ArtOfWar. Творчество ветеранов последних войн. Сайт имени Владимира Григорьева

Каменев Анатолий Иванович
"Горе, если забывает быть светом миру и солью земли"...

[Регистрация] [Обсуждения] [Новинки] [English] [Помощь] [Найти] [Построения]
 Ваша оценка:


"Горе, если забывает быть светом миру и солью земли"...

  

0x01 graphic

  

ПОЛИТИЧЕСКИЙ ХАРАКТЕР ОФИЦЕРСКОГО ОБРАЗОВАНИЯ

   Суть политического образования офицерства в том, чтобы научить офицеров правильно понимать свою миссию в обществе, долг перед Отечеством, суть происходящих политических событий и непоколебимую верность законной власти.
  
   Цицерон говорит, что оратор должен быть ознакомлен со всеми предметами человеческих сведений. Ежели, это справедливо, то какими же необыкновенными способностями необходимо обладать тому, который управляет людьми большей частью необразованными, в самых затруднительных обстоятельствах, который должен побуждать их к перенесению трудов и лишений, превышающих физические их силы, к пожертвованию самой жизнью!
  
   (См.: Богданович М. Записки стратегии. Правила ведения войны, извлеченные из сочинений Наполеона, эрцгерцога Карла и других военных писателей. - ч.1. - СП б., 1847. - с.5.)

Роль политического образования

офицерского корпуса обусловливается следующими обстоятельствами:

  
  -- - во-первых, армия является инструментом власти; душа армии - офицерский корпус - не может блуждать в политических потемках: он должен быть политически просвещен и сопричастен к тем государственным задачам, которые решает власть; офицер должен быть активным носителем государственной и национальной идеи;
  --
  -- - во-вторых, политическая подготовка войны, политический аспект самой войны, требуют высокой политической квалификации не только высшего командного состава, но и рядового офицерства;
  --
  -- - в-третьих, сама война, как сложное моральное, политическое, физическое и военное испытание требуют от офицера не только развитых стратегических и тактических навыков, но и умения управлять и направлять энергию масс на достижение победы; без правильной идеологии справиться с этой задачей невозможно. "Душевное состояние людей имело, имеет и будет иметь первенствующее значение не только в вопросах войны, но и всех остальных проявлений жизни вообще. Гении искусства, литературы, великие законодатели и правители лишь тогда являются таковыми, когда им был понятен и близок дух современников". (См.: Заглухинский В. Психика бойцов во время сражения //Военный сборник.- I9II.- NII.- с.85).
  --
  -- - в-четвертых, попытки политических партий использовать офицерство в борьбе за власть, требуют от офицеров не только политической бдительности и стойкости (к соблазнам и искушениям), но и высочайшей политической прозорливости, умения за действиями отдельных партий, групп и лиц видеть общее благо государства, не упускать из виду вопросы национальной безопасности.
  --
  -- - в-пятых, офицерство (не генералитет только) следует рассматривать, как важнейших резерв государственных людей.
  
   Следует признать тот факт, что вторжение в сферу высшей политики со стороны ("чужаков") всегда считалось делом опасным.
  
   От Плутарха известно, что, находясь в Азии, Александр Македонский узнал, что Аристотель обнародовал в книгах некоторые из своих учений, которые он преподносил только ему.
  
   Тогда он написал своему учителю раздраженное письмо, текст которого гласит:
  
   "Александр Аристотелю желает благополучия!
   Ты поступил неправильно, обнародовав учения, предназначенные только для устного преподавания.
   Чем же будем мы отличаться от остальных людей, если те самые учения, на которых мы были воспитаны, сделаются общим достоянием?
   Я хотел бы превосходить других не только могуществом, сколько знаниями о высших предметах.
   Будь здоров."
  
   (Плутарх. Александр. - В кн. : Плутарх. Сравнительные жизнеописания. Трактаты и диалоги. - М., 1997.- с.67).
  
  
   Вообще, принято считать, что существует некая "норма знаний", приличествующая (предназначенная) для определенного круга лиц; что излишняя образованность людей "подлых" званий лишь вредит общему порядку.
  
