ArtOfWar. Творчество ветеранов последних войн. Сайт имени Владимира Григорьева

Каменев Анатолий Иванович
"Идущие в первый раз на войну"...

[Регистрация] [Найти] [Обсуждения] [Новинки] [English] [Помощь] [Построения] [Окопка.ru]
 Ваша оценка:


"Идущие в первый раз на войну"...

0x01 graphic

  

КАДРОВАЯ ПОЛИТИКА ОФИЦЕРОВ

   Вопрос о кадрах - вопрос политический: об этом свидетельствует вся история военного дела.
  
   Особенно ярко кадровый вопрос приобрел политический характер при Морице Оранском.
  
   До него капитан являлся вождем и передовым бойцом своей роты.
   Вне боя занятий не было ни у начальников, ни у солдат.
   В лагере царило вино и азартные игры, которые занимали досуги.
   Учила молодого солдата исключительно рутина - лишь постепенно он перенимал сноровки ветеранов.
  
   Теперь от офицера требовались знания: латынь, чтобы получить возможность изучать искусство древних, математика и техника, чтобы руководить атакой и обороной крепостей...
  
   Новое направление вызвало, разумеется, протесты поклонников рутины...
   Но эта оппозиция была сломлена.
   Характер корпуса офицеров начал изменяться.
   Авантюристы стали исчезать.
  
   Представители образованных и господствующих классов перестали презирать военную службу и постепенно начали наполнять ряды командного состава.
  
   Нельзя преувеличивать значение требования учености - латыни и геометрии, выдвинутых Морицем Оранским, но решающее значение получило постепенно растущее требование от офицеров иметь "des sentiments" - сознание принадлежности к господствующему в государстве классу.
  
   (См.: Свечин А. Эволюция военного искусства с древнейших времен до наших дней. В 2-х тт. - Т.1.- М.-Л., I927. - с.185,186,226.)
  
   Мориц Оранский применил все свое политическое искусство, чтобы убедить генеральные штаты аккуратно рассчитываться с армией.
   Каждый I0 дней, без малейшего опоздания, солдаты его армии получали свое жалованье.
  
   Чтобы избежать выдвижения людей, сильных политической протекцией, но мало опытных в военном деле, Мориц Оранский ввел, как правило, требование - выслужить ценз - отбыть три года в должности, чтобы получить права производства и назначения на очередную высшую должность.
  
   Начало чинопроизводству было положено.
  
   Справка:
  
   0x01 graphic
  
  -- Мориц Оранский, также Мориц Нассауский (нидерл. Maurits van Oranje, нем. Moritz von Oranien; 13 или 14 ноября 1567, Дилленбург -- 23 апреля 1625, Гаага) -- принц Оранский, граф Нассауский, сын Вильгельма I, положившего начало независимости Нидерландов. штатгальтер Голландии, Зеландиии, Гелдерланда, Гронингена и Оверэйсела.
  -- После смерти отца Мориц в 1585 году был избран в наместники Голландии, Зеландии и Западной Фрисландии и прославился не только как полководец, с успехом действовавший против лучших испанских генералов, но и как организатор новой тактической школы, продолжателем которой явился Густав-Адольф.
  -- Мориц первый разделил неповоротливые и неспособные к маневрированию массы, из которых до него состоял боевой порядок пехоты, на более мелкие и легкие части, взаимно друг друга поддерживающие и допускающие участие в деле несравненно большего числа людей. Снаряжение конницы он значительно облегчил, обратив главное внимание на развитие в ней подвижности; пехоте и коннице он дал уставы и вообще обратил нидерландскую армию в школу для всех войск Европы. Ещё более повлиял Мориц на развитие крепостной войны, обращая особенное внимание на развитие активного элемента в обороне крепостей.
  
  
   И все же еще долгое время имело место иное положение.
  
   Симплициссимус, сатирик Х*III века, изобразил военную иерархию в виде дерева, на нижних ветвях которого сидят солдаты, а несколько повыше - унтер-офицеры. Далее шел обнаженный ствол, совершенно гладкий и столь чудесный, что ни мужество, ни искусство, ни образование не позволяли пролезть по нему от нижних ветвей к верхним. Верхние ветви были заполнены обер- и штаб-офицерами и генералами; попасть на вершину можно было лишь при условии, что сидящий там родственник опустит вниз лестницу (См.: Свечин А. Указ. соч. - с.227).
  
   Справка:
  
   0x01 graphic
  
  -- Симплициссимус (нем. Simplicissimus) -- сатирический еженедельник в Германии, издававшийся с 4 апреля 1896 года по 13 сентября 1944 года в Мюнхене. Эмблемой журнала был созданный художником Томасом Т.Гейне красный бульдог на чёрном фоне.
  -- Журнал был основан издателем Альбертом Лангеном и художником Т. Т. Гейне и сперва рассматривался своими создателями как подобие литературно-художественного издания, по примеру французского Gil Blas IllustrИ. Однако вскоре журнал выпускался уже как сатирически-юмористический. Первого номера, вышедшнго огромным тиражом в 480.000 экземпляров, распродано было очень мало (около 1.000, по цене в 10 пфеннигов). Вскоре, однако, Симплициссимус завоёвывает у читателей большую популярность и через некоторое время начинает приносить доход издателям.
  
   Прорывом к лучшему следует считать решение Петра Великого о введении в действие Табели о рангах (1722 г.).
  
   Великий информатор исходил в своих действиях из следующей идеи: на всякого члена общества для блага целого должна быть возложена какая-нибудь работа, будет ли он совершать далекие походы, будет ли он строить корабли, рыть каналы, пахать землю, отыщет ли руду, построит ли завод, переведет ли книгу, будет ли заведовать распорядком и сбирать денежную казну, только труд, непременно труд.
  
   На знатность рода, на породу не следует обращать внимания.
  
   Чем больше труда положит член общества в свое дело, тем больше знаний и честности покажет он, тем высшее место он займет в обществе (См.: Соколовский И.В. Петр Великий как воспитатель и учитель народа. - Казань, 1873. - с.2.).
  
