ArtOfWar. Творчество ветеранов последних войн. Сайт имени Владимира Григорьева

Каменев Анатолий Иванович
Макаров - фамилия Русская

[Регистрация] [Найти] [Обсуждения] [Новинки] [English] [Помощь] [Построения] [Окопка.ru]
 Ваша оценка:


  
  

0x01 graphic

МАКАРОВ -- ФАМИЛИЯ РУССКАЯ,

происходящая от крестильного имени Макар --

счастливый, блаженный...

  
   Справка:
  
   0x01 graphic
  
  -- Герб рода Макаровых утверждён 25 января 1801 г. и удостоен вечной памяти и славы Императрицы Екатерины II и Государя Императора Павла I.
  -- Степан Осипович Макаров (27 декабря 1848 (8 января 1849), Николаев -- 31 марта (13 апреля) 1904, близ Порт-Артура) -- русский военно-морской деятель, океанограф, полярный исследователь, кораблестроитель, вице-адмирал (20 августа 1896). В 1895 году разработал русскую семафорную азбуку.
  -- Учёный и военно-морской теоретик, герой русско-турецкой войны 1877--1878, во время войны впервые в мире успешно применил торпедное оружие, потопив турецкое сторожевое судно "Интибах", участник Ахал-текинской экспедиции (1880--1881).
  -- Командовал пароходом "Тамань" (1881--1882), фрегатом "Князь Пожарский" (1885), корветом "Витязь" (1886--1889), на котором совершил кругосветное плавание. С.Макаров внёс значительный вклад в развитие отечественной океанографии, в том числе и аппаратных исследований Мирового океана, им был сконструирован один из первых надёжных батометров.
  -- Исполняющий должность главного инспектора морской артиллерии (1891--1894). На этом посту он изобрёл новые наконечники к бронебойным снарядам ("макаровские колпачки"), которые, однако, так никогда и не были внедрены в практику русского флота, хотя и повышали бронепробиваемость снаряда при прочих равных на 10-16 %.
  -- Более важной его разработкой была теория непотопляемости корабля. Степан Осипович настаивал на выделении непотопляемости в отдельную научную дисциплину.
  -- Младший флагман Практической эскадры Балтийского моря (1894). Командующий эскадрой в Средиземном море (1894--1895), при угрозе войны с Японией (1895) перевёл корабли на Дальний Восток. Командующий Практической эскадрой Балтийского моря (1896--1898).
  -- Один из инициаторов идеи использования ледоколов для освоения Северного морского пути. Руководитель комиссии по составлению технического задания для строительства ледокола "Ермак" (1897--1898). В 1901 году, командуя "Ермаком", совершил экспедицию на Землю Франца-Иосифа.
  -- Главный командир Кронштадтского порта, губернатор Кронштадта (6 декабря 1899-- 9 февраля 1904). В этом качестве составил за четыре дня до начала русско-японской войны записку с предупреждением о неизбежности начала японцами войны в ближайшие дни, равно как и о недостатках русской противоторпедной обороны, которые позже и были использованы японцами при атаке на рейд Порт-Артура 26 января 1904 г.
  -- После начала русско-японской войны (1904--1905) назначен 1(14) февраля командующим Тихоокеанской эскадрой и 24 февраля (8 марта) прибыл в Порт-Артур. Руководил действиями кораблей при обороне Порт-Артура, но вскоре погиб на броненосце "Петропавловск", подорвавшемся на мине.
  
  
  

ГАРДЕМАРИН СТЕПАН МАКАРОВ

С. Н.Семанов

   Справка (А.К.):
  -- С.О. Макаров родился 27 декабря 1848 г. в г. Николаеве, в семье прапорщика. В 1858 г. отец Макарова переехал со своей семьей в Николаевск-на-Амуре. В том же году его 10-летний сын был принят в низшее отделение Николаевского морского училища.
  -- С 1861 г. он, еще, будучи кадетом, начал плавание на военных кораблях Сибирской флотилии, а затем на кораблях эскадры Тихого океана - клипере "Абрек" и корвете "Богатырь".
  -- В 1865 г. Макаров, отлично выдержав выпускные экзамены в училище, получил назначение на пароход "Америка".
  
  
   Итог первого периода своей петербургской жизни Макаров выразил в дневнике в июле 1867 года:
  
   "После долгих усилий множества лиц и после переписки тысячи бумаг начерно и набело я был произведен в гардемарины флота. Как всегда, то, что я предполагаю вперед, никогда не сбывается: я вообразил себе, что главное затруднение будет неполнота программы Николаевского училища, а вышло, что на это не обратили ни малейшего внимания, а представление было задержано оттого, что не было бумаги о моем дворянстве".
  
   Макаров скромничает, конечно, говоря о неполноте своих знаний.
   Он понимал, что экзамены для него предстоят чрезвычайно серьезные, и готовился к ним с присущей ему настойчивостью.
   Даже во время перехода на корвете "Аскольд" он в каждую свободную минуту штудировал высшую математику, успевал заниматься французским языком, который до того не знал вовсе. И экзамены он сдал, как мы увидим, вполне успешно.
  
   Однако Макаров был абсолютно прав, когда писал, что главным препятствием к поступлению в гардемарины сделалось дотошное расследование его дворянства. Ибо для получения чина морского офицера последнее оказывалось важнее любых знаний, хоть бы и самых блестящих.
  
   В XIX веке военно-морской офицерский корпус представлял в России замкнутую и привилегированную касту, дворянское происхождение считалось непременным условием для вступления в него.
  
   А Макаров, известно, был происхождения куда как не родовитого. Здесь-то и предстояли для него самые трудные испытания, почти непреодолимые. К счастью, у Макарова нашлись влиятельные покровители. Это были командиры, с которыми он служил и которые не могли не оценить его трудолюбия и дарований.
  
   В Морское министерство поступили официальные письма от начальника Восточно-Сибирского военного округа, от начальника эскадры и от командира корабля, где служил Макаров, - все они ходатайствовали о зачислении его в гардемарины.
  
   В Морском министерстве, однако, не спешили, хотя характеристики, даваемые молодому штурману, были самые лестные.
   Там, прежде всего, тщательно проверили происхождение Макарова. Ему повезло: отец получил офицерский чин за полгода до его рождения. Оставалась, правда, еще одна загвоздка.
   Чин прапорщика, который получил весной 1848 года Иосиф Федорович Макаров, был, конечно, чином офицерским, только вот...
  
   Недаром в течение чуть ли не целого столетия бытовала в России ехидная та поговорка, что курица не птица, а прапорщик не офицер.
   И дворянского звания чин этот не давал. Правда, с другой стороны, молодой штурман сделался потомственным дворянином еще в 1857 году, когда отец его стал поручиком.
  
   Но... Степан-то родился до получения требуемого для дворянства чина.
   Как же быть? Создавался сложный прецедент для сословно-бюрократической казуистики. Вот почему столь большим количеством депеш обменивались между собой Петербург и Николаевск-на-Амуре...
  
   *
  
   Пока за спиной Макарова шла эта сложная переписка, он успешно выдержал испытания по пятнадцати (!) предметам и ни разу не получил оценки ниже "9" (по 12-балльной системе).
   Он сделал все, что было в его силах.
   Остальное зависело уже не от его настойчивости и дарований.
  
