ArtOfWar. Творчество ветеранов последних войн. Сайт имени Владимира Григорьева

Каменев Анатолий Иванович
Честное имя, просчет Аракчеева и его Завещание

[Регистрация] [Найти] [Обсуждения] [Новинки] [English] [Помощь] [Построения] [Окопка.ru]
 Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Ключевые слова и работа над ошибками: ЧЕСТНОЕ ИМЯ (Честь + Имя + Постоянство + Любовница): Мы долго жили чужим умом и платили за это дорогими процентами - нашей честью, нашей духовной независимостью. Местничество в России. Честь и слава генерала Скобелева. Идеология военная. Особые "ЧП" в войсках и вузах. ИМЯ: Имя одной женщины Счастье, а другой - Праведность (Сократ). Сусанин из села Лишняги (1941). Эренбург. "Последний куроед", "Ироды" и другие. 1941. ПОСТОЯНСТВО. Благодаря благоразумию, мудрости, своему постоянству, своей любви к славе и к отечеству живет Государство. Россия должна завоевать себе право жить. Положение для постоянного определения или оценки успехов в науках (1834). "Тут шлифуются массы и уничтожаются личности". "Мулла" в учебном центре. ЛЮБОВНИЦА (коварство и любовь). Виллиам Монс (Екатерина I). Настасья Шумская (Аракчеев). ПРОСЧЕТ И РАСЧЕТ. Наши и немецкие просчеты в войне. Пятая колонна. Англия. День позора (США). На войне расчет с просчетом по соседним тропинкам ходят (Жуков). Сталинский просчет в оценке военно-политической обстановки (1941). Двое на Афганской войне (КЗ.22.4.89-4). ЗАВЕЩАНИЕ(на будущее).


  
   ИСТОРИЧЕСКАЯ АНАЛИТИКА.
   ВЛАСТИТЕЛИ СУДЕБ И ВОЖДИ РОССИИ (разрушители или созидатели мощи России?)збранное из исторической "Священной книги русского офицера"))
  
  

0x01 graphic

Портрет Алексея Андреевича Аракчеева

работы Джорджа Доу.

  
  

Анатолий Каменев

  

ЧЕСТНОЕ ИМЯ, ПРОСЧЕТ АРАКЧЕЕВА И ЕГО ЗАВЕЩАНИЕ

  
   В Отечественную войну 1812 г. Аракчеев неусыпно занимался во­просами подготовки резервов для армии и снабжения ее продовольст­вием. Выехав в декабре 1812 г. к армии. Александр I взял с собой Арак­чеева и уже не расставался с ним до окончания военных действий в Европе. В Париже 31 марта 1814 г. он подготовил указ о производстве в генерал-фельдмаршалы вместе с Барклаем-де-Толли и Аракчеева, но тот отказался от такой почести, считая ее для себя слишком вы­сокой.
   В конце 1815 г. графу Аракчееву был поручен "надзор за ходом дел" в Комитете министров, и он фактически руководил внутренней полити­кой, оставаясь верным помощником царя, стараясь во всем исполнять его волю.
   Примером тому стала система военных поселений, созда­вавшихся по инициативе Александра I. Они устраивались, начиная с 1810 г. После войны для того, чтобы уменьшить военные расходы, та­кие поселения формировались по примеру казачьих полков и распола­гались вдоль западных границ. Назначенный начальником корпуса военных поселений, Алексей Андреевич снискал себе на этой должности печальную славу, поскольку затея царя с самого начала была нежизне­способной и требовала принудительных мер. Система военных поселе­ний все же пережила своих создателей и окончательно отмерла лишь при Александре II.
  
   Суровый и грубый Аракчеев был строг к себе и берег свое честное имя. Примером этому однажды стала записка, приколотая к двери его приемной и предназначенная для чтения посетителями: "Я, Влас Васи­льев, камердинер Алексея Андреевича, сим сознаюсь, что в день Нового года я ходил с поздравлениями по многим господам, и они пожаловали мне в виде подарков..." и далее поименно перечислялось, кто именно и сколько дал Васильеву денег. Вслед за камердинером горько раскаи­ваться пришлось тем, кто попал в этот список.
  
   В 1825 г. Аракчеев пережил два удара судьбы. Вначале он потерял свою ближайшую подругу, экономку Н.Минкину, являвшуюся его фа­вориткой более 25 лет (была убита дворовыми людьми). В ноябре в Таганроге неожиданно скончался Александр I. Пребывая в депрессии, Алексей Андреевич не сделал никаких попыток сблизиться с новым императором Николаем I. Тот, в свою очередь, не простил ему бездея­тельности 14 декабря, когда мятеж декабристов поставил под угрозу судьбу престола. 20 декабря Аракчеев был освобожден от заведования делами Комитета министров и перестал быть членом Государственного совета, а в апреле следующего года отпущен и с должности главного над военными поселениями.
   После смерти Александра I Аракчеев составил завещание на сумму 50 тыс. рублей для написания книги о жизни и деятельности своего по­кровителя, которую следовало издать через 100 лет, с тем чтобы эта книга была как можно правдивее.
   В последние годы Алексей Андреевич занимался устройством свое­го имения, заботясь о его прибыльности. Умер он 21 апреля 1834 г, и был похоронен с отданием всех воинских почестей. Умирая, он сказал:
   "Теперь я все сделал и могу вернуться к императору Александру". Пря­мых наследников Аракчеев не оставил. Указом Николая I имение и капитал Алексея Андреевича были переданы в распоряжение Новго­родского кадетского корпуса, сюда же отдана значительная часть бога­той библиотеки умершего. На карте мира есть Аракчеевы острова (в составе Маршалльского архипелага), открытые в 1817 г. мореплавате­лем О.Б.Коцебу. (Ист.: История государства Российского. Жизнеописания знаменитых военных деятелей ХVIII - начало ХХ в. - М., 1997. - с.147-150.)
  
   0x01 graphic
  
   Ключевые слова и работа над ошибками: ЧЕСТНОЕ ИМЯ, ПРОСЧЕТ И ЗАВЕЩАНИЕ
  
  

ЧЕСТЬ

   0x01 graphic
  
   Портрет Ивана Сергеевича Аксакова. Художник И.Е.Репин
  
   И.С. Аксаков писал с горечью для нас, россиян: "Мы долго жили чужим умом и платили за это дорогими процентами - нашей честью, нашей духовной независимостью, нашей нравственной самостоятельностью, но, наконец, убедились, что чужой ум все-таки не может заменить нам свой... По общему свидетельству иностранцев, русский простой народ умнее и даровитее простого народа стран Европы... Отчего же такая несоразмерность и несоответствие между почвою и продуктами? Как объяснить это явление? Как согласить то богатство ума снизу и малоумие сверху?... Было бы в высшей степени любопытно проследить, как этот русский ум, выходя из прочвы, постепенно вянет в неблагоприятном воздухе общественной среды, мутится, слабеет, чахнет, искривляется и кончает тем, что или совсем гибнет, или же находит себе применение в односторонности, сужается в меру необходимую для спокойного и благополучного существования, выветривается, разменивается на мелочь...
   Есть и такая русская пословица: "на честном слове держаться", т.е. довольно "ненадежно, непрочно, некрепко"...
  
   Среди наших "продвинутых" сограждан понятие "честь" является анахронизмом, которому, якобы, уже не суждено возвратиться на былое место. Расчетливость, прагматизм, личная и узкокорпоративная мораль вытесняют из сознания молодых и зрелых, но к личному благу устремленных, и не умудренных в жизни людей; само стремление жить по совести, благоразумно сочетая личные и общественные интересы и не преклоняясь пред грядущими благами, если их достижение сопряжено с подлостью, предательством, изменой или бесчестием. Попрание личной, национальной, корпоративной и семейной жизни замечается как явление обыденное, может быть даже досадное, но отнюдь не "смертельное" и не омерзительное. А раз так, то можно молча сносить унижение личного достоинства, третирование семьи, близких и друзей, издевательство по поводу профессиональной деятельности, поношения в адрес своей нации, государства и т.п.
  
   Если бы наши предки имели возможность взглянуть на нашу жизнь, то они бы пришли в ужас: то, чем они сами дорожили и за что проливали свою кровь, оказалось попранным, изгаженным и осмеянным. Мог ли представить себе Великий Петр, что его обращение к воинам перед Полтавской битвой, не затронет их сердец? Нет, наоборот, он знал, что слова его западут в душу каждого русского солдата. Да и было от чего. Судите сами:
   "Воины. Вот пришел час, который решит судьбу отечества. И так не должны вы помышлять, что сражаетесь за Петра, но за государство, Петру врученное, за род свой, за отечество, за православную веру и церковь. Не должна вас также смущать слава неприятеля, будто бы непобедимого, которой ложь вы сами своими победами над ним неоднократно доказывали. Имейте в сражении пред очами вашими правду и Бога, поборающего по вас. А о Петре ведайте, что ему жизнь его не дорога, только бы жила Россия в блаженстве и славе, для благосостояния вашего".
  
