ArtOfWar. Творчество ветеранов последних войн. Сайт имени Владимира Григорьева

Каменев Анатолий Иванович
Ганнибал - гвардия

[Регистрация] [Найти] [Обсуждения] [Новинки] [English] [Помощь] [Построения]
 Ваша оценка:
  • Аннотация:
    ЭНЦИКЛОПЕДИЯ РУССКОГО ОФИЦЕРА (из библиотеки профессора Анатолия Каменева)


  

ЭНЦИКЛОПЕДИЯ РУССКОГО ОФИЦЕРА

(из библиотеки профессора Анатолия Каменева)

   0x01 graphic
   Сохранить,
   дабы приумножить военную мудрость
  

0x01 graphic

Ганнибал на гравюре XIX века

  
   106
   ГАННИБАЛ (Аннибал).
   По самому ходу событий мы вынуждены остановиться на Аннибале, а потому, мне кажется, уместно будет выяснить здесь некоторый черты его характера наиболее спорные. Так, одни считают его чрезмерно жестоким, другие корыстолюбивым. Но относительно Аннибала и государственных людей вообще не легко произнести верное суждение; ибо некоторые утверждают, что природа человека проявляется в чрезвычайных обстоятельствах, причем одни люди выдают себя в счастии и власти, другие наоборот в несчастии как бы те и другие ни сдерживали себя ранее того. С своей сто­роны суждение это я нахожу неверным. Нередко, скорее даже очень часто мы видим, что люди вынуждены бывают говорить и действовать вопреки собственному характеру под влиянием ли друзей, или изменчивых событий. В подтверждение этого можно привести мно­жество примеров из истории. Так, кто не знает, что сицилийский тиран Агафокл слыл за свирепейшего человека в то время, когда он еще только пы­тался утвердить свою власть, а потом, когда, владычество над сицилийцами казалось ему уже прочно обеспеченным, он стяжал себе славу самого кроткого и сердобольного человека. Далее, спартанец Клеомен разве не был и прекраснейшим царем, и жесточайшим тираном, и, наконец, обходительнейшим и приветливейшим человеком в частной жизни? Хотя и не вероятно, чтобы в одном и том же человеке соединялись стол противоположные свойства, но пре­вратности судьбы иногда вынуждают властителей ме­нять свои отношения к окружающим и обнаруживать не соответствующее их характеру настроение, так что чрезвычайные обстоятельства не вскрывают, а скорее заслоняют природу властителя. То же самое случается под влиянием наветов друзей не только с вождями, властителями и царями, но и с народами. Так, всякий скажет, что афиняне, пока во главе государства их были Аристид и Перикл, совершили мало деяний жестоких и множество прекрасных и благородных, а при Клеоне и Харете наоборот. Потом, лакедемоняне во время своего главенства над Элладою во всем, что делалось по внушению Клеомброта, поступали как союзники, и противоположно этому действовали по внушению Агисилая. Следовательно, и характер народов меняется в согласии с различными характерами правителей. Подобно этому царь Филипп был нечестивейшим правителем, когда советниками его были Таврион или Димитрий, и наоборот, самым кротким, когда следовал указаниям Арата или Хрисогона. Нечто подобное, как мне кажется, было и с Аннибалом, именно: он испытывал чрезвычайные и многообразные превратности судьбы, а ближайшие друзья его весьма не походили друг на друга... Как действовали на Аннибала внешние обстоятельства, это легко понять и из ... нижеследующего; нельзя оставлять без внимания и внушения друзей, тем более, что мнение наше может быть достаточно подтверждено даже одним примером дружеского совета. Так, когда Аннибал задумал совершить военный поход из Иберии в Италию, прокормление войска и заготовление необходимых припасов представляло величайшие трудности; самый поход казался почти не выполнимым, так как путь был длинен, и лежавшее пред войском пространство занято было множеством диких варваров. Предстоявшие трудности много раз обсуждались тогда в со­вете, и вот один из друзей, Аннибал, по прозванию Единоборец, заявил, что, по его мнению, есть одно только средство пройти в Италии. Аннибал предложил высказаться; друг его на это отвечал, что необходимо научить воинов питаться человеческим мясом и позаботиться о том, чтобы они заранее освоились с этой пищей. Аннибал не мог не признать всей пригодности такого смелого предложения, хотя ни сам не мог последовать совету, не мог склонить к тому и друзей. Говорят, по мысли этого человека совершены были и те жестокости в Италии, в коих обвиняют Аннибала. Не меньшее значение должно придавать и обстоятельствам. 