ArtOfWar. Творчество ветеранов последних войн. Сайт имени Владимира Григорьева

Каменев Анатолий Иванович
Иоанн Грозный и боярство

[Регистрация] [Обсуждения] [Новинки] [English] [Помощь] [Найти] [Построения]
  • Аннотация:
    Информация к размышлению


А.И. Каменев

Почему Иоанн Грозный боролся с боярами?

  
   "Муж чудного рассуждения, в науке книжного почитания доволен и многоречив", -- характеризует Иоанна Грозного один из современников. "...Характер Иоанна... есть для ума загадка", -- сетует Н.М. Карамзин, готовый "усомниться в истине самых достоверных о нем известий"...
   *
   Самая большая загадка и непонятная для большинства людей история о том, как и почему царь, дотоле послушный боярской воле, вдруг восстал против всемогущего сословия, резко порвал с деятелями так называемой "Избранной рады", отдалил от себя своих прежних советников и наставников, Сильвестра и Адашева, и окружил себя новыми людьми, неродовитыми и мало кому известными...
   *

Боярство: "Сие достоинство, знак воинской славы"

  
   Отправной точкой в нашем изучении проблемы конфликта Иоанна Грозного с боярами является история возникновения боярства на Руси и то значение, которое имело это сословие в древности и во что оно выродилось впоследствии.
   *
   Ответ на этот вопрос дают наши известные историки, в частности С.М. Соловьев, Н.М. Карамзин, В.О. Ключевский и многие другие.
   *
   В древние времена, когда народу угрожала опасность, созывалось поголовное ополчение, причем в поход шли все способные нести оружие. Дома для охраны семейства оставался один младший сын. Ополчения создавались посемейно, пообщинно и начальствование ими принадлежало старейшинам. Другими словами, военная служба была обязательной для всех мужчин.
   По мере разложения родового строя образуется военная каста, которой является княжеская дружина, вначале пришлая, иноземная, а затем своя, славянская. Этот период в истории назван периодом "военной демократии".
   Князья принимали в свою дружину людей всяких племен, соперничая в привлечении на свою сторону храбрейших витязей.
   Дружинники имели полную свободу в переходе от одного князя к другому. Тем не менее, такие случаи были редки, так как верность дружины князю считалась одной из ее высоких достоинств. Позором для дружинника считалось оставление поля сражения потерявши князя, и, обратно: хороший князь считал постыдным бросить свое войско.
   Дружина находилась на полном обеспечении князя, т.е. получала от него пищу, одежду, коней, оружие и имела сверх того право на определенную часть дани и военной добычи.
   Члены дружины разделялись на старших и младших: бояре -- старшие люди дружины, были советниками князя; младшим дружинниками XII века было присвоено имя "дворяне", т. к. дружина в эти времена стала называться двором.
   В тех случаях, когда силы дружины оказывалось мало, князь обращался за помощью к народу, набирая из жителей городов и сел полки, отличавшиеся от дружинников и носившие общее название -- вои.
   *
   Хороший князь не жалел ничего для дружины: он знал, что с многочисленными и храбрыми сподвижниками мог всегда приобресть богатую добычу; так говорил Владимир и давал частые, обильные пиры дружине; так, о сыне его Мстиславе говорится, что он очень любил дружину, имения не щадил, в питье и пище ей не отказывал. Летописец, с сожалением вспоминая о старом времени, говорит о прежних князьях: "Те князья не собирали много имения, вир и продаж неправедных не налагали на людей; но если случится правая вира, ту брали и тотчас отдавали дружине на оружие.
   *
   При такой жизни вместе в братском кругу, когда князь не жалел ничего для дружины, ясно, что он не скрывал от нее своих дум, что члены дружины были главными его советниками во всех делах; так, о Владимире говорится: "Владимир любил дружину и думал с нею о строе земском, о ратях, об уставе земском".
   *
   "Итак, бояре были лучшие, старшие в дружине, советники, думцы князя по преимуществу; мужи были воины по преимуществу"... (С.М. Соловьев).
   *
   Это свое привилегированное, особое положение бояре думали сохранить надолго, но уже не в рамках так называемой "военной демократии", а в смысле власти аристократии, сильно ущемляющей верховную власть в виде великого князя или царя московского.
  