   Эта очень печальная констатация побуждает меня взяться за перо и попытаться реабилитировать понятие чести. Мать русская, воспитывая детей, готовила их быть воинами и не­примиримыми врагами тех людей, которые оскорбили ее ближних: ибо славяне, подобно другим народам языческим, стыдились забы­вать обиду. Страх неумолимой мести отвращал иногда злодеяния: в случае убийства не только сам преступник, но и весь род его бес­престанно ожидал своей гибели от детей убитого, которые требовали крови за кровь(Н.М. Карамзин).
  
   Русский витязь коренным образом отличался и от западного рыцаря и от кровожадного хищника Востока. Особенно ярко это представлено в образе Ильи Муромца, крестьянского сына, отложившего в лихую годину в сторону плуг и взявшего в руки меч. Подвиги свои Илья совершает тогда, когда нужно избавить кого от беды, постоять за честь земли русской. Действует он не из корысти, почета не ищет, похвальбы не любит, да и принимается за дело только тогда, когда нельзя обойтись без него, когда ему "некем замениться". Хитрости и лукавства в нем нет, всякое дело ведет он прямо, начистоту.
  
   Благо наше и в том, что предводитель войска русского выбирался не случайно, а готовился к своей миссии с самого детства. Посему, невольно поражает то, как практически целесообразно строилась жизнь русского князя от рождения до смерти(Соловьев С.М.). Лет двух-четырех над младенцем мужского пола совершался обряд постриги, т.е. первое стрижение волос, сопровождаемое благословением, посажением малютки на коня и пирами в отцовском доме. С пяти-семи лет мальчика брали в поход.
  
   О понятиях чести русского князя можно судить со слов Владимира Мономаха из его "Поучения" к сыновьям: "На войну выходя, не ленитесь, не полагайтесь на воевод; ни питью ни еде не потворствуйте, ни сну; сторожевую охрану сами наряжайте, и ночью, расставив воинов со всех сторон, ложитесь, а рано вставайте; а оружия снимать с себя не торопитесь, не оглядевшись, из-за лености внезапно ведь человек погибает. Лжи остерегайтесь, и пьянства, и блуда, от того ведь душа погибает и тело. Как бы вы не шли походом по своим землям, не давайте отрокам, ни своим, ни чужим причинять вреда ни жилищам, ни посевам, чтобы не стали вас проклинать". Это было, пожалуй, одно из первых нравственных поучений, где во главу угла была поставлена честь воина.
  
   Даже погребение павших было поставлено на службу воспитания чести и доблести русских воинов. Тризна, как часть погребального обряда у древних славян, имела особое значение: священны могилы, великое зло перед усопшими потревожить погребальницу. Надмогильный холм так надо насыпать, чтобы веками никому не пришлось в силу разрыть его или запахать.
  
   У В. Иванова есть интересное описание тризны:
   "На многих телегах и вьюках привезли хлебы, вареное и жареное мясо, рыбу, варево на мясе и рыбе в глубоких корчагах, каши полбяные, пшеничные, гороховые, ячменные, меды ставленые пьяные, пива жидкие, как вода, и браги густые, как хлебная закваска, кислые квасы... У холма раскидывается страва-пир для поминания усопших. Едят, спеша утолить голод и жажду, славят усопших. Размягченные пивом и медом, плачут близкие. Начинается тризна - примерный бой. Слобожане строятся двумя отрядами. Сближаются, стучат оружием, расходятся вновь; все с острыми мечами и копьями. Но избегают нанести хоть царапину: на тризне нельзя показывать кровь, усопшие не любят вида братской крови. Ловок и славен тот, кто, нанеся убийственный на вид удар, умеет сдержать силу. Сходятся парами - это зрелище ловкости, боевой красоты. Так россичи одушевляют мысль о бессмертии. Вера в честь, с которой будет россич принят в обители предков, возвышала чувство достоинства личности. Мальчики, подростки, присутствуя на мужественных обрядах тризны, всей душой стремились к слободе. Коль придется пасть - падем, как эти!" (Иванов В.Д. Русь изначальная. / В кн.: Иванов В.Д. Русь великая. - М., 1991.- С.23).
  
   0x01 graphic
  
   Местничество в России
  
   Историки много писали по этому вопросу, но нам ближе всего мнение и оценки П.О. Бобровского, раскрывшего суть вреда местничества для военного дела.
   В древней Руси право считаться по старшинству родов, которым определялось общественное положение, получило особую окраску, когда столкнулось с правом князей набирать себе слуг в дружину, раздавать им места и поручения; сами князья строго наблюдали между дружинниками отношения старшинства и меньшинства и не нарушали их произвольно, даже после утверждения единой власти московского великого князя. По понятиям, глубоко вкоренившимся в народном мировоззрении о родовой чести, честь лица состояла не во внутреннем, нравственном достоинстве, не в доблести, честности, благородстве души и чистой совести человека, но исключительно во внешней форме, в принадлежности лица к известному роду, предки которого когда-то, ранее или позже, занимали известное положение в княжеской дружине и в царской службе. Когда свободные княжеские слуги сами обратились в холопей, когда уничтожено было право отъезда, местничество продолжало свое существование, князья соблюдали его, служилые люди давали обет "не искать себе чести не по отечеству", "выше своего отечества", что, в сущности, означало однако ж, что они оставляли за собою право "искать чести по отечеству и по достоинству своих предков". Сами представители церкви напоминали венчанному царю об его обязанности "жаловать и беречь своих бояр и вельмож по их отечеству".
   Родовая честь, как источник местничества, до такой степени сроднилась с природой древнего русского человека, что даже в обыкновенных частных житейских отношениях нередко была причиной споров и драк, оканчивающихся увечьем и даже убийствами: "прежде бо придут на пир и всяк восхочет сести на вышнем месте; а кто сядет на жижнем месте и преж положит гнев в сердце, и егда напиется - изступлен бывает. И начнет мыслити срамотити и мещет нан злые речи; а аще сей претерпит, он же паки с досаждением глаголет ему. И той убо такоже от пьянства не умолчит, и бывает брань; и потом един единого ножом заколет".
   Споры о местах, происходившие при всяком назначении на Государеву службу, вследствие столкновения одного лица с другим в порядке разрядного старшинства родов, приносили не мало зла русскому государству, особенно в войнах ХVII столетия; тут местничество вело ко многим поражениям русских войск, а поражения стоили громадных жертв народонаселению. Из-за высшего места на лавке и за столом царским бояре жертвовали жизнью и всем имуществом.
   Спорящие дворяне охотнее переносили наказание батогами, нежели бесчестье служить под командою воеводы по невместности. Но в ХVII столетии думали иначе: подобно тому, как рыцарство, осмеянное Сервантесом, имело когда-то великое значение на западе, точно также и в местничестве достояние дружины, не смотря на его часто забавные стороны, было нечто серьезное, заставляющее с уважением относиться к прошедшему.
   Интересны и наказания за бесчестье. Обыкновенными наказаниями за преступления против родовой чести были: опала, выдача головой, заключение в тюрьму, битие батогами и денежный штраф. Виновные отсылались в тюрьму на один, два и не более семи дней. Тюрьма иногда соединялась с наказанием батогами. Проигравший иск должен был отправляться в тюрьму пешком, с непокрытой головою. Иногда тюрьма заменялась денежным штрафом, который простирался иногда на значительную сумму. Князь Пронский за оскорбление князя Воротынского самого подвержен заключению в тюрьму, а за оскорбление его деда должен был заплатить 1.400 рублей бесчестья.
  
   Вот этому-то всему безобразию Петр Великий и положил конец. Несмотря на то, что местничество было формально ликвидировано до него (1682 г.), но только "Табель о рангах" (1722 г.) узаконила право лучших и достойнейших людей занимать первые места в военной и государственной иерархии.
  
   Именно с этой поры древнее понятие личной чести, как особой доблести, стало возрождаться в русском обществе.
   Екатерина II не случайно записала в дворянской грамоте: "Честь принадлежит дворянину, доброе имя всем другим". Ее предшественник (Петр III) оскорбил национальное чувство, презирая все русское, выдав Россию головой ее врагу. Екатерина Великая обязана была действовать усиленно в национальном духе, восстановить попранную честь народа, начиная с лучших ее представителей.
  
   Делает честь ей и такой поступок. Однажды граф Никита Иванович Салтыков представил Императрице рапорт об исключении со службы армейского капитана. "Это что? Ведь он капитан, _ сказала Императрица, возвысив голос. _ Он несколько лет служил, достиг этого чина, и вдруг одна ошибка может ли затмить несколько лет хорошей службы? Коли в самом деле он более к службе неспособен, так отставить его с честью, а чина не марать... Если мы не будем дорожить чинами, так они упадут, а уронив раз, никогда не поднимем"...
  