25. Говорят также, что Аннибал был чрезмерно корыстолюбив и был в дружбе с корыстолюбивым Магоном, командовавшими в Бруттии. Сведения эти я получил от самих карфагенян, а туземцы прекрасно знают не только направление своих ветров, как гласит поговорка, но и нравы соотчичей. С большими еще подробностями я слышал от Масанассы, который много рассказывал мне о карфагенянах вообще, наибольше о корыстолюбии Аннибала и Магона, по прозванию Самнитского. Между прочим, Масанасса говорил о величайшей нежности, ка­кою отличались их взаимные отношения с ранней юности, о том, сколько городов в Италии и Иберии завоевал каждый из них частью силою, частью вследствие покорности жителей, но при этом они ни разу не участвовали вмести в одном и том же деле и всегда старались перехитрить друг друга больше даже, чем неприятеля, чтобы только не встречаться при взятии города во избежание ссоры из-за дележа добычи, ибо каждый из них желал бы получить больше другого. 26. Впрочем и прежнее наше изложение и те известия, какие я сообщу ниже, показывают, что на поведение Аннибала сильно действовали и часто направляли его не только внушения друзей, но еще больше обстоятель­ства. Так, лишь только Капуя перешла в руки римлян, тотчас города заволновались, как и следовало ожидать, и только выискивали случая или предлога, что­бы перейти на сторону римлян. Раздосадованный этим Аннибал недоумевал, что делать. И в самом деле, оставаясь на одном месте, когда неприятель противопоставлял ему более многочисленное войско, он не в силах был сохранить за собою все города, разделен­ные большими расстояниями; нельзя ему было и разбить войско на несколько частей, ибо в этом случае он мог бы быть легко побежден превосходящими силами неприятеля, да и не мог бы поспевать всюду на помощь отдельным войскам. Поэтому Аннибал вынужден был решительно пожертвовать некоторыми городами, из других вывести свои гарнизоны, чтобы при возмущении жителей не погибли собственные его солдаты. С несколькими городами он поступил, вопреки уговору, пересе­ливши жителей их в другие города и отдавши имущество на разграбление. Обиженные жаловались на Аннибала, причем одни обвиняли его в вероломстве, другие в жестокости. Да и, кроме того, при выходе из городов и при вступлении в них солдаты Аннибала предавались грабежу, убийствам и насилию, ибо каждый из них воображал себе, что предоставленные самим себе жители тотчас перейдут на сторону врагов. Вот почему не легко судить о характере Аннибала, так как на него действовали и советы друзей, и положение дел; достаточно того, что у карфагенян он прослыл за корыстолюбца, а у римлян за жестокосердого. 32...Консулы желали точно исследовать обращенные к неприятельскому стану высоты. Находившимся в лагере войскам они приказали оставаться на месте, а сами с двумя отрядами конницы, с легковооружен­ными в числе человек тридцати и с ликторами отправились на разведки. Отряд нумидян, которые навыкли в устроении засад неприятелям и отважива­лись на легкие схватки или вообще выходили из стоянки, случайно укрылся за холмом. Лишь только сто­рожевой их подал знак, что над ними на вершине холма показался враг, как нумидийцы поднялись из засады, обошли римлян, стали в тылу консулов и отрезали им путь к собственной стоянке. Клавдий и с ним нескольких воинов они тотчас в первой же стычке положили на месте, остальные, раненные, вынуждены были разбежаться в разные стороны по откосам скал. Остававшиеся в лагере войска видели это, но не могли ничем помочь несчастным товарищами, ибо, пока они в ужасе при­зывали к оружию, взнуздывали лошадей или облача­лись в доспехи, дело кончилось. Раненного сына Клавдия, который чуть не погиб и спасся против всякого ожидания... Итак, Марк сам навлек на себя несчастье, собственным поведением, недостойным полководца. В своей истории я много раз обращал внимание читателей на по­добные случаи, хотя неправильность такого поведения оче­видна, ибо я убежден, что полководцы погрешают особенно часто в этом именно отношении. И в самом деле, к чему пригоден правитель или полководец, если он не понимает, что обязан держаться возможно дальше от мелких схваток, в коих не решается участь всей борьбы? Если он не понимает, что даже в таких случаях, когда обстоятельства принуждают его к участию в каком-либо небольшом деле, должны пасть многие соратники прежде, чем опасность ко­снется главного военачальника? "Пробу", как гласит пословица, "нужно делать на карийце, а не на воена­чальнике". Полководец говорит в свое оправдание: "Я этого не думал", или: "Кто мог ожидать, что так случится", - значит, давать неоспоримое доказа­тельство своей неопытности и неспособности. 