   Справка:
  
   0x01 graphic
  
  -- Табель о рангах (оригинал) ("Табель о рангах всех чинов воинских, статских и придворных") -- закон о порядке государственной службы в Российской империи (соотношение чинов по старшинству, последовательность чинопроизводства).
  -- Пётр лично принимал участие в редактировании закона, в основу которого легли заимствования из "росписаний чинов" французского, прусского, шведского и датского королевств. Собственноручно исправив черновой проект, Пётр подписал его 1 февраля 1721 года, но повелел перед опубликованием внести его на рассмотрение Сената. Кроме Сената табель о рангах рассматривалась в военной и в адмиралтейской коллегии, где был сделан ряд замечаний о размещении чинов по рангам, об окладах жалованья, о введении в табель и древних русских чинов и об устранении пункта о штрафах за занятие в церкви места выше своего ранга. Все эти замечания были оставлены без рассмотрения. В окончательной редакции табели о рангах принимали участие сенаторы Головкин и Брюс и генерал-майоры Матюшкин и Дмитриев-Мамонов.
  -- Петровская "Табель", определяя место в иерархии государственной службы, в некоторой степени давала возможность выдвинуться талантливым людям из низших сословий. "Дабы тем охоту подать к службе и оным честь, а не нахалам и тунеядцам получать", -- гласила одна из описательных статей закона.
  -- Каждый должен иметь экипаж и ливрею, соответствующие своему чину.
  -- Публичное наказание на площади, а равно и пытка влекут за собою утрату чина, который может быть возвращён лишь за особые заслуги, именным указом, публично объявленным.
  -- Замужние жены "поступают в рангах по чинам мужей их" и подвергаются тем же штрафам за проступки против своего чина. Девицы считаются на несколько рангов ниже своих отцов.
  -- Все, получившие 8 первых рангов по статскому или придворному ведомству, причисляются потомственно к лучшему старшему дворянству, "хотя бы и низкой породы были"; на военной службе потомственное дворянство приобретается получением первого обер-офицерского чина, причём дворянское звание распространяется только на детей, рождённых уже по получении отцом этого чина; если по получении чина детей у него не родится, он может просить о пожаловании дворянства одному из преждерождённых его детей.
  
   Путем целого ряда мер царь стремился облечь чувство чести в осязательную для войск форму.
   Такое значение должны были иметь: исключение со службы порочных членов; введение в систему наказаний лишения чести; неприем на службу осужденных за воровство; освобождение солдат от обязанности приводить в исполнение наказания над своими товарищами (в каждой роте для этого имелся особый "профос"); требование, чтобы труд солдата не был употребляем в частную пользу и для унизительных робот; требование от начальников человеческого обращения с солдатами; выделение чинов, не несущих боевой службы, в особую категорию ("вне полкового списка"); и, наконец, личный пример царя, бывшего во всех случаях действительно первым солдатом и подававшего пример беспрекословного подчинения начальнику.
  
   (См.: Мышлаевский А.З. Петр Великий. Военные законы и инструкции (изданные до I7I5 года).- СП б., I894. - с. ХLIV)
  
   Следующее новшество в кадровой политике Петра - введение баллотировки, которая осуществлялась следующим образом.
   Штаб и обер-офицеры полка, в котором открывалось производство, собирались все вместе, читали имена представленных в следующий чин, рассматривали заслуги, отличия их, познания в науках, и клали в общую кружку избирательные и неизбирательные баллы. Число баллов отмечалось председателем в особых списках против каждого баллотируемого кандидата.
   Списки представлялись Государю, и он обыкновенно награждал чинами получивших более баллов.
   Но если Государь при баллотировке замечал пристрастие, излишнюю благосклонность или строгость товарищей, то приказывал вновь производить баллотирование, сам являлся в собрание и объяснял свое мнение касательно баллотируемого.
  
   (См.: Пушкарев И. История императорской Российской гвардии. ч.1. - СП б., 1844.- с.59-60)
  
   Результаты кадровой политики Петра Великого, в этой части, имели весьма положительные последствия.
  
   Ему удалось переломить политику местничества, согласно которой еще с древней Руси было установлено право считаться по старшинству родов.
   По понятиям, глубоко вкоренившимся в народном мировоззрении о родовой чести, честь лица состояла не во внутреннем, нравственном достоинстве, не в доблести, честности, благородстве души и чистой совести человека, но исключительно во внешней форме, в принадлежности лица к известному роду, предки которого когда-то, ранее или позже, занимали известное положение в княжеской дружине и в царской службе.
  
   (См.: Бобровский П.О. Местничество и преступления против родовой чести в русском войске до Петра 1. - СП б., б., 1888.- с.4,5)
  
   Местничество сильно стесняло личность, не давая ей возможности проявиться, выдвигая породу в ущерб дарованиям, и вело к тому, что во главе войск обычно становились люди, высокие по "отечеству", но часто совершенно неспособные. Хотя формально в 1682 г. местничество уничтожено, но его рецидивы сказывались и в первые года правления Петра I.
  
   Справка:
  
   0x01 graphic
  
   А. П. Рябушкин, "Сидение царя Михаила Фёдоровича с боярами в его государевой комнате". 1893. Государственная Третьяковская галерея, Москва.
  
  -- Местничество -- в средневековой Руси: порядок распределения служебных мест с учётом происхождения и служебного положения предков лица. Местничество было отменено приговором Земского Собора 1682 года.
  -- Формирование государственного аппарата с конца XV века осуществлялось по принципу местничества, в значительной степени воспринятому из польско-литовского законодательства.
  -- Система местничества была основана на критериях знатности происхождения (чем выше стояли предки претендента, тем более высокий пост в государственной иерархии он мог занять). Эта практика превращала боярство в замкнутую корпорацию, подменяла общесоциальные интересы сословными.
  -- Помимо знатности лица (принадлежности его к определённой фамилии) учитывалось и положение претендента внутри своего рода. Старшие в роду имели преимущество. Имели значение и заслуги предков -- сын боярина, проявившего себя на службе, имел приоритет перед своим же двоюродным братом, чей отец никаким образом себя не прославил.
  -- Местнический порядок затруднял подбор служилых людей, поэтому с середины XVI века некоторые назначения на должности производились прямыми указами Ивана IV. Вместе с тем местничество способствовало консолидации аристократии и превращению её в элиту общества.
  -- Даже приглашённые к царскому столу, бояре сидели в соответствии со своими титулами. Между аристократами часто возникали "местнические споры" -- кто знатнее, кто имеет право на должность. Эти споры разрешал, как правило, сам царь с участием чиновников Разрядного приказа.
  -- В 1682 году система местничества была отменена приговором Земского Собора, как являющая собой пережиток прошлого (это объективно способствовало усилению позиций дворянства).
  
