ArtOfWar. Творчество ветеранов последних войн. Сайт имени Владимира Григорьева

Каменев Анатолий Иванович
Божественный закон Платона

[Регистрация] [Найти] [Обсуждения] [Новинки] [English] [Помощь] [Построения]
 Ваша оценка:
  • Аннотация:
    ЭНЦИКЛОПЕДИЯ РУССКОГО ОФИЦЕРА (из библиотеки профессора Анатолия Каменева)


  
  

ЭНЦИКЛОПЕДИЯ РУССКОГО ОФИЦЕРА

(из библиотеки профессора Анатолия Каменева)

   0x01 graphic
   Сохранить,
   дабы приумножить военную мудрость

0x01 graphic

   89
   ВОСПИТАНИЕ КАДЕТОВ.
   Прообразом кадетского воспитания в России была система воспитания служилых людей, которая восходит к Х*** веку. Г. Котошихин в работе под названием "О России в царствование Алексея Михайловича" рассказывается о воспитании и служебной карьере родовитого человека: "Лет 10 его берут во дворец, он стольничает у царицы. Достигнув 15 лет, "недоросль" становится служилым новиком и зачисляется в штат царя стольником или спальником. Стольник или дворянин московский выполняет различные поручения - дипломатические, военные, административные. Он посылается послом в иноземное государство, присутствует у иноземного посольства в Москве, командует провинциальными дворянами в армейских полках в качестве полковника или сотенного головы. Наконец, лет через 30, иногда более, иногда менее, родовитому стольнику или дворянину московскому "думу сказывали" - жаловали в чин окольничего или прямо боярина, смотря по степеням родовитости". Такова была школа, сообщавшая политическую выправку древнерусскому государственному советнику из придворного боярства С детства он вращался во дворе, на глазах у государя, узнавал все покои, жилые и приемные комнаты, узнавал людей, порядки и сам становился всем известен. Исправляя разнообразные поручения, он близко знакомился с правящим механизмом и управляемым обществом, с приемами управления. В Думу вступал он думцем и правителем с большим навыком во всех делах. Этот навык заменял ему ум, талант, размышления. Навык заменял все педагогические приемы обучения. Средством к его приобретению служила розга. Издавна обычным приемом воспитания царских детей, как у царей Московской Руси, так и государей Российской Империи, было назначение к ним ребят-сверстников из детей ближайших к царскому дому знатных фамилий бояр и князей. Сначала дети проводили время в разных детских потехах, а потом - в совместном обучении разным физическим упражнениям: стрельбе, военному строю, верховой езде и т.п. Но впервые в истории деятельность таких сверстников получает крупное государственное значение только в период малолетства царя Петра I, именно с 1679 по 1692 год, когда они и получили название потешных. В целом же, отсчет системы воспитания кадет следует вести с 1731 г., т.е. открытия первого специального военно-учебного заведения - Шляхетского кадетского корпуса. Основные принципы воспитания кадетов. Истинное воспитание, которое Иоганн Шиллер называет "воспитанием человеческой расы", состоит в воспитании потребности и умения быть человеком, т.е. никогда и ни при каких условиях не терять своего человеческого облика, не поступаться своим достоинством. "В естественном строе, так как все люди равны, то общее звание их - быть человеком; а кто хорошо воспитан для этого звания, то не может быть дурным исполнителем и в тех званиях, которые относятся сюда.... Жизнь - вот ремесло, которому я хочу учить его" (Ж.-Ж.Руссо). Другими словами, воспитание человека, как существа разумного, имеющего свое достоинство, свое предназначение в мире живых существ, свой индивидуальный закон жизни ("судьбу") и свое индивидуальное жизненное предназначение ("крест"), - первейшая и глубинная задача воспитания. Кроме названного воспитания есть и то, которое объективно является жизнеобеспечивающим: человек не может нормально существовать вне связи со своей нацией (следовательно, необходимо национальное воспитание); он должен не только подчиняться законам государства, которое устанавливает порядок и следит за тем, чтобы каждый гражданин верно исполнял свой долг, но и делать это сознательно (последнее достигается посредством гражданского воспитания); половая суть человека требует не только осознания специфики и задач пола, но и сознательного и активного исполнения половых функций (половое воспитание); возраст - фактор, который игнорировать нельзя, а интересы правильного развития требуют в полной мере учитывать возрастные особенности и правильно их использовать (возрастное воспитание). Воспитание правильного отношения к труду, профессиональной деятельности является предметом профессионального воспитания, а исполнение конкретных функциональных обязанностей - функционального (должностного) воспитания. Пирамида воспитания. Воспитание общечеловеческое. Марк Фабий Квинтиллиан писал: "Мы несправедливо жалуемся, будто природа весьма немногим людям дала способность к наукам и будто бы большинство, по своему тупоумию, напрасно тратя труд и время. Напротив, мы найдем не малое число людей восприимчивых и способных к учению". Другой выдающийся мыслитель, Я.А. Коменский, отмечает, что скудные умом встречаются так же редко, как и природные калеки. "Ведь слепота, глухота, хромота, плохое здоровье, как и чудовищная (неестественная) тупость мозга, редко бывают прирожденными, а приобретаются по нашей вене". Мысль о богатстве человеческой натуры неоднократно подчеркивал наш соотечественник Д. Писарев: "Человеческая природа до такой степени богата, сильна и эластична, что она может сохранять свою свежесть и свою красоту посреди самого гнетущего безобразия окружающей обстановки". Самым ценным даром человека является самосознание и развивающееся на его основе чувство собственного достоинства. Именно они составляют основу и почву для "общечеловеческого" воспитания. П. Каптерев, видный русский педагог указывал: "Нужно питать к себе самоуважение и никому не позволять унижать себя, ограничивать свои права, распоряжаться собой; нужно сейчас же самым энергичным образом восстать на защиту свой личности и не успокаиваться до тех пор, пока наши личные права не будут признаны товарищами столь же святыми и неприкосновенными, как нами их права". Гражданское воспитание. Необходимость гражданского воспитания, т.е. воспитания добродетелей, необходимых для исполнения каждым гражданином своего долга перед государством, обусловливается необходимостью и важностью понимания в стране порядка, законности, взаимной ответственности друг перед другом, важности общих для всех идеалов и задач, необходимости их осуществления в интересах общего благоденствия. В силу того обстоятельства, что люди принадлежат к разным классам, сословиям, группам, партиям и т.