33. Вот почему о высоких достоинствах Аннибала вообще, как полководца, можно заключать, главным образом, из того, что он провел столько времени в неприятельской стране, так часто подвергался всевозможным случайностям, столько раз в небольших сражениях решал участь врага своею прони­цательностью и однако уцелел в многочисленных решительных битвах. С большою заботливостью он охранял себя от напрасной беды. Так и подобает. Ибо, пока военачальник жив и невредим, хотя бы главная битва и была проиграна, судьба может до­ставить еще много случаев возместить понесенные по­тери. Напротив, в случае гибели вождя войско уподобляется кораблю, потерявшему кормчего; если бы даже судьба и даровала победу над неприятелем, пользы от того не было бы никакой, ибо упования всех воинов покоятся на вожде. Это считал я нужными, сказать для тех, кто позволяет себе подобные ошибки из тщеславья ли, или из ребяческого увлечения, или по неопытности и самоуверенности: всегда какая-либо из этих слабостей бывает причиною гибели вождя... Какую пользу может извлечь читатель из рассказов о войнах, битвах, о покорениях и осадах городов, если при этом он не уясняет себе причины, по которым в каждом отдельном случае одна сторона выигрывала дело, другая теряла? Рассказом об исходе предприятий можно только забавлять читателя, тогда как достодолжное изыскание мероприятий, предшествующих событиям, приносит пользу любознательному человеку. Наибольшую выгоду извлекает внимательный читатель из подробного объяснения отдельных событий. Разве можно не превозносить военноначальнические дарования, храбрость и умение жить лагерной жизнью, если окинешь взором это время во всей его продолжительности, если со вниманием остановишься на всех больших и мелких битвах, на осадах и отпадениях городов, трудностях, выпадавших на его долю, если наконец, примешь во внимание всю обширность предприятий? В течение шестнадцати лет войны с римлянами в Италии Аннибал ни разу не уводил своих войск с поля битвы; подобно искусному кормчему он непрерывно удерживал их в повиновении, огромный полчища, к тому же неоднородные, но разноплеменные, сумел охранить от возмущений против вождя и от междоусобных раздоров. В войсках его были ливияне, иберы, лигуры, кельты, финикияне, италийцы, еллины, - народы, не имевшие по своему происхождению ничего общего между собою ни в законах и нравах, ни в языке, ни в чем бы то ни было ином. Однако мудрость вождя приучила столь разнообразные и многочисленные народности следовать единому приказанию, покоряться единой воле, при всем непостоянстве и изменчивости положений, когда судьба то весьма благоприятствовала ему, то противодействовала. Вот почему нельзя не дивиться даровитости вождя в Аннибале и не утверждать с уверенностью, что, начни он осуществление своего замысла с других частей мира и закончи римлянами, Аннибал довел бы благополучно свое дело до конца. Начавши же с того народа, коим следовало заключить, Аннибал и начал предприятие и кончил на этом народе. Аннибал с немногими воинами отступал безостановочно к Адрумету и там укрылся. Во время битвы он сделал все так, как только может и обязан делать доблестный вождь, искушенный во многих битвах. Так, прежде всего, он попытался было вступить самолично в переговоры с врагом, дабы тем положить конец распре, а это свидетельствует, что он при всем сознании прежних успехов умел не доверять судьбе и заранее допускал совершенно неожиданный исход борьбы. Отважившись затем на битву, Аннибал действовал именно так, как при вооружении его войска следовало действовать в борьбе с римлянами. Тогда как римский военный строй и римское войско трудно разорвать, солдаты оставаясь в том же строю, имеют возможность вести сражение отдельными частями и всею массой по всем направлениям, ибо ближайшие к месту опасности манипулы каждый раз обращаются лицом, куда нужно. К этому следует добавить, что вооружение римлянина и обороняет его, и поднимает его дух, потому что щит его велик, а меч не портится в действии. Трудно поэтому бороться с римским солдатом и трудно одолеть его. И все-таки Аннибал умел принять своевременно против всех приспособлений рассчитанные меры с несравненною проницательностью. Так, с самого начала он запасся большим числом слонов и потом ставил их перед боевой линией с целью расстраивать и разрывать ряды неприятелей. За слонами он поместил, прежде всего, наемников, а дальше карфагенян, дабы истощать силы врага в предварительной борьбе и продолжительной сечей иступить его оружие, а также для того, чтобы принудить карфагенян нахождением в середине оставаться на местах во время сражения, как говорит Гомер: "Чтобы каждый, если не воле, то по нужде сражался". Воинов, отборнейших по мужеству и отваге он ставил на некотором расстоянии от прочего войска, дабы они издали наблюдали за ходом сражения и, в целости сохраняли свои силы и бодрость духа, могли в решительную минуту послужить своею доблестью. И если Аннибал до сего времени непобедимый, сражен был теперь, не взирая на то, что сделал все возможное для достижения победы, то нельзя осуждать его строго. Иной раз судьба противодействует замыслам достойных мужей, а иногда, как гласит пословица, "достойный встречает в другом достойнейшего". Это, можно сказать, и случилось тогда с Аннибалом. (Полибий. Всеобщая история в сорока книгах. Пер. Ф.Г. Мищенко. Том II. Кн. VI-ХХV. - М., 1895).
  

