ArtOfWar. Творчество ветеранов последних войн. Сайт имени Владимира Григорьева

Каменев Анатолий Иванович
"Не мешайся: в России на это генералы есть"...

[Регистрация] [Найти] [Обсуждения] [Новинки] [English] [Помощь] [Построения]
 Ваша оценка:


  
  
   Каменев Анатолий Иванович
   "Наука побеждать"
   Обновлялось: 30/11/2011 г.
   Статистика:
   - Моя библиотека - 43720k/753
   - Читателей - 1.093.049
   - Иллюстрации - 3.575
  
  

е мешайся: в России на это генералы есть"...

Да не всегда только генералы нужны...

Нужен и Левша....

  
  
  
  
  

0x01 graphic

  

НИКОЛАЙ СЕМЁНОВИЧ ЛЕСКОВ

(4 (16) февраля 1831 -- 21 февраля (5 марта) 1895, Петербург)

  
  -- Родился 4 февраля 1831 г. в селе Горохово Орловской губернии.
  -- Раннее детство Н. С. Лескова прошло в Орле.
  -- После 1839 года семья переехала в село Панино (Панин хутор) неподалёку от города Кромы.
  
   0x01 graphic
  
  -- В августе 1841 года в десятилетнем возрасте Н. С. Лесков поступил в первый класс Орловской губернской гимназии.
  -- В июне 1847 года Лесков поступил на службу в палату уголовного суда.
  -- В декабре 1849 года переехал в Киев, где (в 1850--1857 годы) служил и посещал вольнослушателем лекции в университете, изучал польский язык, увлекся иконописью.
  -- В 1857 году Лесков уволился со службы и начал работать в компании мужа своей тетки А. Я. Шкотта (Скотта) "Шкотт и Вилькенс", где он приобрёл огромный практический опыт и знания, когда постоянно отправлялся в "странствования по России".
  -- Переехал в Петербург в 1860 г., он занялся журналистской и литературной деятельностью в ряде изданий "Отечественных записках", "Русской речи" и "Северной пчеле".
  -- По заданию редакции "Северной пчелы" поехал в длительную командировку и объехал западные провинции империи (был в Динабурге, Вильне, Гродно, Пинске, Львове, Праге, Кракове, Париже).
  -- В 1863 году он вернулся в Россию и опубликовал серию публицистических очерков и писем, в частности, "Из одного дорожного дневника", "Русское общество в Париже".
  
  -- Но одним из самых ярких образов в галерее лесковских "праведников" стал Левша ("Сказ о тульском косом левше и о стальной блохе", 1881).
  
   При публикации в "Руси", а также в отдельном издании повесть сопровождалась предисловием:
  
   "Я не могу сказать, где именно родилась первая заводка баснословия о стальной блохе, то есть завелась ли она в Туле, на Ижме или в Сестрорецке, но, очевидно, она пошла из одного из этих мест.
   Во всяком случае сказ о стальной блохе есть специально оружейничья легенда, и она выражает собою гордость русских мастеров ружейного дела.
   В ней изображается борьба наших мастеров с английскими мастерами, из которой наши вышли победоносно и англичан совершенно посрамили и унизили. Здесь же выясняется некоторая секретная причина военных неудач в Крыму.
   Я записал эту легенду в Сестрорецке по тамошнему сказу от старого оружейника, тульского выходца, переселившегося на Сестру-реку еще в царствование императора Александра Первого".
  
  
  -- В том же году вышла повесть "Очарованный странник" Лесков дал образ героя Ивана Флягина, напоминает былинного Илью Муромца и символизирует "физическую и нравственную стойкость русского народа среди выпадающих на его долю страданий".
  
  -- Галерею "Праведники" ("Фигура", "Человек на часах", "Несмертельный Голован" и др.) лесковских праведников объединяют "прямодушие, бесстрашие, обостренная совестливость, неспособность примириться со злом".
  
  -- Писатель много лет страдал стенокардией. Зимой 1895 года у него случилось обострение болезни, и 21 февраля (5 марта) 1895 года Николай Лесков скончался.
  -- 23 февраля (7 марта) 1895 года прошли похороны писателя на Литераторских мостках Волкова кладбища.
  
  

0x01 graphic

СКАЗ О ТУЛЬСКОМ КОСОМ ЛЕВШЕ И О СТАЛЬНОЙ БЛОХЕ

(Для всех нас важные фрагменты - А.К.)