п. возникает необходимость объединить их усилия в интересах всеобщего блага. Значение гражданского воспитания, по Г. Кершенштейнеру, в том и заключается, чтобы приучить человека, принадлежащего к определенной партии - для развития государства это необходимо - в то же время понимать, что государство должно быть выше партий и партийных интересов. Цель гражданского воспитания заключается в том, чтобы вооружить человека такими привычками, которые бы дали ему возможность сознательно или бессознательно, прямо или косвенно принимать участие в жизни государства и научить его содействовать своей жизнью и деятельностью приближению данного государства к идеалу культурного и правового государства. Участие народа в управлении предполагает внедрение в сознание каждого члена общества, каждого гражданина его обязанностей и прав по отношению к целому, углубление его социальных инстинктов и чувства социальной ответственности и выяснение значения целого для каждого отдельного индивидуума, входящего в его состав. В России на пути гражданского воспитания всегда было несколько преград, об одной из которой Н. Румянцев пишет: "У нас разрослась чуждая духу русского народа фигура чиновника, который стал "управлять". "Граждане", решавшие ранее свои дела, превратились в простых "подданных", способных лишь беспрекословно исполнять приказание, повиноваться; из свободных, размышляющих граждан, имевших свои "права", они превратились в людей, знающих только обязанности... Народ становится во враждебное отношение к государству, делается равнодушным к его благу и процветанию... Чем больше народ, страдающий от полного произвола чиновников, терял свои права, тем сильнее притуплялось у него чувство ответственности перед государством, сознание общности личных и государственных интересов, уважение к существующему порядку, казалось, что угасла даже сама любовь к родине". Почему же мы столь инертны в нашей гражданственности? В. Стоюнин отвечает на этот вопрос так: "Развитие сословных специальных интересов у нас помешало развиться сознанию человеческого достоинства, уважению личности, произвело разъединение, которое расслабило всех и поставило чуть ли не враждебные отношения. Могло ли же тут выработаться сознание интересов гражданских, а с ними и человеческих? Русская школа всегда оторвана от своего народа. И в этом ее главное несчастье, так как оторванность мешала нашей школе воспитывать гражданское чувство". О том же свидетельствует и А. Черняев в 1909 г.: "Можно смело утверждать, что у нас почти ничего не делается для развития нравственных идеалов в юношестве, совершенно без внимания оставлено развитие воли, творчества, любви к родине и других гражданских добродетелей. Последствия отсутствия воспитательной системы очень печальны: тратится много времени, много средств, и выпускается в жизнь молодежь без прочных моральных устоев, не приспособленная к упорному труду, быстро изменяющая свое мировоззрение и своих кумиров, и способная только пристроится к государственной и общественной службе, чтобы без риска и аккуратно получать 20-го числа жалованье". Россия прошла большой путь испытаний и потерь и, казалось бы, должна научиться извлекать уроки из собственной истории. Но, нет, не произошло ничего подобного! В то же время, Пруссия, потерпевшая поражение от французов под Йеной, нашла причину своего поражения не только в недостатках военной, но и школьной системы. Она сумела перестроить систему школьного воспитания, суть которого было охарактеризовано самим королем (Фридрих Вильгельм III (1770-1840), прусский король с 1797) в следующих словах: "Прусское государство потери свои в силе физической должно возместить силами духовными". Реформа обеспечила тот подъем, который вернул немецкому народу веру в себя, а с нею поднималось на ноги поверженное государство. Создателем новой педагогики был В.фон-Гумбольт, который свою науку построил на принципе: "воспитание к самостоятельности путем самодеятельности". "Воспитывать людей - вот задача школы: не профессиональные машинки должна она давать обществу и не конфессиональных марионеток, но полных, цельных, свободных людей, у которых все телесные и душевные задатки, путем свободного упражнения, развились живые познавательные и деятельные силы. Такая свобода развития обеспечивает и его индивидуальную самобытность: важнейшая вещь, ибо разнообразие в формах развития личности составляет истинное богатство человечества; однообразие - символ бездарности". Результат известен: в 1813 г., т.е. спустя всего 6 лет после катастрофы, Пруссия вернула себе все потерянное в результате Йенской катастрофы. Учебная литература Франции доносит до умов маленьких французов простые и понятные истины об их гражданском долге: "Исполнять долг, значит делать добро, т.е. любить родителей, помогать несчастным, жертвовать собою для ближнего, исполнять честно принятую на себя работу. - Когда вы станете большими, ваш долг будет состоять в оказании собственным трудом помощи вашей семье, в охранении ее и в доставлении ей счастья. - Для вас, как солдат, долг будет состоять в соблюдении дисциплины и в защите отечества. - Как граждане, вы исполняете ваш долг, принимая участие в выборах должностных лиц, депутатов и уплачивая подати; также точно вы исполните ваш долг, оставаясь всегда и везде честными людьми и хорошими французами. Делайте добро - это есть долг". Учебник, изданный в Англии в 1885 г., по мнению его автора, имеет целью обучить мальчиков и девочек пониманию их прав, обязанностей и вольностей, как британских граждан. Здесь же содержатся правила поведения по отношению к иностранцам: 1) Будь всегда вежлив и учтив к иноземцу, ибо, прежде всего, это долг - быть учтивым и вежливым вообще к кому бы то ни было и, в особенности, к иностранцу, который находится вдали от близких ему людей. 2) Затем будь учтив еще и потому, что по образцу вашего общения с иностранцами, они будут судить о вас и, возвратившись на родину, доставят вам друзей или врагов, соответственно тому обращению дружелюбному или враждебному, которые они встретят от англичан обоего пола. 3) Наконец, необходимо быть вежливым и учтивым, ибо легка опасность впасть в противоположное обращение... 4) Везде отстаивайте честь вашей страны, но и не забывайте, что и другие, равным образом, обязаны отстаивать свою честь". П. Блонский, выдающийся русский педагог, предложил в свое время курс родиноведения для русской школы, но при этом был озадачен вопросом: как избежать политических внушения со стороны учителя, чтобы данный курс не превратился в партийный катехизис? Но он же и нашел ответ на этот вопрос вполне достойны и заслуживающий внимания: "Мне кажется, удобнее всего курс гражданского воспитания разбить на две части. Первая часть - объективное описание органов государства... Вторая часть - социальная мораль... Темы ее: связь личной жизни с общественной и необходимость солидарности; взаимопомощь; уважение к человеческой личности; братство людей, самопожертвование; благо государства, как высшее благо; участие в общественной деятельности, как нравственная обязанность". "Гражданское" воспитание, т.