ArtOfWar. Творчество ветеранов последних войн. Сайт имени Владимира Григорьева

Каменев Анатолий Иванович
До последнего патрона

[Регистрация] [Найти] [Обсуждения] [Новинки] [English] [Помощь] [Построения] [Окопка.ru]
 Ваша оценка:


  
  
  
  

ЭНЦИКЛОПЕДИЯ РУССКОГО ОФИЦЕРА

(из библиотеки профессора Анатолия Каменева)

   0x01 graphic
   Сохранить,
   дабы приумножить военную мудрость
   "Бездна неизреченного"...
  
   Мое кредо:
   http://militera.lib.ru/science/kamenev3/index.html
  
   0x01 graphic
  

Присяга Измайловского полка Екатерине II.

С рисунка Кестнера

И. Баграмян

До последнего патрона

(фрагменты из кн. "Так начиналась война")

  
  
  
   Первый удар фашистских дивизий обрушился на пограничные заставы и на небольшие гарнизоны укрепленных районов, еще не законченных строительствам. Бойцы и командиры этих подразделений героически выполнили свой долг: никто из них не покинул своих позиций под натиском неизмеримо превосходящих сил врага.
   Заставы и долговременные огневые точки укрепрайонов сразу же превратились в маленькие островки, со всех сторон захлестываемые враждебной стихией. Полностью окруженные, они веди неравный бой.
  
   Изумительную стойкость проявили бойцы, 98-го пограничного отряда под командованием подполковника Г. Г. Сурженко. 9-я застава этого отряда во главе с лейтенантом Ф. Н. Гусевым не раз переходила в контратаки и не отступила ни на шаг от границы. Около 600 гитлеровских солдат и офицеров нашли свой конец в первый день войны на подступах к позициям этой заставы и соседних с ней огневых точек укрепленного района.
   Попытки подоспевших частей нашей 5-й армии пробиться к окруженной горстке храбрецов были безуспешными.
   Всех нас волновала мысль: удастся ли спасти их? Ведь к вечеру у них кончатся боеприпасы...
  
   **
  
   В еще более трудном положении оказалась соседняя застава.
   Первый внезапный артиллерийский налет врага нанес ей невосполнимый урон: сразу же были разрушены все здания и под их обломками погибли многие пограничники. Но уцелевшие бойцы во главе с политруком Ф. Т. Бобенко быстро заняли оборону и ударили по врагу.
   Южнее, в районе города Владимир-Волынский, мужественно сражались пограничники 90-го отряда майора М. С. Бычковского, оказавшиеся на направлении главного удара фашистских войск.
   Величайшую стойкость проявили пограничники 13-й заставы этого отряда во главе с лейтенантом А. В. Лопатиным. Вечером мы узнали, что они закрепились в подвале разрушенного здания заставы и продолжают сражаться.
  
   Успеют ли части 87-й стрелковой дивизии выручить их?
  
   **
  
   По нашим самым оптимистическим предположениям, пограничники могли продержаться максимум два дня.
   Но многие заставы вели бой значительно дольше. А застава Лопатина сражалась одиннадцать суток! Герои дрались до конца. Они погибли под развалинами здания, но не сложили оружия.
  
   Мужественно сражались пограничники Перемышльского отряда, которым командовал подполковник Я. И. Тарутин. На участке заставы лейтенанта П. С. Нечаева находился мост через реку Сан у Перемышля. Вражеское командование для захвата этого моста бросило специально подготовленный отряд. Ему удалось прорваться на мост и захватить его, но решительной контратакой пограничники отбросили гитлеровцев. Фашисты обрушили на наших бойцов шквал артиллерийского и минометного огня, под его прикрытием форсировали реку вброд и обошли пограничников с флангов. В неравном бою быстро таяли ряды героев.
   Наконец лейтенант Нечаев остался один. Он подпустил к себе фашистов вплотную и взорвал последнюю гранату.
  
   **
  
   Все это я рассказываю со слов очевидцев, а также на основе скупых донесений, поступавших с границы.
   Но вот еще одно свидетельство.
  
   К нам в плен попал немецкий фельдфебель, который участвовал в атаках на 9-ю пограничную заставу лейтенанта Н. С. Слюсарева. На участке этой заставы находился мост через реку Сан (восточнее Радымно). Показания гитлеровца были записаны фронтовым корреспондентом Владимиром Беляевым.
   Привожу эту запись.
  
   "До сих пор, -- сказал фельдфебель, -- располагаясь поблизости от советской границы, мы слушали только песни советских пограничников и не предполагали, что люди, поющие так мечтательно, протяжно, мелодично, могут столь яростно защищать свою землю. Огонь их был ужасен! Мы оставили на мосту много трупов, но так и не овладели им сразу. Тогда командир моего батальона приказал переходить Сан вброд -- справа и слева, чтобы окружить мост и захватить его целым. Но как только мы бросились в реку, русские пограничники и здесь стали поливать нас огнем. Потери от их ураганного огня были страшными. Нигде, ни в Польше, ни во Франции, не было в моем батальоне таких потерь, как в те минуты, когда порывались мы форсировать Сан. Видя, что его замысел срывается, командир батальона приказал открыть огонь из 80-миллиметровых минометов. Лишь под его прикрытием мы стали просачиваться на советский берег. Наша тяжелая артиллерия уже перевела свой огонь в глубь советской территории, где слышался рокот танков. Но и находясь на советском берегу, мы не могли продвигаться дальше так быстро, как того хотелось нашему командованию. У ваших пограничников кое-где но линии берега были огневые точки. Они засели в них и стреляли буквально до последнего патрона. Нам приходилось вызывать саперов. Те, если им это удавалось, подползали к укреплениям и подрывали их динамитом. Но и после грохота взрывов пограничники сопротивлялись до последнего. Нигде, никогда мы не видели такой стойкости, такого воинского упорства. Мы уже обтекали огневую точку, двигались дальше, однако никакая сила не смогла сдвинуть двух-трех пограничников с их позиции. Они предпочитали смерть возможности отхода. Советского пограничника можно было взять в плен только при двух условиях: когда он был уже мертв либо если его ранило и он находился в тяжелом, бессознательном состоянии... В нашем батальоне насчитывалось тогда 900 человек. Одними убитыми мы потеряли 150 человек. Больше 100 получили ранения. Многих понесло течением, и в суматохе мы так и не смогли их вытащить на берег..."
  
