ArtOfWar. Творчество ветеранов последних войн. Сайт имени Владимира Григорьева

Каменев Анатолий Иванович
"Обязанность и апостольский долг"...

[Регистрация] [Обсуждения] [Новинки] [English] [Помощь] [Найти] [Построения]
 Ваша оценка:


   Каменев Анатолий Иванович
   "Наука побеждать"
   Обновлялось: 24/04/2011 г.
   Статистика:
   По количеству посетителей - 886 881
   Объем - 39103k/672
   Иллюстрации - 2713
  
   1962-2011= "Армия дает мне опору уже 49 лет"
   В этом великом наследии есть и моя история...
  

бязанность и апостольский долг"...

  

0x01 graphic

ПОЧЕМУ Я НЕ СТАЛ ОФИЦЕРОМ?

Н.А. Бердяев

  
   Справка:
  
  -- Николай Александрович Бердяев ( (18) марта 1874, Киев, Российская империя -- 23 марта 1948, Кламар под Парижем, Франция) -- русский религиозный философ XX века. В 1922 году был выслан из Советской России, с 1925 года проживал во Франции.
  -- Родился в дворянской семье.
  -- Бердяев, сперва, воспитывался дома, потом поступил во 2-й класс Киевского кадетского корпуса. В 6-м классе оставил корпус и начал готовиться на аттестат зрелости для поступления в университет.
  -- В 1894 Бердяев поступил на естественный факультет Киевского университета, через год перешёл на юридический.
  -- В 1897 был арестован, провел 1 месяц в тюрьме. В 1899 был сослан на три года в Вологду.
  -- В 1898 Бердяев начал печататься. Наряду с С. Н. Булгаковым, П. Б. Струве, С. Л. Франком Бердяев стал одной из ведущих фигур движения (веховство), которое впервые заявило о себе сборником статей "Проблемы идеализма" (1902), затем сборниками "Вехи" (1909) и "Из глубины" (1918), в которых резко отрицательно характеризовались революции 1905 и 1917 годов.
  -- В 1913 году написал антиклерикальную статью, в защиту афонских монахов. За это он был приговорен к депортации в Сибирь, но Первая мировая война и революция помешали приведения приговора в исполнение.
  -- С 1917 г. до 1922 г. - дважды при советской власти Бердяев попадал в тюрьму.
  -- После отъезда (1922) (на так называемом "философском пароходе") Бердяев жил сначала в Берлине, где познакомился с несколькими немецкими философами: Максом Шелером, Кайзерлингом, Шпенглером.
  -- В 1924 он переехал в Париж. Там, а в последние годы в Кламаре под Парижем, Бердяев и жил до самой смерти.
  -- Он много писал и печатался, с 1925 по 1940 гг. был редактором журнала "Путь", активно участвовал в европейском философском процессе, поддерживая отношения с такими философами, как Э. Мунье, Г. Марсель, К. Барт и др.
  -- Умер Бердяев в 1948 г. в своём доме в Кламаре от разрыва сердца. За две недели до смерти он завершил книгу "Царство Духа и Царство Кесаря", и у него уже созрел план новой книги, написать которую он не успел.
  -- Основные сочинения (переведены на многие языки): "Смысл творчества" (1916), "Миросозерцание Достоевского" (1923), "Философия свободного духа" (т. 1-2, 1927-28), "Русская идея" (1948), "Самопознание" (1949).
  
   <...>
  

0x01 graphic

Николаевское инженерное училище.

Лагерный караул у знамени.

  
   По своему происхождению я принадлежу к миру аристократическому.
   Это, вероятно, не случайно и наложило печать на мою душевную формацию. Мои родители принадлежали к светскому обществу, а не просто к дворянскому обществу. В доме у нас говорили главным образом по-французски.
  
   Родители мои имели большие аристократические связи, особенно в первую половину жизни. Эти связи были частью родственные, частью по службе моего отца в кавалергардском полку.
  
   <...>
  
   Тут уместно сказать о некоторых наследственных свойствах характера нашей семьи. Я принадлежу к расе людей чрезвычайно вспыльчивых, склонных к вспышкам гнева.
   Отец мой был очень добрый человек; но необыкновенно вспыльчивый, и на этой почве у него было много столкновений и ссор в жизни.
   Брат мой был человек исключительной доброты, но одержимый настоящими припадками бешенства.
  
   Я получил по наследству вспыльчивый, гневливый темперамент.
   Это русское барское свойство. Мальчиком мне приходилось бить стулом по голове. С этим связана и другая черта некоторое самодурство.
  
