ArtOfWar. Творчество ветеранов последних войн. Сайт имени Владимира Григорьева

Каменев Анатолий Иванович
Фактор времени

[Регистрация] [Обсуждения] [Новинки] [English] [Помощь] [Найти] [Построения]
 Ваша оценка:
  • Аннотация:
    О важной проблеме нашей жизни


ФАКТОР ВРЕМЕНИ

   Объективно: ВРЕМЯ - фактор стратегический и системообразующий, т.е. чрезвычайно важный компонент, который должен лежать в основе всех решений и действий, как индивидуальных (личных), так и государственных (всеобщих).
  
   Субъективно это не так: в нашей стране, как, впрочем, и во многих других государствах, время - это даровой продукт, который не имеет должной ценности, а потому может транжириться без опаски, что от него много убудет. А раз так, то с этой составляющей нашей жизни можно не очень-то считаться, так как время "можно наверстать", а с необходимыми делами - повременить или отложить до поры до времени.
  
   Дела свои мы, как правило, начинаем тогда, когда "горячий петух" начинает клевать нас в известное место...
   Перед лицом грозящей опасности (военной, экономической, социальной и проч.) в нас просыпается то, что называется "задним умом". И мы еще долго чертыхаемся и вздыхаем по поводу ранее несделанного (или до времени отложенного деяния) и уж после этого лихорадочно собираем ресурсы и средства для устранения грядущей опасности или ликвидации случившегося несчастья.
  
   *
   Беда наша в том, что большинство из нас не научилось ценить время, как тот единственный капитал, который нам дается с рождения и который неуклонной убывает по мере взросления и развития нашего.
   День за днем, бесцельно тратя это единственное сокровище, которое необратимо, которое невосполнимо, мы, наконец, начинаем понимать, что бесчисленное число дней истрачено на мелочи и пустяки, а в нашем распоряжении остается совсем незначительная часть того, что даровано нам Судьбой для благих дел, поступков и начинаний.
   *
   Еще более огорчительно, если фактор времени не является главенствующим в деятельности государства и власти. Так же, как и человек, государство имеет свой резерв времени, свой невосполнимый и незаменимый капитал - ВРЕМЯ для развития, для преобразований, для укрепления обороноспособности...
   Если упустить это время, то можно оказаться в совершенно невыгодной, по сравнению с другими государствами и странами, ситуации: в то время, как иные, более прозорливые и умные правители вовремя и в срок делают необходимое и важное, другое государство, где правят недальновидные люди и где не ценят время, теряет возможность встать вровень с передовыми странами и тем самым обрекает страну на роль второстепенной страны, не имеющей ни веса, ни значения на политической арене мира.
   *
   Производным из этой личностной и государственной небрежности в отношении времени являются просчеты в военной политике, обороноспособности страны и деятельности военных кадров.
   *
   В этой связи интересна заметка Д. Зуева, опубликованная в журнале "Военная мысль", издании РВС Туркфронта (август-декабрь 1921 г.), в которой приводятся интересные мысли автора по поводу явлений, имевших место в 1-ой мировой войне среди германских и русских войск.
  

Д. Зуев

Масштаб времени

(Заметка)

