ArtOfWar. Творчество ветеранов последних войн. Сайт имени Владимира Григорьева

Каменев Анатолий Иванович
Германцы - могильщики римлян

[Регистрация] [Найти] [Обсуждения] [Новинки] [English] [Помощь] [Построения]
 Ваша оценка:
  • Аннотация:
    ЭНЦИКЛОПЕДИЯ РУССКОГО ОФИЦЕРА (из библиотеки профессора Анатолия Каменева)


  

ЭНЦИКЛОПЕДИЯ РУССКОГО ОФИЦЕРА

(из библиотеки профессора Анатолия Каменева)

   0x01 graphic
   Сохранить,
   дабы приумножить военную мудрость
  
  

0x01 graphic

Пленённая Туснельда на триумфальном шествии Германика. 1873.

Художник Пилоти Карл Теодор

  
   113
   Германцы - могильщики римлян.
   Римская империя, в конечном итоге, подошла к логическому крушению своей национальной политики. Это было связано с тем, что неримляне постепенно захватили ключевые посты в государстве, а наемники основали на территории Римской империи свои компактные, автономные поселения, раздробив некогда цельное государство на множество княжеств, некоторые из которых получили впоследствии статус самостоятельных государств. В истории этот период назван эпохой великих переселений. Как стало возможным раздробление Римской империи? Как удалось варварам победить цивилизованный мир? Что просмотрели римские политики и как допустили то, чего никогда прежде не делали: почему они отдали в другие руки огромную территорию, в то время, как ранее до смерти бились за каждый клочок своей земли? Прежде всего, следует отметить тот факт, что все ранее указанное стало возможным лишь на основе той военной политики, которую стали проводить Сервий Туллий, Марий, Сулла, Цезарь, Август и почти все "солдатские императоры". Шаг за шагом сдавая завоеванные позиции, отказываясь от испытанных средств, вводя все новые и новые послабления для собственных граждан и расширяя права и возможности пришлых народов, недальновидные римские правители готовили римскому народу бесславный конец - распад империи на ряд мелких государств, потерю своего влияния в Европе, Азии и Африке. Процесс деградации римского государства шел много столетий, но особенно бурно он происходил с момента привлечения в римскую армию целых кочевых народов. Следует подчеркнуть тот факт, что среди большого числа наемников роль могильщика Римской империи исполнили германцы. И здесь важно отменить два обстоятельства: первое связано с количеством наемников; второе - с психологий германцев. Другими словами, на примере Римской империи, можно с полной уверенностью сказать о том, что не все, а определенные народы, со своей организацией и психологией, способны внести кардинальные изменения в существующий миропорядок. Вот почему важно знать то, о чем, в данном случае, идет речь. По свидетельству Г. Дельбрюка, банды германских наемников, на первых порах малочисленные, не могли сокрушить римскую империю: "Будучи оторваны от своей родины, такие наемники ассимилировались с тем государственным строем и с той народностью, которым они служили. А там, где они оставались чуждыми, они все же еще были слишком непостоянным и лишенным корней элементом, для того чтобы самим иметь возмож­ность на долгое время укрепить свое господство. Переломный момент наступил тогда, когда целые племена стали поступать на римскую военную службу. Появляясь на римской территории со своими женами, детьми и со всем своим имуществом и продолжая оставаться германским народом, они становились римским войском. Как только прекратился процесс ассимиляции германцев, в этом народе во всю мощь стали действовать все те национальные факторы, которые были ему (этому народу, т.е. германцам) присущи: "Этот народ был настолько воинственен и настолько пропитан боевыми ин­стинктами - стремлением и страстью к войне, что не только являлся неисчерпаемым источником для вербовки, но и готов был, - подобно тому, как он раньше выступал в поход против своих соседей, - драться теперь под любыми чужими знаменами и ради любых целей. Германцы вступили в эпоху переселения народов не потому, что прежние области были уже недостаточны, как это думали раньше, для все возраставшего народонаселения, но потому, что они были бан­дами воинов, жадно стремившихся к деньгам, добыче, приключениям и к должностям. Решающим моментом во всемирно-историческом мас­штабе было то обстоятельство, что германские племена были содру­жествами воинов, которые шли на войну, стремясь к наемной плате, к добыче и к господству. Они пришли в Римскую империю не для того, чтобы найти здесь землю, стать крестьянами и жить здесь в ка­честве крестьян, - ведь часто они оставляли свою родину пустынной позади себя, - а ради ратных подвигов, которые они хотели совер­шить. Хотя оседлое население и не было целиком изгнано, однако, оно было настолько сокращено и подавлено, что новое господствующее