  
   Важная справка:
  
  
  -- Надо запомнить о том, как в первом "Манифесте" император Александр говорил так: "Неприятель вошел с великими си­лами в пределы России; он идет разорять любезное наше отечество". Так было...
  -- Надо помнить и как Александр говорил графу Салтыкову: "Я не положу оружия, доколе ни единого неприятельского воина не останется в царстве моем". И так должно быть...
  -- Александр Первый готов положить меч свой: Европа, упадая перед ним на ко­лени и с воздетыми к небу руками, молит его быть ее спа­сителем и, подобно древнему Александру, рассечь мечом новый Гордиянский узел тяжелых вериг ее плена".
  -- Да и сам монарх сказал Кутузову: "Иди спасать Россию". Так и произошло...
  -- Запомните о том, как в 1813 г., пропуская мимо себя в Полоцке славный Московский гренадерский полк, шедший за границу после Великой Отечественной войны, Государь [Александр I] сделал ряд следующих замечаний старику-фельдмаршалу, только что спасшему Россию: "мундиры в полку все обожжены, в заплатах, офицеры сбивались с ноги; кивера у многих солдатские, сабли медные". На все замечания Кутузов только отвечал: "Славно дерутся, Ваше Величество, отличились там-то и там-то"...
  -- Вспомните о том, как 29-го июля 1815 г. Русской Армии привелось вторично вступить в Париж. Этим мероприятием Александр спас французскую столицу от грозившей ей беды: Блюхер со своими свирепыми ордами собирался было разгромить и разграбить беззащитный город. Оккупация эта длилась всего месяц и за все время ее случилось одно на вид незначительное происшествие, имевшее однако для Русской Армии самые печальные последствия и определившие на сорок лет весь уклад ее жизни. Как-то, проезжая Елисейскими Полями, Император Александр увидел фельдмаршала Веллингтона, лично производившего учение двенадцати новобранцам. Это явилось как бы откровением для Государя: "Веллингтон открыл мне глаза, - сказал он, - в мирное время необходимо заниматься мелочами службы. Современники, как Ермолов, Муравьев и др., а за ними и позднейшие историки находят происшествие далеко не случайным и приписывают его хитроумному расчету Меттерниха. Зная болезненную страсть Александра I к муштре, австрийский канцлер без труда уговорил Веллингтона разыграть эту сцену, в надежде на то, что Император Всероссийский после этого с головой уйдет в дорогое ему экзцирмейстерство и не будет больше вмешиваться в политику, благодаря чему у Австрии и Англии на конгрессе руки окажутся развязанными.
  
   Еще одна справка:
  
  -- ВЕЛЛИНГТОН (Уэллингтон) (Wellington) Артур Уэлсли (Wellesley) (1769 - 1852), герцог (1814), английский фельдмаршал (1813). В войнах против наполеоновской Франции командующий союзными войсками на Пиренейском полуострове (1808 - 1813) и англо-голландской армией при Ватерлоо (1815). В 1827 - 1852 главнокомандующий английской армией.
  
  -- МЕТТЕРНИХ (Metternich - Winneburg) Клеменс (1773 - 1859), князь, министр иностранных дел и фактический глава австрийского правительства в 1809 - 1821 гг., канцлер в 1821 - 1848 гг. Противник объединения Германии; стремился помешать укреплению позиций России в Европе. Во время Венского конгресса 1814 - 1815 гг. подписал в январе 1815 г. секретный договор с представителями Великобритании и Франции против России и Пруссии. Меттерних - один из организаторов Священного союза.
  
   Но не будем полно и подробно говорить о том, как император Александр I вместе с атаманом Платовым ездил по разным странам после того, как разгромили армию Наполеона.
  
   Скажем:
  
  
  -- Когда император Александр Павлович окончил венский совет, то он захотел по Европе проездиться и в разных государствах чудес посмотреть...
  -- Донской казак Платов, который этого склонения не любил и, скучая по своему хозяйству, все государя домой манил...
  -- Англичане это знали и к приезду государеву выдумали разные хитрости, сразу стали показывать разные удивления и пояснять, что к чему у них приноровлено для военных обстоятельств: буреметры морские, мерблюзьи мантоны пеших полков, а для конницы смолевые непромокабли...
  -- Государь на все это радуется...
  -- Да и "блоху английскую" подарили императору русскому "из чистой из аглицкой стали", да с пружиной, где "извольте ключиком повернуть: она (блоха) сейчас начнет дансе танцевать".
  -- "Государь сразу же велел англичанам миллион дать"...
  -- А вот атаман Платов очень рассердился, что за мошенничество англичан "дар сделал за миллион"...
  -- "Аглицких же мастеров государь с честью отпустил и сказал им: "Вы есть первые мастера на всем свете, и мои люди супротив вас сделать ничего не могут".
  -- "Те остались этим очень довольны, а Платов ничего против слов государя произнести не мог. Только взял мелкоскоп да, ничего не говоря, себе в карман спустил, потому что "он сюда же,-- говорит,-- принадлежит, а денег вы и без того у нас много взяли".
  -- Государь, этого не знал до самого приезда в Россию, а уехали они скоро, потому что у государя от военных дел сделалась меланхолия и он захотел духовную исповедь иметь в Таганроге у попа Федота"...
  