   Германские войска поражали весь мир точностью своих маневров. Самые сложные передвижения, марши и контр-марши выполнялись ими безукоризненно, что позволяло высшему коман-дованию производить блестящие полевые операции и выходить с честью из самых затруднительных положений.
   Точность эта зависела, между прочим, от выработанного деся-тилетиями упорного, систематического труда, навыка всех начальников сообразовать свои распоряжения в строгом соответствии с имеющимся в их распоряжении временем, принимая в расчет время на рассылку распоряжений, доставку и исполнение их. Войска, приучены были к педантичной, как мы говорим, "немецкой" аккуратности в исполнении, точно по минутам, полученных приказов. В результате никаких скоплении, на перекрестках; сво-бодное расхождение перекрещивающихся колонн, своевременное выступление войск с биваков и квартир и прибытие на ночлеги, своевременное развертывание при встрече с противником благо-даря чему всегда германцы "успевали" занять выгодный рубеж или исходное положение и в конечном результате одерживали с мень-шими силами боевой успех.
   Гражданская война, основанная на духе величайшей маневрен-ной активности, требует от красной армии и ее штабов самого внимательного отношения к развитию точности в передвижениях и всемерного соблюдения, так называемого "масштаба времени". И в этой области красному генеральному штабу придется, как и в боль-шинстве других, прокладывать новые пути, так как наследство старого генерального штаба, по обыкновению, отрицательное.
   Если к концу мировой войны, во время длительного позицион-ного затишья наши штабы и не слишком сильно грешили перед масштабом времени, то вначале, в период полевых операций, равно и во время руководства прорывами они делали ошибку за ошибкой. Оно и понятно, "так как на войне солдат делает то, чему его учили в мирное время".
   В мирное время, правда, обращали внимание на точность, зачастую, это сводилось не к выработке определенного масштаба времени (т.е. уменья каждое свое действие произвести с расчетом времени, чтобы не опоздать, но и не потерять времени напрасно) а к выработке привычки ни в коем случае не опаздывать: на практи-ке это привело в обыкновению поднимать войска значительно раньше необходимого времени, отрывать у солдат время, отведенное на необходимый им отдых.
   Еще в записках Саблукова о временах императора Павла мы встречаем указание на это - тогда солдаты, назначенные в дворцовый караул, начинают к нему чиститься с вечера и почти не спят, одетые и стянутые по всем правилам прусского экзерцирцгауза. Куприн в своем "Поединке" отметил эту сторону армейской жизни, мастерски описав сцену, как готовился его полк к смотру командующего войсками, когда роты были выве-дены на плац за три часа до начала.
   В штабах сложилось убеждение, что продержать полки лишние полчаса в сборе пустяки - лишь бы они не опоздали на две минуты. Отсюда прямой путь к небрежности в вычислении маршрутов следования и времени оповещения частей. Штабы не привыкли с циркулем и часами точно вычислять каждый параграф приказа о движении части.
   Еще хуже обстояло дело во время маневров. Когда начинались маневры крупными соединениями, где практику должны были получать именно высший командный состав и высшие штабы, части выводились в числе рядов мирного времени (в Петербург-ском округе нормально рота в 24, редко 27 рядов). Даже когда в последнее время стали производить маневры двойными частями (сводя дивизию в бригаду), разница с штатом военного времени все же получалась разительная. Это обстоятельство, повторявшееся из года в год, привело к образованию в штабах известного масштаба времени, потребного, на отдачу распоряжения, стягивания войск с бивачного расположения на сборный пункт, вытягивание поход-ных колонн, расхождение на ночлег, развертывание в боевой порядок и подход резерва в угрожаемому пункту боевой линии. Эти привычные нормы времени настолько плотно вкоренились в высший командный состав, что стали совершенно импульсивными, т. е. именно такими, какими они и должны быть для быстроты принятия, решений; не задерживая внимания, делаясь совершенно механически. Но будучи построены на неправильном расчете, они совершенно не сошлись с тем масштабом времени, который
выявился, в первые же дни войны.
   Вспоминая первый бой первой гвардейской дивизии в августе 1914 года мы, можем отметить, как этот неправильный масштаб времени гибельно отразился на всей операции и едва не повел к про-игрышу первого столкновения с противником.
   Несколько дней марша (подход к полю сражения) дивизия из-нывала от путаницы на сборном пункте, от спешки в момент выс-тупления, приказание приходило несвоевременно, ширина квартир-ного района полков в расчет штабом дивизии не принималась,. старая красносельская привычка иметь полки на правильно разби-том биваке, на пятачке, от длительного ожидания в резервном по-рядке при полной походной амуниции, пока вытянутся охраня-ющие части и голова колонны, и систематического прихода на но-члег при полной темноте. Естественно, что силы бойцов расходовавались совершенно непроизводительно и от такого "полковождения" неминуемо закрадывалось сомнение в уменьи высших началь-ников руководить боевыми операциями.