   0x01 graphic
   0x01 graphic
  
   Генерал от инфантерии М. Д. Скобелев. 1882
  
  
   12 (24) января 1882 года на банкете в ресторане Бореля в Петербурге, устроен­ном в честь первой годовщины со дня штурма Геок-Тепе, М. Д. Скобелев взял слово. В частности он сказал:
   "Великие патриотические обязанности наше железное время налагает на нынеш­нее поколение. Скажу кстати, господа: тем больнее видеть в среде нашей молодежи так много болезненных утопистов, забыва­ющих, что в такое время, как наше, пер­венствующий долг каждого -- жертвовать всем, в том числе и своим духовным я, на развитие сил отечества...
   Опыт последних лет убедил нас, что ес­ли русский человек случайно вспомнит, что он благодаря своей истории все-таки принадлежит к народу великому и силь­ному, если, Боже сохрани, тот же русский человек случайно вспомнит, что русский народ составляет одну семью с племенем славянским, ныне терзаемым и попирае­мым, тогда в среде известных доморощен­ных и заграничных иноплеменников подни­маются вопли негодования, и этот русский человек, по мнению этих господ, находится лишь под влиянием причин ненормальных, под влиянием каких-нибудь вакхана­лий. Вот почему прошу позволения опус­тить бокал с вином и поднять стакан с водою.
   И в самом деле, господа, престранное это дело, почему нашим обществом и от­дельными людьми овладевает какая-то странная робость, когда мы коснемся воп­роса, для русского сердца вполне закон­ного, являющегося естественным резуль­татом всей нашей 1000-летней истории. Причин к этому очень много, и здесь не время и не место их подробно касаться; но одна из главных--та прискорбная рознь, которая существует между извест­ною частью общества, так называемой на­шей интеллигенцией, и русским народом. Гг., всякий раз, когда Державный Хозяин русской земли обращался к своему наро­ду, народ оказывался на высоте своего призвания и исторических потребностей минуты; с интеллигенцией же не всегда бывало то же... Силы не может быть вне народа и сама интеллигенция есть сила только в неразрывной связи с народом.
   Господа, в то самое время, когда мы здесь радостно собрались, там, на бере­гах Адриатического моря, наших едино­племенников, отстаивающих свою веру и народность--именуют разбойниками и поступают с ними, как с таковыми)! Там, в родной нам славянской земле, немецко-мадьярские винтовки направлены в едино­верные нам груди..."
   Речь вызвала широкую огласку, и прави­тельство Австро-Венгрии высказало свое неудовольствие, расценивая слова Скобе­лева как вмешательство во внутренние де­ла империи. Александр III также неодоб­рительно отнесся к высказываниям "бело­го генерала". Ему снова предложили не­замедлительно взять заграничный отпуск.
   ...На этот раз в Париж Скобелев приехал во второй половине января 1882 го­да, в дни падения министерства Гамбетты. А в начале февраля произошла его востор­женная встреча, с жившими в Париже сербскими студентами, которые преподнесли ему благодарственный адрес. Обращаясь к ним с ответной речью, "белый генерал", в частности заявил:
   "...Я вам скажу, я открою вам, почему Россия не всегда на высоте своих патрио­тических обязанностей вообще и своей славянской миссии в частности. Это происходит потому, что как во внутренних, так и во внешних своих делах она в зависи­мости от иностранного влияния. У себя мы не у себя. Да! Чужестранец проник всюду! Во всем его рука! Он одурачивает нас сво­ей политикой, мы жертва его интриг, ра­бы его могущества. Мы настолько подчи­нены и парализованы его бесконечным, гибельным влиянием, что, если когда-ни­будь, рано или поздно, мы освободимся от него,-- на что я надеюсь,-- мы сможем это сделать не иначе, как с оружием в руках!
   Если вы хотите, чтобы я назвал вам это­го чужака, этого самозванца, этого интри­гана, этого врага, столь опасного для Рос­сии и для славян... я назову вам его.
   Это автор "натиска на Восток"--он всем вам знаком--это Германия. Повторяю вам и прошу не забыть этого: враг -- это Гер­мания. Борьба между славянством и тев­тонами неизбежна". Речь к сербским студентам вызвала от­клик во всей Европе, быстро докативший­ся до берегов Невы. (Ист.: Шолохов А. Честь и слава генерала Скобелева // Коммунист Вооруженных Сил, 1991, N5, С.66 - 73).
  
   0x01 graphic
  
   Идеология военная. Листовки адресовались и офицерам - подлинная честь офицера не в верности клятве фюреру, а в защите интересов и чести нации. Бурцев. 1941-1945.
  
   Листовки, адресованные к немецким офицерам.
   Пожалуй, именно в это время были найдены особые аргументы: должен ли офицер, руководствуясь лишь чувством повиновения, но вопреки своему разуму и совести, обрекать на уничтожение доверенных ему сыновей своей нации? Только ложное, слишком узкое и кастово ограниченное понимание чести может привести к утвердительному ответу. "Подлинная честь офицера состоит не в безрассудном повиновении фюреру, а исключительно и единственно в преданности своей нации. Если фашистские правители наносят своими действиями ущерб существованию и чести народа, то каждый офицер, так же как и всякий другой любящий свою родину человек, обязан выступить против таких правителей и стать на защиту интересов и чести своей нации".
   Другими словами, подлинная честь офицера не в верности клятве фюреру, а в защите интересов и чести нации -- вот тот аргумент, который был выдвинут и пленными немецкими офицерами-антифашистами в их агитации среди офицерского корпуса вермахта. "Следуйте зову немецкого народа, а не приказу авантюриста Гитлера!" -- призывали офицеры-антифашисты, выехавшие на фронт.
   **
  
  
   Особые "ЧП" в войсках и вузах. Терентьев. Организация "Честь и совесть". Статистика. Грузия. 1990.
  
   К чести вооруженных сил того времени следует отнести то, что в войсках лишь отдельные офицеры встали на путь активных политических действий местного масштаба. К примеру, в мотострелковой Таманской дивизии обнаружилась тайная организация офицеров-демократов под названием "Честь и совесть". У ее истоков стоял лейтенант А.А. Терентьев. Толком ничего сделать не успел - всего лишь два номера одноименной газетки выпустил, но планы изложить смог.
   *
   Более серьезным было ЧП в Грузии (КЗ.24.11.90 г.). В Тбилисском высшем артиллерийском командном училище в пять утра 22 ноября 1990 года пять курсантов-первокурсников, грузин по национальности (Л. Лолидзе, М. Кавджарадзе, Р. Бушвили, братья Л. и Д. Кенкадзе), отключив сигнализацию, открыли ружейную комнату и похитили 30 автоматов, 1.500 патронов, 31 штык-нож и 79 магазинов.
   *
   Что могло бы произойти, если бы по партийному заданию демократов какая-то группа военнослужащих захватила боевой ракетный комплекс с ядерными ракетами или самолеты-бомбардировщики с полным боезапасом?
   Если кто-то считает такой сценарий неправдоподобным, то глубоко ошибается. Ведь пятеро молодых грузин поступили в училище не для того, чтобы учиться, а для того, чтобы выкрасть оружие.
   *
   Как жалко на фоне политических баталий вокруг армии выглядит бездеятельность Горбачева, который своим попустительством и покровительством развязал руки темным силам, а своими военными "инициативами" добил вооруженные силы и ослабил безопасность государства.
  

0x01 graphic

Геркулес на распутье. Художник Акимов Иван Акимович (1754-1814)

  
  

ИМЯ

   Сократ. Две женщины - Имя ее Счастье, а другой - Праведность. Л.Толстой . 2576.
  
   Хорошо показалось Геркулесу обещание толстой женщины, и, чтобы запомнить ее, спросил ее имя.
  
   - Имя мое настоящее, - сказала женщина, - Счастье. Ненавистники только по злобе называют меня Роскошью. Так дразнят меня. Имя же мне - Счастье.
  
   Неприметная женщина стояла тихо, пока говорила нарядная; но когда она кончила, неприметная тоже заговорила и сказала:
  
   - Прежде всего я скажу свое имя; зовут меня - Праведность, и нет мне другого имени. Не стану тебя заманивать соблазнами, как вот эта, а скажу тебе прямо, в чем благо всякого человека. Ты увидишь, что только со мной и найдешь благо.
   Ведь ты сам знаешь, что для того, чтобы земля родила, надо над ней потрудиться; хочешь, чтобы скотина была, надо за ней походить; [чтобы] дом хороший был, надо камни тесать и ворочать; хочешь, чтобы люди почитали тебя,
   надо трудиться для них; чтобы боги любили тебя, надо делать их волю. А воля их в том, чтобы трудами своими заплатить за труды других. По этой дороге я поведу тебя, и на этой дороге только есть благо.
  
   Еще не договорила неприметная, как нарядная опять выскочила вперед.
  
   - Видишь ли, - говорит, - Геркулес, на какую трудную дорогу она хочет увести тебя. Труды, труды и труды только и обещает она тебе. А радость-то будет или нет - не лучше ли идти со мной? Со мной не будет трудов, а с первых шагов будут только услады. Будешь сладко есть, вкусно пить, мягко спать. Пойдем со мной, - сказала нарядная и хотела взять Геркулеса за руку.
  