   В конце концов, дело о производстве Макарова в гардемарины дошло до самого царя Александра II. В докладе на его имя управляющий Морским министерством, прежде всего, отметил, что Макаров "происходит из потомственных дворян", и только потом добавил, что он "экзамен выдержал весьма удовлетворительно". На подлиннике доклада имеется помета: "Высочайше разрешено".
  
   *
  
   Итак, восемнадцатилетний "воспитанник Морского училища Приморской области Восточной Сибири Степан Макаров" был произведен "в гардемарины с назначением на Балтийский флот".
   Так говорилось в приказе по Морскому министерству от 14 июля 1867 года.
  
   Свою службу в новом звании он начал на винтовом фрегате "Дмитрий Донской". На этом корабле ему (вместе с другими гардемаринами) предстояло совершить длительное учебное плавание.
   Гардемарины непосредственно на корвете должны были проводить занятия с преподавателями и там же сдавать экзамены для получения офицерского чина.
  
   *
  
   Итак, он оказывается зачисленным в самое привилегированное военное учебное заведение в столичном городе.
   Он - гардемарин Морского корпуса.
  
   От этого успеха легко могла бы закружиться иная молодая голова! Но только не у Макарова. Его характер, привычки и уже сложившийся образ жизни не изменились нисколько, он остался столь же трудолюбивым и требовательным к себе.
  
   Осенью 1868 года "Дмитрий Донской" довольно продолжительное время стоял в английском порту Плимут. Времени свободного было много, Лондон находился в двух шагах, и гардемарины развлекались как могли.
  
   А Макаров использовал это время для того, чтобы усовершенствовать свои знания английского языка: для этой цели он даже брал специальные уроки. И достиг успеха - научился свободно разговаривать по-английски.
   Позднее Макарову приходилось неоднократно и подолгу бывать и в Англии, и в Соединенных Штатах. Он легко и непринужденно объяснялся со своими британскими и американскими коллегами, произносил речи и даже каламбурил по-английски.
  
   В Морском корпусе Макаров провел два года.
   Это время стало для него периодом большой внутренней работы. Он много думает о своем призвании, о цели жизни, о нравственных проблемах. К счастью, сохранился его дневник той поры. Никогда - ни до, ни после - не вел он столь подробных записей, и никогда эти записи не были столь интимны, как в то время.
  
   Внутренний мир молодого Макарова чист, строг и гармоничен.
   Характер выковывается цельный и сильный.
   Душевная раздвоенность, скепсис и рефлекторность были органически чужды его натуре.
  
   *
  
   У него не имелось никаких сомнений в правильности избранного им жизненного пути. Он гордился своим делом и преданно любил его.
  
   *
  
   После сдачи экзаменов в Морском корпусе Макаров получил небольшой отпуск и провел его в семье своего бывшего преподавателя по Николаевскому училищу. Несколько недель он прожил в деревне, в прекрасном уголке Новгородской губернии. Его приняли как родного, отдых его был весел и беззаботен.
  
   Молодой гардемарин ходил по грибы, купался в озере, катал барышень на лодке, вместе со всеми домашними шутил за вечерним чаем... И в это же время писал в дневнике:
  
   "...Даже в тихой деревенской жизни, живя в семействе, я мечтаю по временам о море, тут забываются все дурные стороны, как-то: жизнь в маленькой конурке и т. п. Представляется только одна светлая сторона: туго надраенные паруса, марсели в один риф, брамсели, фок, грот, кливера и бизань, педантическая чистота, ловкая, веселая команда, великолепные шлюпки с роскошными парусами, вымытыми лучше дамских манишек, и звонкая гармоническая команда вахтенного лейтенанта: "Бугеля раздернуть, лиселя с правой... готовить". Что бы я теперь дал, чтобы быть на судне в тропиках и под лиселями обгонять англичанина".
  
   *
   <...>
   В эти же гардемаринские годы окончательно сложился характер Макарова как человека долга.
   Он обнаруживал это качество еще с детских лет, но то было лишь чувство дисциплины и послушания, не более.
   К двадцати годам он уже исполняет свой долг не инстинктивно, а вполне сознательно, как военный человек и гражданин.
  
   В ту пору Макаров часто размышляет над подобными проблемами, о чем свидетельствует его дневник. Между тем среда, в которую он попал, став гардемарином, существенно отличалась от прежней, окружавшей его на Дальнем Востоке.
  
   В Морском корпусе, где были собраны молодые люди, так сказать, "лучших фамилий" России, царил дух той самой пресловутой "вольности дворянства", что на практике вела к болтливой обломовщине и к барскому пренебрежению своими обязанностями.
  
   Гардемарины вызывающе фрондировали, пикировались с начальством, охотно афишировали свое пренебрежение к службе и дисциплине. Подобная атмосфера создавала опасный соблазн для питомца провинциального училища. Ведь так интересно подражать этому аристократическому фрондерству, так привлекателен этот холодноватый столичный цинизм... А ты что же - таежный медведь какой, лаптем щи хлебаешь?
  
   Но нет. Макарова подобное не прельщало.
  
   "Противно смотреть на апатичные физиономии товарищей, - записывает он. - Я считал прежде невозможным такое равнодушие ко всему".
  
   И он с неюношеским упорством твердо стоит на своих позициях. Он не фрондирует, не брюзжит, он охотно учится, он дисциплинирован и трудолюбив. Более того, он открыто спорит с товарищами, спорит, хотя находится в явном меньшинстве - здесь уже видится будущий страстный полемист и неукротимый боец за свои убеждения.
  
   *
  
   У Макарова имелось огромное преимущество перед своими новыми товарищами, воспитанными гувернерами в имениях и особняках: он знал жизнь не по книгам, он получил в юности суровую закалку, и все гувернеры мира не могли заменить эту школу. Вот почему в двадцать лет он был уже взрослым человеком, а его товарищи - еще "мальчиками", хотя в их барском цинизме и скепсисе в избытке доставало "взрослого".
  
   Дневник Макарова той поры, безусловно, свидетельствует о зрелости его автора. Он пишет:
  
   "На фрегате я всегда в каюте спорю о том, что нельзя так безотчетно ругать все и вся. Меня стали обвинять, что я всегда стою за начальство, а мне кажется, что они поняли бы меня, будь они на моем месте, поплавай они столько же, будь они так близки к морю, как я, полюби они все прелести морские, послужи они с хорошими офицерами, которые сумеют заставить полюбить эту беспредельную свободную стихию".
  
   И далее:
  
   "Мне кажется, и в строгой дисциплине, где благоразумный начальник - душа и вся сила в подчиненных, гораздо больше поэзии, чем в том поддельном ухарстве, которое наши показывают наверху и которое превращается в явное неповиновение, причем высказывается полное незнание морского дела. Благоразумие, не говоря уже о долге службы, должно заставить молчать. Юноша, только что начинающий свое морское поприще, так легко осуждает все поступки своих начальников, не будучи в состоянии понять тех оснований, на которых приказание отдано".
  
   В те же гардемаринские годы Макаров сделал первый шаг на поприще, где ему впоследствии довелось так много совершить: в 1867 году появилась в печати его первая специальная работа.
  
