снижение числен­ности коммунистов среди поступающих объясняется тем, что в период с 1933 по 1936 гг. в партии проходила чистка и обмен партийных документов, а также тем, что в эти годы произошло значительное омоложение поступающих в военные школы.
  
   *
   По образованию поступающих положение обстояло так: в 1928 году в военные школы поступило 18,8% лиц, имеющих образование ниже 7 классов, в 1930 г. - 21,8%, а в 1932 г. - 24,3%. Это обстоятельство обязывало УВУЗ выделять до 30% учебного времени на освоение курсантами общеобразователь­ных предметов. К 1938 году положение изменилось и это дало возможность установить определенный общеобразователь­ный ценз для поступающих в военные училища: с осени 1938 г. в пехотные училища принимались лица с образованием не ни­же 8 классов, а в артиллерийские и летные - не ниже 10 клас­сов средней школы.
   *
   Обстановка потребовала увеличения сети военно-полити­ческих училищ. В 1938 г. они уже функционировали в каждом военном округе (емкость училища на 75-125 курсантов, срок обучения - 1 год). В 1940 г. эти училища были переведены на переподготовку политсостава, не имеющего военного образова­ния, а подготовкой политруков из военнослужащих стали за­ниматься военно-политические училища (всего их было откры­то пять; штат - 1 тыс. курсантов; срок обучения - 2 года). В том же году было создано политучилище для подготовки пропаган­дистов. Всего к началу Великой Отечественной войны кадры политруков готовили 26 военно-политических училищ.
   *
   Расформирование национальных военных училищ, созданных согласно приказа РВС "О национализации военно-учебных за­ведений" от 9 июня 1924 г., началось после опубликования 7 марта 1938 г. постановления ЦК ВКП (б) и СНК СССР "О на­циональных частях и формированиях РККА". Созданные во многих союзных республиках национальные военные училища, го­товившие командиров и политработников для национальных формирований, были преобразованы в общесоюзные.
   События военного времени (особенно 1942-1943 гг.) пока­зали, что мера эта была преждевременная и в оборонном отно­шении негативная.
  
  

Какие проблемы в подготовке офицеров выявили были в 1938-1940 гг.?

  
   Как проявили себя командиры и политработники в тех военных испытаниях, которые выпали на их долю в 1938-1940 гг.? В боях этого периода командный и начальствую­щий состав Красной Армии показал смелость, высокий боевой дух и воинское мастерство. В то же время боевые действия 1938-1940 гг. обнаружили и серьезные недостатки в подготов­ке наших войск и командного состава.
  
   Недостатки проявились в использовании боевой техники, организации взаимодействия родов войск в бою, оперативно-тактической подготовке комсос­тава. Многие командиры, особенно в ротном звене, не имели твердых навыков в управлении подразделением, действовали порой недостаточно самостоятельно, без должной инициативы.
  
   Мартовский (1940 г.) Пленум ЦК ВКП (б) потребовал учить войска тому, что необходимо на войне. В приказе Наркома Обо­роны от 16 мая 1940 года "О боевой и политической подго­товке войск на летний период 1940 года" отмечалось:
  
   "Крупнейшие недостатки в обучении и воспитании армии явились результатом того, что командиры ориентировались на легкую победу над слабым противником и не были приучены к дейст­виям в суровых условиях современной войны".
  
   *
   0x01 graphic
  
   Одна из агитационных немецких листовок
  
   Нарком Ворошилов был снят с занимаемого поста и вместо него на этот пост был поставлен С.Т. Тимошенко (1895-1970), а с января 1941 года на пост начальника Генерального штаба был назначен Г.К. Жуков (1896-1974).
   *
  
   Год, отделявший страну от большой войны, конечно, не про­шел бесследно, но что-либо кардинально изменить уже не мог.
  
   Война с Финляндией вызвала растерянность Сталина.
   Помимо слабости нашей армии и ее командного состава он увидел последствия массовых репрессий среди военных.
   И, тем не менее, деятельность С.К. Тимошенко была оценена в высшей степени положительно: кроме звания Героя Советско­го Союза ему было присвоено звание маршала и принято ре­шение о назначении наркомом обороны.
  