  
   Петр же, покончив практически с местничеством, добился коренного изменения офицерского состава русской армии.
  
   Типичной фигурой стал молодой человек, служащий не по необходимости, а из чести и уходящий в отставку в обер-офицерских чинах после нескольких лет службы.
   Вследствие постоянных войн продвижение по службе шло в целом достаточно быстро, офицерский состав заметно помолодел, и довольно часто первые штаб-офицерские чины человек получал после 6-7 лет службы, в возрасте 25-26 лет.
   Вполне обычным явлением было производство в полковники и даже генералы офицеров, которым не исполнилось и 30 лет. Благодаря постоянному обновлению корпус офицеров в это время играл наиболее заметную роль в русском обществе.
  
   Практически в любой культурной семье кто-либо из ее членов служил офицером, и вообще доля лиц, когда-либо имевшей офицерские чины, среди образованной части населения была тогда наивысшей.
   Не случайно именно этому периоду мы обязаны тому образу офицера, который сложился в русской классической литературе.
  
   Пример Петра Великого свидетельствует о том, как велико значение правильной кадровой политики и какие положительные результаты она дает в конечном итоге.
  
   И, тем не менее, приходится удивляться (и огорчаться, одновременно) тому, что урок, преподанный Великим реформатором, не оказался усвоенным последующими правителями России. В изложении допущенных ошибок, мы не будем придерживаться хронологии, а лишь укажем на те изъяны, которые имели место.
  
   После известных декабрьских событий (1825 г.) было определено (?), что образованный русский человек чрезвычайно легко поддается влиянию радикальных политических теорий.
   Отсюда на военной службе начали отдавать решительное предпочтение немцам: в I862 году подпоручиков-немцев было всего 5, 84%, а генералов - 27, 8%. Таким образом, немец, как политически более надежный элемент, продвигался по службе в пять раз успешнее, чем русский; это продвижение, в зависимости от принадлежности к немецкой национальности, являлось более успешным, чем от получения военного образования; получивших военное образование подпоручиков было 25%, а генералов - 49,8%.
  
   Эта карьера, которую немцы делали, опираясь на свою реакционную твердость, явилась одной из основных причин последующих недовольств армии и военных неудач России.
  
   (См.: Свечин А. Указ. соч. - т.2. - с.18-19)
  

0x01 graphic

   Политическая благонадежность и при Александре II по-прежнему расценивалась много выше боевой пригодности.
  
   О состоянии генералитета можно судить по письму генерала Циммермана, командовавшего ХI* корпусом, к Милютину от 28 июля I877 г.
   В очень мягких выражениях Циммерман так характеризует своих начальников дивизий: "командуют генералы, идущие в первый раз на войну", один из них "не имеет почти никаких сведений и вообще недалеких способностей", другой -"человек неглупый, но нерешительный", третий - "мало знает пехотную и артиллерийскую часть".
  
   (Свечин А. Указ. соч. - т.2.- с.344)
  
   Другими словами, высший командный состав, т.е. руководящее звено армии, стало формироваться только по политическим соображениям, не принимая во внимание духовные и профессиональные качества высших военных начальников.
  
   0x01 graphic
  
   Справка об Александре II:
  
  -- Родившийся в 1818 г. сын великого князя Николая Павловича Александр с самых первых дней своей жизни всеми почитался как будущий монарх, ибо он был старшим в своем поколении великим князем. "Это маленькое существо призвано стать императором" - так выразилась о нем его мать, соображая, что ни у императора Александра I, ни у цесаревича Константина нет сыновей. Поэтому и поэт В. А. Жуковский приветствовал "милого пришельца в Божий свет" как "прекрасное России упование" и на "высокой чреде" царства желал ему внутренних добродетелей и внешней славы.
  -- Будущего монарха, естественно, старались приготовить наилучшим образом к высокому жребию, его ожидавшему.
  -- Воспитание императора Александра II было поставлено прекрасно. С малых лет воспитателем его был гуманный и умный человек капитан Мердер. Лет девяти Александр начал учиться под главным руководством своего "наставника" В. А. Жуковского. Жуковский предварительно составил глубоко обдуманный план учения цесаревича, утвержденный Николаем. По этому плану целью всего учения было - сделать будущего государя человеком просвещенным и всесторонне образованным, сохранив его от преждевременных увлечений мелочами военного дела. Жуковскому удалось осуществить свою программу учения; но уберечь цесаревича от влияния тогдашней военной "муштры" он не мог. Верный традициям своего отца и старших братьев, император Николай внушал Мердеру, что Александр "должен быть военный в душе, без чего он будет потерян в нашем веке".
  -- На Александра поэтому легла печать того века с его наклонностью к плац-параду, дисциплине и военной торжественности.
  -- Но вместе с тем цесаревич много учился и имел хороших учителей.
  -- Между прочим, сам знаменитый М. М. Сперанский вел с ним "беседы о законах", послужившие, по-видимому, поводом к составлению его "Руководства к познанию законов".
  -- Домашние кабинетные занятия Александра Николаевича дополнялись образовательными поездками.
  -- Из них особенно памятно большое путешествие по России и Западной Сибири в 1837 г.
   ...
  
  
   Непродуманной и вредной мерой правительства следует считать стремление раздвинуть рамки офицерского корпуса, облегчить проникновение в офицерские ряды людей, не соответствующих требованиям офицерского звания.
  
   По справедливой оценке С.Волкова, при всяческом искусственном увеличении численности офицерства его качественно-культурный состав стремительно ухудшается за счет лиц, не соответствующих социальным функциям офицерского звания (а лиц, отвечающих этим требованиям, в обществе всегда имеется ограниченное количество).
  
   И в общественном сознании офицерство (а с ним и профессия, как таковая) стремительно теряют престиж. Это, в свою очередь, делает еще более затруднительным пополнение офицерского корпуса достойными людьми и приводит к деградации офицерства, а с ним в конечном счете и всей армии.
  
   Роль офицеров в обществе стала падать, вследствие чего резко сократилась среди них доля среди образованных слоев страны.
   Если раньше почти в каждой культурной семье были военные, то теперь, с одной стороны, более типичным стали чисто военные семьи, где все или почти все дети мужского пола наследовали профессию родителей, а с другой стороны, во множестве семей образованного круга на протяжении двух-трех поколений никто не избирал офицерскую карьеру.
  
