ArtOfWar. Творчество ветеранов последних войн. Сайт имени Владимира Григорьева

Каменев Анатолий Иванович
Отрезвитесь и не грешите

[Регистрация] [Найти] [Обсуждения] [Новинки] [English] [Помощь] [Построения] [Окопка.ru]
 Ваша оценка:


  
  
  
   А.И.Каменев.
   Практическая психология для офицеров.
   М., Издательство МПУ "СигналЪ", 1999. - 231 с.
  
  
  
  
  

Не обманывайтесь:

худые сообщества развращают добрые нравы.

Отрезвитесь, как должно, и не грешить;

ибо к стыду вашему скажу, некоторые из вас не знают Бога.

1-е пос. Коринфянам, Св. Ап. Павел.- Гл. 15, с.33-34.

  

*

   Начинающий службу офицер, только что окончивший военно-учебное заведение, оказывается в сложной психологической ситуации. Помочь ему преодолеть трудности адаптационного периода, правильно настроиться на интересы службы и избежать типичных для этого периода ошибок, призвана данная книга.
   Это не профессиональная психология, а психология для ... личного пользования, т.е. та часть психологического знания, которая позволит молодому офицеру разобраться в потребностях и мотивах собственного поведения, а также и тех лиц, с которыми он по долгу службы вступает во взаимодействие.
   Книга создана на основе богатейшего духовного наследия Русской Армии и предназначена для курсантов военных училищ и молодых строевых офицеров.

*

СОДЕРЖАНИЕ

  
   Введение
   Зачем и для кого написана эта книга. - На каких материалах она основана. - Что может извлечь из нее начинающий службу офицер.

1.

   Лейтенант прибыл в часть
   "Честь имею представиться..." - Исповедь лейтенанта. - "Жизнь прекрасна для тех, кто умеет бороться". - Если посмотреть правде в глаза... - Что делать?

2.

   Дар свободы и умение им распорядиться
   Свобода - дар прекрасный и ... трудный. - Как следует относиться к свободе. - Самоограничение и чувство меры. - Самодисциплина и ответственность. - Свобода мысли, решения и действия. - От чего офицер не может быть свободен. - Какие опасности подстерегают молодого офицера. - Нужно ли оберегать личную свободу. - Как поступали русские офицеры.

3.

   Статус офицера в подразделении
   Что определяет статус офицера в подразделении. - Кто на него покушается. - Какими достоинствами нужно обладать, чтобы иметь высокий статус. - Кто в подразделении не пользуется уважением и признанием. - Можно ли одолеть эгоизм (минитренинг). - Как следует оберегать свой статус офицеру (исповедь офицера и практические рекомендации).

4.

   Карьера и жизненные планы офицера
   Что такое карьера и карьеризм. - Как делают карьеру. - Как строилась карьера русского офицера. - Исповедь офицера, ставшего "неперспективным". - На что следует сделать ставку.

5.

   Жалованье офицера
   Жалованье - не подачка, а скромное денежное вознаграждение. - Что гласит "теория государственной службы". - Как "жаловали" русских офицеров. - Если сейчас посмотреть правде в глаза... - Нужно ли завидовать. - Наши потребности и возможности. -

6.

   Азбука для двоих
   Что ждет летчика на земле. - Браки русских офицеров. - Следует ли заботиться о благопристойности брака. - Кто полезнее - холостой или женатый офицер. - Когда следует вступать в брак. - Что может произойти, если офицер затянет решение о браке. - Можно ли преодолеть противоречия взаимной адаптации. - Кризисные моменты в семье: можно ли их избежать. - Минитренинг для двоих.

7.

   Первый шаг
   "А на последок все же скажу"... - Возможна ли "дедовщина" среди офицеров. - Что подстерегает молодого офицера на первых шагах. - Берегитесь "доброго" малого. - "Встречают по одежке, провожают по уму"... - В чем следует поупражняться.

8.

   Начальствование и дисциплина
   Как было в древние века. - На чем держалась дисциплина и дух войск. - "Офицеры суть солдатам, яко отцы детям"... - Чему учат уроки истории.