   При всех добрых качествах моего отца, я в его характере замечал самодурство. Этот недостаток барски-русский есть и у меня. Я иногда замечаю что-то похожее на самодурство даже в моем процессе мысли, в моем познании.
  
   <...>
  

0x01 graphic

Урок фехтования в Михайловском артиллерийском училище

  
  
   Я воспитывался в военном учебном заведении, в Киевском кадетском корпусе.
   Но жил дома и был приходящим, что представляло собой исключение. Чтобы поступить в университет, я должен был держать экзамен на аттестат зрелости экстерном.
  
   Я не любил корпуса, не любил военщины, все мне было не мило.
   Когда я поступил во второй класс кадетского корпуса и попал во время перемены между уроками в толпу товарищей кадетов, я почувствовал себя совершенно несчастным и потерянным.
  
   Я никогда не любил общества мальчиков-сверстников и избегал вращаться в их обществе. Лучшие отношения у меня были только с девочками и барышнями. Общество мальчиков мне всегда казалось очень грубым, разговоры низменными и глупыми. Я и сейчас думаю, что нет ничего отвратительнее разговоров мальчиков в их среде. Это источник порчи.
  
   Кадеты же мне показались особенно грубыми, неразвитыми, пошлыми.
   К тому же товарищи иногда насмехались над моими нервными движениями хореического характера, присущими мне с детства. У меня совсем не выработалось товарищеских чувств, и это имело последствие для всей моей жизни.
  
   Единственным товарищем моего детства был моряк Н. М., которому мой отец помог окончить образование. Я был очень к нему привязан, и отношения сохранились на всю жизнь. Он стал как бы членом нашей семьи. Впоследствии он стал очень храбрым моряком, совершал экспедиций. Он был вместе со мной в ссылке в Вологде.
  
   Но в коллективной атмосфере военного учебного заведения я был резким индивидуалистом, очень отъединенным от других.
   На меня смотрели как на аристократическое дитя, пажа, будущего гвардейца. Преобладали же армейцы.
  

0x01 graphic

Юнкера на смотре гимнастов в Царском Селе.

  
   Но мое расхождение с кадетами и со всей кадетской атмосферой имело более глубокие причины. Во мне необычно рано пробудился интерес к философским проблемам, и я сознал свое философское призвание еще мальчиком.
  
   Учился я всегда посредственно и всегда чувствовал себя мало способным учеником. Одно время у меня был домашний репетитор. Однажды он пришел к отцу и сказал, что ему трудно заниматься с таким неспособным учеником. В это время я уже много читал и рано задумывался над смыслом жизни. Но я никогда не мог решить ни одной математической задачи, не мог выучить четырех строк стихотворения, не мог написать страницы диктовки, не сделав ряд ошибок. Если бы я не знал с детства французский и немецкий языки, то, вероятно, с большим трудом овладел бы ими. Но ввиду знания языков, я имел в этом преимущество перед другими кадетами. Я сносно знал теорию математики и потому мог кое-как обернуться, не умея решать задачи. Я недурно писал сочинения, несмотря на неспособность овладеть орфографией.
  
   Лучше других предметов я знал историю и естествознание.
  
   Программа кадетских корпусов была близка к программе реальных училищ. Большое значение имела математика, и преподавалась в старшем классе даже аналитическая геометрия и элементы высшей, математики. Преподавалось естествознание, ботаника, зоология, минералогия, физика и химия, космография.
  
   Поступив в университете на естественный факультет, я лучше других студентов ориентировался в естественных науках. Большое значение имели новые языки. Но греческий и латинский я изучал всего два года, готовясь на аттестат зрелости.
  
   *
  

0x01 graphic

Столовая в лагере Павловского военного училища.

  
   Преподавание в киевском корпусе было неплохое, среди преподавателей были даже приват-доценты университета.
  
   Директор кадетского корпуса генерал А. был человек хороший и ко мне он относился хорошо. Но я не мог принять никакого учебного заведения, не мог принять и университета. Психологически я себе объясняю, почему я всегда был неспособным учеником, несмотря на очень раннее мое умственное развитие и на чтение книг, которых в моем возрасте никто не читал.
   Когда я держал выпускной экзамен по логике, то я уже прочел Критику чистого разума Канта и Логику Д. С. Милля.
  
   Мои способности обнаруживались лишь тогда, когда умственный процесс шел от меня, когда я был в активном и творческом состоянии, и я не мог обнаружить способностей, когда нужно было пассивное усвоение и запоминание, когда процесс шел извне ко мне.
  
   Я, в сущности, никогда не мог ничего пассивно усвоить, просто заучить и запомнить, не мог поставить себя в положение человека, которому задана задача. Поэтому экзамен был для меня невыносимой вещью. Я не могу пассивно отвечать. Мне сейчас же хочется развить собственные мысли.
  