   Император Александр умер...
  
   0x01 graphic
  
  -- Император Николай Павлович поначалу тоже никакого внимания на блоху не обратил, а потом государь "в своих русских людях был очень уверенный и никакому иностранцу уступать не любил".
  -- Да он и сказал Платову:
  
   -- Это ты, мужественный старик, хорошо говоришь, и я тебе это дело поручаю поверить. Мне эта коробочка все равно теперь при моих хлопотах не нужна, а ты возьми ее с собою и на свою досадную укушетку больше не ложись, а поезжай на тихий Дон и поведи там с моими донцами междоусобные разговоры насчет их жизни и преданности и что им нравится. А когда будешь ехать через Тулу, покажи моим тульским мастерам эту нимфозорию, и пусть они о ней подумают. Скажи им от меня, что брат мой этой вещи удивлялся и чужих людей, которые делали нимфозорию, больше всех хвалил, а я на своих надеюсь, что они никого не хуже. Они моего слова не проронят и что-нибудь сделают".
  
   Не будем опять по деталям говорить о том, как был найден для тульских оружейников приказ Платова сделать что-то лучше английской блохи.
  
  
  -- "Платов из Тулы уехал, а оружейники три человека, самые искусные из них, один косой левша"...
  -- "Туляки, люди умные и сведущие в металлическом деле, известны также как первые знатоки в религии"...
  -- И вот Платов ехал очень спешно, и в Тулу прикатил...
  -- Тульские мастера, которые удивительное дело делали, в это время как раз только свою работу оканчивали".
  -- Платов сорвал зеленый чехол, открыл шкатулку, вынул из ваты золотую табакерку, а из табакерки бриллиантовый орех,-- видит: аглицкая блоха лежит там какая была, а кроме ее ничего больше нет.
  
  
   А Платов крикнул:
  -- -- Ну, так врете же вы, подлецы, я с вами так не расстануся, а один из вас со мною в Петербург поедет, и я его там допытаюся, какие есть ваши хитрости.
  -- И с этим протянул руку, схватил своими куцапыми пальцами за шивороток босого левшу, так что у того все крючочки от казакина отлетели, и кинул его к себе в коляску в ноги.
  -- -- Сиди,-- говорит,-- здесь до самого Петербурга вроде пубеля,-- ты мне за всех ответишь. А вы,-- говорит свистовым,-- теперь гайда! Не зевайте, чтобы послезавтра я в Петербурге у государя был.
  
  -- Платов встал, подцепил на себя ордена и пошел к государю, а косого левшу велел свистовым казакам при подъезде караулить.
  
   0x01 graphic
  
   Платов боялся к государю на глаза показаться, потому что Николай Павлович был ужасно какой замечательный и памятный -- ничего не забывал.
  
   Платов знал, что он непременно его о блохе спросит.
  
   Но государь Николай Павлович ни о чем не забывал, и чуть Платов насчет междоусобных разговоров кончил, он его сейчас же и спрашивает:
  
   -- А что же, как мои тульские мастера против аглицкой нимфозории себя оправдали?
  
   Платов отвечал в том роде, как ему дело казалось.
   -- Нимфозория,-- говорит,-- ваше величество, все в том же пространстве, и я ее назад привез, а тульские мастера ничего удивительнее сделать не могли.
  
   Государь ответил:
   -- Ты -- старик мужественный, а этого, что ты мне докладываешь, быть не может.
   Платов стал его уверять и рассказал, как все дело было, и как досказал до того, что туляки просили его блоху государю показать, Николай Павлович его по плечу хлопнул и говорит:
   -- Подавай сюда. Я знаю, что мои меня не могут обманывать. Тут что-нибудь сверх понятия сделано.
   *
   Вынесли из-за печки шкатулку, сняли с нее суконный покров, открыли золотую табакерку и бриллиантовый орех,-- а в нем блоха лежит, какая прежде была и как лежала.
  