   Мне нечего добавить к этому откровенному признанию немецкого фельдфебеля.
   Вот так встретили наши пограничники первый день войны.
  
   **
  
   А что в эти часы происходило на позициях пограничных укрепленных районов?
   Напомню еще раз, что к началу вражеского нападения строительство большинства пограничных укрепленных районов нашего округа не было закончено, в строю находились лишь отдельные долговременные огневые точки (доты). Подготовленные полевые оборонительные позиции не были заняты нашими стрелковыми дивизиями прикрытия границы. Это еще более затрудняло оборону укрепрайонов.
  
   Гитлеровцы, наступавшие при поддержке мощного артиллерийского огня, сравнительно быстро блокировали большинство наших дотов, но не смогли сломить упорства их малочисленных гарнизонов. Фашистские орудия и танки били по дотам прямой наводкой бетонобойными снарядами. Вражеские саперы ползли к ним с взрывчаткой. Метким огнем, смелыми вылазками советские бойцы снова и снова отбивали врага.
  
   Горстки бойцов дрались до конца. Маленькие гарнизоны дотов не прекращали борьбы, пока в живых оставался хоть один красноармеец. Лишь когда значительная часть фашистских войск, обошедшая укрепрайоны с флангов, была уже глубоко в нашем тылу, остатки гарнизонов получили приказ на отход. Они уничтожили тяжелое вооружение и проложили себе путь сквозь плотное вражеское кольцо. Подвиги этих людей были поистине легендарными.
   Каждое донесение из укрепленных районов мы читали с душевным трепетом.
  
   **
  
   Одним из дотов Струмиловского укрепрайона командовал младший лейтенант Д. С. Кулиш.
   В первые же часы войны дот был окружен врагом и подвергся методической осаде. Фашисты в упор расстреливали его из мощных орудий, поливали пылающими струями из огнеметов. Бойцы задыхались в ядовитом дыму, но отбивались с неослабевающим мужеством. Отчаявшись заставить советских бойцов сложить оружие, фашисты подтащили к доту взрывчатку.
   Тогда горстка героев совершила внезапную вылазку и в яростной рукопашной схватке уничтожила вражеских саперов. Бой разгорелся с новой силой.
  
   Гарнизоны дотов Перемышльского укрепленного района, которыми командовали младшие лейтенанты В. Д. Данин и П. И. Чаплин, несколько суток отбивали атаки фашистов. Экономя патроны, Данин подпускал гитлеровцев вплотную, а потом вел бойцов в рукопашную схватку. Но вот кончились патроны. Пали в бою почти все защитники маленькой крепости. В живых остались лишь двое: раненый лейтенант Данин и старший сержант Меркулов. Фашисты предложили им сдаться. В ответ Данин и Меркулов схватили последние гранаты, открыли дверь и молча бросились на гитлеровцев. Срезанный автоматной очередью, упал Меркулов. Фашисты кинулись к нему. Собрав остаток сил, старший сержант дернул рукоятку гранаты. Раздался взрыв...
   Истекавший кровью Данин сумел пробраться к соседнему доту.
  
   **
  
   На дот, в котором сражался гарнизон младшего лейтенанта Чаплина, фашисты обрушили сотни бетонобойных снарядов. Бойцы оглохли от грохота.
   Почти все были изранены осколками бетона, отлетавшими от стен. Дым и пыль не давали дышать. Иногда дот надолго замолкал. Но, стоило гитлеровцам подняться в атаку, маленькая крепость оживала и косила врага метким огнем. Фашистам удалось захватить железнодорожный мост через реку Сан. Но воспользоваться им они не могли: мост находился под прицелом пулеметов советского дота. И так продолжалось целую неделю, пока у храбрецов не кончились боеприпасы. Только тогда фашистским саперам удалось подтащить к доту взрывчатку.
   Лейтенант Чаплин и его подчиненные погибли, так и не покинув своего поста.
  
   **
  
   И таких гарнизонов в укрепленных районах было множество.
   Огневые точки на советской границе, их малочисленные, но стойкие гарнизоны явились первым препятствием, о которое споткнулась огромная фашистская армия в своем марше на Восток. Героическая борьба пограничников и бойцов приграничных укрепленных районов имела огромное значение. Уже здесь, на первых километрах советской земли, дал трещину тщательно разработанный гитлеровским командованием план блицкрига.
   **
  
   Верность долгу
  
   Пока отряды пограничников и гарнизоны укрепленных районов вели неравный бой в окружении огромных масс фашистских войск, дивизии, дислоцировавшиеся в непосредственной близости от границы, упорно пытались выйти на назначенные рубежи. Советские бойцы и командиры героически выполняли свой долг. Они непрерывно контратаковали наступавшего врага, несмотря на его многократное численное превосходство.
  