   Верно, однако то, что знание способно раскрыть глаза человеку и научить его видеть мир глубже, полнее и разностороннее.
  
  
   Разве хуже станет мир, если современный учитель последует совету М.Монтеня:
  
   "Пусть наставник расскажет своему питомцу, что означает:
  
   - знать и не знать;
   - какова цель познания;
   - что такое храбрость, воздержанность и справедливость;
   - в чем различие между жадностью и честолюбием, рабством и подчинением, распущенностью и свободой;
   - какие признаки позволяют распознать истинное и устойчивое довольство;
   - до каких пределов допустимо страшиться смерти, боли или бесчестия, какие пружины приводят нас в действие и
   - каким образом в нас возникают столь разнообразные побуждения,
  
   Ибо я полагаю, что рассуждениями, долженствующими в первую очередь питать его ум, должны быть те, которые предназначены внести порядок в его нравы и чувства, научить его познавать самого себя, а также жить и умереть подобающим образом".
  
   Справка:
  
   0x01 graphic
  
  
  -- Мишель Эйкем де Монтень (Michel Eyquem de Montaigne) (28 февраля 1533, замок Монтень в Сен-Мишель-де-Монтень -- 13 сентября 1592, Бордо) -- французский писатель и философ эпохи Возрождения
  -- Монтень родился в фамильном замке в местечке Сен-Мишель-де-Монтень (Дордонь) вблизи Перигё и Бордо. Его отец, участник Итальянских войн Пьер Эйкем (получивший аристократический титул "де Монтень") был в свое время мэром этого города; умер в 1568. Мать -- Антуанетта де Лопез, из семьи зажиточных арагонских евреев. В раннем детстве Мишель воспитывался по либеральной-гуманистической педагогической методике отца -- его учитель, немец, совершенно не владел французским языком и говорил с Мишелем исключительно на латыни.
  -- Во время гугенотских войн Монтень часто выступал как посредник между враждующими сторонами, его одинаково уважали король-католик Генрих III и протестант Генрих Наваррский.
  -- В 1565 Монтень женился, получив солидное приданое. После смерти отца в 1568 г. он унаследовал родовое имение Монтень, где и поселился в 1571, продав свою судейскую должность и выйдя в отставку. В 1572 г., возрасте 38 лет Монтень начинает писать свои "Опыты" (первые две книги опубликованы в 1580 г.). Его близким другом был философ Этьен де ла Боэси, автор "Рассуждений о добровольном рабстве", некоторые части из которых Монтень включил в свои "Опыты". В 1580--1581 г. писатель путешествовал по Швейцарии, Германии, Австрии и Италии. Впечатления от этого путешествия отражены в дневнике, опубликованном только в 1774 г.
  -- Писатель скончался 13 сентября 1592 г. во время мессы.
  
  
   Офицер не может быть политическим невеждой: это слишком дорого обходится государству.
  

0x01 graphic

Русско-японская война 1904-1905 гг.

Солдаты на марше зимой.

  
  
   В подтверждение изложенному выводу можно было бы привести множество примеров из истории неудавшихся последних войн Российской империи.
  
   Ограничимся некоторыми оценками уроков русско-японской (1904-1905 гг.) и 1-ой мировой войн.
  
   Старший командный состав Русской армии после поражения в войне с Японией был глубоко потрясен и подавлен военной катастрофой: устои, казавшиеся незыблемыми, разрушились, переучиваться было поздно.
   Русский военный гений жил и проявлял себя где мог и как мог.
   В то время, как средние и младшие начальники принялись за возрождение подорванной русской военной мощи, быстро и плодотворно проработав весь горький опыт потерянной кампании, старшие начальники заразились психологией уныния: в эту упадническую пору проявление творчества не ценилось людьми на творчество не способными.
  
