ArtOfWar. Творчество ветеранов последних войн. Сайт имени Владимира Григорьева

Каменев Анатолий Иванович
Царь из дома Романовых возродилась из руин

[Регистрация] [Найти] [Обсуждения] [Новинки] [English] [Помощь] [Построения] [Окопка.ru]
Оценка: 5.32*4  Ваша оценка:


Царь из дома Романовых возродилась из руин

  

 []

Царь Михаил Федорович.

Рисунок. 19 в.

  
  

Михаил Федорович

1613 - 1645

(продолжение)

  
  

Избрание в цари

Л. Е. Морозова

  
  
   В это крайне тяжелое для страны время ее патриотические силы сумели объединиться и дать отпор притязаниям захватчиков.
   Войска Первого ополчения отбросили армию короля и осадили Кремль, где находились правительство "семибоярщины" и их польские союзники.
  
   Среди осажденных находились и Михаил с матерью.
   Это было еще одно испытание, выпавшее на его долю. Осада была длительной, запасы пищи в Кремле иссякли. Многие стали умирать от голода. Дело дошло до того, что ели засоленные в бочках трупы людей.
  
   Авраамий Палицын писал, что когда Кремль освободили, то обнаружили "множество трупу человеча разсечены от человекоядец онех в сосудех лежащих". Только в октябре 1612 г. войска Второго ополчения освободили Кремль. Михаил с матерью получили возможность выехать в свою вотчину -- с. Домнино около Костромы. Затем из-за угрозы нападения польских отрядов они переехали в Ипатьевский монастырь.
  
   Освобождение столицы от поляков было лишь первым этапом борьбы за возрождение Русского государства. Необходима была сильная центральная власть. В то время она отождествлялась с царской властью. Авраамий Палицын так описывал ситуацию: "И бысть во всей Росии мятеж велик и нестроение злейши перваго; боляре же и воеводы не ведуще, что сотворити, занеже множество их зело и в самовластии блудяху".
  

 []

Земский собор 1613 г

  
   В самом начале 1613 г. был собран Земский собор для избрания нового царя. Претендентов на престол было несколько: самые родовитые -- князья В. П. Голицын и Ф. И. Мстиславский, полководцы-освободители Москвы М. Пожарский и Д. Т. Трубецкой, принцы -- польский Владислав и шведский Филипп-Карл (после свержения Василия Шуйского Швеция захватила северо-западные земли Руси, включая Новгород), а также "воренок Ивашка", сын Марины Мнишек и Лжедмитрия II.
  
   Чтобы как-то сдержать страсти сторонников разных претендентов, было решено объявить по всей стране трехдневный пост: "И по всей же России вси православнии христиане моляхуся Богу о сем".
  
   Как некое чудо представляет Авраамий Палицын единодушное решение выбрать царем Михаила Романова, подчеркивая, что оно появилось сначала у людей, не участвовавших в оборе. На него стали приходить писания "от дворян, больших купцов, от городов Северских, от казаков", в которых называлось одно и то же имя будущего царя8.
  
   Окончательно чаша весов в пользу Михаила склонилась тогда, когда некий дворянин из Галича подал на собор бумагу, в которой доказывалось, что именно этот отпрыск рода Романовых является ближайшим родственником последнего законного царя, Федора Ивановича. Немалую роль сыграло и то, что Романовы были одним из наиболее знатных и уважаемых бояр.
  
   Еще в начале XVI в. видное место эй дворе занял Роман Юрьевич Захарьин, которого считают родоначальником рода Романовых. Дочь его, Анастасия, стала женой Ивана Грозного, матерью будущего царя Федора. Сын Никита был отцом Федора, будущего патриарха Филарета, отца Михаила. Став царем, Михаил в некоторых документах называл Ивана Грозного своим дедом. Такое родство подчеркивало законность его прав на престол.
  

 []

Встреча царя Михаила Федоровича с отцом

Митрополитом Филаретом в 1619 г.

Литография 19 в.

  
   Решение собора, по словам Авраамия Палицына, было одобрено народом, собравшимся на Красной площади: "Все возопиша: Михаил Федорович да будет царь и государь Московскому государству и всеа Руския держава".
  
   В. О. Ключевский так объяснил это избрание: "Сам по себе Михаил, 16-летний мальчик, ничем не выдававшийся, мог иметь мало видов на престол, и, однако, на нем сошлись такие враждебные друг другу силы, как дворянство и казачество". С этим мнением согласен другой видный историк, С. Ф. Платонов, который писал: "На Романовых могли сойтись и казаки, и земщина -- и сошлись: предлагаемый казачеством кандидат удобно был принят земщиной.
  
   Кандидатура М. Ф. Романова имела тот смысл, что мирила в самом щекотливом пункте две еще не вполне примиренныя общественныя силы и давала им возможность дальнейшей солидарной работы. Радость обеих сторон по случаю достигнутого соглашения, вероятно, была искрення и велика, и Михаил был избран действительно "единомышленным и нерозвратным советом" его будущих подданных".
  
   После избрания нового царя было решено направить в Кострому посольство из представителей разных чинов (духовенства, казачества, дворянства и т. д.) во главе с рязанским архиепископом Феодоритом и боярином Ф. И. Шереметевым. Авраамий Палицын, который был в составе посольства, рассказывает: "Заутра же архиепископ Феодорит со всем освященным собором облекошяся в ризы, а боярин Федор Иванович и вси пришедший с ним, учредивше чины по достоянию и вземше честный крест и... чюдотворный образ пресвятыя Богородица и прочаа святыя иконы, поидошя ко обители святыя живоначальныя Троица в Спацкий монастырь".
  
   За его воротами послов встретили Михаил и его мать. Все вместе вошли в церковь. Там Феодорит вручил "государыне и государю писание от освященного собора" об избрании Михаила царем. Это известие было встречено Михаилом "с великим гневом и плачем". Он сказал, что не хочет быть царем. Его поддержала мать. Она пояснила, что "у сына ее и в мыслях нет на таких великих преславных государствах быть государем, он не в совершенных летах, а Московского государства всяких чинов люди по грехах измалодушествовались, дав свои души прежним государям, не прямо служили"...
  
   "Видя такие прежним государям крестопреступления, позор, убийства и поругания, как быть на Московском государстве и прирожденному государю государем? Да и потому еще нельзя: Московское государство от польских и литовских людей и непостоянством русских людей разорилось до конца, прежние сокровища царские, из давних лет собранные, литовские люди вывезли; дворцовые села, черные волости, пригородки и посады розданы в поместья дворянам и детям боярским и всяким служилым людям и запустошены, а служилые люди бедны, и кому повелит бог быть царем, то чем ему служилых людей жаловать, свои государевы обиходы полнить и против своих недругов стоять?".
  

 []

Дом бояр Романовых. Москва

  

Движение к Москве

  
   Старица Марфа, мать Михаила, была неплохо осведомлена о положении в стране и понимала, что на престоле ее сына ждут огромные трудности, а возможно, и бесславная гибель. Поэтому она долго не соглашалась благословить Михаила на царство.
   "Архиепископ Феодорит со освященным собором и боярин Федор Иванович и весь царский синклит со многими слезами моляще государыню на многи часы". Когда это не помогло, использовали последнее средство: архиепископ Феодорит с Авраамием Палицыным взяли иконы и стали молить старицу, говоря, что сам Бог повелел избрать ее сына царем, отказ же вызовет его гнев. Только после, этого мать благословила Михаила.
  
   Страна, которой предстояло править Михаилу, находилась в тяжелейшем состоянии.
   Не прекращались внутренние распри и усобицы. На северо-западе часть территории с Новгородом захватили шведы. Поляки удерживали западные районы, включая Смоленск, и в любой момент могли повторить поход на Москву, чтобы отвоевать корону для Владислава. Не прекращались набеги крымских татар. На остальной территории бесчинствовали шайки разбойников. И молодой царь не спешил занять престол. Путь из Костромы в Москву занял у него больше месяца.
  
   Михаил останавливался в разных городах, посылал грамоты боярам, собирал вокруг себя верных людей. Все это для того, чтобы освоиться с новой для себя ролью и глубже понять ситуацию в стране.
  
   Сохранились грамоты, которые посылал Михаил, и ответы бояр.
   В одной из первых грамот, датированной 23 марта 1613 г., царь писал об обстоятельствах его избрания, о том, как долго он отказывался и почему ("мы еще не в совершенных летах, а государство Московское теперь в разоренье"), требовал от бояр и всех людей, чтобы, присягая, они стояли "в крепости разума своего, безо всякого позывания нам служить, прямить, воров царским именем не называть, ворам не служить, грабежей бы у вас и убийств на Москве и в городах и по дорогам не было, быть бы вам между собою в соединенье и любви".
  
   В свою очередь бояре разослали повсюду окружные грамоты, в которых сообщали о единодушном избрании царем Михаила Федоровича Романова и призывали всех молить Бога, чтобы "подал бы Государю царю и великому князю Михаилу Федоровичу всеа Русии многолетна здравия и на его государевых недругов и на всех хрестьян неприятелей победу и одоление"16. Вместе с этими грамотами рассылались присяжные записи для приведения населения к присяге новому царю.
   В марте к польскому королю Сигизмунду III был послан Денис Оладьин с грамотой, в которой перечислялись "вины" поляков (пособничество самозванцам, нарушение договоров, захват русских территорий и т. д.), содержалась просьба отказаться от притязаний на русский престол, предлагалось восстановить мир и дружбу и разменять пленных. Но миссия эта не имела успеха.
  
   На пути в Москву Михаил посетил Ярославль, куда съехалось по этому случаю множество дворян, детей боярских, гостей и торговых людей, то есть всех, кто искал покровительства и зашиты у нового государя. Потом он был в Ростове, Переславле-Залесском и Троице-Сергиевом монастыре, где пробыл семь дней. Медленно двигаясь к Москве, Михаил как бы показывал, что он чтит обычаи прежних государей, посещает святые места, берет под свое покровительство всех "сирых и изобиженных".
  
   Платонов детально исследовал события тех недель и пришел к выводу, что Михаил успел за это время создать верный себе круг правительственных лиц, оформить свои отношения с другими органами власти, собором и боярами.
   Это хорошо видно по его переписке. Некоторые грамоты царя показывают, что уже в то время Михаил не был просто игрушкой в руках бояр, осознавал свои права и обязанности. В грамоте от 8 апреля 1613 г. он писал боярам, что в Москве "хлебных и всяких запасов мало для обихода нашего, того не будет и на приезд наш.
  
   Сборщики, которые посланы вами по городам для кормов, в Москву еще не приезжали, денег ни в котором приказе в сборе нет... и на наш обиход запасов и служилым людям на жалованье денег и хлеба сбирать не с кого... чем нам всяких ратных людей жаловать, свои обиходы полнить, бедных служилых людей чем кормить и поить, ружникам и оброчникам всякие запасы откуда брать?" Он выговаривает собору за беспорядки в стране, напоминает твердо о том, что не напрашивался на престол: "учинились мы царем по вашему прошению, а не своим хотеньем, крест нам целовали вы своею волею".
   *
  

 []

Пищаль (орудие) русского войска XVII в.

  
   На пути в Москву к Михаилу присоединилось множество людей, в том числе и служилых. Получилось так, что московское правительство обезлюдело и было вынуждено просить царя прислать стольников и дворян из своей свиты. В ответ Царь лишь подтвердил, что "дворяне и стольники, и стряпчие с нами все". Чтобы еще больше привлечь к себе служилых людей, царь запретил боярам отбирать земли у тех служилых людей, которые находились при нем. Кроме того, он стал принимать челобитья у всех, кто считал себя обиженным? Боярам же писал, что "многие дворяне и дети боярские бьют нам чело о поместьях, что вы у них поместья отнимаете и отдаете в раздачу без сыску... мы у тех поместий и вотчин до нашего указу отымати не велели".
  
   Все это позволяет усомниться в том, что власть Михаила имела поначалу ограниченный характер. Платонов полагал, что у бояр даже не было возможности взять ограничительную запись у новоизбранного царя, поскольку ко времени его приезда в Москву собор был уже распущен. Да и сама процедура избрания Михаила не предусматривала каких-либо ограничений его власти. Ни в одном документе первых лет правления Михаила не содержится даже намека на соправительство бояр, напротив, всюду подчеркнуто, что они "холопы", верные слуги и исполнители его воли.
  