   В полосе 5-й армии первыми вступили в бой в начале второй половины дня 22 июня по два полка 45, 62 и 87-й стрелковых дивизий (третьи полки этих соединений находились на строительных работах и не успели подойти к месту сражения) и полностью 124-я стрелковая дивизия. Поднятые по тревоге, захватив с собой ограниченное количество боеприпасов (обозы задержались на погрузке у складов в местах постоянной дислокации), части прямо с марша устремлялись в контратаки. Бойцы и командиры не жалели ни сил, ни жизни. Фашистам не удалось сломить мужества этих еще не обстрелянных бойцов. Стеной огня враг останавливал их, но вынудить к отступлению не мог.
  
   А тем соединениям, которые располагались в глубине приграничной зоны, прежде чем выйти на свои рубежи, надо было пройти значительное расстояние. И они под непрерывными ударами фашистской авиации, оставляя за собой кровавый след, шли к границе с той организованностью и железным упорством, каким отличались наши кадровые дивизии.
   Пока соединения второго эшелона спешили на помощь уже сражающимся четырем дивизиям, те, приняв на себя удар главных сил агрессора, стояли насмерть.
   Сравнивая соотношение сил наших и немецких войск, вновь и вновь восхищаешься несгибаемой стойкостью советского солдата.
  
   В полосе нашей 5-й армии на 75-километровом участке от Устилуга до Крыстынополя, где наносился главный вражеский удар и фактически решалась судьба всего приграничного сражения, в первый день войны оказались лишь 87-я и 124-я стрелковые дивизии, а все остальные силы находились на значительном удалении. [101] На эти два соединения обрушился натиск до восьми пехотных и трех-четырех танковых дивизий противника при мощной поддержке авиации. Но наши люди не дрогнули.
  
   **
  
   Соотношение сил вообще было не в нашу пользу.
   На направлении главного удара врага вся группировка войск Юго-Западного фронта (три стрелковые дивизии и два мехкорпуса -- 15-й и 22-й), не имевшая стройного оперативного построения и рассредоточенная на большую глубину, насчитывала примерно 100 тысяч человек и около 2 тысяч орудий и минометов. А против нее были заблаговременно развернуты и нацелены войска немецких 6-й армии и 1-й танковой группы, насчитывавших до 300 тысяч солдат и офицеров и около 5,5 тысячи орудий и минометов. Значит, фашисты имели здесь общее тройное превосходство в живой силе и более чем двойное -- в артиллерии. И вдобавок ко всему -- господство в воздухе.
   На направлении главного удара гитлеровцев в 250-- 300 километрах от границы располагались 9-й, 19-й механизированные корпуса. По общему числу танков все наши четыре мехкорпуса не уступали противнику, но это были в основном старые машины учебно-боевого парка. Новых танков KB и Т-34, наиболее технически совершенных по тому времени, во всех указанных четырех корпусах насчитывалось всего 163. А противник имел 700 танков новых образцов.
   **
  
   Не следует забывать также и тот факт, что если главные силы 15-го и 22-го мехкорпусов могли вступить в сражение не раньше второго дня войны, то соединения 9-го и 19-го мехкорпусов в лучшем случае успевали выйти к границе через четыре дня. А если к этому добавить, что механики-водители не успели еще освоить новые машины, то нетрудно будет убедиться, на чьей стороне было преимущество в танках.
  
   В полосах 6-й и 26-й армий против наших пяти стрелковых и одной кавалерийской дивизий наступало 12--14 фашистских пехотных дивизий. Несмотря на более чем двойное превосходство в силах, немцы здесь, по существу, топтались на месте и продвигались лишь тогда, когда мы сами оттягивали наши части из-за неблагоприятно складывавшейся обстановки. На правом фланге 5-й армии, в полосе которой наносила свой тщательно подготовленный главный удар группа немецких армий "Юг", севернее Владимир-Волынского противник был остановлен решительными контратаками 15-го стрелкового корпуса полковника И. И. Федюнинского.
  
   0x01 graphic
  
   Федюнинский Иван Иванович (30 июля 1900 года -- 17 октября 1977 года) --генерал армии. Герой Советского Союза (1939).
  