   Государь посмотрел и сказал:
   -- Что за лихо! -- Но веры своей в русских мастеров не убавил, а велел позвать свою любимую дочь Александру Николаевну и приказал ей:
   -- У тебя на руках персты тонкие -- возьми маленький ключик и заведи поскорее в этой нимфозории брюшную машинку.
   Принцесса стала крутить ключиком, и блоха сейчас усиками зашевелила, но ногами не трогает. Александра Николаевна весь завод натянула, а нимфозория все-таки ни дансе не танцует и ни одной верояции, как прежде, не выкидывает.
  
   Платов весь позеленел и закричал:
   -- Ах они, шельмы собаческие! Теперь понимаю, зачем они ничего мне там сказать не хотели. Хорошо еще, что я одного ихнего дурака с собой захватил.
  
   С этими словами выбежал на подъезд, словил левшу за волосы и начал туда-сюда трепать так, что клочья полетели. А тот, когда его Платов перестал бить, поправился и говорит:
   -- У меня и так все волосья при учебе выдраны, а не знаю теперь, за какую надобность надо мною такое повторение?
   -- Это за то,-- говорит Платов,-- что я на вас надеялся и заручался, а вы редкостную вещь испортили.
  
   0x01 graphic
  
   И сейчас надо говорить с толком и пониманием того, что было сделано Левшой:
  
   Как взошел левша и поклонился, государь ему сейчас и говорит:
   -- Что это такое, братец, значит, что мы и так и этак смотрели, и под мелкоскоп клали, а ничего замечательного не усматриваем?
  
   А левша отвечает:
   -- Так ли вы, ваше величество, изволили смотреть?
   Вельможи ему кивают: дескать, не так говоришь! а он не понимает, как надо по-придворному, с лестью или с хитростью, а говорит просто.
  
   Государь говорит:
   -- Оставьте над ним мудрить,-- пусть его отвечает, как он умеет.
   И сейчас ему пояснил:
   -- Мы,-- говорит,-- вот как клали,-- И положил блоху под мелкоскоп.-- Смотри,-- говорит,-- сам -- ничего не видно.
   Левша отвечает:
   -- Этак, ваше величество, ничего и невозможно видеть, потому что наша работа против такого размера гораздо секретнее.
  
   Государь вопросил:
   -- А как же надо?
   -- Надо,-- говорит,-- всего одну ее ножку в подробности под весь мелкоскоп подвести и отдельно смотреть на всякую пяточку, которой она ступает.
  
   Помилуй, скажи,-- говорит государь,-- это уже очень сильно мелко!
  
   -- А что же делать,-- отвечает левша,-- если только так нашу работу и заметить можно: тогда все и удивление окажется.
  
   Положили, как левша сказал, и государь как только глянул в верхнее стекло, так весь и просиял -- взял левшу, какой он был неубранный и в пыли, неумытый, обнял его и поцеловал, а потом обернулся ко всем придворным и сказал:
  
   -- Видите, я лучше всех знал, что мои русские меня не обманут. Глядите, пожалуйста: ведь они, шельмы, аглицкую блоху на подковы подковали!
  
   Стали все подходить и смотреть: блоха действительно была на все ноги подкована на настоящие подковы, а левша доложил, что и это еще не все удивительное.
  
   -- Если бы,-- говорит,-- был лучше мелкоскоп, который в пять миллионов увеличивает, так вы изволили бы,-- говорит,-- увидать, что на каждой подковинке мастерово имя выставлено: какой русский мастер ту подковку делал.
  
   -- И твое имя тут есть? -- спросил государь.
   -- Никак нет,-- отвечает левша,-- моего одного и нет.
   -- Почему же?
   -- А потому,-- говорит,-- что я мельче этих подковок работал: я гвоздики выковывал, которыми подковки забиты,-- там уже никакой мелкоскоп взять не может.
  
   Государь спросил:
   -- Где же ваш мелкоскоп, с которым вы могли произвести это удивление?
   А левша ответил:
   -- Мы люди бедные и по бедности своей мелкоскопа не имеем, а у нас так глаз пристрелявши.
  
   Тут и другие придворные, видя, что левши дело выгорело, начали его целовать, а Платов ему сто рублей дал и говорит:
  
   -- Прости меня, братец, что я тебя за волосья отодрал.
  