   Русское офицерство не образовало сплоченной касты - государства в государстве - каким был прусско-германский офицерский корпус (См.: Червинка Я.В. Военная карьера у нас и за границею (Профессиональные беседы в современном духе). - Варшава, I9I2).
  
   Императорское Правительство совершило жестокий промах, недооценив великой политической роли в стране организованного, сплоченного в монолит офицерского корпуса.
   Оно не сумело ни его подготовить, ни его ориентировать.
  
   (См.: Керсновский А. Указ. соч. - с.618.)
  
   При рассмотрении данных о командирском составе бросается в глаза значительный процент временно командующих, а именно 11 из 32 полков, причем, только об одном было возбуждено ходатайство об утверждении в должности. Отсутствие в пехотных полках настоящих командиров являлось, конечно, обстоятельством очень неблагоприятно отражавшемся на всех сторонах жизни частей. Объясняется это явление условиями тогдашней политической обстановки в армии.
  
   (См.: Чернавин В. К вопросу об офицерском составе старой Русской Армии к концу ее существования//Военный Сборник.-I924. Кн.5.- с.214)
  
   Временщики - зло везде, но в армии - это зло в многократной степени.
  
   Особое пагубные последствия это зло имеет в полковом звене.
  
   Об этом с болью и сожалением пишет А.Керсновский:
  
   "Огромный вред принесла частая смена полковых командиров - назначение на короткие сроки командирами полков офицеров Генерального Штаба, незнакомых со строем и чуждых полку.
   За время войны каждый полк имел двух, трех, а то и четырех таких "моментов".
   Одни смотрели на вверенную им часть лишь как на средство сделать карьеру и получить прибыльную статутную награду.
   Другие, сознавая свою неподготовленность, лишь отбывали номер, взвалив все управление полком на кого-либо из уцелевших кадровых капитанов, либо подполковников - батальонных командиров.
   Ставка, не сознавала огромного значения, командира полка.
   Полк - отнюдь не чисто тактическая инстанция, как батальон или дивизия.
   Это - инстанция духовная.
   Полки - носители духа Армии, а дух полка - прежде всего зависит от командира. В этом - все величие призвания полковника.
   На должность командиров полков следовало назначать носителей их духа и традиций".
  
   (Керсновский А. Указ. соч. - с.911-912)
  

0x01 graphic

  
   С началом 1-ой мировой войны Армия по инерции держалась за счет довоенного офицерского корпуса.
   Но, когда кадровые офицеры и солдаты были в большинстве выбиты или ранеными ушли из армии, традиции частей стали исчезать, в армию вошли новые люди, -- армия стала все больше приобретать психологию толпы и заражаться теми идеями, которые владели обществом.
  
   (См.: Краснов Н. Душа армии. Очерки по военной психологии. - В кн.: Душа армии: Русская военная эмиграция о морально-психологических основах Российской вооруженной силы. - М., 1997.- с.111)
  
   Фактические нам следует констатировать следующий факт: правительство послало на "убой" цвет и доблесть своей Армии - кадровый офицерский корпус.
  
   В первый же год войны большая часть офицеров была истреблена.
  
   Открывавшиеся вакансии заполнялись путем досрочных выпусков из военно-учебных заведений и краткосрочных курсовых мероприятий.
   Ни о какой "классовой чистоте" офицерского корпуса уже не могло идти речи. За три года войны потери офицеров составили 120 тыс. человек.
  
   (См.: Бескровный Л.Г. Армия и флот России в начале ХХ века: Очерки военно-экономического потенциала. - М.: Наука, 1986- с.47)
  
   Погибший кадровый офицерский состав был незаменим.
  
   В целом из произведенных за войну офицеров до 80% происходили из крестьян и только 4% - из дворян.
  
   "Меч кует кузнец, а владеет им молодец".
   Молодцов было еще достаточно, но кузнецов не стало.
  
   Мировая война фактически покончила с довоенным офицерским корпусом.
   Русское офицерство исполнило свой долг и в последний раз продемонстрировало верность своим нравственным принципам.
  
   Кто может опровергнуть тезис о том, что такая кадровая политика только на руку врагу и во вред Отечеству?
   Извлечены ли уроки на будущее из того горького опыта?
   Нет, и еще раз, нет!!!
  
   О трагедии, постигшей офицерский состав России и РККА в 1937-1938 гг., написано не так много и предвоенное избиение офицерского корпуса СССР встает вровень с офицерскими потерями времен Великой Отечественной войны 1941-1945 гг.
  
   (См.: Каменев А.И. Трагедия русского офицерства: Уроки истории и современность. - М. 1999; Сувениров О.Ф. Трагедия РККА. 1937-1938. - М., 1998 и др.)
  
   Последующие послевоенные репрессии Сталина, массовые сокращения офицерского корпуса Хрущева, травля офицерства времен Горбачева и Ельцина, обнищание офицерских семей вследствие политики гайдаровских и прочих правительств, - все это расшатало основу престижа профессии офицера в России.
  
   О трагедии офицеров послевоенного СССР и России 90-х годов ХХ века пока писаны лишь отдельные статьи. Тяжелы мы осознать горькие уроки прошлого, чтобы не наделать новых бед в настоящем и будущем!
  
   Стоит ли удивляться тому, что сейчас наблюдается в системе военного образования: если десять лет назад за цикл обучения отчислялось в среднем 10%, то уже из выпуска 1994 года - 30,5%,, 1995 года - 34,8%, 1996 года - 33,2% учащихся. По существу третья часть наших вузов работает вхолостую.
  
   (См.: Карманов А. Последовательно и компетентно важно вести третий этап реформирования военного образования // Армейский сборник.- 1997.- N1.- с.62.)
  
   Офицерский корпус Российской армии значительно сократился и постарел в возрастном отношении (См.: Бурда С. В зеркале человеческих душ //Армейский сборник. - 1998.- N6.- с.15.).
  
   Желающих уволиться, особенно младших офицеров, оказалось гораздо больше, чем предполагалось.
   В одном из полков Московского округа ПВО, например, рапорта написали 40 процентов офицеров (См.: Фаличев О. "Пишу с болью и надеждой...": Размышления над читательскими письмами о сокращении Вооруженных Сил СССР // Красная звезда.- 1990.- 25 января. -с.2).
  
