ArtOfWar. Творчество ветеранов последних войн. Сайт имени Владимира Григорьева

Каменев Анатолий Иванович
Единство и неделимость власти

[Регистрация] [Обсуждения] [Новинки] [English] [Помощь] [Найти] [Построения]
 Ваша оценка:


Единство и неделимость власти

  
  
  

 []

Переход войск Суворова через Чертов мост

11

ЕДИНОНАЧАЛИЕ

и авторитет

Настоящий, падший мир похож на весьма богатые, преискусно составленные,

но испорченные часы. В них все есть, что прежде было, и чему быть надлежит,

только нет гармонии и вечности. Посему кто захотел бы по этим часам располагать весь свой образ жизни, тому пришлось бы жить нередко наизворот.

Цветник духовный

*

   Все ходом предыдущего изложения мы подошли к мысли о том, что предусмотренной законом властью, офицер не имеет права ни с кем делиться. Это требование находит свое выражение в главенствующем принципе военной организации - принципе единоначалия.
  
   Единоначалие - это единство и неделимость власти, включающая в себя умение представлять власть, пользоваться властными полномочиями и нести ответственность за правильное использование власти.
  
   Единоначалие - это диктатура и не деспотизм, а право и обязанность офицера использовать предоставленные ему права в рамках Закона и служебной компетенции. Никто, в том числе, старшие начальники, не вправе вмешиваться в пределы компетенции офицера, если тот не превысил своих полномочий или же не допустил бездействия.
  

Законность - основа единоначалия

  
   Основу, или опору единоначалия составляют Закон и личный авторитет офицера.
  
   Законность придает единоначалию силу, авторитет обеспечивает благоприятное восприятие этой силы.
  
   Возможность управления войсками основывается на существовании в них широких идей законности и обязательства. Без них невозможно никакое управление, и величайшее заблуждение предполагать, что этого можно достичь другими мерами, как-то: жесткой дисциплиной, угрозой и принуждением.
  
   Законность - это система взаимных обязательств, которые устанавливаются для того, чтобы в рамках дозволенного начальник осуществлял свою власть и оберегал права подчиненных, а подчиненный - не покушался на права и полномочия начальника, но в то же время, полностью исполнял свои обязательства перед начальником.
  
   Обратим внимание на весьма важный момент, который состоит в том, что в условиях воинской деятельности законность предполагает не только защиту полномочий начальника, но и защиту им прав и полномочий подчиненных.
  
   Не подчиненный, а начальник должен защищать права подчиненных, - в этом суть истинной законности.
  
   Когда происходит обратное (подчиненному приходится защищать свои права), - это явное свидетельство творящегося беззакония.
  
   М.Драгомиров справедливо отмечал, что "чувство долга растет не снизу вверх, а распространяется сверху вниз".
   То же самое можно сказать и о законности.
   Совершенно верно и то, что "основанием законности требований является твердое знание и понимание офицером сущности присяги, уставов и инструкций".
  

*

   Сегодняшняя действительность резко поднимает значение законности в войсках.
  
   На то есть ряд обстоятельств.
  
   Ненормальность сегодняшней армия в том, что вряд ли найдется военный человек, жизнь которого хотя бы однажды не заставила усомниться в незыблемой категоричности формулы устава "Приказ начальника - закон для подчиненных".
  
   О великолепном образчике начальственного беспредела в редакцию "Красной звезды" сообщали офицеры, переведенные по приказу командира на казарменное положение на срок до "полного наведения уставного порядка, установления твердой дисциплины и осуществления планирования боевой и политической подготовки".
  
   Словом, армия настойчиво сигнализировала, что не так все просто и однозначно в диалектике понятий "приказ" и "закон", что опухоль зреет и что опухоль злокачественная.
  
   Когда наступило 19 августа 1991 года, военным людям, от солдата до маршала, кому - на улицах Москвы, у Белого дома, а кому на отделении, мысленно примеряя ситуацию на себя, пришлось мучительно и трагично выбирать.
   Между приказом и Законом.
   Этого не могло бы иметь места, если бы офицер знал главенствующую для него идею Закона, закона его офицерского долга.
  