   Левша отвечает:
   -- Бог простит,-- это нам не впервые такой снег на голову.
  
   **
   0x01 graphic
  
   А больше и говорить не стал, да и некогда ему было ни с кем разговаривать, потому что государь приказал сейчас же эту подкованную нимфозорию уложить и отослать назад в Англию -- вроде подарка, чтобы там поняли, что нам это не удивительно.
  
   И велел государь, чтобы вез блоху особый курьер, который на все языки учен, а при нем чтобы и левша находился и чтобы он сам англичанам мог показать работу и каковые у нас в Туле мастера есть.
  
   Платов его перекрестил.
   -- Пусть, -- говорит, -- над тобою будет благословение, а на дорогу я тебе моей собственной кисляркя пришлю. Не пей мало, не пей много, а пей средственно.
   Так и сделал -- прислал.
  
   А граф Кисельвроде велел, чтобы обмыли левшу в Туляковских всенародных банях, остригли в парикмахерской и одели в парадный кафтан с придворного певчего, для того, дабы похоже было, будто и на нем какой-нибудь жалованный чин есть.
  
   Не будем говорить о том, как ездил в Англию Левша, но важные детали впомним:
  
   Сначала о водки: "их пить не стал, потому что она зеленая - вроде как будто купоросом заправлена, а выбрал, что всего натуральнее, и ждет курьера в прохладе за баклажечкой".
  
   Левша на все их житье и на все их работы насмотрелся, но больше всего внимание обращал на такой Предмет, что англичане очень удивлялись. Не столь его занимало, как новые ружья делают, сколь то, как старые в каком виде состоят. Все обойдет и хвалит, и говорит:
   -- Это и мы так можем.
  
   А как до старого ружья дойдет,-- засунет палец в дуло, поводит по стенкам и вздохнет:
   -- Это,-- говорит,-- против нашего не в пример превосходнейше.
  
   Англичане никак не могли отгадать, что такое левша замечает, а он спрашивает:
   -- Не могу ли,-- говорит,-- я знать, что наши генералы это когда-нибудь глядели или нет?
   Ему говорят:
   -- Которые тут были, те, должно быть, глядели.
   -- А как,-- говорит,-- они были: в перчатке или без перчатки?
   -- Ваши генералы,-- говорят,-- парадные, они всегда в перчатках ходят;
   значит, и здесь так были.
  
   Левша ничего не сказал.
   Но вдруг начал беспокойно скучать.
  
   Затосковал и затосковал и говорит англичанам:
  
   -- Покорно благрдарствуйте на всем угощении, и я всем у вас очень доволен и все, что мне нужно было видеть, уже видел, а теперь я скорее домой хочу.
  
   Никак его более удержать не могли.
   По суше его пустить нельзя, потому что он на все языки не умел, а по воде плыть нехорошо было, потому что время было осеннее, бурное, но он пристал: отпустите.
  
   Отпутали...
  
   Его силом не удерживали: напитали, деньгами наградили, подарили ему на память золотые часы с трепетиром, а для морской прохлады на поздний осенний путь дали байковое пальто с ветряной нахлобучкою на голову.
  
   Так все время и не сходил до особого случая и через это очень понравился одному полшкиперу, который, на горе нашего левши, умел по-русски говорить. Этот полшкипер не мог надивиться, что русский сухопутный человек и так все непогоды выдерживает.
  
   -- Молодец,-- говорит,-- рус! Выпьем!
   Левша выпил.
   -- А полшкипер говорит:
   -- Еще!
   Левша и еще выпил, и напились.
   Полшкипер его и спрашивает:
   -- Ты какой от нашего государства в Россию секрет везешь?
   Левша отвечает:
   -- Это мое дело.
  
   ...
  
   0x01 graphic
  
   Матросы это увидали, остановили их и доложили капитану, а тот велел их обоих вниз запереть и дать им рому и вина и холодной пищи, чтобы могли и пить и есть и свое пари выдержать,-- а горячего студингу с огнем им не подавать, потому что у них в нутре может спирт загореться.
  
   Так их и привезли взаперти до Петербурга, и пари из них ни один друг у друга не выиграл; а тут расклали их на разные повозки и повезли англичанина в посланнический дом на Аглицкую набережную, а левшу -- в квартал.
   Отсюда судьба их начала сильно разниться.
  