  -- Родился в деревне Гилёва Успенской волости Тюменского уезда Тобольской губернии (в настоящее время Тугулымский район Свердловской области), в семье крестьянина.
  -- В 1913 году окончил сельскую школу в деревне Гилёва и стал работать подмастерьем маляра.
  -- С 1919 года вся дальнейшая его жизнь была связана с военной службой.
  -- В 1919 году Федюнинский добровольцем вступил в Красную Армию. Во время Гражданской войны воевал рядовым на Западном фронте. Был дважды ранен.
  -- С 1923 по 1924 год учился во Владивостокской пехотной школе. По окончании назначен командиром взвода в 107-й Владимирский стрелковый полк.
  -- В 1929 году, в должности командира 6-й роты 36-й стрелковой дивизии Особой Дальневосточной армии, участвовал в военном конфликте на КВЖД. За находчивость и умелое руководство, проявленную личную храбрость в этих боях, был награждён орденом Красного Знамени и личным именным оружием.
  -- В октябре 1930 года направлен на курсы комсостава "Выстрел". После окончания их с отличием возвращается на Дальний Восток, где назначен командиром батальона, а в 1936 году помощником командира полка.
  -- В 1939 году служил на границе с Монголией в должности помощника командира полка по хозяйственной части.
  -- В начале необъявленной войны на Халхин-Голе с японскими войсками по предложению Г. К. Жукова назначен командиром 24-го моторизованного полка.
  -- Указом Президиума Верховного Совета СССР от 29 августа 1939 года полковнику Федюнинскому Ивану Ивановичу было присвоено звание Героя Советского Союза с вручением ордена Ленина и медали "Золотая Звезда" N 155.
  -- Постановлением Президиума Великого народного хурала Монгольской Народной Республики от 15 июля 1975 года И. И. Федюнинский был удостоен звания Героя МНР.
  -- 6 февраля 1940 года - принял командование 82-й стрелковой дивизией, которая дислоцировалась в Монгольской Народной Республике в городе Баян-Тумен.
  -- С ноября 1940 года и в начале Великой Отечественной войны полковник (c 12 августа 1941 -- генерал-майор) Федюнинский был командиром 15-го стрелкового корпуса, расквартированного в районе Бреста и Ковеля. Его корпус, состоявший из трёх дивизий, с началом войны, в отличие от многих других соединений, успешно вёл оборонительные бои и нанёс несколько ощутимых контрударов по наступающим немецким войскам.
  -- После ранения, полученного в этих боях, по указанию командующего фронтом был доставлен на самолёте в Москву в госпиталь.
  -- С апреля 1942 года на Западном фронте командует 5 А и участвует в операциях под Москвой.
  -- В октябре 1942 года назначен заместителем командующего Волховского фронта К. А. Мерецкова.
  -- В мае 1943 года назначен заместителем командующего Брянского фронта. 14 июля 1943 принял командование 11-й армией и участвовал в Брянской (1 сентября -- 3 октября 1943) и Гомельско-Речицкой (10--30 ноября 1943) операциях.
  -- В декабре 1943 года назначен командующим 2-й ударной армии под Ленинградом, наносившей удар с Ораниенбаумского плацдарма.
  -- 24 июня 1945 года генерал-полковник И. И. Федюнинский участвовал в Параде Победы в Москве на Красной площади.
  -- В апреле 1946 -- феврале 1947 годов И. И. Федюнинский командовал войсками Архангельского ВО.
  -- В 1948 году окончил высшие академические курсы при Военной Академии Генерального Штаба.
  -- В 1948--1951 годах -- командующий 7-й общевойсковой армией (штаб армии располагался в городе Ереване).
  -- В 1951--1954 годах был заместителем и первым заместителем Главнокомандующего Группой советских войск в Германии.
  -- В 1954--1957 -- командующий Закавказского ВО.
  -- В 1957--1965 -- командующий Туркестанского ВО.
  -- С декабря 1965 года и до своей кончины -- военный инспектор-советник Группы генеральных инспекторов Министерства обороны СССР.
  -- И. И. Федюнинский жил и умер в Москве 17 октября 1977 года.
  -- Похоронен на Новодевичьем кладбище.
  
   **
  
   Командир 45-й стрелковой дивизии опытный и хладнокровный генерал-майор Г. И. Шерстюк, экономя снаряды и патроны, приказывал подпускать фашистские цепи как можно ближе, расстреливать их в упор, а затем поднимал бойцов в штыки. Противник нес большие потери, но заметного продвижения не добился.
  
   0x01 graphic
  
   Справка:
  
   Шерстюк Гавриил Игнатьевич (24 марта 1891 года -- 31 декабря 1953 года) -- генерал-майор (1940).
  
