ArtOfWar. Творчество ветеранов последних войн. Сайт имени Владимира Григорьева

Каменев Анатолий Иванович
Александр, Буцефал и мы

[Регистрация] [Обсуждения] [Новинки] [English] [Помощь] [Найти] [Построения]
 Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Историческая мозаика


А.И. Каменев

АЛЕКСАНДР, БУЦЕФАЛ И МЫ

  
   История - это собрание фактов, которые при невнимательном рассмотрении не всегда составляют целостной картины и не образуют мозаичное полотно с его сюжетными линиями, персонажами и массой деталей, которые создают законченный образ картины и тем самым возбуждают в читателе определенные чувства, настроения, обобщения и выводы.
   Факты, которые имели место в разные эпохи, у различных народов, в несходных обстоятельствах нередко имеют одну и ту же драматургию, дополняя, проясняя доселе неясное и непонятное для разумения явление.
   *
   Если умелая рука, острый ум и горячее желание прояснить Истину соединятся вместе, то возникает возможность создать некое, более или менее, законченное историческое полотно, на котором проявятся не только контуры прошлого, но и рельефно выступят очертания настоящего и будущего.
   *
   Попробуем собрать вместе некоторые исторические свидетельства и факты и предоставим думающему читателю самому собрать мозаичное полотно из тех отдельных изразцов, которые извлечены из груды исторического массива.
  

Александр и Буцефал

  
   Случай, который произошел во времена юности Александра Македонского, имеет большое познавательное значение не только для историков, но и для всех нас.
   *
   По преданию, его отец, Филипп, приобрел для своей конюшни молодого жеребца, которого назвали Буцефалом (у Плутарха - Букефал).
   *
   Вот как Плутарх описывает происходившие события:
  
   "Фессалиец Филоник привел Филиппу Букефала, предлагая продать его за тринадцать талантов, и, чтобы испытать коня, его вывели на поле.
   Букефал оказался диким и неукротимым; никто из свиты Фи-липпа не мог заставить его слушаться своего голоса, никому не позволял он сесть на себя верхом и всякий раз взвивался на дыбы.
   Филипп рассердился и прика-зал увести Букефала, считая, что объездить его не-возможно.
   Тогда присутствовавший при этом Александр сказал:
   -- Какого коня теряют эти люди только потому, что по собственной трусости и неловкости не могут укротить его.
   Филипп сперва промолчал, но когда Александр несколько раз с огорчением повторил эти слова, царь сказал:
   -- Ты упрекаешь старших, буд-то больше их смыслишь или лучше умеешь обращать-ся с конем.
   -- С этим, по крайней мере, я справлюсь лучше, чем кто-либо другой,-- ответил Александр.
   -- А если не справишься, какое наказание понесешь ты за свою дерзость? -- спросил Филипп.
   -- Клянусь Зев-сом,-- сказал Александр,-- я заплачу то, что стоит конь!
   Поднялся смех, а затем отец с сыном побились об заклад на сумму, равную цене коня. Александр сразу подбежал к коню, схватил его за узду и повер-нул мордой к солнцу: по-видимому, он заметил, что конь пугается, видя впереди себя колеблющуюся тень.
   Некоторое время Александр пробежал рядом с конем, поглаживая его рукой. Убедившись, что Букефал ус-покоился и дышит полной грудью, Александр сбросил с себя плащ и легким прыжком вскочил на коня. Сперва, слегка натянув поводья, он сдерживал Буке-фала, не нанося ему ударов и не дергая за узду.
   Ког-да же Александр увидел, что норов коня не грозит больше никакою бедой и что Букефал рвется вперед, он дал ему волю и даже стал понукать его громкими восклицаниями и ударами ноги.
   Филипп и его свита молчали, объятые тревогой, но, когда Александр, по всем правилам повернув коня, возвратился к ним, гор-дый; и ликующий, все разразились громкими криками.
   Отец, как говорят, даже прослезился от радости, по-целовал сошедшего с коня Александра и сказал:
   -- Ищи, сын мой, царство по себе, ибо Македония для тебя слишком мала!"
   *
   По всей вероятности, тот же Плутарх заметил, что некоторые воспитатели, не умея сладить с характером свободолюбивого и деятельного человека, пытаются воспитать не гордую личность, а сломить ее, превратив гордеца в мула или осла.
   ***