е. воспитание гражданских чувств и добродетелей, опирается на внутреннюю энергию человека. Люди энергичные, деятельные, активные - опора государства, напротив-вялые, инертные, безвольные люди - обуза, балласт государства. "Молодые люди, пробивающие себе дорогу энергией, трудолюбием и железным терпением, заслуживают полного уважения". Основу внутренней энергии составляют: оптимизм и бодрость духа, уверенность в себе, воля, мужество, трудолюбие, железное терпение и выносливость, сознание долга и чувство ответственности, дисциплинированность. Их и надо культивировать в интересах "гражданского воспитания". Самой важной задачей воспитателя в этой сфере является развитие у человека умения судить обо всех вещах справедливо и поступать благоразумно. Я. Коменский в своей "Великой Дидактике" приводит мысль испанского мыслителя Хуана Вивеса: "Истинная мудрость заключается в том, чтобы судить о вещах справедливо, чтобы считать каждую вещь только такою, какая она есть, не стремиться к пустому, как будто бы оно было драгоценным, или не отбрасывать драгоценного, принимая его за пустое, не порицать того, что заслуживает похвалы, и не восхвалять заслуживающего порицания. Отсюда именно рождаются в человеческих умах всякое заблуждение и ошибки, и ничего нет в человеческой жизни более гибельного, чем те превратные суждения, когда вещам дается не надлежащая оценка. Поэтому пусть приучается каждый уже с детства иметь о вещах истинные мнения, которые с возрастом должны укрепляться, и пусть устремляется к тому, что правильно и избегает того, что неправильно, чтобы эта привычка действовать правильно обратилась у него во вторую натуру". Воспитание национальное. Космополитизм, как идеология так называемого общемирового братства, получив свое рождение в эпоху Возрождения и Просвещения, была направлена против феодальной раздробленности (Данте, Кампанелла) и выражала идеи освобождения индивида от феодальных оков (Лессинг, Гете, Шиллер, Кант, Фихте). В современных условиях космополитизм выступает в виде различных социально-политических ориентаций - от взаимодействия и сближения народов и государств до нигилистического отношения к национальной культуре и традициям, что является чрезвычайно вредным и опасным явлением. Что можно возразить в противовес космополитизму? Естественно: факты истории, которые говорят, что развитие общечеловеческой культуры приводит не к устранению национальных различий, а ведет к их укреплению и расцвету. Все жизнеспособные народы вовлечены ныне в мировой обмен материальными и духовными ценностями, но ни один из них не может и не хочет отказаться от свойственного ему особого уклада личной и общественной жизни. Национальное и общечеловеческое - это отношения частного к общему. "Нация - это не замкнутая общность людей, невольно или умышленно разорвавшая живую связь с другими народами. Напротив, она находится с ними в тесных взаимоотношениях, что не разрушает, однако, национального своеобразия и не растворяет соборной личности народа в общем потоке мировой жизни" (В. Динзе). Отвечая приверженцам космополитической идеи в России, М. Страхов в работе "В защиту патриотизма" говорит: "Национальное чувство есть проявление всеобщего мирового закона, закона притяжения или закона тяготения".. Национальное воспитание юношества есть не только право, но и долг честного, порядочного и уважающего себя общества и государства (П.И. Ковалевский). Причин распространения космополитических идей в России было несколько, но одна из них состояла в неверном понимании сути патриотизма и возможностей русского человека". Среди русских общественных деятелей весьма распространены и безнародность и космополитизм, с другой же стороны, многие на Руси и в настоящее время склонны считать, что русский дух только там, где, выражаясь словами Белинского, есть зипун, лапти, сивуха и кислая капуста", - писал В. Никольский. Н. Грот в журнале "Вопросы философии и психологии" за 1891 г. указывал: "Истинно русский человек, христианин, по убеждению лучших представителей русского самопознания, полон благочестия ко всему человеческому, - к добру, красоте и правде в каждом смертном. Миролюбие и кротость, любовь к идеальному, и открытие образа Божия даже под оболочкой временной мерзости - вот идеал русского мыслителя. Если у нас что-нибудь особенное и поистине святое, то именно - смирение, жажда духовного общения, идея соборности сознания". Полнейшая денационализация страны равносильна смерти нации и полному исчезновению ее среди семьи культурных государств, а также распадению ее на отдельные части, легко поглощаемые более сильными соседними народностями, - делает совершенно правильный вывод В. Никольский. В связи со сказанным, нам надо уяснить ряд важнейших позиций, представленных в свое время Вл. Соловьевым и не потерявшим актуальности сегодня: народность есть положительная сила и всякий народ имеет право на независимое (от других народов) существование и на свободное развитие своих способностей; народность есть самый важный фактор природочеловеческой жизни, и развитие национального самосознания есть великий успех в истории человечества; национальная идея, понимаемая в смысле национальной справедливости, во имя которой защищаются и освобождаются народности слабые и угнетенные, имеет высокое нравственное значение и заслуживает всякого уважения и симпатии; национализм или национальный эгоизм, т.е. стремление отдельного народа к утверждению себя на счет других народностей, к господству над ними, - есть полнейшее извращение национальной идеи; в ней народность из здравой, положительной силы превращается в болезненное, отрицательное усилие, опасное для высших человеческих интересов и ведущее самый народ к упадку и гибели; русский народ обладает великими стихийными силами и богатыми задатками духовного развития; национальная самобытность России не подлежит сомнению; истинный дух русской народности... выражается в обстоятельствах, сопровождавших возникновение русского государства; в настоящее время (конец ХIХ в), при искусственном возбуждении в русском обществе грубо эгоистических инстинктов и стремлений... духовное развитие России задержано и глубоко извращено, национальная жизнь находится в подавленном, болезненном состоянии и требует коренного исцеления. Ошибкой национального воспитания было то, что оно велось от случая к случаю. Об этом явлении в свое время писал Д. Овсянико-Куликовский: "Все мы имеем национальность и наша психика работает на ее основах, а потому мы не замечаем психического значения национальности для правильного развития, для нормального отправления душевных функций личности, как не замечаем своего здоровья или воздуха, которым дышим. Только наблюдая случаи денационализации, т.е. когда люди утрачивают свою национальность, а другую еще не приобрели, мы должны заметить огромное значение этой психической скрепы: денационализация ведет к упадку личности, к ослаблению ее умственной деятельности, к нравственному разложению". Но во времена испытаний (война, смута и т.