   Эта идея еще в 1724 году была Петром I специальным указом предписана подчиненным:
  
   ыть в послушании у своих командиров во всем, что не противно указу. А ежели что противно, того отнюдь не делать... Но ... командиру своему ... объявить, что то противно указам, и ежели не слушает то протестовать и доносить вышестоящим над ним командирам".
  
   Не усматривали подкопа под устои и другие российские самодержцы высочайше утверждавшие армейские уставы.
  
   В воинских уставах о наказаниях 1869 года оговорена ответственность подчиненного за неисполнение преступного приказа. Прямо запрещал выполнять приказания, заставляющие нарушить присягу или верность Государю и Отечеству, устав внутренней службы 1911 года.
  
   Поясним сказанное.
  
   Разного рода декларации о том, что "армия вне политики" верны в том смысле, что армия не должна вмешиваться в борьбу за власть и использовать свою силу на стороне какой-либо политической партии.
   Менять законы - тоже не дело армии.
   Но - охранять Законы, стоять за них, охранять законную власть и законный порядок, - дело армии.
  
   Политическую роль армии А.Волгин выражает так:
  
   "Армию можно сравнить с балластом, который лежит на дне корабля.
   Пусть воет буря, пусть волны раскачивают корабль, пусть на палубе без ума мечутся пассажиры, пусть даже между капитаном и офицерами идет спор, вперед ли, назад ли направить путь корабля, - но покуда балласт прочно лежит на своем месте, есть еще время спастись кораблю.
   Горе, если ослабнут закрепы, которые держат балласт!
   Каменные глыбы станут кататься по дну корабля то "вправо", то "влево"; от тяжести их размах качки станет все сильнее; два-три размаха... и корабль перевернутся".
  
   В этом и состоит политика армии, а политичность офицера заключается в том, чтобы неуклонно следовать этой линии, не поддаваясь ни на какие политические соблазны и искушения.
  
   Следовательно, политическая грамотность офицера должна простираться значительно дальне политической платформы любой, даже самой прогрессивной партии и исходить из идеи государственного блага.
  
   В политическом отношении офицер должен быть подготовлен лучше, чем любой другой специалист.
   Офицера нужно не ограждать от политики (что делают невежественные и корыстные правители), а приобщать к ней самым лучшим образом.
  
   Элитарное политическое образование должно составить ядро профессиональной подготовки офицерства.
  
   Выжидательная позиция не к лицу офицеру, да и противна его натуре.
   Рыцарская сущность офицерской профессии не допускает нерешительности тогда, когда требуется действие, ей противна трусливость и отстраненность тогда, когда попираются права и достоинство слабого, беззащитного, когда нарушается справедливость и т.п.
  
   Примечателен в этом отношении один из законов Солона, о котором нам поведал Плутарх:
  
   "Из остальных законов Солона особенно характерен и страшен закон, требующий отнятия гражданских прав у гражданина, во время междоусобия не примкнувшего ни к той, ни к другой партии.
   Но Солон, по-видимому, хочет, чтобы гражданин не относился равнодушно и безучастно к общему делу, оградив от опасности свое состояние и хвастаясь тем, что он не участвовал в горе и бедствиях отечества; он, напротив, хочет, чтобы всякий гражданин сейчас же стал на сторону партии, защищающей доброе, правовое дело, делил с ней опасности, помогал ей, а не дожидался без всякого риска, кто победит".
  
   Если все же смута начинается, офицер должен без колебаний занять сторону правого дела. И опять же таким правым делом является защита законной власти, законного порядка.
  
   О такой ситуации А.Волгин пишет:
  
   "Но как же быть, если эти "споры" дошли до драк, ножевой расправы, побоищ, стрельбы из револьверов, кидания бомб, до поджогов и взрывов?
   Неужели и тогда армия не должна вмешиваться?
   Конечно, да; армия должна прекратить безобразия".
  