   (См.: Керсновский А.А. Указ. соч. - с.881-882)
  
   Политическая и духовная болезнь высшего командования дала себя знать и в годы 1-ой мировой войны в целом ряде уродливых явления, о чем компетентно писал генерал В.Драгомиров:
  
   "Не было лишено командование честолюбия и тщеславия, заставлявших преследовать цели, не имевшие военного значения, исключительно в видах заслужить расположение общественного мнения.
   И чем меньше было действительных успехов, тем чаще преследовались подобные цели. Такие стремления вели к тому, что ценилась не доблесть, а успех. Это развивало очень опасную тенденцию в армии гоняться за легким успехом, преувеличивать его, а при отсутствии даже прибегать к фальсификации...
   Главное командование не умело различать преданных делу от преследовавших личные цели.
   Оно ценило не доблесть, а успех.
   За последним гнались преимущественно в его легких формах, ибо серьезный успех всегда связан с риском неудачи.
   При отсутствии успеха не останавливались перед его фальсификацией. Ложь считалась дозволенной и на ней часто основывались репутации.
   К имевшим мужество говорить горькую правду относились неблагосклонно".
  
   (Драгомиров В. Подготовка Русской Армии к Великой войне. I. Подготовка командного состава.//Военный Сборник.- кн. IУ.- I923.- с. 112-113,118)
  
   Сказанному есть вполне ясное объяснение, содержащееся в труде Дж.Дрэпера:
  
   "Невежество и низменные интересы пользуются удобным случаем и налагают такое бремя на человека, что и тысячелетняя борьба не в состоянии справиться с ним.
   Из всех обязанностей просвещенного правительства наиболее важною является обязанность вступить в союз с философией в критический момент, который переживается обществом, претерпевающий такой глубокий переворот в своих мнениях, какой происходит в том случае, когда отбрасывается старая религия и принимается новая; это самая важная из обязанностей правительства, потому что она тесно связана с тем, что переживает все временные интересы".
  
   (Дрэпер Дж. Указ. соч. - с.215)
  
   К сказанному нужно добавить призыв М.Меньшикова: "ищите честных людей, остальное все приложится".
  
   (Меньшиков М. Нравственный ценз. - В кн.: М.О. Меньшиков. Выше свободы. Статьи о России. - М., 1998.- с.194)
  
  

0x01 graphic

Раздел Китая европейскими державами и Японией.

Французская карикатура 1890-х годов.

  
   Политическое образование офицерства включает целый ряд важнейших составляющих - прежде всего установку (взгляд, позицию, отношение) на принципиально важные в политическом и военном плане вопросы.
  
   1
  
   Первый из них - отношение к союзникам.
  
   Здесь, видимо, следует признать ряд реалий, которые, к сожалению, имели место, а именно:
  
  -- Мы должны все время помнить, что окружены врагами и завистниками, что друзей у нас нет... Да нам их и не надо при условии стоять друг за друга. Не надо и союзников: лучшие из них предадут нас. - "У России только два союзника: ее Армия и Флот", - сказал Царь- Миротворец.
  --
  -- С кем Россия не заключит союз и как победоносно ни будет действовать в этом союзе, за нею останется лишь тот выигрыш, который она успеет совершенно закрепить во время войны... Мы стоим одни, без надежды на снисхождение (См.: Фадеев Р.А. Указ. соч. - с.268,269.)
  --
  -- Наша историческая сила в громадном сочувственном народонаселении, окружающем юго-западные пределы России. Наша слабость в том, что мы вчера лишь сознали своеродство с десятками миллионов пограничного населения и не только еще не овладели нравственно сочувственною стихиею, но едва начинаем понимать значение предстоящего нам нового, вероятно, последнего перелома в русской истории (Там же).
  --
  -- Выгода России - вот единственный критерий, которым следует руководствоваться в сношениях с иностранными державами. Поучительна в этом плане деятельность Петра Великого: он выказывал себя лояльным союзником, не любил связывать себя заранее обещаниями и договорами, но раз дав слово, сдерживал его свято. Однако, лишь только Царь видел, если союзники совершенно не платят взаимностью и стремятся в действительности лишь эксплуатировать Россию, загребать жар русскими руками - он немедленно прерывал с ними все сношения". ( См. Керсновский А.А. Указ. соч. с.42).
  