п.) значение национального самосознания резко возрастает. Это можно показать на примере подготовки Японии к войне с Россией. Свидетель той поры Е. Васильев пишет в "Военном сборнике": "Мы настойчиво отгоняли от себя кровавый призрак войны, стараясь поймать неуловимую тень вечного мира... Вот где надо искать главную причину наших неудач... А пока мы погружались в мирную нирвану, наши соседи беспрепятственно готовились к войне... Вот если бы мы были твердо убеждены, что война, несмотря на свою отвратительную внешность, все же неизбежна, что к ней надо всегда быть готовым, то никакие войны нам не были бы страшны, хотя бы потому, что не были бы неожиданными, как теперь; тогда мы всякую неудачу встретили бы со светлым умом и бодрым духом, не было бы той растерянности в обществе, которая замечается теперь". Аналогичная ситуации имела место и при подготовке к 1-ой мировой войне: Германия более 40 лет готовилась к этой войне: лучшие силы германского гения были направлены на изобретение смертоносных орудий, на организацию и воспитание армии; но Германия не довольствовалась воспитанием солдат, она воспитывала всю нацию в том же воинственном духе; с малолетства в учениках и ученицах народных школ вместе с любовью к родине развивалось чувство поклонения... перед борьбой германцев с другими народами, перед территориальными завоеваниями, кровавыми победами... Не Гете, Шиллер, Кант и Гегель, а Блюхер, Мольтке и Бисмарк становились героями германцев. И они достигли своей цели: народ, не только солдаты, дисциплинирован даже в частной жизни, охотно подчиняется приказаниям свыше; ему приятно следовать за кем-нибудь по заранее выработанной программе. Ни индивидуальности, ни собственной инициативы, но трудолюбие, усидчивость беспримерные. Ученый, далекий от войны и военного дела, не любящий войну М. Рубинштейн, вынужден был признать: "В этой войне победит не только тот, у кого окажется лучшая внешняя организация, но и кто вместе с тем явит миру и лучшую организацию духа". Пока существуют нации и народы с их индивидуальными различиями, с их обособленными интересами, до тех пор вопрос о национальном воспитании будет реальным и полным значения понятием. "Здоровые начала национального воспитания только тогда проникнут в школу и утвердятся в ней, когда будет существовать внешний их питающий источник здоровой национальной политики... Этого нет в русской действительности" (Г.О. Роков). Мы даже не умеет учиться у наших противников. Школа в Германии во все времена была, прежде всего, национальная, проникнутая своими родными, немецкими интересами, уважением и любовью к своим родным героям. А. Мусин-Пушкин с горечью писал: "Наше русское общество не воспитывается в русских национальных идеалах, в духе веры, преданности престолу и отечеству, в уважении родной истории, родной старины, в любви к историческому прошлому, выстраданному родным народом и составляющему потому его драгоценную культурную собственность; отсюда естественные и неизбежные последствия образования целых поколений, совершенно не проникнутых родными, национальными идеями. Такая школа неизбежно теряет под собою твердую почву, обращается в международную космополитическую школу, лишенную твердых, незыблемых устоев. Не будучи воспитана с молодости в принципах, составляющих неотъемлемую собственность, отличительную особенность русского народа, наша молодежь, кончая среднюю школу и переходя в высшие учебные заведения, представляет из себя весьма шаткий по своим убеждениям, неустойчивый и легко поддающийся пагубному постороннему влиянию элемент". "Известны ли нашим детям имена наших славных деятелей и героев: Гермогена, Миниха, Пожарского, Кутузова, Ермолова, Лазарева, Корнилова и Нахимова, Милютина, Чернова и Кауфмана, Скобелева и Радецкого, Архипа Осипова и Василия Рябова?", - спрашивает не без огорчения Е. Богданович". Мы без труда заметили, что именно у нас, русских, до сих пор еще не совсем твердо чувствуется своя национальная почва под ногами. С неуклонною энергией вот уже два века гонимся мы за культурою запада, хватая налету последние результаты его науки и искусства, перенося к себе его формы общежития, давая у себя не только приют, но и всевозможные привилегии всем являющимся к нас с запада в роли наших наставников. Между тем, по отношению к своему родному, у нас и теперь еще наблюдается какое-то странное, совершенно противоестественное равнодушие, которое начинают уже называть отличительной чертою русской нации, по крайней мере в высших слоях ее", - констатирует Н. Маккавейский. Продолжая логический ряд исторических вопросов, обратим внимание на вопросы М. Талызина, идущие от самого искреннего сердца русского патриота: "Не позорно ли будет продолжать умственную лень, жить чужим умом? Не прослывем ли безрассудными, ежели перенимая моды и несродные духу русского обычаи, не займем от иноземцев, составляющих украшение отечества их, - не займем того любопытства, той жадности, с каковыми изучают они природу во всех частях ее, того рвения, с каким спешат они всякое познание приспособить к делу, могущему служить во благо, прежде, родной их страны, а потом и всего человечества?" "Время, россияне, время мыслить и мыслить своим умом", - пишет он еще в начале ХIХ века. Половое воспитание. История народов показывает нам, что причины скорого падения государства тесно связаны с падением нравственности, ненормальностями во взаимоотношениях между полами, уклонением от соблюдения людьми долга, связанного с их половой принадлежностью. Так, по мере того, как Римская Республика теряла свои строгие добродетели и чистоту нравов, в ней увеличивалось число безбрачных. Напрасно Сенат издавал законы, побуждающие их жениться; общая безнравственность и трудность, с какой могли доставить себе пропитание семейства, по причине возрастания роскоши, все более и более противились этому. Простота, даже суровость нравов, бедность образа жизни и обычаев, чрезвычайно благоприятные для военных - порядка (дисциплина) и духа - приходили в упадок вследствие изнеженности, вследствие чего армия, вместо побед, терпит поражения, а если народ не останавливается в своем падении, то он погибает вместе со своей вооруженной силой, уступая честь и место армии народа нравственно более сильного (К. Дружинин). Следовательно, половое воспитание - это важнейшая государственная проблема. История показывает нам, что женщина, пожалуй раньше, чем мужчина, осознала необходимость специфического образования и воспитания. Из инстинкта самосохранения, из желания улучшить свою жизнь, она старалась из всех сил усовершенствовать себя и увеличить силу своего влияния на мужчину. Воспитание женственности, чистоты и целомудренности, качеств доброй хозяйки, надежной жены, источника тепла, добра и благоразумия, - представляются теми задачами полового воспитания, которое целесообразно осуществлять целенаправленно и систематически по отношению к лицам женского пола. Иные добродетели следует формировать у особ другого пола - мужского, а именно: мужское достоинство, смелость и мужество, твердость характера, уверенность в себе и т.д. Вопрос о данном направлении воспитания поднимался в России неоднократно. Вот как, к примеру, его ставил Вас. Янчевецкий: "Необходимо детей готовить к борьбе на всех поприщах жизни. Победит тот, кто будет более образован, культурен и силен. Поэтому в наилучшем воспитании детей - залог будущего счастья России. Наших детей нужно воспитывать, чтобы они стали людьми с сильной энергией, широкими замыслами, умением добиваться своих целей. Нужно с самого детства, с первых шагов ребенка приучать его бороться и преодолевать препятствия. У нас почему-то ставят идеалом овечьи добродетели - кротость, покорность, послушание, когда вся жизнь говорит о борьбе, о соперничестве, о ежедневной войне. Родители - эгоисты, они хотят тишины и покоя; шум, крик ребенка их раздражает, они требуют, чтобы он сидел тихо в углу за книжкою или с куклою, не прыгал, не мешал. Если ребенок слишком расшумится, его наказывают или бьют". При всей противоречивости учения Ф. Ницше о человеке, нельзя не согласиться с рядом его идей. В частности, идеал Ницше - это не ученый-теоретик, а деятель; не объективно-бесстрастный созерцатель, а