ArtOfWar. Творчество ветеранов последних войн. Сайт имени Владимира Григорьева

Каменев Анатолий Иванович
Элитарное военное образование

[Регистрация] [Найти] [Обсуждения] [Новинки] [English] [Помощь] [Построения]
 Ваша оценка:
  • Аннотация:
    "Хороший генеральный штаб для армии столько же важен, как хорошее правительство для народа. Без него можно иметь хорошие полки, но тем не менее не иметь хорошей армии" (Жомини)


  

ЭНЦИКЛОПЕДИЯ РУССКОГО ОФИЦЕРА

(из библиотеки профессора Анатолия Каменева)

   0x01 graphic
   Сохранить,
   дабы приумножить военную мудрость
  
   Военная школа России
   (уроки истории и стратегия развития).
   (начало 21, 22, 23, 24, 26, 27, 28. 29 мая 2014 г.)
  

0x01 graphic

  

Амур и Психея.

Художник Франсуа Паскаль Симон Жерар

Анатолий Каменев

  

ЭЛИТАРНОЕ ВОЕННОЕ ОБРАЗОВАНИЕ

  

"Характером и умом создаются общества, религии, империи!...

  
   Из военной истории известно, что у римлян эпохи падения ум, конечно, был утонченнее, нежели у их великих предков; но качества характера они утратили: настойчивость, энергию, несломимое упорство, способность к самопожертвованию во имя идеала, нерушимое почтение к законам, благодаря коим их предки возвеличились.
  
   Нам предстоит доказать необходимость преобладания волевой подготовки над умственной в военном образовании и сделать весьма важные заключения по вопросу: что должно означать такое преобладание и не может ли оно привести к негативным последствиям.
  
   Для доказательства обратимся к природе боя, ибо она должна прояснить нам вопрос о значении волевой подготовки.
  
   Военное дело, по выражению генерала Драгомирова, есть дело "больше волевое, чем умовое".
  
   Это, на самом деле, так:
  
  -- Цель боя - победа; достижение ее сопряжено с опасностью для жизни; следовательно, необходимым условием ее для воина является храбрость, соединенная с бесстрашием перед опасностью, с пренебрежением к смерти; отсюда - культ храбрости в военном быте.
  -- Основная идея боя остается неизменной: силой подчинить себе волю противника. Что значить одолеть противника? Не что иное, как уничтожить его вооруженные силы смертью, ранами или же каким-нибудь иным способом, будь то раз навсегда или в такой мере, чтобы противник отказался от дальнейшей борьбы.
  -- Война является не только борьбой с людьми, но и с местностью, климатом, голодом, холодом, усталостью, болезнями и непогодой, а потому и эти факторы должны быть приняты в соображение при расчетах.
  -- Власть чувств над человеком в бою чрезвычайно велика: повинуясь им, человек не колеблется, идет на смерть и страдания. Констатировать могущество эмоций, значит констатировать универсальный эмпирический закон.
  -- Вера в начальника, в его талант, или сочувствие его образу мыслей играют в боевой обстановке большое значение. Эта вера, в данном случае, заменяет собою уверенность в силах.
  -- Влияние начальника становится весьма осязательным при умении его внушать свою волю. Вот почему умение поддержать дух войск в решительную минуту составляет одну из величайших забот знаменитых полководцев. Этой же силой внушения объясняются геройские подвиги и самоотвержение войск под влиянием одного возбуждающего слова своего любимого военачальника, когда казалось не было уже никакой надежды на успех" .
  
   Опираясь на знание природы боя, понимание значения духовной стороны военного дела, места и роли офицера в достижении победы над врагом, определимся в некоторых важных позициях, связанных с местом и ролью волевой подготовки офицеров и основными путями достижения приоритета волевой подготовки над интеллектуальной, сведя для наглядности основные идеи:
  