   Все сказанное означает: нам следует надеяться на собственные силы, рассчитывать только на самих себя. Следовательно: источники военной мощи и духовной силы надо искать в своей стране, в неиссякаемом русском духовном достоянии.
  
   2
  
   Отсюда - второй компонент политического образования русского офицерства - патриотизм, национальная гордость и чувство национального достоинства.
   Другими словами: всецелая и мощная опора на наш национальный компонент.
  
   Издревле люди черпали вдохновение, силу и могущество в своей среде. Так, греки почитали в Гомере основание своей духовной жизни, "образцом и началом, как океан для всех рек и источников"; он был кладезем национального сознания, из которого постоянно почерпало новые силы в борьбе с варварством; его произведения считались неисчерпаемым источником идей, воззрений на жизнь и природу, даже ученых познаний.
  
   (См.: Вильман О. Дидактика как теория образования в ее отношениях к социологии и теории образования.В 2-х. т. - Т. I. Введение. Исторические типы образования. - М., I904.- с.172)
  
   Справка:
  
   0x01 graphic
  
   Бюст Гомера в Лувре
  
  -- Гомер (греч. ??????) -- легендарный древнегреческий поэт-сказитель, которому приписывается создание "Илиады" и "Одиссеи".
  -- О жизни и личности Гомера достоверно ничего не известно.
  -- Ясно, однако, что "Илиада" и "Одиссея" были созданы значительно позже описываемых в них событий, но раньше VI века до н. э., когда достоверно зафиксировано их существование. Хронологический период, в котором локализует жизнь Гомера современная наука, -- приблизительно VIII век до н. э.
  -- Место рождения Гомера неизвестно. За право называться его родиной боролись семь городов: Смирна, Хиос, Колофон, Саламин, Родос, Аргос, Афины. Как сообщают Геродот и Павсаний, умер Гомер на острове Иос архипелага Киклады.
  
  
   Национальный фактор вдохновил к великим переменам в военном искусстве времен Наполеона.
  
   Боец идейный, совершенно противоположный бойцу без национальной идеи, без всякого идеала, движимому одной корыстью, привел к совершенно противоположным формам стратегии и тактики.
   Полное доверие к бойцу есть основной мотив всего военного искусства эпохи революционных войн: отсюда возможность расчлененного боевого порядка, стремление к наступлению, чего раньше не было.
  
   (См.: Головин Н.Н. Исследование боя. Исследование деятельности и свойств человека как бойца. СП б., I907.- с.39-40,49.)
  
   В войнах XIX века главной двигательной силой борьбы является национальное начало. Один только беглый взгляд на историю XIX столетия показывает, какое громадное значение для приведения в движение народных масс получает национальный принцип.
  
   Опыт пережитых войны заставляет ныне все прогрессивные государства строить свою вооруженную силу на воспитании в подрастающем поколении чувства глубокого патриотизма.
  
   Наш же, русский, опыт указывает нам, что мы нередко упускаем из вида наши национальные особенности, а потому не можем никогда ни воспользоваться преимуществами своего народа и страны, ни устранить некоторые недочеты.
  
   (См.: Кедрин С. Военная история, как один из главных источников прогресса военного дела. // Братская помощь. - I908.- N4. - с.42)
  
  
   Как любой другой народ, мы, русские, имеем свои национальные особенности - хорошие и плохие.
  
   Нам надо знать о себе следующее:
  
  -- У нас - первые движущие силы любовь и вера. Без любви русский человек становится лентяем и мотом, пассивно прозябающим существом; без веры - русский человек становится безразличным резонером, пустым и вредным разговорщиком.
  --
  -- Чтобы действовать, русский человек должен твердо поверить во что-нибудь, пусть - в ложное или дикое, хотя бы в то, что "всякая вера нелепа и всякая любовь вредна"; тогда из него выйдет, по крайней мере, активный нигилист или воинствующий безбожник.
  --
  -- Ум и воля приводятся у русского в движение любовью (или соответственно, ненавистью) и верою. Поэтому русское национальное воспитание должно непременно обращаться к иррациональной глубине инстинкта, к страсти человека, к его живому и глубокому чувству, - чтобы разбудить чувствилище человека духовным содержанием, чтобы ранить, пленить, влюбить душу в Божественное, в Бога на небесах или в божественное обнаружение его на земле, а лучше всего - в оба эти предмета.
  
