ArtOfWar. Творчество ветеранов последних войн. Сайт имени Владимира Григорьева

Каменев Анатолий Иванович
А напоследок все ж скажу...

[Регистрация] [Обсуждения] [Новинки] [English] [Помощь] [Найти] [Построения]
 Ваша оценка:


А напоследок все ж скажу...

  
  

7

ПЕРВЫЙ ШАГ

*

   И сказал я в сердце моем: "и меня постигнет та же участь, как и глупого - к чему же я сделался очень мудрым?" И сказал я в сердце моем, что и это - суета.

Книга Екклесиаста или проповедника, Гл.2, с.15.

"Я герой, так сказать, не вашего романа".

  
   "Дело в том, что вот уже несколько месяцев пытаюсь уволиться из армии по сокращению штатов, то есть являюсь одним из тех, кто сейчас бомбит рапортами и обивает пороги кабинетов высоких начальников в надежде уйти из кадров. Не знаю, удастся ли мне это сделать, но решение принял окончательное и бесповоротное.
  
   Весь трагизм положения в том, что я люблю армию, однако служить так, как служил полтора года после училища, больше не могу.
  
   Я - лейтенант, командир танкового взвода, но только по бумагам.
   На самом же деле - неизвестно кто. Всю осень и зиму со своим взводом выполнял обязанности ... ассенизатора. Да-да, за моим подразделением закреплен туалет. Это еще полбеды. Беда в том, что он то и дело забивается, выходит из строя, и я со своими подчиненными в любое время суток должен его чистить, что и делаю - приказ есть приказ. Хорошенькое занятие для офицера, не правда ли?
  
   А вот похвастаться успехами в главном своем деле - боевой подготовке, увы, не могу.
   За полтора года службы не провел со взводом ни одного занятия, если не считать, что один раз удалось перед какой-то комиссией физподготовку организовать. То-то методист из меня... В училище я очень любил тактику, но в части мне ею заниматься не приходится, так как у нас другие "предметы" больше в чести - разгрузка угля и боеприпасов, караулы через день, обслуживание техники для тех, кто хоть изредка боевой учебой занимается.
  
   Вот теперь и ответьте - кто я?
   Офицер, танкист, профессионал?
  
   Сомневаюсь, профессионалы профессиональным делом должны заниматься - водить, стрелять, тактику шлифовать, солдат учить воевать. Так я свой офицерский долг понимаю, так меня учили.
  
   Если наша армия когда-нибудь станет действительно профессиональной, первым в нее вернусь и буду служить. Согласен, даже рядовым танкистом, но танкистом, а не грузчиком, кочегаром или сантехником..."
  

*

   В чем проблема этого офицера?
  
   Думается, главное в том, что он с первых дней своей службы не смог должным образом поставить себя, т.е. дать понять, что он офицер и его миссия не в том, чтобы исправлять недоработки хозяйственных служб, а в том, чтобы готовить к бою его подчиненных.
  
   Начальствующие лица, прочитав эти строки, сразу же зададут встречный вопрос: "как быть, если засорится туалет?".
  
   Да, туалет, действительно, может засориться и его следует прочистить. Но делать это надо тому, кому положено - сантехнику, а следить за исправностью его работы - соответствующему начальнику службы...
  

 []

   На практике все выглядит иначе: "хозяйственники" решают самые различные задачи, но зачастую не занимаются своим прямым делом, а строевые офицеры, грубо говоря, за них "вкалывают". Так не должно быть.
  
   Слишком много развелось должностных лиц, готовых перебросить на других часть своих обязанностей.
  
   Но, ведь, нельзя снимать вины и с самого офицера: ведь он согласился на эту унизительную работу.
  
   Обобщим:
  

Если посмотреть

правде в глаза...

