ArtOfWar. Творчество ветеранов последних войн. Сайт имени Владимира Григорьева

Каменев Анатолий Иванович
Недоросли

[Регистрация] [Обсуждения] [Новинки] [English] [Помощь] [Найти] [Построения]
Оценка: 8.78*4  Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Незабвенный Д.И. Фонвизин изобразил Митрофанушку не только в назидание современникам, но и потомкам


  

А.И. Каменев

НЕДОРОСЛИ

  
   Издавна существует паразитизм особого рода. И это не инфантильность, т.е. отставание физическое и духовное от сверстников, а своего рода философия и стиль жизни - прикидываться беспомощным и нуждающимся в опеке и попечительстве и жить благополучно в окружении заботливых родителей до упора их (родителей) возможностей.
   В отличие от обстановки и требований древнего мира, современный "недоросль" претендует на всю полноту прав, не пытаясь (даже более того: уклоняясь!) от исполнения индивидуальных, семейных и общественных обязанностей.
   *
   В древнем мире все было иначе: до тех пор, пока молодой человек не доказал своей общественной полезности и не сдал своеобразный экзамен на зрелость, он ходил в числе самых ничтожных членов рода и племени.
   *
   Познакомимся с тем, как это было в древности.
  
   На самой ранней ступени развития общества, в период пер­вобытнообщинного строя, условия жизни были очень тяжелыми, и, чтобы выжить, людям нужно было держаться всем вместе, тру­диться только коллективно. Все в этом обществе было кол­лективным, не существовало социального неравенства и клас­сов, люди жили в общих жилищах и сообща воспитывали детей, которые принадлежали всему роду.
   В бесклассовом обществе всех детей воспитывали одинаково, рано вовлекая их в доступную для них деятельность. С малых лет они принимали участие в добывании средств пропитания - собирали съедобные растения, плоды. С возрастом степень их участия в совместном труде со взрослыми увеличивалась.
   Вместе со старшими и под их руководством дети и подростки при­обретали необходимые жизненные и трудовые умения и навыки.
   Было естественным некоторое различие в воспитании мальчиков и девочек. Мальчики участвовали вместе с мужчинами в охоте и рыбной ловле, их учили бороться, стрелять из лука, ездить верхом; девочки помогали женщинам готовить пищу, делать одежду, посуду. Всех детей приучали ухаживать за животны­ми, заниматься земледелием; с развитием ремесел обучали их ремеслам.
   Дети являлись непременными участниками общинных праздни­ков, включавших в себя обрядовые игры, пляски, пение, жертво­приношения.
   Родовая община поручала старшим, умудренным опытом людям знакомить молодое поколение с обрядами, тра­дициями и историей рода, с религиозными верованиями, воспиты­вать у младших почитание старших и умерших. Большое место к воспитании нравов и поведения детей занимало устное на­родное творчество: предания, песни и др.
   *
   Переходу юношей и девушек в полноправные члены рода предшествовала специальная подготовка под руководством са­мых авторитетных и мудрых людей. Она заканчивалась пос­вящением (инициацией), состоявшим из публичных испытаний, в которых про­верялась готовность молодежи к выполнению обязанностей взрос­лого члена родового общества.
   Момент взросления отмечался торжественным посвящением в члены общества. Посвящение - это не только торжественный акт, но и испытание душевных и физических сил молодого человека. Цель - определить, какую пользу роду (племени) может принести данный человек и какие задачи на него можно возлагать.
   Воспитателями выступали старцы и люди, утратившие боевые качества. Они воспитывали в подрастающем поколении мужчин силу, выносливость, умение терпеть боль, холод, голод, храбрость, смекалку. Этого набора качеств человеческих вполне хватало для вступления в самостоятельную жизнь.
   Важнейшим обстоятельством было то, что воспитание имело не только прикладной характер, но и осуществлялось практически и ежедневно. Действенность такого воспитания была чрезвычайно высока, ибо при такой системе выживали сильнейшие посредством естественного отбора, а жестокости жизни строго наказывали за каждую оплошность.
   Воспитатель, ранее прошедший такую закалку, учил своих подопечных суровой прозе жизни и не допускал мысли о каком-либо заигрывании с молодежью и создании у них опасных иллюзий по поводу их ближайшего будущего. Он готовил их к борьбе за жизнь, вооружал их известными правилами выживаемости и тем самым выполнял задачу, возложенную на него родом - племенем.
   *
   Особые черты воспитания в древнем мире.
  