   Отмечая при этом, что войско борется не с убеждения и идеями, а пресекает противоправные действия, он далее делает весьма существенное дополнение:
  
   "Вызывать войска надо в крайности, но уже тогда для того, чтобы они действовали.
   Если так поступать, то народ будет знать, что войско идет не шутки шутить, а грозно карать; тогда, быть может, толпа разбежится от первого выстрела.
   В общем, будет меньше жертв".
  
   Так, на наш взгляд, следует понимать законность.
  

Авторитет офицера

   "У требовательного начальника безропотно исполняется и тяжелая служба", - указывал генерал М.Драгомиров.
  
   Конечно, уважаемый генерал имел в виду не просто требовательного, но и авторитетного офицера.
  
   Авторитет усиливает влияние личности начальника, позволяет привести в действие те душевные силы, которые не разбудишь никакими приказами, а тем более угрозами или окриками. Речь идет в силе душевного расположения подчиненного, который для авторитетного начальника готов перевернуть весь мир, не думая при этом ни о награде, ни о личной выгоде.
   Русский человек всегда стремился, по-хорошему, услужить тому, кто ему импонировал.
   В этом - сила авторитета.
  
   Авторитет - это сила личного духовного влияния человека на других, основанная на достоинствах, вызывающих уважение со стороны людей. Авторитет дает офицеру духовное право на власть.
  
   "Чтобы иметь право власти в боевой обстановке, неизбежно нужно быть для войсковым масс авторитетом воли и ума, а дар внушить себе доверие в войсках является не случайно: он вырабатывается продолжительной жизнью с войсками и непрестанной совместной работой, в которой превосходство воли и ума начальника для подчиненных становится очевидным."
  
   А.Зыков изучая психологические механизмы управления людьми, выделил авторитетность начальника в число наиболее важных фактов управления.
  
   Он считает, что "авторитет начальника есть сумма тех отрицательных ощущений, которые связаны с идеей неисполнения его приказаний и тех положительных, которые связаны с идеей их исполнения".
  
   Авторитет, по его мнению, имеет две важнейшие составляющие: безличностную (основанную на служебных функциях и полномочиях) и личностную (которая всецело зависит от индивидуальных качеств и свойств самого человека). Авторитет лица придает силу авторитета власти, или же, наоборот, ослабляет ее (власть). Офицер не имеет права подрывать авторитет власти.
  
   Личный авторитет достигается:
  
   I)духовным и нравственным превосходством над другими;
   2)лучшим знанием дела, большей образованностью и опытностью;
   3)силой характера и воли;
   4)даром предвидения, прозорливостью, инициативностью и результативностью.
  
   Поучителен следующий пример.
  
   Однажды на глазах М.Скобелева один полковой командир ударил солдата.
  
   "Я бы Вас просил в моем присутствии этого не делать. Теперь ограничиваюсь строгим выговором, но в другой раз приму иные меры!"
   - "Но, Ваше Превосходительство, наш солдат не может обойтись без подобных внушений... И притом он так глуп..."
   - "Дисциплина должна быть железною, - оборвал его Скобелев, - в этом нет сомнения, но достигается это авторитетом начальника, а не кулаком".
  
   Войсковой опыт показывает, что только офицеры без ярко выраженных личных достоинств пытаются завоевать "авторитет" кулаком, грубостью, придирчивостью и т.п.
  
   Этот псевдоавторитет рассыпается при малейшем изменении привычной обстановки: попадая в непривычную ситуацию, такой человек теряется, с него "слетает" вся напускная строгость, он становится жалким и беспомощным.
  
   Продолжая характеристику авторитета, следует подчеркнуть, что он имеет следующие особенности и проявления:
  
   -во-первых, личный авторитет офицер подрывает, как правило, сам; в то же время, авторитет офицерского звания может быть подорван извне: специальными и провокационными действиями сил, заинтересованных в том, чтобы поколебать государственный строй и режим; а также недальновидными или ошибочными действиями правительства, высших военных начальников, ведущих к подрыву престижа офицерской службы;
   -во-вторых, если подорванным оказывается авторитет офицерского звания, то лавина недоверия, неуважения, презрения, а то и гонения увлекает в пучину и тех, кто ничем не запятнал свой чести и достоинства.
  