  
  -- Чтобы иметь право власти в боевой обстановке, неизбежно нужно быть для войсковым масс авторитетом воли и ума... .
  -- Воспитывать и водить войска к победам только тот, в ком бьется сердце настоящего витязя, чья непреклонная воля не гнется в тяжелые часы испытаний, кто умеет жить жизнью своих подчиненных, кто близок к ним и пользуется их искренней любовью, кто сам первый может подать пример рыцарского благородства и честного исполнения долга.
  -- С первого дня вступления в военный поход офицер должен поставить себе неизменным правилом быть во всем примером своему солдату. Во многих случаях то же требуется и в мирное время, но на войне примеры иного рода: безропотность, бодрость при усиленных трудах, перенесение всякого рода лишений, сохранение присутствия духа при неудачах, - этого рода примеров обнаруживать перед солдатом в мирное время не приходится, на войне же в них вся сила нравственного влияния. Чем труднее переход, чем более для солдата поводов опуститься, поддаться угнетающему впечатлению, тем сильнее офицер должен проявлять противоположное.
  -- Строгая, разумная дисциплина воспитывает волевую способность - деспотизм ее разрушает.
  -- Под силой воли или свободой воли следует разуметь способность господствовать над своими желаниями, способность подчинить свои страсти (хотения и желания) рассудку.
  -- Но сила воли - это владычица человека, равномогущественна, как в содеянии добра, так и зла. А потому без твердых нравственных принципов - она опасна. Говорят, что сильный характер не может служить низменным страстям. Но с другой стороны, сильные страсти, например, честолюбие, развивают и сильную волю. Но мощь этих страстей не является сама по себе гарантией нравственного достоинства. Характер развивается только благодаря привлекательности благородного идеала. Концепция идеала великой красоты сама по себе полна страсти и порождает в нашем сердце те силы, которые ее реализуют. Эта сильная и нравственная страсть, пробужденная возвышенным идеалом, ведет нас к тому, что мы руководим нашими душевными движениями, подчиняя ее низменной страсти.
  -- Воспитание воли, вообще, может достигаться одновременно двумя путями: исходя из самого человека, из работы его духа (внутренние способы), воздействием окружающей среды и специальной обстановки, приноровленной для целей воспитания. "В деле достижения власти над своим "я" самое важное - установить прочную связь привычки между идеями и поступками так, чтобы, непосредственно за возникновением мысли в уме, следовал поступок с отчетливостью и силой рефлекса.
  -- Гении действия, как Цезарь и Наполеон, осуществляют свои намерения, говорит Гюйо, создавая вокруг себя новое общество, которое оно увлекает за собою. Но для этого нужна активная сила, отвага и вера, основанная на могучей страсти. Имеющийся в нас запас твердости и решимости выражается в воле, следовательно, чтобы владеть массами, нужно импонировать им силою этой способности нашей души, а не ума. Ум необходим для выработки плана действий, но исполнение предначертанного всецело зависит от наличности воли. Характер вождя определяет характер действий масс .
  
   Думается, приведенных свидетельств вполне достаточно для того, чтобы признать приоритет воли перед интеллектуальной подготовкой в военном образовании.
  
   Обратим внимание: речь идет о приоритете, а не умалении интеллектуальной подготовки.
   Мало того: только в союзе с ней и развитием духовных сил будущего офицера можно достигнуть нужного качества в развитии офицерских кадров России.
  

0x01 graphic

  

Аполлон предстает перед пастушкой в облике бога, 1750.

Художник Франсуа Буше

ЭЛИТАРНОЕ ВОЕННОЕ ОБРАЗОВАНИЕ

  
  
   Понимая необходимость наличия в армии истинных вождей, а также то, что для их взращивания нужна система и особая школа, военное образование должно иметь в своей структуре особую линию подготовки достойных - элитарное военное образование, которое по продолжительности, характеру, структуре, методам и средствам должно отличаться от общей системы военного образования.
  
   Элитарность военного образования основывается на необходимости создания в структуре офицерского корпуса своей элиты, формирующейся по принципу выдающихся способностей, но ни в коем случае по принципам кумовства, родовитости, высокого статуса родителей или родственников, покровительства влиятельных лиц и т.п.
  
   Элитарный характер военного образования обусловливается несколькими соображениями:
  
  -- Во-первых, необходимостью отбора талантливой молодежи для серьезной и заблаговременной ее подготовки к воинской профессии и занятию в последующем высших военных должностей.
  -- Во-вторых, потребностью планомерной подготовки интеллектуального резерва для генерального штаба.
  -- В-третьих, необходимостью подготовки кандидатов на занятие вакантных мест полковых командиров, имея в виду то, что в армейской структуре пол занимает особо выдающееся положение, а значение командира полка для боевой готовности, сплочения офицерского коллектива, воспитания боевого духа чрезвычайно велико.
  -- В-четвертых, потребностью обеспечения развития военной науки достойными кадрами.
  -- В-пятых, необходимостью планомерной подготовки педагогических кадров для военно-учебных заведений.
  -- В-шестых, необходимостью подготовки высшего командного состава родов войск и видов вооруженных сил.
  