   По Закону Божьему я однажды получил на экзамене единицу при двенадцатибалльной системе. Это был случай небывалый в истории кадетского корпуса. Я никогда не мог бы конспектировать ни одной книги. И я, вероятно, срезался бы, если бы мне предложили конспектировать мою собственную книгу.
  
   Я очень много читал в течение всей моей жизни и очень разнообразно.
   Я читаю быстро и легко.
  
   С необычайной легкостью ориентируюсь в мире мысли данной книги, сразу же знаю, что к чему относится, в чем смысл книги. Но я читаю активно, а не пассивно, я непрерывно творчески реагирую на книгу и помню хорошо не столько содержание книги, сколько мысли, которые мне пришли в голову по поводу книги. Для меня это очень характерно.
  

0x01 graphic

Оркестр юнкеров Павловского военного училища

  
   Вместе с тем я никогда не мог признать никакого учителя и руководителя занятий. В этом отношении я автодидакт.
   Во мне не было ничего педагогического.
  
   Я понимал жизнь не как воспитание, а как борьбу за свободу.
  
   Я сам составлял себе план занятий.
   Никогда никто не натолкнул меня на занятия философией, это родилось изнутри.
   Я никогда не мог принадлежать ни к какой школе.
   Я всю жизнь учился, учусь и сейчас.
  
   Но это есть свободное приобщение к мировому знанию, к которому я сам определяю свое отношение. Покупка книг была для меня большим наслаждением. Вспоминаю, как я ходил в большой книжный магазин Оглоблина на Крещатике. Почти каждый день я ходил осматривать новые книги.
  
   Любовь к книжным магазинам у меня сохранилась и доныне.
  
   *
   Как я говорил уже, я принадлежу к военной семье со стороны отца и воспитывался в военном учебном заведении.
   И у меня была антипатия к военным и всему военному, я всю жизнь приходил в плохое настроение, когда на улице встречал военного.
  
   Я с уважением относился к военным во время войны, но не любил их во время мира. Будучи кадетом, я с завистью смотрел на студентов, потому что они занимались интеллектуальными вопросами, а не маршировкой. Я около шести лет учился строевой службе.
  
   Кадетский корпус был единственным местом, где было физическое воспитание и спорт, конечно, того времени. Гимнастика была обязательным предметом, как и танцы.
  
   Отвращение к военщине вызывало во мне нелюбовь к физическим упражнениям. Гимнастика казалась мне скучной, и лишь впоследствии, для гигиены, я делал по утрам гимнастику.
  

0x01 graphic

Юнкера Николаевского инженерного училища в лагере.

Возведение моста

  
   Танцы я не любил и танцевал плохо.
   Балы казались мне необыкновенно скучными.
  
   Две вещи, не связанные с интеллектуальной жизнью, требующие физической умелости, я делал хорошо: я очень хорошо ездил верхом и хорошо стрелял в цель. Ездить верхом я очень любил. Когда мне было около 9 лет, ко мне приезжал казак, он обучал меня верховой езде, мы ездили за город. Я умел ездить по-казачьи и по-кавалерийски. Быстрая езда карьером была для меня наслаждением. В этом я, наверное, превосходил моих товарищей по кадетскому корпусу. Меня огорчало, что потом наступили времена, когда трудно было ездить верхом. Я также хорошо стрелял в цель, почти без промаха.
  
   Думая о физическом труде и тренировке тела, я на опыте подтверждаю для себя глубокое убеждение, что человек есть микрокосм, потенциальная величина, что в нем все заложено.
  
   Маленьким мальчиком я очень увлекался ремеслами, я был и столяром, и маляром, и щекатуром. Особенно любил столярное ремесло, даже обучался ему в столярной мастерской и делал какие-то рамки и стулья. И сейчас я с любовью вхожу в столярную мастерскую. Одно время был даже огородником и сажал какие-то овощи.
  
   Этим как будто бы исчерпались все мои возможности физического труда, и всю жизнь я был неумелым в этой области. Я был также художником и даже очень увлекался живописью. У меня были довольно большие способности к рисованию и в кадетском корпусе я был одним из первых по рисованию. Я даже кончил рисовальную школу, три года учился. Начал уже писать масляными красками.
  
   Настоящего таланта у меня, наверное, не было, были способности. Но как только я сознал свое философское призвание, а его я сознал очень рано, еще мальчиком, я совершенно бросил живопись.
  
   Я начал писать романы философского направления.
  