   И не в каком-нибудь безвестном издании, знакомом лишь библиографам, довелось ему напечататься, а в военно-научном журнале "Морской сборник", то есть в самом авторитетном издании для моряков. В октябрьском номере за скромной подписью "С. М." появилась небольшая статья "Инструмент Адкинса для определения девиации в море".
  
   Не следует преувеличивать значения этого печатного труда: то было скромное сообщение на конкретную (и притом весьма узкую) тему. Известно, однако, как вдохновляет молодого автора первая печатная работа. Особенно если автор - человек, столь творчески одаренный, столь богатый идеями, как Макаров. Впрочем, сам молодой автор узнал о своем успехе гораздо позже: в то время, когда в Петербурге вышел в свет том "Морского сборника" с его статьей, он пересекал Атлантический океан: "Дмитрий Донской" шел в Рио-де-Жанейро.
  
   *
  
   Почти все два года своего обучения в Морском корпусе Макаров провел в плаваниях. На корабле занимался, на корабле сдавал экзамены. Учился он хорошо, морское дело любил и служил ревностно. Сохранилась весьма интересная характеристика, которую дал Макарову его непосредственный командир на "Донском".
  
   "Примерным знанием дела, расторопностью, усердием, исправностью резко выделяется из среды прочих гардемарин. Начитан, любознателен и обещает много в будущем".
  
   Последняя фраза показывает, что лейтенант Петр Дурново умел разбираться в людях...
  
   *
  
   И вот настал день, о котором мечтает каждый питомец военного училища: 24 мая 1869 года Макарову было присвоено звание мичмана - первое офицерское звание в русском военно-морском флоте.
  
   Двадцатилетний мичман являлся уже опытным, бывалым моряком: до своего производства в офицеры он успел прослужить на 11 различных кораблях, а в море проплавал в общей сложности 1970 дней.
  
   Цифры впечатляющие.
   <...>
  

С. Н. Семанов

Макаров. -- М., 1972.

  

0x01 graphic

  
   Справка (А.К.):
  
  -- Мичман Макаров начал офицерскую службу на броненосной лодке "Русалка" в составе эскадры выдающегося русского адмирала Г.И. Бутакова. В одном из походов этот корабль получил в шхерах пробоину от удара о скалу. Сравнительно небольшая авария едва не привела к гибели корабля из-за отсутствия нужных водоотливных средств и должной организации борьбы за живучесть корабля. Макаров сразу обратил внимание на несоответствие возможностей корабля бороться с авариями, в частности, с пробоинами в корпусе его боевой мощи. Макаров изучил причины аварий ряда других кораблей, как отечественных, так и иностранных, произвел сам нужные расчеты и результаты своего исследования опубликовал в 1870 г. в журнале "Морской сборник", где высказал ряд ценных предложений по созданию системы непотопляемости судов, предложил ряд новых технических устройств, в том числе и специальный пластырь для заделки пробоин ("макаровский пластырь"). "Часть предложений Макарова, - пишет академик Крылов, - была принята и осуществлена, но самое важное из них - выравнивание корабля затоплением неповрежденных отделений - показалось Морскому техническому комитету столь великой ересью, что понадобилось 35 лет, гибель Макарова, Цусима..., чтобы убедить в справедливости, практической важности и осуществимости идей 22-летнего мичмана Макарова".
  -- В 1872 г. адмирал Попов, под начальством которого Макаров совершал свои первые плавания, разрабатывал проекты кораблей. К тому времени о работах Макарова стало известно в Петербурге. Адмирал Попов вызвал Макарова, теперь уже лейтенанта, в свое распоряжение. Макаров был привлечен к дальнейшей разработке вопросов непотопляемости кораблей и, проработав под руководством адмирала Попова четыре года, проявил себя талантливым новатором. "Надо, чтобы люди видели, что такое пробоина, как вода бьет через плохо закрытые двери, почему необходимо должным образом задраивать горловины и пр. До сих пор мы учим трюмному делу рассказом; пора, однако, начать учить показом", - писал Макаров.
  -- С начала русско-турецкой войны 1877-1878 гг. энергия, изобретательность и настойчивость Макарова нашли новое применение. Нужно было при малочисленности морских сил найти эффективные методы борьбы с сильным флотом Турции. Решение этой проблемы было найдено Макаровым. Он предложил использовать быстроходные пароходы, снабженные подъемными минными катерами, которые можно быстро опускать на воду в районе обнаружения противника, после чего катера, под покровом темноты, могли бы самостоятельно атаковать неприятельские корабли шестовыми или буксирными минами. После атаки катера должны были отходить к пароходу, их поднимали на палубу, и пароход быстро уходил. Был предложен и конкретный план действий против турецкого флота.
  -- Геройские действия, инициатива и энергия Макарова получили всеобщее признание. В сентябре 1877 г. Макаров был произведен в капитан-лейтенанты, а через три месяца - в капитаны 2 ранга.
  -- В декабре 1877 г. и в январе 1878 г. под руководством и при личном участии Макарова были впервые использованы в боевых действиях против турецких кораблей в Батуме самодвижущиеся мины. Только подписание перемирия ограничило возможности дальнейшей активизации боевого использования этих новых видов оружия. Но и то, что было достигнуто, характеризовало Макарова как талантливого офицера.
  -- После окончания русско-турецкой войны научные искания Макарова приняли еще более широкий размах. Получив назначение на должность командира парохода "Тамань", стоявшего в Константинополе в распоряжении русского посла, Макаров по своей инициативе занялся работой по исследованию течений в Босфоре. Построив по своим чертежам ряд необходимых ему приборов, он провел большую исследовательскую работу и после обработки всех наблюдений написал научный труд "Об обмене вод Черного и Средиземного морей".
  -- В 1883 г. Макаров принимал участие в организации первой в истории парового флота перевозки на Балтике с учебными целями целой дивизии на военных судах. Эта перевозка дала основания для расчета десантов.
  -- Командуя в 1885 г. корветом "Витязь", Макаров сумел сочетать выполнение военных задач с большой и важной научной работой. "Витязь" посетил ряд портов Европы, Америки и Японии и 8 июня 1887 г. пришел во Владивосток. Проплавав 1887-1888 гг. в водах Тихого океана, корвет 20 мая 1889 г. вернулся в Кронштадт. Все плавание продолжалось 993 дня. По возвращении из кругосветного плавания Макаров написал новый капитальный труд - "Витязь" и "Тихий океан", удостоенный также премии Академии Наук и золотой медали Географического общества.
  -- В 1890 г. Макаров одновременно с производством в контр-адмиралы был назначен младшим флагманом Балтийского флота, а затем исполнял должность главного инспектора морской артиллерии, Макаров изобрел для бронебойных снарядов названные его именем "макаровские колпаки" из мягкой стали, намного увеличившие пробивную силу снарядов.
  -- В ноябре 1894 г. Макаров был назначен командующим эскадрой Средиземного моря, стоявшей в Пирее, но в связи с ухудшением отношений с Японией эскадра была направлена на Дальний Восток, пришла в Нагасаки и, соединившись с отрядом кораблей Тихого океана, поступила в подчинение вице-адмирала Тыртова. Эскадра Макарова прибыла на Дальний Восток в самый критический период переговоров с Японией. Тыртов был по положению старше Макарова, он, не задумываясь, поручил Макарову написать приказ о том, как надлежит приготовлять корабли к бою и как вести бой. Составленный Макаровым приказ N 21 содержал исчерпывающие указания по существу вопроса и был подписан вице-адмиралом Тыртовым без изменений.
  -- Выполнение этого задания навело Макарова на мысль, что во флоте совершенно не разработана тактика морского боя. С присущей ему энергией он написал работу "Рассуждения по вопросам морской тактики", которая после ее издания была переведена и опубликована за рубежом.
  -- К 1896 г. напряженная военно-политическая обстановка на Дальнем Востоке разрядилась. Соединенные эскадры были расформированы, создана была одна эскадра Тихого океана, и Макаров возвратился в Кронштадт, где был назначен старшим флагманом 1-й флотской дивизии.
  -- К этому периоду относится осуществление Макаровым идеи постройки мощного ледокола "Ермак". До этого ни в России, ни в других странах мощных ледоколов не было. Макаров разработал проект ледокола и, добившись его постройки, создал самый мощный в мире ледокол, обеспечив и в этой области приоритет русской научной мысли.
  -- Весною 1899 г. ледокол пришел в Кронштадт, свободно форсировав все тяжелые весенние льды Финского залива. С апреля началось приготовление ледокола к арктическим плаваниям.
  