   - Погоди, - сказала неприметная. - Ты говоришь: сладко есть и пить; и думаешь, что это добро, но ты и есть-то и пить не умеешь. Ты и ешь-то и пьешь-то не вовремя, не тогда, когда есть и пить хочется, а от скуки. И тебе самые редкие кушанья и дорогие вина в рот не идут. Ты обещала ему спать сладко, да ты и спать-то не умеешь; чтобы заснуть, подкладываешь под себя мягкие перины, подушки, но и на них заснуть не можешь, потому что ты ложишься спать от скуки. Заснешь хорошо только поработавши, а тебе не от чего отдыхать. Знаю я тебя и знаю тех несчастных, которых ты погубила своими соблазнами праздной и сладкой жизни. Мало ли их теперь на тебя плачется на то, что растратили беспутно с тобой молодые годы? За то-то и гонят тебя все честные люди и называют и Роскошью и Развратом.
   Я же не обманула никого из тех, кто пошел за мной. Все те, кто с молодых лет пошел за мной, все они окрепли душой и телом, все они нашли на пути моем больше радости, чем горя, все их любят и почитают люди, все они радостно вспоминают прожитой трудовой век и спокойно ждут смерти. На тебя ропщут, а меня никто никогда не упрекал за обман, и все чтут меня и называют все одним именем - Праведность. Вот на какую жизнь зову я тебя, Геркулес!
  
   Не стал более раздумывать Геркулес и пошел за Праведностью.
   Пошел за Праведностью в жизни, и потрудился для людей и угодил людям, и богам, и себе нашел благо.
  
   Кончил Сократ и говорит Аристону:
  
   - Подумай и ты. Аристон, с кем из двух пойти - с Роскошью или с Праведностью. Решайся, пока есть время, чтобы на старости лет не каяться на свою глупость и не помереть, не угодив ни себе, ни людям, ни Богу.
  
  

0x01 graphic

Гибель Сусанина. Гравюра XIX века

  
   Сусанин из села Лишняги, был подлинным патриотом Родины и во имя Родины пожертвовал своей жизнью.. Ортенберг. 3299. 1942. Илл
  
   15 февраля
   Спецкор Павел Трояновский передал из 50-й армии краткое сообщение о подвиге колхозника артели "Новый быт" из села Лишняги Серебряно-Прудского района Тульской (ныне Московской) области Ивана Петровича Иванова. Жаль, что мы тогда не пошли по следам подвига. Это я делаю теперь, когда вновь встретился с тем событием на страницах "Красной звезды".
   Я узнал, что Иван Петрович в юности батрачил у помещика, пас лошадей. Участвовал в русско-японской войне, был ранен. За Советскую власть с первых же ее дней стоял горой. В тридцатые годы первым вступил в колхоз, работал конюхом.
   Пожилые односельчане отзываются о нем как о человеке во всех отношениях достойном. Было у него повышенное чувство ответственности, дружелюбие, скромность, всегдашняя готовность помочь соседям: одному чинил хату, другому косил сено... Под стать ему была и жена Наталия Иевлевна. Чета Ивановых вырастила пятерых детей -- трех сыновей и двух дочерей. Все сыновья ушли на фронт; вернулся же только старший -- Михаил. Василий и Иван погибли.
   В дни Великой Отечественной войны Иван Петрович работал за двоих, за троих. Убирал хлеб, собирал подарки для Красной Армии. Первым внес свои сбережения в фонд армии. Корову отдал фронтовому госпиталю.
   А после того как немцы ворвались в Серебряно-Прудский район, старик себе места не находил.
   Как же развернулись события в тот зимний день битвы за Москву? Контрнаступление Красной Армии. 322-я стрелковая дивизия ведет бой за Серебряные Пруды. Мощной атакой она выбила немцев из города, разгромив 63-й моторизованный полк противника. Один из отрядов этого полка с 30 машинами и противотанковой пушкой поспешно отходил на юго-запад, к Венёву. Однако Венёв к тому времени уже окружили наши войска, и отряд круто повернул на юг -- к селу Подхожее, стоящему на перекрестке дорог к Венёву и Кимовску. И вот притащились немцы в Лишняги.
   Пятеро солдат во главе с офицером и каким-то косноязычным переводчиком ввалились в избу Ивана Петровича. Крестьянин притворился больным, говорил, что дороги не знает. Офицер выхватил пистолет, на старика силой напялили полушубок, ушанку и поволокли на улицу. Тридцать машин стояли с незаглушенными моторами: издали доносился артиллерийский гром, и немцы торопились. Офицер усадил Иванова рядом с собой в головную машину, и отряд тронулся в путь.
   Но не дорогу в Подхожее указал Иван Петрович, а свернул влево, к белогородскому лесу, к оврагу, который местные крестьяне называли "свинкой". Там в овраге вся колонна и завязла в сугробах.
   Там, в овраге, закончил свой жизненный путь и герой-патриот Иван Петрович Иванов...
   Встретился я с дочерью Ивана Петровича ткачихой Клавдией Ивановной, уже пожилой женщиной, с такими же голубыми, как у отца, глазами. Она достала шкатулку, в которой хранятся награды отца. Эти награды ей вручил на хранение генерал армии Павел Иванович Батов, председатель Советского комитета ветеранов войны.
   Она последняя видела отца в тот момент, когда немцы, подталкивая его в спину, увели из дому.
   -- Успел отец что-нибудь сказать?
   -- Ничего не сказал... Долгим, горестным взглядом посмотрел на меня. Глаза его говорили, а что именно -- тогда я не знала. Позже поняла, что прощался навсегда со мной, семьей, домом...
   Что мог он сказать на пороге родного дома, понимая, что переступает и порог своей жизни? Для себя он уже все решил. Но о таких решениях в свой смертный час не говорят. Все серебрянопрудцы подтвердили: в село Подхожее был другой путь, хорошая дорога, так называемый большак. По нему ездили все жители Лишняг, окрестных сел и деревень. Свой последний шаг Иван Петрович Иванов сделал сознательно. Знал ли он о подвиге крестьянина Костромского уезда Ивана Сусанина? Но вряд ли ему были известны предсмертные слова Сусанина из рылеевской поэмы:
   Предателя, мнили,
во мне вы нашли:
Их нет и не будет на русской земли!..
   Иван Иванов, крестьянин из деревни Лишняги, был подлинным патриотом Родины и во имя Родины пожертвовал своей жизнью.
   **
  

0x01 graphic

"Избиение младенцев"

Художник Маттео ди Джованни, 1488

  
  
   Эренбург. "Последний куроед", "Ироды" и другие. Имя Ирода стало нарицательным, и, не думая о древнем царе, люди говорят про бессердечного человека - Ирод. Ортенберг. 3299. 1942. Илл
  
   Как ни тесно на страницах последних номеров газеты, для Ильи Эренбурга всегда место есть. Вот и в эти дни он напечатал небольшие заметки, беспощадно разившие "фрицев": "Последний куроед", "Ироды" и другие.
  
   В заметке "Ирод" всего тридцать газетных строк, но это меткий выстрел по врагу:
   "По преданию царь Ирод приказал истребить младенцев. Имя Ирода стало нарицательным, и, не думая о древнем царе, люди говорят про бессердечного человека: "Ирод".
   Мы знали, что немцы убивают детей. Мы думали, что этим занимаются самые подлые, самые бесчеловечные. Теперь мы знаем, что этим занимается вся немецкая армия. Убивать детей -- таков приказ германского командования.
   Вот он:
   "Командный пункт дивизии. 25 ноября 1941.
   Очередной приказ N 91 по дивизии.
   Лозунг дня (зачитать перед строем):
   Страх перед немцами должен войти в каждого до самых его костей. По отношению к большевистским "подчеловекам"... не может быть никакого снисхождения. Это относится также к женщинам и детям. Партизан и их единомышленников -- на первый сук".
   В другом приказе -- 13 армейского корпуса от 28 ноября 1941 г. -- немецким солдатам предлагается уничтожать, как партизан, "мальчиков и девочек в возрасте от 12 до 16 лет".
   Солдаты? Нет, убийцы детей. Люди? Нет, ироды".
  
   **
  

0x01 graphic

Школа математических и навигацких наук -- первое российское морское училище, историческая предтеча и предшественник всей современной системы инженерно-технического образования России

ПОСТОЯНСТВО

ПОСТОЯННЫЙ.

1. Неизмен­ный, одинаковый во все вре­мена. 2. Рассчитанный на дол­гий срок, не временный. 3. Неизменчивый, твер­дый.