  -- Родился в селе Новый Тагамлык Полтавской губернии.
  -- С началом Первой мировой войны, в июле 1914 года был призван в российскую армию, рядовым служил в 26-м запасном батальоне (Кременчуг).
  -- В составе полка участвовал в боях с австро-венграми в Карпатах, командовал отделением, затем взводом, дослужился до старшего унтер-офицера.
  -- В сентябре 1916 года поступил в Чугуевское юнкерское училище, выпущен в 1917 году прапорщиком в 42-й запасной полк, и.д. командира роты.
  -- В июле 1917 года был назначен младшим офицером роты в 42-м стрелковом полку, с августа по сентябрь 1917 года обучался на офицерских пулемётных курсах 11-й стрелковой бригады.
  -- Демобилизован в декабре 1917 года.
  -- Во время Гражданской войны, в сентябре 1919 года Г.И. Шерстюка мобилизовали в Добровольческую армию, однако служить у белогвардейцев он не захотел, дезертировал.
  -- В октябре 1919 года собрал партизанский отряд и присоединился к 1-му сводному повстанческому полку Повстанческой Красной дивизии, в декабре 1919 года отряд влился в 366-й стрелковый полк 41-й стрелковой дивизии. Занимал должности адъютанта 1-го сводного повстанческого полка, затем -- комендант стрелкового полка, командир роты, адъютант стрелкового полка.
  -- Воевал против армии А. И. Деникина на Южном фронте, затем на Юго-Западном фронте с войсками УНР, участвовал в Советско-польской войне (был ранен), затем сражался с отрядами Н. И. Махно и различными бандами на территории Украины.
  -- После Гражданской войны, с апреля 1921 года -- адъютант и вр.и.д. помощника командующего 395-го стрелкового полка 41-й стрелковой бригады
  -- С июля 1922 года -- командир батальона 132-го стрелкового полка 44-й стрелковой дивизии Украинского военного округа, затем помощник командира и вр.и.д командира 130-го Богунского стрелкового полка той же дивизии, с апреля 1924 года вернулся на должность командира батальона 132-го стрелкового полк, с мая по июль 1925 года -- начальник отделения вневойсковой подготовки при Управлении Волынского округа, затем вернулся в 44-ю стрелковую дивизию, служил командиром батальона, вр.и.д начальника штаба полка.
  -- С мая 1926 года-- начальник штаба полка в 25-й, затем 75-й стрелковых дивизиях.
  -- В 1929 году окончил Курсы "Выстрел".
  -- С октября 1929 года -- преподаватель тактики, начальник учебного отдела Школы Червонных старшин им. ВУЦИК.
  -- С декабря 1932 года -- командир Белоцерковского стрелкового полка (с мая 1933 года -- 185-й Туркестанский стрелковый полк), с марта 1938 года -- помощник командира, с ноября 1938 года -- командир 97-й стрелковой дивизии в Киевском особом военном округе (КОВО).
  -- Участвовал в Польском походе РККА (сентябрь 1939 года).
  -- С 28 января по 13 марта 1940 года дивизия участвовала в Советско-финской войне, за которую был награждён орденом Красного Знамени (1940). В январе 1941 года становится комендантом Ковельского укреплённого района (УРа).
  -- С 1 апреля 1941 года -- командир 45-й стрелковой дивизии 15-го стрелкового корпуса 5-й армии КОВО.
  -- С началом Великой Отечественной войны 45-й стрелковая дивизия вошла в состав Юго-Западного фронта, с 22 июня 1941 года участвовала в оборонительной операции на Западной Украине.
  -- Вскоре был назначен заместителем командующего 38-й армии А.Г. Маслова, после его отбытия, с 21 февраля по 6 марта 1942 года -- вр.и.д. командующего 38-й армией.
  -- В 1943 году Г. И. Шерстюк окончил 3-х месячные курсы при Академии Генштаба, с июня 1943 года по февраль 1944 года состоял в распоряжении Г. К. Жукова.
  -- В феврале 1944 года был назначен заместителем командира 27-й армии С. Г. Трофименко, участвовал в Корсунь-Шевченковской, Уманско-Ботошанской, Ясско-Кишинёвской, Дебреценской и Будапештской операциях, с марта 1945 года -- заместитель командира 40-й армии Ф. Ф. Жмаченко, участвовал в Братиславско-Брновской и Пражской операциях.
  -- В мае 1946 года 40-я армия была расформирована, направлен в распоряжении Главного Управления Кадров
  -- В августе 1946 года назначен заместителем командующего по ВУЗам Белорусского военного округа (БВО), с 1947 года -- начальник Управления боевой и физической подготовки БВО.
  -- В 1949 году был назначен председателем ЦК ДОСАРМ (с 1952 года -- председателем ЦК ДОСААФ) Белорусской ССР, руководил им до самой смерти.
  -- Умер Гавриил Игнатьевич Шерстюк в 1953 году, в Минске.
  
   **
  
   Тяжелые бои вели части 62-й дивизии, которой командовал молодой полковник М. П. Тимошенко. Когда 44-й стрелковый полк этого соединения был окружен фашистами, Тимошенко собрал свой последний небольшой резерв и сам повел его на выручку попавшего в беду полка.
   Узнав об этом, в яростную штыковую атаку кинулись и окруженные во главе с командиром полка подполковником Г. И. Фесенко и его заместителем по политчасти батальонным комиссаром Н. И. Бессоновым. Очевидцы рассказывали, что, когда полк двинулся на прорыв, в первых рядах шли самые крепкие. За ними ковыляли раненые -- кто с винтовкой, кто с гранатой в здоровой руке. А позади ползли, не бросая оружия, те, кто идти не мог. Когда державшиеся на ногах товарищи хотели нести их, те отвечали: "Не надо. Идите вперед, а мы поддержим вас огнем!"
   От полученных ран потерял сознание командир взвода младший лейтенант башкир С. 3. Ахмедсафин. Бойцы подхватили его и понесли на руках. Но как только Сабир Эахирович пришел в себя, он встал на ноги и снова повел своих подчиненных в атаку. Бесстрашие и решительность сделали свое дело -- полк вырвался из окружения.
  
   **
  
   Столь же самоотверженно дрались с врагом бойцы, командиры и политработники 306-го стрелкового полка, которым командовал майор П. С. Гавриловский. Во время контратаки 1-я стрелковая рота глубоко вклинилась в расположение противника и оказалась отрезанной от своих. Создалось отчаянное положение: патроны были на исходе, пулеметы умолкли. Роту спасло мужество старшины Александра Ивановича Резниченко. С группой бойцов он, будучи раненным, пробился к окруженным товарищам и доставил им патроны. И рота снова атаковала противника.
  
   Несколько позже враг вышел в тыл 3-й стрелковой роте. Лейтенант Николай Филиппович Скляренко повел бойцов на прорыв. Вооружившись винтовкой, командир шел впереди. В жаркой схватке он заколол штыком четырех гитлеровцев. Воодушевленные его примером, бойцы стремительным броском вырвались из кольца.
  