   Вызванному на заседание Политбюро Тимошенко Сталин сказал:
  
  -- "Война с финнами показала слабость в подготовке ко­мандных кадров и резкое снижение дисциплины в войсках. Все это произошло при товарище Ворошилове. И теперь ему будет трудно в короткие сроки выправить эти крупные вопро­сы. А время нас поджимает: в Европе Гитлер развязал войну. Политбюро решило заменить товарища Ворошилова другим лицом и остановилось на вас".
  
   Тимошенко стал отказываться, ссылаясь на то, что у не­го нет нужных знаний и государственной мудрости для рабо­ты на таком высоком и ответственном посту. Говорил он и о том, что он едва ли достоин заменить товарища Ворошилова, которого не только армия, но и весь народ хорошо знает и любит.
  
   "Все это верно, - сказал Сталин. - Но народ не знает, что у товарища Ворошилова не хватает твердости. А сейчас твер­дость особенно нужна во всем. У вас она есть. Беритесь преж­де всего за дисциплину и подготовку кадров. А насчет госу­дарственной мудрости - это дело наживное. Где нужно - мы вам поможем".
  
   0x01 graphic
  
   Известный писатель В. Карпов стал свидетелем того, как подобная "твердость" проводилась в жизнь в воспитании и обучении курсантов.
  
   Об этом он говорит следующее:
  
  -- "Я в те годы уже служил в Красной Армии - в сентябре 1939 года поступил в Ташкентское пехотное училище имени Ленина.
  -- Хорошо помню те изменения, которые произошли в боевой подготовке после издания этого приказа. Армейская жизнь с ее регламентированным порядком во всем всегда бы­ла нелегкой, и после издания этого приказа в армии начались такие трудности, вспоминая которые сегодня, я думаю: как же мы все это могли выносить?
  -- Приказ Тимошенко не только вы­полнялся от буквы до буквы, но строгие контролеры и прове­ряющие при выезде в части беспощадно наказывали команди­ров, которые, как им казалось, в чем-то недовыполняли требо­вания наркома.
  -- И командиры, как это часто бывает в армии, опасаясь за свою репутацию, в чем-то и за свою карьеру, настолько повышали требовательность, что она порой стано­вилась просто невыносимой.
  -- Принцип учить на трудностях выполнялся в максимально усложненных условиях. Как только начинался дождь, немедлен­но объявлялась боевая тревога и нас выводили в поле на уче­ние. И под дождем, в грязи, без горячей пищи, на концентратах, которые нам выдавали, мы проводили несколько суток. Копали траншеи в ограниченные сроки, была жесточайшая норма време­ни, за которую надо было отрыть окоп полного профиля. Затем эту оборону оставляли и совершали продолжительные марши. Я участвовал даже в стокилометровом марше, это была настоящая пытка. Как известно по уставу, суточный переход не должен превышать 40-45 километров. Нетрудно представить, что значит совершить за сутки стокилометровый марш в условиях средне­азиатской жары, под палящим солнцем, когда и обычный-то марш дается очень тяжело.
  -- Дисциплина была доведена до крайней педантичности, за опоздание из увольнения на 15 - 20 минут красноармейцев отда­вали под суд.
  -- Помню, однажды на учениях двое курсантов из нашего училища, утомленные до изнеможения, сорвали по веточ­ке винограда...
  -- Тут же, через час, состоялось заседание три­бунала...
  -- Курсантам дали по шесть лет".
  
   Справка:
  