   Семья - древнейшее учреждение воспитания, где отец наделен всей полноты власти, а жена подчинена ему.
   Рождение младенца всегда сопровождается празднеством. Однако, некоторые народы (спартанцы, к примеру) не всегда радовались рождению ребенка, а увечных младенцев и "лишних" новорожденных девочек сбрасывали в Тайгетскую пропасть (Плутарх).
   Выбору имени придавали особое значение, так как, с одной стороны, пытались достойным именем вселить в младенца определенные добродетели (силу, ум, выносливость и т.п), а, с другой стороны, назвав именем знаменитого мужа, побуждали ребенка взять для примера достойный образец.
   После рождения начинается попечение о теле, к чему вскоре присоединяется воспитание. Касательно попечения о теле следует упомянуть особенно о стремлении закалить младенца и приучить к образу жизни, к какому он предназначен.
   Зачастую новорожденный младенец тотчас же погружается в холодную воду. У якутов новорожденный на 3-же дне по нескольку раз в сутки натирался снегом и обливается хо­лодной водой. На Андаманах, где людям приходится бродить по тернистым лесам, детей делают бесчувственными к уколам щипов, надрезая сплошь по всему телу ранки; заживая, последние образуют рубчики и притупляют чувствительность кожи.
   На Руси, как свидетельствует древнейший русский летописец Нестор, использовали, как сегодня говорят, метод контрастной закалки: младенца начинали парить в бане и купать в холодной воде сразу после рождения. И так - каждый день в течение нескольких недель. Затем - при каждом нездоровье и даже каждом крике. Русские ребятишки сызмальства бегали в одних рубашках, без шапки, босиком по снегу в трескучие морозы. Лет в 12 - 13 мальчик ездил зимой с отцом за сеном или в лес по дрова. Лет в 15 - 16 отправлялся работать уже один. Много слез лил ребенок, пока проходил всю эту суровую практическую школу. Много раз обижали его и мороз, и жгучее солнце. Много раз он недоедал, недосыпал: ведь жили бедно, а мальчику восьми лет давали спать не больше семи часов в сутки. Зато, когда он заканчивал эту школу, для него почти не оставалось ника­ких житейских трудностей.
   Скифы, жившие на землях современной южной Украины, по свиде­тельству Геродота и Тацита, купали своих ново­рожденных прямо в холодной реке. Тем самым их приучали к влиянию суровой стихии с первых дней жизни. Эти купания - и даже катания по снегу - продолжались до тех пор, пока ребе­нок на деле не убеждал своего отца, что он способен к жизни в любых условиях.
   *
   Духовное развитие.
   Относительно духовного развития дитяти на первом плане стоял язык, посредством которого родители сообщали своим детям предания, сказы, повести о роде своем, о верованиях и т.д.
   Пение также служило образовательным средством, несло эмоциональную и боевую "нагрузку".
   В игре ребенок развивал свое тело, наби­рался силы и ловкости, изощрял ум.
   *
   Дисциплинирование было жестоким: у индийцев-выговоры детям и окачивание холодной водой; криксов (разновидность индийцев) - уколами булавкой в ногу; у индусов из Мадригаса - втирание перца в глаза; у негров-заключение детей в короба, наполненные красными муравьями; у эскимосов-сажание разревевшихся детей в снег голыми до тех пор, нока не успокоятся.
   У некоторых народов средствам наказания, точнее, профилак­тики проступков, служили амулеты, которые вешали на шею детей в предупреждением, что в случае дурного поступка они будут караться смертью.
  