  -- В войсках есть немало желающих "прокатиться" за лейтенантский счет...
  -- Начало службы - это испытание, которому офицер подвергается со всех сторон (снизу, сбоку, сверху). Не каждый достойно выдерживает это испытание.
  -- Просчеты и промахи, недостатки и упущения, совершенные на начальном этапе службы, могут вызвать своеобразный "синдром неудачника".
  -- Первые шаги имею далеко ведущие последствия: на какой путь, с самого начала, встанет офицер, по такому пути и пойдет дальше.

*

Немного из истории

   Генерал Н. Бутовский, прекрасный знаток офицерской жизни в указанных ранее "Отрывках из бесед с молодежью" так описывает первые шаги офицера:
  
   "Нередко молодой офицер попадает в общество, может быть, и недурных офицеров, но не сплоченных, не умеющих останавливать дурные проявления, возникающие в низах офицерского общества. Тогда наверно будет пытаться захватить вас в свои цепкие руки иной гений, для которого офицерская и товарищеская доблесть заключается в оппозиции хорошим началам в полку, в высмеивании службы, в выступлениях недисциплинированного характера, в бессмысленных кутежах и цинизме.
  
   Здесь происходит закладка жизни и службы молодого офицера: разлагается стойкость отношений к служебному долгу, преподанная в военно-учебном заведении; расхолаживается любовь к науке; развивается равнодушие к какому бы то ни было труду и мучительная потребность отдавать свои вечера картам и вину... Неоплатные долги, низкопробные наслаждения, дурные, подтачивающие организм болезни; столкновения с начальством и судом офицерской чести - все это берет начало в дурных влияниях, которыми нередко подвергается неокрепший ни волей, ни разумом новичок в полку.
  
   Жизнь познается жизнью; вы не могли познать ее в своих тесных училищных стенах.
   Что могли дать вам в этом отношении училищные офицеры?
  

 []

На сообщении (совещании)

  
   Внушение долга, интерес к военному делу?
   Но мы все это видели, все это знаем и нередко наблюдали ту легкость, с которой взявший вас под свое покровительство "добрый малый" разбивает всю аргументацию ваших наставников...
   И вот вы, прекрасный молодой офицер, вооруженный теоретическими познаниями, одушевленный патриотическим порывом, искренне рвущийся к службе и готовый к самосовершенствованию, вдруг ни с того, ни с сего начинает свой офицерский дебют так неприглядно и мерзко, что о вас складывается самое дурное мнение у начальства и в товарищеской среде.
  
   Чего стоят одни только эти разговоры о невыдержанном, невоспитанном подпоручике, за которым начальство должно присматривать, а товарищи - сторониться не умеющего держать себя пижона. Самое ужасное в этом положении - заблуждение новичка, который даже не подозревает, что его не любят, что за ним следят; ужасна эта медлительность в поведении развинченного офицера, наблюдаемая в не направляемых командирами полках.
  
   С чего же главным образом начинается распущенность молодого офицера?
  
   А вот часто наблюдается, что офицерская молодежь, прежде всего, расшатывается в области внешней дисциплины.
   Ни с того, ни с сего, как говорится, здорово живешь, молодой офицер, образцово исполнявший воинские обряды в юнкерском звании, вдруг начинает воображать, что не пристало офицеру тянуться по-солдатски, что все эти манипуляции в держании себя перед начальством, в отдании чести, в приветствии старших товарищей и прочее, офицеру подобает исполнять упрощенным способом...
  
   И вот начинается: является командиру - отставляет ногу, жестикулирует в разговоре рукой; брезгливо относится к выражениям: "так точно", "никак нет"; вместо "слушаю" употребляет совершенно штатское выражение "хорошо"; наконец, - уходя домой от командира, делает вместо приличного, установленного в военном общежитии, поклона, какое-то неуклюжее движение и в довершение своей неотесанности первый сует руку командиру, не подозревая, что начальник вовсе не расположен подавать ему руки, ибо людей невыдержанных, недисциплинированных начальство обыкновенно держит на приличной от себя дистанции.
  

 []

  
   Позвольте вас спросить: какое может произвести впечатление на командира этот доморощенный философ?
  