0x01 graphic

Обложка книги С.Макарова "Ермак во льдах", 1901 г.

  
  -- Однако, последняя неудача послужила окончательным поводом для решения в правительственных кругах оставить "Ермак" в Балтийском море для проводки судов, а Макарова освободить от дальнейших обязанностей по опытным плаваниям во льдах. Ледокол был передан отделу торгового мореплавания. На этом и прекратились всякие попытки освоить Северный морской путь.
  -- Один из современников Макарова, разделяя его взгляды, написал пророческие слова: "Сдается мне, что когда, в близком будущем, обновленная Россия развернет во всей своей мощи неисчерпаемые силы ее народа, использует непочатые сокровища ее природных богатств, то смелая мысль русского богатыря Макарова будет осуществлена. Будут сооружены ледоколы, способные проходить среди льдов Ледовитого моря так же свободно, как проходит "Ермак" по льдам Финского залива, которые до него были также непроходимы. Омывающий наши берега Ледовитый океан будет исследован вдоль и поперек русскими моряками, на русских ледоколах, на пользу науки и на славу России".
  -- Наиболее крупными научными трудами Макарова по военно-морским вопросам являются: "Разбор элементов, составляющих боевую силу судов" (1894 г.) и "Рассуждения по вопросам морской тактики" (1897 г.). Работа Макарова "Рассуждения по вопросам морской тактики" явилась капитальным трудом по морской тактике парового флота, принесшим автору заслуженную славу ученого. В эту работу Макаров вложил весь свой богатый опыт и знания.
  -- Макаров впервые определил, что "морская тактика есть наука о морском бое. Она исследует элементы, составляющие боевую силу судов, и способы наивыгоднейшего их употребления в различных случаях на войне".
  -- Весьма интересна мысль Макарова о влиянии характера боевого маневрирования корабля на пробиваемость его борта и палубы. Эта мысль, развитая впервые Макаровым, позволила в дальнейшем разработать построение диаграмм пробиваемости борта и палубы корабля при разных курсовых углах и дистанциях.
  -- Большое место в рассматриваемом труде отведено разбору нравственного элемента, которому Макаров всегда придавал особо важное значение. "...Бодрость духа на кораблях по преимуществу находится в руках строевых чинов, а потому изучение способов, как достигнуть успеха в этом направлении, составляет их прямую обязанность". Макаров далее писал: "...люди так различны по складу своего ума и характера, что один и тот же совет не годится для двух различных лиц. Одного следует удерживать, другого надо поощрить и лишь обоим следует не мешать".
  -- Ряд ценных советов высказан Макаровым по вопросам педагогики, самообразования, самовоспитания и обучения личного состава в плавании. "Если молодой человек, получив приказание, начнет находить затруднения,- пишет Макаров, - то значит, что или он не служил у хорошего командира, или, служа у хорошего командира, не старался чему-либо научиться. Человек, который, получив приказание, говорит о затруднениях, стоит на ложном пути...". "Плавание в мирное время есть школа для войны", - писал Макаров и требовал, чтобы учеба в море организовывалась исходя из того, что и как придется делать личному составу в боях. Говоря о принятии того или иного решения и о созываемых в этих случаях совещаниях, Макаров писал: "...собирание большого числа лиц пользы не приносит, а поговорить с одним толковым человеком - всегда полезно...", и далее: "Мы знаем много примеров людей весьма сведущих, которые не дают себе труда вникать в то, что им говорят, а ищут случая высказать свои мысли, иногда весьма светлые, но совершенно не относящиеся к разбираемому вопросу", поэтому "при всяком решении вопроса надо помнить лишь о деле, смело брать на себя ответственность за свои поступки и руководствоваться собственным здравым смыслом, принимая во внимание обстановку".
  -- В ряде мест своей книги Макаров приводит высказывания и мнения адмирала Нахимова и выдержки из "Науки побеждать" Суворова, солидаризируясь с ними и развивая их мысли, что еще раз подтверждает влияние этих людей на сложившиеся у Макарова суждения о тактике. Так, о Суворове Макаров пишет: "Суворов близок к нам потому, что он понял дух русского человека и умел из этой цельной и богатой натуры создать армию богатырей, удивлявших всю Европу".
  -- Интересны мысли адмирала Макарова, выраженные им в статье "В защиту старых броненосцев и новых усовершенствований", помещенной в журнале "Морской сборник" N 3 за 1886 г. Они также характеризуют Макарова как носителя идеи активных действий и одного из продолжателей славных традиций Суворова, Ушакова, Нахимова. В указанной статье Макаров писал: "Мое правило: если вы встретите слабейшее судно - нападайте, если равное себе - нападайте, если сильнее себя - тоже нападайте... Не гонитесь за неприятелем, который далеко, если перед вами находится другой близко".
  -- В другой своей статье "Броненосцы или безбронные суда?", помещенной в N 4 того же журнала за 1903 г., Макаров дал замечательный прогноз развития подводного флота, боевых возможностей подводных лодок вплоть до их участия в морском бою и создания так называемых "возимых малых подводных лодок". "Полагаю, - писал Макаров, - что не представит больших затруднений разработать 12-т лодку, которая могла бы подыматься на боканцы. Таких лодок большие корабли могут иметь по две, и, следовательно, надо предусматривать, что со временем подводные лодки могут принимать участие даже в сражениях на открытом море".
  -- Последний этап жизни и боевой деятельности вице-адмирала Макарова связан с русско-японской войной 1904-1905 гг.
  -- В этом отношении большой интерес представляет его записка о программе судостроения на двадцатилетие (1903-1923 гг.) и особенно данная им, в связи с предлагаемой, программой, оценка военно-политической обстановки, сообразуясь с которой он дает замечательный прогноз развития событий на Дальнем Востоке. Макаров считал, что Россия должна иметь три флота: на Балтике, на Черном море и на Дальнем Востоке. В записке рассматриваются возможные действия на этих театрах и намечаются необходимые мероприятия по обеспечению от внезапных нападений. Говоря о возможных действиях Японии, Макаров писал: "Недоразумения с Японией будут из-за Кореи или Китая... Нужно... быть готовым к военным действиям во всякую минуту. Разрыв последует со стороны Японии, а не с нашей...".
  