   Все элитарное военное образование - это, преимущественно, высшее военное (академическое) образование, но имеющее и ряд иных составляющих, свою специфику, общий и специальный характер
  
   По своему составу это может быть единое военно-учебное заведение, многопрофильного характера, с мощной научной, лабораторной, материальной и кадровой базой.
   Оно может получить название "Академии национальной обороны", с соответствующими учебными структурами, в виде кадетского корпуса, высших военных курсов и т.п.
  
   Элитарное образование может получать свое начало и в структуре формирования государственной элиты России, предусматривающую поиск, отбор, воспитание и обучение особо одаренных детей, начиная с 14-16 летнего возраста.
  
   Воспитание национального самосознания, развитие интеллектуальных способностей, укрепление характера, развитие и закалка физическая, в сочетании с развитием корпоративного духа, кругозора, - основные направления развития элиты в России.
  
   Приготовление к офицерскому званию может осуществляться посредством курса кадетского корпуса.
   Это образование еще не является образованием военным.
   Это - разновидность общего образования.
  
   По оценке Штейна, кадетские корпуса имеют на самом деле двоякую природу.
  
  -- С одной стороны, принадлежат они к числу благотворительных заведений военного управления, потому что принимают на свое попечение детей заслуженных офицеров, или совершенно безвозмездно, или за уменьшенную плату;
  -- с другой стороны, они служат вообще приготовительными заведениями для военного призвания.
  
   На наш взгляд благотворительный характер попечительства над детьми заслуженных офицеров или сиротами из семей военнослужащих должен иметь место и ныне, но это никак не должно касаться назначения кадетского корпуса.
  
   Кадетский корпус, обирая из молодых людей талантливых лиц с ярко выраженными духовными и волевыми задатками, предназначен ныне служить учреждением, которое кладет начало формированию воинской элиты.
  
   Весьма существенное значение имеет и тот факт, что подростки, в силу особенностей и возможностей своего возраста, не могут еще определить своего призвания и было бы ошибкой требовать от них ясного сознания в этой области.
  
   В силу этого обстоятельства, кадетские корпуса по учебному плану своему, должны предоставлять каждому ученику возможность выходить из каждого класса корпуса и, на основании приобретенного в нем приготовительного образования, поступать в соответствующие гражданские училища, без существенной потери времени и труда.
  
   Военный элемент этих училищ должен заключаться преимущественно в строго воинской дисциплине, которая находит свою естественную поддержку в известного рода обмундировании.
   Дисциплина в детском возрасте, наверно, не повредит и во взрослом.
   Напротив того, учебный план должен соответственным образом соответствовать реальному образованию; что при этом обращается особенное внимание на предметы, имеющие отношение к военному делу, совершенно естественно.
  
   Но по окончании курса наук в корпусе, кадет должен быть способен поступить точно также и в политехнический институт, как и в военную службу. Это требование должно служить руководящим принципом для направления всего образования в корпусе.

*

  
   Мысль о необходимости элитарной подготовки офицеров генерального штаба вытекает из назначения этого учреждения.
   Генерал А.Жомини, один из инициаторов создания академии генерального штаба, так образно определяет значение генерального штаба:
  
   "Хороший генеральный штаб для армии столько же важен, как хорошее правительство для народа.
   Без него можно иметь хорошие полки, но тем не менее не иметь хорошей армии".
  
   Многие военные авторы, в целом разделяя такой взгляд на генеральный штаб, тем не менее расходятся в понимании роли и значения офицеров и академии генерального штаба.
  
   Некоторые из них (А.Геруа, Ф.Макшеев, П.Гейсманс) считают офицеров генерального штаба основным резервом высшего командного состава, другие же (Н.Головин, Э.Калнин) полагают, что командная и штабная деятельность значительно разнятся друг от друга и не следует их совмещать.
  
   Отсюда и разные точки зрения на роль академии генерального штаба:
  
  -- первая состоит в том, что эта академия должна стать школой выращивания военных вождей (этой точки зрения придерживаются В.Драгомиров, П.Махров и др.);
  -- представители другой точки зрения считают, что академия не должна превращаться в питомник для генералов, а ее предназначение должно состоять в том, чтобы воспитывать интеллектуальную элиту для вооруженных сил (Н.Головин, Э.Калнин).
  -- Развивая мысль о единой военной школе, В.Леонтьев приходит к ложному выводу о ненужности академии генерального штаба.
  