   *
  

0x01 graphic

Сдача "репетиций" в Михайловском артиллерийском училище

  
   Возвращаюсь к своей реакции на кадетский корпус.
   Когда я наблюдаю современное поколение молодежи, увлеченное милитаризацией и идеалом военного, то это вызывает во мне особенное раздражение, потому что я получил военное воспитание, испытал на себе военную дисциплину, знаю, что такое значит принадлежать к военному коллективу.
  
   Пребывание в кадетском корпусе оказало на меня большое влияние в смысле сильной реакции против военной среды и атмосферы.
   По характеру своему я принадлежу к людям, которые отрицательно реагируют на окружающую среду и склонны протестовать.
  
   Это также форма зависимости.
  
   Я всегда разрывал со всякой средой, всегда уходил. У меня очень слабая способность к приспособлению, для меня невозможен никакой конформизм. Эта неприспособленность к окружающему миру мое основное свойство.
  
   Я никому и ничему никогда не мог подчиниться.
   Это я проверил на опыте всей моей жизни.
  
   Еще до кадетского корпуса, совсем маленьким, я надевал белый кавалергардский мундир моего отца, ленты и звезды моего деда.
  
   Меня интересовал образ Суворова.
   Я даже делал план сражения.
   На этом были совершенно изжиты мои милитаристические наклонности.
  
   Некоторая воинственность моего характера целиком перешла в идейную борьбу, в сражения в области мысли.
   Все военное было для меня нестерпимым, ибо делало человека подчиненной частью коллективного целого.
  
   Я даже избегал соблюдать кадетскую форму.
   Не стриг коротко волос, как полагалось кадетам. Старался избегать встреч с генералами, чтобы не становиться во фронт.
  

0x01 graphic

Михайловское артиллерийское училище.

Глазомерная съемка

  
   Ни с одним товарищем по кадетскому корпусу у меня не возникло никаких отношений.
  
   Тут большую роль играла моя скрытность.
   Затрудняла товарищеские отношения со мной также моя вспыльчивость. Со мной не очень приятно было играть в карты, потому что я мог прийти в настоящее бешенство против моего партнера. Кстати, любовь к карточной игре и притом с азартом я изжил мальчиком и более к этому не возвращался.
   Любовь к философии, к познанию смысла жизни вытесняла во мне все.
  
   В моей природе есть кавалергардские инстинкты, но они были мной задавлены и вытеснены. Преодоление их усложнило мою натуру. О произошедшем во мне перевороте речь впереди.
  
   До переворота у меня было много неприятных черт, от которых я освободился.
  
   <...>

Бердяев Н.А.

Самопознание.

0x01 graphic

Книги Бердяева

  -- "Философия свободы" (1911)
  -- "Алексей Степанович Хомяков" (1912)
  -- "Смысл творчества (Опыт оправдания человека)" (1916)
  -- "Судьба России (Опыты по психологии войны и национальности). Сборник статей 1914--1917" (1918)
  -- "Духовные основы русской революции (Сборник статей)" (1917--1918)
  -- "Смысл истории" (1923)
  -- "Миросозерцание Достоевского" (1923)
  -- "Философия неравенства. Письма к недругам по социальной философии" (1918, изд. 1923)
  -- "Новое средневековье (Размышление о судьбе России)" (1924)
  -- "Константин Леонтьев. Очерк из истории русской религиозной мысли" (1926)
  -- "Философия свободного духа (Проблематика и апология христианства)" (1927)
  -- "О назначении человека (Опыт парадоксальной этики)" (1931)
  -- "Судьба человека в современном мире (К пониманию нашей эпохи)" (1934)
  -- "Я и мир объектов (Опыт философии одиночества и общения)" (1934)
  -- "Дух и реальность (Основы богочеловеческой духовности)" (1935)
  -- "О рабстве и свободе человека (Опыт персоналистической философии)" (1939)
  -- "Самопознание (Опыт философской автобиографии)" (1940, изд. 1949)
  -- "Творчество и объективация (Опыт эсхатологической метафизики)" (1941, изд. 1947)
  -- "Экзистенциальная диалектика божественного и человеческого" (1944--1945; на фр. 1947, на рус. 1952)
  -- "Русская идея (Основные проблемы русской мысли XIX века и начала XX века)" (1946)
  -- "Царство Духа и царство Кесаря" (1947, изд. 1949)
  -- "Истина и откровение. Пролегомены к критике Откровения" (1946--1947; на рус. 1996)
  
  
  

0x01 graphic

  

Старая Рязань в нач. 13 в.

  

ДУХОВНЫЕ ЗАДАНИЯ ДЛЯ РУССКОГО ЧЕЛОВЕКА

(Продолжение из моей книги - А.К.)