   Торжественный въезд в столицу нового царя состоялся 2 мая 1613 года.
  
   На всем пути его встречали "во мнозе радости и в веселии со кресты и с честными иконами".
  
   Прежде всего Михаил посетил в Кремле Успенский собор, главный храм страны, затем в Архангельском соборе приложился к гробам прежних Московских государей, которых считал своими сродниками. Он всячески подчеркивал преемственность своей власти от прежней законной династии. Мать царя поселилась в Новодевичьем монастыре.

 []

Шапка первого наряда царя

Михаила Федоровича,

Называемая Астраханской

  
  

Венчание на царство

  
   Во многих сочинениях современников описано торжественное венчание на царство Михаила Федоровича. Интересен перечень лиц участвовавших в этом. Ведь именно эти люди окружали царя в первые, самые трудные годы его правления. Венчание состоялось 11 июля в канун именин молодого царя. Священнодействие совершал казанский митрополит Ефрем (это должен был делать патриарх, но его в то время на Руси не было). Корону держал Ф. И. Мстиславский, скипетр -- Д. Т. Трубецкой, царскую шапку -- дядя царя И. Н. Романов, державу -- В. П. Морозов, а за платьем ходили Д. М. Пожарский и казначей Траханиотов26. Следовательно, в церемонии главную роль играли представители разных кругов: самый знатный князь, родственники царя, полководцы-освободители, служилый дворянин. Новый царь хотел примирить всех и оказать им честь.
  
   Михаил был третьим выборным царем в истории России.
   Обстоятельства прихода его к власти были значительно сложнее, чем у первого выборного царя -- Бориса Годунова и второго -- Василия Шуйского. Михаилу досталась совершенно разоренная страна, окруженная врагами и раздираемая внутренними распрями, в то время как Борис правил в стране, которую боялись и уважали соседние государства. Ни у Бориса, ни у Василия в момент воцарения не было соперников. У Михаила же несколько лет пытались отнять корону сначала "воренок Ивашка", потом шведский королевич Филипп и польский Владислав. А главное -- Михаил был еще очень молод, в то время, как Борис и Василий вступили на престол в зрелом возрасте. Однако именно ему удалось основать новую династию, правившую более трехсот лет.
  
   *
   Избранный окружением царя путь возрождения страны оказался верным.
  
   Вступив на престол, Михаил оставил на своих местах всех должностных лиц; не было ни одной опалы, ни одного удаления от должности. Даже вопрос о наказании изменников, расхитивших казну, был оставлен на усмотрение народа: "как всяких чинов и черные люди об нем приговорят". Такой курс во многом способствовал всеобщему примирению. Михаил приблизил к себе многочисленных родственников. Брачные связи соединили клан Романовых со многими наиболее знатными фамилиями. Поэтому правительство нового царя оказалось достаточно представительным.
  
   Уже в апреле 1613 г. во время похода к Москве был создан приказ Большого дворца, в котором видное место занял Борис Салтыков, родственник царя по матери. Этот приказ стал заведовать дворцовыми и монастырскими селами и землями и собирать в них "корм" для государя и его свиты. Младший брат Бориса, Михаил, получил звание кравчего. Особо значительную роль при дворе играл дядя царя -- Иван Никитич. Еще одним приближенным человеком стал другой родственник -- Ф. И. Шереметев, муж внучки Никиты Романовича И. Б. Черкасской. На Земском соборе 1613 г. он представлял всю фамилию Романовых.
   В правительство входил и князь Б. М. Лыков-Оболенский, женатый на дочери Никиты Романовича Анастасии, родной тетке Михаила.
   Лыков и Шереметев, получившие боярство при Лжедмитрии I, стали самыми видными и влиятельными членами Боярской думы. И. Б. Черкасский, сын Марфы Никитичны, дочери Никиты Романовича, получил боярство в день венчания Михаила, вместе с Д. М, Пожарским, и тоже вошел в правительственный круг. Близки к государю стали И. Ф. Троекуров, сын Анны Никитичны Романовой, шурин царя И. М. Катырев-Ростовский, женатый на рано умершей его сестре Татьяне. При дворе оказались и более дальние родственники: Черкасские, Сицкие, Головины, Морозовы и др.
   Платонов полагал, что в годы правления Михаила его мать, старица Марфа, не вмешивалась государственные дела, а лишь управляла "своим родом"28. Но если из лиц этого рода состоял двор и правительство, то получалось, что старица управляла государством. Неслучайно особо приближенными к царю оказались родственники по женским линиям. Очевидно, что в той сложной обстановке, в которой пришел к власти Михаил, такая роль матери молодого царя была одним из основных средств упрочения царской власти.
  

 []

Митрополит Филипп (в миру -- Романов Федор Никитич) (ок. 1556-01.10.1633 гг.) -- патриарх Московский и всея Руси

  

Опекунство (отец - Филарет)

  
   Встреча отца с сыном была, конечно, радостной. Очевидцы писали, что оба они упали на землю и "от очию, яко реки, радостные слезы пролиаху".
   В память об этом Михаил велел заложить церковь святого Елисея. Он простил всех опальных и выпустил на свободу заключенных. Одновременно был издан указ о награждении всех людей, помогавших ему самому или его родственникам в трудные времена.
  
   Щедрые пожалования получил Д. М. Пожарский. Награды получили также тесть Ивана Сусанина, жители Чердынского уезда, помогавшие М. Н. Романову, брату Филарета, во время ссылки, монахи Сийского монастыря, где жил в опале Филарет, священник и крестьяне Обонежской пятины, помогавшие в ссылке матери Михаила Марфе.
  
   Booбщe Михаил очень почитал своих родителей.
   Став царем, он сразу же позаботился о своем плененном поляками отце, К нему был послан игумен Ефрем, чтобы Филарету не было одиноко на чужбине. Через некоторое время отправился к Филарету Ф. Желябовский, который должен был лично убедиться в его добром здравии и получить благословение для сына35. Неоднократно ходил Михаил по монастырям, где молился о скорейшем освобождении отца, а после его возвращения предпринял еще более грандиозное путешествие по отдаленным монастырям.
  
   Когда Филарет вернулся в Москву. Михаил, чтобы на законных основаниях разделить с ним власть, организовал возведение Филарета в сан патриарха. Для выбора Главы автокефальной русской православной церкви было достаточно решения собора русских иерархов. Однако Филарета ставит иерусалимский патриарх Феофан, очевидно, специально приглашенный с этой целью в Москву. Это вряд ли отвечало церковным канонам. Прибегли к этому, видимо, потому, что царь не был уверен в избрании Филарета, запятнанного связью с самозванцем. Так или иначе, но летом 1619 г. Филарет стал и патриархом, и вторым "великим государем всеа Русин".
  
   Возвращение Филарета из польского плена было как нельзя кстати. Дело в том, что хотя родственники и оказывали Михаилу помощь в управлении страной, они все больше и больше злоупотребляли своей властью. Платонов писал по этому поводу, что ко времени приезда Филарета родственный круг Романовых не только вполне сформировался, но и требовал некоторого обуздания своего самоуправства и распущенности. Только Филарет как старший в семье мог навести порядок в собственном доме, то есть при дворе. И, судя по отзывам современников, он это сделал.
   Многие лица, ранее приближенные к царю, были отправлены в ссылку, откуда вернулись только после смерти Филарета.
  

 []

Печать царя Михаила

Федоровича

Усиление роли Боярской Думы и Земских соборов

  
   В послесмутное время было уже невозможно управлять страной в одиночку. Если раньше, особенно при Иване Грозном, московские люди осознавали себя холопами, слугами царя, то Смута показала роль народа в государстве.
   В. О. Ключевский писал, что "из потрясения, пережитого в Смутное время, люди Московского государства вынесли обильный запас новых политических понятий... Это печальная выгода тревожных времен: они отнимают у людей спокойствие и довольство, а взамен того дают опыт и идеи... В Смуту... идея государства, отделяясь от мысли о государе, стала сливаться с понятием о народе".
  
   В новых условиях авторитарная власть была обречена на провал. Выросло самосознание различных слоев населения и накал страстей в обществе. Управлять страной надо было иначе. Поэтому активное привлечение царем Михаилом Боярской думы и Земских соборов в самом широком составе нельзя считать проявлением слабости его власти, как это делали Г. Котошихин и В. Н. Татищев (Г. Котошихин писал о Михаиле, что, хотя тот и "писался самодержцем, однако без боярского совету не мог делать ничего", Татищев же считал, что Михаил отдал все управление боярам, чтобы самому жить в покое). В новом способе управления страной отразилось понимание Михаилом и его окружением ситуации в стране.
  

 []

Геройство Шеина при осаде Смоленска поляками. 1611 г.

  
  

Забота о ратных людях

  
   Три дня длились торжества по случаю коронации царя. Полководцы-освободители получили награды: Д. М. Пожарский -- боярство, К. Минин -- звание думного дворянина, Д. Т. Трубецкой -- вотчину Вага, ранее принадлежавшую Борису Годунову. Военная опасность все еще оставалась реальной, и талантливых и храбрых воинов надо было держать "под рукой".
  
   Первой заботой молодого царя стало обеспечение всем необходимым ратных людей. Поскольку казна была пуста, он обратился за помощью к наиболее богатым людям государства.
  
   Строгановым царь 24 мая 1613 г. писал: "Да у вас же мы приказали просить взаймы для христианского покою и тишины денег, хлеба, рыбы, соли, сукон и всяких товаров, что можно дать ратным людям... а как в нашей казне деньги в сборе будут, то мы вам велим заплатить тотчас". Кроме того, царь попросил духовенство разослать грамоты, в которых содержалось обращение к населению жертвовать продовольствие и всякие припасы для ратных людей.
  

 []

Воззвание Минина к нижегородцам.

1611 г. Художник А. Киешенко. 1950 г.

  
  

Ликвидация военной опасности

  
   Еще одним мероприятием нового правительства явилось введение воеводского правления. Оно позволило значительно уменьшить злоупотребление при сборе налогов и централизовать управление страной.
   Главной заботой правительства Михаила стала ликвидация военной опасности. Поэтому сразу же под Смоленск были посланы войска (под руководством Д. М. Черкасского, против шведов под Новгород отправился Д. Т. Трубецкой, а на юг под Астрахань против Заруцкого -- И. Н. Одоевский. Одновременно ко дворам дружественных держав были посланы известительные грамоты о восшествии Михаила на престол. Новое правительство надеялось на их помощь.
  

 []

Надгробие Минина. Нижний Новгород

  

Борьба с Заруцким и Мариной Мнишек

  
   Если шведы и поляки были внешними врагами России, то Заруцкий с Мариной Мнишек стали центром притяжения всех враждебных Михаилу внутренних сил -- части казачества, желавшей жить разбоями и грабежами, и отдельных выходцев из Польши.
  
   Обосновавшись в Астрахани, Заруцкий рассылал грамоты по стране, в которых призывал казаков идти в поход на Москву с целью захвата престола для сына царя Дмитрия Ивана.
   Правительству было важно в первую очередь подорвать авторитет Заруцкого в казацкой среде и изолировать его самого.
   Для этого во многие города и центры казацкой вольницы были посланы грамоты, рассказывающие о новом законном цape Михаиле и злодействах и беззакониях Заруцкого и еретичестве и "воровстве люторки Маринки". Вместе с грамотами казакам было послано царское жалование, провиант, одежда и прочее. Активно использовалось духовенство для прославления милостей, благочестия и благоверия нового царя. Все это подготавливало благоприятную почву для успешных действий царских войск.
   В итоге многие казацкие отряды не стали примыкать к Заруцкому, а перешли на царскую службу.
   Восстали против него и жители Астрахани, вынудив его и Марину бежать на Яик. Поэтому войска Одоевского были встречены в Астрахани очень радушно. За беглецами послали отряд стрельцов, который вскоре вернул их назад. Многие казаки, примкнувшие к Заруцкому, были прощены, а самого атамана вместе с Мариной и Иваном отправили в Москву, где они были казнены.
  

 []

Изображение орла в царствование Михаила Федоровича.

1616-1645 гг.