Наполеон и дедовщина

  
   Воспитание человека и становление его характера, как правило, зависит от его природы, обстоятельств и других людей
   Все эти названные факторы действуют в разной степени на конкретных людей: одни, от природы одаренные, сникают перед обстоятельствами и другими людьми и полностью утрачивают свою индивидуальность, а другие, напротив, заставляют обстоятельства и других людей подчиняться себе.
   Так было в случае с Наполеоном...
   *
   Военное училище в Бриене (в 150 верстах от Парижа) вовсе не походило на корпус. Это была гимназия. Им руководили монахи ордена миноритов. Они завели внешний лоск. Классы блестели чистотой, пища была доброкачественной: король платил за своих питомцев 700 ливров в год - сумма весьма щедрая по тому времени.
   Молодые жантильомы приносили с собой изящество манер, а здесь обучались "украшениям ума" - танцами, фехтованью, даже музыке и рисованию пейзажей. Но наука хромала, за исключением математики и новых языков (немецкий и, отчасти, английский). Не было даже обычных жалких курсов физики и естественной истории. Ученики не одолевали даже премудростей французского правописания. Преподаватели были тупицами, да и тех вечно меняли.
   А главное - все ленилось и небрежничало. Даже по части религии пасторы смотрели только, чтобы их питомцы неукоснительно исповедовались каждый месяц. Молодежь похваливала их за то, что они умели в несколько минут отслужить обедню
   К тому же дуновение вольтерьянства проникло уже и сюда.
   Его испытал и Наполеон: он признавался, что явился в Бриенн благочестивым, а вышел оттуда, "познав все пороки и беспорядки монастырей".
   Юные жантильомы больше занимались жизнью. Они получали из дома приличные деньги, с которыми тотчас знакомились "нимеры" Бриенна.
   В эту среду и попал Наполеон
   Он не легко выражался по-французски и с невозможным выговором... Товарищи насмехались над этим смуглым, худым, как спичка, гладковолосым корсиканцем, который дичился их, как бедняк и иностранец, и был неуклюж и нервен, иногда до истерики.
   В случае обиды этот молчаливый, не знавший улыбки волчонок, бросался на них с кулаками, как бешенный, не справляясь об их числе. "Товарищи не любили меня, - сознавался он потом. - Но и они говорили: "опасно затрагивать его".
   И гордость корсиканца удовлетворилась, когда зимой товарищи сами избрали его своим командиром в им же выдуманной игре в снежные крепости.
   По его словам, это он выставлял образец "новой войны". Каждый день изобретались искусные маневры и сооружались такие форты, что на них приходили любоваться и монахи школы, и обыватели городка.
   Начальники хвалили его за успехи по истории и географии, в особенности же по математике.
   15-летний юноша уже определил свою карьеру: "Военное поприще - лучшее в свете", - сказал он.
   Сам юноша предавался широким мечтам в уединении своего садика. Он пожирал там жизнеописание великих людей, особенно восхищаясь Плутархом.
   За успехи Бонапарт был переведен в парижскую военную школу - также королевским стипендиатом.
   То было высшее учебное заведение - род военной академии. Там молодые люди уже разбивались по специальностям. Наполеон выбрал артиллерию. ... Артиллерия вообще была в моде, считалась "корпусом талантов", а французская слыла первою в мире.
   Бонапарт трудился больше прежнего; иногда он сказывался больным, закрывал ставни, зажигал лампу и работал, не выходя по целым дням.
   И было над чем работать. Парижская школа считалась образцовой не по одному внешнему блеску (содержание каждого воспитанника стоило больше 4.000 ливров).
   Здесь детально проходили высшие науки, а математику преподавал знаменитый Монж, приглашавший на экзамен Лапласа. Здесь усердно проводились всякие боевые упражнения; и устройство было полковое. Вместо мертвой латыни было введено государственное право и много занимались новыми языками.
   Наполеон так усердно трудился над математикой, что опередил многих товарищей. Вместо того, чтобы киснуть 2-3 года в школе, он через год сдал экстерном на степень поручика... артиллерии.
   16-летнего юношу назначили в IV артиллерийский полк, в который он выехал в октябре 1785 года.
   Полк был дельным: он постоянно предавался требующим обдумывания занятиям. При нем состояла образцовая артиллерийская школа, в которой обучались даже знаменитые русские братья Ланские.
   Офицеры проходили серьезную школу и Наполеон служить начал рядовым, потом сержантом, изучая все до мелочей.
   Наполеону предстоял обычный путь несостоятельных офицеров: лет десять служить до чина "первого лейтенанта", 15 лет - до капитана, затем выходить в отставку с орденом и скудной пенсией.
   Со службой молодой лейтенант освоился быстро, что вскоре стал пренебрегать ею. Он занялся чтением. Читал Ж.-Ж. Руссо, Гете.
   ...
   В мае 1792 г.он явился в Париж 23-х летним подполковником. За взятие Тулона, спасение Конвента 24-летний офицер получил звание бригадного генерала.
   *
   Обстоятельства и люди в такой же мере влияют на нас, в какой мы сами влияем на них. Сникать перед обстоятельствами и людьми так же глупо, как и безрассудно, не учитывая их, идти наперекор им.
  