   (См.: Ильин И.А. Творческая идея нашего будущего. Об основах духовного характера: публичная речь, произнесенная в 1934 году в Риге, Берлине, Белграде и Праге. - СП б., 1993.- с.19)
  
   Мы, естественно, отдаем себе отчет в том, что приведенная характеристика неполна; но делаем это из одного побуждения - обозначить проблему для дальнейшего изучения и конкретизации.
  
   Характер каждого народа тоже кладет свой отпечаток на его военное искусство и что пригодно для одного, может не годиться для другого народа.
  
   Это часто забывается практиками военного дела.
  
   Наше военное искусство почти никогда не уступало западноевропейскому, а весьма часто шло впереди, давало направление, новые идеи в области тактики и стратегии, которые от нас воспринимались в Европе.
  
   (См.: Михневич Н.П. Основы русского военного искусства. Сравнительный очерк состояния военного искусства в России и Западной Европе в важнейшие исторические эпохи. - СП б., 1898. - с.5,6.)
  
   Применительно к военному делу, справедливо звучат и слова И.Ильина:
  
   "...Механическое заимствование у других народов сулит нам добра меньше, чем когда-нибудь; и только те из нас, которые потеряли живое чувство России или, может быть, никогда не имели его, которые не видят, а, может быть, никогда не видели, ее своеобразную проблематику (духовную и религиозную, психологическую и национальную, политическую и хозяйственную) могут думать, что Россия спасется какой-нибудь слепою формою западничества".
  
   (Ильин И.А. Творческая идея нашего будущего. Об основах духовного характера: публичная речь, произнесенная в 1934 году в Риге, Берлине, Белграде и Праге. - СП б., 1993.- с.4)
  
   Русская армия искони была школой русской патриотической верности, русской чести и стойкости.
  
   Самое воинское звание и дело заставляет человека выпрямить хребет своей души, собрать свою распущенную особу, овладеть собою и сосредоточить свою выносливость и мужественность.
  
   На нашей национальной почве возросли такие военные гении, как Петр Великий, Румянцев и Суворов, такие выдающиеся полководцы, как Кутузов и Скобелев, такие талантливые генералы, как Меньшиков, Вейсман, Репнин, Багратион, Гурко, Радецкий, Кондратенко и многие другие, и такие военные мыслители, как Леер и Драгомиров.
  
   Эта блестящая плеяда русских деятелей оставила нам громадное богатство в области военного искусства, и их деяния представляют неисчерпаемый источник для уразумения истины и приобретения познаний в военном искусстве. Не нужно только этот чистый и могучий источник засорять чуждыми нам наслаждениями, способными лишь вопреки природе русского человека, водворять у нас господство формы и шаблона.
  
   (См.: Баивов А. Национальные черты русского военного искусства в романовский период нашей истории. - СП б., 1913.- с.30,31.)
  
   Ныне бороться за Россию и победить могут только люди, воспитавшие и закалившие в себе национальный духовный характер.
  
   Особенности влияния национального фактора на людей и военное дело вызывают к жизни и практической реализации требований важнейшего принципа - принципа природосообразности.
  
   Суть этого принципа: все развитие личности необходимо строить на базе и с учетом национальных, возрастных, физиологических и психологических особенностей, в естественных условиях и сообразно общим и индивидуальным законам развития человека.
  
   3
  
   Третий компонент политического воспитания офицерства - духовное воспитание, основанное на идеях (канонах) отечественной религии, патриотической культуры и объективной отечественной истории.
  
   Вопросы религии чрезвычайно важны для государства.
  