   Ежегодно из Вооруженных Сил уходят лейтенанты, капитаны, майоры и подполковники, не достигшие предельного возраста состояния на действительной военной службе.
  
   В 1995 году досрочно расстались с армией более 80 процентов от общего числа уволенных офицеров, при этом около 35 процентов уволены в возрасте до 30 лет (См.: Пожидаев Д. Государство и революция: Современные проблемы общества и армии глазами социолога // Армейский сборник. - 1997.- N 9. - с. 19).
  
   Все это - следствие неверной кадровой политики, как военного ведомства, так и правительства.
  
   Все разумные правительства укрепляют престиж своих вооруженных сил.
  
   Так, в США после войны во Вьетнаме авторитет вооруженных сил в американском обществе упал до катастрофически низкого уровня. Перед военно-политическим руководством страны со всей остротой встал вопрос о проведении комплексной военной реформы и восстановлении престижа армии.
   К этой работе были подключены лучшие умы Америки и положение дел вскоре выправилось.
  
   (См.: Залуцкий В. Один доллар на пропаганду дороже десяти на вооружение, или почему американцы полюбили военную службу // Ориентир. -1994.-N 11. - с.43-45)
  
   В то же время, Каролин Скофилд, английская писательница, два года работавшая в частях Советской Армии, пишет:
  
   "...В последние годы, по моим наблюдениям, Советская Армия оказалась под огнем беспощадной критики.
   Армию обвиняют едва ли не во всех преступлениях и злоупотреблениях сталинского и брежневского режимов.
   Поток злобных нападок, основанных, как подсказали мне жизненный опыт, чутье человека, изучающего общественные процессы различных стран, на слухах и единичных, непроверенных или неверно истолкованных фактах, привел к тому, что неточные, необъективные оценки положения дел в Советской Армии, ее состояния начали допускать и западные обозреватели..."
  
   (Скофилд К. "Советская Армия. Взгляд изнутри" // Красная звезда.- 1991.- 24 апреля.- с. 6.)
  
   Армия, ее офицерский состав, не защищенные от злобы и клеветы, гонений и шельмования, в своей собственной стране вынуждена держать оборону, что, по сути дела, является чрезвычайно вредным для безопасности страны, престижа Армии и статуса офицерского состава.
  
   ***
  
   Личность офицера должна быть неприкосновенной.
  
   Речь идет не о неприкасаемости: неподсудности, увода от ответственности за преступления и неблаговидные проступки, недопустимости критики неправомерных действий и т.п.
  

Неприкосновенность офицера - это:

  -- незыблемость его статуса в обществе;
  -- неоспоримость его роли в государстве;
  -- невмешательство в круг его обязанностей и компетенции;
  -- неподсудность, ограждение от ответственности, гонений, преследований, травли в прессе за исполнение конституционного долга, приказа старшего начальника или непосредственно законной власти;
  -- ограждение законом, общественным мнением (идеологией), нравственной нормой, традицией чувства собственного достоинства офицера, офицерской чести и офицерского звания.
  
   В уложении 1649 года закрепляются права военного служилого класса, но с времен Петра Великого неприкосновенность офицера получает конкретное выражение: ничто, кроме оружия, не могло касаться его.
  
   На страже неприкосновенности его личности стояли и закон, и моральные нормы.
  
   Офицер, не мог подвергаться, каким бы то ни было, наказаниям, затрагивающим его достоинство как человека.
  
   Офицерские погоны ни при каких обстоятельствах не мог носить человек, чьей спины касалась розга. Более того, офицер, подвергшийся оскорблению действием, т.е. побоями, должен был уходить со службы, поскольку считалось, что пребывание среди офицерского корпуса публично униженных людей наносит ущерб офицерскому званию, как таковому.
  
   Из изложенного видно, какое важное значение, в офицерской среде, придавалось чувству собственного достоинства офицера.
  
   Правильное воспитание этого чувства и ныне является чрезвычайно важной задачей всех тех, кто стоит у истоков и начал формирования офицерства России.
  
   Полезно взять на вооружение мысли, изложенные в Инструкции юнкерским училищам:
  
   "Юнкерские училища, говорит Инструкция 1871 года, всеми средствами должны стремиться к образованию достойных и полезных строевых офицеров для армии. Поэтому, вместе с заботами о военном образовании юнкеров, необходимо иметь постоянное попечение и о нравственном их развитии, дабы каждый юнкер, удостаиваемый училищем производства в офицеры, сознавал, что достоинство хорошего офицера, независимо от научных познаний, обусловливается хорошею нравственностью, благородством в образе мыслей, вежливым обращением с другими, точным и беспрекословным исполнением предписаний начальства и строгим соблюдением всех своих обязанностей".
  
   (Бобровский П.О. Военное воспитание юнкеров в училищах. - В кн.: Юнкерские училища. В 3-х т. - т.2.- СП б., I88I.- с.522).
  

0x01 graphic

Семья Петра I в 1717:

Пётр I, Екатерина, старший сын Алексей Петрович от первой жены, младший двухлетний сын Пётр и дочери Анна и Елизавета. Эмаль на медной пластинке.

  

Высшее военное командование

  
   В Манифесте о призыве иностранцев на русскую службу (П.С.З., N 1910) Петр, говоря о необходимости прибегнуть к этой мере, заботится о создании русского национального командования:
  
   "Для достижения сих благих целей, мы наипаче старались о наилучшем учреждении военного штата, яко опоры нашего государства, дабы войска наши не токмо состояли из хорошо обученных людей, но и жили в добром порядке и дисциплине".
  