  
  

Японцы, американцы и мы

  
   Поражение в русско-японской войне всколыхнуло русского общество и заставило повнимательнее присмотреться к практике общественного и семейного воспитания у других народов.
   *
   Именно тогда среди русской литературы появились книги и статьи, рассказывающие о то, как в других странах организуется воспитание подрастающего поколения.
   Так, Т. Богданович в очерках о Японии с немалым удивлением отмечал, что "японское правительство с большим вниманием относилось к поднятию умственного уровня населения. Оно сознавало, что могущество государства зависит не столько от его военных сил и даже его богатства, сколько от степени образования и сознательности его граждан".
   В этом очерке приводились данные о числе грамотных среди призывников по странам на 1897 г.: Германия - 98%; Франция - 85; Япония - 70; Австрия - 52, Россия - 22%.
   В книге Э. Бяльца "О воинственном духе японцев и их презрении к смерти" (1906 г.) говорилось о том, что "японцев наставляют с малых лет, что джентльмен должен быть спокоен, воздержан, что он должен избегать всего бросающегося в глаза, что он никогда не должен терять терпения и самообладания, никогда не говорить громко, и что все это одинаково обязательно как для офицера, так и для частного лица".
   ***
   Не менее поучительным для русского общества было сообщение П.И. Попова о том, как было поставлено семейное воспитание у североамериканцев (начало ХХ в.):
  
   "При отсутствии давления со стороны политического и религиозного авторитета, американские дети с самого раннего возраста приучаются разбирать (в доступной возрасту мере) все события окружающего мира с точки зрения справедливости, разумности и полезности.
   Если дети услышат суровую критику той или другой меры, то они в то же время узнают, что виноваты в том сами же граждане, что зло поправимо, стоит только гражданам обсудить дело здраво....
   Дети приучаются понимать, что граждане могут сделать все, что доступно людям, и им совершенно непонятен тот порядок вещей, при котором раздаются голоса: "ничего не поделаешь!"
   Ясное сознание, что граждане все могут и за все сами отвечают, развивает в детях здравое отношение к окружающему миру, сознание индивидуального долга в общественных делах. В них укрепляется мысль, что все общественные дела касаются каждого из них... Такая общественная атмосфера в высшей степени содействует развитию значительного количества общественных деятелей".
  
   ***
   Не погрешу против исторической правды, если скажу, что в наших, русских семьях, в нашей общественной системе воспитания и образования издавна образовались пороки, которые в значительной степени усугубляют воспитание русского человека.
   Как справедливо заметил Т. Веблен, "институт праздного класса способствует тому, чтобы низы стали консервативными, лишая их, насколько возможно, средств к существованию и уменьшая, таким образом, их потребление, а, следовательно, и потенциальную энергию до такой степени, что они становятся неспособными к напряжению, требующемуся, чтобы научиться новому образцу мыслей и усвоить его как привычку. Скопившиеся богатства на верхних ступенях социально-денежной лестницы предполагает лишения на более низких ступенях".
   Хотя вывод этот был опубликован в 1984 г., по моему мнению, целевая установка на ограничение возможностей к образованию и воспитанию низших классов через "погружение" их в заботу о хлебе насущном, действует и сегодня с не меньшей силой.
   ***
   В школе нашей и семье со стародавних времен в почете "командирство" и ее обязательный атрибут - угроза и наказание.
   Это под влиянием западной школы (немецкой и польской) произошла резкая смена курса школы.
   Профессор Н.Сумцов писал по этому поводу следующее:
  
   "Преподавание пиитики и риторики развивало в учениках наклонность к составлению панегириков, которые вредно действовали и на хвалителей, и на хваливших, первых приучали к постыдному ласкательству, а во вторых развивали неумеренное самомнение и гордость. Воспитание обращалось в дисциплину, которая вместо нравственного развития, имела своей задачей лишь водворение внешнего порядка, благопристойности и субординации. Командирство охватило все школьные отношения сверху донизу".
  