  -- Владимир Васильевич Карпов (1922--2010) -- российский и советский писатель, публицист и общественный деятель. Автор романов, повестей, рассказов и исследований о Великой Отечественной войне.
  -- Учился в Ташкентском пехотном училище (1939--1941). Был чемпионом Узбекистана и республик Средней Азии по боксу в среднем весе.
  -- В апреле 1941 года, будучи курсантом, по доносу был репрессирован.
  -- В 1942 году во время Великой Отечественной войны в составе штрафной роты 629-го стрелкового полка 134-й стрелковой дивизии воевал 5 месяцев на Калининском фронте. В феврале 1943 года за проявленное отличие в боях с него была снята судимость. В том же году принят в ВКП(б). В дальнейшем был командиром взвода разведчиков, за проявленное мужество получил медаль "За отвагу". Получил звание старшего лейтенанта. Участвовал в захвате 79 "языков".
  -- В 1944 году после лечения тяжёлого ранения стал слушателем Высшей разведывательной школы Генерального штаба.
  -- В 1947 году окончил Военную академию им. М. В. Фрунзе, а в 1954 году вечернее отделение Литературного института им. А. M. Горького.
  -- Прослужил более 10 лет в Средней Азии в Туркестанском военном округе. Был командиром полка (Памир, Каракумы) и начальником штаба дивизии (Кушка), работал в Генштабе.
  -- После выхода в отставку с военной службы (1966) работал заместителем главного редактора Госкомпечати Узбекской ССР. С 1973 года был заместителем главного редактора журнала "Октябрь". В 1981--1986 годах Владимир Карпов возглавлял журнал "Новый Мир" -- был его главным редактором. В 1986--1991 годах он был первым секретарём правления СП СССР.
  -- Скончался 18 января 2010 года.
  

Военные школы Запада в 30-40-е годы ХХ в.

  
   Сравним, в заключение, систему подготовки офицерских кадров за рубежом, уделив большее внимание Германии.
  

Шведская военная школа

  
   Подготовка офицеров в Швеции осуществлялась таким образом. Для получения офицерского звания необходимо пройти подготовку в течение 10 месяцев в качестве аспиранта, затем 10 месяцев прослужить в воин­ской части и 10 месяцев проучиться в военной школе.
   Для подготовки офицеров высшего звена имелась воен­ная академия с 2-х летним сроком обучения.
  

Американская военная школа

  
   Для подготовки старших офицеров в США имелась "Школа высших командиров и геншта­ба". Курс обучения в этой школе начинался решением пробной тактической задачи. Каждое решение тщательно изучалось и оценивалось. Затем в течение 6-ти недель читался курс так­тики и техники отдельных родов оружия. Построение занятий осуществлялось по так называемому "прикладному методу". Суть последнего заключалась в том, чтобы вооружить обучае­мых знанием основных принципов военного дела, проиллюстри­ровать их примерами и закрепить с помощью упражнений, так­тических поездок и решения задач.
  

Чехословацкая военная школа

  
   Подготовка офицеров в данной школе состояла из двух этапов-1)первоначальная подготовка в военном училище и 2) повторное обучение. Про­должительность обучения в военном училище - 3 года: на пер­вом году курсанты изучали все необходимое для солдата, на втором - технику и тактику, а на третьем уклон делался в сто­рону инструкторского обучения и общего развития курсанта.
   По окончании военного училища выпускник прикоманди­ровывался на 8 месяцев к войсковым частям, после чего коман­дировался в школу своего рода войск, где в течение 10 меся­цев заканчивал свою первоначальную подготовку.
   Повторное 4-х месячное военное обучение было необходимо для получения чинов штабс-капитана, подполковника и полковника.
   Для подготовки высших военных руководителей имелась военная академия со сроком обучения 3-года.
  

Французская военная школа

  
   Высшая военная школа (воен­ная академия) предназначена для пополнения офицерам гене­рального штаба. Кроме военных училищ, во Франции имелось несколько центров, предназначенных для повышения квалифика­ции офицеров.
  
   Основными из них являлись:
   - центр высших военных наук, который имел задачей изучения ведения операций в звене армия и выше. Одновремен­но он исследовал политические, экономические и социальные проблемы, имеющие влияние на ведение войны. Курс обучения в этом центре длился 6 месяцев;
   - центр тактических знаний артиллерии; здесь популяри­зировались среди офицеров теории применения артиллерии в бою и операции; срок обучения также был установлен в 6 месяцев;
   - центр тактических знаний инженерии; задача этого центра - вооружение офицеров знаниями по использованию в бою и операции технических войск.
  