0x01 graphic

  

"Переход лейб-гвардии 6-й Донской батареи через Балканы" 1877 год. 1879

Художник Адольф Иосифович Шарлемань (1826-1901)

  
   107
   Гвардия.
   Гвардия (от старогерманского слова Warda или Garda - стеречь, оборонять). С древних времен цари и полководцы имели при себе телохранителей, на обязанности которых лежала исключительно охрана своих повелителей. Телохранители постепенно начали соединяться в особые отряды, образовавшие, наконец, отборное войско под название "гвардия". Обязанность гвардии заключалась уже не только в непосредственной охране монарха, но и защите государства. В Спарте охрана царей поручалась атлетам, получившим почетные венки на народных играх ("эфоры"). Число их доходило до 100 человек. Впоследствии в Спарте был сформирован конный отряд телохранителей "скиритов". Далее видим отряды телохранителей у Филиппа Македонского и Александра Великого. Последние были и пешие и конные и участвовали во всех войнах Александра, составляя его последний резерв. Одни из них назывался "дружиною царских любимцев" ("гетерами"). Римские цари имели в качестве телохранителей 300 отборных всадников (celeres). При Марии особые когорты телохранителей из римских воинов получили название "преторианцев": этот корпус при Августе состоял из 9 когорт, общей численностью в 4, 5 тысячи. В истории преторианцы отмечены, как воины, отличавшиеся своеволием и необузданностью. В средние века для удержания вассалов в повиновении феодалы также нуждались в телохранителям. Так, Карл Великий, имел отряд "скараманов", Канут Великий отряд "гускарлов" и т.п. В Италии (в Ломбардии) во время борьбы городов с германскими императорами и войн Гвельфов и Гибелинов, под название "гвардия" уже появляется род войск, предназначенный для обороны государственной хоругви "Companii dei Galiardi". Отсюда обыкновение называть гвардией отборные войска, предназначенные для боевых целей, перешло в другие страны. По учреждении постоянных армий, большей частью наемных, гвардию начали разделять на дворцовую, - для охраны монархов, и наружную, - для боевых целей. Люди гвардии отличались большим ростом, пышностью одежд и лучшим тактическим обучением. Наибольшее развитие гвардия получила во Франции. Россия и Пруссия организовали свою гвардию по образцу французской. Французская гвардия. Во Франции, по словам Григория Турского, уже король Орлеанский, Гонтран, на глазах которого от рук убийц погибли оба его брата, безотлучно оберегался группой офицеров. Филипп-Август во время войны в Палестине, опасаясь убийц, имел при себе охрану в 50 человек. Карл ХVI, опасаясь англичан, держал при себе отряд шотландцев. При Людовике ХI количество стражи уже доходило до 4 тысяч пехоты и кавалерии. При нем впервые был организован отряд из 100 швейцарцев, сделавшихся впоследствии знаменитыми своею преданностью монархам. При Людовике ХIII в 1553 г. был основан 1-ый полк французской гвардии, предназначенный и для боевых целей. При Карле IХ в 1563 г. гвардия состояла из 20 рот фламандцев (по 100 человек) и 3 рот швейцарцев (по 200 человек). Первым командиром гвардии был полковник Шари; он пользовался таким влиянием и такой независимостью, что возбудил ненависть строевых генералов. Поэтому в 1682 г. Генрих III издал указ, по которому полковник гвардии должен был пользоваться всеми правами генералов армии. При Генрихе IV и Людовике ХIII королевская гвардия состояла из легкой кавалерии короля (1592), гвардейских жандармов (1611), королевских мушкетеров (1622). Наибольшее значение гвардия получила при Людовике ХIV. При нем гвардия стала как бы военной школой. Лучшие солдаты переводились в гвардию, здесь они обучались, держали офицерский экзамен и назначались офицерами в армию. Гвардия Наполеона I, легендарные подвиги которой и до сего времени составляют гордость Франции. В состав ее входили все роды войск: пехота, кавалерия, артиллерия, флот, жандармы, велиты (легкая пехота), мамелюки и ветераны. В 1809 г. гвардия насчитывала 10 тыс. человек. Наполеон назвал ее "старой гвардией", в отличие от вновь им созданной "молодой гвардии". В 1811 г. численность гвардии дошла уже до 52 тысяч. Назначение в гвардию считалось честью. Оно делалось по выбору одного из 10 кандидатов от каждого полка. Избираемый в кандидаты должен был: прослужить в строю не менее 5 лет, участвовать не менее, чем в 2 кампаниях, обладать военными дарованиями и быть безукоризненного поведения. Этот способ формирования Наполеоном гвардии вызывал исключительное к ней уважение со стороны всей французской армии, усиливаемое еще особыми со стороны императора приемами употребления гвардии в бою: на поле битвы, в те моменты, когда участь сражения была предрешена, когда победа французов как бы всеми уже чувствовалась, Наполеон садился на лошадь и, как безмолвный сфинкс, появлялся перед войсками: в это время из резерва выдвигалась к решительному пункту гвардия. Радостные крики "Vive L'Empereur", встречали императора и его гвардии, появление которой было сигналом победы. Насколько сам Наполеон ценил свою гвардию, явствует из того, что под Бородином он не рискнул ею пожертвовать и не двинул ее в дело, в качестве последнего резерва. С течением времени, вследствие непрерывных войн, а также и вследствие постоянного увеличения численного состава гвардии, условия приема стали менее строги, что понизило ее качества, но тем не менее, в 1815 г., под Ватерлоо, она еще раз доказала, что была достойна своего великого полководца. Кому неизвестен легендарный ответ начальника последнего каре старой гвардии. На предложение сдаться генерал Камброн с достоинством ответил: "Гвардия умирает, но не сдается". Российская гвардия учреждена в начале царствования Петра Великого из Преображенского и Семеновского полков. Когда именно эти полки названы гвардейскими, до точности не известно. В перечне войск, выступивших на Азов в 1696 г. Преображенский и Семеновский полки гвардейскими еще не названы. В 1700 г., в собственноручном дневнике Петра, в описании сражения под Нарвой, находим, что Петр объяснял неудачу под Нарвой молодостью полков, из которых "лишь два полка гвардии были на двух атаках у Азова". Из этого следует, что учреждение гвардии произошло между 1699 и 1700 гг. В архивах л.