Прекращение грабежей и разбоев на севере

  
   Если на юге к осени 1614 г. обстановка стабилизировалась, то на севере воровство и грабежи только усилились. Выжигались целые деревни, десятки людей погибали от пыток и мучений.
   Поскольку "ворами" являлись свои же русские люди, то было решено послать против них не войска, а духовенство и авторитетных представителей разных чинов. Эти меры оказались эффективнее оружия. Многие казаки перешли на царскую службу и даже предприняли поход на шведов. Только непокорные были побиты и рассеяны, а наказанию подверглись лишь атаманы.
   Простые казаки были прощены.
  

 []

Осада Полоцка С. Баторием.

Миниатюра. 17 в.

  

Война с Польшей

  
   Наибольшую опасность для России представляла Польша. Король Сигизмунд III и его сын Владислав не забыли о том, что московский престол был почти у них в руках. В любой момент можно было ожидать их новых попыток захватить Москву. Кроме того, у поляков оставалось много русских пленных, в том числе отец Михаила Филарет. По юго-западу страны все еще рыскали шайки Лисовского.
   Трудно было смириться и с потерей исконно русских земель, включая Смоленск. В Польшу было направлено посольство во главе с Д. Оладьиным. Выяснилось, что положение там тоже нестабильное, многие магнаты склонны к заключению мира с Россией. В то же время войскам под командованием Черкасского удалось вернуть Вязьму, Дорогобуж, Белую и подойти к Смоленску.
  
   Однако разоренной стране не хватало собственных средств для борьбы с врагами. Поэтому правительство Михаила послало ко дворам дружественных держав посольство, возглавляемое С. Ушаковым и С. Заборовским.
  
   Первым оно посетило императора. Предполагалось использовать его влияние на Польшу, чтобы склонить ее к миру. Далее путь послов лежал в Голландию и Англию, где им надлежало просить денег и войска. Очевидно, это посольство особого результата не принесло, так как в 1615 г. было отправлено еще одно. Оно оказалось более удачным. Английский король взял на себя роль посредника в переговорах России со Швецией, и в феврале 1617 г. был подписан Столбовский мирный договор.
  
   По нему Россия теряла все балтийское побережье, за которое шла борьба на протяжении всего XVI в., но получала назад исконно русские земли, в том числе и Новгород. Однако подписание этого договора не было ошибкой правительства Михаила. Вести дальнейшие военные действия со Швецией Россия не имела сил. О тяжелом положении в стране свидетельствует тот факт, что послы, отправившиеся в Швецию за мирным договором, были по дороге схвачены разбойниками и едва спаслись бегством.
  

 []

План осады. Смоленск во время войны 1632-1634 гг. ГравюраВиллема Хондиуса, 1636 г.

  
   Теперь самой насущной задачей правительства стало подписание мирного договора с Польшей. Условия для этого были подходящими. Роль посредника взял на себя император. Первые переговоры состоялись осенью 1616 года. Со стороны России их возглавил И. Воротынский, со стороны Польши -- А. Госевский.
   Россия требовала возвратить Смоленск, пленных и награбленные сокровища, а также возместить убытки, нанесенные польской интервенцией. Польша соглашалась только вернуть пленных. В итоге переговоры зашли в тупик и закончились вооруженным столкновением между послами.
   Тогда по решению сейма Владислав возглавил армию, двинувшуюся на Россию. Польский королевич заявил, что он идет добывать свой престол.
  
   Поход Владислава на Москву вызвал колебания в умах некоторых воевод приграничных городков. Одним из первых сдался Дорогобуж, затем Вязьма. На пути к Москве оставался Можайск. Туда были посланы войска под руководством князей Черкасских и Б. Лыкова. Им удалось задержать армию Владислава. Однако угроза нападения на Москву была вполне реальной.
  

 []

Боевая амбразура подошвенного боя с пушкой в Троице-Сергиевом

Монастыре

  
   В этой ситуации царь созвал собор, на котором был принят план защиты столицы и всей страны. В нем были достаточно подробно расписаны функции каждого члена правительства, каждого воеводы. Одни должны были защищать столицу, другие -- ехать по городам для сбора войск, третьим предстояло просить помощь у дружественных держав.
   Весьма многочисленное посольство отправилось к персидскому шаху с просьбой о денежной помощи. Вполне вероятно, что она была удовлетворена, так как шах был заинтересован в дружбе с Россией. Документы сохранили перечень подарков, посланных Михаилом: кречеты, соболи, лисицы, моржовая кость, слюда, вино.
  
   Владислав не стал тратить силы на захват небольших городков и сразу подошел к Москве.
  
   Ему на помощь шел с Украины гетман Сагайдачный. Но план польского наступления стал известен в Москве. Это дало возможность умело организовать оборону и наголову разбить польские войска.
  
  

 []

Водяная башня крепости Троице-Сергиева резервы.

  
   Определенная заслуга в этом принадлежала, видимо, лично Михаилу. В память о победе в селе Рубцове была воздвигнута церковь Покрова Богородицы, ставшая любимым местом паломничества царя. В борьбе с поляками духовенство оказало царю большую помощь. Оно призывало верующих бороться с еретиками и хранить верность православному царю.
  
   Вскоре воюющие стороны приступили к мирным переговорам.
   Долгожданный мир был заключен 1 декабря 1618 г. в селе недалеко от Троице-Сергиева монастыря. Это был не "вечный мир", а лишь перемирие на 14 лет и 6 месяцев, поскольку многие проблемы во взаимоотношениях между двумя странами оставались нерешенными (Владислав не отказался от своих притязаний на русский престол, исконно русские территории оставались в руках поляков и т. д.). Но пленные наконец-то смогли вернуться домой. Среди них был отец царя Филарет. 14 июля 1619 г. он прибыл в Москву.
  

 []

Царица Евдокия,

вторая жена царя Михаила Федоровича.

Рисунок. 19 в.

  

Женитьба Михаила

  
   Одной из первых забот патриарха стала женитьба Михаила: пора уже было позаботиться о наследнике престола.
   Еще до приезда Филарета была выбрана царю невеста, М. И. Хлопова. Ее поселили в царском дворце "для обиранья его государской радости", дали новое имя, Анастасия, в честь жены Ивана Грозного. Родственники ее были включены в число придворных. Однако вскоре у невесты обнаружилась странная болезнь, проявляющаяся в частой рвоте.
  
   Окольничие Борис и Михаил Салтыковы сказали Михаилу, что эта болезнь очень опасна и препятствует деторождению. Царь не стал решать дело сам, созвал собор, и тот постановил лишить Хлопову звания царской невесты и сослать ее в Нижний Новгород.
  
   Когда приехал Филарет, на семейном совете было решено поискать невесту для Михаила в иностранных правящих домах. Была предпринята попытка просить руку племянницы датского короля, но так как он в то время болел, вопрос остался открытым. Потом пытались высватать сестру бранденбургского курфюста, но в этом случае препятствием стали разные вероисповедания.
  
   В 1623 г. Было решено пересмотреть дело Хлоповой. Выяснилось, что она живет в Нижнем Новгороде в полном здравии, а вся история с ее неизлечимой болезнью выдумана Салтыковыми. Они специально оговорили девушку, поскольку питали неприязненные отношения к ее родственникам. С Хлоповыми Михаил был знаком еще по ссылке в селе Клин, где один из них был приставом. После выяснения обстоятельств этого дела Салтыковы были высланы из Москвы. Однако на Хлоповой царь все же не женился, этому воспротивилась мать, видимо, обидевшаяся за своих племянников Салтыковых.
  

 []

Подпись царя

Михаила Федоровича

  
   В 1624 г. Невестой царя была объявлена М. В. Долгорукая. В сентябре состоялась свадьба. Однако вскоре молодая жена заболела и, промучившись три месяца, умерла. Современники полагают, что и она стала жертвой недругов.
  
   Только через год Михаил решил вновь вступить в брак.
   Выборы царской невесты проходили по обычаю: во дворец на смотрины привезли 60 наиболее знатных девиц. При каждой была прислужница из менее знатного рода. В полночь царь вместе с матерью обошел спальни девушек. И оказалось так, что Михаилу приглянулась одна из прислужниц - Евдокия Стрешнева. Ее отец был можайским дворянином. Мать удивилась выбору и пыталась отговорить сына, так как такой выбор мог оскорбить знать. Но царь остался непреклонен.
  

 []

Князь

Д. М. Пожарский. Портрет. 17 в

  
  
   Бракосочетание состоялось 5 февраля 1626 года. Главным распорядителем на свадьбе был дядя царя И. Романов, дружками - Д. Черкасский и Д. Пожарский.
   На другой день во дворец прибыли с подарками бояре, думные дворяне, гости и торговые люди. Но, вопреки обычаю, царь не принял подарков. Лучшим свадебным подарком стала риза Господня, присланная из Персии от шаха. У христиан она считалась величайшей святыней. Казалось бы, такое сокровище следовало беречь "пуще ока", но царь и патриарх распорядились носить ее "по болящим" для исцеления. Во избежание потери, часть хитона положили в золотой ларец, который поставили в Благовещенском соборе.
   Итак, только через 13 лет после вступления на престол Михаил обзавелся семьей. Столь поздняя женитьба, возможно, была связана с тем, что лишь после стабилизации обстановки в стране царь начал думать о наследнике. Именно этим объясняется требование Михаила ко всем людям подписаться под крестоцеловальной записью не только ему, но и его жене Евдокии Лукьяновне и их будущим детям. Главное требование этой присяги - не искать других претендентов на русский трон ни в каких землях и биться со всеми недругами Михаила.
   Через год у Михаила появляется первенец - дочь Ирина, еще через год - Пелагея, которая вскоре умирает, в марте 1629 г. Родился долгожданный наследник Алексей. Один за другим появились на свет еще пять дочерей и два сына, правда, не все они дожили даже до отрочества. Особенно тяжело пережили родители смерть в один год сыновей Ивана и Василия.
  
  

Налаживание системы управления

  
   После ликвидации военной угрозы извне правительство Михаила начало заново "строить царство".
   Прежде всего, нужно было наладить управление государством. Происходит рост числа приказов и упорядочение их функций.
   По росписи 1639 г. числилось 14 приказов, занимающихся как общегосударственными делами (Челобитный, Судный, Пушкарский и т. д.), так и определенными территориями (Казанский дворец, Большой дворец и т. д.), а также делами сословий - Холопий, Стрелецкий и т. д. Новым был аптекарский приказ, ведавший лекарями.
  

 []

На крестце в Китай-городе.

Художник А. М. Васнецов.

1902 г.

Отправление молодых людей за границу для изучения врачебной науки

   Примечательно, что по инициативе начали уже тогда отправлять молодых людей за рубеж для изучения медицины.
   Его возглавлял Ф. И. Шереметев, наиболее влиятельный человек в государстве. Этот приказ занимался здоровьем государя и его семьи.
   Придворными лекарями были англичанин Дий и голландец Бильс, присланные в Москву из дружественных держав "для сохранения царева здравия". Видимо, в молодости Михаил был вполне здоров, так как увлекался охотой на лосей и медведей, часто пешком ходил на богомолье в отдаленные монастыри. В зрелом же возрасте он страдал от болезни ног так, что едва мог сам сесть в карету.
   Царь отличался благочестием.
   Даже в очень тяжелое для страны время сразу после вступления на престол он прежде всего заботился о духовных делах. Узнав от священников о чудесах иконы Казанской Богоматери, он повелел установить новый церковный праздник: первое празднество и "ход со кресты" 8 июля, когда явилась эта икона; второе 22 октября, "како очистися Московское государство".
  
  

 []

Герб Российского государства из

"Титулярника".

17 в.

Введение печати с двуглавым орлом

  
   Об укреплении царской власти при Михаиле свидетельствует новая государственная печать.
   В ней к титулу царя было добавлено слово "самодержец", а над головами двуглавого орла появились короны. Отличительной чертой правления Михаила было то, что он не придерживался жестких мер и раз навсегда заведенного порядка. Хотя для управления городами и был введен институт воевод, по просьбе горожан их могли заменить выборными губными старостами. Сохранились такого рода просьбы горожан и ответы на них царя.
  