9.

   Сущность управления
   Три главные задачи управления. - Толпа и войско. - Средства, позволяющие управлять неорганизованной массой. - Авторитет и управление. - Принципы и правила управления. - "Армейские заметки" генерала М.Драгомирова.

10.

   Ошибки командования
   Имеет ли офицер право на ошибку. - Ошибки в использовании властных полномочий. - Почему генерал приказал расстрелять героя. - Издержки руководства. - Превышение и бездействие власти. - Самоустранение от командования. - Негативный стиль работы. - Можно ли неуставными методами навести уставной порядок.

11.

   Единоначалие и авторитет
   Имеет ли право офицер делиться с кем-либо своей властью. - Законность - основа единоначалия. - Почему подрываются основы единоначалия. - Совместимы ли единоначалие и произвол. - "У требовательного начальника безропотно исполняется и тяжелая служба". - В чем сила личного авторитета офицера.

12.

   Зло нашей армии
   Какой призывник идет сейчас в армию. - Как поступить с таким "подарком" общества. - Что составляет основу нашего оптимизма. - "Дедовщина": чем она подпитывается и что из себя представляет. - Можно ли ее побороть. - О чем говорят письма солдат. - "Эффект метро". - Значение "раз и навсегда поставленных требований". - Как устроена негативная группа, по каким законам она живет и как ее можно разрушить.

13.

   Что нужно знать офицеру о бое
   Бой, как борьба характеров, соперничество воли, стойкости, хладнокровия... - Факторы, влияющие на психику солдата в бою. - О чем говорит опыт Великой Отечественной... - Чем изумляли русские военачальники. - Что происходит перед боем, в бою, после боя. - "Помни войну!"

14.

   Офицер и политика
   Во что русскому офицеру обошлась политическая инертность в 1917 г. - Чему нас учит опыт истории. - Кто противостоит офицеру и его миссии. - Как это делается. - Что может сделать офицер.

15.

   Ближайшие помощники офицера
  
   "Опора военного организма". - Прежние унтер-офицеры и нынешние сержанты: что между ними общего. - Можно ли "получить" готового сержанта. - Что значит довести сержанта "до ума".

16.

   Учись командовать
  
   Простые советы, которые могут пригодится каждый день строевому офицеру.

17.

   Словарь благоразумия офицера
  
   Мудрые идеи, принципы, разъяснения и советы из духовного наследия Русской Армии
   Заключение
   Что осталось за строкой этой книги. - Какие надежды лелеет автор. - Просьба к читателям.
  
  

ВВЕДЕНИЕ

*

   Книга, которая находится перед вами, является продолжением серии работ прикладной направленности. Первой в этой серии была работа "Практическая психология для курсантов" (Балашиха, 1999).
  
   Назначение книг такого рода - раскрыть и показать практическую ценность науки (в данном случае - психологии) для определенной категории людей. Жизненность знаний, возможность использовать в повседневной практике данные науки лично для человека и того дела, которым он живет и занимается, - составляет задачу практической науки.
  
   Данная книга предназначена для русского офицера, начинающего свою офицерскую карьеру. Ее назначение заключается в том, чтобы показать, в той мере, насколько это возможно, те психологические и другие механизмы, которые сопутствуют первым шагам строевого офицера.
  
   Обретение офицерского звания - это существенное изменение статуса человека.
  

Оно состоит в том, что:

  
  -- Во-первых, человек становится самостоятельным и свободным, обретая возможность использовать свободу и самостоятельность по своему усмотрению.
  -- Во-вторых, он становится начальником, что накладывает свой отпечаток на его поведение и деятельность.
  -- В-третьих, стартует служебная карьера и начинают реализовываться важные жизненные планы.
  -- В-четвертых, наступает пора экономической самостоятельности.
  -- В-пятых, семейная жизнь (при наличии семьи) обретает новое качество.
  
   Как относиться ко всем этим изменениям?
   Что они означают для офицера?
   Какие типичные трудности он испытывает?
   В чем допускает промах?
   Что и как следует делать, чтобы новая обстановка и новые отношения не помешали выполнению главного назначения офицера - быть полезным делу защиты Отечества?
  