   (Соколовский И.В. Петр Великий как воспитатель и учитель народа. - Казань, 1873. - с.23)
  
   Если, не вдаваясь в долгий анализ, показать суть проблем, касающихся высшего военного командования, то можно отметить следующие важнейшие из них:
  
  -- Во-первых, численность генералитета почти всегда превышала потребность армии в боевых начальниках, что не только умаляло значение генеральского звания, но и давало возможность занимать генеральские должности людям недостойным. В больших организационных единицах считается достаточным иметь одного генерала на 60-70 офицеров. Полагаю общую численность офицеров и чиновников около 55.000, мы получим необходимое число, 900 генералов. Действительное 1.386 превосходит на 50% необходимое. ( См.: Режепо П. Статистика генералов. - СП б., 1903.- с.4).
  -- Во-вторых, на верхи военной иерархии пробирались зачастую люди мало подготовленные к роли военных вождей и полководцев; талантливые люди всячески обходились. "...На верхи военной бюрократии, в ряды будущих военных вождей пробираются именно те генералы, которые всей своей службою менее всего подготовлены к выполнению ответственной роли вождя, именно те, кто достигает степеней известных окольным путем. (См.: Оберучев К.М. Наши военные вожди. - М., I909. - с.58).
  -- В-третьих, генералитет почти всегда представлял собою собрание амбициозных людей, ведущих свою линию и политическую игру, нередко к ущерб делу безопасности страны и успешности выполнения боевых задач.
  -- В-четвертых, многие, достигшие генеральского звания и соответствующего положения, прекращали самосовершенствоваться, коснели в невежестве и рутине.
  -- В-пятых, генералитет был, как правило, преклонного возраста, не способный ни к изменениям, ни к переменам и этим самым тормозил развитие военного дела.
  
   Сегодня мы вправе констатировать лишь некоторые изменения в высшем командном составе Армии, а именно: генералитет России помолодел, стал более сведущ (что, впрочем, не равносильно большей умудренности: именно-то опыта, мудрости и истинных знаний ему и не хватает) в некоторых вопросах военного дела и политики, приобрел большую гибкость и умение лавировать в бурном потоке высших кадровых изменений и при этом оставаться у дел (если не одного, так другого, но непременно руководящего).
  
   Служебный рост многих из них, достигших больших командных высот, опережает рост их общей, политической, духовной и профессиональной культуры.
  
   По психологии - это в основной своей массе временщики, по характеру мышления - доктринеры, оторванные от национальных военных традиций.
  
   Такой кадр высшего военного командования не отвечает коренным интересам безопасности России.
  
   Столь категоричные оценки - следствие оценки того развала Вооруженных Сил, который стал возможен именно "благодаря" деятельности новой "породы" военачальников, пришедших к рулю военного управления в России с 1991 г.
  
   Без возрождения плеяды истинных вождей армии невозможно становление сильной армии России.
  

Что надо предпринять?

  
   Поучительный пример возрождения армии дает нам Пруссия.
  
   Шарнгорст, военный министр Пруссии, после Йенского поражения (1806 г.) от французских войск, вполне отдавая себе отчет в первостепенной важности для армии хорошего командного состава, требует полного его обновления, ибо только люди, выделившиеся способностями и мужеством, могут стоять во главе полков, бригад и дивизий.
  
   Еще во время войны последовал I декабря I806 г. королевский указа об исключении из армии лиц, запятнавших себя позорной деятельностью во время капитуляции отрядов в крепостей.
  
   Через несколько недель после Тильзитского мира по повелению короля была образована следственная комиссия, а несколько времени спустя трибуналы в полках.
  
   На эти учреждения было возложено рассмотреть действия во время войны всех чинов армии от фельдмаршала до прапорщика с целью очистить армию от всех порочных элементов и дать ей уважение народа.
  
   Расследование действительно велось самым беспощадным образом и в результате из рядов армии были навсегда удалены за свое поведение во время войны I7 генералов, 50 штаб-офицеров и I4I обер-офицер. Всем прочим офицерам были выданы свидетельства в безупречном поведении.
  
   Работа следственной комиссии опровергла газетные толки и клевету, будто во время войны все офицеры запятнали себя. Комиссия открыла многие скромные заслуги и показала, что из 7 тыс. офицеров только 208, т.е. всего около 3%, оказались недостойными своего мундира.
  
   Работа комиссии реабилитировала прусского офицера; дух его был поднят, так как в среде армии не осталось недостойных лиц, и прусский офицер отныне мог смело смотреть в лицо мирным гражданам, не краснея за свой мундир.
  
   Однако возрождение армии не могло ограничиваться одной деятельностью следственной комиссии и удалением только лиц, нарушивших своей долг и присягу. Помимо этих лиц наверху армии оставались люди, хотя и не запятнавшие себя ничем позорным, но всецело проникнутые прежней рутиной, мелочностью и убожеством мысли.
  
   Переродиться эти люди не могли, а оставаясь у власти во главе войск, они опять задавили бы всякую живую мысль, инициативу и самостоятельность подчиненных, свели бы все дело к мелочам строевого и внутреннего уставов и все самые лучшие приказы и пожелания, шедшие сверху, остались бы таким образом только на бумаге.
  
   Надо было очистить армию и от этого вредного элемента.
   И знаменитый реформатор прусской армии, Шарнгорст, нашел в себе твердость и мужество довершить обновление командного состава, несмотря на все вопли и укоры, несмотря на все крики, что он якобы ведет армию к революции.
  
   (Морозов Н.А. Прусская армия эпохи Йенского погрома. Ее возрождение. Значение для нас этого поучения. - СП б., I9I2.)
  
   Справка:
  
   0x01 graphic
  
  -- Шарнхорст, Шарнгорст (Scharnhorst) Герхард Иоганн Давид (12.11.1755, Борденау, Ганновер, -- 28.6.1813, Прага), прусский военный деятель, генерал (1807). Сын вахмистра.
  -- С 1777 служил в ганноверской армии в артиллерии, с 1801 в прусской армии.
  -- С 1802 начальник Берлинского военного училища.
  -- В 1804 возведён в дворянство.
  -- Во время войны с Францией в 1806 был начальником штаба главнокомандующего герцога Брауншвейгского, участвовал в сражениях при Ауэрштедте и Прёйсиш-Эйлау.
  -- С июля 1807 директор военного департамента, начальник Генштаба и председатель комиссии по реорганизации армии.
  -- С 1808 возглавлял вновь созданное Военное министерство, но ранга министра не имел. Вместе с А. Гнейзенау значительно улучшил организацию армии и подготовку офицеров, осуществил прогрессивные изменения в тактике, сокращение срока службы (в результате был создан обученный резерв) и подготовил введение воинской повинности (введена в 1813). Был сторонником войны против Франции и по требованию французского правительства в 1811 уволен в отставку.
  -- Во время Освободительной войны 1813 был начальником штаба Силезской армии генерала Г. Блюхера.
  -- Тяжело ранен в бою под Лютценом (май 1813).
  
