ArtOfWar. Творчество ветеранов последних войн. Сайт имени Владимира Григорьева

Каменев Анатолий Иванович
Наставление Сунь-цзы

[Регистрация] [Обсуждения] [Новинки] [English] [Помощь] [Найти] [Построения]
 Ваша оценка:


  
  
  
  

Пусть врежутся в памяти вашей правила эти:

  
   Нельзя решаться на бой, не сделав предварительно глубоких соображений и расчета...
   У вас самих наведет на крайнюю осторожность, неутомимую бдительность, заботливость и внимание...
   Один введет единство во всех частях своей армии, другой его расстроит, если оно уже было введено...
  
   Убедитесь, что сила армии зависит много от ее предводителя...
   Всмотритесь в вашего противника, узнайте, с кем имеете дело...
   Всмотритесь в сильные и слабые стороны своей армии и неприятельской, прежде чем, решитесь вступить в бой...
   Искусство разузнавать, что делается у неприятеля, и искусство скрывать все, что у вас делается, вам необходимо на каждом шагу...
   Наблюдайте за всем, что делает неприятель, хотя глаза ваши не видят так далеко...
   Слушайте речи неприятеля, хотя он дальше границ вашего слуха; будьте свидетелем всех его поступков, войдите в глубь его сердца, чтобы знать его страхи и надежды...
  
   Проникните во все хитрости неприятеля, если вы осторожны, если наблюдаете за всеми его движениями, выходками, за всем его поведением...
   Если неприятель сумеет обманывать вас на каждом шагу, вы будете двигаться по его желанию, вы будете от него зависеть...
  
   Соберите совет своих высших подчиненных и спросите, как они думают об этом, но соберите их не за день или за два, а на самом поле сражения, когда уже готовы к бою...
   Если совет единодушно будет согласен с вами, не доверяйте ему окончательно, вглядитесь в ряды вашей армии, готовой к бою...
  
   Предчувствие масс не обманчиво: победа или неуспех будут ясно начертаны на большинстве масс и, если вы заметите тревожное чувство, отложите бой до другого времени...
   Если вы слишком близко к противнику - отодвиньтесь; идут он на вас - отступайте...
   Худо, если неприятель знает, где есть ваши пункты: это свяжет ваши действия...
  
   Вы должны осмотреть местность: какие она вам может представить выгоды и какие невыгоды, какие препятствия представить неприятелю и как он может преодолеть их...
   Хорошо выбранный лагерь - предвестник победы; хорошая вода и здоровый воздух, при доброкачественной пище, вселяют в солдата бодрость и силу...
  
   Генерал должен любить простого солдата, как и офицера...
  
   Старайтесь поддерживать единство в частях вашей армии, удаляя враждебность, не допуская интриг, стараясь сблизить начальника с подчиненными, чтобы они составляли семейство, где начальник для одних - отец, для других - старший брат...
  
   Осматривая ряды вашей армии, всматривайтесь, нет ли пустоты, которую нужно пополнить, нет ли излишка, который нужно уменьшить, и что чересчур высоко, постарайтесь опустить, что слишком низко - поднять...
   При соображениях ваших, дать бой, или нет, не упустите из вида настоящее положение вашей армии...
  
   Неприятель не должен знать ни дня, ни часа боя; выгоднее дать бой, когда он истомлен, отдыхает после трудов больших, а вы придете к нему со свежими силами...
   Идя на бой, все лишние вещи оставьте, облегчите как можно людей...
  
   Обратите внимание на скорую и верную передачу приказаний во время боя: это должно делаться быстро...
   Войска свои не вводите вдруг в дело, а постепенно, чтобы неприятель не знал, с какою по числу войск армиею имеет дело...
  
   Вступив на землю неприятельскую, лучше кормить армию неприятельскими запасами, чем своими; лучше покупать их за деньги, чем подвозить свои...
   Для государства легче недостаток денег, чем недостаток продуктов...
  
   Неприятельский народ вооружают и могут довести его до ненависти, и тогда вам придется иметь дело не с одной армией, а с целым народом...
   Если неприятель, доведенный до отчаяния, решается пробиться или погибнуть, не вступайте с ним в бой и пропустите его...
   Отчаяние - сила кратковременная, но страшная, и за ней следует упадок сил...
  
   Не ожесточайтесь чересчур: вы себя этим можете погубить и сами создадите для себя затруднения...
   Сохранять владения и все права вашего государя - ваша первая и главная обязанность; отнимать земли у неприятелей вы должны только в крайности...
  
   Не ленитесь идти за малой выгодой, если надеетесь получить ее без всякой потери...
   Если защищаете какое-то место, но не надеетесь удержать его, уступите: бойтесь поставить армию свою, через свое упрямство, нам край гибели...
  

0x01 graphic

  

ИНСТРУКИЯ ГЕНЕРАЛАМ

Сунь-цзы

   Справка:
  
  -- В половине прошлого столетия, французский военный министр Бертень поручил бывшему в Китае миссионеру Амиоту перевести лучшие сочинения китайцев о военном искусстве. Амиот представил в переводе сочинение китайского полководца Сунь-цзы, которое в I772 году было напечатано в "Mtmoires de l' Academie des Sciences".
  -- Генерал Сунь-цзы, знаменитый полководец дома Ву, жил в начале III столетия по Рождестве Христовом, когда Китайская империя, после династии Хань, распалась на части. Он оставил сочинение о высшем военном искусстве, которое до сих пор считается лучшим в Китайской империи, а потому оно, по вековому обычаю государства,включено в общую книгу законов человеческих познаний.
  -- Кто хочет получить высшее звание в военном управлении, тот должен написать толкование или разбор одной из глав сочинения Сунь-цзы, и по тому толкованию или разбору военный ученый совет решает, может ли занявший занять высшую должность, т.е. достаточно ли он понимает правила высшего военного искусства, науку начальника, науку полководца.
  -- Хотя каждая из глав этого сочинения имеет особое значение, но название не вполне соответствует содержанию. Можно предполагать, что то были инструкции полководца своим ближайшим подчиненным перед началом какой-либо войны, в которых он хотел их ознакомить со своим образом мыслей, со своими требованиями, чтобы они лучше могли понимать его распоряжения, образ действий и не торопились судить, а тем менее осуждать его. Вероятно, каждая новая инструкция требовалась для того только, что он не считал себя достаточно понятым ими по возникавшим вопросам. Поэтому одна и та же мысль переходит по всем главам, но в каждой получает новое развитие.
  -- Нельзя не сознать в Сунь-цзы умение схватить важные черты жизни полководца, умение отделить все неизменяемое в военном искусстве от изменяемого, тактического, так что, несмотря на I6 веков, протекших с того времени, когда он жил, правила его кажутся как будто написанными для настоящего времени, и полководец, действующий по его понятиям, не был бы хуже позднейших гениальных полководцев.
  -- Сочинение Сунь-цзы, представленное здесь, без разделения на главы, в извлечении из французского перевода, в сжатом виде, чтобы многоточием не отнимать времени, не обременять память читателей и не затмевать пространными рассуждениями те мысли Сунь-цзы, которые своей ясностью и убедительностью легко представляются воображению и которые в простом виде, вероятно, будут более нравиться всем моим военным товарищам, для которых перевод этот предпринят и которых любознательности и снисхождению этот труд посвящается.