   П.Режепо в своей "Статистике генералов" пишет:
  
   "Я в этом случае, безусловно, согласен с Макиавелли, что распространение основ веры должно быть поставлено выше всех прочих государственных заслуг....
   С точки зрения отвлеченной философии быть может все религии равны, но с точки зрения военной науки дело обстоит совершенно иначе.
   Дело в том, что в большинстве случаев принадлежность к известной религии дает тон и политическим воззрениям".
  
   (См.: Режепо П. Статистика генералов. - СП б., 1903.- с.19.)
  
   Военная организация получает со стороны религии огромную поддержку: за полководцем стоит авторитет Бога; мужество воинов усиливается учением о загробном мире и воздаянии павшим в бою за "други своя". Еще в приказе на смотре войскам 26 июня 1653 г. отмечалось, что "больше сея любви несть, да кто душу свою положит за други своя, и аще кто, воинствуя...за православную веру... небесного царства и вечной благодати сподобится".
  
   Но духовное воспитание - это не только воспитание религиозное.
  
   Это - воспитание духа, духовности, как средствами религии, так и посредством обращения к достижениям национальной культуры, национальной истории.
  
   Недостаточность опыта мирного времени придает особое значение вековому опыту, занесенного на скрижали военной истории.
  
   "Военная история играет огромную роль в образовательном и воспитательной отношении, как для нижних чинов и офицеров, так и для юношества, подготавливающегося к офицерскому званию. Изображенные в ней геройские подвиги, особенно отечественные, возвышают дух, воспитывают чувство долга и самоотверженности, вызывают желание им подражать", - свидетельствует автор статьи в "Военной энциклопедии".
  
   Роль духовной закалки офицера определяется двумя обстоятельствами: во-первых, сам офицер должен быть закален настолько, чтобы смог превозмочь все трудности походной и боевой жизни; во-вторых, он призван быть духовным наставником своих подчиненных.
  
   Специфику же последнего, очень правильно подметил Е.Месснер:
  
   "Священник, офицер, педагог, литератор, политик формируют душу народа.
   Отличие офицера от прочих четырех воспитателей состоит лишь в том, что те учат, как достойно жить для родины, а он учит, как достойно умирать за родину".
  
   (Месснер Е. Современные офицеры.-Буэнос-Айрес,I96I.- с.29.)
  
   На помощь офицеру в этом трудном и необходимом деле должны были бы придти все институты государства: семья, школа, наука, культура, средства массовой информации, церковь и т.д.
  
   Но...
   "Нам, офицерам, не на кого надеяться в деле поднятия военного духа армии", - с горечью писал в 1910 г. В.Короткевич (Армия и миролюбие // Офицерская жизнь. - I9I0.- N249.- с.2237.)
  
   Откуда взялся такой пессимизм?
   Почему от Армии отвернулась интеллигенция?
  
   Австрийский генерал Бенедек обратился в 1860 году к войскам со следующими словами:
  
   "Откуда исходят... затруднения, и кто противится успеху великого дела?
   Извне - от враждебных правительств, от находящихся под их покровительством и без устали работающих революционеров все стран...
   Изнутри - от адвокатов и докторов без практики, честолюбивых и алчных журналистов, недовольных профессоров и учителей..., от мелкого запутавшегося в долгах дворянства, для которого сам господь Бог не сумел бы написать желанной конституции, избавляющей от задолженности.
   Только изменники, люди с нечистыми намерениями и часть так называемого интеллигентного пролетариата агитирует против нашей конституции..."
  