   Важным мероприятием было упорядочение взимания податей. Единицей обложения стали количество земли и особые заведения (мельницы, торговые лавки, пекарни и т. д.). Для точного учета были составлены писцовые книги, которые дают историкам огромный материал для изучения хозяйственной жизни страны.
  
  

Закон о казни беременных женщин и наказании фальшивомонетчиков

  
   При Михаиле было принято два закона, смягчающих наказания за уголовные преступления.
   Один касался беременных женщин, приговоренных к смертной казни -- теперь их казнили только после родов, ребенка же отдавали родственникам.
  
   Второй указ касался фальшивомонетчиков. Раньше им заливали горло расплавленным железом. По новому закону их заковывали "в железа" и ставили на щеке клеймо "вор".
  

 []

Атаман сибирских казаков. 17 в.

  

Развитие рудного дела

  
   Особое покровительство оказывалось рудному делу. Царь неоднократно выписывал из-за границы специалистов для поиска полезных ископаемых. В 1618 г. в Сибирь выехал Джон Ватер для сбора сведений о рудах.
   В 1625 г. в Пермь и Сибирь было отправлено уже несколько горных чиновников. Очевидно, их поездка была удачной, так как они получили вознаграждение. Те же специалисты ездили на Кавказ, потом снова в Пермь. Вскоре в местах, где залегали руды, началось строительство заводов: медеплавильных, кирпичных, железорудных и др. Владельцы их получали от правительства льготы, что способствовало развитию промышленности.
  
   Наиболее крупными заводчиками были Строгановы.
   Много было и специалистов-иностранцев, которым царь покровительствовал, давая привилегии. В Москве появились мастера алмазного и золотого дела, часовщики, пушечники, колокольники, каменщики и даже мастера органного дела, действовали кожевенный и стеклоделательный заводы.
  
   Зарубежные специалисты строили на Волге корабли, укрепляли русские крепости.
  

Развитие виноградарства

  
   Царь покровительствовал виноградарству.
   Когда он узнал, что в Астрахани монахам удалось вырастить несколько лоз, то приказал насадить за счет казны виноградники. В 1630 г. в Москву было отправлено уже 50 бочек своего вина. По свидетельствам современников, Михаил имел большую склонность к разведению садов.
   Он тратил много денег на приобретение границей дорогих растений. Гамбургский купец П. Марселиус, долгие годы снабжавший двор товарами, привез для царя махровые розы, которых на Руси раньше не было44. Их посадили в особых висячих садах, где росли яблони, груши, вишни, сливы и даже грецкие орехи и виноград.
  

 []

Тюмень.

Благовещенская церковь. 17 в.

Дальнейшее освоение Сибири

  
   При Михаиле продолжалось освоение Сибири.
  
   В 1618 г. русские люди дошли до Енисея и основали город Красноярск. В Тобольске в 1622 г. была учреждена архиепископия.
  
   Ее возглавил Киприан Старорусенков, прославившийся тем, что, будучи хутынским архимандритом, он всячески ратовал за возвращение Новгорода России, когда тот был под властью Швеции. Плодородные земли Сибири не осваивались, поскольку основную часть русского ее населения составляли служилые казаки. Царь распорядился отправить в Тобольск 500 семейств и 150 девиц в жены казакам и стрельцам: семейные люди были больше заинтересованы в заведении собственного хозяйства.
  

Умиротворение инородцев

  
   Разумную политику проводило правительство в отношении народов, входящих в состав России.
   Михаил поддерживал дружеские отношения с касимовским ханом, часто приглашал его в Москву, где оказывал ему самый теплый прием. В 30-е годы XVII в. даже предполагалось дать ему в жены сестру царя Ирину. Об отношении царя к чувашам, мордве и казанским татарам свидетельствует грамота 1624 г., отправленная в Свияжск. Она предписывала воеводе обращаться с народами Поволжья ласково, корм покупать у них на деньги, "убытков не причинять и на дворе у себя работать не заставлять". О татарских детях издается особый указ, запрещающий крестить их насильно и увозить из родных мест.
  
   Царь заботился и о столице.
   В 1626 г. страшный пожар опустошил Москву, особенно Китай-город. Летописцы отмечали, что в Кремле выгорели все палаты, в приказах - все дела и книги. Пришлось восстанавливать все делопроизводство. В Кремле "не остася ничево, не токмо дворы, но и церкви Божия погореша".
  

 []

Котел для варки смолы каменные ядра и пушки Троице-Сергиева монастыря

  
  
   Царь с семьей в это время находились на богомолье в Троице-Сергиевском монастыре. Он сразу же издал указы, которыми назначались лица, обязанные восстанавливать строения и ехать по городам за копиями документов. Довольно быстро последствия пожара были ликвидированы.
  
  

Поход против Польши

  
   Поскольку заключенный в 1618 г. мирный договор с Польшей оставлял под ее властью исконно русские земли, в том числе и Смоленск, а королевич Владислав не оказывался от притязаний на русский трон, в 1630 г. начались приготовления к новой войне.
   К этому времени финансовое положение государства улучшилось, и войско было решено набрать за границей. С этой целью было взято на службу несколько иностранных офицеров. Они должны были набрать солдат в европейских странах (кроме французов и католиков). Для получения средств, необходимых, чтобы закупить оружие, со всех слоев населения собрали "пятую деньгу", часть денег взяли у монастырей и в качестве пожертвований у богатых людей.
   Между тем в 1632 г. умер Сигизмунд III, и в Польше начался период бескоролевья. Это было самое удобное время для начала военных действий. 9 августа Михаил рассылает грамоты "о винах" поляков и отправляет стотысячное войско в поход. Сам царь не имел склонности к ратному делу, был "кротким, крови не желательным". Во главе армии был поставлен опытный, но уже старый полководец М. Б. Шеин.
   Начались военные действия удачно. Были взяты многие небольшие городки и осажден Смоленск. Тем временем в Польше избрали нового короля -- Владислава. Он был молод, горяч и сам встал во главе войска, отправившегося на помощь Смоленску. Храбрость и решительность короля дали ему большие преимущества в сражениях с вялым и медлительным Шеиным. Вскоре русская армия, значительно превосходящая по численности польскую, оказалась в окружении. Шеин был вынужден заключить перемирие, по которому отдавал полякам все оружие и провиант.
  
   Многие современники подозревали, что Шеин стал изменником и умышленно затянул осаду Смоленска, дав возможность полякам собраться с силами (свидетельства Олеария, автора летописи о многих мятежах и др.). Такого же мнения придерживалось и правительство. Шеина и его помощников Измайлова с сыном приговорили к смертной казни. Другие военачальники были биты кнутом и посланы в Сибирь.
   Окрыленный успехом Владислав предпринял попытку захватить ряд русских городов, но под Белой потерпел поражение и был ранен. Это подтолкнуло обе стороны к заключению "вечного мира". По его условиям Россия теряла Смоленск и Чернигов. Владислав же окончательно отказывался от притязаний на русский престол, что являлось определенной победой Михаила.
  

 []

Круглая батарейка XVII в

  

Взятие казаками Азова

  
   Последующие годы правления Михаила были мирными и вполне благополучными. Пожалуй только два события заслуживают внимания. Первое из них - взятие Азова казаками.
   Крепость Азов, принадлежавшая Турции, занимала важное стратегическое положение, поскольку закрывала от русских Черное море.
   Летом 1637 г. Михаил узнал, что казаки без его ведома захватили Азов. Реакция его на это известие была неоднозначна. С одной стороны, султан поддерживал с Россией дружественные отношения, с другой - владеть Азовом было заманчиво. Поэтому царь решил собрать Земский собор и поставить перед ним этот сложный вопрос. Собравшийся в 1641 г. собор изъявил готовность поддержать любое решение царя.
  
   Михаил же был настроен вернуть Азов туркам, поскольку страна не была готова к новой войне. В то же время царь приказал послать казакам денег, провиант и оружие, а также укрепить южные границы, так как возможно было осложнение отношений с Крымом, вассалом Турции.
   После сдачи Азова дружественные отношения с Турцией были восстановлены.
  

 []

"Большой наряд"(царская шапка, скипетр, держава)

царя Михаила Федоровича. 1627-1628 гг.

  

Смерть

  
   В апреле 1645 г. он заболел какой-то желудочной болезнью. Лечение не дало результата. Доктора поставили диагноз: "желудок, печень и селезенка бессильны от многого сидения, холодных напитков и меланхолии". На всенощной по случаю дня св. Михаила, в именины царя 12 июля 1645 г. с ним случился припадок, и его отнесли во дворец. Поскольку болезнь усиливалась, Михаил приказал позвать жену и сына Алексея, а также патриарха. Царь простился с женой, благословил сына на царство, поговорил с боярами и патриархом и скончался "яко неким сладким сном усне".
  
   Пискаревский летописец отмечает: "Лета 7153 (1645) году месяца июля в 12 день с суботы на неделю в 4-м часу ночи преставился Михаил Федорович. На царстве сидел 32 год и всего лет 50... А как не стало, все поцеловали крест сыну Алексею Михалычу и ево матери государыне царице".
  
   Россия за годы управления первого царя из дома Романовых возродилась из руин, обрела силу и мощь, покончив с последствиями Смуты. Правительство Михаила смогло не только вывести страну из кризиса, но и укрепить ее, создав условия для дальнейшего более быстрого развития.

 []

Кремль и Китай-город в Москве. Деталь

Сигизмундова плана. 1610 г

  

Поучительные примеры

Н.И. Костомаров

   Мало в истории найдется примеров, когда бы новый государь вступил на престол при таких крайне печальных обстоятельствах, при каких избран был шестнадцатилетний Михаил Федорович. С двумя государствами: Польшей и Швецией, не окончена была война. Оба эти государства владели окраинами Московской державы и выставляли двух претендентов на московский престол-двух соперников новоизбранному царю. Третьего соперника ему провозглашала казацкая вольница в Астрахани в особе малолетнего сына Марины, и Заруцкий во имя его затевал двинуть турок и татар на окончательное разорение Московского государства.
   *
   Дворяне и дети боярские начали подавать письменно извещения, что они хотят царем Михаила Романова; за ними выборные люди от городов и волостей, а также и казаки стали за Романова. В народном воспоминании свежи были страдания семейства Романовых при Борисе, заточение Федора (Филарета) и его супруги. Народ в последнее время слишком много перенес бедствий, и потому естественно его сочувствие обращалось к такому роду, который заодно с народом много пострадал. Последний подвиг Филарета, его твердое поведение в деле посольства, его пленение, беззаконно совершенное врагами, все давало ему в народном воображении значение мученика за веру и за русскую землю. Наконец, в народе сохранились более давние предания о царице Анастасии, жившей в лучшее для русского народа время, о Никите Романовиче, о котором говорили и даже пели в песнях, что он по своему благодушию заступался за жертвы Иванова сумасбродства. Все это вместе располагало русских избрать Михаила Романова.
   *
   В неделю православия собрали всех выборных на Красную площадь. Кроме них было множество народа обоего пола. Рязанский архиепископ Феодорит, новоспасский архимандрит Иосиф, келарь Аврамий и боярин Василий Морозов взошли на лобное место, чтобы спросить у выборных людей решительного приговора об избрании царя. Прежде чем они начали свою речь к народу, все многочисленное сборище в один голос закричало: "Михаил Феодорович Романов будет царь-государь Московскому государству и всей русской державе". Тотчас в Успенском соборе пропели молебен с колокольным звоном, провозгласили многолетие новонареченному царю, а потом произнесена была царю присяга, начиная от бояр до казаков и стрельцов. Во все города были посланы известительные грамоты; в Кострому отправилось от всего земского собора посольство к Михаилу Федоровичу с приглашением на царство.
   Посольство это, прибывши в Кострому, явилось 13 марта в Ипатьевский монастырь, где жил шестнадцатилетний Михаил с матерью. Мать и сын удалились туда после освобождения из кремлевской осады. На другой день, 14 марта, собрали толпу народа; духовенство несло чудотворную икону Федоровской Богоматери. Инокиня Марфа с сыном встретила их за воротами. После молебна в соборной церкви посольство вручило им грамоту земского собора, извещавшую об избрании Михаила на царство, и просило ехать в царствующий град.
   *
   На это последовал отказ. Михаил и его мать вспоминали измену Годуновым, службу Тушинскому вору, насильное пострижение Шуйского. "Московские люди измалодушествовались, - говорили они, - а государство от польских и литовских людей и от непостоянства русских разорено до конца. Царская казна расхищена. Дворцовые села и черные волости розданы в поместья. Служилые люди бедны, - чем их жаловать? Как стоять против недругов?" - "Мне, - сказала Марфа, - нельзя благословить своего сына на царство: отец его Филарет в плену. Сведает король, что сын его на царстве: велит над отцом какое-нибудь зло сделать!"
   Послы объясняли им, что прежние государи не так получали престол, как теперь получает Михаил; Борис сел на государстве по своему хотению, убив Димитрия; расстрига принял месть по своим делам; Василия выбрали на государство немногие люди; а Михаила выбирают не по его желанию, а единомышленно, всею землею, по соизволению Божию, и если он откажется, то Бог взыщет на нем конечное разорение государства.
   Тогда мать благословила сына; Михаил согласился и принял из рук Феодорита царский посох, как знак власти.
   *