0x01 graphic

Степан Осипович Макаров.

Фото неизвестного автора. 1900-е годы.

  
  -- Как патриот своей родины и глубоко принципиальный человек, он все же решил перед самой войной обратиться в морское министерство с письмом, в котором писал: "Из разговоров с людьми, вернувшимися недавно с Дальнего Востока, я понял, что флот предполагают держать не во внутреннем бассейне Порт-Артура, а на наружном рейде... Пребывание судов на открытом рейде дает неприятелю возможность производить ночные атаки. Никакая бдительность не может воспрепятствовать энергичному неприятелю в ночное время обрушиться на флот с большим числом миноносцев и даже паровых катеров. Результат такой атаки будет для нас очень тяжел, ибо сетевое заграждение не прикрывает всего борта, и кроме того у многих наших судов совсем нет сетей... Японцы не пропустят такого бесподобного случая нанести нам вред... Если мы не поставим теперь же во внутренний бассейн флота, то мы принуждены будем это сделать после первой ночной атаки, заплатив дорого за ошибку".
  -- Положение Тихоокеанского флота сразу же стало тяжелым, и Макарова действительно послали на Дальний Восток. 1 февраля 1904 г. он был назначен командующим Тихоокеанским флотом, в тот же день добился экстренного совещания в морском министерстве для решения ряда поставленных им вопросов и уже 4 февраля отправился в Порт-Артур.
  -- 24 февраля Макаров прибыл в Порт-Артур.
  -- Верный принципу активных действий, Макаров уже через день по прибытии в Порт-Артур выслал в море на разведку два миноносца, выход которых закончился встречей с японскими миноносцами и гибелью миноносца "Стерегущий". Узнав о тяжелом положении миноносца, Макаров немедленно перешел на быстроходный крейсер "Новик" и вместе с крейсером "Баян" направился на выручку "Стерегущего" и заставил японцев отступить.
  -- При каждом случае появления противника в районе Порт-Артура Макаров немедленно выходил со своей эскадрой в море, чего раньше не делалось. Миноносцы днем и ночью регулярно высылались в разведку. На подходах к базе была организована дозорная служба; проведены специальные мероприятия по защите рейда от прорыва миноносцев противника в районах, посещаемых японской эскадрой; были выставлены минные заграждения; корабли проводили практические стрельбы; было организовано систематическое траление фарватеров и рейдов перед выходом эскадры. Большой заслугой Макарова явилась организация перекидной стрельбы с внутреннего рейда через мыс Ляотешань по японским кораблям при их приближении к крепости, а также установка дополнительных береговых батарей при входе в гавань.
  -- В официальной истории русско-японской войны сказано: "нельзя обойти молчанием тех затруднений, с которыми пришлось бороться командующему флотом в отстаивании тех мер, которые он находил нужными для пользы дела и службы. Твердость адмирала Макарова и этой борьбе доходила до того, что он даже ставил не раз вопрос об оставлении им должности командующего флотом".
  -- Не лучше были отношения Макарова и с главнокомандующим русскими вооруженными силами на Дальнем Востоке адмиралом Алексеевым, находившимся в Мукдене. Макаров ценил и поощрял дельных, смелых, энергичных офицеров и решительно не терпел безинициативных, трусливых. После нескольких выходов в море он отстранил от должностей некоторых командиров кораблей, заменив их более способными. Главнокомандующий не согласился с этим решением и настаивал на его отмене или на замене некоторых командиров офицерами по его представлению. Макаров "новь не согласился и просил освободить в таком случае его от командования флотом. Только после этого главнокомандующий утвердил все требования Макарова, но все же поднял вопрос в министерстве об ограничении прав командующего флотом.
  

0x01 graphic

Броненосец "Петропавловск"

  
  -- 30 марта 1904 г. вице-адмирал Макаров послал миноносцы в ночной поиск к о. Эллиот с задачей атаковать обнаруженные корабли противника. Во время этого маневра 31 марта в 9 час. 30 мин. в двух милях от маяка на Тигровом полуострове броненосец "Петропавловск" подорвался на минах, поставленных минувшей ночью японскими кораблями, и затонул. Вместе с ним и большей частью экипажа погиб и вице-адмирал Макаров.
  -- Макаров был искусным воспитателем высокого боевого духа личного состава. Его любимый девиз "Помни войну" ценен именно потому, что Макаров понимал его как необходимость постоянно учить личный состав тому, что потребуется на войне, настаивал, чтобы корабли строились и оборудовались исходя из требований войны.
  

Из кн.: вице-адмирал Ю.А. ПАНТЕЛЕЕВ

  
  
  