   Между средствами воспитания наиважнейшее значение имели: нравственность, обычай, религия и искусство. Нравственность обусловливалась обычаем. Нравственным счи­талось все то, что отвечает обычаям народа. Известна поговорка: "Что город, то норов, что деревня, то обычай". Некоторые нрав­ственные установки того времени: сильному подобает править слабым; из этого принципа вытекают - презрение к женам и детям, произвол вождей, жестокосердие и лютость; все полезнее - нравственно; месть и жестокость - величайшие добродетели.
   *
   Особенности воспитания у разных древних народов.
   Древняя Индия.
   Средством нравственного воспитания служила, прежде всего, дисциплина.
   В книге законов Ману относительно школьной дис­циплины предписывается мягкость и кротость: "Ученику надлежит сообщать добрые наставления, без неприятных ощущений, и настав­ник, уважающий добродетель, должен прибегать к сладким, кротким словам. Если ученик провинится, пусть учитель даст ему строгий, выговор и пригрозит побоями в случае повторения вины, а если поступок учинен в холодную погоду, то учитель может облить ученика холодною водою".
   На самом же деле в школе поступали довольно круто. Воз­духом, звуком своих речей и движением учитель выражал то одоб­рение, то неудовольствие свое, почему ученики тщательно и благоговейно следили за ним. Зачастую, когда ученик ошибался, учитель задавал ему вдруг пощечину, сказав: "Ты неверно делаешь". В сущности дисциплина облегчалась, благодаря высокому уважению, каким пользовались браманы в качестве учителей. "Книга Законов" ставит учителей выше отца родного, оттого, что пос­ледний дает своему сыну только земную, - тогда как первый посред­ством второго духовного рождения, - вечную жизнь.
   Однако, не только одною дисциплиною со стороны учителя руководились в известном направлении хотения и поступки юно­шества. В преподавании также представлялись на вид образцы для его поступков. Притом юношество в поэтических произведениях своей литературы узнавало многие нравственные изречения и жи­тейские правила, какие могли повлиять на его будущие поступки.
   У индусов обнаруживаются отнюдь не "боевые" практические добродетели. Находясь под господством фантазии и чувства, они ценят сострадание и отречение выше энергичной воли и дея­тельности. Кроме дидактических стихотворений, передававших мораль и житейскую мудрость в приятном и легком виде, у индусов были еще особые сочинения, которые содержали в себе в сжатом виде прави­ла и предписания в разных житейских положениях и которые в качестве житейских установок жизни, быта и морали впечатлялись в памяти учеников.
   Согласно учению Будды, человеку надо стремиться потушить сознание посредством нирваны, аскетизма.
   Родители обязаны своих детей: 1) удерживать от зла, 2) руководить к добру, 3) обучать, 4) женить и 5) оставить им наслед­ство. Дети за это должны оказывать благодарность родителям, обязуясь: 1) поддерживать их, 2) исполнять лежащие на них семей­ные обязанности, 3) сохранить их имущество, 4) оказать себя дос­тойными их наследниками и 5) чтить их память, когда они скон­чаются.
   Относительно дисциплины имелись особые законы. Главней­шие из них были: 1) чтобы ученик вставал в присутствии учителя, 2) прислуживал ему, 3) повиновался ему, 4) доставлял ему все, в чем он нуждается, 5) внимательно следить за его преподаванием. С другой стороны, закон требует благорасположения к ученикам, которое на деле имеет заявить себя тем, чтобы он: 1) побуждал их ко всему доброму; 2) приучал быть внимательными, 3) обучал их знаниям и наукам, 4) восхвалял их своим друзьям и товари­щам и 6) предохранял от опасностей. В Древнем Египте сборники гимнов составляли ядро богослов­ской литературы, а эта литература служит исходным пунктом нау­ки и образования.
   Жреческая каста являлась питомником и храни­телем знания.
   Священная литература древних египтян состояла из 42-х книг, происхождение которых приписывают богу Тот.
   Среди них: 1) книга хвалебных песней; 2) книга о правом, или царском поведении; 3) 4 книги-гороскоп, содержащий описание неба, учение о солнце, луне, звездах; 4) 10 книг, заключавших в себе ученость жреца-книжника; 5) 10 книг литургического содержания, содержащие знания церемонимейстера; 6) 10 книг жреческих, составляющих науку верховного жреца (пророка); 7) 6 книг о свойствах тела, о болезнях, об инструментах, о лекарствах, об обращении с глазами и женским полом.
   Попечение об этих сложных науках лежало на обязанности жрецов.
   Однако не только жрецы обладали общим духовным достоя­нием. Общим достоинством считалось шесть даров общественной жизни: язык, письмо, культ богов, знание звезд, музыкальное искус­ство и искусство ухода за телом.
   Главными пунктами учебных заведений в древнем Египте были хорошо организованные жреческие коллегии больших храмов, а также архивы и библиотеки, связанные со святилищами. Занятия начинались в элементарной школе. Здесь занималось до сотни мальчиков, имевших при школе и место для жилья. В особом здании жили храмовые пансионеры.
   Переход от элементар­ного обучения в высшую школу связан был с испытанием По выдержании этого испытания каждый студент выбирал себе из среды ученых высших степеней учителя, который брал на себя научное руководство учеником и которому ученик в течение всей своей жизни оставался преданным, как клиент патрону. Вторым экзаменом можно было получить титул "книжника" и доступ к общественным должностям.