   Если принять во внимание, что для штабной работы необходимы высокие качества ума, аккуратность, аналитические способности и т.п., а для вождения войск - воля, решительность, напор, энергия, мобильность и др.; если принять во внимание также, что в одном человеке высшее развитие и рациональное сочетание названных качеств встречается крайне редко; если, наконец, принять во внимание тот факт, что современная боевая обстановка требует полной отдачи и квалифицированной работы каждой службы, в том числе, штабной, и один человек не в состоянии быть высшим специалистом во многих областях военного дела, - то все это приведет к выводу о том, что
  
  -- взращивание военных вождей (лидеров) - это одно направление, а
  -- формирование воинской интеллектуальной элиты (генерального штаба) - это направление самостоятельное.
  
   Следствием данного вывода является и то, что академия генерального штаба должна быть рассадником интеллектуальной элиты, а не генералитета.
  
   Выход же офицеров из службы генерального штаба в строевую следует считать скорее исключением, чем правилом.

*

  
  

0x01 graphic

Пифия, жрица-прорицательница в храме Аполлона в Дельфах,

расположенного на склоне горы Парнас.

Художник Джон Кольер

  
  
   "В армии полки хороши будут от полковников, а не от уставов, как бы быть им должно".
   Эти слова принадлежат генерал-фельдмаршалу П.Румянцеву. Особенно примечательны его "Инструкция полковничья полку пехотному " (1764) и таковая же полку конному (1766).
  
   Попытаемся выяснить причину такой постановки вопроса и правомерность данного суждения для сегодняшнего дня.
  
   Тот факт, что от правильного подбора командного состава во многом зависит успешность воинской службы и победа на войне, не вызывает сомнения, пожалуй, ни у кого.
  
  -- Есть ли какая-то своя специфика (особенность) в должности полкового начальника?
  -- Может ли в интересах военного дела эта должность рассматриваться как особая, требующая более внимательного подхода, чем все остальные?
  -- Нужно ли эту должностную категорию наполнять особыми лицами и по особенному к ним относиться?
  
   Выяснив ответы на эти вопросы, мы придем к заключению, имеющему не только теоретическое, но и важное практическое значение.
  
   Постараемся для начала понять значение полка, как тактической единицы и учреждения воинского.
  
   Перечислим данные особенности:
  
  -- Полк - это боевая единица, где в полной мере возможно осуществить требование принципа "учить войска тому, что необходимо на войне"; располагая всеми необходимыми средствами, ресурсами, техникой, оружием, кадрами разной квалификации и специальностей, отдельно взятый полк может в полной мере организовать боевую подготовку войск и выполнить боевую задачу.
  -- Полк - это уникальное сочетание офицерских кадров, где наряду с начинающими службу офицерами, проходят службу опытные и зрелые кадры; нигде, как в полку нет такой возможности сочетать энергию молодых с опытом старших и при подготовке войск к бою и при ведении боевых действий.
  -- Полк - это то реальное учреждение, где практически реализуются Законы о воинской службе, приказы и распоряжения, требования уставов и наставлений; другими словами, полк - это повседневный воспитатель чувств, эмоций, настроения, мотивов и потребностей, которые движут людьми, определяют их отношение к делу, развивают или тормозят их активность. Именно здесь такие важнейшие понятия как справедливость, порядочность, долг, честь и достоинство или обретают силу, или же ставятся под сомнение и попираются.
  -- Полк - важнейшая духовная инстанция.
  
  
   Мы должны признать, вслед за А.Керсновским и другими видными учеными и полководцами, что правительство России после Екатерины Великой так и не осознало важность этой войсковой инстанции: место полковых командиров занимали люди случайные и временные.
  
   Полковые командиры, лишенные органической связи с командуемыми ими войсками, не имели возможности в короткий срок и с наибольшим эффектом использовать те внутренние резервы, которыми располагал полк.
   Это могли сделать только любящие полк и ценившие офицеров и солдат командиры .
  
   Дополняя сказанное, следует отметить, что именно в полку культивируются товарищество, создается атмосфера взаимопонимания, формируется взгляд на войну, военное дело и избранную специальность.
   Трудно себе представить в качестве более сильнейшего средства воздействия на людей, как пример действий старшего начальника.
  
   Выдвижение недостойного здесь становится сразу же предметом негативной оценки, пресечение в самом начале наушничества отбивает охоту у склонных к этому недостойному занятию.
  
   Бесконечно прав генерал М. Драгомиров, утверждая, что чувство долга распространяется сверху вниз, а не наоборот, как думаю некоторые.
  
   Законность, порядок, дисциплина становятся сильнейшими рычагами управления, если они в почете полкового начальства.
  