   - вот краткое содержание вопросов, требующих ответа на новом этапе жизни молодого офицера.
  
   На эти вопросы дает ответ данная книга.
  
   Еще одна особенность данной книги - честность.
  
   Она заключается в том, что автор не пытается приукрасить армейскую действительность, а называет вещи своими именами. Делается это не ради злословия, а ради правды жизни. Нам не следует строить иллюзий, ибо только тот сможет что-то изменить, кто не смотрит на жизнь сквозь розовые очки.
  
   При разработке книги автор опирался на богатейшее духовное наследие Русской Армии.
  
   Нам есть чему поучиться у русских офицеров всех времен, начиная от Петра I и кончая теми обездоленными и лишенными Родины офицерами, которые, будучи за границей с болью наблюдали за многострадальной России и, отринув обиду, писали для ее Армии проникновенные строки, зная, что независимой России не может быть без сильной Армии и хорошего офицерского корпуса.
  
   Автор с глубокой благодарностью называет труды:
  
   В.Белолипецкого "Обстановка жизни молодого офицера" (Военный Сборник, 1899, N8), Н.Бирюкова "Записки по военной педагогике" (Орел, 1909),
   В.Блюме "Сущность командования" (Военный Сборник,1914, N12);
   И.Н.Болотникова "Опыт настольной книги для гг. офицеров" (СП б., 1910);
   Н.Бутовского "Отрывки из бесед с молодежью.(Посвящается выпускным юнкерам)" (СП б., 1909); его же "Чувство порядочности в офицерской среде. (Очерк военного быта)" (Военный Сборник, 1898, N11);
   В.С.Волкова "Русский офицерский корпус" (М., 1993);
   М.С.Галкина "Новый путь современного офицера" (СП б., 1907);
   Н.Н.Головина "Исследование боя. Исследование деятельности и свойств человека как бойца" (СП б., 1907);
   А.И.Деникина "Путь русского офицера (очерки русской смуты) (М.,1990);
   М.И.Драгомирова "Армейские заметки" (СП б., 1881); его же "Подготовка войск в мирное время.. (Воспитание и образование)" (Киев, 1906);
   Дрозд-Бонячевского "Поединок" Куприна с точки зрения строевого офицера. (Опыт критического обзора)" (Военный Сборник, 1910, N1,2);
   В.Заглухинского "Психика бойцов во время сражения" (Военный Сборник, 1911, N11);
   А.Зыкова "Как и чем управляются люди. Опыт военной психологии" (СП б., 1898);
   Е.Изместьева Война и человек. (извлечение из труда Поля Лакомба " La gruire et l'homme") (Офицерская жизнь, 1910, N230);
   П.Изместьева "Искусство командования. Извлечение из труда А.Гавэ" (Варшава, 1908);
   "Инструкция ротным командирам за подписанием полковника графа Воронцова I774 г., января I7 дня";
   П.Карцова Младший офицер в роте, эскадроне и батарее (Практические заметки из служебного опыта) (Военный Сборник, 1884, N1);
   А.Керсновского "Наш будущий офицерский корпус" (Царский вестник, 1930, N100-101);
   П.Краснова "Чего войска ожидают и чего желают от молодых офицеров" (Русский Инвалид, I907, NI0I);
   А.Кривицкого "Традиции русского офицерства" (М.,1947);
   А.Н.Куропаткина "Задачи русской армии и флота в ХХ столетии" (СП б., 1910);
   И.Маслова "Научные исследования по тактике. Выпуск II Анализ нравственных сил бойца" (СП б., 1896);
   М.О. Меньшикова "Письма к ближним" (СП б.,1907-1914);
   Е,Месснера "Современные офицеры" (Буэнос-Айрес, I96I);
   Н.Морозова "Воспитание генерала и офицера, как основа побед и поражений. (Исторический очерк из жизни русской армии эпохи наполеоновских войн и времен плацпарада)" (Вильна, 1909);
   "Наставление к самодисциплине и самовоспитанию. Собрание писем старого офицера своему сыну" (СП б., 1900);
   А.И.Панова "Офицеры в революции 1905-1907 гг." (М., 1996);
   "Письма об образовании ума и сердца. (Писанные в I825 году из Москвы в Кострому к двум братьям воспитывающимся в Московском Кадетском Корпусе)" (М., 1826);
   А.С.Резанова "Армия и толпа. Опыт военной психологии" (Варшава, 1910);
   "Российские офицеры" (М., 1995 .- Коллективный труд. Авторы: Е.Месснер, С.Вакар, В.Гранитов, С.Каширин, А.Петрашевич, М.Рожченко, В.Цишке, В.Шайдицкий и И.Эйенбаум);
   Э.Свидзинского "О развитии военных познаний и общих принципов в среде офицеров армии" (Военный Сборник, 1875, N10);
   Д.Н.Трескина "Курс военно-прикладной педагогии. Дух реформы Русского Военного Дела" (Киев, 1909);
   Я.В.Червинки "Военная карьера у нас и за границею (Профессиональные беседы в современном духе)" (Варшава, 1912) и др.
  