   Вот почему все дальновидные правители стояли на страже офицерского звания, что можно подтвердить двумя историческими примерами:
  
   Войско Чингисхана.
  
   Авторитет начальника поддерживался такими мерами, как отдельная палатка командующему десятком (отделенному), повышение ему жалованья в 10 раз против рядового бойца, создание в его распоряжении резерва лошадей и оружия для его подчиненных; в случае бунта против поставленного начальника - даже не римское децимирование, а поголовное уничтожение взбунтовавшихся.
  
   Для времен Екатерины II характерен такой случай:
  
   "Однажды граф Никита Иванович Салтыков представил императрице Екатерине II рапорт об исключении со службы армейского капитана.
   - Это что? Ведь он капитан, - сказала императрица, возвысив голос. - Он несколько лет служил, достиг этого чина, и вдруг одна ошибка может ли затмить несколько лет хорошей службы?
   Коли в самом деле он более к службе неспособен, так отставить его с честью, а чина не марать. Если мы не будем дорожить чинами, так они упадут, а уронив раз, никогда не поднимем".
  
   Правительство, патриотическая интеллигенция, высшее военное руководство, патриотическая печать и средства массовой информации должны стоять на страже авторитета офицерского звания и все делать для поднятия престижа офицера в обществе.
  
   Всяческие же попытки подорвать престиж офицеров следует рассматривать как антигосударственные действия, а действия лиц, организаций и учреждений, их осуществляющих, как вредные и подлежащие немедленному прекращению.
  
   Такая позиция, естественно, не имеет ничего общего с критикой отдельных военных лиц, заслуживающих порицания. Эта критика допустима, полезна и уместна. В то же время, критика отдельных людей не должна приводить к необоснованным обобщениям и выводам, что зачастую наблюдалось и наблюдается в нашем обществе.
  
   Итак, забота об авторитете офицера имеет два аспекта: внутриведомственный и общественно-государственный.
  

Обаяние

   Обаяние офицера входит в разряд качеств, необходимых для управления людьми.
  
   По мнению П.Махрова:
  
   баянию начальника способствует: доверие, внушаемое знанием дела; уважение, вызываемое справедливостью; постоянная готовность отвечать за все и подчинять себя и других строгим требованиям дисциплины; умение быть корректным; умение с гордостью командовать без чванства; сердечная и справедливая благосклонность без заискивающей фамильярности и самоуничижения; неослабная и осмысленная твердость убеждений; наконец, искренность и прямота".
  
   Отсюда вытекает необходимость развития умения производить благоприятное (нужное) впечатление на других.
  
   Это же умение имеет ряд составляющих:
  
   а)умение правильно выражать свои мысли;
   б)умение владеть мимикой, эмоциями и чувствами;
   в)умение держать себя непринужденно в присутствии разных людей, не допуская вульгарности и оплошности;
   г)умение принимать соответствующие позы, следить за осанкой, жестикулировать; легко и пластично двигаться.
  
   "Нужна ли выработка хороших военных манер?" - спрашивает Н.Бутовский в своих "Отрывках из бесед с молодежью".
  
   На убедительных примерах, он доказывает не только значение внешнего впечатления, но и более глубокий смысл воспитанности, умения держать себя в обществе.
  
   В другой работе он замечает:
  
   "Для человека юного, легкомысленного, а особенно неразвитого, кажутся сущими пустяками, например, такие формальности:
   -приличная редакция выражений в обращении с начальником и со старшими;
   -аккуратное отдание чести;
   -умение прилично стоять при служебных объяснениях;
   -испрашивание разрешения сесть, закурить и т.д...
   Но стоит только шевельнуть мозгами, чтобы сразу придти к заключению, что все это имеет глубокий смысл, ибо, не будь этих уставных формальностей, мы должны были бы сами их измышлять, т.е. думать и угадывать на каждом шагу, как и каком случае следует себя держать".
  