   Далее, - при встрече с начальником на улице молодой подпоручик почему-то воображает, что не пристало ему, при отдании чести, держать пальцы вместе и локоть на высоте плеча, что есть упрощенные формы, более приличные для офицера. Изобретая свои собственные манеры отдания чести, вместо требуемых уставом, он по-штатски держит голову и делает рукой какие-то неприличные выкрутасы, поднося ее к козырьку.
  
   Фигура такого подпоручика выходит, конечно, не солдатской, но и далеко не офицерской. А скорее может быть поставлена на ряду с фигурами писарей, фельдшеров, лазаретных надзирателей и интендантских вахтеров".
  

*

   Столь деликатные выражения, которые употребил уважаемый генерал, тем не менее, говорят о многом:
  
   - во-первых, о том, что некоторые молодые офицеры считают допустимым отходить от установленного воинского церемониала и пытаются своими "новшествам" в этой области поскорее обрести вид "бывалого" офицера;
   - во-вторых, они используют свободу действий себе во вред, а не на пользу;
   - в-третьих, обретают "друзей", которые не прочь взять шефство над новичком.

*

Берегитесь "доброго" малого...

   Равнодушие и невнимание к молодому офицеру приводит порой к тому, что в этой атмосфере, говоря словами Н. Бутовского, "вырастает плевел, являющийся типичным современным врагом новичков офицеров".
  
   Это "добрый малый", импонирующий своей лихостью и льстящий молодежи своей любезностью к ней и быстрым переходом "на ты" за стаканом вина.
   Собирая вокруг себя бесприютную молодежь, он заражает ее жизненным и служебным цинизмом.
  
   -Глуп, сердечный, что так тянется, - поучает он окружающую молодежь, - что ему - чин, что ли за это дадут? Чтобы я из-за такого жалованья стал из кожи лезть, - нет-с, извините, - поищите таких идиотов.
  
   Этого человека притягивает к военной службе материальная нужда; интересуется он исключительно 20-м числом и перспективой пенсии, на скудность которой жалуется и ворчит всю свою службу; все и всех бранит, все находит несправедливым; но раз уже часть пенсионного срока отслужена, он оберегает ее всякими способами и, распространяя вокруг себя дурное влияние, увлекая младших товарищей в область распущенности, сам остается неуязвимым.
  
   Он хитер, знает, где и что можно болтать, аккуратен в исполнении строевых распоряжений и хозяйственной отчетности. При всей своей лености и апатии к службе, он исправен в шаблонах, знает особые (модные) требования и не подводит своей работой начальника, а у командиров недалеких, лишенных педагогического глаза, нередко добивается наград и отличий. По всем отраслям службы он ни за что не ударится в работу, которая не представляет аттестационных выгод; пускается на разные хитрости, чтобы облегчить свой труд и, обманув начальника, издеваться над ним в кругу своих поклонников.
  
   - Другие из кожи лезут, а я вот ничего не делаю и получаю благодарности.... Конечно, для этого нужно быть умным человеком.
  
   Кутежи, управляемые таким человеком, в смысле офицерского достоинства, стоят неизмеримо ниже неуместного проявления лихости, бурных выходок и всяких развертываний военной натуры, засидевшейся в мирной обстановке; в ней нет и тени джентльменской жилки, заключающейся в гордой готовности принять на себя ответственность за все произошедшее: - благоразумно скрыться в критическую минуту, оставив на произвол товарищей, ничего не значит для этого ментора бесприютной молодежи...
  

 []

В ротной школе

   Какое-то ужасное измельчание, вымороченность рыцарских наклонностей, проглядывает во всех поступках этого человека. Между тем он чувствует себя сильным, умным; страсть к диктаторству в офицерской среде, к доказательству своего превосходства проявляется у него при всяком удобном случае; удовлетворение этой страсти льстит его самолюбию, наполняет его пустую жизнь. Пользуясь всякой неурядицей в полку, он собирает вокруг себя партию, которую образует все ленивое, недовольное, распущенное, ставшее в натянутые отношения со старшими товарищами.
  