племя постепенно впитало в себя его остатки. В Италии же, в главных частях Галлии, Испании и Африки дело происходило таким образом, что гер­манские короли-полководцы, обладая фактической властью, взяли в свои руки также и юридическую власть, в то же время, не отрывая целиком своих провинций от имперского организма. Даже сам Одоакр, устранив в Риме западно-римского императора, правил над Италией не в качестве суверенного императора, но в качестве германского князя, которого восточно-римский император поставил своим наместником в этой части своей империи. На этом примере видно, как могут сильно ошибаться те правители, которые, допуская на свою территорию другие народы, надеются, что они ассимилируются и будут жить по законам и нравам этого государства. Это далеко не так, ибо инстинкт самосохранения (нации, народу он также присущ), политические и религиозные соображения могут заставить (побудить) этот народ обособиться, жить своей коммуной и лелеять надежду на лучшую жизнь. Когда же среди этого народа находится талантливый организатор (вожак), а в национальном характере есть достаточно твердости, воли и решимости, то может случиться то, что произошло в Риме: переход от отдельных притязаний к захвату новых территорий, обособлению от центральной власти, к наступлению на жизненное пространство и права коренного народа. Это уже война изнутри, которая сродни болезни, которая сначала поражает один орган, а потом и другие, если лечение больного органа затягивается или не ведется вообще. При Септимии Севере и его сыновьях завершается очень важный процессе: происходит уравнение в правах провинциалов и италиков. Тому способствовало происхождение и воспитание самого императора. Семпимий происходил из Африки и воспитывался в духе преклонения перед Ганнибалом. Другими словами, он не только не был римлянином по духу, происхождению и воспитанию, но был противником древних римских традиций. Не случайно при его правлении повсюду стали воздвигаться статуи Ганнибалу, смертельному врагу Римской империи. Параллельно с ослаблением политической роли италиков, шло усиление прав провинциалов, провинциальные города были освобождены от некоторых повинностей. Другой характерной чертой кризисного времени был рост сепаратизма. Примечательно, что в III в. очагами сепаратистских движений стали наиболее развитые в экономическом отношении районы Галлии и Переднего Востока. Причины сепаратизма крылись в стремлении местной элиты получить всю полноту власти над провинцией. Этому также способствовало то, что периферийные области, отдаленные от Рима, вынуждены были сами укреплять свою безопасность, не надеясь на центральную власть. Народы за пределами Римской империи, воспользовавшись кризисом центральной власти, начали атаковать римскую территорию. В III в. после Р.Х. набеги варваров настолько усилились, что ни одна граница уже не могла их сдержать. Захватчики проникали далеко вглубь Сирии, Малой Азии, Балканского полуострова, Африки, Испании, Галии, все опустошая на своем пути Проводниками и помощниками захватчиков выступили их сородичи, которые под разными видами проникли в Римскую империю. Так, к примеру, Аммиан Марцеллин, успехи продвижении готов вглубь римской территории объяснял так: "Готы расселялись по всему берегу Фракии и шли осторожно вперед, причем сдавшиеся сами римлянам их земляки или пленники указывали им богатые селения, особенно те, где можно было найти изобилие провианта. Не говоря уже о прирожденной силе дерзости, большой помощью являлось для них то, что со дня на день к ним присоединялось множество земляков из тех, что в первые дни перехода на римскую землю, мучимые голодом, продавали себя за глоток скверного вина или жалкий кусок хлеба. К ним присоединилось множество рабочих с золотых приисков, которые не смогли снести тяжести оброков; они были приняты с единодушного согласия всех и сослужили большую службу блуждавшим по незнакомым местностям готам, которым они показывали скрытые хлебные магазины, места убежища туземцев и тайники". Ценность этого свидетельства состоит в том, что оно раскрывает нам: опасность инородного элемента в государстве ("пятая колонна"), движущие силы (соплеменники врага, рабы и собственные граждане, притесняемые властью) и мотивы (закрепощение и недовольство режимом алчной власти) сил, выступающих против Римской империи. Римское правительство не только пригрело на собственной груди змею, ужалившую его, но и подрубило корни, питающие государственное древо. Рим пал, побежденный союзом варваров, рабов и недовольных граждан. Литература: Дельбрюк Г. История военного искусства в рамках политической истории. Том второй. Германцы; Ковалев С.И. История Рима. - М., 1948; Аммиан Марцеллин. История. (А.И. Каменев).
  