   Розга, наказание в такой школе - первейшее воспитательное средство. В силу ее верили столь непоколебимо, что даже не стеснялись слагать в честь ее вирши и помещали их в буквари. В одном из них находим такого рода восхваление ее благотворительного влияния:
  
   Розга ум острит, память возбуждает
   И волю злую к благу прилагает.
  
   Может ли страх, произвол, неограниченная власть, каприз старшего и жестокость воспитать свободную, самостоятельную личность?
   Нет, отмечали наши предки. Так, К. Кирков в "Записках по военной педагогике" (1913 г.) писал:
  
   "Рабский страх развивается от произвола. Он возникает, когда человек подчинен тому, кто неограничен в своей силе, власти, капризах и крайней жестокости. В этом случае человека трясет на каждом шагу, чтобы не разгневать своего господина или начальника или не вызвать нерасположение к себе с его стороны".
   ***
   Надо отдать должное тем подвижникам в русском обществе, которые взывали к разуму правителей и тех, кто определял направление русской школы.
  
   Еще в 1844 г. в прекрасной и глубокой по содержанию книге "О воспитании детей в духе христианского благочестия" в противовес розге говорилось:
  
   "Погрешающее дитя должно на деле испытывать, что каждое уклонении от пути порядка ведет к неприятностям... Неопрятное пусть подвергается стыду и поставляется назади; сварливое удаляется от общения с другими; забывчивое - снова повторяет забытое; ленивое - пусть лишается пищи, пока не вспомнить своего дела; обманывающее - лишается доверия, доколе не представит опыта своего исправления и т.п."
  
  
  
  

Русского надо готовить к борьбе

  
   Целостная программа переустройства русской школы на новых началах, на мой взгляд, дана В. Янчевецким в 1908 г.
   *
   Новая русская школа, по его мнению, должна иметь три главных основания.

Первое - борьба

   Нужно с самого детства, с первых шагов ребенка приучать его бороться и преодолевать препятствия.
   У нас почему-то ставят идеалом овечьи добродетели - кротость, покорность и послушание, когда вся жизнь говорит о борьбе, о соперничестве, о ежедневной войне.
   Родители - эгоисты, они хотят тишины и покоя; шум, крик ребенка их раздражает, они требуют, чтобы он тихо сидел в углу за книжкою или с куклою, не прыгал, не мешал. Если ребенок сильно расшумится, его наказывают или бьют.
   Нужно развивать в детях силу желания. Нынешнее русское поколение никаких сильных страстей не имеет. Кто может сильно желать, тот сумеет и добиться исполнения своих желаний.
   Нужно закалять тело, но не развращать и не убивать духа. Нужно приучаться к борьбе и упорству в достижении целей.

Второе - творчество

  
   В жизни не только нужно бороться, нужно создавать нечто новое, совершенствовать уже созданное, искать новые пути. Для этого необходимо творчество.
   После борьбы, творчество должно быть вторым основанием новой школы.
   Самый главный паралич оригинальности, это царящий принцип, и в школе, и в жизни, что перед "старшим", перед начальством никто "не должен сметь свое суждением иметь". Начальство обо всем позаботится, начальство все знает.
   Как цветок погибающий, полузасохший, нужно русское юношество воспитывать в новом направлении, развивая его творчество, оригинальность, умение созидать.

Третье - специализация

   Теперь требуется специализация знаний и способностей. Нужно поощрять склонности детей, развивать их специальные способности.
  

Что надо бы делать?