   Вечером продвинувшийся вперед 1-й батальон был окружен фашистами в селе Замлынье. Долго фашисты не могли ворваться на позиции наших бойцов. Когда иссякли патроны, командир батальона старший лейтенант Леонид Сергеевич Котенко внезапно для врага повел своих подчиненных в штыковую атаку. По вражеским трупам они проложили дорогу к главным силам полка.
  
   Взвод 4-й стрелковой роты под командованием младшего лейтенанта Андраника Саркисовича Мкртычяна прикрывал переправу через реку у деревни Быстраки. Две фашистские роты наседали на один наш взвод, но все их атаки разбивались о стойкость советских бойцов. Когда гитлеровцам все же удалось зацепиться за восточный берег, Мкртычян и его подчиненные смелыми ударами сбросили их в реку.
  
   А вот донесение о подвиге пулеметчика Ивана Ивановича Апанасенко. В жарком бою он поддерживал огнем свою контратакующую роту и не заметил, что фашисты обступили его. Гитлеровцы то с одной, то с другой стороны пытались приблизиться к смельчаку. Меткими очередями он отбил три атаки. Кончались патроны. "Рус, сдавайся!"--кричали гитлеровцы. Советский боец молчал. Фашисты осмелели и бросились на его окопчик. Пулеметчик хладнокровно расстрелял гитлеровцев, поднявшихся во весь рост, а тех, кто залег, забросал, гранатами и сумел вырваться к своим.
  
   В донесении из 306-го полка мне запомнились слова о том, что почти половина бойцов и командиров 3-го батальона получили ранения, но отказались покинуть поле боя. Во время тяжелой схватки командование 9-й ротой принял младший лейтенант Д. С. Сисман. Он уже дважды был ранен, но продолжал сражаться. Лишь после третьего ранения его в бессознательном состоянии эвакуировали в тыл.
  
   И. И. Федюнинский донес штабу фронта о героической стойкости полков 87-й и 124-й стрелковых дивизий. Вначале я удивлялся: ведь по плану прикрытия границы обе эти дивизии входили в состав 27-го корпуса. Но, взглянув на карту, догадался, почему так получилось. Во время нападения гитлеровцев эти дивизии оказались на большом удалении от штаба своего корпуса. Тогда командующий армией распорядился временно подчинить их И. И. Федюнинскому, 15-й стрелковый корпус которого уже вступил в сражение.
  
   По лаконичным строчкам донесений трудно было представить картину боев во всех подробностях. Но с каждым часом обстановка постепенно прояснялась. Федюнинский с восхищением отзывался о своих новых соединениях.
  
   **
  
   Командир 87-й стрелковой дивизии Ф. Ф. Алябушев, узнав о нападении гитлеровцев, поспешил со своими двумя полками от Владимир-Волынского к границе.
   Его части смогли пробиться к приграничному укрепленному району, нанесли неожиданный удар по наступавшим гитлеровцам. Но враг обладал огромным численным превосходством. Пользуясь тем, что сплошного фронта у нас здесь не было, он охватил выдвинувшиеся полки с флангов. Тем временем части 14-й немецкой танковой дивизии устремились в разрыв, образовавшийся между нашими 87-й и 62-й стрелковыми дивизиями. Для немецких танков открылся свободный путь на Луцк.
  
   Окруженные полки упорно сражались, отвлекая на себя значительные силы противника. Враг ничего не жалел, чтобы уничтожить советскую дивизию.
   Атака следовала за атакой. Гитлеровцам удалось отсечь 96-й стрелковый полк.
   Но его командир подполковник Емельян Иванович Василенко быстро создал ударную группу и повел ее в контратаку. В боевых порядках контратакующих вручную катили орудия и в упор расстреливали фашистов артиллеристы 1-го дивизиона 197-го артиллерийского полка во главе со своим бесстрашным командиром старшим лейтенантом Михаилом Захаровичем Войтко.
   Гитлеровцы не выдержали и расступились. Части дивизии вновь соединились и стали сражаться с еще большим упорством. Забегая вперед, скажу, что эта дивизия геройски держалась у самой границы, пока в конце июня не получила приказ пробиваться к своим. К югу от Владимир-Волынского, на сокальском направлении, тоже разгорелись кровопролитные бои.
  
   0x01 graphic
  
   Справка:
  
   Алябушев Филипп Фёдорович (13 ноября 1893 -- 25 июня 1941) -- генерал-майор (1940).
  