 []

Сабля князя

Д. М. Пожарского

  
   Мучительства Ивана Грозного, коварное правление Бориса, наконец, смуты и полное расстройство всех государственных связей выработали поколение жалкое, мелкое, поколение тупых и узких людей, которые мало способны были стать выше повседневных интересов. При новом шестнадцатилетнем царе не явилось ни Сильвестра, ни Адашева прежних времен. Сам Михаил был от природы доброго, но, кажется, меланхолического нрава, не одарен блестящими способностями, но не лишен ума; зато не получил никакого воспитания и, как говорят, вступивши на престол, едва умел читать.
   *
   В высшей степени знаменательно суждение одного голландца о тогдашнем состоянии России: "Царь их подобен солнцу, которого часть покрыта облаками, так что земля московская не может получить ни теплоты, ни света... Все приближенные царя-несведущие юноши; ловкие и деловые приказные-алчные волки; все без различия грабят и разоряют народ. Никто не доводит правды до царя; к царю нет доступа без больших издержек: прошения нельзя подать в приказ без огромных денег, и тогда еще неизвестно, чем кончится дело: будет ли оно задержано или пущено в ход".
   *
   Первою заботою нового правительства был сбор казны. Это было естественно, потому что как только новый царь вступил на престол, так к нему обратились всяких чинов служилые люди, представляли, что они проливали кровь свою за Московское государство, терпели всякую нужду и страдания, а между тем их поместья и вотчины запустели, разорены, не дают никаких доходов; недостает им ни платья, ни вооружения. Они просили денег, хлеба, соли. сукон и без обиняков прибавляли, что если им царского денежного и хлебного жалованья не будет, то они от бедности станут грабить, воровать, разбивать проезжих по дорогам, убивать людей, и не будет никакой возможности их унять. Царь и собор разослали повсюду грамоты, приказывали собирать скорее и точнее подати и всякие доходы, следуемые в казну, сверх того умоляли всех людей в городах, монастырях давать в казну взаймы все, кто что может дать: денег, хлеба, сукон и всяких запасов. Приводилось в худой пример то, что московские гости и торговые люди в прошлые годы пожалели дать ратным людям денег на жалованье и через то потерпели страшное разорение от поляков. Такие грамоты посылались преимущественно в северовосточный край, менее других пострадавший, и в особенности к богатым Строгоновым, оказавшим важное пособие Пожарскому и Минину.
   *
   То, что поступало в казну, оказывалось недостаточным. А между тем нужно было много чрезвычайных усилий для поддержания порядка и ограждения государства, части которого с трудом подчинялись единству власти. В Казани некто Никанор Шульгин затевал, при помощи казаков, возмутить поволжский край; ему это не удалось; казанцы остались верны Михаилу; Шульгин был схвачен и сослан в Сибирь, где и умер. Но понадобилось несколько лет, чтобы расправиться с Заруцким и с буйными казацкими шайками, бродившими по России.
   *

 []

Печать князя Д. М. Пожарского

  
   В 1614 году правительство снова просило денег и должно было бороться со всякого рода сопротивлением. Дворяне и дети боярские бегали со службы; их принуждены были ловить и в наказание отбирать треть имущества на государя.
   *
   Для прекращения бед в сентябре 1614-го земский собор постановил послать к ворам духовных, бояр и всякого чина людей уговаривать их прекратить свои бесчинства и идти на царскую службу против шведов. Всем объявлялось прощение. Обещали давать им на службе жалованье, а крепостным людям, которые отстанут от воровства, обещана была свобода. Часть воров поддалась увещаниям и отправилась к Тихвину на царскую службу против шведов; другие упорствовали и пошли вниз по Волге, но были наголову разбиты в Балахонском уезде боярином Лыковым; третьи, с которыми был сам Баловень, двинулись к Москве, в огромном количестве, под видом, как будто идут просить прощения у государя, но на самом деле оказалось, что у них были коварные намерения. Их отогнали от Симонова монастыря, преследовали и окончательно разбили на реке Луже. Более 3000 пленных приведено было в Москву.
   *
   Правительство, не в силах будучи сладить с поборами, созвало в 1616 году земский собор. Приказано было выбрать лучших уездных посадских и волостных людей для _великого государева земского дела на совет_. Этот собор постановил всемирный приговор: собрать со всех торговых людей пятую деньгу с имущества, непременно деньгами, а не товарами, а с уездов по 120 рублей с сохи. Со Строго-новых, по расчету, приходилось взять 16000 рублей, но, кроме того, собор наложил на них еще 40000. Не пожалейте своих животов, - писал к Строгоновым царь, - хоть и себя приведете в скудость. Рассудите сами: если от польских и литовских людей будет конечное разорение Российскому государству, нашей истинной вере, то в те поры и у вас, и у всех православных христиан, животов и домов совсем не будет".
   *
   Голландские посланники в своих донесениях оставили любопытные черты тогдашнего бедственного состояния России. Край был сильно обезлюден. Иностранцы должны были ехать зимой по пустыне, где встречались разоренные деревни; в избах валялись непогребенные мертвые тела. Волки и другие хищные звери бродили стаями. В лесах скрывались казаки и шиши. Они вели партизанскую войну со шведами и убивали всякого шведского воина, которого случалось им схватить на дороге, если он был отправлен с каким-нибудь поручением от своего начальства.
   *
   Молодой царь находился в покорности инокини матери, которая жила в Вознесенском монастыре, имела свой двор и была окружена монахинями: самой приближенной из них к царской матери была мать Салтыковых, старица Евникия, Царь не смел ничего начинать без благословения матери, а главная сила ее состояла в том, что царь приближал к себе и слушал совета тех людей, которым она благоприятствовала. Вместе с матерью Михаил часто совершал благочестивые богомолья к Троице, к Николе на Угреше и в разные святые места, как в самой Москве, так и в ее окрестностях. Жизнь царя была опутана множеством обрядов, носивших на себе более или менее церковный или монашеский характер. Это приходилось по нраву Михаила, который вообще был тих, незлобив и сосредоточен.
   *
   В 1616 году, когда ему наступил двадцатый год, решено было женить его. Созвали по давнему обычаю толпу девиц-дочерей дворян и детей боярских; Михаилу приглянулась более всех Марья, дочь дворянина Ивана Хлопова. Немедленно выбранная невеста была взята "на верх" (во дворец, собственно в теремные хоромы цариц) и велено было ей оказывать почести как царице, дворовые люди ей крест целовали, и во всем Московском государстве велено поминать ее имя на ектениях. Ее нарекли Анастасией. Отец и дядя нареченной, невесты были призваны во дворец, государь лично объявил им свою милость. Таким образом род Хлоповых, совершенно незначительный до того времени, вдруг возвысился и стал в приближении у царя. Это возбудило во многих зависть, как и прежде всегда бывало в подобных случаях. Более всех не взлюбили Хлоповых могущественные Салтыковы, опасавшиеся, чтобы Хлопо-вы не вошли в доверие царя и не оттеснили их самих на задний план.
   *
   Между тем Салтыков донес царю, будто врач Балсырь сказал ему, что Марья неизлечима, что в Угличе была женщина, страдавшая такою же болезнью и, проболевши год, умерла. Царь не знал, что ему делать. Мать настаивала удалить Хлопову. Просто сослать ее с "верху" казалось зазорно, так как она уже во всем государстве признана царской невестой. Созван был собор из бояр для обсуждения дела. Напрасно Гаврило Хлопов на этом соборе бил челом не отсылать царской невесты с "верху", уверял, что болезнь ее произошла от сладких ядей и теперь уже почти проходит, что Марья скоро будет здорова. Бояре знали, что царская мать не любит Хлопову и желает ее удалить; в угоду ей произнесли они приговор, что Хлопова "к царской радости непрочна", т, е. что свадьбы не должно быть.
   *

 []

Колесцовый замок мушкета XVI в

  
   Сообразно этому приговору, царскую невесту свели с "верху". Это было в то время, когда во дворце происходили суетливые приготовления к ее свадьбе. Хлопову поместили у ее бабки на подворье, а через десять дней сослали в Тобольск с бабкой, теткой и двумя дядями Желябужскими, разлучив с отцом и матерью. Каково было в Тобольске изгнанникам-можно догадываться из того, что в 1619 году, уже как бы в виде милости, они были переведены в Верхотурье, где должны были жить в нарочно построенном для них дворе и никуда не отлучаться с места жительства, а царская невеста, испытавшая в короткое время своего благополучия роскошь двора, получала теперь на свое скудное содержание по 10 денег на день. Этот варварский поступок не был делом царя Михаила Федоровича. Царь, по-видимому, чувствовал привязанность к своей невесте и грустил о ней, но не смел ослушаться матери. Тем не менее он не соглашался жениться ни на какой другой невесте. Это событие показывает, что в то время молодой царь был совершенно безвластен и всем управляли временщики, угождавшие его матери, которая, как видно, была женщина хотя богомольная, но злая и своенравная.
   *
   Между тем правительство принуждено было усиленными мерами собирать особые тяжелые налоги с разоренного народа. То были запросные деньги, наложенные временно, по случаю опасности, которые должны были платить все по своим имуществам и промыслам, и, кроме того, разные хлебные поборы для содержания служилых людей; наконец, народ должен был нести и посошную службу в войске. Правительство приказывало не давать народу никаких отсрочек и править нещадно деньги и запасы. Воеводы, исполняя такие строгие повеления, собирали посадских и волостных людей, били их на правеже с утра до вечера; ночью голодных и избитых держали в тюрьмах, а утром снова выводили на правеж и очень многих забивали до смерти. Жители разбегались, умирали от голода и холода в лесах или попадали в руки неприятелям и разбойникам.
   *
   Монастыри же, как и прежде, пользовались своими привилегиями и если не вовсе освобождались от содействия общему делу защиты отечества, то гораздо в меньшем размере участвовали в этом деле; некоторые из них тогда же получали новые льготные грамоты.
   *
   Служилые люди неохотно шли на войну; одни не являлись вовсе, другие бегали из полков: в новгородской земле служилые люди в то время имели повод особенно быть недовольными, потому что правительство отбирало у них поместья, розданные при шведском владычестве из дворцовых и черных земель.
   *
   "Видите ли, - писал Владислав, - какое разорение и стеснение делается Московскому государству, не от нас, а от советников Михайловых, от их упрямства, жадности и корыстолюбия, о чем мы сердечно жалеем: от нас, государя вашего, ничего вам не будет, кроме милости, жалования и призрения". Избранный народной волей царь противопоставил этому покушению своего соперника голос народной воли. 9 сентября 1618 года собран был земский собор всех чинов людей Московского государства, и все чины единогласно объявили, что они будут стоять за православную веру и своего государя, сидеть с ним в осаде "безо всякого сомнения, не щадя своих голов будут биться против недруга его, королевича Владислава, и идущих с ним польских и литовских людей и черкас". Грамоты Владислава прельстили немногих из русских людей. Как ни тяжело было русскому народу от тогдашнего своего правительства, но он слишком знал поляков, познакомившись с ними в смутное время. Дружба с ними была невозможна. Дело Владислава было окончательно проиграно. ... В конце концов поляки должны были отказаться от мысли посадить на московском престоле Владислава, 1-го декабря 1618 года подписано было деулинское перемирие на 14 лет и 6 месяцев. Правда, Московское государство много потеряло от этого перемирия, но выигрывало нравственно, отстоявши свою независимость.
   *
   В июне 1619 года прибыл Филарет, отец государя, и был посвящен в патриархи. Дела пошли несколько иначе, хотя система управления осталась одна и та же. Стала заметной более сильная рука, управлявшая делами государства. Господствующим стремлением было возвратить государство в прежний строй, какой оно имело до смутного времени, и, несмотря на стремления назад, новые условия жизни вызывали новые порядки. Наступило невиданное еще в истории Московского государства явление. Главой духовенства сделался отец главы государства. Отсюда на время патриаршества Филарета возникло двоевластие. Царь сам заявлял, что его отцу, патриарху, должна быть оказываема одинаковая честь, как и царю. Все грамоты писались от имени царя и патриарха.
   *

 []

Кремневый замок мушкета XVII в.