0x01 graphic

Герб рода Макаровых

  
   Основные даты жизни и деятельности
  
  -- 1848, 27 декабря -- Родился в городе Николаеве Херсонской губернии.
  -- 1858, апрель-август -- Переехал в город Николаевск-на-Амуре в связи с переводом его отца в Сибирскую флотилию. Сентябрь -- Поступил в Морское училище в Николаевске-на-Амуре.
  -- 1861 -- На винтовом клипере "Стрелок" и винтовом транспорте "Манчжур" ходил из Николаевска в залив Де-Кастри и порт Дуэ.
  -- 1863, июль -- 1864, май -- В составе эскадры Тихого океана под флагом вице-адмирала А. А. Попова ходил к берегам Северной Америки.
  -- 1864, октябрь -- Возвратился из плавания в Морское училище (Николаевск-на-Амуре).
  -- 1865, 23 апреля -- Окончил Николаевское морское училище первым по успеваемости.
  -- 1866, ноябрь -- 1867, 31 мая -- На корвете "Аскольд" в составе эскадры контр-адмирала Ф. С. Керна перешел по маршруту Нагасаки -- мыс Доброй Надежды -- Кронштадт.
  -- 1867, 14 июля -- За выдающиеся успехи в науках произведен "не в пример прочим" вместо кондукторов корпуса штурманов в гардемарины. Июль -- Назначен в 1-й флотский экипаж Балтийского моря.
  -- 1867, 16 сентября -- 1868, 28 июня -- Ходил на корвете "Дмитрий Донской". Октябрь -- Опубликование в "Морском сборнике" первой научной работы: "Инструмент Адкинса для определения девиации в море".
  -- 1868, 17 сентября -- 1869, 25 мая-- На корвете "Дмитрий Донской" находился в заграничном плавании.
  -- 1869, 24 мая -- Произведён в мичманы.
  -- 1870, январь -- март -- Изобретение пластыря (шинкованного мата) для заделки пробоин судов. 14 января -- Назначен ревизором на винтовую шхуну "Тунгус". Март -- июнь -- Опубликовал в "Морском сборнике" статью "Броненосная лодка "Русалка"".
  -- 1871, 1 января -- Произведён в лейтенанты и награждён 200 рублями.
  -- 1872, 18 декабря -- Назначен в распоряжение вице-адмирала А. А. Попова.
  -- 1873, 17--21 декабря -- Находился в командировке в Вене, на Всемирной выставке, где в качестве экспоната был представлен изобретённый Макаровым пластырь.
  -- 1874, 24 августа -- 25 сентября -- Состоял флаг-офицером при вице-адмирале А. А. Попове.
  -- 1876, октябрь -- Назначен на Черноморский флот. 13 декабря -- вступил в командование вооруженным пароходом "Великий князь Константин".
  -- 1877, в ночь с 30 апреля на 1 мая -- Произвёл атаку четырьмя минными катерами (С. О. Макаров находился на катере "Минер") сторожевого судна на Батумском рейде. В ночь на 29 мая -- Совершил нападение минными катерами парохода "Константин" на турецкие корабли на Сулинском рейде. 12 августа -- Совершил нападение минными катерами парохода "Константин" на турецкие корабли, броненосец "Шевкет" у Сухума и повредил его. В ночь на 16 декабря -- Совершил нападение на турецкие броненосцы у Батума; во время атаки были применены торпеды[3].
  -- 1878, в ночь на 14 января -- Атаковал торпедами турецкий сторожевой пароход "Интибах" на батумском рейде и потопил его (первое в истории успешное боевое применение торпеды).
  -- 1879, 1 мая -- 1881, 21 мая -- Участвовал в Ахал-текинской экспедиции в должности заведующего морской частью при войсках, действовавших в Закаспийском крае.
  -- 1880, 29 октября -- Назначен командиром стационера "Тамань".
  -- 1881, 1 января -- Произведён в капитаны 1 ранга.
  -- 1882, 21 февраля -- Назначен флаг-капитаном Практической шхерной эскадры Балтийского флота.
  -- 1884, 14 мая -- Назначен флаг-капитаном Практической эскадры Балтийского флота.
  -- 1885, 17 сентября -- Назначен командиром корвета "Витязь".
  -- 1886, 24 мая -- 1889, 25 июня -- Командуя корветом "Витязь", находился в кругосветном плавании.
  -- 1890, 1 января -- За отличие по службе произведен в контр-адмиралы и назначен младшим флагманом Балтийского моря.
  -- 1891, 8 октября -- Назначен и. д. главного инспектора морской артиллерии.
  -- 1892, весна -- Изобретение приспособления на снаряды -- бронебойного колпачка, -- вскоре принятого во всех флотах под названием "макаровского колпачка".
  -- 1894, 7 ноября-- Назначен командующим эскадрой в Средиземном море.
  -- 1895, 1 января -- 20 мая -- Ходил с эскадрой из Средиземного моря в Тихий океан.
  -- 1896, 20 августа -- утверждён в должности старшего флагмана 1-й флотской дивизии.
  -- 1897, 30 марта -- Прочтение в Географическом обществе лекции "К Северному полюсу -- напролом". 29 июня -- 19 сентября -- Командировка С. О. Макарова к устьям Оби и Енисея. Декабрь -- Опубликован труд С. О. Макарова "Рассуждения по вопросам морской тактики".
  -- 1898, 17 октября -- Произведён спуск ледокола "Ермак" на реке Тайн в Ньюкасле.
  -- 1899, 21 февраля -- 4 марта -- С. О. Макаров вышел на "Ермаке" в море, совершив на нём первое плавание из Ньюкасла в Кронштадт. 6 декабря -- Назначен главным командиром Кронштадтского порта и военным губернатором города Кронштадта.
  -- 1901, 27 марта -- 30 августа -- Экспедиция С. О. Макарова, отправившаяся на "Ермаке" к Новой Земле и Земле Франца-Иосифа.
  -- 1904, 9 февраля -- Назначение командующим флотом в Тихом океане. 24 февраля -- Прибытие С. О. Макарова в Порт-Артур. 27 февраля -- Перенесение флага на эскадренный броненосец "Петропавловск". 4 марта -- Выход С. О. Макарова на миноносце "Боевой" на внешний рейд. 9 марта -- Организация С. О. Макаровым перекидной артиллерийской стрельбы через Ляотешан по японскому флоту. 13 марта -- Выход эскадры в море под флагом вице-адмирала С. О. Макарова в составе 22 кораблей. 14 марта -- Выход эскадры в море для маневрирования. 15 марта -- Отражение атаки японских миноносцев. 29 марта -- Выход эскадры в море под флагом командующего. 31 марта; 7 часов -- Выход на внешний рейд броненосца "Петропавловск", а затем и других броненосцев. 9 часов 39 минут -- Гибель "Петропавловска", подорвавшегося на мине.
  

0x01 graphic

  
   Литература:
  
   Книги и статьи, изданные до 1917 года
  
  -- Врангель Ф.Ф. Памяти С. О. Макарова. "Морской Сборник", 1904, N 7.
  -- Врангель Ф. Ф. Вице-адмирал С. О. Макаров. Биографический очерк. СПб, 1911 г., ч. 1, (317 стр.); 1913, СПб, ч. II, Изд. Главн. Морского Штаба.
  -- Грибовский В.Ю. Катастрофа 31 марта 1904 г.: [Гибель броненосца "Петропавловск"] // Гангут. - 1992. - Вып. 4.-С. 30-49.
  -- Ислямов. Пробное плавание "Ермака" на север в 1899 г. Записки по гидрографии т. XXIII, 1901 г.
  -- Бутаков. Памяти С. О. Макарова. "Морской Сборник", 1904 г., N 9.
  -- К. Житков. Светлой памяти Макарова. Известия общества офицеров флота, 1912, NN 5 и 7.
  -- Семенов В.И. Вице-адмирал Степан Осипович Макаров: [О рус. флотоводце С.О. Макарове (1849 - 1904)] // Мор. сборник. - 1994. - N 1-3.
  -- Семенов В. И. . Дедушка минного флота. Воен. Вестник, 1909.
  -- Семенов В. И. . Адмирал Макаров. "Вестник Европы", 1910, N 3. То же, отдельное издание М. О. Вольфа, 1913.
  -- А. Шторре. Памяти С. О. Макарова, "Вестник Европы", 1910, N 3.
  -- В. П. Шмидт. Гибель эскадренного броненосца "Петропавловск". "Морской Сборник", 1911, N 9.
  -- В. П. Шмидт. Из воспоминаний минного офицера на броненосце "Петропавловск", СПб, 1913 г.
  -- Деятельность адмирала Макарова в Тихом океане. "Морской Сборник", 1912, NN 7 и 9.
  -- Вице-адмирал Макаров. Биограф, очерк. Кронштадт, 1912 г.
  -- Ю. Шокальский. Памяти адмирала С. О. Макарова. Записки по гидрографии, т. XXXVIII, вып. 2, СПб, 1914.
  
