ArtOfWar. Творчество ветеранов последних войн. Сайт имени Владимира Григорьева

Каменев Анатолий Иванович
"Не следует злорадствовать по поводу военных неудач России"...

[Регистрация] [Обсуждения] [Новинки] [English] [Помощь] [Найти] [Построения]
 Ваша оценка:


"Не следует злорадствовать по поводу военных неудач России"...

А.Каменев

0x01 graphic

  

РУССКО-ЯПОНСКАЯ ВОЙНА

1904-1905 гг.

(Из моей книги: НАУКА ПОБЕЖДАТЬ. Т.1-7. - Т.1. Боевое искусство русских полководцев (ХI - начало ХIХ в. / Автор-составитель А.И. Каменев. - М.: ВАГШ, 2001. - 375 с.)

  
   (Данный труд, основанный на документах и оригинальных материалах, содержит много интересных и поучительных примеров из боевой практики полководцев и военачальников России и помогает понять характер русского национального военного искусства как стройной системы достижения победы над врагом).
  
   Справка:
  
  -- Русско-японская война (27 января 1904 -- 23 августа 1905) -- война между Россией и Японией за контроль над Маньчжурией и Кореей.
  -- Внезапное, без официального объявления войны, нападение японского флота на русскую эскадру на внешнем рейде Порт-Артура в ночь на 27 января (9 февраля) 1904 привело к выводу из строя нескольких сильнейших кораблей русской эскадры и обеспечило беспрепятственную высадку японских войск в Корее в феврале 1904 года.
  -- Англия и США сразу и определённо заняли сторону Японии: начавшая выходить в Лондоне иллюстрированная летопись войны даже получила название "Борьба Японии за свободу"; а американский президент Рузвельт открыто предостерегал Францию от её возможного выступления против Японии, заявив, что в этом случае он "немедленно станет на её сторону и пойдёт так далеко, как это потребуется".
  -- 8 марта 1904 года в Порт-Артур прибыл адмирал Макаров немедленно принял энергичные меры для восстановления боеспособности русской эскадры, что привело к росту воинского духа на флоте.
  -- В мае 1904 года, использовав бездействие русского командования, японцы провели высадку своих войск на Квантунский полуостров и перерезали железнодорожное сообщение Порт-Артура с Россией.
  -- 27 января (9 февраля) 1904 года японская эскадра в составе 6 крейсеров и 8 миноносцев вынудила к бою находившиеся в корейском порту Чемульпо бронепалубный крейсер "Варяг" и канонерку "Кореец". После 50-минутного сражения получивший тяжёлые повреждения "Варяг" был затоплен, а "Кореец" -- взорван.
  -- 20 декабря 1904 года (2 января 1905 года по новому стилю), после гибели генерала Р. И. Кондратенко, крепость была сдана японцам на 329-й день после начала войны генералом Стесселем вопреки решению Военного совета Порт-Артура.
  -- Оборона крепости продолжалась до 2 января 1905 года и стала одной из ярких страниц русской военной истории.
  -- Причины неудач русских армий и флота и их конкретных поражений были обусловлены многими факторами, но главными среди них явились незавершённость военно-стратегической подготовки, колоссальная удалённость театра военных действий от главных центров страны и армии, чрезвычайная ограниченность сетей коммуникаций. Кроме того, начиная с января 1905 года в России возникла и развивалась революционная ситуация.
  -- 9 августа 1905 года в Портсмуте (США) при посредничестве Теодора Рузвельта начались мирные переговоры. Мирный договор был подписан 23 августа (5 сентября) 1905 года. Россия уступила Японии южную часть Сахалина (уже оккупированную на тот момент японскими войсками), свои арендные права на Ляодунский полуостров и Южно-Маньчжурскую железную дорогу, соединявшую Порт-Артур с Китайско-Восточной железной дорогой. Россия также признала Корею японской зоной влияния. В 1910 году, несмотря на протесты других стран, Япония формально аннексировала Корею.
  -- Генерал Куропаткин в своих "Итогах" японской войны писал о командном составе:
  
   "Люди с сильным характером, люди самостоятельные, к сожалению, в России не выдвигались вперёд, а преследовались; в мирное время они для многих начальников казались беспокойными. В результате такие люди часто оставляли службу. Наоборот, люди бесхарактерные, без убеждений, но покладистые, всегда готовые во всём соглашаться с мнением своих начальников, выдвигались вперёд".
  