0x01 graphic

Голод.

Художник Иван Алексеевич Владимиров.

  
   114
   Голод на войне.
   I. Для низведения до минимума лишений, надо заботиться о том, чтобы солдат был сыт. Действие голода только частью может входить в область психологических исследований. Голодание одной своей стороной составляет явление недостаточности питания. <...> Отрицательный чувственный тон голода хорошо известен всякому из повседневной жизни. Известно также всякому, насколько сильно иррадиирует этот отрицательный тон на все впечатления. Голодный человек раздражителен, и ему становятся неприятны даже те впечатления, которые доставляют ему удовольствие, когда он сыт. Рассказывают, что войска, поставленные на ночлег в бедную деревушку, где не могли себе достать ни пищи, ни вина в достаточном количестве, недружелюбно встретили Наполеона, по адресу которого послышались даже ругательства. Наполеон не обратил на них внимания, но приказал отвести этому полку ночлег в богатом селе. На следующее утро солдаты с привычным энтузиазмом приветствовали своего вождя. Естественным средством для уничтожения голода служит пища. Она устраняет как голодание организма, так и чувство пустоты желудка. Для последнего питательность пищи не играет значительной роли, а потому для уничтожения голода можно наполнить желудок чаем или другим индифферентным веществом. Папуасы, как известно, в этих случаях едят жирную глину. Прием ореха колла уничтожает также голод. Очевидно, что все эти средства заменить пищи не могут. Но прибегая к их содействию, можно уничтожить в нужный момент тягостное чувство голода, а следовательно придать войскам большую энергию. Очень важно также, и очень возможно приучать людей к ощущению голода, что можно делать без всякого ущерба для питания... <...> (Зыков А.Как и чем управляются люди. Опыт военной психологии. - СП б., 1898). II. Когда, отправившись в поход на врага, углубляешься в его земли, то, если имеешь нужду в провианте, можно вы­слать отряды для захвата провизии. Если удастся завладеть неприятельскими запасами продовольствия и снабдить ими собственную армию, то победа будет одержана. Правило гласит: "Снабжая себя запасами противника, будешь иметь вдоволь оружия и провианта". Война при достатке провианта. Когда противник подошел издалека и его запасы на ис­ходе, то его воины будут голодать, тогда как собственное войско будет пребывать в сытости. При таком положении нужно укрепить свою оборону и не вступать в сражение. Нужно держать противника в напряжении до тех пор, пока его силы не иссякнут. Следует отрезать пути снабжения его войска. Если противник отступает, надо послать за ним вдогонку воинов, которые будут совершать на него внезап­ные нападения. Тогда неприятель непременно будет разбит. Правило гласит: "Будучи сытым, выжидай действий голодных". (Сунь-цзы).
  