Чего хотели бояре?

  
   "...Уже к половине XV века московский великий князь был окружен плотной стеной знатных боярских фамилий, -- пишет в своих "Лекциях" В.О. Ключевский.
   *
   Боярский клан, если так можно выразиться, стал настолько обширен, что во всех отраслях московского управления они занимали не только значительные и "хлебные" места, но и те должности, которые не относились к таковым.
   Боярская идеология со времен удельного княжества изменилась: в те, древние времена, боярин служил и за это получал разного рода привилегии и отличия.
   Главное, что давало право на милость и привилегии - была воинская служба и воинские отличия. Но в ХV веке, а может быть и раньше, боярское происхождение уже само по себе ставило вновь народившегося отпрыска в разряд особого сословия.
   Уже не личные боевые заслуги и доблестное служение государству, а родовитость, старшинство в боярской иерархии, с измальства ставило молодого боярина в определенный разряд государственных мужей.
   Личные заслуги, даровитость, опытность, в том числе боевая или государственная, не выдерживали конкуренции с боярским табелем о рангах.
  
   Историческая справка:
   Название "местничество" происходит от "места", какое занимал воевода за княжеским столом или на службе. Возникло в XV в. и сначала играло поло-жительную роль, являясь скрепляющим звеном между высшей и нижней властью. По-степенно местничество стало тормозом в развитии государственных отношений, при-водило к обособлению и сопротивлению центральной власти, к ослаблению боеспо-собности государства, почему и было ликвидировано в 1682 году.
  
   Н.М. Карамзин в своей "Истории государства Российского" приводит примечательный пример тогдашнего местничества:
  
   "...Чей отец или дед воеводствовал в большом полку, тот уже не хотел зависеть от воеводы, коего отец или дед начальствовал единственно в передовом или в сторожевом, в пра-вой или в левой руке. Недовольный отсылал указ государев назад с жа-лобою, требуя суда. Царь справлялся с Книгами разрядными и ре-шил тяжбу о старейшинстве, или, в случаях важных, ответствовал: "быть воеводам без мест; каждому оставаться на своем впредь до раз-бора".
  
   *
   Но местничество - это всего лишь частный случай боярского притязания на верховную власть.
   Вспоминали о былых временах, когда отношения великого князя с остальными князьями и боярами строились на полюбовной основе: "Слушали бы во всем отца нашего владыки Алексея да старых бояр, кто хотел отцу нашему добра и нам", -- писал в духовном завещании к своим наследникам Симеон Гордый, поставляя рядом по своему значению митрополита и боярство.
   Святой благоверный князь Дмитрий Донской относился к боярам еще задушевнее. Обращаясь к детям, он говорил: "Бояр своих любите, честь им достойную воздавайте по их службе, без воли их ничего не делайте".
   *
   Боярам было выгодно сохранить такое положение. Но, начиная с Иоанна III верховная власть постепенно сосредотачивалась в руках царя. Московское боярство, пополнившееся титулованной удельной знатью, начало заявлять о расширении своих прав, полномочий и привилегий.
   При царе, который нес полноту ответственности за происходящее в стране, он (царь) был удобной ширмой, лишавшей их самих такой ответственности, но оставлявшей им все права и привилегии.
   Так сформировался и установился взгляд бояр на свое руководящее положение как на "законное дело", привилегию, не зависимую от воли государя. Они по-прежнему хотели в своих обширных владениях править как самодержцы, не отдавая отчета царю, оберегая свой, а не государственный интерес.
   Число знатнейших боярских фамилий было невелико -- не превышало двух-трех сотен, зато их удельный вес в механизме управления страной был подавляющим.
   *
   Первенствующее положение боярство намеревалось сохранить и в правление Иоанна Грозного.
   Позднее сам царь так описывал события того времени:
  