0x01 graphic

Экстренное дополнение к журналу "Нива" с обращением Николая II о начале русско-японской войны

  

***

  
   Думается, слишком долго мы изучали эту войну по работе Ленина "Падение Порт-Артура", полной, скорее сарказма, нежели глубокого анализа произошедшего.
  
   Проще всего во всех бедах обвинять существующую власть, "бездарных и ничтожных генералов", "необразованных офицеров, лишенных тесной связи с солдатскими массами", как это сделал В. Ленин в своей работе "Падение Порт - Артура" и на этой основе провозглашать политические лозунги и призывы к революции (См.: Ленин В.И. Полн. собр. соч., т.9, С.151 - 159).
  
   С полным основанием можно предположить, что ему неведомы были имена С.О. Макаренко, Р.И. Кондратенко и других героев Русско-японской войны, а сведения о боевых действиях он извлекал из оппозиционной (точнее, революционной) и иностранной печати (живя в Женеве, он мог пользоваться только этой информацией).
  
   Впрочем, ничего особо исключительного в действиях Ленина нет: так поступает почти каждый политический деятель - поет ту песню, которую ему заказала "родная" партия.
  
   Пагубность ситуации в другом - в стремлении данной пространной статьей навязать обществу оценку исторически имевшему факту и этой односторонностью оценки все свести к "гнилости старой систему" и необходимости замены ее новой, "прогрессивной".
  
   Если после каждой военной неудачи все будет сводится к поношению военных и существующей власти, то общество никогда не научится извлекать уроков из собственной истории, а обретет лишь способность "находить крайнего".
  
   Это весьма прискорбно...
  
   "Партийно-политический" подход в изучении истории и трактовке исторических событий ущербен и убыточен, ибо "зацикливается" на оценках и выводах, вписывающихся в контекст партийных программ и политических установок данной партии.
  
   *
  
   Давно бы следует отказаться от упрощенной трактовки событий и злорадствований по поводу военных неудач России.
  
   Следует шире открыть глаза на события, влекущие к войне, деятельность различных государственных структур и принять во внимание тот факт, что ход и исход боевых действий зависит не только от генералов, но наполовину (если не более) определяется политикой, где действия правительства, дипломатов играют главенствующую роль.
  
   На примере Русско-японской войны мы вправе сказать о том, что эта война была обречена на поражение той гибельной стратегией, которую взяло на вооружение русское правительство на Дальнем Востоке и той близорукостью политиков и дипломатов, которые позволили странам Запада (прежде всего, Германии) разыграть "японскую карту" и втянуть Россию в заведомо проигрышную военную кампанию.
  
   *
  
   Разного рода "реверансы" в сторону Запада, опасения как бы на Западе неверно не истолковали действия России, пассивность вместо наступательности дипломатии, инертность, а то и враждебность отечественной прессы, подогреваемой извне и изнутри недругами России, привели к духовному кризису, утрате уважения к армии и флоту.
  
   По сложным историческим причинам Россия оказалась больна духом: годами накопилось глухое недовольство правительством, и при первых же неудачах в Маньчжурии целый слой русского населения стал желать нашего поражения; по близорукости люди считали, что эта война - затея правительства и что если японцы победят - не беда, они - де разобьют... правительство, а не Россию.
  
   И вот, вместо того, чтобы объяснять народу смысл этой войны, вместо того, чтобы призывать его к терпению и мужеству, наши газеты стали безмерно и часто лживо поносить правительство и армию, стали, как плакательщицы, причитать об ужасах боя и кричать: "долой войну".
  
   А из Маньчжурии шли печальные вести о неудаче за неудачей.
  
   И сдал больной народный дух, - заволновались запасные, пошли забастовки и бунты... (См.: Волгин А. М. Об армии. - СП б., I907. - С.39 - 40).

0x01 graphic

Верх: Крейсер "Паллада" под обстрелом в гавани Порт-Артура. Слева по часовой стрелке: японская пехота, японская кавалерия, "Варяг" и "Кореец", русские солдаты стоят над траншеей с убитыми японскими солдатами во время осады Порт-Артура.

  
   Иное положение дел имело в Японии.
  
   Не стоит доказывать, что "познание армии" составляет священную обязанность гражданина этой страны.
  
   Стоит вспомнить рассказ японского офицера, как он уходил на войну ?
   Вот что сказал ему отец, подавая на прощание чашку саке.
  
   "Не заботься о том, что оставляешь дома; отдай все свои мысли святому делу, на которое идешь. Отец не боится потерять тебя... Умирая за родину, ты прибавишь новый цветок к нашему семейному дереву"...
  