   **
  
  
   Англичанина как привезли в посольский дом, сейчас сразу позвали к нему лекаря и аптекаря. Лекарь велел его при себе в теплую ванну всадить, а аптекарь сейчас же скатал гуттаперчевую пилюлю и сам в рот ему всунул, а потом оба вместе взялись и положили на перину и сверху шубой покрыли и оставили потеть, а чтобы ему никто не мешал, по всему посольству приказ дан, чтобы никто чихать не смел. Дождались лекарь с аптекарем, пока полшкипер заснул, и тогда другую гуттаперчевую пилюлю ему приготовили, возле его изголовья на столик положили и ушли.
  
   А левшу свалили в квартале на пол и спрашивают:
  
   -- Кто такой и откудова, и есть ли паспорт или какой другой тугамент?
  
   А он от болезни, от питья и от долгого колтыханья так ослабел, что ни слова не отвечает, а только стонет.
  
   Тогда его сейчас обыскали, пестрое платье с него сняли и часы с трепетиром, и деньги обрали, а самого пристав велел на встречном извозчике бесплатно в больницу отправить.
  
   Повел городовой левшу на санки сажать, да долго ни одного встречника поймать не мог, потому извозчики от полицейских бегают. А левша все время на холодном парате лежал; потом поймал городовой извозчика, только без теплой лисы, потому что они лису в санях в таком разе под себя прячут, чтобы у полицейских скорей ноги стыли. Везли левшу так непокрытого, да как с одного извозчика на другого станут пересаживать, всє роняют, а поднимать станут -- ухи рвут, чтобы в память пришел.
  
   Привезли в одну больницу -- не принимают без тугамента, привезли в другую -- и там, не принимают, и так в третью, и в четвертую -- до самого утра его по всем отдаленным кривопуткам таскали и все пересаживали, так что он весь избился. Тогда один подлекарь сказал городовому везти его в простонародную Обухвинскую больницу, где неведомого сословия всех умирать принимают.
  
   Тут велели расписку дать, а левшу до разборки на полу в коридор посадить.
  
   А аглицкий полшкипер в это самое время на другой день встал, другую гуттаперчевую пилюлю в нутро проглотил, на легкий завтрак курицу с рысью съел, ерфиксом запил и говорит:
  
   -- Где мой русский камрад? Я его искать пойду.
   Оделся и побежал.
  
  
   Удивительным манером полшкипер как-то очень скоро левшу нашел, только его еще на кровать не уложили, а он в коридоре на полу лежал и жаловался англичанину.
   -- Мне бы,-- говорит,-- два слова государю непременно надо сказать.
  
   Англичанин побежал к графу Клейнмихелю и зашумел:
   -- Разве так можно! У него,-- говорит,--хоть и шуба овечкина, так душа
   человечкина.
  
   Англичанина сейчас оттуда за это рассуждение вон, чтобы не смел поминать душу человечкину. А потом ему кто-то сказал: "Сходил бы ты лучше к казаку Платову -- он простые чувства имеет".
  
   Англичанин достиг Платова, который теперь опять на укушетке лежал.
  
   Платов его выслушал и про левшу вспомнил.
  
   -- Как же, братец,-- говорит,-- очень коротко с ним знаком, даже за волоса его драл, только не знаю, как ему в таком несчастном разе помочь; потому что я уже совсем отслужился и полную пуплекцию получил -- теперь меня больше не уважают,-- а ты беги скорее к коменданту Скобелеву, он в силах и тоже в этой части опытный, он что-нибудь сделает.
  
   Полшкипер пошел и к Скобелеву и все рассказал: какая у левши болезнь и
   отчего сделалась.
   Скобелев говорит:
   -- Я эту болезнь понимаю, только немцы ее лечить не могут, а тут надо какого-нибудь доктора из духовного звания, потому что те в этих примерах выросли и помогать могут; я сейчас пошлю туда русского доктора Мартын-Сольского.
  
   Но только когда Мартын-Сольский приехал, левша уже кончался, потому что у него затылок о парат раскололся, и он одно только мог внятно выговорить:
  
   -- Скажите государю, что у англичан ружья кирпичом не чистят: пусть чтобы и у нас не чистили, а то, храни бог войны, они стрелять не годятся.
  
   И с этою верностью левша перекрестился и помер.
  
   Мартын-Сольский сейчас же поехал, об этом графу Чернышеву доложил, чтобы до государя довести, а граф Чернышев на него закричал:
  
   -- Знай,-- говорит,-- свое рвотное да слабительное, а не в свое дело не мешайся: в России на это генералы есть.
  