   Реформаторская деятельность в этом направлении Шарнгорста и его преемника Бойена была настолько энергична, что из I42 генералов, - участников войны I806 г., - к войне I8I3 г. в рядах армии осталось лишь двое.
  
   Во время войны I8I3 г. зачастую сравнительно молодые люди занимали очень высокие посты: Гнейзенау, бывший в I806 г. фузилерным капитаном, в I8I3 г. был генералом и начальником штаба Блюхера; младшие офицеры эпохи разгрома - в войне за освобождение командовали батальонами и полками.
  
   И вот эти- то молодые люди, воинский дух и волю которых старались задавить старые парадные генералы, укорявшие молодежь в критиканстве, создали славу и величие армии, избавились от губительного влияния отжившего поколения. И главным реформатором армии явился тот самый Шарнгорст, которому раньше постоянно ставилось в укор неумение командовать парадом.
  
   В этом пересоздании и перевоспитании духа прусских офицеров и заключается величайшая заслуга перед армией ее реформаторов.
  
   Помимо обновления командного состава, одновременно с этим, Шарнгорстом был проведен целый ряд реформ, клонившихся главным образом опять-таки к улучшению качества офицерского состава.
  
   В целях развития чувства чести было обращено серьезное внимание на искоренение унизительного обращения с офицерами и вообще с подчиненными. Была изменена вся система взысканий и учреждены суды чести.
  
   Был принят ряд мер для поднятия уровня образования среды генералов и офицеров. Сам большой знаток военной истории, Шарнгорст считал первостепенной необходимостью для начальника широкое военное образование на почве изучения военной истории. "Если бы долгих лет службы было достаточно для создания генералов, то отчего бы не проводить в этот чин капралов и ефрейторов за их старшинство", - писал он.
   Считая, что без хорошей военной литературы не может быть ни разумной армии, ни развития военных талантов, Шарнгорст много труда положил на работу в этом направлении.
  
   Подготовка армии к войне стала предметом самых внимательных забот. Караульная служба была уменьшена до одного наряда в неделю. Всякий шаблон и стремление к красивой картинке преследовались.
  
   Параллельно с возрождение армии шло возрождение народа и его примирение с армией. В прусских университетах шла горячая проповедь патриотизма.
  
   Всего через 6 лет после погрома, Пруссия выставила в поле сильную армию с доблестными, полными предприимчивости и инициативы вождями. И эти вожди нашлись в том же самом корпусе офицеров, который 6 лет назад поражал своей беспомощностью и полным отсутствие инициативы.
  
   Стоило только очистить командный и офицерский состав армии, изменить систему отношений, чтобы в рядах той же армии, того же офицерского состава нашлись люди дела, энергичные и твердые, которых якобы совсем не было в I806 году.
  
   Картина жесткого погрома и затем быстрого почти моментального возрождения Пруссии является лучшим указанием, какое колоссальное значение для успехов армии имеет правильная система тщательного подбора командного состава армии и как призрачна и обманчива даже самая блестящая внешность, даже самая лучшая техническая выучка.
  
   Не принимая во внимание возможности появления гениев, появляющихся вообще очень редко, следует признать, что все армии одинаково пополняются как способными, так и бездарными людьми, но в одной армии система выдвижения выносит наверх почти сплошь способных людей, отбрасывая бездарность, в другой (или в той же самой, но в другую эпоху) - выдвигает почти сплошь бездарность, затирая талант.
  
   И то, и другое явление ни в коем случае нельзя считать случайностью или результатом непонятного оскудения людей.
  
   Как показывает пример Пруссии, наличие талантливых, или бездарных людей является общественным законом спроса и предложения; подобно всем существам мира, талан для своего развития нуждается в определенной атмосфере: есть она - он развивается и распускается; нет этой атмосферы - гибнет, или приспосабливается к другой, неизбежно теряя свои основные черты.
  
   С этими выводами Н.Морозова трудно спорить даже завзятому скептику!
  
   ИТОГОВЫЕ ВЫВОДЫ
  -- Армия - это боевое братство, давшее обет внепартийности, верности закону, порядку и дисциплине. Все антивоенные веяния и влияния, подрывающие дисциплину, уничтожающие воинственность и стремление к подвигу, подрывающие религиозность, преданность законной власти, любовь к Родине должны быть признаны гибельными для безопасности России.
  --
  -- Интересы безопасности государства требуют продуманной военной политики и стратегии, большого доверия и серьезных полномочий высшего военного командного состава. Русская Армия не должна впредь расплачивалась своей благородной кровью за неудачную политику своей страны и просчеты высшего командования.
  --
  -- Ведение современной большой войны требует настоящих военных "вождей". Без плеяды истинных вождей армии невозможно становление сильной армии России. Возрождение элитарной военной подготовки, школы взращивания "вождей" - задача насущная и неотвратимая.
  --
  -- В системе военного командования исключительное значение играет полковое звено. Полк - отнюдь не чисто тактическая инстанция: это - инстанция духовная. Подбору и воспитанию полковых командиров следует уделять особое внимание.
  
  -- Достоинство хорошего офицера, помимо его научных познаний, обусловливается высокой нравственностью, благородством в образе мыслей, благоразумным поведением, точным и беспрекословным исполнением предписаний начальства и строгим соблюдением своего конституционного долга. Ныне бороться за Россию и победить могут только люди, воспитавшие и закалившие в себе национальный духовный характер. Развитие духовности, законности, своеобразного сочетания чувства избранности и ответственности, - следует признать приоритетными в подготовке офицерских кадров.
  
  --
  -- Офицер не может быть политическим невеждой: это слишком дорого обходится государству. Все лучшие патриотические силы нации следует привлечь к постановке элитарного политического образования офицерского корпуса.
  --
  -- Вопрос о кадрах - вопрос политический. Правительство должно в полной мере оценить великую политическую и военную роль сплоченного офицерского корпуса, обеспечить неиссякаемый спрос на талантливых людей.
  
  
  

ЗОЛОТЫЕ СТРАНИЦЫ

  

0x01 graphic

Мятеж стрельцов в 1682.

Стрельцы выволакивают из дворца Ивана Нарышкина.

Пока Пётр I утешает мать, царевна Софья наблюдает с удовлетворением.

Картина А. И. Корзухина, 1882

  

Психология великоросса

В. Ключевский

  
   Народные приметы великоросса своенравны, как своенравна отразившаяся в них природа Великороссии.
  