   И дальше описание, как провожал народ своих воинов на войну:
  
   "Всюду, где мы проходили, собиравшиеся на нашем пути, низко кланялись знамени и приветствовали его громкими криками. Часто мы проходили вблизи селений, толпы детей высыпали нам навстречу и провожали нас криками и пением, а старые, сгорбленные женщины протягивали нам руки, перебирая четки, и громко молились за нас. Вы идете за всех нас, славные воины; великий Будда сохранит и направит вас..."
  
   Этих штрихов вполне достаточно, чтобы уразуметь, что в Японии почет, уважение, любовь к своей родной армии достигли к моменту войны кульминационного пункта, которому можно лишь позавидовать. (См.: Галкин М. К познанию армии // Военный сборник. - I9I4. - NI. - С.20 - 21).
  
   Тогда трудно было понять и твердо запомнить, что войну ведут не армии, а народы: одна армия бессильна, если за нею не стоит могучею волею вся громада народа (Волгин А. М. Об армии. - СП б., I907. - С.40).
  
   *
  
   Еще в ХIХ в. весьма прискорбно стала проявляться роль политически ангажированной интеллигенции в деле войны и вооруженной защиты.
  
   Явление это стало настолько заметно, что австрийский генерал Бенедек (начальник Австрийского генштаба в 1860 - 1864 гг.) обратился в 1860 году к войскам со следующими словами:
  
   "Откуда исходят... затруднения, и кто противится успеху великого дела? Извне - от враждебных правительств, от находящихся под их покровительством и без устали работающих революционеров все стран...
   Изнутри - от адвокатов и докторов без практики, честолюбивых и алчных журналистов, недовольных профессоров и учителей..., от мелкого запутавшегося в долгах дворянства, для которого сам господь Бог не сумел бы написать желанной конституции, избавляющей от задолженности.
   Только изменники, люди с нечистыми намерениями и часть так называемого интеллигентного пролетариата агитирует против нашей конституции..."
  
  
   Русская интеллигенция нисколько не отставала от западноевропейской в этом вопросе.
  
   "Нам, офицерам, не на кого надеяться в деле поднятия военного духа армии", _ с горечью писал в 1910 г. В. Короткевич (Короткевич В Армия и миролюбие // Офицерская жизнь. - I9I0. - N249. - С.2237).
  
   Откуда взялся такой пессимизм?
   Почему от Армии отвернулась интеллигенция?
  

0x01 graphic

Русский плакат начала войны "Посидим у моря, подождём погоды"

  
   Если под влиянием Петра Великого создается целая литература в защиту военных реформы, произносятся проповеди политического характера, пишутся целые трактаты (См.: Соколовский И.В. Петр Великий как воспитатель и учитель народа. - Казань, 1873. - С.5.) и проч., то в позднейшее время в русском обществе наблюдаются иные картины, явившиеся следствием так называемой партийности и доктринерства.
  
   Суть проблемы образно и четко указал А. Керсновский:
  
   "Русский общественник" - все равно кто... - твердо верил в непогрешимость своих партийных догматов.
   Вне партии для него ничего не существовало.
   Не партия служила интересам страны, а страна должна была служить интересам партии. Если программа расходилась со здравым смыслом, то виноват был здравый смысл и требования жизни. Партийная же программа при всех обстоятельствах оставалась непогрешимой.
   Доктринерство общественности вытекало из ее неопытности в государственном строительстве.
   Все свои познания в этой области она черпала из иностранной парламентской практики, наивно считая западноевропейский парламентаризм верхом совершенства и мечтая подогнать пот те же образцы и Россию.
   Во всеоружии своих теоретических познаний, передовая русская общественность сгорала властолюбием". (Керсновский А.А. История Русской Армии. - ч.I - IV. - Белград, I933 - I938. - С.591 - 592).
  
   *
  
   Партийность и доктринерство русский интеллигент распространил и на военную область.
  
   В политизации офицеров русской армии различные партии видели возможность найти пути для воздействия на эту часть общества и армии с целью нейтрализации или привлечения части офицерского корпуса на свою сторону в революции (См.: Панов А.И. Офицеры в революции 1905 - 1907 гг. - М., 1996).
  
   Под особый прицел была взята группа влиятельных генералов: обманутые расчетливыми политиками военачальники сыграли роль позорную и жалкую.
   Лично для себя они, правда, никакой выгоды не искали.
   Возомнив себя "общественными деятелями", обрадованные возможностью примкнуть к элите общества и превратно понимая "благо" России, они изменили своему главному назначению _ быть опорой законной власти.
  