   При благоприятных условиях партия разрастется, образует силу в полку, управляет выборами, шумит; бойкотирует всякого неприятного ей человека. Нечего и говорить, что эта сила, эта мощь, выросшая на слепоте некомпетентного начальства, производит обаятельное впечатление на бесприютную и беспочвенную молодежь, которая прилепляется к ней и через некоторое время становится неузнаваемой...
  
   Смысл речей ментора заключается главным образом в остроумном вышучивании службы, дисциплины и скромной жизни. Он достаточно умен для того, чтобы не затрагивать некоторых основ воспитания, которыми наша школа может гордиться, и поэтому никогда не осмеливается заговаривать, например, на тему "о подставлении лбов", зная наверное, что господствующее общественное мнение лаже распущенной офицерской среды отвернется от него с гадливостью".
  
   Да, таких деятелей надо сторониться!

*

Встречают по одежке...

   Русская народная мудрость гласит: "Встречают по одежке, провожают - по уму".
   В этой поговорке заложен большой смысл и тот, кто ее правильно "расшифрует", как говорят, обречен на удачу.
  
   Законы восприятия человека человеком гласят, что каждый из нас своим обликом, поведением, манерами, поступками и действиями несет информацию другим людям, которые воспринимают ее под углом зрения своих интересов, потребностей, наклонностей, опыта, положения в обществе или коллективе и т.п.
  

 []

  
   Самое первое впечатление производит внешний вид (одежда и ее состояние, прическа, обувь), походка, мимика и пантомимика. Уже по одному внешнему виду можно достаточно точно определить ведущие черты характера, темперамента, душевные качества и свойства. Уточнение полученных визуально сведений происходит далее в общении, во взаимодействии, где полнее проявляются качества и свойства человека, его индивидуальность. При продолжительном общении внешнее впечатление сглаживается, но при первом знакомстве оно является доминирующим, т.е. определяющим, главным.
  
   Вот почему при подготовке к первому контакту необходимо тщательно готовиться: одежда должна быть безукоризненной (чистой, поглаженной, соответствующей обстановке, времени года, погоды и т.д.), прическа аккуратная.
  
   Неплохо провести и минитренинг.
  

Минитренинг

  
  -- Потренируйте свою походку: вам нужно научиться подходить к начальнику, к строю подчиненных...
  -- Надо потренироваться кратко, но убедительно рассказывать о себе для разных категорий военнослужащих: старших и прямых начальников, товарищей по офицерскому корпусу, подчиненным...
  -- Потренируйте свою мимику: научитесь искренно и добродушно улыбаться, принимать строгий вид...
  -- Поучитесь принимать позу строгого, но не агрессивного начальника...
  
   Для тренировки используйте все, что у вас есть под рукой: зеркало, магнитофон и прочие приборы, позволяющие контролировать со стороны ваши действия.
   Если рядом с вами находится близкий человек, доверьтесь его оценке...
  

Провожают по уму...

   Если расширенно толковать эту часть поговорки (а именно так и нужно делать), то следует иметь в виду, что в каждой относительно самостоятельной группе военнослужащих (солдаты и сержанты; прапорщики; младшие и старшие офицеры; генералы) существует своя система ценностей, которую надо знать.
  
   В данном случае мы приведем ту систему ценностей, которая присуща для солдатской и сержантской среды, т.е. для военнослужащих срочной службы. Здесь имеется та система ценностей, которая касается их непосредственных начальников - офицеров подразделения.
  
   Практикой установлено, что солдат ценит в офицере, прежде всего, знание службы и умение учиться тому, что требуется; солдат уважает справедливость, ровность обращения, заботливость о его быте, умение говорить с ним. Последнее весьма важно и приобретается только теми офицерами, которые часто вращаются в солдатской среде и любят ее.
  