   Кроме всего прочего, полк - это, как правило, отдельный гарнизон, включающий и понятие "полковая семья".
   В понимании лучших полковых командиров, сюда входят не только военнослужащие, но и члены их семей. Тот полковой начальник, который сумел своей заботой о семьях военнослужащих (прежде всего, офицеров) добиться расположения и признательности жен и детей военнослужащих, тот получил в свое распоряжение настолько сильный рычаг управления, который по своей силе воздействия несравним ни с какими уставными, приказными и иными мерами.
  
   Итак, полк - это особая инстанция, особое учреждение, выполняющее не только служебно-боевые, но духовные и иные функции.
   Следовательно, во главе полка не может стоять человек случайный, временный, не имеющий достаточных способностей и качеств для осуществления всего комплекса названных функций.
  
   Смею предположить, что в структуре качеств и способностей полкового командира должны преобладать качества и способности духовные. Высокая духовность (человечность, прежде всего, уважение и любовь к людям), безупречная нравственная репутация плюс знание военного дела, - вот, пожалуй, главные требования к полковому командиру, которые выработала за длительный период своего развития Русская армия.
  
   Если теперь обратиться к реалиям, имевшим место в Российской армии, то следует прочитать интересную книгу генерала русской армии П. Карцева:
  
   0x01 graphic
  

"Баян"

(древнерусский певец и сказитель, "песнотворец", персонаж Слова о полку Игореве)

Художник В. М. Васнецов, 1910

  

КАК КОМАНДОВАТЬ ОТДЕЛЬНОЙ ЧАСТЬЮ.

(Карцов П.П Командование отдельной частью. Практические заметки из служебного опыта. - 1883)

  
  
   Командовать отдельной частью -- значит быть ее начальником во всех отношениях, вести ее служебно-военное образование, направлять ее нравственно, заботиться о ее благоустройстве, знать достоинства и недостатки, отвечать за все в ней происходящее.
  
   Каждый человек, призываемый к какой-либо общественной деятельности, прежде чем принимать возлагаемые этою деятельностью обязанности, должен, по долгу совести, проверить себя, есть ли в его знаниях, характере и способностях, все данные, которые необходимы для добросовестного исполнения принимаемого на себя дела.
  
   Гораздо лучше не браться за что-либо, чем взявшись, обнаружить свою несостоятельность.
  
   Принимающий на себя обязанности не по силам и способностям, забывает, что он вредит этим не только себе и порученному делу, но и всем тем, которые в нем должны участвовать.
  
  -- Ни в какой отрасли службы это так не вредно, как в военной, потому что в ней все неправильное и фальшивое и неразумно-практическое, все, несогласуемое с духом и основами военных требований, вредит не непременно, а продолжительно, пускает корни, вывести которые будет гораздо труднее, чем посеять их.
  
   Все это мы говорим потому, что часто люди, которым посчастливилось быстро пройти младшие чины военного звания, иногда даже не в строю, а штабных должностях, надев штаб-офицерские эполеты, уже мечтают о командовании отдельной частью.
  
   Им как будто и дела нет до того, что они не командовали ни взводом, ни ротой или эскадроном; те же, кто прокомандовали батальоном, так, для проформы, один лагерь, -- прямо метят в полковые командиры.
  
   "Не боги же горшки лепят, -- думают они, -- если командует такой-то, почему не командовать и мне!"
  
   Такое мимолетное командование, вселяя излишнюю самоуверенность, скорее вредно, чем полезно.
   Разве в два-три лагерные месяцы, будущий кандидат в командиры отдельной части мог узнать, что значит быть им, в настоящем значении слова?
   Он только мог приглядеться к делу, но не узнать его.
   Он выезжал к батальону или эскадрону, когда они были готовы на линейке, здоровался с ним, потом, зная устав, командовал им то или другое, -- и не больше.
  
  -- Разве он учил часть как следует, самостоятельно;
  -- разве входил в хозяйственные распоряжения, иначе чем докладывал ему фельдфебель;
  -- разве старался узнать вполне каждого из своих офицеров и унтер-офицеров; наконец,
  -- разве он приобрел умение влиять на массу, вникать в быт и нужды солдат?
  
   Он смотрит на себя как на временного начальника, а на него смотрят как на гостя.
   Ему быть может не представилось ни разу случая позаботиться как помочь ротному или эскадронному командиру в служебном отношении, о том как исправить порочного, как возбудить охоту к работе у ленивого.
  
   Ничего этого не сделано, потому что вся цель подобных временных командиров провести лето в строю, и возвратиться к своей покойной должности с обеспеченным правом на получение отдельной части, только потому, что он один лагерь прокомандовал ротой или эскадроном.
  