   Горе аристократии, если она забывает свое высокое призвание _ быть светом миру и солью земли (Меньшиков М.О. Письма к ближним. - СП б., 1908. - С.680).
  
   Эти слова М. Меньшикова не грех напоминать каждый раз русской интеллигенции, когда она вновь пытается "разыграть" в свою пользу "военную карту".
  
   *
   Не следует сбрасывать со счетов и просчеты военного порядка: отсутствие воли главнокомандующих, двоевластие (а то и троевластие) вместо единоначалия, измена долгу и чести (Стессель, Небогатов и др.), неверный стратегический и психологический расчет в войне с японцами и др.
  

0x01 graphic

Высадка 2-й японской армии на Ляодунском полуострове. Фото из японских архивов

  
  
  
   В частности, следовало бы принять во внимание тот факт, что в Японии издавна велика роль религии и ее практического воплощения в кодексе "Бусидо" (путь воина).
  
   Генерал Ноги, принявший капитуляцию Порт-Артура и потерявший там трех сыновей - офицеров, поясняет значение этого слова так:
  
   "Бусидо", это - то, чему наши родители начинают обучать нас с 4 - 5 летнего возраста, когда мы впервые ознакамливаемся с окружающей нас средой. Лучше всего, мне кажется, определить "Бусидо" как поведение в жизни (а не только в разговорах) принципов законности, уважения к родителям, честности и храбрости; другими словами "Бусидо" означает возвышенный дух и совершенные манеры, которые в прежние времена считались присущими классу высшего дворянства (самураев).
   "Бусидо" является сущностью "духа Японии" (ямато дамасии).
   (См.: Иванов И. В. Корни японских побед, или чем победили нас японцы. - М., 1911. - С.22 - 23.)
  
   *
  
   Теперь о самой войне.
   Для дальнейших судеб русской армии, как, впрочем, и для всей России, Японская война имела столь же обширные и глубокие последствия, какие имел перед тем Севастополь.
  
   Как перед Севастополем, так и перед Маньчжурской войною наша армия переживала длительный период вредного самообольщения, вдохновлялась пагубной формулой -- "шапками закидаем".
  
   В итоге, ни в вопросах обучения, ни в вопросах снабжения, ни в вопросах военно-философских основ мы не были надлежаще подготовлены к ведению большой войны. В армии крепко укоренились псевдо-суворовские навыки с их уже отжившими исповеданиями -- "пуля дура, штык молодец!" (См: Штейфон Б. Русско-японская война. - В кн.: Военная мысль в изгнании. Творчество русской военной эмиграции // Российский военный сборник. Вып. 16. - М., 1999. - С.66).
  
   *
  
   Русско-японская война, хотя в ней участвовало не более 1/3 наших вооруженных сил, внесла чрезвычайное расстройство во все области военного снабжения.
   Почти все запасы, рассчитанные на всю многомиллионную русскую армию, на случай ее мобилизации, были поглощены войной.
   Государство не предвидело столь широкого израсходования всех средств страны, а потому система измора, не достигнув результата, благодаря преждевременному заключению мира, тяжело отразилась на экономическом положении нашей Родины.
  
   *
  
   Вооруженная борьба в Маньчжурии явилась первой большой войной после войн 1870-1871 и 1877-1878 гг.
  
   Поэтому естественно, что действия обеих сторон привлекали напряженное внимание мировой военной мысли, так как являлись поверкой всех военно-идейных и военно-практических достижений, накопившихся к тому времени. Особые условия дальневосточного театра придавали боевым действиям характер колониальной войны и тем как бы принижали абсолютную ценность ее выводов.
  
   Несмотря, однако, на это превходящее обстоятельство, опыт был все же обширный, разнообразный и чрезвычайно поучительный.
  
   Хронологически война возникла на рубеже двух столетий.
  
   Идейно, как уже указывалось, она занимала такое же промежуточное место между двумя так не похожими друг на друга военными мировоззрениями XIX и XX веков.
  
   В последующих материалах нам предоставляется возможность оценить связь политики и военного искусства.

А. Каменев

  
  

0x01 graphic

Русский плакат начала русско-японской войны, 1904.