творец жизни, не ученый - критик жизни, а жаждущий дела, творческой работы личность; не трусливо и осторожно взвешивающий и обдумывающий факты и обстоятельства педант, а бесстрашно идущий вперед герой; не разумный реалист-карьерист, а презирающий личное счастье и все блага идеалист, не умеющий "устраиваться", не желающий быть в счастье и благополучии, но притом все же глубокою любовью любящий жизнь со всеми ее превратностями, горем, несчастьем, не боящийся самых страшных ударов судьбы. Ницше понимает, что выставить требование воспитания сильной личности легче, чем на практике его выполнить. Прежде всего, он знает, что сами педагоги не достаточно подготовлены для исполнения столь трудной и ответственной работы. Насколько они сами - личности? - спрашивает Ницше. Насколько близки они сами к тому идеалу, который они ставят перед своими воспитанниками? Учитель-воспитатель должен быть творцом новых ценностей. Он должен открывать в старом и давно известном новые черты. Открывая сам, он и учеников своих научит видеть красоту, богатство и содержание там, где другой ничего не замечает. Он должен знать и любить жизнь и людей. Вся его жизнь должна иметь стиль, идею, высшую цель. Он должен обладать способностью художника - всякую вещь, всякое явление возвышать в символ, показывать типичное и вечное в случайном и преходящем. И давать чувствам глубокий смысл и красоту в самом простом и обыденном. Всем давно известное он должен преобразовать так, чтобы оно казалось никогда не виданным, никогда не слыханным, и должен изображать и излагать так, чтобы из-за глубины не замечалась простота и из-за простоты глубина сказанного. Он должен жить интенсивною деятельною жизнью, тогда он и других научит так жить. Поучения его должны быть лишь выражением его житейской практики. Он должен быть не только умнее своих воспитанников, но и лучше их, сильнее духом, богаче духовной жизнью, и сильною волею, с сильным, надежным характером (А. Дауге). Таким образом, половое воспитание не сводится лишь к научению правильному взаимодействию полов между собой, предостережении одного пола от коварств и расчетливости другого, а ставится шире, полнее и глубже и имеет целью воспитать такие добродетели, которые бы в полной мере отвечали исконным интересам и задачам данного пола: женщине - как разумной продолжателя рода человеческого и главной "скрепы" семейной жизни, мужчины - как главного защитники и опоры семьи, общества и государства. Возрастное воспитание. Воспитание должно быть природосообразным, т.е. таким воздействием, которое бы, наряду с учетом многих других природных (естественных) факторов, учитывало бы и фактор возраста. Нам известно достоверно, что на каждом этапе человеческой жизни в активную фазу своего развития вступают те или иные жизненные силы, потребности и мотивы. В силу этого обстоятельства, воспитание, рассчитывающее на успех, должно учитывать фактор возраста и все явления и реальные факты имеющие место.
   На примере юношеского возраста, примыкающего непосредственно к периоду образования в военно-учебных заведениях, укажем те типичные особенности, которые наблюдаются на этом этапе развития человека. Предварительно, однако, сделаем следующие замечания. Во-первых, воспитателю юношества следует знать, что в более раннем возрасте ребенок должен обрести ряд добродетелей, без которых дальнейшее воспитание может дать сбой. В частности, по мнению А. Габриэли, главные добродетели, которые должны быть внушены детям для образования их характера, следующие: 1) способность свободно и смело признавать свою веру и презирать тех, которые бесстыдно и цинично относятся к ней; 2) умение говорить, подумавши, толково и стоять на своем мнении; 3) умеренность в словах, в движениях, в одежде; 4) непреодолимое отвращение от лести и клеветы; 5) миролюбие, стремление не затевать ссоры с братьями и сестрами, приходить с жалобами друг на друга; 6) бережливость; 7) умение держать себя элегантно и наблюдать чистоту и опрятность тела и одежды. Во-вторых, следует знать, что воспитание не должно опережать способность ребенка (подростка, юноши) правильно воспринимать новое открытие им мира и чего-то нового в этом мире и в самом себе. К юношескому возрасту родители и школа должны так подготовить молодого человека, чтобы он был в состоянии достаточно самостоятельно продолжать свое самосовершенствование. Но этого не произойдет, если опека со стороны родителей и школы будет чрезмерной. Юноши, подобно птичкам, выпущенным из клетки, не привыкли к осмотрительности и их легко могут поймать в свои сети холодные, расчетливые и коварные люди. Время юности - это время разгара страстей, время быстрого увлечения, время часто идеальных понятий и суждения о всем, время представления настоящего и будущего в розовом свете и, наконец. время желания неусыпной деятельности на благо общества. Случается, что увлекшийся юноша мало рассуждает о последствиях своих увлечений, он даже иногда не разбирается и в средствах к достижению своих целей; а потому отсюда являются преступления и преступные общества. Время юности - время увлечения новыми идеями, учениями и понятиям. Увлекшись идеями свободы, легко сбиться с истинного пути, впасть в величайшее заблуждение (Арсений). В сфере воли - стремление к независимости, нередко связанное с проявлением духа протеста против постановлений руководительства и чужой опеки; вместо воспитания со стороны, наступает период самовоспитания, продолжающийся всю дальнейшую жизнь человека. В области же интеллекта стремление к самостоятельности выражается в наклонности к критике окружающего, не лишенной подчас заносчивости и самонадеянности. Что касается воли, то прежде чем она разовьется до способности целесообразно функционировать во всех указанных возрастах формирующегося человека, возможны колебания, ошибки и ложные пути. Воспитание воли важнее воспитания ума, так как развитие ума без надлежащего основания (морали) и воли представляет собой опасное явление - в виду того, что ум, не поставленный в связь с правильно воспитанной волей, способен не только на добрые действия, но и на злые, и в связи с сим в состоянии сделаться опасным орудием в руках врагов общества. Кроме того, следует учитывать: проблемы воспитания ума пополняют всю жизнь, а воспитание воли возможно лишь в период формирования духовной культуры человека. Если это время будет упущено, то пробелы восполнить будет уже нельзя. Таким образом, возрастное воспитание - это важнейшее направление воспитательной работы. Задача заключается в том, чтобы нам каждом возрастном участке жизненного пути правильно определить движущие силы развития личности, главенствующие потребности человека, особенности возрастной психики и поведения, сильные и слабые (психологически, духовные, волевые, интеллектуальные и физические) стороны данного возраста и на основании этих данных построить разумную систему воспитания, имея целью обеспечить развитие позитивных сторон человека, предупредить нежелательные возрастные проявления, оказать посильную помощь в развитии жизненного потенциала человека и дать ему возможность обрести уверенность в своих силах и возможностях, не преувеличивая и не преуменьшая их. Профессиональное воспитание. Профессиональное воспитание относится к