-гв. Семеновского полка есть сведение, что он уже в 1698 г. Именовался Семеновским л.-гвардейским. Во время Нарвского погрома, только благодаря стойкости гвардии, бывшей на флангах нашего расположения и задержавшей шведов 3 часа, армия избежала полного истребления. За это обер-офицеры обоих гвардейских полков получили знаки отличия с надписью "1700, нбр.19". Это отличие, самое древнее в Pocсии, носят эти полки и поныне. После 1721 г. гвардия стала именоваться не царскою, а "Императорскою Российскою гвардией". При Петре В. гвардия комплектовалась преимущественно дворянами; в исключительных случаях, после больших потерь в сражениях, в гвардию допускались пе­реводы из армии и приемы рекрут. Это про­исходило от того, что гвардия служила рассадником офицеров для армии. Для того, чтобы сделаться офицером армии, в те времена каждый дворянин должен был прослужить рядовым в одном из полков гвардии, до тех пор, пока Государь не утвердит баллотировку его в офицеры. В 1721 г. из дворян был сформирован Кроншлотский драгунский полк, переименованный в том же году в лейб-регимент. Для кавалерии лейб-регимент имел то же значение, что для пехоты Преображенский и Семеновский полки: из него выпу­скались офицеры в прочие армейские драгунские полки. По табели о рангах (1722 г), офицеры гвардии получили старшинство 2-х чинов против армейских. В царствование Екатерины I в 1726 г. была учреждена кавалергардия в числе весьма ограниченном, исключительно для придворной службы, причем Императрица сама приняла звание капитана кавалергардии. Затем к гвардии был присоединен лейб-гвардии батальон, находившийся в Москве и состоявший из заслуженных нижних чинов гвардии, потерявших способность в полевой службе. При Имп. Анне Иоанновне в 1730 г., лейб-регимент был переименован в л.-гв. Конный полк, причем ему даны права гвардии, коими он не пользовался. В этом же году в своем составе увеличилась и гвардейская пехота: был сформирован л.-гв. Измайловский полк. Сформирование полка было поручено генерал-адъютанту графу Левенвольду; ему в помощь был дан шотландец Кейт, а все офицеры были выбраны из При­балтийских дворян. Такое предпочтение немцам было знамением эпохи, т.к. во главе правления стоял всесильный Бирон. В 1731 г. последовал указ об роспуске кавалергардии. Далее было приказано расформировать и отдельные гренадерские роты. Гренадеры были распущены поротно, причем в каждой роте должно было быть 16 гренадер. Толь­ко во время учений они сводились в роты, а иногда и в полки, т.е. устанавливалась слу­чайная организация. При вступлении на престол Имп. Анна была поддержана гвардией, и она ста­ралась отблагодарить ее лаской, но тем не менее Бироновский режим был так невыносим, что гвардия, преданная Императрице, была недоволь­на правительством и со смертью Императрицы, едва только прах ее был предан земле, в ночь на 9 ноября, под предводительством Миниха, арестовала Бирона и провозгласила правительницей Анну Леопольдовну. Во время управления Анны Леопольдовны гренадеры были вновь соединены в отдельные роты. В 1737-39 гг. гвардия в составе отдельного отря­да участвовала в походе против турок. Не­смотря на устранение Бирона, все же во время правления Анны Леопольдовны немецкая партия про­должала властвовать, следовательно, и общее неудовольствие продолжалось. Этим обстоятельством вос­пользовалась Елизавета Петровна. В ночь на 25 ноября. 1741 г. она приехала в казармы гренадерской роты Преображенского полка и с помощью ее произве­ла государственный переворот, провозгласив себя Импе­ратрицей. Императрица Елизавета Петровна приняла на себя звание полковника всех гвардейских полков, а гренадерскую роту, с помощью которой достигла пре­стола, отделила от полка под назв. "лейб-кампании". В Преображенском же полку, вместо выбывшей, была сформирована новая. Вся гвардия, с восторгом поддержавшая Преображенцев, была щед­ро награждена, "понеже их службою успех восприятия престола получили" (указ Елиза­веты). Как мы видели, в ряде событий гвардия играла большую роль; и она вполне сознава­ла возможность своей политической роли; то же сознавали и те, которые пользовались ее услу­гами или боялись подпасть под ее удары. Би­рон хотел реформировать гвардию, а Анна Лео­польдовна хотела от нее отделаться, отправив гвардию на войну со шведами. Политическая роль гвардии. Объясняется тем, что, как офицеры, так и солдаты гвардии были из дворян, гвардия не была оторванным от земли войском, которому были бы чужды интересы страны и народа. В царствование Петра III лейб-кампания была упразднена. Из бомбардирской роты л.-гв. Преображенского полка и пушкарской рот прочих полков был сформирован отдельный 2-ротный бомбардирский батальон. В составе же гвардейской пехоты произошли следующие изменения: л.-гв. Преображенский полк был приведен в 3-батальонный состав, а л.-гв. Семеновский и Измайловский - в 2-батальонный. В каждом батальоне было по 6 рот, из них одна гре­надерская, а в л.