Немецкая военная школа

  
   Германский империализм сумел даже в условиях Версальского договора возродить мощную армию. Уже в годы Веймарской республики (1919-19ЗЗ) армия стала государством в государстве.
   Особое внимание уделялось подбору и подготовки офи­церского состава. Грубо нарушая ст.160 Версальского догово­ра, предписывающую Германии иметь не более 4 тыс. офице­ров, она уже в 1929 году имела на каждую тысячу солдат 100 офицеров, а в генеральном штабе числилось на 303 офицера больше, чем в генеральном штабе кайзеровской армии.
  
   Возрождение милитаризма в Германии началось, прежде всего, с воссоздания и широкого распространения его идео­логии и традиций в государственном аппарате и школе.
  
   Зна­чительная часть работников культуры и науки (прежде всего - исторической) сыграла крайне неблаговидную роль по отно­шению к своему и другим народам.
  
  -- Если о прусском учителе говорили, что он выиграл сражение за создание германской империи при Бисмарке, то работники культуры, науки, учителя Веймарской республики несут ответственность за то, что они идеологически подготовили молодежь для агрессии про­тив других народов.
  
   От самой глухой деревенской школы до университета немцу твердили:
  
  -- "Все величайшее в истории военные подвиги - прусские, все величайшие творения искусства - германские, са­мые великие изобретения и самые выдающиеся ученые - немец­кие, самые сильные гимнасты - немецкие, самая лучшая промыш­ленность - германская, а самые толковые рабочие - немцы".
  
   *
   В Германии была создана обширная система общественных и государственных учреждений, с помощью которых велось воспитание молодежи.
   Сначала ребенок попадал в организацию "Юнгфольк". Достигший возраста 15 лет зачислялся в "Гитлерюгенд". Важной задачей этой организации, насчитывающей к началу второй мировой войны 8 млн. юношей, являлась военная под­готовка молодежи и воспитание ее в фашистском духе.
  
   Пост­роенная по военному образцу, она имела свои воинские час­ти и подразделения, члены ее носили униформу, имели ранги и звания, обучались стрелковому делу, изучали военную техни­ку, проводили военные игры. Особо отличившихся членов "Гитлерюгенда" направляли в "Школы Адольфа Гитлера", где по специальной программе готовились кадры для партийного и государственного аппарата.
  
   Подготовку кадров для танковых и моторизованных войск вел автомобильный корпус, который охватывал до 400 тыс. автомобилистов и имел мощную учебно-техническую базу: 26 автошкол и 23 отдельных мотогрупп. Личный состав ВВС гото­вился в школах гражданской авиации и многочисленных спор­тивных союзах. К 1933 году только общество "Спортфлюг" и его филиалы подготовили 3.200 летчиков и 17 тыс. планерис­тов.
   *
   С приходом фашистов к власти в Германии быстро раз­вернулась сеть различных военизированных обществ. К ним относились "Стальной шлем", "Союз немецких офицеров", "На­циональное объединение немецких офицеров" и другие. Члены этих союзов выступали с проповедью реваншизма, вовлекая в свои ряды молодежь.
   *
   С объявлением в марте 1935 года о создании рейсхсвера началось создание военно-учебных заведений, опытно-испыта­тельных полигонов и учебных частей. Только в сухопутной армии за короткий срок стали действовать 3 военные акаде­мии (Военная академия, Военно-медицинская академия и Военно-ветеринарная академия), 5 военных училищ и 30 различных военных школ (пехотная, по подготовке унтер-офицеров, кавале­рийская, артиллерийская, танковая, инженерные, связи, автомо­бильная и др.).
   Развертывание массовой армии потребовало нахождения путей пополнения офицерского корпуса (для армии военного времени Германии нужно было 100 тыс. офицеров, а к моменту развертывания она имела всего 4 тыс. сухопутных и 1, 5 тыс. морских офицеров).
  
   С этой целью были проведены такие ме­роприятия:
  
   1.Было отобрано из числа молодых солдат максимально возможное количество кандидатов в офицеры (о масштабах подобной акции говорят такие цифры: если в 1933 году кандидатами в офицеры зачислялось 180-200 молодых людей, то в 1938 - до 2 тыс.);
   2. Кандидатами в офицеры были зачислены около 300 студентов юридических, вузов.
   3. На офицерские должности было допущено около 1.500 унтер-офицеров сухопутной армии рейхсвера.
   4. Из полиции было взято около 2.500 офицеров.
   5. Вновь были призваны на службу около 1.800 офицеров, уволенных ранее в запас.
   6. Включение австрийской армии в состав рейхсвера дало 1.600 офицеров.
   7. Были значительно снижены требования об увольнении офицеров в связи с несоответствием.
  