   Она часто смеется над самыми осторожными расчетами великороссов; своенравие климата и почвы обманывает самые скромные его ожидания, и, привыкнув к этим обманам, расчетливый великоросс любит подчас, очертя голову, выбрать самое что ни на есть безнадежное и нерасчетливое решение, противопоставлял капризу природы каприз собственной отваги.
  
   Эта наклонность дразнить счастье, играть в удачу и есть великорусский авось.
  
   В одном уверен великоросс - что надобно дорожить ясным летним рабочим днем, что природа отпускает ему мало удобного времени для земледельческого труда и что короткое великорусское лето умеет укорачиваться безвременным ожиданием ненастья.
  
   Это заставляет великорусского крестьянина спешить, усиленно работать, чтобы сделать в короткое время и впору убраться с поля, а затем оставаться без дела осень и зиму.
  
   Так великоросс приучался к чрезмерному кратковременному напряжению своих сил, привыкая работать скоро, лихорадочно, а потом отдыхать в продолжении осеннего и зимнего безделья.
  
   Ни один народ в Европе не способен к такому напряжению труда на короткое время, какое может развить великоросс; но и нигде в Европе, кажется, не найдем такой непривычки к ровному и размеренному, постоянному труду, как в той же Великороссии.
  
   <···>
  
   С другой стороны, свойствами края определялся порядок расселения великороссов.
  
   Жизнь удаленными друг от друга деревнями при недостатке общения естественно не могла приучить великоросса действовать большими союзами, дружными массами.
  
   <···>
  
   Поэтому великоросс лучше работает один, когда на него никто не смотрит, и с трудом привыкает к дружному действию общими силами.
  
   Он вообще замкнут и осторожен, даже робок, вечно себе на уме, необщителен, лучше сам с собой, чем на людях, лучше в начале дела, когда еще не уверен в себе и в успехе и хуже в конце, когда добьется некоторого успеха и привлечет внимание: неуверенность к себе возбуждает его силы, а успех роняет их.
  
   Ему легче одолеть препятствие, опасность, неудачу, чем с тактом выдержать успех; легче сделать великое, чем освоиться с мыслью о своем величии. Он принадлежит к тому типу умных людей, которые глупеют от признания своего ума.
  
   <···>
  
   Народ смотрит на окружающее и переживаемое под известным углом, отражая то и другое в своем сознании с известными преломлением.
  
   <···>
  
   Невозможность рассчитать вперед, заранее сообразить план действий и прямо идти к намеченной цели, заметно отразилась на складе ума великоросса, на манере его мышления. Житейские неровности и случайности приучили его больше обсуждать пройденный путь, чем заглядывать вперед.
  
   В борьбе с нежданными метелями и оттепелями, с непредвиденными августовскими морозами и январской слякотью он стал больше осмотрителен, чем предупредителен, выучился больше замечать следствия, чем ставить цели, воспитал в себе умение подводить итоги насчет искусства составлять сметы.
  
   Это умение и есть то, что мы называем задним умом.
  
   <···>
  
   Своей привычкой колебаться и лавировать между неровностями пути и случайностями жизни великоросс часто производит впечатление непрямоты , неискренности.
  
   Великоросс думает надвое и это кажется двоедушием.
   Он всегда идет к прямой цели, хотя часто и недостаточно обдуманной, но идет, оглядываясь по сторонам, и поэтому походка его кажется уклончивой и колеблющейся .
  
   Ведь лбом стены не прошибешь, и только вороны летают прямо, говорят великороссы в пословице.
   Природа и судьба вели великоросса так, что приучили его выходить на прямую дорогу окольным путем.
  
   <···>
  
  

0x01 graphic

Этруски. Горгона

ВЕЛИКИЕ МЫСЛИ

(Афоризмы древнего Рима)

  
  -- Согласие усиливает даже слабые силы.
  -- Простив проступок, побуждаешь к худшему.
  -- Снося обиду, вызываешь новую.
  -- Безумен тот, кто, не умея управлять собой, хочет управлять другими.
  -- Кто попустительствует дурным людям, тот вредит хорошим.
  -- Кто не стыдится своего проступка, тот вдвойне виноват.
  -- Завистник говорит не то, что есть, а то, что может причинить зло.
  -- Стремиться к излишеству -- значит гоняться за лишениями.
  -- Ссора -- всегда наихудший аргумент.
  -- Чужим милее наше, а чужое -- нам.
  -- Кто отроду бесстыден -- не исправится.
  -- Обманщик тот, кто берет, зная, что не сможет вернуть.
  -- Добьется льстивый, где спасует доблестный.
  -- Обиду легче стерпит слух, чем зрение.
  -- Обидеть легче, чем обиду вытерпеть.
  -- Боль заставляет лгать даже невинных.
  -- Беда принуждает ко лжи даже честных.
  -- Кого уважают, тем никогда не льстят, потому что уважение чтит, лесть насмехается.
  -- Оскорбления и почести толпы следует принимать безразлично: не радоваться одним и не страдать от других.
  -- Кто меньше хочет, в меньшем и нуждается.
  -- Жадного деньги возбуждают, а не насыщают.
  -- Скупой ничего не делает полезного, разве что когда умирает.
  -- Скупому все враги, а главный сам себе.
  -- У скупого никогда дело не станет за причиной отказа.
  -- Нас учит бедность жизненному опыту.
  -- Тот страшен, кто за благо почитает смерть!
  -- Прекрасно умереть -- позорно рабствовать.
  -- Власть времени -- это закон, достойный уважения.
  

Публилий Сир (I в. до н. э.)

   Справка:
  
  -- Горгоны греческая мифология "Вместо волос у горгон -- шевелящиеся змеи, все тело покрыто блестящей чешуей. У горгон медные руки с острыми стальными когтями, крылья со сверкающим золотым опереньем. От взгляда горгон все живое превращается в камень" -- так в своей знаменитой поэме "Теогония" ("Происхождение богов") описывает горгон древнегреческий поэт Гесидор (около 700 года до н. э).
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  

 Ваша оценка:

По всем вопросам, связанным с использованием представленных на ArtOfWar материалов, обращайтесь напрямую к авторам произведений или к редактору сайта по email artofwar.ru@mail.ru
(с) ArtOfWar, 1998-2018