   Солдатский язык краток и ясен; он не допускает ни растягивания, ни мямленья. Офицер, как бы ни был красноречив в общепринятом смысле, никогда не возбудит внимания к своим словам, если вздумает говорить эффектными фразами. Перед строем нужно говорить внушительно, так чтобы каждый слышал говоримое, и чтобы тон речи скорее отзывался приказанием, чем просьбою.
  

 []

   Исходя из всего сказанного, можно указать те специфические качества, которые необходимы в офицере с учетом ценностных ориентаций подчиненных:
  
   а) опытность в военном деле и "солдатской науке" (фундамент военного дела):
   "Необходимо помнить, что в глазах солдата авторитет офицера измеряется не программами по логарифмам и тригонометрии, а твердостью тех именно познаний, которые составляют солдатскую науку, и для которой каждый офицер обязан во всякое время явиться профессором"
  
   б)справедливость:
   "Самое понятие о власти неразрывно связано с понятием о справедливости, которая есть в то же время необходимый атрибут всякой нравственной силы".
  
   в)заботливость:
   "Любовь подчиненных является также следствием заботливости начальника к их нуждам. Заботливость о пище и отдыхе людей составляет непременную обязанность начальника. Но возбудить любовь можно лишь заботливостью, которая сознается людьми".
  
   г)чувство меры:
   "Если хотите, чтобы люди были полезны, не допускайте лености, давайте всегда занятие, работу, держите в постоянной деятельности, не утомляя без меры, не доводя до такого состояния, когда люди станут ослабевать в силах".
  
   д)представительность:
   "Наружный вид офицера и образ его жизни, так или иначе, рекомендует его начальству, постороннему обществу и даже подчиненным нижним чинам. Командир части должен обращать на это внимание, потому что по представительности его офицеров часто судят об остальном. Для посторонних личностей наружность есть вывеска, потому что для оценки внутренних достоинств нужно близко знать человека, тогда как наружный вид налицо. Наконец, на видного офицера, одетого всегда чисто и прилично солдат смотрит совсем иначе, чем на вялого, угрюмого и равнодушного к своему наружному виду".
  
   е)ровность в поведении и в отношениях к подчиненным, отсутствие импульсивности, мелочной придирчивости, излишней строгости, грубости и т.п.:
   "Чувство личного достоинства, это - сила как для простого солдата, так и для офицера, это - элемент энергии, а потому не следует пренебрегать никакими средствами, чтобы увеличить эту силу в сердцах солдат. Очевидно, сколько необходимо осторожное, бережное отношение с этой силой, которую ведь можно привести к нулю грубостью, ненужной строгостью, запугиванием".
  
   ж)искренность:
   "Если начальник пожелает ввести в заблуждение своих подчиненных относительно своих личных достоинств, своей моральной ценности рядом уловок красивых поз, поворотов головы, жестов, слов, то он скоро собьется с пути. Всякая ошибка, всякий промах моментально чувствуются ими. Итак, управление частью хитростью, уловками всегда было и будет обречено на неудачу. Командование должно быть проникнуто искренностью, лояльностью и серьезной вдумчивостью, так как только при этих условиях оно будет иметь воспитательное значение".
  
  

*

   Итак, первые шаги офицера - самые главные.
  
   Не следует пренебрегать тем, что вам может дать знание психологических особенностей этого шага, - тогда успех будет обеспечен.
  

 []

Офицерское собрание. "В кредит"

  
   ...Мудрого не будут помнить вечно, как и глупого, в грядущие дни все будет забыто, и увы! мудрый умирает наравне с глупым!

Книга Екклесиаста или проповедника, Гл.2, с.16.