   Диспозиция для встречного боя была составлена академически верно. Необходимо было пройти около десятка верст по незнакомой местности, перейти через болотистую долину небольшой, но топкой реченки и захватить своевременно ряд господствующих высот про-тивоположного берега, командующих над пространством, откуда должен был дебушировать противник.
   Ошибка была незначительна, всего лишь в том, что войска, вследствие позднего получения приказа и длительности сбора частей в исходное положение (опять-таки по маневренной практике, по масштабу времени красносельских маневров на это потребовалось бы не более нескольких минут) выступили с мест ночлега именно в тот час, когда они должны были головами колони перейти долину реки. Результатом был бой за форсирование реки и штурм тех са-мых высот, о которые должны были разбиться все наступательные порывы противника.
   Не избежало ошибки и командование полком - приказание о выдвижении полкового резерва - 4-го батальона было сделано на основании мирного времени и только выдвижением пулеметного взвода штаб полка прикрыл образовавшийся прорыв откуда его расположение было весьма интенсивно обстреляно действительным огнем продвинувшегося противника.
   Если результаты боя были положительные, и противник был разбит и отброшен с большими потерями пленными и трофеями - то это исключительно следствие боевого порыва первоочередных полков, шедших в свой первый бой с непоколебимым убеждением
победить во что бы то ни стало.
   Каждый участник гражданской и империалистической войны из своего боевого опыта приведет многочисленные примеры отсут-ствия расчета времени при самых разнообразных операциях, причем большинство из них кончалось для наших войск неблагопо-лучно, и все без исключения вызывали напрасные жертвы или под-рывали силы войск.
   Ныне, с переходом красной армии на мирное положение и перед началом напряженной работы по обучению и. воспитанию армии и подготовке кадров командного состава уже не ускорен-ных курсантов, а вполне обученных командиров нам хочется обратить внимание на этот основной вопрос. Много говорят и пишут о необходимости вести маневренную войну, активную, дерзкую, основанную на самом широком применении наступления. Между тем, нельзя маневрировать без штабов, умеющих быстро и безоши-бочно рассчитывать манев, и частей, педантично точно выполня-ющих продуманные передвижения.
   К этому необходимо приучать и те и другие ежедневно. Не может быть отдано ни одно приказание, не может быть указан ни один срок в срочном донесении, без того, чтобы подписывающий его начальник не потребовал точного расчета возможности добросо-вестного выполнения его подчиненными в указанный срок.
   Необходимо ввести в закон, что срочное донесение должно быть выполнено в срок, несмотря ни на что и такие распоряжения должны среди глубокого мира рассматриваться как боевые приказы и невыполнение их в срок, по вине подчиненных, должно рассматриваться, как невыполнение боевого приказа со всеми вытекающими оттуда последствиями. Вместе с тем начальники, отдавшие распоря-жение по сроку совершенно невыполнимое, подлежат ответствен-ности, как за отдачу бессмысленного боевого приказа.
   Армия - этот самый точный механизм -- должна быть безуко-ризненна в своей точности и войсковые штабы и части должны ею щеголять, как наилучшим проявлением своей выучки и боеспособ-ности в мирное время.
   От красноармейца до командующего войсками все должны быть точны и уметь сообразовать свое время и отдаваемые или исполняемые ими распоряжения с действительной возможностью. Эта мера позволит воспитать бойцов, исполняющих всякое дело быстро (так как сверху до низу будет общая уверенность, что рас-чет времени сделан правильно--если будешь спешить, и сделаешь :ое как, то останется свободное время и понесешь кару за плохое исполнение, а. если будешь копаться то опоздаешь и понесешь кару еще суровее) и без лишней суеты - качества неоценимы в военное время.
   Помимо ежедневной будничном работы--необходимо учесть ошибку старой армии мы говорим о маневрах крупными войсковыми соединениями. Раз и навсегда надо установить принцип что крупные (от полка и выше) маневры могут производиться только частями по военному составу - с запряженным обозом и артиллерией при полной упряжке. Если это невозможно, то следует вести полевую игру с высшим командным составом и полностью командами связи, имея у посредников и руководителей точные таблицы, расчетом времени, потребного для фактического выполнения распоряжения по нормам военного времени. Нам представляется, что нельзя делать ни одного маневра с участием войск, не проделав его предварительно с высшим командным составом - и на планах и на местности, иначе в войсках, естественно, возникнет недоверие к знаниям своего комсостава и в них также внедрится неправильна масштаб времени, за который в будущих боевых столкновени. придется расплачиваться дорогой ценой человеческих жизней.