   115
   Гордыня в военных действиях.
   Если вражеское войско сильно и многочисленно и нет уверенности в том, что его можно победить, следует вести себя скромно и уступчиво, чтобы неприятель уверился в своем преимуществе, а потом ждать возможности нанести по нему удар и одержать победу. Правило гласит: "Будь скромен, чтобы противник воз­гордился". (Сунь-цзы).
  
   116
   Готовность к бою.
   Когда находишься с войском в походе, будь готов к за­падне, которую может устроить противник. Когда стоишь на привале, будь готов к внезапному нападению. Когда раз­биваешь лагерь, будь готов к атаке на обоз. Когда дует сильный ветер, будь готов к огневой атаке противника. Ес­ли всегда принимать эти меры предосторожности, не бу­дешь знать поражений. Правило гласит: "Если будешь подготовлен, не будешь знать поражений". (Сунь-цзы).

0x01 graphic

  

Бой под Бриенном -- сражение 29 января 1814 года между армией Наполеона и русскими корпусами под командованием прусского фельдмаршала Блюхера за французский город Бриенн

   117
   Готовность к войне.
   Среди всех государственных дел нет более важного, чем готовность к войне. Малейший просчет в начале может привести к огромным ошибкам в конце. Ибо когда соотно­шение сил, из-за которого гибнут целые армии и попадают в плен первые военачальники, непрерывно меняется, можно ли позволить себе быть ленивым и праздным? Поэтому, когда государство в опасности, правитель и его советники трудятся без устали, отбирая мудрых и выдвигая достойных, чтобы вручить им полномочия полководца. Тот, кто уверен в своей неуязвимости и не думает об опасностях, кто не умеет каждое мгновение ожидать высту­пления неприятеля, похож на ласточку, которая вьет гнездо на пологе, или на рыбу, плавающую в котле, - жизнь их не продлится и дня! Предание гласит: "Без подготовки невозможно предпри­нять военные действия"; "Готовность к неожиданности - вот способ хорошо управлять государством"; "Даже пчелы обладают ядом - тем более таковы должны быть государства. Если государ­ство не готово к вражескому нападению, то, даже если его армия многочисленна, она окажется бесполезной". Поэтому говорится: "Только если мы готовы, у нас не будет неприятностей". Вот почему в военных делах все на­чинается с хорошей подготовки военным действиям. (Чжугэ Лян. Книга сердца, или искусство полководца).

0x01 graphic

Воспитанники Гимназии Чужестранных Единоверцев (1775-1786 гг.)

во вседневной и строевой парадной форме

   118
   Греческая гимназия.
   По воле Ее Величества [Екатерины Великой; 1775 г] Мордвинов М.И. [директор Сухопутного кадетского корпуса] составил проект об учреждении Гимназии для детей греков, прибывших в Россию из Архипелага и Средиземного моря. По Высочайшем утверждении сего проекта (впоследствии более известной под названием "Корпуса чужестранных единоверцев"). Составляя особое заведение, Гимназия эта находилась, однако, под непосредственным начальством Мордвинова, помещалась в смежном строении с Артиллерийском и Инженерном Кадетском Корпусом и даже хозяйственною частью Гимназии заведовала корпусная канцелярия. Право на поступление в Греческую Гимназию имели только те малолетние греки, от 12 до 16 летнего возраста, которые родились вне границ Империи. Родители, желавшие отправит детей своих в С.-Петербург, для определения в Гимназию, должны были, с просьбою о том относиться к ближайшим от них русским консулам, которые и делали распоряжение об отправлении их на счета казны. Молодые ал­банцы и другие греки, поступавшие на воспитание в Греческую гимназию, получали образование наравне с детьми русских дворян, воспитывавшимися в Кадетских Корпусах; но преиму­щественно обучались языкам: Русскому, Гре­ческому, Французскому, Немецкому, Итальянскому и Турецкому, однако не всем вдруг, "дабы множеством чужестранных слов не затмить понятия, и тем не отнять способности к обучению других полезных наук". По окончании полного курса, на что полагалось четыре года, воспитанникам предоставлялось поступать по соб­ственному выбору: имеющим дворянское до­стоинство-офицерами в армейские полки, или переводчиками в Иностранную Коллегию, или даже возвратится в отечество, без всякого возмездия за полученное воспитание; не имевшие же дворянского достоинства - распределялись по усмотрению Директора. Впоследствии учеников Греческой Гимназии обучали и военным наукам и отличнейшим из них, не из дворян, - время пребывания в Гимназии зачиталось в чис­ло установленной выслуги в унтер-офицерском звании. При выпуске же на действительную служ­бу, как дворян, так и не дворян, желавших поступить в службу военную, отправляли в Военную Коллегию для производства, смотря по успехам, в прапорщики или подпоручики, а поступавших в статскую службу представляли, для подобного же награждения, в Сенат. На содержание Греческой Гимназии отпускалось по 41.613 р. 30 коп. в год, сперва из Ка­бинета ее Императорского Величества, а впоследствии из Коллегии Экономии. В Гимназии по­ложено было по штату: 1 штаб-офицер, заседавший в корпусной канцелярии, 1 капитан, 2 подпоручика, 2 прапорщика, инспектор классов, 25 учителей, 200 воспитанников и 12 унтер-офицеров из артиллерии или из полевых полков. Форма одежды воспитанников Греческой Гимназии была следующая: обыкновенная - сюртук с камзолом и штаны, а праздничная - кафтан малиновый, лацканы, камзол и штаны голубые; на головах же, в том и другом случае, но­сили шляпы. (Мельницкой Н. Сборник сведений о военно-учебных заведениях в России. (Сухопутного ведомства). т. 1, ч. 1. - СП б., 1857).
  