   *
   Древний Китай.
   Образование китайского народа шло своим, особым путем.
   Образование китайцев, подобно всей их культуре, не имело религиозного основания.
   Канонические или классические произведения, которые сос­тавляют основу китайского образования, не имели характера священ­ных книг. Эти книги распределялись на группы книг Кинг и Шу. Пять книг Кинг: книга перемен; книга песнопений; книга церемоний или зеркало нравов; две книги исторического содержания. Четыре книги ШУ содержали: учение о государстве; учение о нравственности; нравоучительные диалоги; изречения.
   В Китае образовательные учреждения являлись частны­ми и государство посредством испытательной системы только забо­тилось об их однородности и о распространении образования.
   Так как от испытаний зависело социальное положение отдель­ных лиц, особенно высота ранга в чиновнической иерархии, то ревность к учению и учебным занятиям отличались необычной живостью.
   Экзамен состоял в составлении нескольких сочинений и одиночном заключении, главным образом, о предметах книг Кинг; на четыре текста требовалось составить 3 сочинения и одно стихо­творение.
   Для удержания приобретенного достоинства испытание должно было повторяться каждые три года. Второе более высокое испытание открывало доступ к общественным должностям и состояло также в одиночных работах, которые требовали для своего выполнения почти месяц. Третье испытание давало достоинство ученого и открывало высшую чиновничью карьеру.
   Самому высокому и последнему испытанию подвергались те ученые, которые желали быть принятыми в академию наук в Пекине. Вследствие этой системы образование и ученость получали политико-экономическое значение; знание становилось социальной силой, даже более - атрибутом общественной власти.
   *
   В Древней Греции образование и воспитание отличалось в зависимости от государства-полиса.
   Характерными были афинское и спартанское воспитание.
   В целом, за мальчиками смотрели очень строго и не боялись употреб­лять побои. "Кто не получает побоев, тот не воспитывается", - так гласило древнее правило воспитания. Девочки находились под присмотром матери; они не выходили с женской половины. Старались, чтобы они как можно меньше виде­ли и слышали, и как можно меньше спрашивали; они должны были учиться только одному - быть учтивыми и нравственными. В домашнем воспитании первое место занимал педагог, т.е. раб, который всегда находился при ребенке. Для этих целей стара­лись подобрать человека рассудительного и надежного.
   *
   В Древнем Риме, педагог не учитель, а воспитатель.
   Он должен поставить себе целью сделать нравственного человека из того ребенка, ко­торый ему поручен. Поэтому он должен держать дитя вдали от все­го, что может испортить его, и особенно должен стараться будить в нем чувство добра.
   Но это достигается не чтением проповедей, в постоянном приучении детей к добру. "От такого воспитателя требовали преимущественно забо­ты о том, чтобы дети вели себя скромно и имели приличные манеры. Он должен был позаботиться приучить их обходиться без помощи левой руки.
   Педагог должен был наблюдать за тем, чтобы дети ели опрятно, чтобы рыбу, мясо и хлеб брали двумя пальцами. Еще более они должны наблюдать за тем, чтобы мальчики не были лакомками, чтобы они не таскали и не выпрашивали лаком­ств у старших, вообще чтобы они приучались к умеренности.
   Рас­сказывают о Диогене, что он, увидев однажды, как мальчик ел мясо, не взяв при этом хлеба, - дал пощечину педагогу.
   Особое значение уделялось гимнастическому воспитанию, главной целью которого было развитие умения владеть телом и оружием, развитие необходимых для этого силы и ловкости.
   Общественные игры (преимущественно, олимпийские) доставляли гражданам случай и воз­можность всенародно являть свое искусство гражданам и получать их признание.
   Каждый отец семейства был военным учителем в нем, и таким образом, опытность отцов передавалась сыновьям.
   Сверх того, предания народной военной славы передавались всем, научали и воспитывали их посредством наряд­ных певцов и их песнопений, а впоследствии - творений таких историков, как Геродот, Фукидид, Ксенофонт, Плутарх и др. Таким образом, народная история была наставницей юношей и мужей, которая воспламеняла в них воинственный дух и возбуждала в них ревность к подражанию подвигам предков.
   *
   В Древней Персии, при Камбизе, все граждане были разделены на 4 класса: отроков, юношей, мужей и старцев.
   Каж­дый класс имел своего старшину: отроки - из старцев, юноши - из му­жей, мужи и старцы - из своих классов. Все граждане должны были пройти через эти классы с 10-летнего возраста, по 10 лет в каждом классе и 25 лет - в 3-ем классе.
   Каждому классу были назначены свои особенные упражнения и занятия, отроки - во владении оружием, юноши и мужи - в военных упражнениях, а мужи сверх того шли на войну. Старцы свыше 45 лет были освобождены от военной службы и получали государственные должности. Кроме того, первые три класса были приучаемы ко всем те­лесным и нравственным добродетелям, укреплению тела, умереннос­ти, воздержанности и пр.
   Из подобной военной школы вышли и Кир и сподвижники его завоеваний.
  