Д. Зуев.

"Ефрейторский зазор" и суворовская практика

   Думаю, и сейчас можно было бы написать не один трактат по поводу того безобразия, которое творится со ВРЕМЕНЕМ в войсках.
   Но, сначала немного о коварстве времени.
   Прежде всего, следует сказать о том, что время стирает из нашей и общественной памяти самое ценное - уроки прошлого. В силу этого обстоятельства, каждое наше новое поколение уверенно и неуклонно "наступает на одни и те же грабли", т.е. совершает те же самые ошибки, которые некогда допускали и предки наши. Правда, цена нынешних ошибок не идет ни в какое сравнение с ошибками отцов, дедов и прадедов.
   Второе: время дисквалифицирует тех, кто перестает развиваться (физически, духовно, профессионально) и начинает отстраняться от того дела, которым прежде занимался. С каждым новым катаклизмом (революция, смута, хозяйственная неразбериха или кризис) страна теряет для обороноспособности примерно 70% своих военных кадров (впрочем, цифра, на мой взгляд, даже занижена). Как показала практика последнего времени, на каждого запланированного к увольнению офицера приходится 2-3 незапланированных (так, к примеру, было в начале 90-х годов ХХ века).
   Третье: военное время вообще безжалостно к военным кадрам. Так, в годы первой мировой войны во многих полках Русской армии после первого года войны офицеры военного времени составляли 96%. Среди этих офицеров число прапорщиков колебалось от 60 до 75 процентов. И дело здесь не в объективной кровожадной природе войны, а в неверной и пагубной военной политике, при которой весь цвет офицерства бросается в горнило войны в первые же месяцы военного противоборства.
   *
   Если все ранее изложенное в большей мере относилось к власти, то надо признать и собственный, "военный грех" в отношении ко времени.
   Время в руках недалеких командиров и начальников - средство разложения войск, ибо то, как оно используется, иным словом не назовешь.
   Взять хотя бы, так называемый "ефрейторский зазор", который известен каждому военнослужащему.
   Суть его в том, что каждый младший начальник обязательно оставляет для себя определенное время для того, чтобы иметь возможность устранить те недочеты, которые могут быть обнаружены в срок, назначенный начальником старшим. Если, к примеру, строевой смотр назначен на 9 утра батальонным командиром, то ротный в 8 часов, взводный - в 7, а отделенный - в 6 часов проведут предварительные смотры своих подчиненных. Вот и получается, что ефрейторский зазор составит аж 3 часа.
   Не будем придираться к моим расчетам (тем более, что все примерно так и обстоит), а подчеркнем главное - командир, поступающий в соответствии с "ефрейторским зазором", не только закладывает в сознание подчиненных признание собственного неумения командовать, но и создает питательную почву для несвоевременного и неточного исполнения его приказания.
   Если солдат знает и понимает, что до установленного старшим начальником срока у него есть время для расслабления, то он обязательно им воспользуется...
   *
   УМНЫЕ командиры и начальники не крали у своих подчиненных время и не заставляли их тупо стоять на плацах или в походных колонная в ожидании начала активных действий.
   Так, к примеру, Великий Суворов не только ценил время, как фактор стратегический, но и как фактор нравственный. Быстрота и натиск, молниеносные переходы его войск решали задачу стратегическую, а правило не делать остановок и перерывов в боевых действиях имели большое моральное значение.
   В своей инструкции для действия войскам он писал: "В атаке не задерживать. Когда неприятель сколот, срублен, то тотчас его преследовать и не давать ему времени ни собираться, ни строиться. Ничего не щадить. Не взирая на труды, преследовать неприятеля денно и нощно до тех пор, пока истреблен не будет".
   Время мирное у него было сродни времени военному. Вот почему он постоянно выдвигал требование равняться по передним. "Шаг назад - смерть. Вперед два, три, десять шагов - дозволяю", - говорил он и ради одного вылезшего вперед человека передвигались целые батальоны, лишь бы никогда, ни один человек не осаживал назад.
   *
   Но более всего Суворов ценил время солдата и не позволял кому бы то ни было отнимать у воина время отдыха. Характерно в этом отношении предписание во время Итальянского похода 1799 г. графу Бельгарду от 31-го мая, следовавшему в то время на присоединение к Александрии из Тирополя.
   Суворов, торопя его прибытием, описывает весьма подробно принятый им порядок совершения переходов: "Идти им тем же порядком, какой у меня давно уже заведен; а именно: кашевары с мясом и котлами во вьюках выступают в 12 часов ночи вперед на две мили (у меня весь суточный переход от четырех до пяти милей. Кашевары располагаются и варят. Войска поднимаются в 3 часа ночи; идут милю; отдыхают один час; потом опять милю и приходят к своим котлам; кушанье готово - вино там! ни одного усталого! Потом отдыхают до 4 часов пополудни; потом опять поднимаются и идут одну милю; с час отдыхают; идут опять одну милю, так что в 9 часов вечера приходят в лагерь; все вьючные лошади с палатками были уже направлены в полдень; палатки поставлены; солдат подоспел и ложится отдыхать до 3-х часов следующего утра, а потом снова в поход".
  