Солдат - величина переменная, офицер - постоянная (Галкин М. С. Новый путь современного офицера. - СП б., 1907)

  
  
   Римляне сделались повелителем всех народов не только благодаря своему военному искусству, но и благодаря своему благоразумию, своей мудрости, своему постоянству, своей любви к славе и к отечеству. Когда при императорах все эти добродетели исчезли, у них сохранилось военное искусство, благодаря которому они удержали все завоеванные ими земли, несмотря на слабость и тиранию их государей; но когда разложилось и войско, римляне стали добычей всех народов. (Монтескье-1927)
  
   ...Для нас армия имеет более значения, чем для кого бы то ни было. Токвиль сказал совершенно верно: "история так поставила Россию, что ей постоянно приходится создавать себя штыком, как Америка создавала себя лопатой. Теснимая Азиею и не признаваемая Европою, Россия должна была завоевать себе право жить. (Фадеев-586.-307)
  
   0x01 graphic
  
   0x01 graphic
  
   Положение для постоянного определения или оценки успехов в науках
   Высочайше утверждено" 8 декабря 1834 года. Текст.
   Успехи воспитанников в науках проистекают: или от простого страдательного понимания, или от прилежания или от сильного развития умственных способностей; а следовательно и должны быть оцениваемы сколько можно приблизительным к тому образом. Это всеобъемлющий и постоянный масштаб освобождает преподавателей от той односторонности, которая всегда бывает следствием сравнения учеников одного и того же курса между собою; он определяет правила для единообразного суждения в разные времена и в разных местах.
  
   Пять степеней, для сего принимаемых, разграничиваются следующим образом.
  
   1-я степень (Успехи слабые). Ученик едва прикоснулся к науке. по действительному ли недостатку природных способностей. требуемых для успеха в оной, -- или потому, что совершенно нерадел при наклонности к чему-либо иному.
  
   2-я степень (Успехи посредственные). Ученик знает некоторые отрывки из преподанной науки; но и те присвоил себе одною памятью. Он не проник в ее основание и в связь частей, составляющих полное целое. Посредственность сия, может быть, происходит от некоторой слабости природных способностей. особливо от слабости того самомышления, которого он не мог заменить трудом и постоянным упражнением. Отличные дарования, при легкомыслии и праздности, влекут за собою тоже последствие.
  
   3-я степень (Успехи удовлетворительные). Ученик знает науку в том виде, как она была ему преподана; он постигает даже отношение всех частей к целому, в изложенном ему порядке; но он ограничивается книгою или словами учителя; приходит в замешательство от соприкосновенных вопросов, предлагаемых на тот конец, чтобы он сблизил между собою отдельные точки; даже выученное применяет он не иначе, как с трудом и напряжением. На сей-то степени останавливаются одаренные гораздо более памятью, нежели самомышлением; но они прилежанием своим доказывают любовь к науке. -- Эту степень можно назвать степенью удовлетворительных успехов потому, что ученик, достигший оной, действительно в состоянии бывает следовать за дальнейшим развитием науки и применять ее в случае надобности. Притом и размышление, всегда позже памяти нас посещающее, пробуждается часто среди этой даже механической работы.
  
   4-я степень (Успехи хорошие). Ученик отчетливо знает преподанное учение; он умеет изъяснять все части из начал, постигает взаимную связь их и легко применяет усвоенные истины к обыкновенным случаям. Тут действующий разум ученика не уступает памяти, и он почитает невозможным выучить что-либо не понимая. Один недостаток прилежания и упражнения препятствует таковому ученику подняться выше. С другой стороны и то правда, что самомышление в каждом человеке имеет известную степень силы, за которую черту при всех напряжениях перейти не возможно.
  
   5-я степень (Успехи отличные). Ученик владеет наукою: весьма ясно и определенно отвечает на вопросы, легко сравнивает различные части, сближает самые отдаленные точки учения, с проницательностью довольно изощренною упражнением, разбирает новые и сложные предлагаемые ему случаи, знает слабые стороны учения, места, где сомневаться и что можно возразить против теории. Все сие показывает, что ученик сделал преподанную науку неотъемлемым своим достоянием; что уроки послужили ему только полем для упражнения самодеятельности, и что размышление при помощи чтения книг, к той науке относящихся, распространило познания его далее, ежели позволяло нередко одностороннее воззрение учителя на вещи. Такой необыкновенный ум, при помощи хорошей памяти, в соединении с пламенною любовью к наукам, а, следовательно, и с неугомонным прилежанием, может подняться на такую высоту в области знания. (Глиноецкий Н. Исторический очерк Николаевской академии генерального штаба. - СП б., 1882).
  

0x01 graphic

  

Алые паруса.

Художник Роберт Шорис

   Анатолий Каменев
   "Тут шлифуются массы и уничтожаются личности"...

Личность у нас слаба и шатка, и ни о чем мы так не должны заботиться, как об укреплении личной воли, о развитии личных характеров, о твердости убеждений и о согласии убеждений с делом, о просвещении нашего общественного разума, об усовершенствовании личной нравственности.

И.С. Аксаков

  
  
   Курсанты - не безликая масса.
   Первые дни моей службы в АВОКУ показали, что курсанты - это сложная и многоликая категория людей, к которой не следует подходить с общей для всех меркой, так как среди всей этой массы молодых людей были любознательные и умные, порядочные и не совсем честные и искренние, жаждущие знаний и желающие серьезно учиться и те, которые к учебе в училище относились с прохладой ... Знакомясь, шаг за шагом, с моими воспитанниками и сравнивая свои впечатления с тем, что мне удалось извлечь из трудов выдающихся людей, я убеждался в том, что по своей сути люди меняются мало: так же, как много веков назад, так и сейчас людей можно подразделить на вполне определенные категории по задаткам и способностям, по их отношению к познанию и жизни, по стилю поведения и характеру и т.д.
  
   Значит, задача военной школы - побудить каждого обучаемого работать над собой. Отсюда вполне логично заключить, что военная школа (впрочем, это относится и к другим образовательным учреждениям) должна быть учреждением, где познаются особенности личности, развиваются индивидуальные способности, изживаются личностные недостатки, изъяны, пороки (если таковые имеются), и делается максимально возможное для того, чтобы каждый смог достигнуть предела той возможности, которая определяется характером его задатков и способностей. Следовательно, военное училище не должно копировать полковую организацию, где все, как говорится, "приводятся к нормальному бою" посредством единообразия, унификации и усреднения. В военном училище важно взрастить Личность, дать простор развитию ее талантов и способностей и помочь достигнуть той отметки, которая этому человеку по плечу. Другими словами, индивидуализация воспитания и обучения в военном училище должна составлять суть педагогического процесса.
  
   ***
  
   Я думаю, что многие выпускники военной школы могли бы присоединиться к горьким словам правды, которые изложил в "Отечественных записка" в 1862 г. А. Заилийский в воспоминаниях о кадетской юности: "Не без вздохов и сердечной боли, - читаем в его мемуарах, - вспоминаю тебя, дорогая юность! Как ты прошла? На что ты истратилась? Куда пропала? ... В запертой и душной атмосфере удары не укрепляют юношеские силы, не пробуждают к самостоятельности, не закаляют юношу к будущей суровой жизненной прозе. Нет, эти удары уничтожают его личность, его самостоятельность и убеждения. Тут шлифуются массы и уничтожаются личности. Тут все подходит под общий уровень отсталой посредственности, в силу того, что посредственность - масса и масса, желающая оставаться вечно status quo. А между тем исхода нет. Молодые силы кипят и перекипают"... И далее: "Да, скажу еще раз, тяжела ты, моя молодость... Тяжелый молот тебя ковал, силясь слить с той массой, которая так легко росла под ударами искусных кователей, подводивших все под своей уровень понимания".
  
   ***
  
   С горечью признаю, что это положение не изменилось и в годы советской власти. Первые военные школы уже весной 1918 года рассматривались как опорные воинские части, и в первые годы гражданской войны играли роль гвардии революции.
  
   Следует признать такое отношение к военной школе в то время обоснованным с военно-политической точки зрения, но чем же объяснить полковой дух в военно-учебных заведениях более поздней поры и сегодняшнего дня? Почему до сих пор военная школа рассматривается как особый вид воинской части? Почему обучаемые до сих пор имеют статус рядовых, сведенных в подразделения, где на первом плане стоят коллективные, а не индивидуальные задачи?
  
  
   Разъясняю тем, кто не понял сути проблемы. Военно-учебное заведение - это не полк, где все должно быть подчинено интересам боевой подготовки и где личность отдельного члена коллектива ценна лишь в контексте исполнения общих задач. Военное училище или академия - это учреждение воспитательно-учебное, где развитие отдельной Личности ставиться на первый план. Это учреждение готовит "штучный продукт" и несет ответственность не за боеготовность училища или академии, а за то, как и в какой мере каждый, отдельно взятый курсант или офицер, подготовлен к исполнению выявленных и развитых у него служебно-должностных способностей. Эти учреждения несут ответственность за то, какую аттестацию они дают своим выпускникам, а не за то, сколько положительных оценок они выставили в процессе подготовки офицерских кадров.
  