  -- Родился в семье бедного крестьянина, в пятнадцать лет ушел из дома на заработки.
  -- В августе 1914 года был мобилизован в царскую армию. После непродолжительного обучения в запасном полку был направлен на фронт. В одном из боев был ранен, некоторое время лечился в госпиталях.
  -- Вернулся к своей части в октябре 1917 года.
  -- С февраля 1918 года вступил в РККА, участвовал в Гражданской войне. Начал службу рядовым, затем командовал взводом, ротой, батальоном.
  -- С июня 1929 года Ф. Ф. Алябушев -- вр. и.д. начальника школы 10-го стрелкового полка; с ноября 1931 года -- помощник начальника 1-го сектора 2-го отдела штаба Белорусского военного округа; с мая 1932 года -- начальник 4-го отдела штаба 4-й Смоленской стрелковой дивизии; с марта 1933 года -- помощник начальника 1-го отдела штаба 4-й Смоленской стрелковой дивизии; с января 1935 года -- начальник 1-й части штаба Новгород-Волынского укрепленного района (УРа); с февраля 1936 года -- начальник 1-й части штаба 45-й стрелковой дивизии, затем начальник штаба 45-й стрелковой дивизии.
  -- С августа по декабрь 1937 года полковник Ф. Ф. Алябушев командует 24-й Самаро-Ульяновской Краснознаменной Железной дивизией, которая в то время дислоцировалась в Новгород-Волынском.
  -- В июне 1937 года началась японская интервенция в Китай, в августе 1937 года был оформлен Единый фронт между КПК и гоминьданом. Советский Союз решил оказать помощь китайской армии.
  -- В январе 1938 года Ф. Ф. Алябушев, вместе с группой других офицеров, был направлен в Китай старшим военным советником.
  -- По возвращению из Китая, в августе 1939 года он был назначен сначала командиром 14-й стрелковой дивизии, а в декабре того же года -- командиром 123-й стрелковой дивизии.
  -- 30 ноября 1939 года, с началом Советско-финской войны, 123-я стрелковая дивизия под командованием полковника Алябушева была переброшена на фронт и вошла в состав 7-й армии.
  -- После окончания Курсов усовершенствования высшего начальствующего состава (КУВНАС) при Академии Генерального штаба, 13 марта 1941 генерал-майор Алябушева был назначен командиром 87-й стрелковой дивизии (15-й стрелковый корпус, 5-я армия, Киевский особый военный округ).
  -- На рассвете 25 июня генерал Алябушев, с группой офицеров штаба дивизии, выехал на двух автомашинах на рекогносцировку, чтобы выбрать участок перехода дивизии через Луцкое шоссе, но севернее Березовичей его отряд неожиданно наткнулся на подразделение противника. В завязавшей перестрелке Ф. Ф. Алябушев и его сопровождавшие были убиты. После ухода немцев местные крестьяне похоронили убитых советских солдат и офицеров на сельском кладбище в братской могиле, в отдельной могиле -- генерал-майора Ф. Ф. Алябушева.
  -- После войны в Березовичах был установлен памятник.
  -- В 1976 году прах генерала Алябушева по просьбе жены был перезахоронен на его родине.
  
   **
  
  
   Сюда во второй половине дня 22 июня подоспели полки 124-й стрелковой дивизии под командованием генерала Филиппа Григорьевича Сущего, моего близкого товарища -- однокашника по учебе в Военной академии имени М. В. Фрунзе. Его части с ходу атаковали противника, потеснили его. Но слишком неравными были силы. Под нажимом врага, цепляясь за каждый удобный рубеж, дивизия была вынуждена медленно отходить.
  
   Вечером фашисты прорвались к огневым позициям 341-го гаубичного артиллерийского полка дивизии. Артиллеристы смело подпустили врага на близкое расстояние и расстреляли в упор. С большими потерями гитлеровцы откатились. Получив подкрепление, они бросились в новую атаку, и опять огонь советских орудий отбросил их. Когда не осталось ни одного снаряда, командир артполка майор Федор Кириллович Сеченко повел своих артиллеристов в контратаку, как пехоту, и вновь оттеснил фашистов.
  
   Враг и здесь воспользовался разрывами в нашем фронте. Его танки обошли открытые фланги и устремились на Радзехув. Чтобы выправить положение, командующий фронтом решил перебросить сюда главные силы 15-го механизированного корпуса. Нам было известно, что его передовая 10-я танковая дивизия сейчас находится в 60--70 километрах от Радзехува. Успеет ли она опередить противника? Вряд ли. Но даже если случится такое, то корпусу неизбежно придется вступать в бой по частям, а это намного усложнит задачу. Мы с беспокойством ждали первых донесений от его командира генерал-майора И. И. Карпезо.
  
   0x01 graphic
  
   Справка:
  
   Карпезо Игнатий Иванович (25 ноября 1898 -- 27 сентября 1987) -- генерал-лейтенант (1946).
  