  
   Одною из важнейших мер была посылка писцов и дозорщиков для приведения в известность состояния всего государства, но эта мера не достигала полного успеха по причине нравственного зла, таившегося в московских людях. Писцам и дозорщикам, за крестным целованием, вменялось в обязанность поступать по правде, делать опись государства так, чтобы сильные и богатые с себя не сбавляли государственных тягостей, а на мелких и убогих людей не накладывали лишних; но писцы и дозорщики, работая полтора-два года, писали "воровством", не по правде, с сильных сбавляли, а на убогих накладывали, потому что с сильных и богатых брали взятки. Правительство приказало их посадить в особую избу для исправления своих писцовых книг под надзором окольничих и дьяков. Но и эта мера, как показывают последствия, не достигла своей цели: жалобы на неправильность распределения податей и повинностей долго и после того не прекращались.
   *
   Обогащение казны составляло главную заботу московского правительства. ... Кабаки развелись повсюду; правительство постоянно приказывало стараться, чтоб люди побольше пили и доставляли казне выгоды. Очень многим лицам давались привилегии приготовлять для себя, но никак не на продажу, напитки пред большими праздниками или по поводу разных семейных торжеств. Эти дозволения служили поводом к беспорядкам, потому что подавали возможность тайно продавать вино или же обвинять в тайной продаже. ... Пьянство, покровительствуемое правительством, как источник доходов, способствовало шатанию с места на место, умножению преступлений и вредно действовало на народное хозяйство. Как только случалась засуха, так народ, пропивавший все, что у него оставалось за ежедневными потребностями, не думавший заранее подготовить себе запасы, терпел голод.
   *
   За продажу запрещенных товаров (напр. соли, отправленной за границу, или за провоз в Сибирь оружия, железных изделий и вина) брали заповедные деньги Самые повседневные занятия облагались различными мелкими поборами, напр. за водопой скотины и за мытье белья на реке бралось пролубное, и для такого сбора из жителей выбирались особые целовальники, которые клали собираемые деньги в ящик за казенной печатью. Выбор целовальников к разным казенным сборам и работам, отправляемым с тягла, в значительной степени отягощал народ; казенная служба отвлекала выбранных от собственных занятий, а общество должно было платить за них подати.
   *
   При расстроенном состоянии Московского государства, Сибирь была тогда важным источником поправления финансов. Сибирские меха выручали царскую казну в то время, когда невозможно было много собирать налогов с разоренных жителей внутренних областей. Государь отделывался соболями повсюду, где только нужно было платить и дарить. Правительство старалось преимущественно захватить в свои руки меха перед частными торговцами, и хотя последним дозволялось ездить в Сибирь для покупки мехов, но они были стесняемы разными распоряжениями, отнимавшими у них время и предававшими их произволу воевод.
   *
   В сентябре 1624 года царь, по назначению матери, женился на дочери князя Владимира Тимофеевича Долгорукова Марии, против собственного желания. 19 сентября было совершено бракосочетание, а на другой день молодая царица оказалась больной. Говорили, что ее испортили лихие люди. Неизвестно, кто были лихие люди и действительно ли царица была жертвой тайного злодеяния; только через три месяца с небольшим, 6 января 1625 года, она скончалась.
   *
   29 января 1626 года царь вступил во второй брак с дочерью незнатного дворянина Евдокией Лукьянов-ной Стрешневой, будущей матерью царя Алексея. Замечательно, что ее ввели в царский дворец и нарекли царицей только за три дня до брака, как бы в предупреждение придворных козней, уже погубивших двух царских невест.
   *
   Между тем сознавалась потребность водворения правильного обученного войска на иностранный образец, и так как из русских людей такого войска нельзя было составить в скором времени, то поневоле решено было пригласить иностранцев. Узнавши об этом желании, начали являться в Россию разные иноземцы с предложениями нанимать за границей ратных людей. Правительство дало поручение такого рода полковнику Лесли и подполковнику Фандаму, служившему некогда французскому королю; правительство приказало им нанять за границей полк ратных людей всяких наций, но только не католиков, с платой вперед на 4 месяца и с правом, по желанию, удалиться в отечество, оставивши, однако, в России свое оружие; раненым обещана была награда. Лесли и Фандам, кроме наема людей, имели также поручение купить за границей 10000 мушкетов с фитилями, для вооружения иноземных солдат... Правительство так дорожило наемными иноземными воинами, что, заслышав о прибытии Лесли с ратными людьми, выслало им навстречу воеводу Стрешнева с приказом продовольствовать их харчевникам на пути пивом и съестными припасами; велело выбрать особых целовальников для наблюдения, чтобы харчевники не брали с них лишнего.
   *
   По свидетельству Олеария, в то время в Москве жило много иноземцев и в том числе 1000 протестантских семейств. Они сначала невозбранно селились в Москве, повсюду ставили на своих дворах молитвенные дома (кирки), закупали у русских дворовые места по хорошей цене; но против этого вооружились священники в тех видах, что сближение русских с немцами вредно действует на религиозность русских. По таким соображениям было запрещено немцам покупать и брать в заклад дворы и велено сломать кирки, которые немцы завели близ русских церквей. Вместо этого в Москве отведено им было особое место под кирку.
   *
   Около царя были иноземцы, доктора, аптекари, окулист, алхимист, лекари, переводчики, часовых и органных дел мастера-все под ведомством аптекарского приказа. Им давалось жалованье деньгами или мехами; кроме того, они получали известное количество пива, вина, меду, овса и сена. Лекарей посылали иногда для лечения ратных людей.
   *
   Царь Михаил Федорович сознавал пользу науки, как видно из его желания пригласить на службу Адама Олеария, о котором царю "известно учинилось, что он гораздо научен и извычен астрономии, и географус, и небесного круга, и землемерию, и иным многим надобным мастерствам и мудростям, а нам, великому государю, такой мастер и годен". Михаил Федорович вообще интересовался географией и велел сделать дополнение и объяснение к карте Московского государства, составленной по приказанию Бориса Годунова, известной под названием: "Большой чертеж русской земли"
   *
   Иноземные солдаты с этих пор составляли уже неизменную принадлежность русского войска: они вели себя дурно и делали разные насильства жителям. Правительство хлопотало о приезде в Россию иноземных, как служилых, так и торговых людей. Русские купцы с неохотой смотрели на такой наплыв торговавших иноземцев. Еще в 1632 г. псковичи просили государя, чтобы немцам запретили торговать во Пскове, но их просьбу не уважили. Подобные челобитные поддавались и от других городов: роптали на иноземных купцов, которые ездили по всему государству в силу жалованных грамот, повсюду торговали и при этом вели тайно беспошлинную торговлю такие иноземные купцы, которые и не имели жалованных грамот. Русским торговцам делался подрыв.
   *
  
   Позволяя иноземцам торговать по государству с большими льготами, правительство старалось забирать, по возможности, разные предметы торговли исключительно в свои руки, в ущерб русским торговцам. В 1635 году правительство взяло себе монополию торговли льном и прислало из Москвы гостя скупать во Пскове лен по той цене, какая была указана в Москве. "Тогда, - говорит современный летописец. - было много насилия и грабежа: деньги дают дурные, цены невольные, купля нелюбовная, и во всем скорбь великая, вражда несказанная, ни купить, ни продать никто не смеет мимо гостя, присланного из Москвы". Подобное делалось в 1642 году по производству селитры, присвоенному себе казной. Посланный для этой цели Андрей Ступишин покупал для селитры золу и не додавал за нее денег, да еще, стакнувшись с таможенными откупщиками, задерживал крестьян, привозивших золу, придирался к ним под разными предлогами, сажал в тюрьму и бил на правеже.
   *
   Несколько раз правительство делало особые распоряжения против разбойничьих шаек. В окрестностях Шуи, Суздаля, Костромы свирепствовал атаман Толстой с товарищами: губным старостам приказано было набирать людей с ратным боем и идти против разбойников; Толстой был пойман, но товарищи его еще долго бушевали, и в 1637 году преступников по разбойным делам, содержавшихся в тюрьмах, было так много, что потребовалось особого денежного сбора на их содержание. С этого времени разбойников стали ссылать в Сибирь.
   *
   В видах защиты государства правительство старалось удержать служилых людей в своем звании, чтобы всегда иметь готовую силу. С этою целью в 1640 году запрещено вступать в холопы не только дворянам и детям боярским, находившимся на службе, но и родственникам их, еще не верстанным на службу, и таким образом этому сословию пресечен был путь терять свои права по рождению и поступать в рабское состояние. Убегая от тяжести военной службы, служилые люди женились на крепостных женщинах, но теперь таких ведено было возвращать в служилое сословие и давать им поместья. Так уничтожился древнейший русский обычай, по которому женившийся на рабе сам становился рабом.
   *
  
   1635 год. В этом году был построен Тамбов (Танбов).
   По царскому приказанию велено было набрать служилых людей на житье в этот город из Москвы, а также из некоторых южных городов.
  
   *
  
  
   В январе 1642 года был опять созван собор. Члены его были выбраны из "лучших, середних и молодших" людей всех чинов, "добрых и умных, с кем о том деле говорить можно" 31. Собор собрался в Столовой Избе. Думный дьяк Лихачев изложил дело об Азове, известил, что идет в Москву посол турецкий и нужно дать ему ответ; наконец, задал собору такие вопросы: "Воевать ли с султаном или мириться и отдать Азов? Если воевать, то война протянется не один год: нужны будут деньги и люди не один год. Где их взять?" Эти вопросы были записаны и розданы выборным людям: и они должны были отвечать письменно.
   Духовные отвечали, что ратное дело подлежит рассмотрению царя, бояр и думных людей; их же дело Бога молить, а помогать будут по мере сил, если настанет война.
   Стольники отвечали, что государь волен разрывать мир или не разрывать с турками, но их мысль, чтобы государь велел донцам быть в Азове и дать им в прибавку ратных людей из охочих и вольных людей, а запасы и деньги следует взять там, где царь укажет. Московские дворяне отвечали то же, что и стольники, и советовали только взять охочих людей из украинных городов, так как последним этого рода служба за обычай.
   *
   Наконец последовал ответ людей низшего чина: черных сотен и слобод, сотских и старост от имени всех тяглых людей. И они предоставляли государю судить о военном деле, как ему Бог известит, но описывали свое плачевное положение в таком виде: "Мы, сироты твои, тяглые людишки, по грехам своим оскудели и обнищали от великих пожаров, от пятинных денег, от поставки даточных людей, от подвод, что мы, сироты твои, давали тебе, государю, в смоленскую службу, от поворотных денег, от городового земляного дела, от великих государевых податей и от разных служб в целовальниках, которые мы служим в Москве вместе с гостями, и кроме гостей. Всякий год с нас, сирот твоих, берут в государевы приказы по ста сорока пяти человек в целовальники, да с нас же берут человек семьдесят пять ярыжных, да извозчиков с лошадьми, стоять без съезда беспрестанно на земском дворе для пожарного случая, а мы платим тем целовальникам, ярыжным и извозчикам каждый месяц подможные кормовые деньги. И от великой бедности многие тяглые людишки из сотен и слобод разбрелись розно и покидали свои дворишки".
   Здесь как нельзя резче выразилось различие и противоположность между интересами и взглядами двух половин, на которые в государственном отношении разбивался русский народ - служилых и неслужилых или "государевых холопей" и "государевых сирот", как они титуловались. Первые были за войну и сознавали важность ее для государственных целей; вторые, не высказываясь явно против войны, представили только скудость средств для ее ведения. Но в последних была вся сила народного голоса. Правительству после этого собора не оставалось ничего, как только поспешить помириться с турками.
   *
   смертельная болезнь поразила царя Михаила Федоровича. Еще с конца 1644 года государь по болезни не выходил из своих покоев. В апреле следующего года болезнь его усилилась. Иностранные доктора находили, что недуг, постигший царя, произошел от многого сидения, от холодного питья и меланхолии, "сиречь кручины". По описываемым приметам, царь поражен был водяною. 12 июня 1645 года он скончался.
   Ближайшим к нему лицом пред смертью был боярин Морозов, дядька наследника престола. Благословляя сына на царство, царь поручил своего юного преемника отеческой опеке этого боярина.
   ***