Срезевский,

костромского пехотного полка подполковник.

Военный сборник. - I860. - N6 . - с.330 - 342

  
  
  
   Во все времена война и сражение считались чем-то хорошим; но уверяю вас, что война и сражение принадлежат к таким действиям, которые чем более отдаляются от добра, тем более приближаются к худому и гибельному, как вообще все действия, у которых конец - или полный успех, или совершенная гибель.
  
   Выигранное сражение доставит вам много; проигранное может вас погубить.
  
   Поэтому нельзя решаться на бой, не сделав предварительно глубоких соображений и расчета, можете ли вы успеть, ибо вступать в сражение имеете право только с полной уверенностью в успехе.
  
   Припомните действия весов и меры счисления и не ошибитесь.
  
   Не забывайте, что от вашей ошибки зависит гибель тысяч и благосостояние миллионов людей.
   Будьте осторожны.
  
   Когда вам предлагают пост полководца и вы, после уединенного совещания с вашей совестью, решились принять оный, то после того не можете ничем отговариваться: ни необразованием своей армии, ни неимением хороших помощников, ни усердием исполнить неисполнимую волю своего владыки.
  
   Такой образ поведения доставит вам высокое уважение ваших подчиненных и всего отечества, а вас самих наведет на крайнюю осторожность, неутомимую бдительность, заботливость и внимание.
  
   Соображения ваши, решаясь на бой, должны быть основаны на отношении ваших сил к силам неприятельским и на отношении ваших способностей к способностям противника вашего.
  
   Вы не должны смотреть пристрастно ни на свою армию, ни на армию неприятеля, ни на себя, ни на противника.
   Вы должны понять его, из его действий.
  
   Армия зависит от полководца.
  
   Если каждый из вас получил бы по I0.000 людей, казалось бы, что вы все имеете равные силы - на деле не так выходит.
  
   Армия есть сумма разнородных сил, а общая сила зависит от того, как вы сумеете употребить их, ими воспользоваться.
   Не так легко поставить каждого на свое место, дать каждому соответствующее занятие.
  
   Один из вас:
  
   - сумеет в подчиненных своих возвысить дух, укрепить любовь к отечеству,
   - возбудить стремление к славе;
   - другой надменностью или равнодушием все это может усыпить и довести подчиненных до того апатического состояния, что они будут заботиться лишь только о том, чтобы за действия свои не подвергнуться ответственности.
  
   Один из вас:
  
   - сумеет внимательностью к трудам, способностям и подвигам других отыскать себе хороших помощников;
   - другой, к несчастью, сумеет отбить охоту трудиться у самых деятельных и способных.
  
   Один из вас:
  
   - сумеет ввести дисциплину;
   - другой испортит ее совершенным бесстрастием, послаблением, суетливостью и тем, что забывает или часто применяет свои приказания, не требует или не следит за исполнением их или требует не того, что было приказано.
  
   Один введет единство во всех частях своей армии, другой его расстроит, если оно уже было введено.
   Один допустит кому - либо управлять собою, другой будет упорно отвергать все чужие мнения.
   Один успеет заслужить всеобщее уважение, приобретет доверие неограниченное; другой никогда не достигнет этого.
  
   Убедитесь, что сила армии зависит много от ее предводителя.
  
   Всмотритесь в вашего противника, узнайте, с кем имеете дело;
   не судите по одной численности; не ошибитесь.
  
   Всмотритесь в сильные и слабые стороны своей армии и неприятельской, прежде чем, решитесь вступить в бой: вам это нужно, чтобы сообразить ваш тактический образ действий в бою и выбор местности для боя, с тем, чтоб, по возможности, уклониться от сильного неприятеля, а своею силою воспользоваться.
  
   Припомню вам некоторые из подобных соображений:
  
   - если у вас много стрелков, встречая неприятеля, расположите их так, чтобы неприятель как можно более понес вреда;
   - но опасайтесь ночных нападений, когда сила стрелков бесполезна;
   - примите все меры, чтобы уклониться от ночных нападений или задержать его до рассвета.
  
   Если у вас больше, чем у противника вашего колесниц и коней, выбирайте места для боя ровные, не пересеченные, в которых они могли бы оказать наибольшую пользу.
  
   Если у вас мало стрелков, обратите все внимание на нападения ночные, при лунном свете, когда стрелки неприятельские не могут вам сделать много вреда.
  
   Если у вас мало колесниц и коней, не принимайте бой в позициях ровных, открытых, не пересеченных, где неприятель может иметь много выгод: вы этим заставите часть сил его остаться в бездействии.
  
   Искусство разузнавать, что делается у неприятеля, и искусство скрывать все, что у вас делается, вам необходимо на каждом шагу.
  
   Если вы этими искусствами владеете, вы полководец превосходный, если нет - судьба ваша на шаг от гибели.
  
   Примите всякие меры, чтобы получать верные сведения о неприятеле; чем успешнее будете достигать этого, тем действия ваши будут вернее; в противном случае, легко сделаться жертвою своих ошибочных соображений.
  
   Наблюдайте за всем, что делает неприятель, хотя глаза ваши не видят так далеко; слушайте его речи, хотя он дальше границ вашего слуха; будьте свидетелем всех его поступков, войдите в глубь его сердца, чтобы знать его страхи и надежды.
  
   Вы проникните все его хитрости, если вы осторожны, если наблюдаете за всеми его движениями, выходками, за всем его поведением.
  
   Вы ничего не должны упускать из виду, а сами - скрыть от него свои силы, действия, намерения.
  