числу базовых компонентов воспитания, ибо входит в число тех сфер человеческой деятельности, которые являются жизнеобразующими. Овладение профессией и профессиональная деятельность - необходимое условие жизни. Нас интересует воинское ремесло - особый вид профессиональной деятельности, который, как и все другие, требует соответствующего настроя, что и должно обеспечиваться профессиональным воспитанием тех, кто вступает в ряды вооруженных сил. Следует отметить, что существует яркое и строгое отличие в профессиональном воспитании офицера и солдата, хотя бы на том основании, что для офицера военное дело является основным видом деятельности, а для солдата - временным, не основным. Обращаясь к практике постановки профессионального воспитания в кадетских корпусах, военных училищ и академий, нельзя не заметить, что вопросы профессионального воспитания нередко понимались узко, а то и искаженно. К примеру, вся система военного образования 60-х годов ХIХ в. была построена на трех началах: во-первых, соединения в одной и той же школе задач общего и специального военного образования; во-вторых, резкого отделения учебной стороны дела от воспитательной; в-третьих, упорного стремления выработать в воспитаннике, прежде всего, солдата. "Под давлением таких взглядов, - писал граф С. Строганов, - кадетские корпуса организованы по образцу полка; фронтовое учение заменяет в них воспитание, отстраняя науку, а, следовательно, и правильное развитие ума, сердца и совести... Невежество, прикрытое формальною суровостью обращения, холодностью, натянутостью, старающееся видеть в каждом ребенке подчиненного, разрушает дисциплину... Резкое выделение воспитательного и учебного элементов производить и дурное воспитание и дурное учение". Отсюда же, по его мнению, являются, как следствие неправильности всей системы образования, многие крайне вредные результаты: расслабление воли, непривычка в дельному постоянному труду, праздность ума, способность увлекаться звонкими фразами, неопределенность, разрозненность стремлений, наклонность к сатире и осуждению других, особенно властей; неуважение к авторитетам, сильное раболепство перед литературным фразерством, ложно развитое самолюбие и честолюбие; обидчивость, раздражение и скорая утрата энергии при малейшей неудаче". Кадетские корпуса не были рассадниками просвещения в военной среде; еще менее могли бы они могли называться пансионатами нормального воспитания юношества. По словам того же С. Строганова, корпусные начальники "вместо того, чтобы руководить детьми в любви к труду, к законности, к науке, быть может, сами того не подозревая, разрушают все, что вкореняется учением, и мелкими придирками или потворством развивали в воспитанниках и неуважение к званию, к которому они готовятся, и неуважение к личности". Воспитание обращалось в дисциплинирование, муштру которая вместо нравственного развития, имела своей задачей лишь водворение внешнего порядка, благопристойности и субординации. Нет ничего опаснее распространения среди людей мнения, что дисциплина и свобода, дисциплина и человеческое достоинство непримиримые противоречия, - но такое понимание воспитывает военная служба, которая считает необходимым устранять ради дисциплины самостоятельность и унижать ради подчинения человеческое достоинство отдельного лица. В действительности нет истинного порядка и дисциплины, которые могли быть навязаны извне. Без внутреннего содействия и согласия подчиняющихся всегда будет только кажущийся порядок. Где требуется полное отречение от личной самостоятельности, там обязателен удвоенный эквивалент в смысле уважения и доброты к человеку. С таким уважительным и бережным отношением к личному в человеке не только совместима величайшая требовательность, но она даже прочнее основывается и оказывается более действенной благодаря такому отношению, чем при неуважительной грубости, которая и у начальников, и у подчиненных заставляет функционировать только побуждения низшего порядка. Поучительный пример дает японский офицер. Когда денщик подает ему обед, последний, прежде чем приняться за еду, встает и кланяется денщику в знак благодарности. Вредит ли это дисциплине и субординации? Нет, - напротив: если требующий повиновения как бы преклоняется перед человеческим достоинством повинующегося, то этим он заявляет, что последнее не отнимается у человека в области повиновения, а напротив, должно оберегаться, как нравственная основа подчинения. Если начальник требует от подчиненного акта смирения, то должен во всем способе проявления свой власти вдвойне уважать его духовно-нравственную личность. Почему младшим и старшим офицерам, несмотря на строжайшую дисциплину и совершенное знание стратегической науки, не удается превратить свою часть войска в тактически подвижную и действующую точно функционирующую единицу? Потому, что довольно часто изъян командирского искусства заключается в чем-то неопределенном с точки зрения чисто военных наук: у начальствующего нет любви и уважения к отдельному человеку; непрерывный ряд мелких несправедливостей приводят к тому, что люди влагают в дело лишь физическую энергию и внешнее внимание, но духовно и нравственно остаются чуждыми ему (Ферстер). Другими словами, солдафонство, практикуемое в военно-учебных заведениях, дисциплинирование вместо профессионального воспитания, муштра, - подрывают основу профессионального воспитания офицера. Профессиональное воспитание офицера, по нашему убеждению, должно воспитывать призвание, дух апостольского служения и подвижнические качества. Суть вопроса в кратком изречении генерал М. Драгомиров: "Много души нужно положить в свое дело для того, чтобы с чистой совестью сказать: "Много людей прошло через мои руки и весьма мало было между ними таких, которые от того не стали лучше, развитее, пригоднее для всякого дела". Офицерская профессия больше чем любая другая требует призвания. Должностное воспитание. Воспитание, согласно, должностному положению, известно издавна: аристократическое воспитание получали представители элиты, воспитание согласно своему званию - дворяне, купцы, крестьяне; свободные и рабы. Должностное лицо - это человек, наделенный известными властными полномочиями, представитель власти, исполнительно Закона на конкретном месте. Он не имеет права злоупотреблять властью, использовать властные полномочия в личных, корыстных или политических целях. Он не имеет права превышать круг своих полномочий. Он не имеет права бездействовать тогда, когда должен принимать решения и исполнять свой долг. Ему категорически противопоказано подрывать авторитет власти своим некомпетентными действиями, попустительством нарушениями, злоупотреблениям, не пресечением противоправных действий. Система управления не терпит ни одного слабого звена: в противном случае наблюдается сбой в системе управления. Должностное лицо не имеет права перекладывать на других свои обязанности или же исполнять их недобросовестно. Интересы управления требуют единства, согласованности, последовательности и взаимопомощи различных должностных лиц. Приказ и распоряжение старшего для должностного лица является законом, требующим исполнения точно, аккуратно и в срок. Интересы подчиненности и взаимодействия требуют согласия и понимания начальником и подчиненным своих прав и взаимных обязанностей и не допускает несоблюдения их ни одной из сторон. Должностное положение обязывает начальника быть справедливым и объективным в отношении подчиненных, не давать волю чувствам, запрещает оскорблять, третировать их, а также изводить мелочными придирками, чрезмерной опекой и т.