   Книги и статьи, изданные после 1917 года
  
  -- Деятельность вице-адмирала С.О. Макарова в судостроении. -Л.: Судостроение, 1977. - 255 с.: ил.
  -- Лурье А.Я. С.О. Макаров (1848 - 1904). - М.: Воениздат, 1949. - 304 с.: ил. Макаров С.О. Документы. Т. 1 - 2 / Под ред. А.А: Самарова. - М.:
  -- Военмориздат, 1953-1960. Макаров С.О. Рассуждения по вопросам морской тактики. - М.: Воениздат, 1943. -516 с.: ил.
  -- Морские сражения русского флота: Воспоминания, дневники, письма / Сост. В.Г. Оппоков. - М.: Воениздат, 1994. - С. 365- 459.
  -- Островский Б.Г. Адмирал Макаров. - 2-е изд., испр. и доп. - М.: Воениздат, 1954. - 343 с.: ил.
  -- Потапов Ю.П. Степан Осипович Макаров: (1848 - 1904). -Л.: Наука. Ленингр. отд-ние, 1982. -213 с.: ил.
  -- Семанов С.Н. Макаров. - 2-е изд., испр. - М.: Мол. гвардия, 1988 - 287 с.: ил. - (Жизнь замечат. людей. Сер. биогр.; Вып. 1(515)).
  -- Шишов А.В. Флотоводец и ученый вице-адмирал Степан Осипович Макаров. - М.: Знание, 1989. - 64 с.- (Новое в жизни, науке и технике. Сер. "Защита Отечества" ; N 7).
  
  

0x01 graphic

Евангелие.

1653 г.

  
  

ДУХОВНЫЕ ЗАДАНИЯ ДЛЯ РУССКОГО ЧЕЛОВЕКА

  
  

Развитие самостоятельности и инициативы

  
   Самостоятельность и иждивенчество - два противоположных качества личности.
  
   Инфантилизм - болезненное наследие иждивенчества и опеки со стороны родителей.
   Педагогические взгляды здесь расходятся в разные стороны: от предоставления безграничной свободы ребенку до мелочной регламентации его во всем.
  
   Отчасти это объясняется родительским эгоизмом, о котором В. Янчевецкий писал так: "Родители - эгоисты, они хотят тишины и покоя: шум, крик ребенка их раздражает, они требуют, чтобы он тихо сидел в углу за книжкой или с куклой, не прыгал, не мешал. Если ребенок слишком расшумится, его наказывают или бьют". (Янчевецкий В. Воспитание сверхчеловека. - СП б., 1908. - С.12).
  
   И то и другое вредно:
   - во-первых, неокрепший детский (подростковый, юношеский) характер весьма склонен к негативным уклонениям;
   - во-вторых, ранняя регламентация подавляет личность и превращает ее в послушный одушевленный механизм, марионетку в руках других людей.
  
   "Самый главный паралич оригинальности, это царящий принцип и в школе, и в жизни, что перед старшим, перед начальством никто "не должен сметь свое суждение иметь".
  
   Начальство обо всем позаботится, начальство все знает", - так характеризовалась педагогическая установка начала ХХ века. (Янчевецкий В. Воспитание сверхчеловека. - СП б., 1908. - С.16).
  
   Воспитание к самостоятельности и инициативе - это разумная педагогическая перспектива и стратегия, уходящая корнями в далекое прошлое нашего народа.
  
   (См.: Демков М. О древнерусском воспитании // Педагогический сборник. Часть неофициальная. - СП б., 1895. - N10 - С.283 - 309; Милюков П. Очерки по истории русской культуры. Ч.3. Национализм и общественное мнение. Вып. 1. - СП б., 1901; Горский А.А. Древнерусская дружина. - М., 1989; Погодин М. Исследования, замечания и лекции о русской истории. т.1 - 3. - М., 1846; Корененко К.И. Просвещение и школы в России в ХVII веке. Исторический обзор возникновения и развития школ в России со времен введения христианства до царствования Петра Великого. - Севастополь, 1911; Козловский И.П. История русского просвещения. - Ростов - на - Дону, 1916; Ковалевский П.И. Русский национализм и национальное воспитание. В 2 - х ч. - СП б., 1912; Устрялов Н. Русская история. Изд. 5 - е. В 2-х ч. - СП б., 1845 и др.).
  
   Упреждая проявление возрастных потребностей и способностей, родители и воспитатели должны формировать соответствующую готовность для самостоятельного проявления личности.
  
   Мы вправе говорить о возрастном раскрытии потребностей и способностей, их изменении во время роста и развития человека на основании данных психофизиологии, возрастной психологии и педагогики, социологии и других наук.
  
   (См.: Вертинский И.Я. Русские письма о счастливой жизни по ее возрастам. - СП б., 1848; Раумер К.Ф. История воспитания и обучения от возрождения классицизма до нашего времени. - СП б., 1875; Сикорский И.А. Всеобщая психология с физиогномикой в иллюстрированном изложении. Изд. 2 - е. - Киев, 1912; Гернет М.Н. Социальные факторы преступности. - М., 1905; Прейпер В. Духовное развитие в первом детстве с указаниями для родителей о его наблюдении. - СП б., б., 1894; Чемберлен А.Ф. Дитя. Очерки эволюции человека. Ч.1. - М., 1911; Холл С. Инстинкты и чувства в юношеском возрасте. - СП б., 1913 и др.).
  
   Самостоятельность - качество весьма ценное всегда и везде, в военной школе имеет особое значение.
  
   Ничто не может стать достоянием личности без самостоятельного труда: мысль не получит своей оценки без ее обдумывания, навык не сформируется без труда, убеждение не окрепнет в борьбе с иными взглядами, опыт не придет к человеку, не желающему трудиться.
  
   Все наши достижения - плод самостоятельной работы и самостоятельности.
  
   Все же, обретенное без труда, не имеет достойной цены, не ценится ни самим человеком, ни другими, да и не пребывает долго ни в недрах нашего сознания, ни в нашем обиходе.
  
   Иисус Христос сказал: "Познайте истину, и истина сделает вас свободными".
  
   Вот почему мы должны стремиться к Истине, развивать сознание свободы, чувство ответственности и умение владеть своей свободой (См.: Зеньковский В.В. Педагогика. - Париж-Москва, 1996. - С.42,43).
  
   Инициатива - весьма ценное качество как в мирное, так и в военное время.
  
   В "Военной энциклопедии" 1911 г. о ней говорилось так: "Инициатива - (почин, упреждение, от лат. Initium - начало) - способность к самостоятельной независимой деятельности, понимаемая в двояком смысле: упреждение действий противника или принятия решения без указания начальства, но сообразно обстановке".
  
   В первом случае инициатива выражается в быстро соображенном и выполненном действии, предупреждающем намерения противника и заставляющем его сообразовываться с нашими действиями.
  
   Овладевает инициативой тот из противников, кто быстрее решается и более умело выполняет свои предположения.
  
   Инициатива создает для противника элемент внезапности, неожиданности, случайности, расслабляюще влияя на нравственную сторону, на силу воли противника, озадачивает его, заставляет угадывать чужие намерения и обстановку; захвативший инициативу, приобретает господство над мыслью и волею противника, он действует, как когда и где ему вздумается, делает то, что ему кажется выгодным, словом до некоторой степени сам создает обстановку.
  
   Во 2-ом случае инициатива проявляется в том, что каждый частный начальник должен без указания свыше принять самостоятельное решение для достижения общей цели, если бы даже оно противоречило ранее отданному распоряжению старшего начальника, но соответствовало обстановке; это - так называемая частная инициатива (частный почин)".
  
   Нет смысла говорить о том, что подобная оценка инициативы не утратила и сегодня своего значения.
  
   Инициативу нужно предметно воспитывать.
  