  
  
  
  
  
  
  
  
  
   Рябчиков В. А напоследок все ж скажу ... // Красная звезда. - 1991.- 4 мая. - с.2.
   Бутовский Н. Отрывки из бесед с молодежью. (Посвящается выпускным юнкерам) . - СП б., I909 .- с.5-9.
   Бутовский Н.Д. Наш офицерский корпус, его жизнь, научное развитие и воспитание: Сообщение, читанное на Общем Собрании членов Общества ревнителей военных знаний . 7 января I9II года .//Общество ревнителей военных знаний .-Кн. 4- СП б, I9II .- с.6-8.
   Там же. - с.
   Грулев М.В. Злобы дня в жизни армии.- Брест-Литовск, I9I0.- с. 125.
   Изместьев П. Искусство командования. Извлечение из труда А.Гавэ. - Варшава, I908.- с.20.
   Зыков А. Как и чем управляются люди. Опыт военной психологии. СП б., I898.-с. 148.
   М.Меньшиков: " Средний русский человек. надо признать это, меньше хочет и бледнее воображает. Он в более слабой степени обладает чувством меры (и стало быть вкусом)". - Меньшиков М.О. Анархия и цинизм. - В кн.: М.О. Меньшиков. Выше свободы. Статьи о России. - М., 1998.- с. 169. - (В то же время, человек, обладающий чувством меры, является привлекательной личностью и вызывает уважение окружающих. Необходимость же развития чувства меры в русских людям несомненна. Выполнить эту задачу может только тот, кто сам имеет это качество.)
   Инструкция китайского полководца Сунь-цзы подчиненным ему генералам. // Военный сборник.-I860.-N6.-с. 336.
   Карцов П.П. Младший офицер в роте, эскадроне и батарее (Практические заметки из служебного опыта) // Военный Сборник.- I884.- NI.- с.
   Апухтин А.Н. Командный состав армии. - Сообщение, читанное на общем собрании Членов Общества ревнителей военных знаний 2I марта I907 г. - Общество ревнителей военных знаний. Кн.3.- СП б., I907.- с. 9.
   Изместьев П. Искусство командования. Извлечение из труда А.Гавэ.- Варшава, I908.- с. 11.
  
  
   ...

Цветник духовный

Обязанности начальников

  
  -- Многие над людьми господствуют, но саамы - рабы и пленники страстей своих.
  -- (Св. Тихон Задонский)
  
  -- Худо и несмысленно людьми повелевать, а от страстей быть обладаему (от же).
  
  -- Бедный тот судья, который языком и пером судит людям, но сам непрестанно обличает и судится от совести (он же).
  
  -- Не похвально искать начальство, не научась быть начальником над самим собою.
  
  -- Надобно прежде научиться управлять собою, а потом уже другими.
  -- (Св. Тихон Задонский)
  
  -- Властитель! Хочешь ли покрыть себя славой? Первый повинуйся законом твоего правительства (Вианг).
  
  -- Знай, судия, что сам будешь судим, и - меньше согрешишь
  -- (Св. Григорий Богослов).
  
  -- Чем обширнее влияние примера нашего на других, тем хуже для нас грехов (Филар. Архиеписк. Черниговский).
  
  -- Чем обширнее круг деятельности, тем больше ответственности; о чем и не спросить на всеобщем суде одному, за то осудит другого (Петр Еп. Томский).
  
  -- Не взывайте строго за малые проступки, как будто сам ты совершенно праведен, и не часто обличай, ибо это тягостно, и привычка к обличениям проводит в бесчувствие и небрежение (Авва Дорофей).
  
  -- Лучше, чтобы подчиненные любили тебя, нежели боялись; потому что от боязни ложь и лицемерие, а от любви - истина и усердие Св. Дмитрий Ростовский).
  
  -- Долг начальствующих - спасать, а не губить.
  
  -- Не скоро вер доносителям, но одним ухом слушай доносчика, а другого оставляй ответчику (Св. Тихон Задонский)
  
  -- Никогда не радуй так, чтобы за радостью могла следовать скорбь. Никогда не опечаливай без того, чтобы из печали не происходило блага (Филар. М. Московский).
  
  
   ..................................................................................................................
  

 []

Варфоломеевская ночь 24 августа 1572 г.