   *
   Принятие в марте 1939 года нового мобилизационного плана, связанного с непосредственной подготовкой войны и переходом на штаты военного времени, привело к ликвидации военных академий и военных училищ. Лишь для подготовки офицеров генерального штаба с января 1940 года были сфор­мированы 8-10-ти недельные курсы. С 1 марта 1940 года бы­ли также открыты унтер-офицерские школы.
   Этот факт говорит о том, что политическое и военное командование фашистской Германии стало ориентироваться на практическую подготовку своего офицерского состава, обеспечивая пополнение за счет унтер-офицерского состава.
  
   Вся система обучения и воспитания солдат, унтер-офи­церов и офицеров была построена на доктрине "молниеносной войны" (блицкрига).
  
   Еще в 1935 году один из ее активных сторонников Г.В. Гудериан (1888-1954) так расписывал ее преимущества:
  
  -- "В одну из ночей откроются двери авиационных анга­ров, завоют моторы и части устремятся вперед. Первым неожиданным ударом с воздуха будут разрушены и захвачены важ­нейшие промышленные и сырьевые районы, что выключит их из военного производства. Правительство и военные центры про­тивника окажутся парализованными, а его транспортная сис­тема нарушена. В первом же внезапном стратегическом наступ­лении войска проникнут более или менее далеко вглубь тер­ритории противника... За первой волной авиации и механи­зированных войск последуют пехотные дивизии с целью удер­жать захваченные территории и высвободить подвижные сое­динения для очередного удара".
  
   *
   Другими словами, расчет был на использование благо­приятной ситуации, ставка делалась на временные факторы (опережение противника в подготовке к войне, внезапность нападения и т.п.), балансирование на грани риска. В то же время не принималось в расчет другое: возможность затяж­ной войны, способность противника оправиться от внезапного удара и мобилизоваться для отпора врагу и др. Формула борьбы представлялась такой: "боевой порыв и мощный натиск" - "боевой успех" - "поражение противника" - "победа над ним"!
  
   *
  
   Как видим, в этой формуле нет места позиционной борь­бе, противодействия противника и многого другого, что сопро­вождает вооруженную борьбу. Только победа, только движение вперед (никаких попятных движений), только поражение противника (ведь "германская армия непобедима!") - таковы стереотипы, которые постоянно вдалбливались в сознание и солдат и офицеров фашистской армии.
   Надо ли говорить о том, как пагубен авантюризм, как опасны рискованные действия, как неразумна большая ставка на успех, если этот успех не подготовлен соответствующим образом?
  
   Да, дом на песке построить можно.
   Какое-то время он будет стоять.
   Но стоит потревожить песок (фундамент) и дом завалится.
   Не так ли случилось и с гитлеровской армией во второй мировой войне?
  