Воспитание культуры речи ... школой "молчания"

  
   Плутарх в описании жизнедеятельности Ликурга приводит поучительный факт спартанского воспитания:
  
   "Детей приучали ... выражаться кол­ко, но в изящной форме и в немногих словах - мно­гое. Ликург ... дал железной монете при ее огромном весе незначительную ценность (Ликург заменил маленькую золотую монету большой(неподъемной) железной монетой и этим свел на нет товарно-денежные отношения в Спарте); совер­шенно иначе поступил он с "монетой слов", - он хо­тел, чтобы немного простых слов заключали в себе много глубокого смысла.
   Заставляя детей подолгу молчать, он приучал их давать меткие, глубокомыс­ленные ответы; не знающая меры болтливость делала разговор пустым и глупым. Когда один афинянин стал смеяться над короткими спартанскими мечами и говорил, что фокусники легко проглатывают их на представлениях в театре, царь Агид сказал: "Это, однако, не мешает нам нашими короткими мечами доставать неприятелей" (Плутарх. Избранные жизнеописания. В 2 т. Т. 1. - С.111).
  
   Знание русской национальной психологии и жизненные наблюдения позволяют нам, вслед за А.Н. Островским (пьеса "Гроза"), с горечью констатировать, что не только в Калинове (городке, где происходят действия), но и в России в целом, любят поговорить.
  
   Но это не спартанская речь, а "славо-словие", "суе-словие", "праздно-словие", "пусто-словие", "преко-словие" и, наконец, "скверно-словие" (См.: Островский А.Н. Гроза. - В кн.: Фонвизин Д.И., Грибоедов А.С., Островский А.Н. Избр. соч. - М., 1989. - С.236 - 286).
  
   Наших людей, видимо, больше надо учить молчать и обдумывать услышанное, чем торопить их высказываться.
  
   Почему бы нам не позаимствовать опыт школы Пифагора, который устраивал своим ученикам "экзамен молчания"?
  
   Основанная Пифагором школа должна была держаться на гармонии мышления, чувствования и желания. Он не признавал необходимости сообщать науку всякому, а принимал в школу только после исследования внимания будущего ученика и взятия с него клятвы молчания: ученик должен быть безмолвно внимать своему учителю в течение 3 - х лет.
   Проходивший такое испытание молча слушал поучения своего учителя и должен был только изучать излагаемое им, воздерживаясь при этом от всяких вопросов. В часы поучений ему даже не дозволялось смотреть в лицо учителю.
   Спустя 3 года выдержавшие данное испытание переводились в тесный кружок учителя и получали право высказывать свои мысли и даже просить объяснения непонятного. (См.: Модзалевский Л.Н. Очерк истории воспитания и обучения с древнейших до наших времен.ч.1. - СП б., 1892. - С.71 - 72).
  

Преодоление "умствующего невежества"

  
   Близко к русскому "суе-словию" и "пусто-словию" стоит "умствующее невежество".
  
   Персонажи этого типа известны нам по чеховским рассказам: отставной урядник раннего чеховского рассказа ("Письмо к ученому соседу") - первый в длинной и пестрой веренице персонажей, умствующих невежд, "печенегов", доморо­щенных мыслителей, бурбонов, которые видят в любом "инакомыслии" опасную смуту и крамолу.
  
   Унтер Пришибеев - родной брат отставного урядника, обращавше­гося с письмом к ученому соседу. Унтер в нем полностью заслонил чело­века. Он даже не говорит, а "отчеканивает каждое слово, точно командуя".
   У него "хриплый, придушенный голос", но он и сам готов придушить любого, в ком встречает малейшее непослушание и своеволие. Вот уже пятнадцать лет, как он пришел со службы и, нигде не служа, доброволь­но взял на себя роль главного надсмотрщика и надзирателя.
   Пришибеевское в унтере-то, что сильнее его самого.
  
   Это страшная сила привычки подавлять, запугивать или - пользуясь фамилией унтера - "пришибать" людей.
  
   Куда более опасное явление, имеющее место среди людей "просвещенных" - "полуинтеллигентность".
  
   По характеристике И.А. Ильина: "Полуинтеллигент есть человек весьма типичный для нашего времени. Он не имеет законченного образования, но наслушался и начитался достаточно, чтобы импонировать другим "умствен­ною словесностью".
  
   В сущности, он не знает и не имеет ничего, но отнюдь не знает, где кончается его знание и умение.
  
   Он не имеет своих мыслей, но застращивает себя и других чужими, штампованными формулами; а когда он пытается высказать что-нибудь самостоятельное, то сразу обнаруживает свое убожество.
  
   Сложность и утонченность мира, как предмета, совершенно недоступна ему: для него все просто, все доступно, все решается с плеча и с апломбом.
  
   Главный орган его - это чувственное восприятие, обработанное плоским рассудком. Духа он не ведает; над религией посмеивается; в совесть не верит; чест­ность есть для него "понятие относительное"".
  
   Зато он верит в технику, в силу лжи и интриги, в позволенность порока.
  
   "Полунаука, - пишет Ф.М. Достоевский, - самый страшный бич человечества, хуже мора, голода и войны. Полунаука - это деспот, каких еще не приходило до сих пор никогда. Деспот, имеющий своих жрецов и рабов, деспот, перед которым всё преклонилось с любовью и с суеверием, до сих пор немыслимым, перед которым трепещет даже сама Наука и постыдно потакает ему" ("Бесы").
  
   И при этом он знает о своей полуинтеллигентности: он обижен ею, он не прощает ее другим, он завидует, мстит и добивается во всем первенства: он ненасытно честолюбив и властолюбив. И легко усваивает и практикует искусство - играть на чужой, на массовой зависти.
  
   Насколько опасно "штампированное" мышление можно судить по роли стереотипа: поскольку реальная действительность слишком обширна и сложна, человек, как правило, пользуется простыми моделями для оценки окружающей его действительности, прибегая к определенным стандартам - оценкам, стереотипам.
  
   Эти стереотипы облачаются в форму пословиц - поговорок, крылатых выражений, ярлыков, прозвищ и т.п.
  
   Стереотип - это не только оценочно - классификационное суждение, но и сильнейший стимул, ибо вызывает у человека реакцию - чувство в виде симпатии, антипатии, сострадания, любви, ненависти, поступка, действия и т.п.
  
   Для "штампированного" мышления все сводится к простой схеме: "стимул - реакция".
   Процесс осмысления, критического анализа или вовсе исключается, или же сводится к простому выбору: "свой" - "чужой", "за" - "против", "хорошо" - "плохо" и т.п. При таком типе контрастного и "скорого" мышления собеседнику (зрителю, слушателю) можно без особого труда навязать любую мысль и толкнуть на самое безрассудное и гиблое дело.
  
   Всем известно, как часто и безусловно срабатывал клич: "Наших - бьют!"
  
   Вот почему в русской педагогике следует последовательно и энергично вести борьбу против целого ряда негативных проявлений "умствующего невежества".
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  

 Ваша оценка:

По всем вопросам, связанным с использованием представленных на ArtOfWar материалов, обращайтесь напрямую к авторам произведений или к редактору сайта по email artofwar.ru@mail.ru
(с) ArtOfWar, 1998-2015