   **
   Государю так и не сказали, и чистка все продолжалась до самой Крымской кампании. В тогдашнее время как стали ружья заряжать, а пули в них и болтаются, потому что стволы кирпичом расчищены.
  
   Тут Мартын-Сольский Чернышеву о левше и напомнил, а граф Чернышев и говорит:
  
   -- Пошел к черту, плезирная трубка, не в свое дело не мешайся, а не то я отопрусь, что никогда от тебя об этом не слыхал,-- тебе же и достанется.
  
   Мартын-Сольский подумал: "И вправду отопрется",-- так и молчал.
  
   А доведи они левшины слова в свое время до государя,-- в Крыму на войне с неприятелем совсем бы другой оборот был.
  
   **
  
  
  
  
  
  

ВСПОМНИМ

  

0x01 graphic

  

Иван Петрович Кулибин

(10 апреля (21 апреля) 1735 -- 30 июля (11 августа) 1818)

  
  -- Кулибин родился в семье мелкого торговца в селении Подновье Нижегородского уезда.
  -- В юношеском возрасте обучился слесарному, токарному и часовому делу.
  -- В 1764--1767 годах Кулибин изготовил уникальные карманные часы. В их корпусе помимо собственно часового механизма помещались ещё и механизм часового боя, музыкальный аппарат, воспроизводивший несколько мелодий, и сложный механизм крошечного театра-автомата с подвижными фигурками (ныне часы хранятся в музее Эрмитаж).
  -- Кулибин дважды (в 1792 и в 1799) собирал знаменитые часы Павлин работы английского механика Джемса Кокса, которые постоянно экспонируются в павильонном зале малого Эрмитажа.
  -- С 1769 года и на протяжении более 30 лет Кулибин заведовал механической мастерской Петербургской академии наук.
  -- К 1772 году Кулибин разработал несколько проектов 300-метрового одноарочного моста через Неву с деревянными решётчатыми фермами.
  -- В последующие годы Кулибин изобрел и изготовил много оригинальных механизмов, машин и аппаратов. Среди них -- фонарь-прожектор с параболическим отражателем из мельчайших зеркал, речное судно с вододействующим двигателем, передвигающееся против течения , механический экипаж с педальным приводом.
  -- Неутомимый новатор, в домашнем быту и привычках Кулибин был консервативен. Он никогда не курил табак и не играл в карты.
  -- Писал стихи.
  

0x01 graphic

  

Проект моста через Неву

РУССКИЕ ПОСЛОВИЦЫ,

ПОГОВОРКИ И КРЫЛАТЫЕ ВЫРАЖЕНИЯ

  
  
   СМЕЯТЬСЯ, ПРАВО, НЕ ГРЕШНО НАД ТЕМ, ЧТО КАЖЕТСЯ СМЕШНО.
   Выражение из стихотворения Н. М. Карамзина "Послание к Александру Алексеевичу Плещееву", 1796 г.
   В тексте: "...над всем, что кажется смешно".
   Над тем, что действительно смешно, можно смеяться.
   Обычно произносится в ответ человеком, которому сделали за­мечание, что он над кем-, чем-либо смеётся.
  
   СМОТРИ В КОРЕНЬ!
   Афоризм Козьмы Пруткова, 1854 г.
   Козьма Прутков -- коллективный псевдоним группы русских писателей -- А. К. Толстого и братьев А. М. и В. М. Жемчужни-ковых, выступавших в литературе совместно в 50--60 годах XIX века.
   В любом деле старайся понять самое главное.
   Употребляется в качестве призыва к глубокому, внимательному исследованию сути явлений. Принадлежность этого выражения К. Пруткову общеизвестна, поэтому произносится оно всегда шут­ливо, иронически.
  
   СПАСЕНИЕ УТОПАЮЩИХ - ДЕЛО РУК САМИХ УТОПАЮ­ЩИХ.
   Выражение из романа И. Ильфа и Е. Петрова "Двенадцать стуль­ев", 1927 г.
   В романе высмеивается плакат с нелепым лозунгом,-вывешенный в клубе на вечере Общества спасания на водах: "Дело помощи утопающим -- дело рук самих утопающих".
   В изменённом виде лозунг стал широко употребляться в качестве шутливого афо­ризма о самопомощи.
   Говорится всегда шутливо в ситуации, когда человеку, попав­шему по своей вине в затруднительное положение и просящему о по­мощи, отвечают, что он сам себе должен помогать.
  