п. Из приведенного перечня требований видно, что должностное положение обязывает строить воспитание на самом широком основании, не суживать до уровня "командирства", умеющего грозно подавать команды, делать свирепый вид, нагонять страх на подчиненных и т.д. Такое воспитание требует активного развития мыслительных способностей, упражнения воли и чувств, пополнения запаса жизненных и служебных представлений. В этом отношении система военно-учебных заведений закрытого характера и казарменного типа - серьезная преграда на пути должностного воспитания будущих офицеров. Стены военно-учебного заведения отгораживают своих питомцев от остального мира и этим путем не дают возможность образоваться у них достаточному запасу представлений. "Недостаток же представлений влечет за собою недостаточную мыслительную деятельность и по этой причине средний кадет всегда должен быть по развитию ниже среднего гимназиста и реалиста. Проведенные при таких условиях для развития годы в стенах кадетского корпуса кладут отпечаток на всю последующую жизнь и в результате получается, что офицеры, при одинаковых природных умственных силах со своими сверстниками, оказываются ниже их по развитию... Где же тут условия для широкого умственного развития, где тут разнообразие впечатлений и откуда, при такой постановке дела, возьмется запас представлений, необходимый для широкой умственной деятельности? Другими словами, всякая специальная деятельность нуждается в широком общем основании" (И. Заславский). В заключение приведем мысли Н. Карцова, показывающие насколько важно должностное воспитание: "Каждый человек, призываемый к какой-либо общественной деятельности, прежде чем принимать возлагаемые этою деятельностью обязанности, должен, по долгу совести, проверить себя, есть ли в его знаниях, характере и способностях, все данные, которые необходимы для добросовестного исполнения принимаемого на себя дела. Гораздо лучше не браться за что-либо, чем взявшись, обнаружить свою несостоятельность. Принимающий на себя обязанности не по силам и способностям, забывает, что он вредит этим не только себе и порученному делу, но и всем тем, которые в нем должны участвовать. Ни в какой отрасли службы это так не вредно, как в военной, потому что в ней все неправильное и фальшивое и неразумно-практическое, все, несогласуемое с духом и основами военных требований, вредит не непременно, а продолжительно, пускает корни, вывести которые будет гораздо труднее, чем посеять их". Литература: А.Г. Мысли германцев о настоящей войне. // Военный сборник. - 1915. - N7; И.С. Аксаков. Славянофильство и западничество. 1860-1886. Статьи из "Дня", "Москвы", "Москвича" и "Руси". В 2-х тт. - Т.II. - М., 1886; М.К. Анзимирова (Маран). Причины нравственной физиономии женщины: Исторический очерк. - СП б., 1901; Арсений. Духовно-нравственная педагогика, или советы родителям и наследникам как воспитывать детей в духе нравственности и благочестия. - М., 1902; П. Блонский. О национальном воспитании. // Вестник воспитания. - 1915. - N4; Е.В. Богданович. Школа патриотизма. - СП б., 1908 С.Н. Булгаков. Героизм и подвижничество. (Из размышлений о религиозной природе русской интеллигенции). - В кн.: Вехи. Интеллигенция в России. Сб. статей. 1909-1910. - М.: Молодая гвардия, 1991; А. Бэн. Душа и тело. - Киев-Харьков, 1900; Е. Васильев. Война как общественное явление // Военный сборник. - 1906. - N3; А. Габриэли. Воспитание характера. Ч.1-2. - СП б., 1880; М.С. Галкин. Новый путь современного офицера. - СП б., 1907; А. Дауге. Искусство и творчество в воспитании: Сборник статей. - М., 1911; В. Динзе. О национальном воспитании. - СП б., 1913; А. Дмитриевский. Развитие духа штатских в сынах Марса // Военный сборник. - 1914. - N 7; М.И. Драгомиров. Избранные труды. - М., 1956; К. Дружинин. Воинский дух. - Варшава. - 1911; Е. Ефимов. Два идеала гражданского воспитания. I. Немецкий идеал. // Вестник воспитания. - 1915. - N1; Е. Ефимов. Реформа средней школы и национальное воспитание по материалам министерства народного просвещения. // Вестник воспитания. - 1916. - N3; И. Заславский. Роль органов чувств в деле воспитания и образования. - Рига, 1908; П.В. Каменский. Преподавание гражданской морали в народных школах в некоторых государствах Западной Европы. - Екатеринослав, 1905; П.Ф. Каптерев. Избранные педагогические сочинения. - М.: Педагогика, 1982; Н.М. Карамзин. О любви к Отечеству и народной гордости. - Одесса, 1888; П.П. Карцов. Командование отдельной частью. Практические заметки из служебного опыта. - СП б, 1883; М.Н. Катков. О современных вопросах России. (1879-1887 гг) - Б.м., б.г.; М.Ф. Квинтиллиан. О воспитании оратора; Э. Кей. Женщина: жизненные потребности, индивидуальность, эволюция души. - М., 1907; И. Клюжев. Наше военное образование в период 60-80 годов прошлого столетия. // Вестник воспитания. - 1916. - N8; П.И. Ковалевский. Национальное воспитание и образование в России. - СП б., 1910; Ф.А. Кудринский. Педагог-гражданин (по поводу 25-летия со дня смерти В.Я. Стоюнина). // Вестник воспитания. - 1913. - N8; Д.М. Левшин. Пажеский его Императорского Величества корпус за сто лет. 1802-1902. В 2-х т. - Т.I. - СП б., б., 1902; Н.К. Маккавейский. Религия и народность, как основы воспитания. - Киев, 1895; Меньшиков М.О. Выше свободы. Статьи о России. - М., 1998; А. Мниховский. Женственность. Изд. 3-е, испр. - Киев, 1885; Мужчина и женщина, врозь и вместе в разные эпохи их жизни. - СП б., 1859; А.А. Мусин-Пушкин. Сборник статей по вопросам школьного образования на Западе и в России (по личным наблюдениям).-Т.2. - СП б., 1912; В.И. Никольский. О русском национальном самосознании. Очерк. - СП б., 1907; О воспитании детей в духе христианского благочестия. - М., 1844; Д.И. Писарев. Избранные педагогические высказывания. - М.: Учпедгиз, 1938; Н. Попов. Военным гимназиям. // Военный сборник. - Пг., 1915. - N6; Г. Роков Г. О национально-патриотическом воспитании. // Вестник воспитания. - 1908. - N4; М.М. Рубинштейн. Война и идеал воспитания (к вопросу о национализме в школе) // Вестник воспитания. - 1916. - N3; Н. Румянцев. Социально-гражданское воспитание с психологической точки зрения. // Вестник воспитания. - 1916. - N7; М. Смельницкий. Происхождение потешных войск. //Военный сборник. - 1911. - N3; М. Талызин. Речь о необходимости отечественного воспитания, произнесенная в главном педагогическом институте, 11 декабря 1831 года. - СП б., 1831; А.Ф. Федоров. О моральном воспитании юношества. - Одесса, 1916; Ф.В. Ферстер. Школа и характер: Морально-педагогические проблемы школьной жизни. - СП б., 1914; А. Фуллье. Психология мужчины и женщины и ее функциональные основания. - Одесса, 1894; С Холл. Инстинкты и чувства в юношеском возрасте. - СП б., 1913; А. Черняев. Воспитательная система, основанная на биографиях великих людей. - СП б., 1909; Вас. Янчевецкий. Воспитание сверхчеловека. - СП б., 1908. (А.И. Каменев).
  