   К командованию отдельной частью следует подготовлять себя не таким образом.
  
   О твердом знании устава своего рода оружия, мы говорить не будем, так как не владея этим знанием непростительно выехать перед строй.
   Но одно теоретическое знание его не достаточно.
   Его до тонкости знает всякий подпоручик, готовящийся поступить в военную академию, от которого даже требуется знание уставов всех родов оружия. Нужно знание практическое, т.е. такое, которое включает в себя все сноровки, -- все, взятые не из книги, а приобретенные опытом приемы.
  
   Командиру части в строевом деле надо так наметать свой глаз, чтобы он сразу видел причину ошибки или неправильности, а не искал их ощупью, набрасываясь то на одного, то на другого.
  
   Как не важно знание строевого дела и умение вести его, оно все-таки не составляет главного достоинства командира части и изучить его легче, чем другие обязанности. Узнать эти обязанности разом невозможно, тем более, что о них не прочитаете ни в каких учебниках и руководствах.
  
   Они, как и все касающееся до службы, изучаются постепенно, а постепенность нигде так не важна, как в военном быту.
  
   Ротный командир, не командовавший взводом, батальонный -- ротой, полковой -- батальоном, как бы они не были способны и образованы, никогда не смогут быть сравнимы с теми, которые при тех же природных качествах и при том же образовании, прошли все эти ступени начальствования.
  
   Браться за командование отдельной частью, не пройдя этих ступеней, все равно что сделаться командиром корабля не бывши на вахте.
  
   При первом же служебном ненастье, при первой неожиданной неудаче, такой командир невольно потеряется; а если при этом он не имеет твердой воли и настойчивости характера, то непременно навредит себе и другим.
  
   Многие полагают, что при усердии и уме можно изучить всякое дело.
   Вопрос в том, когда и по каким образцам или руководствам будет происходить изучение.
  
   Учиться быть командиром части перед ее получение поздно, а получивши ее -- вредно.
  
   Чтобы убедиться в этом, стоит поставить себя под команду такого начальника, который учит тому -- что ему малоизвестно, распоряжается там -- чего не понимает, вмешивается туда -- куда не следует. Он только напрасно теряет время сам и отнимает его у других, подрывает их значение, мешает им.
  
   Подобные командиры обыкновенно попадают под влияние кого-либо из своих подчиненных и часто не тех, влияние которых могло бы быть полезно, а напротив, -- льстецов или интриганов, желающих играть роль.
   Что же может быть вреднее этого?
  
   В настоящее время существует особое, вошедшее в силу закона, "Положение об управлении полком". Оно должно быть применимо к командованию отдельным батальоном, батареею, парком, -- одним словом, всякою отдельной частью, командир которой пользуется правами и властью командира полка.
  
  -- Каждый готовящийся быть командиром отдельной части, должен знать это положение во всей надобности, и чтобы разумно пользоваться им, необходимо изучить его не только по букве, но и по духу.
  
   Первый пункт этого положения гласит: "Начальствование полком (т.е. отдельной частью), во всех отношениях и по всем частям, вверяется командиру полка и ему подчиняются все чины, в полку состоящие".
  
   Но командир бригады, начальник дивизии, корпусной командир -- тоже начальники.
  
   Полковой же командир (или командир другой отдельной части) не только начальник, он хозяин, он устроитель, он наставник, -- он все в полку.
  
   Командовать частью в прежнее время и теперь большая разница, -- и если это было не легко прежде, то теперь гораздо труднее.
   Теперь другой дух времени, другие требования, другие средства, другие помощники.
   Дух времени изменился; но основные законы подчиненности и дисциплины остались те же.
  
   Чтобы поддерживать их в части, надо много такта и много умения заменить убеждением то, что прежде достигалось одной строгостью.
  
   Не дать проникнуть в часть тому, что вредно бы отозвалось на дисциплине, требует неусыпной деятельности командира, требует изучения им характеров и наклонностей всех своих помощников, от прапорщика до старшего штаб-офицера включительно.
  
   Требований теперь гораздо больше, а времени для удовлетворения этих требований несравненно меньше.
   То что назад тому 10 лет изучалось годами, теперь изучается месяцами.
  
   Вспомните, что прежде весь круг образования солдата заключался в обучении его фронту. Положим, что это обучение доводилось до совершенства; но все-таки составляло один предмет, теперь же к нему присоединилась стрельба, саперное дело, гимнастика, грамотность. Каждый из этих предметов требует значительного развития обучаемого и то, что прежним солдатом приобреталось продолжительностью службы, теперь должно достигаться умственным развитием и служебно-нравственным образованием.
  