   ***
  
   В Древней Руси, по свидетельству В.О. Ключевского, древнерусское воспитание имело ряд отличительных черт, о чем он писал следующее:
  
   "Чтобы понять дух и план древнерусского воспитания, надобно на минуту отрешиться от того, как мы теперь понимаем содержание и цели общего образования.
   По нашему привычному представлению, общее образование слагается из некоторых научных знаний и житейских правил - из знаний, подготавливающих ум к пониманию жизни и к усвоению избранного или доставшегося житейского знаний, ремесла, и из правил, образующих сердце и волю, умение жить с людьми и действовать на всяком поприще... В древнерусском воспитании все было поставлено значительно иначе.
   Главное внимание педагогики обращено было в другую сторону, на житейские правила, а не на научные знания. Кодекс сведений, чувств и навыков, какие считались необходимыми для освоения этих правил, составляли науку о христианском жительстве, о том, как подобает жить христианам.
   Этот кодекс состоял из трех наук или строений: то было строение душевное - учение о долге душевном или дело спасения души; строение мирское - наука о гражданском общежитии; строение домовое - наука о хозяйственном домоводстве. Учение этих трех дисциплин и составляло задачу общего образования в древней Руси.
   Школой душевного спасения для мирян была приходская церковь с ее священником, духовным отцом всех прихожан. Его преподавательские средства - богослужение, исповедь, поучение, пример собственной жизни. В состав этого курса входили - "кого веровати, политика - како царя чтити, нравоучение - како чтити духовный чин и учения его слушати, аки от Божеских уст". Эта школа была своего рода учительской семинарией.
   Учение, преподаваемое приходским священником, разносилось по домам старшими его духовными детьми, домовладыками, отцами семейств...
   Домовладыка считал в составе семьи своей не только жену и детей, но и домочадцев, т.е. живших в его доме младших родственников и слуг, зависимых от него людей, с семействами тех и других. Это было домашнее царство, за которое он нес законом установленную ответственность пред общественной властью: здесь он был не только муж, но и прямо назывался государем. Этот домовой государь и был домашним учителем, его дом был его школой.
   В древнерусских духовных поучениях очень выразительно определено его педагогическое значение. Он обязан был беречь чистоту телесную и духовную домашних своих, во всем быть их стражем, заботиться о них, как о частях своего духовного существа, потому что связан со всеми ними одной верой и должен вести к Богу не себя одного, но многих. Труд воспитания он делил в женою, своею непременною советницей и сотрудницей.
   *
   По указу Петра I все малолетние дворянские сынки-недоросли обязаны были иметь знания по закону Божьему, грамматике, арифметике. Без этого они не имели права ни жениться, ни поступать на службу. Их предписывалось отдавать в солдаты или матросы без выслуги.
   Именно поэтому-то г-жа Простакова (у Фонвизина) нанимает учителей Митрофанушке. Но из этого ничего путного у нее не получается, так как "через воспитание разумели они одно питание".
   *
   Резюме
  