  -- Родился в д. Кугалевка, Виленская губерния.
  -- В 1915 году призван в армию, рядовым участвовал в Первой мировой войне, воевал на Юго-Западном фронте, в 1917 году был ранен.
  -- Демобилизован в июне 1917 года.
  -- В декабре 1918 года вступил в РККА, с 1919 года член ВКП(б), участник Гражданской войны. Начал службу красноармейцем рабочего отряда, с марта 1919 года -- член инспекции Юго-Восточной ж/д, с июня 1919 года -- комиссар батальона 1-го Коммунистического полка, с 14 сентября 1919 года -- комиссар боевого участка войск Воронежского направления, с 27 декабря 1919 года -- комиссар штаба войск обороны ж/д Южного фронта, с 19 мая 1920 года -- заместитель военкома 23-й отдельной бригады.
  -- С 25 августа -- комиссар 220-го Иваново-Вознесенского стрелкового полка 25-й Чапаевской дивизии, с 23 декабря 1920 года -- комиссар 218-го Степана Разина стрелкового полка той же дивизии, с 16 февраля 1921 года -- комиссар 75-й стрелковой бригады той же дивизии.
  -- До декабря 1920 года 25-я стрелковая дивизия воевала в составе 12-й армии Юго-Западного фронта.
  -- 10 сентября 1920 года дивизия попыталась переправиться через Западный Буг, но штурм был отбит поляками. 12 сентября поляки захватили Ковель, дивизия вынуждена была отступать с боями.
  -- После войны 1 мая 1921 года - становится военкомом 3-й бригады 17-й кавалерийской Червонного казачества дивизии, с 15 июня 1921 года -- замполит 1-й бригады 2-й кавалерийской Червонного казачества дивизии.
  -- В конце октября -- начале ноября 1921 года 1-я бригада сражалась с бандой атамана Палия, вторгшейся на Украину с территории Польши. Банда была разгромлена, М. Палий ранен.
  -- Вскоре после этого И. И. Карпезо перешел на строевую работу, с 13 ноября 1921 года -- командир 11-го, затем, с 27 мая 1922 года -- 10-го кавалерийского полка 2-й дивизии Червонного казачества, с 15 сентября 1922 года -- начальник корпусной школы младших командиров 1-го кавалерийского Червонного казачества корпуса, с 7 марта 1923 года -- командир 5-го кавполка Червонного казачества.
  -- В 1924 году И. И. Карпезо учился в Ленинградской высшей кавшколе РККА, по окончании которой, с сентября 1924 года вновь становится командиром 10-го кавалерийского полка.
  -- В 1928 году И. И. Карпезо был назначен командиром 19-го кавалерийского полка 4-й кавалерийской дивизии.
  -- В ноябре 1929 -- январе 1930 годов слушатель Курсы усовершенствования высшего начальствующего состава при Военной академии им. Фрунзе.
  -- По окончании курсов, в апреле 1930 года назначен начальником строевого отдела и начальником переменного состава Кавалерийских КУКС РККА.
  -- С апреля 1932 года по февраль 1936 года обучается в Военной академии им. Фрунзе, по окончании которой назначен помощником командира, а с июня 1937 года -- вр.и.д. командира 30-й кавалерийской дивизии.
  -- С мая 1938 года помощник начальника Кавалерийских КУКС РККА
  -- С 24 января 1940 года -- начальник Тамбовского кавалерийского училища.
  -- С 7 июня 1940 года -- командир 39-го стрелкового корпуса Дальневосточного фронта.
  -- С 9 декабря 1940 года -- командир 5-го кавалерийского корпуса.
  -- 11 марта 1941 года И. И. Карпезо назначен командиром нового 15-го механизированного корпуса 5-й армии Киевского военного округа (КОВО).
  -- С началом Великой Отечественной войны 15-й мехкорпус действовал на Юго-Западном фронте, вел тяжелые оборонительные бои в районе Дубно-Луцк-Броды.
  -- С 26 июня 1941 года по 5 января 1942 года И. И. Карпезо лечился в госпиталях в Тамбове и Ташкенте, в результате контузии получил тяжёлое заболевание сердца и нервной системы, был признан ограничено годным к военной службе.
  -- С 5 января 1942 года -- в распоряжении командования Средне-Азиатского военного округа (САВО).
  -- С 17 февраля 1942 года -- инспектор пехоты САВО, с 19 июня 1942 года -- вр.и.д. помощника командующего САВО по коннице.
  -- С 27 февраля 1942 года -- вр.и.д. заместителя и заместитель командующего Южно-Уральского военного округа.
  -- С 11 декабря 1943 года -- заместитель командующего САВО по ВУЗам, с 4 апреля 1944 года -- вр.и.д. заместителя командующего САВО.
  -- С 28 июля 1945 года И. И. Карпезо -- заместитель командующего КОВО по ВУЗам.
  -- С 8 июня 1959 года -- в распоряжении Главного командования Сухопутных войск.
  -- С 4 ноября 1959 года в запасе.
  -- Умер 27 сентября 1987 года в Киеве.
  
  
   **
  

Баграмян И.X.

Так начиналась война. -- М.: Воениздат, 1971

  
  

*****************************************************************

  
   0x01 graphic
  
   Если посмотреть правде в глаза...
  

ВЕЛИКИЕ МЫСЛИ

0x01 graphic

ЛЕОНАРДО да ВИНЧИ (1452--1519)--

великий итальянский живописец, скульптор, архитектор,

ученый, инженер.

     
     -- Железо ржавеет, не находя себе применения, стоячая вода гниет или на холоде замерзает, а ум человека, не находя себе применения, чахнет.
     -- Где дух не водит рукой художника, там нет искусства.
     -- Существует три разновидности людей: те, кто видит; re, кто видит, когда им показывают; и те, кто не видит.
     -- Где умирает надежда, там возникает пустота.
     -- Знания, не рожденные опытом, матерью всякой достоверности, бесплодны и полны ошибок.
     -- Наука -- капитан, а практика -- солдаты.
     -- Истина была единственной дочерью времени.
     -- Кто не карает зла, тот способствует, чтобы оно совершилось.
     -- Противник, вскрывающий ваши ошибки, гораздо полезнее, чем друг, скрывающий их.
     -- Проси совета у того, кто умеет одерживать победы над самим собою.
     -- В числе глупцов есть некая секта, называемая лицемерами, которые беспрерывно учатся обманывать себя и других, но больше других, чем себя, а в действительности обманывают больше самих себя, чем других.
     -- В природе все мудро продумано и устроено, всяк должен заниматься своим делом, и в этой мудрости -- высшая справедливость жизни.
     -- Лучше умереть, чем маяться в неволе.
     -- Умеренность служит надежной защитой от пороков.
     -- Кто в страхе живет, тот и гибнет от страха.

0x01 graphic

Переход Суворова через Чёртов мост.

Художник Александр Евстафьевич


 Ваша оценка:

По всем вопросам, связанным с использованием представленных на ArtOfWar материалов, обращайтесь напрямую к авторам произведений или к редактору сайта по email artofwar.ru@mail.ru
(с) ArtOfWar, 1998-2015