   Сегодня же военно-учебное заведение отчитывается количеством выставленных оценок, но никак не тем, насколько их выпускники подготовлены воспитанием и обучением к исполнению своих служебных обязанностей. Даваемые выпускникам аттестации не позволяют определить степень профессиональной пригодности каждого, его сильные и слабые стороны. Следовательно, войска получают "кота в мешке". В то же время, интересы дела требуют к моменту окончания курса военно-учебного заведения (полного, или частичного) определять квалификацию и степень профессиональной пригодности каждого отдельного офицера, иногда, даже невзирая на перечень полученных оценок. Ибо, оценки пока лишь свидетельствуют об обучаемости, а правильная квалификация - о том месте и той должности которая по плечу данному человеку.
  
   ***
   К сожалению, приходится констатировать, что существующая система подготовки офицерских кадров не только несовершенна, но и вредна, ибо в военно-учебных заведениях готовятся не офицеры, а военспецы низкой квалификации. Нам многое надо менять в военной школе. Сегодня проблема отбора в военно-учебные заведения заменена практикой набора всех желающих.
  
  
   ***
  
   С началом Афганской войны проблема отбора необходимого кадра для подготовки к действиям в особых условиях серьезно осложнилась, о чем свидетельствует следующий факт.
  
   "Мулла" в учебном центре
   В начале войны в Афганистане стало ясно, что для этого ТВД нужны офицеры, знающие специфику Востока. Генеральный штаб тотчас дал разнарядку во все военные училища, включая АВОКУ, в которой предписывалось провести спецнабор среди киргизской, таджикской и казахской молодежи. Директиву выполнили быстро и вскоре в учебном центре училища появились молодые люди данных национальностей. Многие из них были из дальних аулов и селений. Они в большинстве своем не говорили по-русски. Уровень их образования был чрезвычайно низкий. Создавалось впечатление, что в названных республиках поставили себе задачей отобрать самых неразвитых юношей, вырвав их из патриархальной обстановки и кочевого быта. Но это было еще не все. В этот период командование училища столкнулось с особым противодействием кампании набора таджиков и киргизов в училище.
  
   Во время очередного набора курсантов в учебном центре под видом поступающего в училище появился молодой человек, который сразу же стал вести работу среди киргизов и таджиков, отговаривая их от учебы в училище. Все, включая командиров и начальников приемной комиссии, звали его "муллой" и фактически не препятствовали его деятельности. Дело в том, что большинство поступающих из числа таджиков и киргизов вообще не знали русского языка. "Мулла" в данном случае выступал переводчиком, трактуя на свой лад приказы, распоряжения и указания командиров и начальников.
   Только после того, как киргизы и таджики стали в массовом порядке уезжать из училища, "муллой" заинтересовались особисты. Они-то и выявили, что этот молодой человек был специально подготовлен и послан в училище, чтобы вести пропаганду против поступления на обучение таджиков и киргизов. Этот частный случай говорит о том, что недруги наши внимательно следят за всеми проблемами в подготовке офицерских кадров и реагируют на них быстрее, чем те, кому по должности положено это делать.
  
  
   Провокации в Алма-Атинском гарнизоне.
  
   В период начала войны в Афганистане мы стали свидетелями умело организованной пропагандистской кампании, имеющей целью вызвать недовольство в военной среде к командованию. Мотострелковый полк, который дислоцировался рядом с училищем, в полном составе был отправлен в Афганистан. Спустя какое-то время по военному городку был пущен слух о том, что полк понес большие потери. В числе погибших называли командира полка и его заместителей. Эта новость очень встревожила весь гарнизон и была предметом пересудов до тех пор, пока в военный городок не прибыло командование округа и успокоило людей. Следующим провокационным слухом было сообщение о том, что командование округа намеревается в экстренном порядке выселить из занимаемых квартир членов семей военнослужащих, убывших в Афганистан и на их место заселить офицерские семьи нового полка, прибывшего на замену полку, ушедшему в Афганистан. Этот слух был, конечно, опровергнут. Никто никого не собирался выселять. Но люди не на шутку встревожились... (Ист.: Каменев А. Записки Вечного Узника)
   http://artofwar.ru/editors/k/kamenew_anatolij_iwanowich/tutshlifujutsjamassyiunichtozhajutsjalichnosti-1.shtml
  
  

0x01 graphic

  

"Любовь земная и Любовь небесная" (1514) Художник Тициан.

  
  

ЛЮБОВНИЦА

(коварство и любовь)

Забывать службу ради женщины непростительно. Быть пленником любовницы хуже, нежели быть пленником на войне; у неприятеля скорее может быть свобода, а у женщины оковы долговременны. (Петр Великий)

  
   0x01 graphic
  
   Анна Ивановна Монс (Анна-Маргрета фон Монсон, "Монсиха", Кукуйская царица -- фаворитка Петра (1691 или 1692 до 1704)
  
   Был у Екатерины любимец и правитель канцелярии, заведовавший ее вотчинами, - Виллиам Монс, брат той самой Анны Монс, которая некогда была любовницей Петра. Он находился в большой доверенности, а его сестра Матрена Балк была любимой фрейлиной у Екатерины. Пользуясь такою близостью к государыне, брат и сестра зазнались и вообразили, что они через то стали могущественными особами. Виллиам Монс надменно принимал всяких просителей, хвастал, что он своим ходатайством у государыни может всякому сделать многое. Петр стал обвинять и брата, и сестру в том, что, управляя доходами Екатерины, они ее обкрадывают; но то был только предлог: на самом деле, Петр приревновал Монса к императрице. Скоро после своего возвращения в Петербург, Петр проводил вечер с Монсом, и в 9 часов вечера отпустил его и других бывших с ним придворных, сказавши, что идет в свою спальню. Ничего не подозревая для себя худого, Монс прибыл домой, разделся и стал курить трубку: вдруг к нему входит страшный генерал-майор Андрей Иванович Ушаков, начальник тайной канцелярии, требует от него шпагу и ключи, потом опечатывает его бумаги и приказывает ехать с собою. Ушаков привез его в свой дом. Монс увидел там Петра. "И ты здесь", - сказал Петр, бросив на него презрительный взгляд. Монса арестовали и на другой день подвергли допросу в канцелярии собственного императорского кабинета. Монс увидел здесь опять государя и пришел в такое ослабление сил, что лишился чувств; ему принуждены были пустить кровь. На следующий день повели его снова к допросу и стали угрожать пыткою. Монс, чтобы не допустить себя до мучений, сознался, что обращал в свою пользу оброки с некоторых вотчин императрицы и взял с крестьянина взятку, обещая сделать его стремянным конюхом императрицы. Монса препроводили в крепость (26 октября), а потом высший суд 14 ноября приговорил его к смертной казни. Рассказывают, что царь сам приехал к нему проститься. "Жаль тебя мне, очень жаль, да делать нечего, надобно тебя казнить", - говорил ему Петр. (Ист.: Костомаров)
  
  
   0x01 graphic
  
   0x01 graphic
  
   Портрет Настасьи Шумской (Минкиной)
  
   Дело об убийстве Настасьи Шумской -- уголовное дело 1825 г. об убийстве любовницы Аракчеева крестьянки Настасьи Шумской (Минкиной). В усадьбе Аракчеев Грузине Шумская заведовала всем хозяйством во время частых отлучек Аракчеева, причём выказала замечательную аккуратность и распорядительность (что, впрочем, не мешало ей изменять графу и брать взятки). Влияние домоправительницы на графа было столь велико, что многие высокопоставленные лица намеренно заискивали перед ней, чтобы получить большее расположение Аракчеева. Крестьяне считали её колдуньей, так как, систематически организовав наблюдение за ними, она узнавала самые тайные их намерения. Жестокость её (порою доводившая дворовых людей до самоубийства) возмущала даже привычное к суровым наказаниям население. Желая окончательно привязать к себе графа, она симулировала беременность и взяла у крестьянки Лукьяновой новорожденного ребенка, которого выдала за своего сына. Несколько попыток отравить её кончились неудачно. В 1825 году Шумская из зависти систематически стала истязать комнатную девушку Прасковью, которая считалась очень красивой: она жгла ей лицо щипцами для завивки волос, вырывая куски мяса. Страдалица вырвалась и убежала на кухню к брату. Последний схватил нож, бросился в комнату Шумской и зарезал её. Следствие об убийстве вел П.А. Клейнмихель. Осуждённых били крупом с такой жестокостью, что двое умерли на месте и один через несколько дней. Тридцатилетняя беременная крестьянка Дарья Константинова, приговорённая к 95 ударам кнута, сумела выжить и была отправлена на каторгу. (Ист.: Википедия)
  
  
   0x01 graphic

ПРОСЧЕТ И РАСЧЕТ

На войне расчет с просчетом по соседним тропинкам ходят.