Исторические памятки

  
  -- Зевс Капитолийский - главный бог римлян.
  
  -- ЗЕМСКОЕ ВОЙСКО -- ополчение в Русском государстве в XIV -- XIX вв. В 1806 -- 1807 гг., во время русско-прусско-французской вой­ны, было создано Земское войско (численностью 612 тыс. человек) для отражения ожидавшегося вторжения наполеоновских войск.
  
  -- Злоба. Как червь, подтачивающий дерево, повреждает оное; так и злоба, питаемая в сердце человека, снедает оное. (Авва Исаия).
  
  -- Злой человек похож на уголь: если не жжет, то чернит тебя. (Анахарсис)
  
  -- Злонравие есть понимание всего в другую сторону. (Аристотель).
  
  -- Злословие не останавливается на полпути; стоит только пустить о ком-нибудь сплетню, и сейчас же найдутся охотники почесать языки. (П. Мериме).
  
  -- Злоупотребление властью. Злоупотребление правами и властью также вредно, как и допускать их бездействие. Применять права свои к делу надо так, чтобы они не нарушали прав подчиненного. (П. Карцов). Человек, злоупотребляющий доверием и предающий любовь, чтобы повергнуть слабое существо в слезы отчаяния, есть, по моему мнению, подлец и негодяй. (Ш. Нодье).
  
  -- Змея - считалась предвестницей смерти (так как существовало по­верье, что души, покинувшие тело, воплощаются в змей).
  
  -- Знак доверия - в египетских папирусах и в общегреческом праве - любое частное или публичное юридическое обязательство, как правило, принятое в одностороннем порядке. К знакам доверия относятся различные расписки в получении денег или товаров, в особых случаях - закладные документы. По предъявлении знака доверия выдавались условленные деньги или ценности. Отсюда возникло юридическое понятие - идентификационный знак.
  

 []

Прорисовка барельефа с изображением вождя и рабов.

  
  -- ЗНАКИ ДОБЛЕСТИ НА РУСИ. Первым знаком воинской доблести на Руси была гривна, имевшая значение медали. Дружинники удельных князей носили гривну на шее (это эпоха князя Владимира). При Иоанне Грозном воины награждались "золотыми", которые носились уже не на шее, а на шапке или на рукаве. При Петре 1 участники Азовского похода в 1696 г. получили награды соответственно своему положению: главный боярин Шеин получил 13 золотых, адмирал Лефорт - 7, генералы Гордон и Головин -6, солдаты - по копейке золоченной.
  
  -- ЗНАМЯ. Знамя (древнерусский стяг, прапор, бунчук, хоругвь; древнеримское manus, signa sexilla, со времен христианства - labarum...). В России имелись знамена трех родов: государственное, полковые и войсковые (у казаков) Первое составляет личное знамя Государя, изготавливается новым для каждого царствования и употребляется при коронации, присяге лиц Царской фамилии и погребении Государя. Прочие знамена являются святынями-символами, объединяющими воинскую часть и служащие знаком состояния ее на службе государству. У славян знамена появились также в глубокой древности. Первоначально славянские знамена (стяги) имели вид шеста с пучком травы или конской гривой вверху (так называемые "челки стяговые"); с течением времени трава и грива заменились матерчатым клином ярких цветов, над которым стал укрепляться железный "острожник" (копье). Постепенно зачаток полотнища достиг громадных размеров и стал украшаться изображениями богов или чудовищ, а с введением христианства - изображениями креста, святых и надписями из Священного Писания. Стяги являлись сборным местом войск, вокруг них обычно сражались русские воины. Поэтому выражение древних летописцев "поставить стяг" означало подготовление дружины к бою. Пробиться к неприятельскому стягу, подрубить его и вместо него поставить свой, означало решительную победу. Поэтому кровавые сечи происходили именно около стягов. В стагновники (знаменщики) обычно подбирались богатыри. Армия, которая отдает или теряет свое знамя, признает этим, что национальная воля, воплощенная в нем, сломлена в ее слабых руках и отдана в распоряжение врага. (П. Изместьев). Знамена у евреев отличались своим цветом и, быть может, каким-либо вышитым на них изображением. Под знаменем разумелась веха с куском материи, поставленная на вершинах гор и служившая в военное время сборным пунктом. Знамя всегда служило у Евреев символом защиты и залогом верности и безопасности.
  