0x01 graphic

Кавказ.

Военно-грузинская дорога близ Мцхета.

Художник Михаил Юрьевич Лермонтов

  
   119
   ГРУЗИЯ И РОССИЯ.
   Причины, побудившие Россию принять в подданство Грузию. В ХVIII в., как свидетельствует история, Грузинское царство состояло только из Кахетии и Карталинии. Имеретия, Мингрелия, Гурия и Абхазия имели своих независимых владетелей; ханства Эриванское, Нахичеванское, Шекинское, Ширванское, Карабахское, Талышинское и Бакинское повиновались Персии, имея, однако, своих владетелей. Хан Ганжинский, отложившийся от Грузии в 1795 году, также подчинялся Персии. Царствовавший в то время в Грузии престарелый царь Ираклий не имел ни сил, ни средства не только оградить свое царство от врагов внешних, но и водворить порядок во внутреннем управлении. Государственная казна была истощена и народ обременен тяжкими налогами. Внутреннее расстройство Грузии в последние годы ХVIII столетия доходило до того, что даже ближайшие к царю родствен­ники, которым были розданы значительные уделы и которые были обязаны содействовать царю войсками в минуту опасности, нередко являлись ослушниками воли царской. Помещики, обязанные в чрезвычайных случаях помогать царю своими доходами, вознаграждали себя разорением крестьян. Последние были доведены до положения столь бедственного, что искали убежища в чужих владениях, предпо­читая рабство у соседей притеснениям на родине. Политическая немощь Грузии в конце прошедшего столетия была такова, что Аварский хан обложил Грузинское царство ежегодною данью. Недостаток войск вынудил царя Ираклия по­стоянно содержать от 5.000 до 10.000 наемного войска из лезгин, которые производили своеволия даже в Тифлисе. Вместе с тем, эти наемники, узнав скрытные проходы в Грузию, проводили в ее пределы своих единоземцев, производивших беспрерывные грабежи и выводивших ежегодно из Грузии большое число пленных, которых Лезгины или обращали в рабство, или отправляли на продажу в Персию и Турцию. В 1798 году скончался царь Ираклий II, и на престол вступил сын его, Георгий XIII, который повторял просьбы отца своего о присылке войск и о принятии Грузии в подданство России. Для понимания истории взаимоотношений России и Грузии приводим сведения из лекции полковника русского Генштаба Романовского (в сокращении). Чтобы показать, до какой степени в это время было уже обязательно со стороны России покровительство Грузии, и в какой мере последняя нуждалась в нашей помощи, приведем подлинный документ того времени - письмо к Императору Павлу I-му Грузинского посланника при нашем Дворе, Князя Чавчевадзе, присланного просить защиты от притеснений Персии. "ВСЕПРЕСВЕТЛЕЙШИЙ ГОСУДАРЬ ИМПЕРАТОР! По силе существующего между Империей Вашего Императорского Величества Грузинским царством союзного торжественного Договора, Его Высо­чество царь Грузинский, мой милостивейший Государь, снабдив меня полною мочью, послал к Высочайшему Двору, как для поздравления Вашего Императорского Величества с благополучным принятием прародительского престола, что и имел уже я честь исполнить, так и для донесения Вашему Величеству, по силе того трактата, о всенижайших прошениях его, Царя и народа Его, о коих и не оставил я письменно объявить госпо­дину Канцлеру Светлейшему Князю Безбородко, для представления Вашему Императорскому Величеству, аки единому по Бозе Покровителю и Облада­телю Царей Грузинских: но и по ныне на все прошения Царя моего должным ответом я еще не удостоен, а сказано мне на словах, чрез господина Действительного Статского Советника Лашкарева, что прошения Царя моего ныне удовлетворены быть не могут: о чем, буде так высочайшему вашему ИМПЕРАТОРСКОМУ Двору угодно, надлежало бы объявить за год прежде; тогда Царь мой, Государь, мог бы предпринять другие, к охранению царства своего, меры. Я же не могу позволить себе помыслить, чтоб ваше императорское величество, Благочестивый преемник Престола Всероссийского и