   Надобно стараться, чтобы он думал; что вы расположены невыгодно, когда вы имеете много выгод, что вы в бездействии, когда вы работаете, что вы далеко, когда вы от него близко, что вы слабы, когда вы сильнее его, что вы терпите нужду, когда вы в довольстве, что вы избегаете боя, когда вы готовитесь дать сражение.
  
   Если неприятель сумеет обманывать вас на каждом шагу, вы будете двигаться по его желанию, вы будете от него зависеть, расположите войска свои на месте, для вас невыгодном, будете искать боя, когда победа должна быть на его стороне, дадите бой на месте, для вас неудобном, где, по соображениям тактическим, невыгодно для вас отступление, где, по необходимости, вы разъедините части своей армии.
  
   Все исчисленные преимущества неприятеля будут на вашей стороне, если лучше его овладеете искусством обманывать.
  
   Меры, какие вы употребите, чтобы скрыть от неприятеля свои силы, действия, намерения, и открывать все, что у него делается, представляю вашей мудрости, глубокомыслию и просвещению; только помните, что для этого ничего жалеть нельзя, что таких важных предметов нельзя упустить из внимания.
  
   А если вы успеваете в тои и другом, поздравляю вас с победами: хотя бы вы вели I00 войн, I00 раз вы останетесь победителями; хотя бы вы были гораздо слабее неприятеля, раньше или позже перевес сил будет на вашей стороне.
  
   Обратимся снова к бою: вы не должны ничего упускать из вида, чтобы соображения ваши были верны: вступить ли вам в бой, или не вступить.
  
   Если бы, по вашим соображениям, можно решиться на бой, не доверяйте им, соберите совет своих высших подчиненных и спросите, как они думают об этом, но соберите их не за день или за два, а на самом поле сражения, когда уже готовы к бою.
  
   Если соберете раньше, немудрено, что неприятель будет знать о вашем намерении и примет меры, которые не принимал бы без этого.
  
   И если совет единодушно будет согласен с вами, не доверяйте ему окончательно, вглядитесь в ряды вашей армии, готовой к бою.
  
   Предчувствие масс не обманчиво - поверьте моей многолетней опытности - победа или неуспех будут ясно начертаны на большинстве масс и, если вы заметите тревожное чувство, отложите бой до другого времени.
  
   Не давая сражений, вы можете одерживать победы: вы своими действиями с малочисленно.
  
   Армией можете изнурить многочисленное войско, особенно полководца недаровитого.
  
   Вы можете его беспокоить тысячами способов:
  
   - фальшивыми атаками, фальшивыми приготовлениями к бою,
   - нападениями на его транспорты, на его обоз, на фуражиров, особенно, если имеете хороших партизанов,
   - если введена искусная система разведывать и основательно получаемые известия скоро доводятся до вашего сведения;
   - вы можете дразнить неприятеля тысячами способов, разбивать его по частям, отнимать у него все необходимое, отвлекать от всего полезного.
  
   Если вы слишком близко к нему - отодвиньтесь; идут он на вас - отступайте.
  
   Если у вас есть запасы на I0 дней, вы I0 дней можете действовать свободно, не заботясь, в тылу ли вы у него, или в боку; но к исходу запасов вы должны быть там, где их можно получить.
  
   Пусть идет он вперед: каждый шаг вперед для него становится труднее; чем лучше вы его беспокоите, тем больше у него явится больных и отсталых, тем затруднительнее будет для него движение вперед.
  
   Если он будет искать боя, вы уклоняйтесь; если у вас хороши расследователи, вы не допустите напасть на вас врасплох, но, пока еще он сделает распоряжение напасть на вас, вы можете быть там, где он и не предполагает.
  
   Он будет изнуряться напрасно и большего вреда вам не сделает.
  
   Но если лагерное место ваше очень выгодно, а противник так раздражен, что хочет дать бой, вы подумайте, нельзя ли его принять.
   Местность может прибавить вам силы; неприятель может заставить вас уступить место, но с такими потерями, от которых не скоро поправится, так что вы получите перевес в силах.
  
   Кто владеет искусством выбирать лагерные места, на которых выгодно дать бой, тот часто остается победителем.
  
   Император Тиуен - Юень (Гоанг - ти, основатель Китайской империи) владел вполне этим искусством и всегда побеждал своих противников.
   Он никогда не нападал на них, а только принимал бой в своем лагере, и кто нападал на него, тот наверно был разбит со страшными потерями, которых уже исправить было невозможно.
  
   Выбор лагерного места, особенно в котором вы хотите принять бой, никому не поручайте: это предмет такой важности, который вы сами должны решить.
  
   При выборе лагерного места представляется много соображения, из которых многие не должны быть известны даже вашим близким приближенным.
  
   Выбором этим вы можете неприятеля от тех пунктов, которые для вас важны, отдалить, а себя приблизить.
  
   Худо, если неприятель знает, где эти пункты: это свяжет ваши действия.
  
   При этом другой предмет, обращающий на себя внимание - самая местность.
   Вы должны осмотреть: какие она вам может представить выгоды и какие невыгоды, какие препятствия представить неприятелю и как он может преодолеть их.
  
   Местность эта должна быть выгодна для избранного вами тактического образа действий и невыгодна для неприятеля.
   Вы обратите внимание, как выгодами воспользоваться, а невыгоды уничтожить.
   Вы обратите внимание, где что нужно сделать, где что сделать прежде, а где после.
   Вам придется от иного близкого удалиться, к иному далекому приблизиться.
  
   Вы не забудете подумать о пути вашего отступления и о времени, когда вы должны будете начать его, о местности, которая облегчит ваше отступление, и как ею воспользоваться, чтобы удержать неприятеля, а отступление произвести в порядке.
   Вы должны подумать о тех пунктах, которые для вас будут особенно важны, когда придется неприятелю отступить, и как принудить его к быстрому, беспорядочному, изнурительному отступлению.
   Местность может быть для вас и в том вредна и полезна, что она или позволяет неприятелю легко наблюдать за вами, или будет непроницаема для его расследователей.
  
   Худо, если ваша местность пересечена ручьями, которые, наполнившись в несколько часов, разъединит на время части вашей армии или будут препятствовать отступлению: неприятель может этим воспользоваться.
  
   Необходимые условия лагерного места - хорошая вода и чистый воздух.
  
   Вам не годится для лагеря места смерти, где человек терпит много от непостоянства воздуха, где чуть заведутся болезни, развиваются быстро.
  
   Хорошо выбранный лагерь - предвестник победы; хорошая вода и здоровый воздух, при доброкачественной пище, вселяют в солдата бодрость и силу; лишения, болезни, страдания изнуряют человека, делают его малодушным, отнимают бодрость.
  