   Печально сознавать тот факт, что многие наши родители губят собственных детей чрезмерной опекой.
   *
   Плохо и то, что государство не предусматривает некой процедуры общественного испытания всех тех, кто претендует на всю полноту гражданских прав и свобод в современном обществе.
   *
   В этом желательном испытании (инициации) во главу угла целесообразно поставить не физическую, а духовную зрелость, связанную, прежде всего, с пониманием обязанностей гражданина и человека (как Личности), осознанием долга перед Отечеством, развитием умений приносить пользу своей стране, патриотизмом.
   Все остальное - грамотность, образованность, начитанность, знание основных и вспомогательных наук, физическая крепость, здоровье - безусловно, необходимо, но без духовной зрелости они могут принести лишь вред, как самому человеку, так и обществу, в котором он живет.
   Думается, будь такое решение (об инициации) родители бы озаботились о том, чтобы подготовить свое дитяти к этому испытанию на зрелость. Впрочем, современные Простаковы нашли бы и здесь свои "хитрые" ходы. Вопрос лишь в том, кого же они хотят перехитрить?
   *
   Тем не менее, для тех, кто желает блага своим детям, некоторые позитивные идеи все же можно сформулировать:
  
   Во-первых, воспитание тогда имеет смысл, когда оно отвечает самым насущным потребностям жизни; все дело заключается в том, чтобы эти насущные потребности правильно определить; дело и в том, кому будет поручено провести эту работу.
  
   В рамках земной жизни, Г. Спенсер, на наш взгляд, верно, выделил следующие главнейшие (разумные) роды человеческой деятельности:
  
   1) то, что способствует самосохранению;
   2) то, что обеспечивает жизненные потребности;
   3) то, что помогает воспитывать и обучать потомство;
   4) то, что помогает поддержанию надлежащих социальных и политических отношений;
   5) то, что позволяет плодотворно проводить свободное время.
  
   В трудах Г. Спенсера содержится весьма характерное замечание о месте и роли жизненного знания:
   "Жизненное знание - то, с помощью, которого мы, как нация, достигли того, что мы есть, и с которым и до сих пор поддерживаем наше существование, есть то знание, что приобретается само собою в углах и закоулках, между тем как в установленных учреждениях для обучения перебираются одни мертвые формулы".
  
   Во-вторых, воспитание должно опираться на актуальные потребности человека, вестись так, чтобы воспитуемый каждый день на практике убеждался в справедливой необходимости работы над самим собой.
  
   В-третьих, воспитание с первых проблесков сознания человека должно внушать ему мысль о личной ответственности каждого за свою судьбу, гнать от человека иждивенческие мысли, попытки саможаления и т.п.
   *
   Посмотрим не только с отеческой лаской на наших детей, но и с заботой об их будущем.
   Безвольным и малоинициативным нет пропуска в счастливое будущее.
   Но ведь нет будущего и у волевых, но безжалостных, прагматичных и эгоистичных, излишне целеустремленных и т.п.
   Будущее есть у тех наших детей, у которых в гармонии и душа и тело, право и обязанность, общее и личное...
  
  
  
  
  
   Литература:
  
   В.О. Ключеский. Соч.Т.3.- М., 1957.
   К. Шмидт. История педагогики. - Т. I. Дохристианская эпоха. Воспи­тание у диких народов, на Востоке, у греков и римлян. Изд., 4-е. - М., 1890.
   О. Вильман. Дидактика как теория образования в ее отношениях к социологии и теории образования. В 2-х т. - Т.1. Введение. Исторические типы образования. - М., 1904.
   И.Л. Уссинг. Воспитание и обучение у греков и римлян / Пер. Н. Новопашный. - СП б., 1878.
   Н.С. Голицын. Всеобщая военная история древних времен. - Ч.I. - СП б., 1876.
   Ш. Летурно. Эволюция воспитания у различных человеческих рас. - СПб., 1900.
  

Оценка: 8.78*4  Ваша оценка:

Печатный альманах "Искусство Войны" принимает подписку на 2010-й год.
По всем вопросам, связанным с использованием представленных на ArtOfWar материалов, обращайтесь напрямую к авторам произведений или к редактору сайта по email artofwar.ru@rambler.ru
(с) ArtOfWar, 1998-2010