(мудрые мысли)

  
  -- Необходимо помогать ученику познавать самого себя: помогать им отыскивать их собственный закон жизни. "Самопознание есть первый путь к освобождению - мы должны беспощадно уяснить себе всю власть тщеславия над нашими собственными действиями или попущением"(Ф.Ферстер). Всякий человек, умеющий заглядывать внутрь самого себя, есть уже готовый курс психологии.(К.Ушинский).
  -- Требуется помогать ученику развивать самосознание и чувство собственного достоинства. "...Главное в воспитании нравственного сознания - это пробуждение самосознания, способности справедливо оценивать свои мотивы и поступки...(М.Рубинштейн). "...Пусть никто не думает, что истинным человеком можно стать, не научившись действовать как человек, т.е. не получившим представления о том, что делает его человеком". (Я.Коменский).
  -- Следует помогать развивать самостоятельность ученика. "Обладая такой умственной силой, извлекая отовсюду полезную пищу, человек будет учиться всю жизнь, что, конечно, и составляет одну из главнейших задач всякого школьного учения". (К.Ушинский).
  -- Ученика надо учить пользоваться свободой. "Свобода есть не освобождение от обязанностей и от труда, от работы над собою, а лишь освобождение от всего того, что мешает такой работе". (Ницше). Ницше спрашивает не: от чего ты свободен? а: для чего ты свободен? для какой цели, для какого пути, для какого дела? куда ты идешь, чего ищешь?
  -- Необходимо вселять уверенность в себе. Каждая победа воли над чем бы то ни было, придает человеку уверенность в собственной нравственной силе, в возможности победить те или другие препятствия.(К.Ушинский).
  -- Нужно тренировать память. Не умея обращаться с памятью человека, мы утешаем себя мыслью, что дело воспитания - только развить ум, а не наполнить его сведениями; но психология обличает ложь этого утешения, показывая. что самый ум есть не что иное, как хорошо организованная система знаний.(К.Ушинский)
  -- Необходимо развивать умственные способности. Умственные способности требуют себе пищи, требуют развития...(Д.Писарев).
  -- Нужно воспитывать чувства и волю. "Самое легкое занятие может быть невыносимо скучным и самый напряженный умственный труд может быть в высшей степени приятным. Все зависит от того, затрагивает ли этот труд ум и чувство трудящегося человека...(Д.Писарев).
  -- Следует поощрять развитие жизненной энергии. "Вековой опыт показывает, что личная энергия служит лучшим примером, оказывает самое могущественное воздействие на жизнь и деятельность других людей и является лучшею школою для них. (С.Смайльс).
   Литература
  
   Богданович Т. Очерки из прошлого и настоящего Японии.- СП б., 1905.
   Бяльц Э. О воинственном духе японцев и их презрении к смерти.- СП б., 1906.
   Веблен Т. Теория праздного класса./ Пер. с анг. - М., 1984.
   Дауге А. Искусство и творчество в воспитании: Сборник статей. - М., 1911.
   Демков М. О древнерусском воспитании // Педагогический сборник. Часть неофициальная. - 1895. - N10.
   Каптерев П.Ф. Избранные педагогические сочинения. -М.: Педагогика, 1982.
   Кирков К. Записки по военной педагогике (психология, обучение и воспитание). - СП б., 1913.
   Князьков С.А., Сербов Н.И. Очерк истории народного образования в России эпохи реформ Александра II. - М., 1910.
   Коменский Я.А. Великая дидактика.
   Левшин Д.- М. Пажеский его Императорского Величества корпус за сто лет. 1802-1902. В 2-х т. - Т.1.- СП б., 1902.
   О воспитании детей в духе христианского благочестия.- М., 1844.
   Писарев Д.И. Избранные педагогические высказывания. - М.: Учпедгиз, 1938.
   Плутарх. Александр. - В кн.: Сравнительные жизнеописания. - М., 1997.
   Попов П.И. Семейное воспитание у североамериканцев. -СП б., 1901.
   Рубинштейн М.М. Нравственный характер и пути его воспитания. // Вестник воспитания. - 1913 .- N2.
   Смайльс С. Саморазвитие (самодеятельность) умственное, нравственное и практическое. Изд. 2-е. - СП б., 1901.
   Трачевский А. Наполеон I. Первые шаги и консульство. 1769-1804. - М., 1907.
   Ушинский К.Д. Избранные педагогические сочинения. В 2-х т. - Т.1. - М.: Учпедгиз, 1954.
   Ферстер Ф.В. Школа и характер: Морально-педагогические проблемы школьной жизни. - СП б., 1914.
   Янчевецкий В. Воспитание сверхчеловека.- СП б., 1908.

 Ваша оценка:

По всем вопросам, связанным с использованием представленных на ArtOfWar материалов, обращайтесь напрямую к авторам произведений или к редактору сайта по email artofwar.ru@rambler.ru
(с) ArtOfWar, 1998-2011