-гв. Преображенском полку один батальон состоял из 6 гренадерских рот. Петр III не любил гвардию, одно время прошел даже слух о полном уничтожении ее. Он называл гвардейцев "янычарами", томил их учениями по немецкому образцу, изменял привычные военные обряды и отдавал во всем предпочтение своим немецким войскам. И гвардия, привыкшая к Высочайшему вниманию, чувствовала себя, как и все русское население, оскорблен­ной и питала "превеликое неудовольствие". Екатерина II, вступив на престол с по­мощью гвардейцев, тотчас же повелела всем частям гвардии быть в том составе, в каком они были в конце царствования Елизаветы Пе­тровны. Вследствие этого бомбардирский батальон был расформирован, а полки гвардейские приняли состав, который они имели до 13 марта 1762 г. В 1764 г. распущен Московский л.-гв. батальон, вместо которого была учреждена инвалидная команда в Муроме, на­званная л.-гв. Муромскою. В 1770 г. при всех полках гвардии были сформированы егерские команды по 65 ч. и в том же году пушкарские команды по 42 ч. В царствование Екатерины Великой гвардия приняла деятельное участие в шведских войнах 1778, 89 и 90 гг. Из гвардии формировались сводные отряды (по 1 батальону от каждого полка), которые весною придавались к действующей армии, а по прекращении военных действий на зиму возвращались в С.-Петербург. При Имп. Павле I гвардия сильно увеличилась; так, в 1796 г. из егерских команд гвардейских полков и егерской роты Гатчинских войск был сформирован л.-гв. Егерский батальон, в том же году сформирован л.-гв. Гусарский полк. Коли­чество батальонов в пехотных полках тоже было увели­чено: в Преображенском полку стало 4 батальона, а в Семеновском и Измайловском полках по 3. Бомбардирская рота Преображенского полка и пушкари прочих полков, вместе с Гатчинской артиллерийской ротой, составили гв. артиллерийский батальон, имевший сначала 3 роты (по 12 ор. в каждой), а в 1799 г. - 6 рот (из них одна конная). Далее в 1798 г. сформирован л.-гв. Казачий полк, а из неспособных к полевой службе гвардейских нижних чинов составлен л.-гв. Гарнизонный батальон. В 1799 г., по случаю принятая Императором звания великого ма­гистра Мальтийского ордена (См.: Военно-монашеские ордена), для составления гвардии при особе магистра учрежден 1-эскадронный Кавалергардский корпус, который в 1800 г. преобразован в 3-эскадронный Кавалергардский полк. В 1800 г. все 6атальоны гвардейских полков были названы гренадерскими. В том же году во всей армии были учреждены шефы, и полкам велено было именоваться по именам шефов; вследствие этого Преображенский полк стал л.-гв. Е. И. В. п., Семеновский - л.-гв. Е. И. В. В. К. Константина Павловича, Конный - л.-гв. Е. И. В. В. К. Николая Павловича, л.-гв. Артиллерийский батальон - л.-гв. Артиллерийский Е. И. В. Михаила Павловича. Одновременно батальонам и ротам приказано было име­новаться не по номерам, а по фамилиям своих командиров. В царствование Александра I гвардия продолжала расти и в организации ее произо­шли некоторые изменения. Имп. Александр приказал всем частям вернуть их прежние наименования, какие они имели до 1800 г. Все батальоны полков были приведены к однотипному 4-ротному со­ставу. В 1803 г. л.-гв. Артиллерийский батальон был разделен на 5 рот: 2 батарейных, 2 легких и 1 конную. В 1805 г. конная рота отделена от батальона и на­звана л.-гв. Конной Артиллерией. В 1806 г. из крестьян Императорских вотчин (большею части финнов) окрестностей Петербурга был сформирован батальон Имп. милиции, 5-ротного состава. В 1808 г. этот батальон получил название л.-гв. Финляндского батальона. В 1809 г. при гвардейских полках учре­ждены 4 гвардейские инвалидные роты, в 1818 г. их было уже 18, а в 1824 г. Они, вместе с л.-гв. Гарнизонным батальоном, образовали гвардейскую инвалидную бри­гаду. В 1809 г. сформированы л.-гв. Драгунский и л.-гв. Уланский полки. В 1810 г. из команд придворных гребцов и яхт, с добавлением гребцов с адмиральских и капитанских катеров и отличнейших нижних чинов судовых команд, был сформи­рован 4-ротный гвардейский экипаж. В 1811 г. от Преображенского полка был отделен 1 батальон на формирование л.-гв. Литовского полка. В этом же году л.-гв. Финляндский батальон развернуть в полк, л.-гв. Конная артиллерия разделена на 2 роты, а л.-гв. Артиллерийский батальон переименован в л.-гв. Артиллерийскую бригаду. В 1812 г. Из отличнейших офицеров и способнейших грамотных нижних чинов всех рот пионерного полка (основан в 1797 г) сформирован л.-гв. Саперный батальон. В 1813 г., впервые в России, вероятно, по примеру Наполеона, учреждена "мо­лодая гвардия". Это название было присвоено за отличие против неприятеля л.-Гренадерского, Павловского гренадерского и Ки­расирского Его Вел. полков, причем их офицерам было дано преимущество в одном чине перед армией. В 1814 г., в Версали, из наиболее отли­чившихся в Отечественную войну офицеров и нижних чинов армейских драгунских полков сформирован, на правах молодой гвардии, л.-гв. Конно-Егерский полк В 1815 г. батальон гвардейского экипа­жа был развернуть в 6 рот, причем к нему были присоединены гв. ластовая рота и обоз для понтонных и пионерных работ. В этом же году сформирован гвардейский жандармский полуэскадрон, которому в 1816 г. даны были права старой гвардии. В 1817 г. л.-гв. Литовский полк был. переименован в л.-гв. Московский и в том же году в Варшаве сфор­мированы: вновь л.-гв. Литовский полк, л.-гв. Волынский полк, л.-гв. Подольский кирасирский полк и л.-гв. Уланский Е. И. В. Наследника Цесаревича полк, все на правах старой гвардии. В том же году в Варшаве сформирована гв. батарейная рота, вошедшая в 1821 г. в составь сводной гв. и гренадерской артиллерийской бри­гады. В 1824 г. сформирован л.