священных Высоких Своих Предков обязательств, могли, пришедшему Царю с потомством его и народом в вечное Всероссийской Империи подданство, повелеть такой дать ответ, и основываясь на святости тех обоюдных торжественных обяза­тельств Царем моим и царством его нерушимо соблюденных, когда ни он, ни народ его не поща­дили собственной крови своей в пожертвовании оным, приемлю всеуниженнейше дерзновение по всем тем прошениям его, Царя моего, сим беспосредственно вашему императорскому величеству напо­мнить". Далее следует просьба о присылке войск. Русские войска в Грузии. Русские войска уже два раза переходили Кавказский хребет для помощи своим единоверцам. Пер­вый раз они прошли в 1770 году в Имеретию под начальством графа Тотлебена, и второй раз, как мы сейчас сказали, чрез Дагестан, в восточ­ную часть Закавказья, под начальством графа Зу­бова. Оба эти похода были вполне успешны. Каж­дый раз мы достигали своей цели и избавляли покровительствуемые нами владения от грозившей им опасности, но едва наши войска оставляли эти владения, как та же опасность являлась вновь, и даже в сильнейшей степени, потому что временная неудача вызывала притеснителей на сильнейшее мщение. Необходимость содержать наши войска в Закавказье постоянно была неизбежна. В конце 1799 г. Высочайше повелено было: от войск, на Кавказской линии расположенных, отде­лить 17-й егерский полк (Лейб-Эриванский Его Величества), с 5 орудиями, и под начальством шефа полка, генерал-майора Лазарева, отправить для постоянного пребывания в Грузию. В Ноябре месяце, войска наши перешли Кавказ по Дарьяльскому ущелью, по нынешней Военно-Грузинской дороге, которая в то время далеко не имела тех удобств, которые представляет ныне, и с тех пор не оставляли уже Закавказья. Прием войскам нашим в Тифлисе был самый радушный. Приведем, извлечение из письма прибывшего вместе с войсками в Грузию, в качеств полномочного министра, при дворе царя Грузинского, статского советника Коваленского, к генерал-лейтенанту Кноррингу, командовавшему Кавказскою линией. "При входе в Тифлис, - писал Коваленский - полк сделал фигуру преизрядную, был встречен за три версты наивеликолепнейше, по предваритель­ному моему с Его Высочеством Царем о том соглашению. Царь со всеми знатными светскими и духовными выехал на встречу, в сопровождении более десяти тысяч народа: в городе же, вид амфитеатра имеющем, все крыши домов были усыпаны женщинами, и по единообразному их из белого холста одеянию, казали собою прекрасный вид рассеянного по городу лагеря. Пушечная пальба и колокольный по всем церквам звон возвышали сие празднество, а радостные восклицания народа, движения и самые слезы, особливо женщин, усовершали сию трогатель­ную картину братского приема и неложные преданно­сти к нам народной. Попечением моим, при усерднейшем подвиге на все, что до выгоды войск относится, Его Высочества Царя, полк успокоен и снабжен по мере надобности и возможности всем нужным. Квартиры отведены лучшие в городе, и дабы подать пример вельможам здешним, Царь предлагал каждому из штаб-офицеров свое соб­ственное жилище. По разорению здешнему, более же по умеренности в великолепии Его Высочества, он живет в двух комнатах, очистив пред моим приездом дом для меня". В Сентябре следующего года на усиление Лаза­рева прибыл Кабардинский полк, под начальством генерал-майора Гулякова. С первых же дней расположения Русских войск в Грузии необходимость защитить эту страну от хищничества горцев и прикрыть военно-грузинскую дорогу, поставила наши войска в враж­дебное отношение к Кавказским горским племенам, а чрез несколько месяцев та же необходимость вынудила вступить с ними в решительный бой. Литература: Записки Алексея Петровича Ермолова во время управления Грузией (Кавказ и Кавказская война: Публичные лекции, читанные в зале пассажа в 1860 году генерального штаба полковником Романовским. - СП б., 1860; доп. и изм. А.И. Каменев)