   Худо, если вы доведете свою армию до этого.
   При всех ваших занятиях, вы не забудете заботиться об армии вашей.
  
   Генерал должен любить простого солдата, как и офицера.
  
   Но тот, кто
  
   - не смеет наказывать,
   - смотрит сквозь пальцы на беспорядки,
   - не решается на важное,
   - боясь, чтобы его люди не устали,
  
   очень легко может погибнуть и погубить армию.
  
   Если хотите, чтобы люди были полезны:
  
   - не допускайте лености,
   - давайте всегда занятие, работу,
   - держите в постоянной деятельности,
   - не утомляя без меры, не доводя до такого состояния, когда люди станут ослабевать в силах.
  
   Не позволяйте офицерам быть жестокими.
  
   Дисциплина вводится строгостью:
  
   - но, чуть она введена, берегитесь своею оплошностью испортить ее;
   - тогда вам снова придется прибегнуть к наказаниям, без которых вы обошлись бы, если бы не допустили оплошности.
  
   Старайтесь поддерживать единство в частях вашей армии, удаляя враждебность, не допуская интриг, стараясь сблизить начальника с подчиненными, чтобы они составляли семейство, где начальник для одних - отец, для других - старший брат.
  
   Состояние вашей армии не считайте всегда одинаковым: четыре времени года не одинаково сменяют одно другим, не на одной точке всегда восходит и заходит солнце, не всегда луна блестит одним светом.
  
   Осматривая ряды вашей армии, всматривайтесь, нет ли пустоты, которую нужно пополнить, нет ли излишка, который нужно уменьшить, и что чересчур высоко, постарайтесь опустить, что слишком низко - поднять.
  
   Во всяком случае, не забывайте, что состояние армии походит на текущую воду и вполне зависит от вас.
   Если источник возвышен - ручей течет быстро; если источник низок - движение реки едва заметно.
   Вы можете заставить реку выйти из берегов, построив плотину, и можете, прорвав плотину, дать движение в данное время быстрее обыкновенного.
  
   Вы должны походить на художника, который все, что видит и слышит и понимает, относит к своему произведению, и всем пользуется, чтобы его довести до наивысшей степени совершенства.
  
   При соображениях ваших, дать бой, или нет, не упустите из вида настоящее положение вашей армии.
  
   И если, наконец, все обстоятельства благоприятны и вы найдете, что надобно дать бой, осмотритесь внимательно, какие препятствия могут вам встретиться в позиции неприятеля и можете ли вы их преодолеть.
  
   Неприятель не должен знать ни дня, ни часа боя; выгоднее дать бой, когда он истомлен, отдыхает после трудов больших, а вы придете к нему со свежими силами.
  
   В день, назначенный для боя, не будьте от него не слишком близко, не слишком далеко.
   Если вы будете близко, он пример все предосторожности, он легче может наблюдать за вами.
   Если вы будете слишком далеко, так что вам придется сделать два перехода, он, наверно, узнает о приближении вашем и примет меры.
  
   Самое лучшее расстояние в день боя не более одного умеренного перехода; но если бы он был даже в 40 верст, идите не останавливаясь и, придя к нему, не давайте отдыха людям: времени терять нельзя; неприятель, к которому вы приблизились неожиданно, есть полуразбитый; если он узнает за I5 верст о вашем движении, он уже успеет принять все нужные меры.
  
   Идя на бой, все лишние вещи оставьте, облегчите как можно людей.
  
   Обратите внимание на скорую и верную передачу приказаний во время боя: это должно делаться быстро; я всегда днем для передачи приказаний употреблял знамена, а в ночных нападениях - барабаны.
  
   Войска свои не вводите вдруг в дело, а постепенно, чтобы неприятель не знал, с какою по числу войск армиею имеет дело.
  
   Если он увидит, что вы сильнее, он начнет отступать, прикрываясь и удерживая вас на каждом шагу, и вы не извлечете большей пользы; если же вы постепенно вводите свои силы, он будет в нерешительности и будет вводить свои силы больше и больше, пока не введет всех.
  
   Вы не переставайте наблюдать за ним: вводит ли он все свои силы, начал ли отступление частное. Это необходимо для вас, чтобы знать, следует ли его теснить сильно, или не готовит ли он засад и не думает ли встретить вас на таком пункте, где все выгоды будут на его стороне.
  
   Если ваши расследователи дали вам знать, что части неприятельской армии отступают, занимают позиции сзади, что его обозы отходят, а он только удерживается в позиции, тогда не преследуйте его слишком быстро; если же обозы его остаются, то значит он хочет вступить в решительный бой.
  
   Если расследователи ваши не увидят его отступлений частных и он введет в дело свои последние силы, а у вас остаются еще не введенные в дело, дайте им отдых несколько часов и потом двигайтесь быстро и упорно; если он остановился ночлегом, то, узнав о вашем приближении, она станет сниматься и оставлять вам много больных, раненых и отсталых; если же он хочет принять бой, подождите своих войск, которые участвовали в бою.
  
   Приняв меры предосторожности, вы будете отдыхать; но неприятель, уже изнуренный боем, будет вместо отдыха делать приготовления и еще больше изнурится.
  
   Принявши бой и проигравши его, неприятель в несколько дней будет доведен до крайности.
   Лагерь его и запасы останутся в ваших руках, и ему много нужно трудов, чтобы армию свою прокормить и привести в порядок.
  
   Весьма дурны последствия проигранного сражения.
  
   Вы остерегайтесь этого; но не впадайте в другую крайность - не пропустите важного момента.
   Это только может случиться, когда вы не знаете ни своего состояния, ни состояния армии неприятельской.
  
   Пропустив удобный момент, вы продолжите войну без всякой пользы; может придтись вам в следующем году начинать новую кампанию, а это уже дурно.
  
   Полководец не должен упускать из вида, что война для государства разорительна; чем скорее ее кончить, тем лучше.
  
   Плохой полководец кончает войну в две кампании, а тот, кто и в два года не кончит, тот может довести государство до крайности.
  
   Государь должен будет уменьшить расход свой обыкновенный на 3 процента, а народ - на 4.
   Бедность распространится от городов до деревень.
   Всякий почувствует тягость войны, и немудрено, что пыл ваших войск охладеет.
  
   Вступив на землю неприятельскую, лучше кормить армию неприятельскими запасами, чем своими; лучше покупать их за деньги, чем подвозить свои.
  
   Для государства легче недостаток денег, чем недостаток продуктов.
  