"Соль земли": кому у кого надо учиться

  
   "Соль земли" - это выдающиеся представители народа, составляющие ее дух, ум, честь и совесть, генерирующие и выражающие коренные интересы народа и ведущие его по жизненному пути.
  
   Это - не господа, а слуги Отечества.
  
   Служение Родине - их обязанность и апостольский долг.
   Бескорыстие - их отличительная черта, а призвание - необходимая предпосылка.
  
   Кто есть "соль земли"?
  
   В обычном понимании - это аристократическая, элитарная часть общества, включающая в себя философов (мудрецов), поэтов, писателей, политиков, крупных общественных деятелей, выдающихся представителей науки и культуры, экономистов и бизнесменов.
  
   Но, верно ли это?
  
   Только ли там сосредоточено то, что мы называем ее "духом, умом, честью и совестью"?
   Безусловно, это не так!
  
   В такую классификацию не попал бы "Левша" Лескова, Илья Муромец и другие народные герои, принесшие славу Отечеству и составляющие основу жизнеспособности нации.
  
   Да и отрыв интеллигенции от народных слоев, ее "доктринерская болезнь", политическая ангажированность, непомерное самомнение и т.п. лишают ее "почвенности", говоря словами Ф.М. Достоевского.
   По мнению Достоевского, интеллигенция сама должна пойти на выучку к народу и воспринять его взгляды и моральные идеалы.
  
   Всякого рода рассуждения о невежестве и отсталости народных масс, которые усиленно муссируются в определенных кругах интеллигенции (не без помощи западных идеологов), - всего лишь незрелое оправдание спесивого характера и излишнего самомнения части интеллигенции.
  
   А.В. Суворов был силен именно тем, что умел учиться у простого солдата, а последователь Суворова, генерал М.И. Драгомиров, на сетования в отношении отсталости и невежества солдат, советовал таким офицерам обратить внимание на самих себя, спрашивая: "...доразвились ли вы сами до того, чтобы всякий вас понимал?"
  
  
   См.:

МЫСЛИ О ГЛАВНОМ

  -- Спасение души Христианин должен считать своею главнейшею, даже единственною для себя целью, а все прочее - средствами к этой цели.
  -- Там нет прекрасного, где нет доброго и полезного (Сократ).
  -- Истинно полезное есть то, что может служить к достижению вечной жизни, а не удобств и радостей земных (Св. Амвр. Медиолан.).
  -- Не требуется осуждать науку или познание о вещах: знание само по себе добро и от Бога установлено: но всегда предпочитать ему должно добрую совесть и жизнь добродетельную (Фома Кемп.).
  -- Весьма безумен, кто наиболее печется о том, что не служит к его спасении (Фома Кемп.).
  -- Если по плоти поживешь, то душу и плоть погу­бишь, а если по Божьему, то обоих спасешь (Серафим Capoвский).
  -- Даже и для времени мы бываем только врагами себе, врагами своему покою, врагами своей жизни, когда теряем из виду спасение души своей (Филар. Apxиeп. Черниг.).
  -- Грех манит приятностию, а путь добродетели усеян тернием, но кто восчувствует плод того и дру­гого, найдет сладость в горечи добродетели и горечь в сладости греха (Духовн. Маргар.).
  -- Принудьте злого делать добро: отвечаю, что он скоро полюбит его. Заставьте ленивого работать: он скоро удивится своей прежней ненависти к трудам. Сократ называл добродетель знанием: всякий порок можно назвать невежеством, ибо он есть слепота ума, ибо в нем гораздо более страдания, нежели пpиятности (Карамзин).
  -- Безобразие порока и ничтожество свое тогда только мы почувствуем, когда будем пленяться красотою добродетели и бесконечными совершенствами Творца всемогущего.
  -- Добродетель - величественна в порфире, любезна и в рубищах, - преславна под шлемом и щитом, знаменита и на ниве при рале, - достохвальна во храме у священного алтаря; благословенна и в доме, во граде и веси. С которой стороны ни воззрим на лице ее, везде она чиста, прекрасна, божественна. Сластолюбие минутно; добродетель бессмертна (Периандр).
  