ВЕЛИКИЕ МЫСЛИ

  

0x01 graphic

Адам СМИТ (1723 -- 1790) --

шотландский экономист

и философ.

  -- Источник нашей чувствительности к страданиям посторонних людей, лежит в нашей способности переноситься воображением на их место.
  -- Любовь и радость удовлетворяют нас и наполняют наше сердце, не требуя посторонней поддержки, между тем, как горестные и раздирающие сердце ощушения ненависти и несчастья нуждаются и ищут сладостных утешений в нежном сочувствии.
  -- Вследствие того, что люди охотнее сочувствуют радости, чем горю, мы выставляем на показ свое богатство и скрываем свою бедность. Сознание это представляет главную причину, побуждающую нас стремиться к богатству и бояться бедности.
  -- Из чего же вытекает это желание подняться, волнующее все классы общества? В чем состоит зародыш страсти, общей всему человечеству, и состоящий в вечном стремлении к улучшению положения, в котором мы находимся? - А в том, чтобы отличиться, обратить на себя внимание, вызвать одобрение, похвалу, сочувствие, или получить сопровождающие их выгоды.
  -- Наша угодливость пред высшими чаще рождается из нашего удивления перед выгодами их положения, чем из затаенной надежды получить какую бы то ни было пользу от их расположения.
  -- Обыкновенный человек с радостью встречает гражданские смуты, внешние войны; чрез пролитую им кровь, чрез сопровождающие их потрясения он видит с восторгом страстно желаемые обстоятельства, которые сосредоточат на нем удивление людей.
  -- Знатному человеку ненавистны смуты, и это вовсе не потому, что он любит народ, ибо знатные редко считают народ за таких же людей, как они; а также не по недостаточной храбрости, ибо они редко не обладают ею, а потому, что он чувствует, что не имеет дарований, необходимых при таких обстоятельствах.
  -- Вот почему во всех государствах самые важные должности поручаются обыкновенным людям, рожденным в средних слоях общества; последние возвышаются собственными дарованиями и ловкостью, несмотря на сопротивление и зависть тех, кто по рождению своему начальствует над ними.
  -- Когда властолюбие охватывает сердце, то оно не допускает ни соперника, ни преемника. Для человека, привыкшего пользоваться поклонением со стороны общества, или даже только рассчитывать на него, всякое другое наслаждение уничтожается или искажается.
  -- Благоразумные люди презирают почетные места.
  -- Как поступает человек с другими людьми, так и с ним могут поступать : закон возмездия есть основной закон нашей природы.
  -- Справедливость представляет главную основу общественного устройства. Если она нарушается, то громадное здание, представляемое человеческим обществом, воздвигаемое и скрепляемое силой природы, немедленно рушится и обращается в прах.
  -- Нормальный человек с отвращением смотрит на то, что ведет к разрушению общественного порядка, и желает всевозможными средствами предупреждению такого гибельного и ужасного события.
  -- Божественный закон Платона гласит, что употреблять насилие против своей страны столько же предосудительно, как прибегать к насилию против отца и матери.
  

 Ваша оценка:

По всем вопросам, связанным с использованием представленных на ArtOfWar материалов, обращайтесь напрямую к авторам произведений или к редактору сайта по email artofwar.ru@mail.ru
(с) ArtOfWar, 1998-2012