   Фуражировки допускайте в крайности, когда вам нечего есть, и в этом случае действуйте быстро, как огонь; но остерегайтесь допускать их из прихотей: они вооружают народ, могут довести его до ненависти, и тогда вам придется иметь дело не с одной армией, а с целым народом.
  
   Наши мудрые предки так не действовали.
  
   Они никогда не были жестоки, даже с неприятелями.
   Они имели в виду достигать цели войны, доводя неприятеля до потери сил, до необходимого бездействия.
  
   Но если неприятель, доведенный до отчаяния, решается пробиться или погибнуть, не вступайте с ним в бой и пропустите его.
  
   Он уже на дороге к гибели.
   Отчаяние - сила кратковременная, но страшная, и за ней следует упадок сил.
  
   Не вступая в бой, неприятель ослабевает, а вы сохраните жизнь своих людей, которые могли бы погибнуть в борьбе с отчаянием.
  
   Подождите: и без боя неприятель уже пропал, и без боя он почувствует невозможность бороться с вами, если вы, пропустивши, тесните его, не давая отдыха.
  
   Если же сами доведете себя до положения крайнего, давайте сражение на смерть: все равно, вам приходится погибать; вы ничем не рискуете, а можете спасти себя тем, что неприятель оставил вас в покое, пока вы не поправитесь.
  
   Вы опять из этого видите, как важно, чтобы неприятель не знал, что вы терпите: зная это, он не примет сражения, и погубит вас, не давая времени поправиться; если же вы знаете, что он терпит, вы не будете теснить его и дадите время ему поправиться.
  
   Три, четыре дня довольно, чтобы человек умер с голоду, в и три дня можно потерять все свои силы.
  
   Вы этого не забывайте, и пользуйтесь - так разбивает сильный ум самую могучую силу.
   Не ожесточайтесь чересчур: вы себя этим можете погубить и сами создадите для себя затруднения.
  
   Сохранять владения и все права вашего государя - ваша первая и главная обязанность; отнимать земли у неприятелей вы должны только в крайности.
  
   Вы обязаны заботиться о спокойствии городов вашего отечества, а тревожить города неприятельские считайте злом, допускаемым лишь необходимостью.
  
   Не допускайте притеснять дружественные племена, нападайте нам враждебные только по необходимости.
  
   Препятствуйте грабить дома сограждан ваших, у неприятелей допускайте грабить только в том случае, если армии вашей нечего есть.
  
   Пусть правила эти врежутся в памяти вашей, и я ручаюсь, что действия ваши будут всегда успешны.
   Не возбуждая ненависти, вы можете противника обессилить, и он раньше или позже покорится.
  
   Правила всякого умного человека вообще остаются и для вас также необходимы.
   При начале всякого предприятия, не забывайте верно обсудить, можете ли привести его в исполнение, и не беритесь за то, что не можете сделать.
  
   Для получения какой-нибудь выгоды сравните ее с трудом, издержками, потерею людей и запасов и благоразумно откажитесь, если предполагаемые выгоды не стоят трудов и издержек или если приобретенной выгоды вы за собою удержать не можете.
  
   Не ленитесь идти за малой выгодой, если надеетесь получить ее без всякой потери.
   Часто малые эти выгоды, которые вы могли бы получить, но не получили по лености, по небрежению, влекут за собою большие потери и неисправимые уроны.
  
   Если вы узнаете, что город хорошо укреплен, изобильно снабжен военными и продовольственными запасами, остерегайтесь осаждать его; если узнаете в то время, когда уже его осадили, не упорствуйте продолжать осаду: вы рискуете при этом, что все ваши силы сокрушатся при осаде и что ранее или позже, все равно, вам придется снять осаду.
  
   Если защищаете какое-то место, но не надеетесь удержать его, уступите: бойтесь поставить армию свою, через свое упрямство, нам край гибели.
   Вы можете потерять армию, а все - таки раньше или позже придется вам сдать то место; кампания замедлится без особенных для вас выгод.
  
   Но если надеетесь защитить, если надеетесь, что силы неприятеля сокрушатся при осаде, примите все возможные меры для защиты и не засыпайте.
  
   К довершению всего сказанного долгом считаю предупредить вас от пяти родов опасностей, или подводных камней, для полководца тем более страшных, что их мало опасаются, но против которых и мужество и мудрость часто разбивались, как указывает нам история наших предков. Вникните в них хорошенько, остановите на них ваше глубокомысленное внимание.
  
   Первый подводный камень для полководца есть неуместное желание подвергать себя опасности - идти на смерть.
  
   Смелость, когда она оправдывается обстоятельствами, называется храбростью; но, в сущности, храбрость эта не должна иметь иного названия, как - трусость.
   Полководец, который без необходимости вдается, как простой солдат, в схватку и, кажется, ищет опасности и смерти, который сражается и заставляет сражаться до последней крайности, заслуживает смерти.
  
   Этой смелостью он прикрывает свою трусость, и если он так действует, заключите из его действия, что он потерялся.
   Если бы он не испугался опасностей, которые угрожают ему, он бы хладнокровно наблюдал за общим ходом битвы и своевременно распорядился, чтобы важные пункты удержать; а если он позабыл исполнить свои настоящие обязанности и принял на себя другие, он потерялся.
  
   Тот человек без головы, который не в состоянии найти никакого выхода, чтобы поправить дурной шаг; тот трус, который не снесет малейшего удара без того, чтобы не упасть, и который считает себя погибшим, если ему не все по желанию удается.
  
   Второй подводный камень - неумеренная осторожность о сохранении своей жизни, о том, чтобы на попасть в обман.
  
   Считая себя необходимым для благосостояния армии, опасаются выехать на пункты, из которых легче наблюдать и распоряжаться боем, а скрываются в местах совершенно безопасных.
   Не смеют пользоваться запасами неприятельскими, думая, что они отравлены, никому не доверяют, всех боятся, всех считают своими врагами. Ни на что не решаются и, выжидая благоприятного случая, пропускают представляющийся, считая его за подставленную неприятелем ловушку.
   В предположении опасностей, не двигаются; а неприятель, если внимателен и деятелен, всем пользуется, и немудрено, если поставить такого слишком благоразумного полководца в положение крайнее, подметив его слабость - большую любовь к жизни.
  
   Третий подводный камень - неумеренный гнев.
  