Японский император и его лукавые доброжелатели: Джон Булль и Дядя Сэм

  

Старая, но и умная литература

  -- Аварин В. Я. Империализм в Манчжурии, 2-е пересм. и доп. изд., т. I, М.--Л., Гос. соц. эк. изд. 1934, I т. (Ком. академия, Ин-т мирового хозяйства и мировой политики). [Т. I. Этапы империалистической борьбы за Манчжурию, 414 С., 1 карта.]
  -- Ватанабе В. Жизнь и борьба рабочего класса Японии. -- М.--Л., Партиздат, 1933. -- 54 С.
  -- Волонтер (Павлович М.) Русско-японская война (Причины, ход и последствия). -- Женева, "Искра", 1905.
  -- Волынский Л. Под властью микадо. Политика и капи­тализм (Япония). -- М., Мопр, 1927. -- 15 С.
  -- Иоган Е., Танин О. Когда Япония будет воевать. Пер. с англ. -- М. Гос. соц. эк. изд., 1936. -- 238 С.
  -- Павлович М. (М. П. Вельтман). Советская Россия и империалистическая Япония. -- М., изд-во "Красная Новь", 1923. -- 145 С.; 1 л. карт.
  -- Павлович М. Борьба за Азию и Африку. -- М., Гос. изд. 1924. -- 254 С.
  -- Романов Б. А. Россия в Манчжурии (1892--1906 гг.). Очерки из истории внешней политики самодержавия в эпоху империализма. -- Л., Ленинградский исторический ин--т, 1928. -- 615 С.; 1 л. карт.
  -- Сен-Катаяма. Япония. -- М., изд. ЦК МОПР СССР, 1928. -- 23 С. (серия: "Революционное движение в странах капитала").
  -- Сен-Катаяма. Япония и Америка. Пер. с англ. рукописи А. И. Певзнер. -- М., НКИД, 1925. -- 60 С.
  -- Шаллэ Ф. Рабочее движение в Японии. Пер. с франц. А. Гарф. -- М., -- Пг., Гос. изд., 1923. -- 94 С. (Социально-историческая б-ка).
  -- Харнский К. Япония в прошлом и настоящем. -- Влади­восток, 1926. -- 412 С.
  -- Хаяма У. Япония. -- М.--Л., Гос. соц. эк. изд., 1936. -- 16 С. (Капиталистический мир в очерках).
  -- Хондзе Эйдзиро. Социалистическая история Японии. -- М., 1935 (Труды Московского ин-та востоковедения).
  -- Армия в первой революции. Очерки и материалы. Сост. сотрудн. Военно-исторического отдела штаба РККА. -- М.--Л., Гос. изд., 1927. -- 405 С., вкл. пл., карт, табл. (Материалы и документы под общ. редакцией М.Н. Покровского).
  -- Виноградов С. Е. Флот в революционном движении. Общедоступные очерки, изд. 2-е, пересм, и доп. -- Л., Ред. изд. отд. военно-морских сил РККФ, 1925. -- 114 С.
  -- Голодец М. Г. 1905 год в армии и флоте. -- М., Гос. воен. изд., 1926. -- 53 С.
  -- Дрезен А. Революция во флоте. Балтийские моряки в восстании 1905--1906 гг. -- Л., Гос. изд., 1926. -- 83 С.
  -- Егоров И. В. Восстания в Балтийском флоте в 1905-- 1906 гг. в Кронштадте, Свеаборге и на корабле "Память Азова". Сборник статей, воспоминаний, материалов и до­кументов. Сост. И. Е. Егоров под ред. Ленинградского Истпарта. -- Л., "Прибой", 1926. -- 162 С.
  -- Платонов А. И. Восстание в Черноморском флоте в 1905 г. в июне в Одессе и в ноябре в Севастополе. Под ред. и с предисл. Ленинградского истпарта с приложением прокламаций, архивных документов, биографий. -- Л., "При­бой", 1925. -- 294 С.
  -- Платонов А. И. Как флот боролся за свободу. Под ред. В. Валь, изд. 2-е. -- Л., Ред. изд. отд. военно-морских сил РККФ, 1926. -- 40 С.
  -- Революционное движение к Черноморском флоте (в 1905 г.). Сборник воспоминании и материалов. -- М., Все­союзное О-во политкатаржан и ссыльно-поселенцев, 1925. -- 160 С., 3 л. портр.
  -- 1905. Революционное движение на Дальнем Востоке. -- Владивосток, "Книжное дело", 1925. -- 20 С. илл., портр. Дальневосточная краевая комиссия но организации юби­лея 20-летия 1905 г. и Истнартотд. Дальбюро ЦК РКП(б).