  -- Добродетель подвергается гонениям; но гонения эти оканчиваются славою (Иннок. Apxиeп. Херсон.).
  -- Истинная добродетель на огне не горит и в воде не тонет, тем болee на земле не пропадает. Что напр, сделали св. Златоусту, Афанасию Великому и другим подвижникам веры и благочестия чрез изгнание их? - Лишь только прославили их (Прот. Авр. Некрасов).
  -- Пусть клевещут на истину; пусть ненавидят лю­бовь; пусть убивают жизнь: истина оправдается; лю­бовь победит; жизнь воскреснет (Филар. М. Москов.).
  -- Если желаешь спасения, делай все то, что ведет к нему (Св. Исид. Пелус.).
  -- Как в лествице первая ступень есть восхождение от земли; так и в жизни Божественной начало преуспеяния есть удаление от зла (Св. Васил. Велик.)
  -- Неделание зла есть только "первая ступень" в добродетельной жизни, - не более как только еще восхо­ждение от порочной жизни к добродетели. Чтобы содеять спасение своей души, недостаточно ограничить себя одним лишь уклонением от зла, но надобно и делать добро. Уклонися от зла, говорит Псалмопевец, и сотвори благо (Пс. 33, 15).
  -- Как зло делать, так и добро не делать, грех есть (Св. Тихон Задон.).
  -- Не только делание зла, но и опущение доброго дела подвергнется строгому истязанию и осуждению (Прот. П. Соколов).
  -- Равно худы: и готовность на худшее, и медленность к лучшему (Св. Григор. Богосл.).
  -- Не предаваясь пороку и не работая с усердием Господу, мы, как пылинки в воздухе, вращаемся между небом и землею: нет у нас ни полета к горнему, ни точки стояния на земле.
  -- Неприятно смотреть на деревья с их обнаженными сучьями и ветвями, неприятно видеть замерзшее поле, на коем не зеленеет ни одна травка; но еще печальнее вид холодного к добру сердца, без соков и силы к добру, без цвета духовной жизни, без плода правды.
  -- Мало не делать зло: надо делать добро, надо даже искать случая его делать. Кто ищет этого случая, тот всегда найдет его.
  -- Не довольствуйся мыслию, чувствованием, словом, где нужно и возможно дело. Хорошо, если у тебя не каменное сердце: но не хорошо, если у тебя сухая и скорченная рука, не простирающаяся и не отверзаю­щаяся для нищего (Филар. М. Москов.).
  -- Нельзя придти во спасение, если не вступишь самым делом на истинный путь спасения (Он же).
  -- Как одно желание пищи не утоляет еще голода, и одно желание питья не уничтожает жажды, и одно же­лание к торговли не обогащает: так и одно желание спасения не спасает нас (Прот. Авр. Некрасов).
  -- Желание без деятельности, как дерево бесплодное, годно только к посечению (Он же).
  -- У некоторых недостает только силы делать добро, а не доброго намерения (Филар. М. Москов.).
  -- Доброе намерение тогда спасительно, когда неуклон­но и неленостно приводится в исполнение. Есть люди, которых путь усеян добрыми намерениями; но добрые намерения остались не исполненными, и путь их склонился к аду (Он же).
  -- Доброе намерение есть доброе основание доброго дела. Но когда положено хорошее основание, тогда еще не все построено. За добрым намерением должна следовать забота о верном исполнении его (Он же).
  -- Живи так, чтобы душа твоя была подвижна на добро, как огнь.
  -- Как нельзя, не трудясь, купить себе за деньги грамотности или какого искусства; так невозможно стяжать навыка в добродетелях без рачительности и усердия (Св. Ефрем Сирин).
  -- Как дитя учится говорить, так совершеннолетние научается быть добродетельным: оба посредством ве­ры и упражнения.
  -- Кто поучается урокам добродетели и не исполняет их, тот подобен человеку, который пашет, но забывает сеять.
  -- Если хочешь именоваться рабом Господним, то вступи и в подвиг раба.
  -- Того нельзя считать рабом Божиим, кто повинуется своим пожеланиям. Ибо кто кем правит, тот тому и господин (Авва Иcaия).
  -- Многие из Христиан, обещая себе все (от щедрот Божиих), ничего не требуют от себя.
  -- Дело спасения ты не совершишь без Христа и Христос не совершит без тебя (Филар. М. Москов.).
  -- Равно для тебя худо - и отложить благую надежду и возыметь слишком смелую мысль, что не трудно быть совершенным (Св. Григор. Богосл.).
  -- Без строжайшей бдительности над собою человеку невозможно преуспеть ни в какой добродетели (Авва Агафон).
  -- Не выделывают вино или воск иначе, как чрез давление; так точно и добрые дела нельзя совершать иначе, как усиленными трудами и подвигами (Св. Димитр. Ростов.).