   (Дельбрюк Г. Указ. соч. - с.289-290)
  
   Справка:
  
   0x01 graphic
  
  -- Людвиг (Лайош) Август фон Бенедек (1804 -- 1881) -- австрийский военачальник, фельдцейхмейстер (1859).
  -- Сын врача, окончил Терезианскую военную академию в Винер-Нойштадте и в 1822 году поступил в чине фенриха на австрийскую военную службу. В 1833 году был причислен к Генеральному штабу, в 1835 году получил чин капитана, с 1840 года -- майор и адъютант главнокомандующего в Галиции, с 1843 года -- подполковник, с 1846 -- полковник.
  -- В 1846 году принял участие в подавлении восстания в польских владениях Австрийской империи, заслужил Рыцарский крест ордена Леопольда. В 1847 годe назначен командиром пехотного полка Ференца Дьюлаи в Италии.
  -- С началом восстания в Италии в 1848 году присоединился со своим полком к основной армии фельдмаршала Радецкого, далее получил под своё начало бригаду, с которой с отличием участвовал в кампании 1848 года, заслужил Рыцарский крест ордена Марии Терезии.
  -- По окончании войны 30 января 1860 года назначен начальником Генерального штаба Австрийской империи, 19 апреля 1860 -- гражданским губернатором и главнокомандующим в Венгрии, а 20 октября 1860 года -- главнокомандующим в Венеции и Альпийских владениях. В 1861 году стал членом австрийской палаты господ, в 1862 году получил Большой крест ордена Леопольда.
  -- Благодаря своей репутации с началом войны с Пруссией назначен главнокомандующим Северной армией в Богемии. Считал австрийскую армию неготовой к войне со столь серьёзным противником, не знал ни войск, ни театра военных действий, после неудачных столкновений при Скалице и Траутенау 1 июля 1866 года просил депешей императора Франца Иосифа I заключить мир с Пруссией.
  -- 3 июля 1866 года наголову разбит при Садовой (Кёниггреце), после чего умелым манёвром спас остатки армии от окончательного разгрома. После поражения на посту главнокомандующего Северной армией был сменён эрцгерцогом Альбрехтом, затем вместе с некоторыми другими генералами предан суду, однако начатое было следствие было прекращено указом императора. Удалился в Грац, где умер в 1881 году.
  
   Если под влиянием Петра Великого создается целая литература в защиту военных реформы, произносятся проповеди политического характера, пишутся целые трактаты и проч., то в позднейшее время в русском обществе наблюдаются иные картины, явившиеся следствием так называемой партийности и доктринерства.
  
   Суть проблемы образно и четко указал А.Керсновский:
  
   "Русский "общественник" - все равно кто... - твердо верил в непогрешимость своих партийных догматов.
   Вне партии для него ничего не существовало.
   Не партия служила интересам страны, а страна должна была служить интересам партии. Если программа расходилась со здравым смыслом, то виноват был здравый смысл и требования жизни.
   Партийная же программа при всех обстоятельствах оставалась непогрешимой. Доктринерство общественности вытекало из ее неопытности в государственном строительстве.
   Все свои познания в этой области она черпала из иностранной парламентской практики, наивно считая западноевропейский парламентаризм верхом совершенства и мечтая подогнать пот те же образцы и Россию.
   Во всеоружии своих теоретических познаний, передовая русская общественность сгорала властолюбием".
  
   (Керсновский А.А. Указ. соч. - с.591-592)
  
   Партийность и доктринерство русский интеллигент распространил и на военную область.
  
   В политизации офицеров русской армии различные партии видели возможность найти пути для воздействия на эту часть общества и армии с целью нейтрализации или привлечения части офицерского корпуса на свою сторону в революции.
  
   Под особый прицел была взята группа влиятельных генералов: обманутые расчетливыми политиками военачальники сыграли роль позорную и жалкую. Лично для себя они, правда, никакой выгоды не искали.
   Возомнив себя "общественными деятелями", обрадованные возможностью примкнуть к элите общества и превратно понимая "благо" России, они изменили своему главному назначению - быть опорой законной власти.
  
   Горе аристократии, если она забывает свое высокое призвание - быть светом миру и солью земли.
  
   Эти слова М.Меньшикова не грех напоминать каждый раз русской интеллигенции, когда она вновь пытается "разыграть" в свою пользу "военную карту".
  
   Мы не ставим целью в полной мере раскрыть указанную тему, а лишь на примере покажем пагубность конъюнктурных действий политиканства в военных вопросах.
  