 []

Трон царя Михаила Федоровича

Москва 17 века

Н.М. Костомаров

  
   Москва своею огромностью изумляла иностранцев; впрочем, от них не укрылось, что величина эта была только кажущаяся, по­тому что дворы были очень велики. В XVI веке она была больше, чем в XVII. По свидетельству Герберштейна, в его время Москва заключала в себе 41 500 домов. Посетивший ее при Федоре Иоанновиче Флетчер полагает, что в прежнее время было в ней то же количество домов, но присовокупляет, что она очень потерпела и уменьшилась в объеме после опустошения, нанесенного крым­ским ханом Девлет-Гиреем в 1571 году. Олеарий, посещавший Москву при Михаиле Федоровиче, также говорит, что она была огромнее до этого бедствия и что внешняя ограда имела тогда двадцать пять верст в окружности. По его известию, разорение крымцами было для нее гибельнее, чем разорение во время поля­ков, хотя последнее в то время свежее запечатлевалось в народном воспоминании.
   *

ОДЕЖДА

   Обувь простого народа была -- лапти из древесной коры -- обувь древняя, употребительная во времена язычества. Кроме лаптей из коры, носили башмаки, сплетенные из прутьев лозы; вероятно, эту обувь разумели под названием пленицы; некоторые же носили подошвы из кожи и подвязывали их ремнями, обмотан­ными вокруг ноги. Как крестьяне, так и крестьянки носили эту обувь. Обувь людей с достатком составляли сапоги, башмаки и ичетыги. Все эти виды делались из телячьей кожи, из коровьего опойка, из конской кожи, из юфты, у богатых из персидского и турецкого сафьяна. Сапоги носились до колен и служили вместо штанов для нижней части тела, и для того подкладывались хол­стиною; их снабжали высокими железными подборами и подкова­ми, со множеством гвоздей по всей подошве; у царей и у знатных лиц эти гвозди были серебряные. Чоботы были полусапожки с ост­роконечными загнутыми кверху носками. Башмаки были принад­лежностью не только женщин, но и мужчин; при них носили иче­тыги или ичеготы, иначе ноговицы (ныне еще употребляют кое-где эту старую, заимствованную от татар обувь под именем ичег и но­говиц): это были сафьянные чулки и разделялись на два вида: полные, достигавшие до колен, и полуполные. При сапогах и чо-ботах носили чулки, шерстяные или шелковые, а зимою подбитые мехом. Женская обувь была почти та же, что и у мужчин; башма­ки были с такими высокими подборами, что передняя ступня не касалась земли, если стать на каблуки. При них были шерстяные или шелковые чулки. Посадские жены носили также большие са­поги до колен, но дворянки ходили только в башмаках и чобо-тах. Бедные крестьянки ходили в лаптях, как и мужья их.
   Сапоги, чоботы, башмаки, ичетыги были всегда цветные, ча­ще всего красные и желтые -- иногда зеленые, голубые, лазоре­вые, белые, телесного цвета; они расшивались золотом, особенно в верхних частях на голенищах, с изображениями единорогов, листь­ев, цветов и проч., и унизывались жемчугом; особенно женские башмаки украшались так густо, что не видно было сафьяну. В зажиточных русских домах обувь вообще делалась дома, и для этого держали в дворе знающих холопов.
   Рубахи у простонародья были холщовые, у знатных и богатых шелковые. Русские любили красные рубахи и считали их наряд­ным бельем. Домострой советует обращать особое внимание на мытье красных рубах, как на принадлежность лучшей одежды. Русские мужские рубахи делались широкие и короткие и едва до­стигали до ляжек, опускались сверх исподнего платья и подпоясы­вались низко и слабо узким пояском, называемым опояскою. В холщовых рубахах под мышками делали трехугольные вставки из другого полотна, расшитого пряжею или шелком, или же из цвет­ной тафты. По подолу и по краям рукавов рубахи окаймлялись тесьмами, расшитыми золотом и шелками, шириною пальца в два; у знатных и богатых вышивали также рукава и грудь, и поэтому оставляли рубаху открытою из-под платья. Такие вышитые рубахи назывались пошевными. Но преимущественно обращали внимание на воротник рубахи, который выпускался из-под верхних одежд паль­ца на два и окружал затылок вроде нынешних мундирных ворот­ников. Этот воротник назывался ожерельем. Его делали особо от рубахи и пристегивали к ней, когда было нужно, у богатых зо­лотыми и серебряными золочеными, у бедняков медными пугови­цами, иногда же, вместо пуговок, употреблялись запонки с петля­ми. Такое ожерелье, кроме вышивки золотом и шелками в виде разных узоров, унизывалось жемчугом. Это-то ожерелье собствен­но в старину называлось рубашкою; но в XVII в. называли его со­рочкою, а рубашкою или рубахою одежду, к которой оно при­стегивалось.
   На рубаху и штаны надевались три одежды: одна на другую. Исподняя была домашняя, в которой сидели дома; если нужно бы­ло идти в гости или принимать гостей, то надевалась на нее дру­гая; третья была накидная для выхода. Хотя существует много названий одежд, но все эти названия относятся к какому-нибудь из этих трех видов.
   Исподняя одежда называлась зипун, как у царей, так и у крестьян. Это было платье узкое, короткое, иногда достигавшее до колен, редко до икор, но часто не доходившее даже до колен, вроде камзола. В кроильной книге царского двора длина зипуна означена в один аршин шесть вершков, когда платье, сделанное на то же лицо во весь рост, имело в длину два аршина три вершка. У людей простых и небогатых зипуны делались из крашенины, зимние из сермяги, у людей состоятельных из легкой шелковой материи, например тафты, часто белого цвета, с пуговицами. Иногда рукава к нему приделывались из другой какой-нибудь материи; например, зипун был из белого атласа, а рукава к нему из серебряной объяри; но часто зипуны были совсем без рукавов, вроде нынешних поддевок. Воротники делались узкие и малые, а иногда к зипунам, как и к рубахе, пристегали шитый и разу­крашенный жемчугом и камнями отдельный воротник, называе­мый обнизью. Таких обнизей хранилось много, и их пристегали по мере надобности показаться наряднее или проще. Они были разной величины: большие и малые. Если обнизь употреблялась большая, то к рубахе вовсе не пристегалось ожерелье, а если ма­лая, то из-под нее виднелось ожерелье рубахи. Кроме зипуна, в XVI веке была подобная же комнатная одежда сарафанец, как, кажется, начавший выходить из употребления в XVII столетии; их носили вместо зипуна с обнизьми; они были длинны.
   *
   Русская шапка была четырех родов. Зажиточные люди, следуя восточным обычаям, укоренившимся в России, носили маленькие шапочки, называемые тафьями, прикрывавшие только макушку, расшитые шелками, а у богатых золотом и унизанные жемчугом. Их носили и в комнате, а царь Иван Грозный ходил в ней и в церковь и за это поссорился с митрополитом Филиппом. Другой вид шапки -- остроконечный -- назывался колпаком. Богатые но­сили его из атласа, обыкновенно белого; по его окраине присте-гался околышек, называемый ожерельем, унизанный жемчугом и золотыми пуговками, иногда с драгоценными камнями, Сверх того на передней стороне колпака прикалывали золотую запону. Зимою такой колпак подбивался мехом, который заворачивался наружу широкою полосою. Эти колпаки делались с продольными разреза­ми напереди и сзади до половины; разрезы эти окаймлялись жем­чужными нитями и застегались пуговками. Этой формы шапки носили и бедные мужики, из сукна или из войлока, зимою подбитые овчиною или каким-нибудь недорогим мехом. Тре­тий род шапок был -- четвероугольная низкая шапка с мехо­вым околышком из черной лисицы, соболя или бобра; летом этот околышек пристегался для красоты, а зимою вся шапка.
  

 []

Кубок царя Михаила Федоровича

  