   Человек сам не замечает, что, во время гнева, делается глупым; ему кажется, что он правильно распоряжается, но распоряжения в минуту гнева более или менее безумны.
   Полководец, который не умеет себя умерить, который не владеет собою и позволяет себе увлекаться порывами негодования или гнева, всегда может быть обманут неприятелем. Подметив такую вашу слабость, он вас раздразнит, введет в досаду, подставит вам тысячу ловушек, которых ваша злость не заметит и в которые вы непременно попадетесь.
  
   Четвертый подводный камень - худо понимаемая честь.
  
   Худо, если полководец не вовремя и не кстати оскорбляется всем. Эта ложная честь бывает особенно у тех, кто привык смотреть на себя не с настоящей точки зрения, а на других - пренебрежительно.
   Если неприятель подметил эту слабость, он сначала с намерением действует так, по - видимому, глупо, что вы подумаете о нем дурно, о себе хорошо, и когда он начнет действовать, как следует, у вас родится досада, при малейшей неудаче; вы будете каждую неудачу считать оскорблением чести, и чтобы сохранить ее, легко раненую, немудрено, что погибнете безвозвратно.
  
   Пятый камень преткновения - неумеренная слабость к солдату.
  
   Я уже упоминал о ней, говоря о законах управления. Генерал, который не смеет приказывать, смотрит сквозь пальцы на беспорядки, который непрестанно думает только о том, чтобы люди у него не устали и потому не решается ни на что важное, легко может погибнуть и погубить свою армию
  
   Полководец должен предохранить себя от всех упомянутых родов опасностей, от всех вычисленных слабостей.
   Не слишком боясь смерти и не слишком заботясь о жизни, он должен вести себя с храбростью и благоразумием, пользуясь всеми представляющимися обстоятельствами.
  
   Если он имеет справедливые причины сердиться, пусть сердится, но не становится тигром, которого нельзя ничем усмирить.
   Если он чувствует, что честь его ранена, и хочет отплатить за это, пусть не руководится мгновенными вспышками оскобленного самолюбия, а, с хладнокровием размысля, выжидает случая, как вернее и великодушнее действовать.
  
   Пусть любит солдат, бережет их, но не приучает к праздности и лености, а дает им постоянные занятия и за то, что следует, взыскивает справедливо.
  
   Во всех своих действиях он должен соединить хитрость с мужеством, к силе оружия прибавить мудрость, а если имел несчастье впасть в ошибку, да не упадет духом и да заглаживает ее тихо, действуя с наибольшею осторожностью, не упуская случая пользоваться малейшими ошибками неприятеля и ставя его в положение, для него невыгодное.
  
   Полководец должен помнить, что на него обращено внимание всего мира, что сердца соотечественников, их помыслы и благословения стремятся к нему, что надежды и упования свои они возлагают на него, и в храмах Бога всемогущего на алтарях пламенеют жертвы и со слезами умиления возносятся к небесам молитвы о благоденствии, преуспеянии и славе его - славе отечества.
  
   Помните это, почувствуйте это, помните это, и да высокое Провидение постоянно озаряет ум ваш лучом божественного света для благоденствия, чести и славы наилучшей, поднебесной, великой империи нашей на веки веков!
  

Военный сборник. - I860. - N6. - с.330 - 342.

0x01 graphic

Герб графа Сперанского

ВОЕННО-ИСТОРИЧЕСКИЙ СЛОВАРЬ-СПРАВОЧНИК

  
  
   АДМИРАЛ (голл. admiraal, от араб. амир аль бахр - владыка на море), воинское звание (чин) в военно-морских флотах. В странах Европы появилось в 12 в., в России адмиральские чины установлены Петром I в1706 г.
  
   Академ, афинский герой, которому при­надлежала будто бы Академия, получившая от него свое имя. Говорят, будто он открыл Диоскурам, что сестра их Елена, похищенная Фесеем, содержится в Афинах. Поэтому Диоскуры весьма высоко чтили его, и впоследствии лакедемоняне при вторжениях своих в Аттику всегда щадили его владения.
  
   АКАДЕМИИ РЫЦАРСКИЕ, сословные учебные заведения в Германии в 16-18 вв., готовили сыновей дворян к военного, гражд. и придворной службе. В 19 в. преобразованы в гимназии и кадетские корпуса.
  
   Академия - пригород к северо-западу от Афин, где находились роща и храм, посвященные герою Академу, а в дальнейшем гимнасий и сад, обнесенный стеной, с жертвенни­ками Музам, Прометею, Эроту и святилищем Афины. Академия была излюбленным местом отдыха афинян. Дорога в Академию была обрам­лена стелами в честь погибших героев и гробницами знаменитых афинян. В то время, которое описывает в ранних диалогах Платон, в Академии еще не было его собственной школы. Платон купил гимна­сий вместе с прилегающим к нему садом по возвращении из первой поездки в Сицилию (389 - 387). Его школа получила название Акаде­мия Платоновская. Здесь, в частности, учился Аристотель. Академия просуществовала до 529 г. н.э., т.е. почти тысячу лет, и была закрыта византийским императором Юстинианом как рассадник языческой мудрости, которой уже не было места в христианском государстве.
  
   АКАДЕМИЯ ВОЕННАЯ, высшее военно-учебное заведение. В 1815 г. в Москве генерал-майором Н.Н. Муравьевым было открыто училище колонновожатых для подготовки офицеров для службы в генеральном штабе. Назначение военных академий не везде было одинаково. Задача военных академий во Франции (Ecole superieure de guerre), Италии и Российской Николаевской академии генерального штаба - развить высшее военное образование среди офицеров армии и подготовить известный контингент личного состава к службе генерального штаба. Военная школа (Kriegsschule) в Австрии - есть специальное заведение для подготовки офицеров генерального штаба. Цель прусской военной академии (Kriegs-Akademie) - ознакомить известное число способных к тому офицеров всех родов оружия с высокими отраслями военных наук, расширить круг их познаний и выработать правильное понимание военного дела. Российская Академия генерального штаба была открыта в 1832 г. в Санкт-Петербурге. Ее начальником стал генерал Сухозанет. Согласно Устава академии, "поступающие из полков, должны представить от начальников дивизий и командиров саперных бригад аттестаты о хорошей нравственности своей и усердном исполнении всех обязанностей по службе".
  