0x01 graphic

Наступление китайского войска с использо­ванием слонов

   120
   ГУМАННОСТЬ ПОЛКОВОДЦА.
   В древности гуманность была основой, а справедливость - управляла "прямотой". Однако, когда "прямотой" не достигли желанных [нравственных и политических] целей, [прибегли] к власти. Власть возникает из войны, а не из гармонии между людьми. Поэто­му, если необходимо уничтожить столько-то людей, чтобы дать мир народу, тогда убий­ство разрешается. Если нужно напасть на государство, не любящее свой народ, нападе­ние разрешается. Если войну необходимо остановить войной, то, несмотря на то, что это война, она разрешается. Поэтому гуманность любят, справедливости охотно подчиняются; на мудрость опираются; а верности доверяют. Вместе с тем, [правление] приобретает любовь людей, которая сохраняет его. Вовне оно приобретает устрашающую силу - которая простирает его. Дао войны: ни противоречие сельскохозяйственным сезонам, ни доведение людей до изнурения не могут быть средством любить свой народ. Ни нападение на государство, пока он в трауре, ни использование в качестве преимущества стихийных бедствий не могут быть средством любить народ врага. Не собирать армию зимой или летом - сред­ство любить свой народ и народ врага. Поэтому, даже если государство обширно, те, кто любят войну, неизбежно погибнут. Даже если Поднебесная в спокойствии, те, кто забыва­ют о войне, неизбежно окажутся в опасности! Когда в Поднебесной наступал мир, Сын Неба исполнял [в честь этого] музыку "Да кай" (Великий мир). Затем весной он устраивал охоту "цзоу", а осенью устраивал охоту "сянь". Весной удельные князья возвращали свои отряды хорошо подготовленными, а осенью обучали своих солдат. Так они не забывали о войне. В древности не преследовали бегущего врага более ста шагов и не шли за отступаю­щим врагом более трех дней; тем самым проявляя соблюдение норм благопристойности (ли). Они не изнуряли уставших и сочувствовали раненым и слабым, тем самым проявляя свою гуманность. Они ждали, пока противник закончит построения и только затем били наступление, тем самым проявляя благонамеренность. Они боролись за справедливость, а не за выгоду, тем самым проявляя справедливость. Они прощали сдавшегося, тем са­мым проявляя мужество. Они знали конец, они знали начало, тем самым проявляя муд­рость. Шести добродетелям обучали сразу и вовремя и считали их за Дао человеческого пути. Таково правило древности. Государственные дела правителей прошлого. Они смотрели на Дао Неба, устанавли­вали то, что соответствовало Земле. Они назначали чиновниками добродетельных, исправляли имена и управляли вещами. Они устанавливали государства, определяли разли­чия и награждали согласно им. Удельные князья были довольны и послушны. Из-за морей приходили кланяться им. Наказания были отменены, а армия отдыхала. Таковы были подвиги мудрой добродетели. Затем были достойные правители. Они установили ритуалы, музыку, законы и измерения; а затем учредили пять наказаний, используя армию, чтобы наказать несправедливых. Они совершали инспекци­онные поездки [по уделам], изучали [обычаи] четырех сторон света, собирали удельных