  -- Знание практическое. Знание для военного только тогда имеет ценность, когда он умеет его приложить практически, а потому от обучающегося в высшей военной школе офицера должно требовать только умение приложить приобретенные знания. (Н. Головин). Знание того, какими вещи должны быть, характеризует человека умного; знание того, каковы вещи на самом деле, характеризуют человека опытного; знание же того, как их изменить к лучшему, характеризуют человека гениального. (Д. Дидро). Нельзя разбрасываться и быть дилетантами; необходимо специализироваться в своем деле, но зато знать его твердо, на совесть. Лучше меньше знаний, но прочно усвоенных. (Д. Баланин).
  
  -- Знание своего войска. Знаменитые полководцы, постигая всю важность нравственных сил человека, старались узнать наклонности войска предводительствуемого ими, дабы в нужных случаях, пользуясь сими сердечными пружинами, побудить его к исполнению своих предприятий. (Я. Толмачев).
  
  -- ЗОЛОТОЕ ОРУЖИЕ - принадлежит к числу почетных боевых наград. 1807 г. - Указ капитулу орденов о помещении в кавалерский список всех пожалованных за военные подвиги золотым оружием. (П С. 3. N 22638). "Жалованный Нами и предками нашими за военные подвиги генералитету и штаб-и обер-офицерам золотые с надписями шпаги с алмазными украшениями и без оных, яко памятник Нашего к тем подвигам уважения, причисляются к прочим знакам отличия; для чего повелеваем всех тех, коим такия золотые шпаги доныне пожалованы и пожалованы будут, внести и вносить в общий с кавалерами Российских орденов список".
  

 []

Жертвоприношения. Прорисовка золотого диска. Чичен-Ица.

  -- Зороастр (Заратустра) - реформатор религии древних иранцев, ок. 2500 до Р.Х. Мудрец, пророк и зачинатель древнеиранской дуалистической религии, в основу которой он положил мистическое учение о противоборстве Ормузда (Агурамазды - влады­ки мудрости) - светлого божества и Аримана - черной силы зла. В греческой традиции Зороастр считался первым магом. Согласно фантастической хронологии Диогена Лаэртского, от Зороастра до падения Трои прошло 5 тыс. лет, а от Зороастра до переправы Ксеркса (480 г. до Р.Х.) - 6 тыс., причем маги - преемники Зороастра действовали, вплоть до завоевания Персии Александром Македонским.
  
  -- Зосима - византийский историк, жив­ший в Константинополе, вероятно, в середине V в. н.э. и занимавший высокие должности в финансовом ведомстве. Ему принадлежит "История Римской империи от Августа до 410 г, в 6 книгах", замечательная как по осведомленности автора, так и по основ­ной идее, которая заключается в том, что христианство является причиной падения Римской империя.
  
  -- Зрелость. Рассматривай зрелость как результат полного развития плода во всех его частях и считай, что каждое правильное суждение также является результатом завершенного во всех своих частях восприятия предмета, о котором производится суждение. Опасайся кажущегося завершения его созревания, ибо оно подобно мнимой зрелости червивого яблока. (И. Песталоцци).
  
  
  
   ...

А.И.Каменев.

Практическая психология для офицеров.

М., Издательство МПУ "СигналЪ", 1999. - 231 с.

7 - Практическая книга для офицеров

  
  


 Ваша оценка:

По всем вопросам, связанным с использованием представленных на ArtOfWar материалов, обращайтесь напрямую к авторам произведений или к редактору сайта по email artofwar.ru@rambler.ru
(с) ArtOfWar, 1998-2011