  -- Станкевич Л. Н. Первая революция на Дальнем Востоке. Хроника революционных событий 1903--1908 гг. -- Хабаровск, "Книжное дело", 1930 -- 299 С. (Истнарт. отд. Дальневосточн. крайкома ВКП(б) и Дальневосточная краевая комиссия по проведению юбилея 25-летия рево­люции 1905 г.).
  -- Ярославский Е. Русско-японская война и отношение к ней большевиков. -- М., Гос. соц. эк. изд., 1939. -- 46 С.
  -- Апушкин В. А. Русско-японская война 1904--1905 гг., изд. 2-е. -- М., "Образование", 1911. -- 208 С.; 6 л. илл., изд. 1-е 1910 г., 219 С.; 1 л. карт.
  -- Боевая работа русской армии в войну 1904--1905 гг., ч. 1-2. - СП б, Абамелек--Лазарев. 2 т. [Ч. 1.--1912. 279 С.; 2 л. портр. Ч. 2.--1913. 417 С.; 9 л. схем.]
  -- Виноградский Л. И. История русско-японской войны 1904--1905 гг. Вып. 1--2. - СП б., О-во ревнителей военных знаний, 1908--1912.
  -- Витте С. Ю. Вынужденные разъяснения по поводу отчета ген.--ад. Куропаткина о войне с Японией. -- М., 1911. 100 С.; изд. 1-е. -- М., 1909. -- 87 С.
  -- Витте С. Ю. Воспоминания. Царствование Николая II. т. 1. -- Берлин, "Слово", 1922. -- 540 С.
  -- Гамильтон сэр, британский военный агент при армии маршала Куроки. Записная книжка штабного офицера во время русско-японской войны. -- СП б., Березовский 1906--1907. 2 т. [Т. I. Пер. с англ. генштаба кап. Семенов 1906. -- 342 С.; 9 л. карт., схем.; Т. II. Пер. с англ. под ред. Ю. Лазаревича, 1907. -- 328 С.; 6 л. карт., план.]
  -- Гамильтон Я., Записная книжка штабного офицера во время русско-японской войны ген.-лейт. Гамильтона. Пер. с англ. при участии и под редакцией генштаба подполк. Евреинова и кап. Никольского. -- СП б., "Офицер--воспи­татель", 1907. -- т. I, т. II, 1907. -- 109 С.
  -- Грулев М. В штабах и на полях Дальнего Востока. Воспоминания офицера генерального штаба и командира полка о русско-японской войне, -- СП б., Березовский 1908-- 1909. 2 т. [Т. I. До Ляояна. 1908. -- 367 С. с илл. Т. II. От Ляояна до конца войны. 1909. -- 443 С. с илл.]
  -- Иммануэль майор. Русско-японская война в воен­ном и политическом отношении. Пер. с нем. К. Адариди. Вып. 1--4, -- СП б., Березовский 1906. 4 т.[Вып. 1. От начала войны до сражения у Кинчжоу. 107 С.; 8 л. карт., схем.; Вып. 2. Бой при Вафангоу, битвы у Ляояна и на Шахэ, 87 С.; 8 л. схем.; Вып. 3. Осада Порт-Артура. Морской бой 28 июля (10 августа) 1904 г., 98 С.; 6 л. схем. Вып. 4. Набег на Инкоу. Сандэну, Мукден, Цусима. Конец войны, 112 С.; 9 л. схем.]
  
  

0x01 graphic

Статуя Зевса Олимпийского --

прославленная статуя царя богов и людей работы великого греческого скульптора Фидия.

ВЕЛИКИЕ МЫСЛИ

(Афоризмы древней Греции)

  
  -- Как страшен может быть разум, если он не служит человеку.
  -- Не помогает счастье нерадивым.
  -- Счастье сопутствует не малодушным.
  -- Великие дела не делаются сразу.
  -- На тех, кто впал без умысла в ошибку, не гневаются сильно.
  -- Ум, несомненно, первое условие для счастья.
  -- Лучше будь прост да честен, чем умен и лжив.
  -- Много говорить и много сказать -- не есть одно и то же.
  -- Мудрость -- родная мать счастья.
  -- Кого бог хочет погубить, того он сначала лишает разума.
  -- Слушай и молчи.
  
  

Софокл (ок. 496-- 406 гг. до н. э.)

  
  
  
  
  
  
  
  

  

  
  

 Ваша оценка:

По всем вопросам, связанным с использованием представленных на ArtOfWar материалов, обращайтесь напрямую к авторам произведений или к редактору сайта по email artofwar.ru@rambler.ru
(с) ArtOfWar, 1998-2011