  
  
   Наши и немецкие просчеты в войне. Приказ НКО к 23 февраля 1943 г. - Паникерство и трусость. Их (немцев - А.К.) стратегия дефективная. 1941-1945.
   Начало Великой Отечественной войны показало многие просчеты и нашей военной идеологии, и нашей военной системы, включая учебную). Паникерство и трусость отдельных командиров и бойцов ; неумение осмыслить сложившуюся обстановку и при­нять разумное решение; преувеличение боевых возможностей фашистских войск и появление так называемых "пораженческих" настроений; проявление таких явлений, как "танкобоязнь", "самолетобоязнь", "радиобоязнь" и т.п.; неумение командиров и политработников восстанавли­вать моральную стойкость людей, выводить их из состояния шока, предупреждать и пресекать явления массового психоза и невроза и др., - все это имело место в начальный период войны.
   *
   Немцы тоже не все рассчитали и, когда вынуждены были отказаться от плана "молниеносной войны", они проявили все негативы своей фридриховской системы, прежде всего, склонность к догматизму и шаблону. Это обстоятельство было подмечено в приказе НКО к 23 февраля 1943 г. В нем, в частности говорилось следующее: "Их (немцев - А.К.) стратегия дефективная, так как она, как правило, недооценивает сил и возможностей противника и переоценивает свои силы. Их тактика шаблонна, так как она старается подогнать события на фронте под тот или иной па­раграф устава. Немцы аккуратны и точны в своих действиях, когда обста­новка позволяет осуществлять требования устава. В этом их сила. Немцы становятся беспомощными, когда обстановка услож­няется и начинает "не соответствовать" тому или иному параг­рафу устава, требуя принятия самостоятельного решения, не предусмотренного уставом. В этом их основная слабость"
   .
  
  
  
   Пятая колонна. Англия. немецкие шпионы в английской форме просочились в некоторые английские штабы. Ходсон. 1937- 1942. Ионг. 1959.
  
   В английских войсках также широко распространилось убеждение о существовании пятой колонны.
   12 мая военный корреспондент И. Л. Ходсон по пути в Брюссель пытался завязать разговор с английским капралом. Тот "не захотел ничего ответить, пока не посмотрел мое удостоверение личности". Во время разговора Ходсона с капралом к ним подъехали на велосипедах двое перепуганных молодых людей: они заметили укрывавшегося в соседнем лесу иноземца, "маленького человечка с воспаленными глазами", они никогда не видели его раньше и "были уверены, что это шпион". Кроме того, тут поблизости опустились на парашютах два немца с пулеметами; один из них одет в форму бельгийского полисмена, а другой -- в штатское платье.
   На следующий день Ходсон встретил в Брюсселе весьма почтенную даму; та рассказала ему, что немцы сбрасывают часы и авторучки, внутри которых находится взрывчатое вещество, что после падения одной немецкой бомбы "все дома в радиусе 150 ярдов были сметены". 14 мая Ходсон услышал от солдата шотландца, что тот помогал захватить нескольких парашютистов, переодетых в бельгийскую форму.
   "Четыре парашютиста в штатском, -- писал Ходсон, -- опустились вчера в самом центре Брюсселя. Один из них упал на крышу дама и сломал себе ногу. Троих задержали, а четвертого до сих пор поймать не удалось".
   В Лувене арестовали несколько сот человек, подозреваемых в принадлежности к бельгийской пятой колонне.
   "Один из них жег бельгийский флаг на базарной площади под предлогом, что флаг не должен попасть в немецкие руки. Был ли это дымовой сигнал противнику, точно никто не знал. Однако ни один человек не пытался это опровергать".
   В Ульстерском королевском пехотном полку Ходсон услышал, что немецкие шпионы в английской форме просочились в некоторые английские штабы. Там же рассказывали, что "во время перепахивания поля обнаружили знак, подобный тем, которые применяются противником для обозначения местонахождения штабов, то есть длинную стрелку на подставке, к которой были прикреплены три патефонные пластинки".
   21 мая Ходсон остановился в Булони.
   "Сегодня вечером, когда началась бомбардировка, мы некоторое время задержались у окна спальни, наблюдая за портом. Были видны два или три неподвижных огонька, напоминавших звезды. Эти огоньки могли служить сигналами, показывающим противнику границы того объекта, который он должен бомбардировать. Мы крикнули об этом постовому военной полиции, дежурившему внизу. На улицах города обнаружены знаки свастики, нарисованные мелом. Казалось, что в этой войне кругом предательство".
   **
  
  
  
   США и Япония в войне. Рузвельт просил конгресс объявить с 7 декабря 1941 года войну Японии. Пёрл-Харбор, 1941. Яковлев. 1988.
  
   Громадный, как представлялось тогда, успех удара по Пёрл-Харбору породил внушительную легенду -- среди пилотов, атаковавших американский флот, были немцы. На Гавайях нашлись даже "очевидцы", видевшие за штурвалами японских самолетов европейские лица. Что тут сомневаться, конечно, только гитлеровским люфтваффе, а не "азиатам" по плечу содеянное!
   В действительности гитлеровское руководство узнало о Пёрл-Харборе из радиоперехвата, когда над Берлином уже сгустилась ночь 7 декабря. Поднятый с постели Риббентроп не поверил сообщению, которое, "вероятно, пропагандистское ухищрение врага", и потребовал, чтобы его больше не беспокоили до утра. А в 1 час дня 8 декабря к нему явился Осима с официальной просьбой "немедленно" объявить войну США. Гитлер, разумеется, стоял за это и засел за подготовку трескучей речи против Рузвельта, что потребовало времени. Отсюда задержка с объявлением войны США до 11 декабря 1941 года.
   **
   По всей вероятности, Рузвельт и Хэлл знали о происходившем в Берлине и в ожидании неизбежного из Европы не отвлекались от дел на Тихом океане
  
   В тот фатальный день 7 декабря в Белом доме уже в 8.40 вечера сошлись министры.
  
   Они расселись в Овальном кабинете. Президент серьезно сообщил, что по значимости совещание можно сравнить только с тем, которое провел А. Линкольн со своим правительством в начале Гражданской войны в США, то есть в 1861 году. Тут в кабинет стали входить лидеры конгресса, толпа сенаторов и конгрессменов. Они оттеснили членов кабинета от стола и сгрудились вокруг президента.
   Военный министр Г. Стимсон подал голос: коль скоро США вступили в войну на Тихом океане, нужно объявить войну еще Германии и Италии. Нечего тянуть. Гул одобрения покрыл резкий голос Рузвельта: "Не надо". Воцарилась тишина.
  
   Франклин Д. Рузвельт неторопливо прочитал лекцию об американо-японских отношениях, выделив миролюбие Соединенных Штатов и коварство Японии. Взять хотя бы последнюю ноту Токио, сокрушался президент, "ложь с начала до конца". Он еще описал в самых мрачных красках катастрофу в Пёрл-Харборе. Сенатор Т. Коннэли закричал: "Наши проспали! Где были наши патрули?" Рузвельт развел руками. На том совещание, равное по важности собранию у А. Линкольна в 1861 году, закончилось.
   **
   В Белый дом потянулись адмиралы, генералы, бизнесмены, политики и многие другие. А вокруг все сгущались толпы, нестройно певшие "Боже, благослови Америку".
   Поздно вечером Рузвельт принял известнейшего журналиста Э. Мэрроу. Президент сухо сообщил об известных потерях. Внезапно Рузвельт сорвался, стуча по столу громадным кулаком, он закричал: американские самолеты были уничтожены "на земле, боже мой, на земле!".
   **
   8 декабря в 12.20 в Вашингтоне кортеж из десяти сверкающих машин подъехал к южному входу Капитолия. Из первой вышел президент США Франклин Д. Рузвельт. Он был в морском плаще и опирался на руку сына Джимми в форме капитана морской пехоты. Охрана высыпала из трех машин и взяла в кольцо президента. Вокруг здания за кордоном конных полицейских густая, молчаливая толпа.
   **
   Президент приехал просить конгресс объявить войну Японии.
   В Капитолии все были в сборе. В 12.29 Рузвельт, поддерживаемый Джимми, вошел в зал палаты представителей, где проводились объединенные заседания конгресса. Немногословное представление спикера Сэма Райберна -- и президент занял трибуну. Впервые за девять лет его встретили аплодисментами и республиканцы. Он произнес короткую речь, в которой сказал:
   "Вчера, 7 декабря 1941 года -- в День позора, Соединенные Штаты были внезапно и злоумышленно атакованы военно-морскими и воздушными силами Японской империи. США были в мире с этой страной и по просьбе Японии все еще вели переговоры с ее правительством и императором, направленные на сохранение мира на Тихом океане. Больше того, через час после начала нападения японской авиации на остров Оаху посол Японии в США Номура и его коллега по переговорам Курусу передали государственному секретарю официальный ответ на недавние американские предложения. Хотя в ответе указывалось, что представляется бесполезным продолжать нынешние дипломатические переговоры, в нем не содержалось ни угроз, ни намека на войну или вооруженное нападение. Учитывая расстояние между Гавайями и Японией, нет никаких сомнений в том, что нападение умышленно готовилось в течение многих дней и даже недель. А все это время японское правительство сознательно стремилось обмануть Соединенные Штаты ложными заявлениями и выражало надежду на сохранение мира. Вчерашнее нападение на Гавайские острова нанесло огромный ущерб американским морским и военным силам. Погибло очень много американцев".
  