  
   См. далее...
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
   См.: Хорев А. Нарком Ворошилов // Красная звезда. - 1989. - 14 января. - С. 4.
   См.: Хорев А. Нарком Ворошилов // Красная звезда. - 1989. - 9 сентября. - С. 4.
   Там же.
   Там же.
   Калинин М.И. Избр. произв. - М.: Политиздат, 1975, с. 271.
   Цит. по кн. Розанов Г.Л. Германия под властью фашизма (1933-1939). - М., 1961. - С. 195.
   См.: Комков Г.Д. На идео­логическом фронте Великой Отечественной. - М., 1983. - С. 44-46.
   См.: Кондакова Н.И. Идеологическая победа над фашизмом. 1941-1945 гг. - М., 1982. - С. 23.
   Ульбрихт В. К истории новейшего времени. - М., 1957. - С. 58.
   См.: Кондакова Н.И. Идеологическая победа над фашизмом ... С. 20.
   См.: Великая Отечественная война 1941-1945 гг. -
В кн.: БСЗ в 30-ти т., Т.4. - М.: Советская Энциклопедия, 1973. - С. 388.
   См.: Кондакова Н.И. Идеологическая победа над фашизмом ... С. 15.
   В 1932 г. на базе Военно-технической академии (создана в
1925 г. ) и 3-х гражданский вузов разворачиваются Академия
моторицации и механизации, Военно-химическая академия,
Военно-инженерная академия, Артиллерийская, Электротехническая и Военно-транспортная академии. В 1935 г. - Военно-хозяйственная, в 1936 г. - Академия генерального штаба, в
J940 г. - Военно-юридическая и др.
   Вечерняя военная академия была открыта в 1929 г. при ЦДКА, а в 1938 г. - заочные отделения при академиях
   См.: Иовлев А. М. Деятельность КПСС по подготовке военных кадров. - С. 109.
   См.: Тухачевский М. Н. Избранные произведения: В 2 Т. - М.: Воениздат, 1964.
   См.: Тухачевский М. Наши учебно-тактические задачи. - М. -Л.: Госвоениздат, 1929. - С. 4-6.
   См.: Хорев А. Маршал Тухачевский // Красная звезда. - 1988. - 4 июня. - С. 4.
   11 мая 1937 года М. Н. Тухачевский был неожиданно для всех освобожден от занимаемой должности замнаркома обороны и назначен командующим войсками Приволжским военным округом. 26 мая этого года он был арестован, а 11 июня ему был вынесен смертный приговор.
   См.: Хорев А. Командарм Уборевич // Красная звезда. - 1988. - 13 августа. - С. 3.
   Уборевич И. Подготовка комсостава РККА (старшего и высшего). Полевые поездки, ускоренные военные игры и выходы в поле. - М. -Л.: Госвоениздат, 1928. - С. 21.
   Уборевич И. Подготовка комсостава РККА (старшего и высше­го)... - С. 29.
   1 ноября 1927 г. Уборевич был направлен в Германию на учебу в академию в составе группы высших командиров.
   Я. Б. Гамарник покончил жизнь самоубийством
   См.: Комсомольская правда. - 1988. - 14 мая. - С. 2.
   Крупская Н. К. Пед. соч.: В 6 т. - Т. 5. - М. - . Педагогика, 1980. - C. 190-191.
   См.: Солженицын А. Архипелаг ГУЛАГ. 1918-1956. Опыт художест­венного исследованиях // Новый мир. - 1989. - N8. - С. 7-94.
   Итоги и современные задачи работы военных школ: Тезисы. - M., I929. - C.1.
   См.: Итоги и современные задачи работы военных школ: Тезисы. - С.З.
   См.: Кузьмин Н. Как получить командира, нужного армии // Военный вестник. - 1929. - N2. - С.6.
   См.: Зюзь-Яковенко. Наша военная школа // Военный вестник. - 1929. - N11. - С.17.
   См.: О постановке работы по лабораторному плану (цирку­лярное письмо N2). - Л., 1926. - С. 16.
   Там же. - С.36.
   См.: В помошь выпускнику: Библиографический указатель / Воен, полит. акад, РККАим. Толмачева. - Л.: ВПАТ, 1927. - С. 1-2.
   См.:. Учебные программы 1, 2 и 3 курсов на 1927 (1928 уч.
год) Воен.-полит. акад. РККА им. Толмачева. - Л.: ВПАТ, 1927. - С. 299-325.
   См.: Учебные программы для 1, 2 и 3 курсов на 1926 (1927 уч. год) Воен.-полит. акад. РККА им. Толмачева. - Л.: ВПАТ, 1926. - приложение N1.