   Александрия - множество городов этого имени основано Александром Вели­ким; они служат как бы указателями пути по необъят­ному пространству его завоеваний. Один из таких городов - Александрия в Египте - основана для утверждения греческого владычества в Египте (331 г. до Р. X.) по плану Дейнохара, на косе между Средиземным морем и озером Мареотидой. Город имел форму параллелограм­ма в 30 стадий длины и 10 ширины (15 миль в окруж­ности), широкие его улицы расположены были пра­вильно, пересекая одна другую под прямым углом; он состоял из двух главных частей: а) Брухия, на северо-востоке, где находились: царский дворец, особое место, куда было перевезено и тело Александра, Му­зей, гимназия и стадий; б) Ракоти с акрополем и Серапеем, в котором находилась библиотека.
  
   Альфа и Омега. "Альфа" - первая буква греческого алфавита, означающая звук "а", "омега" (звук "о") - последняя: "Я" - альфа и омега, начало и конец, первый и последний", - говорит о себе библейский бог. Словом, теперь "от альфы до омеги" значит: "всё целиком", "все от начала до конца". Обе эти буквы употребляются в Свящ. Писании для обозначения вечности и совершенства Божия. "Я есмь альфа и омега, начало и конец, говорит Господь, который есть, и был, и грядет Вседержитель" (От 1:8).
  
   АМАЛЬГАМА (средний-век. лат. amalgama - сплав), сплав ртути с др. металлом. А. применяют, напр., при золочении, в произ-ве зеркал, в цв. металлургии (амальгамация). Во Франции во время революции конца ХVIII в. в целях ограничения злоупотреблений, в организации нового офицерского корпуса, было осуществлено слияние (амальгама) частей старой королевской армии с революционными батальонами волонтеров. Закон об амальгаме потребовал 6 лет для окончательного осуществления его на практике.
  
   Аммонитяне, или сыны Аммона (Быт 19:38) - были потомками Бен-Амми, сына Лотова, по кровосмешении его со своею младшею дочерью. Главным идолом их был Молох, как полагают, одно и то же божество, что и Ваал. Спустя 300 лет после сего царь Аммонитский объявил войну Израильтянам под тем предлогом, что они занимали страну его. После кровавой битвы Аммонитяне были разбиты с большою потерею. Через 50 или 60 лет после того умер один из царей Аммонитских, и Давид, по-видимому, обязанный некогда ему, отправил к его сыну и преемнику послов, с изъявлением своего соболезнования. Это дружеское расположение, к сожалению, было встречено царем Аммонитским враждебно; с посланниками Давида было поступлено грубо и оскорбительно. Ожидая, что Давид не преминет отметить за оскорбление, они постарались запастись наемным войском из Сирийцев. Давид, услышав об их враждебных замыслах, послал на встречу им Иоава с отборным войском Израильским. Исход битвы был гибелен для Аммонитян: они и их союзники были разбиты и бежали; Равва, столица, и прочие города их были разрушены Израильтянами; "венец царя их Давид взял и возложил на себя, народ же бывший во взятых городах вывели, клали под пилы, под железные молотилки, под железные топоры и бросали в обжигательные печи" (2Цар 12:29-31). В состоянии рабства они оставались до царствования Иосафата. В союзе с Моавитянами и другими народами они объявили войну Иудее, но были поражены чудесным образом (2Пар 20). После этого Иофам вступил с ними в войну, победил их и сделал своими данниками на несколько лет. Они, как народ, скоро исчезли с лица земли, и Ориген, писатель III века, говорит, что в его время они были известны только под общим наименованием Арабов.
  
   Амон - один из важнейших богов египетского пантеона, имя которого переводится как "скрытый", "сокровенный". Изображался в облике мужчины с кожей голубого или золотого цвета, увенчанного шути - ступообразной короной, украшенной двумя страусиными перьями. Иногда Амон также предстает в облике своих священных животных - овна и гуся. "Скрытый от глаз богов так, что сутью своей неведом; тот, что выше небес, дальше мира загробного, истинным обликом богам неведомый" величайший, чтобы быть познанным, могущественнейший, чтобы быть узнанным" (из Лейденского гимна богу), Амон - изначально бог неба и грозы, позже - "великая сокровенная душа, что над всеми богами", предвечный и непознаваемый владыка вселенной, который, согласно некоторым текстам, произнесший в момент творения изначальное слово, поднявшись в облике птицы над водами хаоса.
  
   Амореи (горные жители, или горцы) - племя, происходившее от Ханаана и самое страшное из всех племен, с которым и когда либо имели дело Израильтяне. Они были гигантского роста и очень воинственны (Амос 2:9); населяли они одну из плодороднейших стран на земле, омываемую с трех сторон реками: Арноном, Лвоком и Иорданом. Израильтяне просили дозволения пройти чрез землю их, обещаясь при этом не делать никакого вреда и даже не черпать воды из их колодцев, но в этой просьбе им было отказано. Амореяне собрались и пытались остановить их шествие, но были разбиты на голову; их страна была взята и разделена между коленами Рувимовым и Гадовым. Часть того же народа первоначально обитала между западными крутизнами и смоляными ямами берегов Мертвого моря (Быт 14:7).
  
  

0x01 graphic

  

"Преподобный Сергий благословляет Дмитрия Донского на борьбу с Мамаем" Новоскольцев А. Н.

  
  

ВОЙНА И МИР

  
   Война по своей природе, также стара, как мир и только с ним погибнет; жизнь индивидуумов немыслима без столкновений, и если нет добровольной уступки места, то следует насильственное вытеснение.

Астер.

  
   Войны подобны бурям или лихорадкам, после которых, будь то в воздушных струях, или человеческом организме, восстанавливает нарушенное равновесие. С этой точки зрения можно только прославлять войну, которая ломает железные оковы привычек повседневной жизни, дает случай развернуться талантам и высоким добродетелям и ставит каждого на подобающее ему по способностям место. Война есть нравственное лекарство, которым пользуется природа, когда не хватает остальных средств, чтобы вернуть людей на настоящий их путь.

Гр. Бисмарк.

  
   Хотя война влечет за собой много тяжелых и угнетающих последствий, но если относиться к ней беспристрастно, ей все-таки должно отдать справедливость в том, что за ней следует достойный и желаемый конец - мир и человеческое преуспевание.

Циннуци, командир аркебузиров 1604

  
   Если война с одной стороны разрушает и истребляет, то с другой она является одним из могущественнейших и быстрейших цивилизаторов народов.

Леер.

  
   Война способствует нравственному оздоровлению народов; как ветры в море не дают последнему застаиваться, так и война не допускает нравственного застоя, к которому неминуемо привел бы вечный мир.

Гегель.