   Наряду с тренировкой тела, требуется и воспитание хорошего вкуса, потребности не допускать оплошностей ни в походке, ни в жестах, ни в мимике, ни в тоне разговора и даже во взгляде.
   Все сказанное еще раз подчеркивает необходимость усиления психологической подготовки офицеров, введения некоторых новых практических разделов и дисциплин в учебный курс военных училищ, а также освоение новых элементов обучения в уже имеющиеся науках.

*

Резюме

   Единоначалие и авторитет - неразделимы в том офицере, который рассчитывает добиться успеха в командовании, принести пользу военному делу. Единоначалие всецело базируется и невозможно без развитого у офицера чувства законности, а авторитет опирается на реальные достоинства личности.
   Проверьте свою способность быть законопослушным гражданином и офицером, способным верно понимать свою ответственность перед Законом. Обратите внимание на свои достоинства и сделайте все необходимо для их совершенствования.

***

Мир любит отводить от пути истинного, но никогда не приведет к цели;

умеет возбудить жажду, но не может насытить души;

все обещает, но пред конец большею частию, сам все отнимает.

Цветник духовный

***

  
  
  
  
  
  
  
  
  
   Зыков А, Как и чем управляются люди. Опыт военной психологии. СП б., I898 .- с.134.
   Драгомиров М.И. Избранные труды. - М., 1956. - с.490.
   Там же .- с.656.
   Попов С. Приказ и закон. Почему так часто военный человек оказывается между ними, как между молотом и наковальней // Красная звезда .- 1991 .-17 октября .- с.2.
   Волгин А.М. Об армии. - СП б., I907.- с.54-55.
   Плутарх. Солон. - В кн.: Плутарх. Избранные жизнеописания. В 2-х т. - т I.М.,I987.- с.175.
   Там же.-с.66.
   Там же.-с.68.
   Драгомиров М.И. Указ. соч. - с.611.
   Махров П. Современная война и высшее командование. // Разведчик. - I9I2.- NII55.- с.855.
   Зыков А. Как и чем управляются люди. Опыт военной психологии. - СП б., I898.-с.144.
   Бирюков Н. Записки по военной педагогике. - Орел, I909.-с.59.
   Примером тому служит трагедия офицерского корпуса России в 1917 году.
   Свечин А. Эволюция военного искусства с древнейших времен до наших дней. т.I-2. -Т.1- М.-Л., I927-I928. - с. 145.
   Записки Якова Ивановича Де-Санглена // Русская Старина. - 1882. -т.36, N 11.- с. 461.
   Подорвать престиж офицеров- значит ослабить их политический, социальный и материальный статус, влияние на события в стране (своей приверженностью Закону, порядку и законной власти), подорвать уважение к идее защиты отечества и умалить роль офицеров в деле обороны страны.
   Махров П. Современная война и высшее командование.// Разведчик. - I9I2.- NII56.- с.868.
   См.: Бутовский Н. Отрывки из бесед с молодежью. (Посвящается выпускным юнкерам). - СП б., I909
   Бутовский Н. Промахи молодого офицера (из дневника подпоручика N). Посвящается выпускным юнкерам. - СП б., 1895.- с. 6-7.
   Речь, к примеру, идет о строевой подготовке, которая могла бы взять на себя труд учить не только строевой стойке, но и умению владеть телом при походке, остановке и т.п.
  