князей и рассматривали различия. Если кто-либо [из удельных князей] не подчинялся приказам, нарушал порядок, отворачивался от добродетели или нарушал ход сезонов Неба - тем самым угрожая достойным правителям - они говорили об этом среди удельных князей, называя виновных. Затем они объявляли об этом священному Небу, солнцу, луне, планетам и созвездиям. Они совершали молитву духам Земли, духам четырех сезонов, рек и гор, а также на Великом алтаре [государства]. Затем они подносили жертвоприношения правителям прошлого. Только затем первый министр говорил армии перед лицом удельных князей: "Такое-то государство преступило Дао. В такой-то год, месяц и день вы будете участвовать в походе усмирения. В такой-то день армия достигнет [провинившегося] государства и соединится с Сыном Неба, чтобы применить "наказание исправления". Первый министр и другие высшие чины отдавали бы следующие приказы армии: "Когда вступите на землю преступившего закон государства, не вредите его богам; не охотьтесь на диких животных; не разрушайте земляные укрепления; не жгите дома, не вырубайте леса; не забирайте шесть домашних животных, зерно или инструменты. Когда встретите старых или малых, верните их домой, не причиняя вреда. Даже если столкнулись со взрослыми, до тех пор, пока они не вступили в бой, не относитесь к ним как к врагам. Если враг ранен, окажите ему помощь и верните домой". После казни виновных, правитель, вместе с удельными князьями, регулировал и исправлял [управление и обычаи] государства. Они выдвигали достойных, возводили на престол просвещенного правителя, а также регулировали и восстанавливали ранги и обязательства. Способов, которыми правители и гегемоны управляли удельными князьями, было шесть. Вместе с землями они устанавливали границы для удельных князей. Указами они усмиряли удельных князей. Ритуалами и благонамерением они приближали удельных князей. С помощью мудрецов они радовали удельных князей. С помощью стратегов они ограничивали удельных князей. С помощью доспехов и оружия они добивались покорности удельных князей. Разделяя с ними несчастья, деля с ними доходы, они объединяли удельных князей. Они заставляли меньшие государства служить большим для того, чтобы привести к гармонии удельных князей. Они собирались вместе, чтобы объявить девять запретов. Тот, кто воспользуется слабостью [других государств] или малостью государства - будет стиснут. Тот, кто убивает достойных или вредит людям - будет свергнут. Тот, кто в своем государстве жесток и нападает на другие государства, будет удален. У кого поля зарастают травой, а люди бродяжничают, у того будут урезаны границы. Тот, кто сговаривается со стихией против приказов-будет смят. Тот, кто ненавидит своих родственников-будет проучен. Тот, кто убивает своего правителя - будет казнен. Тот, кто строптив и вздорен, кто вспыльчив и исступлен - будет истреблен. (Сыма фа. Военные методы).
  
  

 Ваша оценка:

По всем вопросам, связанным с использованием представленных на ArtOfWar материалов, обращайтесь напрямую к авторам произведений или к редактору сайта по email artofwar.ru@mail.ru
(с) ArtOfWar, 1998-2012