   Для доставления людям более продолжительного отдыха он требовал, чтобы войска снимались с бивака, и становились на отдых по частям по мере прихода, не дожидаясь задних. Равносильно и задние должны были подниматься лишь по дошедшей до них очереди, а не одновременно с головной частью. Сюда же нужно отнести и совершение всех передвижений во время Итальянского похода ночью, так как это было предписано с целью не утомлять людей дневными переходами, при господствовавшей там жаре.
   *
   Похоже, что нынешним командирам и начальникам надобно заглянуть в Суворовскую "Науку побеждать", а лучше всего взять и сделать ее настольной для себя книгой.
  
   *
  

Время в бою - фактор морально-психологический

  
   Думаю пора бы в военно-учебных заведениях наших открыть новую дисциплину - к примеру, "Время в стратегии и тактике".
   В этот курс обучения ч непременно включил бы в качестве примера разумного отношения ко времени случай, описанный Г.Г. Семеновым в воспоминаниях "Наступает ударная"
  
   Летом 1943 года Ставка Верховного Главнокомандования разработала план разгрома гитлеровских войск на центральном участке советско-германского фронта от Витебска до Гомеля. В соответствии с этим планом 3-я и 4-я ударные армии Калининского фронта должны были прорвать оборону противника на узком участке и стремительным ударом захватить Невель -- важный узел железных и шоссейных дорог, находившийся на стыке вражеских групп армий "Север" и "Центр". Части и соединения 3-й ударной армии, встреченные сильным огнем противника, вынуждены были залечь перед проволочными заграждениями, а затем отошли назад. В этой сложной обстановке отличился один из лучших полков нашей армии -- 88-й стрелковый. Командовал им полковник Иван Семенович Лихобабин, а начальником штаба был майор Василий Михайлович Звонцов.
  
   "В этом полку особенно тщательно и всесторонне готовились к прорыву. В канун боя полковник Лихобабин проверил в каждом батальоне и в каждой роте, как усвоена людьми задача. Его последние указания солдатам были настолько своеобразны и конкретны, что майор Звонцов записал их.
   Вот что советовал бывалый полковник солдатам:
   "Выдвигайся в исходное положение для атаки без единого стука и звука. Каждый звук -- предательство! Заняв место, окопайся!
   Главное -- своевременно подняться в атаку.
   Помни:
   -- в первую минуту после артподготовки противник еще не одумался; [102]
   -- во вторую минуту противник ощупывает себя -- жив ли;
   -- в третью минуту противник ищет оружие и стреляет.
   Мы от противника за 300 -- 400 метров. Боец идет 120 шагов в минуту, а бежит -- 250 шагов. Значит, через две минуты ты будешь бить не пришедшего в себя противника. Но если хоть на минуту, хоть на полминуты задержишься -- противник встретит огнем.
   Преодолей страх, не думай о боли. Раненый боль чувствует потом, убитый вовсе ничего не чувствует. Хочешь быть жив -- опереди противника!"
  
   Крепко усвоив наставления своего командира, бойцы 88-го полка атаковали стремительно и очень успешно. Полк первым прорвал вражескую оборону, выбив фашистов из всех трех траншей и овладев важным опорным пунктом.
  
   *
   Много, ох как много, мыслей по поводу нашего небрежения временем возникает в моей голове. Хочу эту озабоченность хоть в малой степени передать другим: цените время, не тратьте его попусту, цените тот драгоценный капитал, который дан каждому из нас...
  
  
  
  
  
  
  

  
  
  
  
  
  
  
  
  
  

 Ваша оценка:

По всем вопросам, связанным с использованием представленных на ArtOfWar материалов, обращайтесь напрямую к авторам произведений или к редактору сайта по email artofwar.ru@mail.ru
(с) ArtOfWar, 1998-2012