***


Цветник духовный

   Жизнь в мире
  
  -- Мир сей, подобен кораблю, украшенному великолепно, на который смотреть хорошо, но ездить в нем опасно.
  -- Со времени грехопадения мир постоянно служит соблазнам для людей, лтводя их от истинного пути, - от веры в Бога и добродетели; впрочем это влияние мира было неодинаково в разные периоды времени. Оно было более или менее пагубно, смотря по тому, какой дух времени был господствующим.
  -- Наш век свободу доводит до своеволия, независимость до анархии, веротерпимость до индифферентизма, мир до военного положения, прогресс до упадка нравственности.
  -- Образ мыслей и чувствований, наиболее одобряемый, нередко есть наиболее опасный (Филар. М. Московский).
  -- Люди века, люди времени так же непостоянны в своих уставах, как изменчиво время, как изменчивы капризы страстей (Филар. Архиеп. Черниговский).
  -- Страх человеческий должен быть препобеждаем страхом Божием (Прот. П. Соколов).
  -- Размышление о всенародном страхе, который пред Гсподом постигает грешников, вменишь ты временный ни во что (Авва Иоанн).
  -- Никогда не делай ничего постыдного, хотя оно нравится многим, и не оставляет доброго дела, хотя оно и ненавистно порочным (Св. Григорий Богослов).
  -- Сквозь бурю злословия и клеветы (которую почти всегда злой мир поднимает на своих нелюбимцев) нужно пробигать так же спокойно, как спокойно солнце совершает свое течение на небе, когда собаки лают на них с земли (Прот. И. Толмачев).
  -- Кого мир ненавидит, того Бог любит (Св. Тихон Задонский).
  -- Удалиться от мира не то значит, что бежать от семества, или от общества, - а оставить нравы, обычаи, правила, привычки, требования, совершенно противоположные духу Христову, принятому и зреющему в нас (Феофан Еп. Владимирский).
  

***


Афинский юноша в сопровождении педагога

Исторические памятки

  
  -- Ислам -- не только религия; ислам -- это организация сил народа помощью религии, в политическом и военном отношении. (А. Свечин). Краеугольным камнем религиозной теории мусульман, основным кредо ислама является широко известная и часто употребляемая фраза: "Нет Бога кроме Аллаха, и Мухаммед пророк его". Принцип исповедания - центральный в исламе. Чтобы стать мусульманином, достаточно соблюсти именно его, т. е. торжественно произнести фразу о том, что нет Бога кроме Аллаха и Мухаммед пророк его. Тем самым человек становится покорным Аллаху, мусульманином. Но, став им, он должен был соблюдать остальные обязанности правоверного. Предписания и запреты. К числу предписаний шариата относятся нормы, касающиеся прав и положения женщины. Об этих правах, точнее, о бесправии женщин в исламских странах известно немало. Официальная процессуальная норма шариата приравнивает двух женщин к одному мужчине (в частности, при свидетельствовании). Правоверные, по Корану, имеют право брать две, три, даже четыре жены (если имеют средства содержать их), не считая рабынь-наложниц, количество которых практически не ограничено. Кроме того, муж всегда имеет право на развод и тем самым - на замену жен. Жена права на развод не имеет, она обязана соглашаться с любым решением мужа, в том числе и в случае развода. Жена и рабыня должны соблюдать верность своему господину, прелюбодеяние жестоко карается.
  
  -- Истина любит критику, от нее она только выигрывает; ложь боится критики, ибо проигрывает от нее. (Д. Дидро). Знать истину следует всегда изрекать -- иногда. (Д. Джебран, ливанский писатель; 1983 -- 1931)....Истины, какие должны быть найдены, в значительной мере зависят от отдельных опытов; последние же никогда не совершаются случайно, но должны быть изыскивае­мы проницательными людьми с тщательностью и издерж­ками. (Декарт). Облагораживают человека не знания, а любовь и стремление к истине, пробуждающиеся в человеке тогда, когда он начинает приобретать знание. (Д. И. Писарев)
  
  -- История. История, сохраняющая достопамятные события, может служить весьма полезным училищем для военного человека. Читая о великих подвигах знаменитых полководцев, он извлечет из их деяний полезные для себя наставления. Высокие образцы, представленные для подражания потомству Фукидидом, Ксенофонтом, Титом Ливием, Тацитом, Плутархом, обогатят память его поучительными примерами, возбудят в его сердце благородное рвение к славе, воспламенят любовь к отечеству и не дадут ему никогда уснуть сном праздности. Все великие полководцы получили первоначальное образование в училище Истории. (Я. Толмачев).
  