  -- Не делать добра потому только, что от того может произойти нечто неблагоприятное, значит отказываться всегда делать добро (Иннок. Apxиeп. Херсон.).
  -- Добродетель всегда окружена бедствиями, как роза колючими шинами (Св. Григор. Богосл.).
  -- Легкость совершения греха и трудность доброделания не должны заставлять нас отказываться от последнего и соглашаться на первый.
  -- Лучше трудное избирать, если оно полезно, и легкое оставлять, если оно вредно.
  -- Взойти на высоту труднее, нежели упасть в бездну. Итак, лучше ли упасть в бездну (Филар. М. Москов.).
  -- Насмехавшиеся над подвигами благочестия подобны людям, плывущим по течению реки, которые, сами будучи уносимы без всяких с их стороны усилий одним течением воды, смеются над теми, кои, желая подняться вверх реки, хватаются за растения, стоящие на берегу ее (Огюст Николь).
  -- Не сделаешь себе насилия, не восхитишь царствия небесного.
  -- Не надейся даром достать себе неба, не живя до­стойно неба (Св. Димит. Ростов.).
  -- Победа не бывает без подвига, а венец и торже­ство без победы (Св. Тихон. Задон.).
  -- Кто бегает от терпения, тот бегает от спасения.
  -- Спасение не в том состоит только, чтобы не делать зла, но и в том, чтобы самим мужественно терпеть зло (Св. Златоуст).
  -- Трудно спасение, но нельзя сказать, что оно невозможно.
  -- Не думайте, что заповедей невозможно исполнить; и ныне многие исполняют их.
  -- Я видел многих, которые были малоспособны к наукам, но не видел ни одного, который бы не был способен к добродетели (Конфуций).
  -- Бог не предлагает ничего невозможного, но толь­ко совершенное (Блаж. Иероним).
  -- Трудно, говорят, благочестие. Какое же из благ достается легко? Кто, почивая, воздвиг себе победный памятник? Никто, не пробежав поприща, не берет награды. Труды рождают славу. Если рассмотреть строго, то и диавольские дела делателям беззакония обходятся не без труда. Воздержание отнимает ли столько у тела, сколько портит адская и бешеная не­воздержность? Бессонны ночи у тех, кто проводит их в молитвах; но страсть к удовольствиям совер­шенно гонит всякое успокоение (Св. Васил. Велик.).
  -- Чего мы не делаем для удовлетворения суетным желаниям и страстям законопреступным? Богатству жертвуем спокойствием, чести богатством и опять спокойству - чести (Филар. М. Москов.).
  -- Сколько трудов переносить человек для выполнения грешных желаний своих? Каким тревогам, каким мукам подвергаются искатели честей и славы! Каким изнурительным трудам подвергает себя тот, кто хочет богатеть более и более! Ах! Если бы для богоугождения Господу подвергались таким же тру­дам, каким подвергают себя в угоду страстям, то какой высоты совершенства духовного достигли бы! (Филар. Apxиeп. Черниг.).
  -- Увы! Мы бываем деятельнее и сильнее для нашей погибели, нежели сколько нужно бы для нашего спасения (Филар. М. Москов.).
  -- Среди самых разнообразных занятий находится у нас время для удовлетворения каким-нибудь случайным прихотям, для упражнения в том или другом искусстве, для изучения той или другой науки, для праздного чтения какой-нибудь легкомысленной книги.
  -- Нет только ни сил, ни времени для попечения о душе.
  -- И земные блага не без трудов достаются: почему же уклоняемся от благ небесных по причине тру­дов? (Св. Нил Синайский).
  -- Припомни, сколько трудов должно употребить для приготовления и одного куска хлеба: не тяготись же трудами ради спасения вечного - дела важнейшего и необходимейшего.
  -- В добродетели начало трудно, но продолжение пpиятно (Св. Златоуст).
  -- Дело Божие сперва делается по принуждению: царствие Божие нудится (Mатф. 11, 12), а потом будешь совершать это дело по охоте.
  -- Болезненно ноет сердце, от сладости греха отре­кающееся, к сладости спасения только еще стремящееся (Кирил. Еп. Мелитоп.).
  -- На пути добродетели чем более подвинешься вперед, тем легче будет казаться путь твой (св. Златоуст).
  -- Когда бы в начале мы себя принуждали хотя не­много, потом все могли бы делать легко и с радостью (Фома Кемп.).