-гв. Гродненский гусарский полк, на правах молодой гвардии. Гвардия принимала участие восех войнах, веденных Имп. Александром I, за исключением турецкой и персид­ской, а в 1814 г. отельный гвардейский отряд под Кульмом своею стойкостью и храбростью вывел Российскую армию, при которой был сам Император, из бедственного положения, чем гвардейцы заслужили славу не только в своем отечестве, но и во­сторженные отзывы союзников. Начало царствования Имп. Николая I омрачилось событием 14 декабря, в котором принимали участие и некоторые части гвардии. Весь мятеж с на­чала до конца был локализовать гвардейскими частями, которые в общей массе остались верны долгу. В 1827 г. сформированы л.-гв. Крымско-та­тарский и Кавказско-горский эскадроны. В 1829 г. к составу молодой гвардии причислен финский учебный стрелковый батальон, получивший название л.-гв. Финского стрелкового батальона, и присоединен к гвардейскому корпусу, но без прав гвардии, Атаманский казачий полк. В 1830 г. сформирована л.-гв. Донская конно-артиллерийская рота на правах молодой гвардии и к составу молодой гвардии причислена л.-гв. Уральская казачья сотня. В 1831 г. к Гвардейскому корпусу причислены, но без прав гвардии, С.-Петербурский корпус Фридриха-Вильгельма III, и Кексгольмский, имп. Австрийского, гренадерские полки. В этом же году полкам л.-гв. Гренадерскому, л.-гв. Павловскому, л.-гв. К.-Егерскому и л.-гв. Гродненскому Гусарскому даны права старой гвардии; л.-гв. К.-Егерский полк переименован в л.-гв. Драгунский полк, а последний в л.-гв. К.-Гренадерский полк; л.-гв. Кирасирский Е. В. полк был соединен в один с л.-гв. Подольским кирасирским полком, под назв. л.-гв. Кирасирский Е. В. полк и на правах старой гвардии. В 1833 г. все артиллерийские роты были переименованы в батареи, причем число орудий в батареях было уменьшено с 12 на 8. В этом же году гвардия была разделена на 2 корпуса: гвардейский пехотный и гвардейский резервный кавалерийский. При Имп. Николае I гвардия участвовала в турецкой и польской войнах. Имп. Александр II в 1856 г. сформировал во всех пехотных полках стрелковые роты, по одной на батальон; тогда же были вновь сформи­рованы на правах старой гвардии лл.-гв. 1 и 2-й Стрелковые батальоны, из коих в 1858 г. первый назван л.-гв. 1-м Стрелковым Е. В. батальоном. В том же году были даны права молодой гвардии л.-гв. Стрелковому Имп. Фамилии батальону и Кирасирскому Ее Вел. полку. В 1861 г. для собственного Его Вел. конвоя сформированы 3 л.-гв. Кавказских эскадрона (один на службе и 2 на льготе), а л.-гв. Крымско-татарский эскадрон расформирована В 1869 г. была рас­формирована гвардейская Инвалидная бригада, причем инвалидные роты были приведены в состав команд при штабах и управлениях гвардии, под общим начальством Гвардейского Инвалида, который был окончательно упразднен в 1881 г. В 1862 г. штаб гвардейского резервного кавалерийского корпуса упразднен, а в 1864 г. штаб отдельного гвардейского корпуса переформирован в штаб войск гвардии и С.-Петербурского военного округа. В 1870 г. Все гвардейские стрелковые батальоны, в том числе и Финский, были сведены в гвардейскую стрелковую бригаду. С 1864 по 1874 г. гвардия не со­ставляла отдельного корпуса, а в 1874 г. гвардейский корпус был вновь восстановлен, причем командиром его был назначен В. К. Александр Александрович (впоследствии Имп. Александр III) и при нем особый штаб Гвардейского корпуса. В 1873 г. из л.-гв. Гарнизонного батальона сформирован кадровый батальон л.-гв. Резервного пехотного полка. В 1878 г. л.-гв. Атаманскому Наследника Цесаревича полку, л.-гв. 3-му Финскому стрелковому батальону и 6-ой л.-гв. Донской казачьей Е. И. В. Наследника Цесаревича батарее дарованы права старой гвардии. В 1881 г. для службы при Особе Государя сформирована из нижних чинов частей гвардии сводно-гвардейская рота, развернутая в 1833 г. в 4-ротн. сводно-гвардейский батальон. В 1862 г. рота Дворцовых гренадер (сформирована в 1827 г) в строевом отношении подчинена командиру Гвардейского кор­пуса. В 1883 г. права старой гвардии даны л.-гв. Уральской казачьей сотне, а в 1884 г. - л.-гв. Кирасирскому Ее Вел. полку и л.-гв. 4-му Стрелковому Имп. Фамилии батальону. В 1891 г. в собственном Е. В. конвое упразднены льготные сотни и объявлены новые его штаты, по которым конвой положено иметь 4-сотенного состава; из них 2 Кубанских и 2 Терских. В этом же году в казачьих частях "эскадроны" заменены сотнями и все кавалерийские чины - казачьими. В том же 1891 г. 5-я батарея 2-ой резервной артиллерийской бригады наименована пятой гвардейской батареею 2-ой резервной артиллерийской бригады. В царствование Имп. Александра III привилегии гвардии несколько уменьшились: так, молодая гвардия лишилась старшинства в чине и отличалась от армии только формой гвардейского образца. Старая гвардия стала пользоваться правами прежней молодой гвардии, т.е. получила старшинство лишь одного чина. Имп. Нико­лаю II благоугодио было даровать в 1894 г. права старой гвардии. л.-гв. Кексгольскому, имп. Австрийского, и л.-гв. С.-Петербурского, короля Фридриха-Вильгельма III, полкам, а также 3, 4, 5 и 6-ой батареям л.-гв. 3-ей Артиллерийской бригады. В 1895 г. путем сформирования 3 новых гвардейских батарей л.-гв. 3-я Артиллерийская бригада доведена до 9-батарейного состава. В артиллерийских бригадах по 3 батареи соединены в дивизионы. Незначительные изменения в составе гвардии произошли и в последующие годы. Справедливо сказать, что наша гвардия представляет из себя образцовые строевые части, постоянно между собою конкурирующая в до­стижении надлежащих успехов. Офицерский состав ее отличается добрым товариществом и креп­ко держится своих вековых традиций. (ВЭ).
  