  -- Иуда Маккавей - иудейск. вождь, в борьбе с сирийцами, 166, 165,164, 161 и 160 до Р.Х., доблестный герой, храбро боровшийся за свою веру при Антиохе Епифане сирийском. Сын ревностного о законе Моисеевом священника Маттафии, он с детства проникся той же ревностью, и по смерти отца, под именем Маккавея -- т. е. "молота на врагов", -- вместе со своими братьями восстал против попытки Антиоха искоренить иудейство и на место его ввести греческий культ. Собрав около себя всех ревнителей Иеговы, он нанес несколько жестоких поражений войску Антиоха и достиг на время заключения мира, которым и воспользовался для восстановления истинной религии, с ее богослужением. Храм, оскверненный языческим идолослужением, был очищен и освящен, в память чего установлен был особый праздник "обновления" храма. В возобновившейся войне Иуда Маккавей погиб славною смертью; но дело его продолжалось другими его братьями -- Маккавеями.
  
  -- Иудея - так во времена римского владыче­ства называлась самая южная и самая важная из че­тырех частей Палестины, лежавшая по сю сторону Иордана. И. граничила на севере с Самарией, на вос­токе доходила до Иордана, на юге (от приморского города Рафии до Кадес-Барнеа, внутри страны) со­прикасалась с каменистой Аравией, на западе ее омы­вало море, у которого жили филистимляне. Таким об­разом, Иудея занимала землю колен Иудина и Симеонова, а также часть земли колена Данова и Вениаминова. Вторжения в нее: царя Сусакима, 947 до Р.Х.; эфиопск. царя Зарая, 917 до Р.Х.; сир. царя Азаила, 836 до Р.Х.; ассир. царя Сеннахерима, 704 до Р.Х.; война с нею ассир. царя Ассаргаддона, 681-669 до Р.Х.; покорение ее фараоном Нехао, 608 до Р.Х.; завоевание ее Навуходоноссором, 587-586 до Р.Х.; война с римлянами, 166-135 до Р.Х.; вторжение в нее сирийского царя Антиоха Сидета, 135 до Р.Х.; усмирение ее Помпеем, 64 и 63 до Р.Х.; обращение императором Клавдием в римскую провинцию; восстание ее против римлян; новое восстание в ней (Баркохбы).
  
  -- Иудин поцелуй. Выражения возникли из евангельской легенды о предательстве одного из двенадцати учеников Иисуса -- Иуды Искариота; своего учителя он предал за тридцать сребреников иудейским первосвящен­никам; приведя стражу в Гефсиманский сад, где находился Иисус, Иуда сказал, что того, кого он поцелует, нужно взять, и тотчас подошел к Иисусу и поцеловал его (Матф., 25, 48--49; Марк, 14, 44; Лука, 22, 47). Имя Иуды стало синонимом предателя; выражение "иудин поцелуй" употребляется в значении: предательский поступок, лицемерно прикрытый проявлением любви, дружбы.
  
  -- Ифит - легендарный царь греческой области Элида, составивший устав священного перемирия, по которому во время Олимпийских игр должны были прекращаться все военные дей­ствия, область, где находилось святилище, объявлялась неприкос­новенной, а все, кто держал путь на игры, имели право свобод­ного прохода через неприятельскую территорию.
  
  
  

***

  
  

А.И.Каменев.

Практическая психология для офицеров.

М., Издательство МПУ "СигналЪ", 1999. - 231 с.

11 - Практическая книга для офицеров

  
  

 Ваша оценка:

По всем вопросам, связанным с использованием представленных на ArtOfWar материалов, обращайтесь напрямую к авторам произведений или к редактору сайта по email artofwar.ru@mail.ru
(с) ArtOfWar, 1998-2012