   Прежде командир части имел своими помощниками людей, приобретавших служебную опытность многие годы, изучавших требования службы большей частью в кадетских корпусах с детства, окрепших в труде и утвердившихся в знании своего дела продолжительностью службы.
   Теперь помощниками командира являются преимущественно молодые люди, может быть и стоящие выше по личному образованию, но далеко не опытные в жизни; изучающие службу на службе, не всегда к ней расположенные и по духу времени, часто смотрящие на свое положение как на переходное.
  
   Представься случай в другой сфере общественной деятельности получить большее материальное обеспечение и лучший ваш помощник не остановится на перемене служебной карьеры. При таком положении командиру части необходимо умение научить офицеров тому, чего не дало им учебное заведение, привязать к нему, передать личную энергию своим помощникам и так руководить ими, чтобы они были прочны на службе.
  
   Важнее всего достичь того, чтобы офицеры безусловно исполняли все от них требуемое службою, не только по букве и из страха взыскания, а с сердечным участием к тому, что исполняют; чтобы они знали то, чему должны обучать, не поверхностно, а основательно, со всеми практическими приемами и сноровками; чтобы в офицерском обществе развивалось самолюбие, но не то фальшивое, которое обращается в щепетильность и принимает всякое служебное замечание или изыскание за личную обиду, -- а самолюбие истинное и благородное.
  
   Подобное самолюбие должно поддерживаться командиром части.
  
   Оно не допускает офицера до стыда не знать того, что от него требует служба; оно спасает его от крайне неловкого положения выслушивать упреки при его подчиненных, уничтожает равнодушие к замечаниям, заставляет работать. Так, где командир части достигнет того, чтобы общество его офицеров было проникнуто подобным самолюбием, оно на всякий труд будет смотреть не с одной формальной стороны; будет всякую работу доводить до конца и у него не будет на службе мелочей, не стоящих изучения.
  
  
   Имея это в виду, готовящемуся быть командиром отдельной части не следует забывать, что кроме служебной ответственности, на нем будет лежать и нравственная, если он не будет в состоянии вести дело как следует.
  
   Получая под свое начальство молодых офицеров с различной степенью образования, с различным воспитанием и различными направлениями, ему предстоит не малый труд сгладить это различие настолько. чтобы оно, во-первых, не вредило службе, а, во-вторых, по возможности менее бы было заметно для постороннего общества.
  
   Немало нужно такта, чтобы достичь этого, не задевая самолюбия и не роняя служебного положения подчиненных.
  
   Кто много прослужил, тот конечно замечал, как часто одному командиру вредит излишняя снисходительность, а другому излишняя строгость.
   Найти середину между ними составляет великое достоинство, и нет ничего вреднее для командира части, как непоследовательность требований и неодинаковость действий, а между тем, как часто случается встречать то и другое.
  
   Тот сильно ошибается, кто полагает, что только добротою и снисходительностью можно приобрести любовь подчиненных и заставить их работать из-за расположения к себе.
   Много было таких, которые баловством и поблажками, да затратою на свою часть десятков тысяч, думали заменить недостаток энергии и силы воли.
  
   Как офицер, так и солдат дорожит и доверяет только тому командиру, в котором видит знание, настойчивость и твердость характера.
  
   Из вышеизложенного видно, как много надо работать над собою всякому, готовящемуся быть командиром части не по названию, а в действительности...

(Карцов П.П Командование отдельной частью. Практические заметки из служебного опыта. -- СП б, I883).

  
  
  
  
  
   Обратившись к реалиям полковой жизни Российской армии, мы с удивлением обнаружим следующий факт:
  
  -- полк в нашей армии был (и по всей вероятности остается и сейчас) своеобразным "перевалочным" пунктом, где офицер, устремленный к более значимым целям, отбывает незначительный ценз, являясь временщиком, который подсчитывает часы и минуты в ожидании очередного назначения.
  -- На полку поочередно упражняются в лихости, своеволии, а то и в хамстве кандидаты в генералы, командиры дивизий, бригад и т.п.
  
  
   Можно ли признать это нормальным явлением?
   Нет, явление это отрицательное во всех его смыслах.
  
  
   Если учесть факт особого значения полка, о котором говорилось ранее, то можно понять, где пробуксовывают всяческие реформы и на чьих плечах можно поднять армию России.
  
   Какие самые необходимые меры нужны для этого?
  