ПИЩА И ПИТЬЕ

  
   Русская кухня вполне была национальная, то есть основыва­лась на обычае, а не на искусстве. Лучшая повариха была та, которая присмотрелась, как готовится у людей. Изменения в кушаньях вводились незаметно. Кушанья были просты и не разно­образны, хотя столы русские и отличались огромным количеством блюд; большая часть этих блюд были похожи одно на другое, с небольшими различиями. Богатые господа составляли себе рос­пись кушаньев на целый год; счет шел по церковным праздникам, по мясоедам и постам; для каждого дня, сообразно с значением его в церковном круге, назначался заранее стол; впрочем, это не стес­няло возможности выбора кушаньев и по охоте, потому что в росписи писалось множество кушаньев, из которых можно было выбирать.
   Обычай свято сохранять посты, наблюдаемый как бедными по­селянами, так и царями, и боярами, разделял русский стол на два отдела: скоромный и постный, а по припасам, из которых го­товились кушанья, они могут быть разделены на пять отделов: мучнистые, молочные, мясные, рыбные и растительные.
   Русские ели хлеб преимущественно ржаной; он был принад­лежностью не только убогих людей, но и богатого стола. Русские даже предпочитали его пшеничному, приписывали ему больше пи­тательности. Название "хлеб" значило собственно ржаной. Иног­да, впрочем, к ржаной муке примешивали ячную, но это не могло быть постоянным правилом, потому что ячменя было мало. Пше­ничная мука употреблялась на просфоры, а в домашнем быту на калачи, которые вообще для простого народа были лакомством в праздничные дни -- от этого и пословица: калачом не заманишь. Лучший сорт калачей пекся из крупитчатой муки в виде колец не в большом размере; другой сорт делался из толченой муки, круглыми булками: эти калачи назывались братскими; был третий род, называемый смесными калачами: их пекли из пшеничной муки пополам с ржаною. Это делалось не только от недостатка, но находили в такой смеси особый вкус: к царскому столу подава­лись такие калачи. Вообще хлебы, как ржаные, так и пшеничные, готовились без соли, и не всегда заботились, чтоб мука была све­жа. Домострой, образец хозяина в XVI веке, советует печь хлебы преимущественно из муки, которая уже подвергается затхлости, и научает давать такую же муку взаймы тому, кто попросит. В XVI и XVII вв. в большом употреблении в народе было то­локно, приготовленное из овсяной муки с водою; в сухом виде оно отпускалось служилым людям для продовольствия наряду с ржаною мукою.
   Из кушаньев, приготовляемых из теста, занимают первое место пироги. По способу печения они были пряженые и подовые. По­довые были всегда из квасного теста, пряженые иногда из квас­ного, иногда из пресного. Мука для них употреблялась пшеничная крупитчатая или толченая, смотря по важности дня, когда они готовились; пеклись также и ржаные пироги.
   *
   Мясные кушанья были вареные или жареные. Вареные подава­лись в штях, ухе, рассоле и под взварами; шти забеливались сметаной во время варения, а не при столе. Обыкновенный при­варок к штям была кочанная и крошеная, свежая и кислая ка­пуста. К штям подавалась гречневая каша. Ухой назывался суп или похлебка. Огромное количество разных пряностей составляли принадлежность русской ухи в разных видах; уха с гвоздикою называлась черною ухою, с перцем белою, а без пряностей го­лою. Рассол был род нынешней солянки: варилось мясо в огуреч­ном рассоле с примесью пряностей. Зваром назывался всякого рода соус. Жареные мясные кушанья были верченые, шестные, печеные, сковородные. Баранина составляла самый обычный вид мясных кушаньев в скоромные дни с весны до поздней осени. Домо­строй научает, как поступать с бараньим мясом: купив целого ба­рана, следовало облупить его и распределить на несколько дней части его мяса; грудинка подавалась на уху или шти; лопатки и почки на жареное; крюки подавались под зваром; ножки начинивались яйцами; рубец кашею; печенку иссекали с луком и, обвернув пе­репонкою, жарили на сковороде; легкое приготовляли со взбол­танным молоком, мукою и яйцами; из головы вынимали мозги и делали из них особую похлебку или соус с пряностями, а из густо сваренной с бараньим мясом ухи, ставя ее на лед, приготовлялся холодный студень.
   *
   Русские не умели хорошо солить рыбу, как не умеют этого делать и теперь: она у них воняла; но простой народ, по замечанию ино­странцев, не только не отворачивался от ней, но еще предпочитал ее свежей. Взяв в руки рыбу, русский подносил ее к. носу и пробо­вал: достаточно ли она воняет, и если в ней вони было мало, то клал и говорил: еще не поспела! При затруднительности путей сообще­ния свежей рыбой могли пользоваться только жившие около рыб­ных мест; в Москву свежая красная рыба доставлялась только для царского стола и для знатных князей и бояр; она привозилась жи­вая и содержалась в прудах, сделанных нарочно в их садах; масса жителей довольствовалась соленою осетриною, приготов­ляемою на астраханских учугах.
   Горячие рыбные кушанья были: шти, уха и рассольное. Рыбная уха делалась из разных рыб, преимущественно чешуйчатых, а так­же из рыбьих потрохов, смешанных вместе с пшеном или с крупа­ми и с большим прибавлением перца, шафрана и корицы. По спосо­бам приготовления в русском столе различалась уха рядовая, крас­ная, черная, опеканная, вялая, сладкая, пластовая; в уху бросали мешечки или толченики, приготовленные из теста с искрошенной рыбой. Шти делались кислые со свежей и с соленой рыбой, иног­да с несколькими сортами рыб вместе, часто с рыбой сухой вроде истертой в порошок муки; при этих горячих кушаньях подавали пироги с рыбными начинками или кашею. Рассольное приготовля­лось обыкновенно из красных рыб: осетрины, белужины и лосо­сины. При горячих кушаньях подавали пирожки с разными рыбны­ми начинками и с кашею.
   *
   В те постные дни, когда считалось грехом употреблять рыбу, пища русских состояла из растительных веществ: ели кислую и ставленную капусту, свеклу с постным маслом и уксусом, пироги с горохом, с начинкою из растительных веществ, гречневую и ов­сяную кашу с постным маслом, луковники, овсяный кисель, леваш-ники, аладьи с медом, караваи с грибами и с пшеном, разного рода грибы вареные и жареные (масленики, грузди, сморчки, рыжики), разные приготовления из гороха: горох битый, горох тертый, горох цеженый, сыр гороховый, то есть твердо сбитый мятый горох с постным маслом, лапшу из гороховой муки, творог из макового мо­лока, хрен, редьку и разные овощные приготовления: взвар из овощей и коливо.
   Вообще ко всяким кушаньям русские любили примешивать пряные приправы, а в особенности лук, чеснок и шафран. От боль­шого употребления чесноку русские, по замечанию иностранцев, носили с собою неприятный запах. Иностранцы сознавались, что не могли есть вонючей русской ухи, в которой иногда, кроме рыбы и воды, был только чеснок. Эти два зелья -- лук и чеснок -- де­лались как бы предметом первой необходимости: таким образом, они давались в числе кормов, которые обязаны были жители да­вать писцам, посылаемым для составления писцовых книг. Перец, горчица и уксус ставились всегда на столе, как необходимость обеда, и каждый гость брал, сколько хотел. При изготовлении кушаньев обыкновенно не употребляли соли, как это делается во многих местах и теперь; но из этого не следует, что русские не любили соленого: это делалось для того, чтобы каждый гость мог брать сколько хотел, и в те времена русские не находили разницы во вкусе того, что посолено во время приготовления ку­шанья, от того, что солили уже на столе. Зато все любили со­леное впрок, и не только употребляли, как уже сказано, мясо и рыбу больше в соленом виде, но и заправляли с солью и уксусом разные овощи и плоды: огурцы, сливы, яблоки, груши, вишни. У домовитых хозяев всегда стояло несколько посудин с такими соленьями, нагнетенных камнями и засеченных в лед. Они подава­лись к жареному мясному и рыбному, а белая соленая капуста была обычным запасом на зиму, как у богатых, так и у бедных.
  
   *

 []

Суздаль. Схематический план основной части города в 17 в.

  
   Напитки, употребляемые русскими в старину, были квас, морс, пиво, мед, водка и виноградные вина. Квас пили все от царя до последнего крестьянина. Повсеместно в посадах можно было встретить и квасоварные заведения, .и квасников, продающих квас в лавках и квасных кабаках. В монастырях квас был обыч­ным питьем братии в будни. Квасы были разного сорта: кроме простого, так называемого житного, приготовляемого из ячменно­го или ржаного солода, были квасы медвяные и ягодные. Мед­вяный приготовлялся из рассыченного в воде меда, процеженного, с примесью калача вместо дрожжей. Этот раствор стоял несколько зависело от сорта и количества меда: для царей, например, соби­рали лучший мед во всем государстве на квас; такого же рода мед­вяные квасы делались в некоторых монастырях, имевших свои пчельники; и оттого медвяный квас в народе носил эпитет мона­стырского. Ягодные квасы делались таким же образом из меда и воды с добавкою ягод, вишен, черемухи, малины и проч.; этого рода квас также можно встретить было чаще всего в монастырях, а у зажиточных людей он служил для угощения людей низшего звания. Пиво делалось из ячменя, овса, ржи и пшеницы; для на­рода оно варилось в казенных пивоварнях при кабаках, а люди зажиточные, имевшие дозволение приготовлять у себя напитки, делали его для домашнего обихода в своих дворах и хранили в ледниках под снегом и льдом. Русское пиво, по замечанию ино­странцев, было вкусно, но мутно. Некоторые хозяева подпаривали его патокою, то есть готовое пиво сцеживали с дрожжей и сливали в другую бочку, потом, взявши этого пива ведро, примешав туда патоки, варили до кипятка, потом простуживали и сливали назад в бочку, а иногда подбавляли туда ягодных смесей. Последнего рода пиво называлось поддельным пивом.
   *
   К разряду прохладительных напитков относился березовый сок, или березовец, добываемый в апреле из берез.
   Русская водка делалась из ржи, пшеницы, ячменя. Водка вообще называлась вином и разделялась на сорты: обыкновенная водка носила название простого вина; лучше этого сорт назывался вино доброе; еще выше -- вино боярское; наконец, еще высший сорт было вино двойное, чрезвычайно крепкое. Некоторые упо­требляли тройную и даже четвертную, то есть четыре раза пере­гонную водку и умирали от нее. Кроме этих водок, делалась водка сладкая, насыщенная патокой: эта водка назначалась единственно для женского пола. Хозяева настаивали водку на всевозможней­ших пряностях и разных душистых травах; настаивали на корице, мяте, горчице, зверобое, бадяге, с амброй, на селитре, с поме­ранцевой и лимонной коркой, с можжевельником и делали наливки на разных ягодах. Русские пили водку не только пред обедом, но и во время обеда, и после обеда, и во всякое время дня.
   *
   У зажиточных хозяев напитки хранились в ледниках или под­валах, которых было иногда несколько при доме. Они делались с разными отделами, в которых ставили бочки, летом во льду. Бочки были беременные или полубеременные. Вместимость тех и других не всегда и не везде была одинакова, вообще же можно положить беременную бочку в тридцать, а полубеременную в пят­надцать ведер. В монастырских подвалах бочки отличались своею огромностию, например в три сажени в длину и в две в ширину; они никогда не сдвигались с своего места, а питье пропускалось в них и добывалось из них через отверстие, проделанное в своде погреба. Напитки наливали из бочки сначала в оловянники или мерники -- большую посуду, потом уже разливали для подачи к столу в меньшие посуды.
   В числе разных напитков при Михаиле Федоровиче появился в России, как редкость и новость, чай. Первый раз чай был при­слан в дар Михаилу Федоровичу от монгольского государя. Во второй половине XVII века знатные лица употребляли его как лекарство и приписывали ему целительную силу, не предвидя, что этот напиток отдаленного народа сделается со временем национальным русским питьем.
  

 []

Подготовка Новгорода к обороне в 1611 г.

ИСТОРИЧЕСКИЕ ПАМЯТКИ

  
  -- ТЕРСКИЕ И ГРЕБЕНСКИЕ КАЗАКИ. Во второй половив XVI ст. партии Донских казаков, вышедшие с Дона на Волгу, поселились на Кавказе по обеим сторонам р. Терека; занявши левый берег назвались Терскими, а выбравшие место за Тереком, по отрогам Кавказских гор,--Гребенскими.
  
  -- Тертуллиан - раннехристианский бо­гослов; родился в 160 г. н.э. и оставил большое количество догматических, апологетических и полемических произ­ведений.
  
  -- ТЕСАК. В середине ХУIII века в русской армии впервые принят на вооружение тесак. Это рубящее и колющее холодное оружие, состоящее из короткого (46-67 см.) широкого (4-5 см) клинка и рукоятки с крестовиной или дужкой. Клинок - прямой или искривленный, обоюдоострый или однолезвенный. Носился в ножнах на плечевом ремне. В русской армии был на вооружении пехоты, артиллерии и саперных частей и подразделений до конца ХIХ века. Тесаки также носили солдаты гвардейских полков, матросы гвардейского экипажа и портупей-юнкера. В некоторых армиях применялись и применяются штыки в виде тесака.
  
  -- Тетрарх - букв. "четверовластиик" (греч.) - то есть правитель чет­вертой части царства, раздробленного победителями. Римляне пользова­лись этим греческим термином для обозначения мелких властителей, недостойных, по их суждению, царского титула.
  
  -- Тетрархия - стстема правления четырех императоров. В принципе римская монархия оставалась единой, но и в предшествующую эпоху императоров были известны случаи разделения власти между двумя (и даже тремя) императо­рами (Марк Аврелий и Луций Вер, Септимий Север и два его сына, Валериан и Галлиен). Диоклетиан пытался устаповить последовательную систему разделения власти сначала между двумя, а потом между четырьмя соправителями.
  
  -- Техника первой мировой войны. Первая мировая война показала невиданное развитие техники как в количественном, так и в качественном отношении. Ни в одной из предшествовавших войн не было выявлено такого военно-техни­ческого размаха и темпов развития военной техники. Развивались старые роды войск, создавались новые. Огневая мощь пехоты за время войны возросла в 2,5--3 раза. Число пулеметов во француз­ской армии возросло в 20 раз, в германской -- в 9, в русской -- в 6 раз. Число артиллерийских орудий легкой артиллерии в армиях главнейших участников войны (Германия, Франция, Англия, Россия и Италия) возросло в 2,3 раза, а тяжелой -- более чем в 6 раз. За­ново были созданы такие роды войск и средства борьбы, как авиа­ция, танки и военная химия. По некоторым подсчетам за время войны названными выше участниками ее было произведено: ору­дий -- 112,7 тыс., пулеметов -- 248,5 тыс., винтовок -- 14,5 млн., сна­рядов-- 526 млн., патронов для винтовок и пулеметов -- 23,5 млрд., самолетов-- 109 тыс., автомоторов -- 152,2 тыс., танков -- 8118.
  
  -- Тибр, река: победа консула Марция Рутила над этрусками, 356 до Р.Х.; поражение римлянами умбров, 308 до Р.Х.; поражение римлянами этр.-галльской армии, 283 до Р.Х.
  
  -- Тиглат (Tiglat) - имя ассирийцев, от названия реки Тигр ("Тиглат" по-ассирийски), также входило как составная часть в имена ассирийских царей, например, Тиглатпаласар.
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  

Оценка: 5.32*4  Ваша оценка:

По всем вопросам, связанным с использованием представленных на ArtOfWar материалов, обращайтесь напрямую к авторам произведений или к редактору сайта по email artofwar.ru@mail.ru
(с) ArtOfWar, 1998-2015