ВЕЛИКИЕ МЫСЛИ

0x01 graphic

  -- Любить -- значит желать другому того, что считаешь за благо, и желать притом не ради себя, но ради того, кого любишь, и стараться по возможности доставить ему это благо.
  -- Властвует над страстями не тот, кто совсем воздерживается от них, но тот, кто пользуется ими так, как управляют кораблем или конем, то есть направляют их туда, куда нужно и полезно.
  -- Каждый может разозлиться -- это легко; но разозлиться на того, кого нужно, и настолько, насколько нужно, и тогда, когда нужно, и по той причине, по которой нужно, и так, как нужно,-- это дано не каждому.
  -- Кто двигается вперед в науках, но отстает в нравственности, тот более идет назад, чем вперед.
  -- Гнев есть зверообразная страсть по расположению духа, способная часто повторяться, жестокая и непреклонная по силе, служащая причиною убийств, союзница несчастия, пособница вреда и бесчестия.
  -- Благодарность быстро стареет.
  -- Есть люди столь скупые, как если бы они собирались жить вечно, и столь расточительные, как если бы собирались умереть завтра.
  -- Излишество в удовольствиях -- это распущенность, и она заслуживает осуждения.
  -- Привычка находить во всем только смешную сторо­ну -- самый верный признак мелкой души, ибо смешное лежит на поверхности.
  -- Преступление нуждается лишь в предлоге.
  -- Чтобы разбудить совесть негодяя, надо дать ему пощечину.

 Ваша оценка:

По всем вопросам, связанным с использованием представленных на ArtOfWar материалов, обращайтесь напрямую к авторам произведений или к редактору сайта по email artofwar.ru@mail.ru
(с) ArtOfWar, 1998-2012