  
   С Ксенофонта до Макиавелли военное искусство признается искусством обеспечивать свободу. Забвение его - была главной причиной гибели наций. Война тождественна с цивилизацией, так как она созидает города, возбуждает нравственные силы народа, проводит пути сообщения и способствует сближению народов; поэтому не сомнения, что тот народ, который высоко развил в себе военное искусство, стоит и на такой же высокой ступени культурного развития.
   Война и цивилизация - два нераздельных стимула человеческого существования, также, как сила и идея, - и старый афоризм "Si vis pacem, para bellum " - как для всех времен, так и поныне остается неопровержимой истиной.

Ф. Заремба.

  
   Нации, как и отдельные личности, погибают, как бы они сильны ни были, если не имеют случая проявить свои силы. Они лишаются тогда притока живительных сил извне для собственного обновления и развития.

Капитан Мэхен.

  

В.А. Мошнин.

Военные отклики: Сборник цитат из произведений выдающихся военных писателей и изречений знаменитых полководцев (извлечения из сочинений Густава Вольфа, офицера Австрийского ГШ).

СП б., 1902.

  
  
  
  

0x01 graphic

Симеон Полоцкий.

Стихотворение в форме звезды "Благоприветствие царю Алексею Михайловичу по случаю рождения царевича Симеона".

  
  

РУССКАЯ ФРАЗЕОЛОГИЯ

  
  
   В четырех стенах жить (прожить), сидеть (проси­деть) и т. п.
   Не выходя из дому; ни с кем не общаясь, находясь в полном уединении, одиночестве.
  
   В шею гнать, выгонять (выгнать), выталкивать (вытолкнуть) и т. п.
   Грубо, с руганью, побоями (гнать).
  
   В штыки.
   Крайне недоброжелательно, враждебно
  
   Вавилонское столпотворение.
   Пол­ная неразбериха, крайний беспорядок, сутолока.
  
   Валить (мешать) в одну кучу к о г о, ч т о; свалить (смешать) в одну кучу кого, что.
   Путать, не различать совсем неодинаковые пред­меты, явления, смешивать их.
  
   Валиться из рук.
   Не удаваться, не получаться, не ладиться.
  
   Валять дурака (ваньку).
   Ничего не делать, бездельничать.
  
   Валяться (кататься) в ногах (в ножках) у кого.
   Униженно просить о чем-либо.
  
   Вариться в собственном соку.
   Жить или работать без общения с другими, не используя чужого опыта.
  
   Вбивать (вбить) в голову (в башку) кому.
   Заставлять усвоить, запомнить что-либо.
  
   Вбивать (забивать) себе в голову (в башку) <ч т о>; вбить (за­брать) себе в голову (в башку) <ч т о>.
   Твердо внушать себе что-либо, упорно дер­жаться какого-либо мнения.
  
   Вбивать (вбить) клин между кем, чем.
   Разъединять, разобщать кого или что-либо
  
   Вбивать (вбить) осиновый кол <<в могилу> кого, чего.
   Окончательно порывать, избавляться от кого или чего-либо, уничтожать, истреблять.
  
   Вверх (кверху) дном идти (п о и т и), с т о я т ь (стать), ста­вить (поставить)
   Не так, как надо, в полном беспорядке.
  
   Вверх (кверху) ногами.
   В перевернутом положении.
  
   Вводить (ввести) к о г о в круг чего.
   Знакомить кого-либо с чем-либо.
  
   Вводить (ввести) в русло что.
   Приводить в обычное, прежнее состояние что-либо.
  
   Вгонять (вогнать) в краску кого.
   Смущая, заставлять краснеть.
  
   Вгонять (вогнать) в гроб (в могилу, в землю) кого.
   Жестоким обращением доводить до смерти, причинять гибель.
  
   Вгонять (вогнать) в пот кого.
   Заставлять много трудиться, делать что-либо, отдавая много сил.
  
   Вдоль и поперек.
   В раз­ных направлениях.
  
   Веревка плачет по ком.
   Кто-либо заслуживает того, чтобы его повесили.
  
   Веревки вить из кого.
   Поступать с кем-либо так, как хочется, как вздумается; подчинять своей воле, своему желанию.
  
   Служить (прослужить) верой и правдой.
   Предан­но" верно (служить).
  
   Верста коломенская.
   Очень высокого роста.
  
   Вертеть (крутить) вола.
   Уклоняться от прямого ответа.
  
   Вертеть (вилять, крутить) хвостом.
   Хитрить, лукавить.
  
   Вертеться (кружиться) как белка в колесе.
   Находиться в беспрестанных хлопо­тах; суетиться
  
   Вертеться на глазах (перед глазами) у кого.
   Находясь на виду, мешать, на­доедать.
  
   Вертеться (путаться) под ногами у кого.
   Находясь рядом, мешать тому, возле кого находишься
  
   Вертится в голове.
   Постоянно находится в сознании, в мыслях, волнует ум, воображение.
  
   Вертится на языке у кого что.
   Хочется сказать, спросить о чем-то важ­ном, заветном, волнующем.
   Никак не вспоминается в момент разговора что-то хорошо знакомое, известное.
  
   Ветер в голове <гуляет, бродит> у кого.
   Кто-то крайне несерьезен, легкомыслен.
  
   Ветер свистит в карманах (в кармане) чьих, у кого.
   Нет денег у кого-либо.
  
   Ветреная голова.
   Легкомысленный, нена­дежный человек.
  
   Вешать (повесить, опустить) голову (головы).
   Приходить в сильное уныние, в отчаяние, испытывать душевное волнение.
  
   Вешать (навешать) собак на кого.
   Клевеща, сваливать всю вину на кого-либо; ругать, обвиняя в чем-либо.
  
   Взваливать (взвалить) на плечи чьи, кого, кому, что.
   Обременять кого-либо делами, работой, заботой и т. п., возлагать всю ответственность.
  
   Вздохнул (-ла, -ли) свободно (свободнее); вздохнет свободно (свободнее).
   Почувство­вал облегчение.
  
   Взлетать (взлететь) на воздух.
   Разрушаться, гибнуть от взрыва.
  
   Взятки гладки с кого, с чего.
   Ничего не возьмешь, не добьешься, не потребуешь с кого-либо, чего-либо.
  
   Видать (видывать) виды; видавший (-ая, -ее, -ие) виды.
   Многое испытать на своем веку.
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
   18
  
  
   17
  
  
  
  

 Ваша оценка:

По всем вопросам, связанным с использованием представленных на ArtOfWar материалов, обращайтесь напрямую к авторам произведений или к редактору сайта по email artofwar.ru@mail.ru
(с) ArtOfWar, 1998-2011