   СЧАСТЛИВЫЕ ЧАСОВ НЕ НАБЛЮДАЮТ.
   Выражение из комедии А. С. Грибоедова "Горе от ума", 1824 г
   Когда люди счастливы, они не замечают, как быстро бежит время.
  
   ТЕАТР НАЧИНАЕТСЯ С ВЕШАЛКИ.
   Выражение, которое приписывается одному из основателей Московского Художественного академического театра (МХАТ) К. С. Станиславскому (1863--1938).
   Всякое большое, значительное событие, мероприятие и т. п. начинается с малого, на первый взгляд незначительного.
   Говорят, когда хотят подчеркнуть значение и важность мелочи, которая имеет существенное значение для главного.
  
   ТРИШКИН КАФТАН.
   Название басни И. А. Крылова, 1815 г.
   Кафтан -- старинная мужская верхняя одежда.
   В басне рассказывается о том, как её герой, Тришка, для того, чтобы починить одну часть кафтана, отрезал другую и тем самым окончательно его испортил.
   Употребляется иронически, в ситуации, когда кто-либо, желая исправить одну вещь, портит при этом другую.
  
   УНЫЛАЯ ПОРА, ОЧЕЙ ОЧАРОВАНЬЕ!
   Выражение из стихотворения А. С. Пушкина "Осень", 1833 г.
   Употребляется как образное наименование осени, если говоря­щий любит это время года.
  
   УСЛУЖЛИВЫЙ ДУРАК ОПАСНЕЕ ВРАГА.
   Выражение из басни И. А. Крылова "Пустынник и медведь", 1808 г.
   Говорится в ситуации, когда неумный человек пытается помочь кому-нибудь, но от его помощи получается только вред. Выражение является очень обидным, поэтому не употребляется в присутствии этого человека, а только в разговоре о нём.
  
   ХОЖДЕНИЕ ПО МУКАМ.
   Название трилогии А. Н. Толстого, 1920--1942 гг.
   В древней Руси популярностью пользовался перевод грече­ской повести "Хождение богородицы по мукам", в которой расска­зывалась история посещения ада матерью Иисуса Христа.
   Название этого произведения было использовано выдающимся русским советским писателем Алексеем Николаевичем Толстым, который свой роман-трилогию о Гражданской войне, об идейных исканиях и тяжёлых жизненных испытаниях героев назвал "Хожде­нием по мукам". Именно это произведение способствовало широкому распространению выражения в наши дни.
   Говорится, когда человек в течение длительного времени испы­тывает трудности в работе, в жизни. Часто употребляется шут­ливо, когда эти трудности не являются значительными.

Фелицына В.П., Прохоров Ю.Е.

Русские пословицы, поговорки и крылатые выражения: Лингвострановедческий словарь / Под ред. Е.М. Верещагина, В.Г. Костомарова. -

М., 1979.

0x01 graphic

Ловушки для грабителей

ВЕЛИКИЕ МЫСЛИ

(Афоризмы древнего Рима)

  
  -- Осторожно действовать еще важнее, чем разумно рассуждать.
  -- Следует осмотрительно делать то, что делаешь.
  -- Живет свободно только тот, кто находит радость в исполнении своего долга.
  -- Человеческий ум воспитывается учением и мышлением.
  -- Чем талантливее и способнее человек, тем с большей раздражительностью и мучением он учит.
  -- Порядок больше всего помогает ясному усвоению.
  -- Обучать есть дело долга, развлекать же -- дело уважения (к слушателям).
  -- Занятия наукой питают юность, а приносят усладу старости, украшают в счастье, служат убежищем и утешением в несчастье.
  -- Не знать истории -- значит всегда быть ребенком.
  -- История -- свидетель прошлого, свет истины, живая память, учитель жизни, вестник старины.
  -- Мы должны знать изобретения наших предков.
  -- Мудрость Сократа состояла в том, что он не думал, что знал то, чего не знал.
  -- Недостаточно обладать мудростью, нужно уметь пользоваться ею.
  -- Поступки мудрых людей продиктованы умом, людей менее сообразительных -- опытом, самых невежественных -- необходимостью, животных -- природой.
  
  

Марк Туллий Цицерон (106--43 гг. до н. э.)

  
  
  
  
  
  
  
  
  

 Ваша оценка:

По всем вопросам, связанным с использованием представленных на ArtOfWar материалов, обращайтесь напрямую к авторам произведений или к редактору сайта по email artofwar.ru@mail.ru
(с) ArtOfWar, 1998-2012