  
   Древние греки одевали дезертиров в постыдное платье, брили им половину головы и в таком виде выставляли в течение трех дней на торговой площади. За беглого спартанца, как человека бесчестного, не могла выйти замуж ни одна девушка. Древние германцы вешали дезертиров на дереве как изменников, обрезали нос, уши, язык, выкалывали глаза.
  
   В России со времени Петра Первого беглецов наказывали кнутом, шпицрутенами, ссылкой в каторгу, смертной казнью. И всегда, и везде мирская и церковная мораль клеймила дезертирство несмываемым позором.
  
   "Побойтесь бога, - заклинает читателей один из публицистов "Московских новостей", - кто готовится на нас напасть?"
  
   Автор публикации в "Красной звезде" А.Хорев делает серьезный вывод:
  
   "Так постепенно вершится самое, может быть, рискованное из всех возможных разоружений - морально-психологическое.
   А безоруженый, если и не дезертир, то все одно - плохой в поле воин...
  
   Справка:
  
   0x01 graphic
  
  -- Дезертирство (фр. dИsertion) -- самовольное оставление места военной службы, является одним из преступлений, связанных с несением воинской службы. В случае, если дезертирство произошло в военное время, законами большинства стран[источник не указан 814 дней] (включая СССР, Россию) может квалифицироваться как государственная измена.
  -- Иногда случай дезертирства в русском языке обозначают как "самоволка". В английской, канадской, американской армиях встречается обозначение AWOL, сокращение от англ. Absent Without Official Leave (буквально, "отсутствует без официального разрешения").
  
   Как следует относиться к пропаганде пацифизма?
  
   Ответ на этот вопрос мы найдем у А.Куропаткина:
  
   "... При необходимости существования постоянной русской армии и вероятности новых для нее боевых испытаний, все антимилитарные влияния, подрывающие дисциплину, уничтожающие воинственность и стремление к подвигу, подрывающие религиозность, любовь к Царю и Родине должны быть признаны гибельными для русского народа и русской армии".
  
   (Куропаткин А.Н. Влияние произведений графа Льва Николаевича Толстого на умственное развитие наших офицеров и нижних чинов // Военный сборник.- I9II.-N4. - с.166.)
  
   См. далее...
  
  

ЗОЛОТЫЕ СТРАНИЦЫ

Из "Поучений"

Владимира Мономаха

0x01 graphic

   ...Дети мои или кто другой, слушая эту грамотку, не посмейтесь, но кому она будет люба из детей моих, пусть примет ее в сердце свое и не лениться будет, также и трудиться.
  
   Прежде всего, Бога ради и души своей, страх имейте Божий в сердце своем и милостыню подавайте изобильную, это ведь - начало всякого добра ...
  
   Научись, верующий человек, поступать благочестиво, научись, по евангельскому слову, " глазами управлению, языка удержанию, ума смирению, тела подчинению, гнева подавлению, мысли чистоту блюсти, побуждая себя к добрым делам Господа ради . Лишаемый - не мсти, ненавидимый - люби, преследуемый - терпи, хулимый - моли, умертви грех ...
  
   Мы, люди, грешны и смертны, и, если кто нам причинит зло, то мы скорее хотим его проглотить и кровь его пролить . А Господь наш, владея и жизнью и смертью, безмерные согрешения наши терпит в течение всей нашей жизни . Как отец, Господь наш показал нам, как побеждать врагов, тремя добродетельными делами избавляться от них и побеждать их : покаянием, слезами и милостыней ...
  
   Больше всего гордости не имейте в сердце и в уме ...
   Старых чти, как отца, а молодых, как братьев.
   В доме своем не ленитесь, но за всем смотрите ...
   Лжи остерегайтесь, и пьянства, и блуда, от того ведь душа погибает и тело...
  
   Жену свою любите, но не давайте ей власти над собою...
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  

 Ваша оценка:

По всем вопросам, связанным с использованием представленных на ArtOfWar материалов, обращайтесь напрямую к авторам произведений или к редактору сайта по email artofwar.ru@rambler.ru
(с) ArtOfWar, 1998-2011