  -- Представьте случай, когда огромная река принимает другое направление течения, по мысли людей. В начале это требует громадных, почти невозможных усилий, пока не выкопано новое дно, пока течение воды не введено в новое русло. Но если река приняла однажды новое течение, то есть, если вся сила воды устремилась по новому дну, между новыми берегами, - быстрота течения начинает увеличиваться больше и больше, по мере пройденного пути. Тоже самое бывает и с твердостью в добре. В начале она требо­вала от святых сильной борьбы против чувственной природы, против себя, - многих слез и молитв, пока их мысли и желания, все сердце их не отрешилось от земного и не утвердилось в Гос­поде, пока вся жизнь их не оставила прежнего течения и не приняла нового. Но когда любовь к своему Господу Иисусу Христу глубоко укоренилась в их сердце, когда она приобрела силу и жизнь и окрепла в борьбе против греха: тогда им стало легко постоянно мыслить о Нем и как бы жить пред очами Его; поток мысли их шел обыкновенно в своем русле.
  -- Хотя многого труда стоит утвердиться в добродетели, но за то она (много и вознаграждаете) много радует совесть и столько производит внутреннего удовольствия, что никаким словом выразить нельзя (Св. Златоуст).
  -- Человек, сохраняя в себе, хотя в несовершен­стве, образ всеблагого Бога, по которому сотворен, ра­дуется о всем добром и тогда, когда только слышит о нем: посему естественно блаженствовать ему, когда делает оное (Филар. М. Москов.).
  -- "Один взгляд на доброго", говорит Карамзин, "есть счастие для того, в ком не загрубело чувство добра и тем более, следовательно, должен быть счастлив сам делатель добра.
  -- Успевавший в добрых делах, а потом опять обратившийся к скверным обычаям, не только теряет награду за прежние труды, но и подвергается тяг­чайшему наказанию, как испытавший сладость доброделания (Духовн. Маргар.).
  -- Велик подвиг добродетели, а награда еще более, еще выше подвига.
  -- Как много делают ради земной награды! Не должно ли тем более еще трудиться для награды небес­ной? (Прот. И. Толмачев).
  -- Если будем представлять не одну тягость доброде­тели, но и венец ее; то скоро отвлечем душу от всякого зла (Св. Златоуст).
  -- Настоящие скорби сравнивай с будущими благами; и нерадение никогда не расслабит твоего подвига (Св. Марк Подвижн.).
  -- Нет никакого трудного дела, которое не сделалось бы легким при надежде на воздаяние от Бога (Св. Златоуст).
  -- Самый легкий путь к добродетели смотреть не на труды только, но вместе с трудами помышлять и о наградах (Он же).
  -- Хочешь ли без труда творить добродетель? Рассуждай о труде, что он временный, а о награде, что она вечная (Св. Нил Синайский).
  -- Трудно, говорят, спастися: но и стыдно, и неизви­нительно, если не спасешься, при всех данных к тому пособиях (Св. Златоуст).
  -- Бог облегчил для нас подвиг добродетели не одною только надеждою на будущие блага, но и другим способом, то есть всегдашним Своим содействием и помощью (Он же).
  -- Дающий повеление дает вместе и силу исполнять его, только что не принуждает (Филар. М. Москов.).
  -- Время Мое легко (Mатф. 11, 30), сказал Спаситель. Во­истину легко! Ибо что может быть легче того бремени, которое само несет всякого, несущего оное? Так тяжелые крылья птицы, несомые ею, равно несут и ее в воздушном пространстве.
  -- Птице тяжки ли перья, которыми она летает по воздуху? Так и истинному Христианину не тяжки заповеди Христовы, творением которых душа наша оперившись, возлетает на небо.
  -- Делай то, что можешь, и проси Бога о том, чего не можешь: Он непременно придет к тебе на помощь (1 1оан. 5, 14 - 15). (Прот. П. Соколов).
  -- Не должно преувеличением трудностей питать ле­ность и малодушие. Малые плинфы кладут одну по другой, и созидают огромный храм: подобно сему, назидай твою душу, как можно, непрерывно, посиль­ными благими помышлениями, благими желаниями, благими делами, и весь созиждешься в храм духовен (Филар. М. Москов.).
  -- Нужно всегда начинать с малого, чтобы быть способным делать великое (Прот. А. Иванцов-Платонов).
  -- Каждый да творит добро по возможности, и да светит делами света, если не на ряду с великими све­тилами, то хотя между малыми звездами (Филар. М. Москов.).
  -- Если не можешь быть солнцем, будь хоть звезда, только восходи горе, оставя землю. Лучше сколько-нибудь преуспеть в добродетели, нежели совсем ни­чего (Св. Иоанн Постник).
  

Цветник духовный.

Назидательные мысли и добрые советы, выбранные из творений мужей мудрых и святых. (Две части в одной книге).

- Изд. 5-е. - М., 1909. - С.82-102.

  
  
  
  
  
  
  
  
  


 Ваша оценка:

По всем вопросам, связанным с использованием представленных на ArtOfWar материалов, обращайтесь напрямую к авторам произведений или к редактору сайта по email artofwar.ru@rambler.ru
(с) ArtOfWar, 1998-2011