   Перечислив и другие пункты, в которых японские войска напали на американские владения на Дальнем Востоке и Тихом океане, Ф. Рузвельт просил конгресс объявить с 7 декабря 1941 года войну Японии.
   После непродолжительного обсуждения, в 16.10 8 декабря конгресс принял объединенную резолюцию, объявлявшую войну между "императорским правительством Японии и правительством и народом Соединенных Штатов". США вступили во вторую мировую войну.
   (Ист.: Н.Н. Яковлев. Пёрл-Харбор, 7 декабря 1941 года. Быль и небыль. -- М.: Политиздат, 1988).
  
   **
  
   0x01 graphic
  
  
   Жуков - На войне расчет с просчетом по соседним тропинкам ходят. Военную тайну тогда хранить умели. А.Н. Бучин. Яковлев Н. Н. 1941-1945.
  
   Н. Я.: В этом Жуков в какой-то мере преуспел. Смотрите: в Московской стратегической оборонительной операции (30.9-- 5.12.1941) мы потеряли (безвозвратные потери -- убитые, в плену) 514 338 человек, контрнаступление под Москвой (6.12.1941--7.1.1942) --139 586 человек, Ржевско-Вяземская стратегическая наступательная операция (8.1.1942-- 20.4.1942) -- 272 320 человек. Там, где Г. К. Жуков с начала до конца и без вмешательства свыше планировал и вел сражение -- контрнаступление под Москвой, -- потери значительно уступали оборонительному периоду.
   А. Б.: Это сейчас можно абстрактно рассуждать, а тогда было невероятно тяжело видеть трупы командиров и красноармейцев, усеявшие дороги наших отступлений и наступлений. Георгий Константинович тяжело переживал гибель людей. Несколько раз я слышал, как он сурово выговаривал генералам за это. Он любил повторять: "На войне расчет с просчетом по соседним тропинкам ходят".
   К весне фронт стабилизировался. В мае 1942 года произошло "великое переселение народов", как шутили у нас, -- штаб фронта переехал из Перхушкова в Обнинское; метрах в ста от двухэтажного здания, в котором разместился [51] комфронта со своей группой, протекала его любимая родная речка Протва. Георгий Константинович, видимо, запамятовал, что уже рассказал мне о своем детстве тяжелой осенью 1941 года, и снова вспомнил, какая рыба ("не поверишь, Александр Николаевич, вот такая!") водилась в замечательной Протве. Поделился и рецептами невиданной ухи. Я с большой серьезностью выслушал и поблагодарил.
   Поблизости оборудовали небольшой полевой аэродром, способный принимать только самолеты У-2. В экстренных случаях Г. К. Жуков пользовался ими, невзирая иной раз на большой риск. Военную тайну тогда хранить умели.
  
  
  
   Уроки и выводы - Сталинский просчет в оценке военно-политической обстановки, Анфилов. Начало войны. 1941.
  
   Все это произошло главным образом вследствие допущенного Сталиным просчета в оценке военно-политической обстановки, считавшего, что наличие пакта о ненападении гарантирует нас на ближайшее время от войны с Германией. В результате этого не были своевременно приняты все необходимые меры по усилению обороны страны и, особенно, по приведению войск приграничных округов в боевую готовность.
   Сталин располагал достоверными сведениями о сосредоточении и развертывании немецко-фашистской армии у наших границ и ее подготовке к нападению на Советский Союз.
   Но он расценивал их как провокационные, преследовавшие цель толкнуть советское правительство на такие ответные шаги, которые могли быть использованы фашистской кликой для нарушения пакта о ненападении.
   По этой причине Сталин, единолично решавший важнейшие военные вопросы, в начале июня 1941 г. запретил командующим западных приграничных округов выводить войска в укрепленные районы и приводить их в состояние повышенной боевой готовности. Те мероприятия, которые были в этом направлении проведены накануне войны, оказались недостаточными или запоздавшими.
  
  
   0x01 graphic
  
   Двое на Афганской войне (КЗ.22.4.89-4)
   Командира полка подполковника Н.П. Кравченко потребовали срочно в штаб армии и там представили молоденького лейтенанта: "Лейтенант Сергей Тесля. Будет служить у тебя. Только побереги его. Это просьба "сверху".
   Другой офицер Михаих Кузьмин в Кабуле вместе с другими офицерами попал на пересыльный пункт. Добрался до части без провожатых.
   ...С приходом Тесли на заставе начались чудеса. Однажды его не оказалось на заставе. Исчез. Объявился в Кабуле в военном госпитале пьяным. Попал в комендатуру. Отпустили по звонку свыше. Вскоре на заставу приехал лично первый заместитель начальника Генштаба генерал армии В.И. Варенников и за отличную службу наградил Сергея Теслю японскими часами "Сейко". На остальные заставы генерал не заезжал.
   Не успев обжиться в Афганистане Тесля получает отпуск - 45 суток - в связи с женитьбой.
   Пока лейтенант был в отпуске на его заставе развернулась нешуточная стройка. Завезли бревна, стены утолщили почти до метра, укрепили крышу, поставили новый наблюдательный пункт. За стройкой наблюдал полковник.
   В то время лейтенант Кузьмин все время не выходил из боя. Получил орден Красной звезды.
   Тесля приехал после отпуска и вновь замелькали штабные "Тойоты" к нему. Вскоре в полк пришло известие о том, что Тесля стал кавалером ордена Красной Звезды. Вскоре Теслю перевели к новому месту службы уже в качестве командира роты.
   Корр.: Я не хочу, чтобы кавалер ордена Красной Звезды старший лейтенант Сергей Тесля когда-нибудь станет генералом.
  
   0x01 graphic

ЗАВЕЩАНИЕ

  
   Каждый человек таит в себе желание оставить какую-то память в потомстве. В графе Аракчееве желание не быть забытым имело свойство настоящей страсти. Но он боялся напрасно. Его имя прочно и надолго вошло в память русского народа и оказалось удобным символом для обличения возникающих в обществе насилия со стороны властей бесчеловечных порядков. И в данном качестве оно пережило имена многих современников. Но личность Аракчеева не была такой однозначно отрицательной. Современные нам историки рассматривали личность графа А. А. Аракчеева с разных точек зрения, пытаясь проанализировать истинное значение его
   деятельности. Аракчеев был исключительно масштабной и уникальной личностью в
   российской истории по степени воздействия на определенные области общественной жизни и на жизнь общества в целом. К тому же это был человек, которому в течении своего царствования Александр I доверял абсолютно. На мой взгляд, нашей огромной стране нужны такие выдающиеся личности, как А. А. Аракчеев, чтобы хоть иногда восстанавливать порядок в сложном управлении государственными делами и вообще внутри страны, внешней политики. Во все времена отечеству нужны были люди готовые служить ему бескорыстно. Граф А. А. Аракчеев принадлежал именно к такой категории людей.
  
   Ист.:
   Гейнце Н.Э. Аракчеев: Ист. роман XIX столетия. -- М.: Современ­ник. 1994. -- 638 с. -- (Сер. "Золотая летопись России").
   Какунин А.С. А.А. Аракчеев -- верный служитель монархов:
   [ О рус. ген. от инфантерии] // Воен.-ист. журн. -- 1995. -- N 1. -- С. 81--88.
   Кизеветтер А.А. Император Александр I и Аракчеев в их взаимоот­ношениях. -- СПб., 1911 -- (Отт. из "Рус. мысли", 1911, кн. 2, с. 1 -- 33).
   Полководцы, военачальники и военные деятели России в "Военной энциклопедии" Сытина. Т. 1 / Авт.-сост. В.М. Лурье, В.В. Ященко. -- СПб.: "Экополие и культура". 1995. -- С. 105 -- 112.
   Ратч А.Ф. Сведения о графе Алексее Андреевиче Аракчееве. По 1798 г. -- СПб.: тип. Штаба Отд. корпуса внутр. стражи, 1864. -- 197с.
   Столетие военного министерства 1802 -- 1902. Т. III, отд. VI: Во­ен. министры и главноуправляющие воен. частью в России с 1701 по 1910 г. / Сост. Н.М. Затворницкий. ~ М.: тип. Т-ва М.0 Вольфа, 1911. --С. 107--133.
   Томсинов В.А. Временщик: (А.А. Аракчеев). -- М.: ТОО "ТЕИС", 1996 -- 272 с. -- (Гос. деятели России).
   Федоров В.А. А.А. Аракчеев (1769-- 1834); [Рус. гос. деятель, граф, ген.]//Вестник МГУ. -- 1993. - N 3. -- С. 54 -- 74. и др.
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  

 Ваша оценка:

По всем вопросам, связанным с использованием представленных на ArtOfWar материалов, обращайтесь напрямую к авторам произведений или к редактору сайта по email artofwar.ru@mail.ru
(с) ArtOfWar, 1998-2018