   Временное положение введено приказом по академии от 15 марта 1936 года и предусматривало проведение экспери­мента по индивидуализации учебных занятий по социально-экономическим дисциплинам. На первых курсах особое внима­ние уделялось предупреждению возможного отставания слуша­телей, а на старших курсах индивидуальные занятия служили средством углубленной проработки учебных вопросов. - См.: Каменев А.И. Педагогические проблемы совершенствования са­мостоятельной работы слушателей первых курсов военных академий: Дис. ... канд. пед. наук. - М., 1979. - С.202-204.
   См.: Отчет Военно-политической академии РККА им. Толмачева за 1927/1928 уч. год. - Л.: ВПАТ, 1927. - С.3.
   См.: Отчет Военно-Политической академии РККА им. Толма­чева за 1927/1928 уч. год. - С.18.
   Там же. - С. 122-123.
   См.: Инструкция и положения по учебной работе) Воен. -полит. акад. РККА им. Толмачева. - Л.: ВПАТ, 1928.
   Высшая школа: Основные постановления, приказы, инструкции / Сост. Мовшович М.И. - М.: Советская наука, 1945. - С.10.
   См.: Иовлев А., Черемных А. Развитие военно-учебных заве­дений в 1929-1937 гг. // Военно-исторический журнал. - 1980. - N7. - С. 75.
   Учебные планы и организация учебного процесса и методи­ка преподавания с 1934 (1935 уч. году // Воен.-полит. акад. РККА им. Толмачева. - Л.: ВПАТ, 1934. - С. 7-8.
   См.: Учебные планы и организация учебного процесса и. методика преподавания в 1934/1335 уч. году. - С.11.
   Там же. - С.21.
   См.: Учебные планы и организация учебного процесса и методика преподавания в 1934/1935 уч. году. - С. 48.
   См.: Высшая школа: Сб. основных постановлений, приказов и инструкций: В 2-х ч. Ч. 1. - М.: Высшая школа, 1965. - С. 15.
   Суслов М.А. XXII съезд КПСС и задачи кафедр общественных наук // Коммунист. - 1962, N 3. - C.19.
   См.: Иовлев а., Черемных А. Развитие военно-учебных заве­дений в 1929-1937 гг. - С. 74
   См.: Черемных А. Развитие военно-учебных заведений в предвоенный период (1937-1941 гг.) // Военно-исторический журнал. - 1982. - N8. - С. 76.
   Там же. - С. 76
   См.: Макаров Н. Строительство многонациональных Вооружен­ных Сил СССР в 1920-1939 гг.) // Военно-исторический журнал. - 1982 - С 39-43.
   Имеются в виду события у о. Хасан, на р. Халхин-Гол, конфликт с Финляндией.
   См.: Иовлев A. M. Деятельность КПСС по подготовке военных кадров. - С. 136-137.
   Карпов В. Машал Жуков, его соратники и противники в годы войны и мира // Знамя. - 1989. - N11. - С. 83.
   Имеется в виду приказ НКО на лето 1940 г.
   Карпов В. Маршал Жуков, его соратники и противники в годы войны и мирах // Знамя. - 1989. - N11. - С. 106
   См.: К-ий. Шведская армия // Военный вестник. - 1930. - N17. - С.58-60.
   См.: Лесевицкий Н. Преподавание в американских военных школах // Военный вестник. - 1927. - N28. - С. 75-76.
   См.: К-В. Чехо-Словацкая армия (общий обзор) // Военный вест­ник. - 1928. - N34. -С. 43-48.
   См.: С. Ш. Военно-учебное строительство во Франции после мировой войны // Военный вестник. - 1930. - N13. -С. 60-62.
   См.: История второй мировой войны. 1939-1945. В 12 т. -T. I. -C.31.
   Абуш А. Ложный путь одной нации. К пониманию германской истории / Пер. с нем. -М., 1962. -С. 193
   См.: Комков Г.Д. На идеологическом фронте Великой Отечественной... - С. 49.
   См.: История второй мировой войны. 1939-1945: В 12 т. -T. I. -C. I57.
   См.: Мюллер-Гиллебранд Б. Сухопутная армия Германии. 1933-1945 гг.: В 2 т. Т. 1. -М.: Иностранная литература, 1956. -С.175-176.
   Мюллер-Гиллебранд Б. Сухопутная армия Германии. 1933-1945 гг. В 2 т. Т. I. -С.32-33.
   Там же. -С.100.
   См.: История второй мировой войны. 1939-1945 гг. В 12 т. T.I. -C. I55.
  
  

Оценка: 3.08*9  Ваша оценка:

По всем вопросам, связанным с использованием представленных на ArtOfWar материалов, обращайтесь напрямую к авторам произведений или к редактору сайта по email artofwar.ru@mail.ru
(с) ArtOfWar, 1998-2012