   "Ради спасения души моей приблизил я к себе иерея Сильвестра, надеясь, что он по своему сану и разуму будет мне поспешником во благе; но сей лукавый лицемер, обольстив меня сладкоречием, думал единственно о мирской власти и сдружился с Адашевым, чтобы управлять царством без царя (курсив мой- А.К.), им презираемого.
   Они снова вселили дух своевольства в бояр, раздали единомышленникам города и волости; сажали, кого хотели, в думу; заняли все места своими угодниками... (Царю) запрещают ездить по святым обителям; не дозволяют карать немцев... К сим беззакониям присоединяется измена: когда я страдал в тяжкой болезни, они, забыв верность и клятву, в упоении самовластия хотели, помимо сына моего, взять себе иного царя, и не тронутые, не исправленные нашим великодушием, в жестокости сердец своих чем платили нам за оное? Новыми оскорблениями: ненавидели, злословили царицу Анастасию и во всем доброхотствовали князю Владимиру Андреевичу. И так удивительно ли, что я решился наконец не быть младенцем в летах мужества и свергнуть иго, возложенное на царство лукавым попом и неблагодарным слугою Алексием?"
  
   *
   Тот, кто читал труды указанных мною выше историков, может с удивлением заметить все те унижения и оскорбления, коим подвергся в молодости молодой царь Иоанн.
   И надо было иметь немало мужества, чтобы сбросить с себя гнетущую опеку бояр и их ставленников в лице Сильвестра и Адашева
  
   Историческая справка.
   Алексей Адашев сам к боярству не принадлежал. Сын незначительного служилого человека, он впервые появляется на исторической сцене 3 февраля 1547 года на царской свадьбе в качестве "ложничего" и "мовника", то есть он стлал царскую постель и сопровождал новобрачного в баню. В 1550 году Иоанн пожаловал Адашева в окольничие и при этом сказал ему: "Алексей! Взял я тебя из нищих и из самых молодых людей. Слышал я о твоих добрых делах и теперь взыскал тебя выше меры твоей ради помощи душе моей... Не бойся сильных и славных... Все рассматривай внимательно и приноси нам истину, боясь суда Божия; избери судей правдивых от бояр и вельмож!" Адашев "правил землю русскую" вместе с попом Сильвестром. В благовещенском иерее царь, известный своим благочестием (ездивший в дальние монастыри на покаяние замаливать даже незначительные грехи -- "непотребного малого слова ради") -- хотел видеть олицетворение христианского осмысления государственности. Однако боярская верхушка сумела "втянуть" Адашева и Сильвестра в себя, сделать их представителями своих чаяний.
  

Чего добивался Иоанн Грозный?

  
   Трудно сказать, как рано в голове Иоанна зародилась мысль о прекращении своевольства бояр.
   Но известно, что в юном возрасте он заговорил о необходимости обратится к прароди-тельским обычаям, т.е. к тому, как великие князья "на великое княжение садились".
   Чин коронации православных монархов известен с древнейших времен.
   Первые царские инсигнии получил Владимир Святой "мужества ради своего и благочестия", по словам святого митрополита Макария.
   Произошло это не просто так -- "таковым дарованием не от человек, но по Божьим судьбам неизреченным претворяюще и преводяще славу греческого царства на российского царя".
   Сам Иоанн Грозный полностью разделял этот взгляд на преемственность Русского царства. Он писал о себе: "Государь наш зоветца царем потому: прародитель его великий князь Владимир Святославович, как крестился сам и землю Русскую крестил, и царь греческий и патриарх венчали его на царство, и он писался царем".
   *
   Чин венчания Иоанна IV на царство не сильно отличался от того, как венчались его предшественники. И все же воцарение Грозного стало переломным моментом: в становлении русского народа. Дело в том, что Грозный стал первым Помазанником Божиим на русском престоле. Следовательно, царская власть - это промысел Божий, а не людской. Вся суть царской власти в том, что она не есть избран-ная, а ниспосланная высшее.
   Боярское представление было совершенно иным - это от их произвола и хотения должна быть царская власть. Следовательно, царь, избранный по их воле, должен был от них зависеть, им потакать и им, боярам, благоволить.
   *
   Из понятия богоизбранности верховной власти, исходит принцип единовластии и неограниченности. Полемизируя с Андреем Курбским, идеологом боярства, Иоанн Грозный отмечает: "Если управляемые будут не под единой властью, то хотя бы они в отдельности были и храбры и разум-ны, общее правление окажется "подобно женскому безумию".
   Царская власть не может быть ограничиваема даже и святительской (т.е. духовной). "Не подоба-ет священникам царская творити".
   *
   Еще более вредно ограничение царской власти аристократией.
  