   Их, на наш взгляд, несколько, а именно:
  
  -- надо перестать назначать на должности командиров полков "временщиков" и людей случайных;
  -- нужна, в связи с этим, специальная аттестационная служба, независимая от старших войсковых начальников, подбирающих "под себя" кадры полковых начальников;
  -- необходима специальная (элитарная) подготовка кандидатов на полковые (и им равные) должности.
  

*

   Мы не останавливаемся на обосновании необходимости элитарной подготовки научно-педагогических кадров и высшего командного состава, отчасти, на том основании, что эта тема будет частично затронута при последующем рассмотрении вопросов военного образования.

*

  

0x01 graphic

  

Боярская свадьба. 1883.

Художник Клавдий Васильевич Лебедев

  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
   Военный быт. - В кн.: Военная энциклопедия. Под ред. В.Ф. Новицкого.- В I8 т. - т.6.-СП б., I9II, с.57I.
   Головин Н.Н. Исследование боя. Исследование деятельности и свойств человека как бойца. - СП б., I907 .- с.47.
   Клаузевиц К .О войне .- М., 1998. -с.257.
   General Lewal. Strategie de marche. P.13.
   Изместьев П. "Значение расчета при разработке и при ведении военных операций". // Военный сборник. - I9I5 .- N5. - с.24.
   Головин Н.Н. Указ. соч. - с.43.
   Никулищев Б. Моральный элемент в области военного искусства (Опыт психологического исследования).// Военный сборник .- I9I2 .-N I.- с.15
   Корф Н.А. О воспитании воли военачальников .// Общество ревнителей военных знаний .-Кн.I .- СП б., I906 .-с. 43.
   Махров П. Современная война и высшее командование. // Разведчик .- I9I2 .- NI156. - с.868.
   Морозов Н. Воспитание генерала и офицера ... - с.127.
   Карцов П.П. Младший офицер в роте, эскадроне и батарее(Практические заметки из служебного опыта) // Военный Сборник .- I884 .- NI .- с.321.
   Крит М. Подготовка офицеров. // Военный сборник .- I9I4.-N8.- с.52.
   Бирюков Н. Записки по военной педагогике. - Орел, I909 .- с.10.
   Изместьев П. Искусство командования. Извлечение из труда А.Гавэ .- Варшава, I908 .- с.78.
   Корф Н.А. О воспитании воли военачальников .// Общество ревнителей военных знаний. - Кн.I .- СП б., I906 .- с.29.
   Резанов А.С. Армия и толпа. Опыт военной психологии.- Варшава, I9I0. - с.86.
   См.: Штейн. Указ. соч. - с.288-289.
   См.: Глиноецкий Н. Исторический очерк Николаевской академии генерального штаба. - СП б., I882. -с.4.
   Общее представление о характере дискуссии по этому вопросу можно получить из статьи Э Калнина " Генеральный штаб и высший командный состав" //Военный сборник. - I9I4.-N4.- с.I-I2; N5.- с.I-8.
   См.: Геруа А. К познанию армии. - СП б., 1907.- с.44; Макшеев Ф.А. Русский генеральный штаб. - СП б., 1894; Гейсманс П.А К вопросу о высшем военном образовании. Военная мысль (Ташкент).- I92I.-Кн.I. Апрель-май. - с.43.
   См.: Головин Н. Служба Генерального Штаба. Очерк I-й. // Известия Императорской Николаевской Военной Академии. - I9I2.-N27 с.439; Калнин Э.Х Мысли о нашем мышлении.//Военный сборник. - I9I2.- NI2.- с. 1-2.
   См.: Драгомиров В. Подготовка Русской Армии к Великой войне. I. Подготовка командного состава. // Военный Сборник. - кн. IУ.- I923.- с.101; Махров П. Школа для высшего командного состава. //Разведчик.-I9I3.- NI200.- с.665-666.
   См. указ. соч.
   См. Леонтьев В.А. Единая военная школа // Общество ревнителей военных знаний. Кн.I.- СП б., I906.- с.176.
   См.: "Инструкция полковничья пехотного полку, конформированная от ее Императорского Величества, декабря 24 дня 1764 г." - СП б., 1764, С. 25-32.
   См.: Керсновский А.А. История Русской Армии. -ч.1-1У.- Белград, 1933-1938. История Русской Армии. -ч.1-1У.- Белград, 1933-1938. - С.912
  
  

 Ваша оценка:

По всем вопросам, связанным с использованием представленных на ArtOfWar материалов, обращайтесь напрямую к авторам произведений или к редактору сайта по email artofwar.ru@mail.ru
(с) ArtOfWar, 1998-2012