   Царь Иоанн, по личному опыту обрисовывает бедствия, нестроения и мятежи, поро-ждаемые боярским самовластием.
  
   "Расхитив царскую казну, самовластники, - говорит он, - набросились и на народ. Горчайшим мучением име-ния в селах живущих пограбили".
   "Кто может исчислить напасти, произ-веденные ими для соседних жителей? "Жителей они себе сотвориша яко рабов, своих же рабов устроили как вельмож". Они называли себя пра-вителями и военачальниками, а вместо того повсюду создавали только неправды и нестроение, "мзду же безмерную от многих собирающе и вся по мзде творяще и глаголюще".Положить предел этому хищничеству может лишь самодержавие. Однако же эта неограниченная политическая власть имеет, как мы выше заметили, пределы. Она ограничивается своим собственным принципом".
   *
   Ответственность царя - перед Богом, нравственная, впрочем, для верующего вполне реальная, ибо Божья сила и наказание сильнее цар-ского.
   На земле же, перед подданными царь не дает ответа.
  
   "Доселе рус-ские владетели не допрашиваемы были ("не исповедуемы") ни от кого, но вольны были своих подвластных жаловать и казнить, а не судились с ними ни перед кем".
   Но перед Богом суд всем доступен. "Судиться же приводиши Христа Бога между мной и тобой, и аз убо сего судилища не отметаюсь". Напротив, этот суд над царем тяготеет больше, чем над кем-либо. "Верую, - говорит Иоанн, - яко о всех своих согрешениях, вольных и невольных, суд прияти ми яко рабу, и не токмо о своих, но и о подвла-стных мне дать ответ, аще моим несмотрением согрешают".
  

Чего он добился?

  
   Прежде всего, царь Иоанн ограничил самое существенное зло - местничество. В добавлениях к Судебнику 1550 г. имеется важный по тог-дашнему времени указ о местничестве:
   "Государь еще не мог совершен-но искоренить сего великого зла, а хотел единственно умерить оное, запретив детям боярским и княжатам считаться родом с воеводами; уставил также, что воевода большого полку должен быть всех знат-нее; что начальники передового и сторожевого полку ему одному уступают в старейшинстве и не считаются с воеводами правой и ле-вой руки; что государю принадлежит судить о родах и достоин-ствах; что кто с кем послан, тот тому и повинуется" (Н.М. Карамзин).
   *
   Он создал опричнину, когда своевольство бояр стало невыносимым.
   Царь нуждался в единомышленниках. Эти "слугующие близ" государя получили названия "опричников", а земли, отведенные для их обеспечения, наименование "опричных". Вопреки общему мнению, опричнина вовсе не была исключительно "антибоярским" орудием. Царь в указе об учреждении опричнины ясно дал понять, что не делит "изменников" и "лиходеев" ни на какие группы "ни по роду, ни по племени", ни по чинам, ни по сословной принадлежности.
   "Нельзя исправить минувшего зла, могу только спасти вас от будущих притеснений и грабительства", -- сказал он, обращаясь к москвичам.
  
   Краткое резюме
   Я останавливаюсь на этом, не подвергая исследованию последующую деятельность Иоанна Грозного.
   Но в заключение подчеркну главную мысль: аристократия и олигархиявсегда домогается влияния на власть. Если ей это удается сделать, то государственное управление всецело переключается на обслуживание ее (аристократии или олигархии) ненасытных интересов: богатому всегда мало того, что он имеет; ему хочется прибрать к своим рукам то, что принадлежит другим слоям общества.
   Иоанн Грозный только тем заслужил благодарность потомков, что поставил преграду на пути алчного сословия, которое, забросив интересы служения государству, стало его грабителем и кровопийцей.
  
  
  
  
  
  
  


Печатный альманах "Искусство Войны" принимает подписку на 2010-й год.
По всем вопросам, связанным с использованием представленных на ArtOfWar материалов, обращайтесь напрямую к авторам произведений или к редактору сайта по email artofwar.ru@rambler.ru
(с) ArtOfWar, 1998-2010