   (См.: ? NewДвести полезных книг   95k   "Фрагмент" История
   Иллюстрации/приложения: 9 шт.)
  
  
   Большим подспорьем в работе служили публикации на страницах военных газет и журналов.
  
   Автор выражает искреннюю благодарность за глубокие и содержательные публикации:
  
   С.Бурды, В.Добровольского, В.Житаренко, В.Игнатова, П.Ищенко, Д.Карпова, В.Кутищева, М.Луканина, П.Лысенко, А.Манушкина, В.Напечкина, И.Панина, Д.Пожидаева, С.Попова, Б.Похоленчука, Ю.Теплова, А.Хорева, В.Хороненко, Е.Хрусталева и др.
  
  
   Естественно, логичным было и то, что автор опирался на свой 28-летний опыт офицерской службы в четырех военных округах (Московском, Сибирском, Среднеазиатском и Прибалтийском). Многие идеи, нашедшие отражение в этой книге, имеют свое подтверждение в армейской практике.
  
   (См.: к примеру:
  
   ? ТАТУ 34k   "Фрагмент" Мемуары
   Начало пути вечного узника
   Иллюстрации/приложения: 9 шт.
   ? Из технарей в политработники   13k   Фрагмент" Мемуары О неожиданном повороте судьбы и мыслях по этому поводу
   Иллюстрации/приложения: 7 шт.
   ? В чем наша беда?   23k   "Фрагмент" Мемуары
   Практические заметки из служебного опыта
   Иллюстрации/приложения: 3 шт.
   ? В отдельном автомобильном   45k   "Фрагмент" Мемуары
   Риск - благородное дело
   Иллюстрации/приложения: 2 шт.
   ? Кочкоград   22k   "Фрагмент" Мемуары
   Мой гарнизон - моя крепость?
   ? Из леса вестимо   29k   "Фрагмент" Мемуары
   Голь на выдумки хитра
   ? Три недели, которые...   35k   "Фрагмент" Мемуары
   А Ларчик просто открывался.
   ? Чп в артполку   21k   "Фрагмент" Мемуары
   О педантизме, мелочности и палке капрала
  
   И т.д.
  
  
   Читающий эту книгу имеет возможность познакомиться с опытом многих офицерских поколений, учесть его и это позволит начинающему офицеру не допускать досадных ошибок в самом начале его службы.

ЛЕЙТЕНАНТ

прибыл в часть

("Честь имею представиться...")

   Генерал Н. Бутовский, человек, мнением которого дорожили в русской армии, в 1909 г. в своих "Отрывках из бесед с молодежью", посвященных выпускникам юнкерских училищ, писал:
  
   "Перед вами, господа, новый, почти неведомый для вас, строй отношений к начальству, товарищам, служебным занятиям и обязанностям. Вы знаете только регламентацию этого строя, и едва ли вашему воображению ясно представляются те бытовые неожиданности, которые ставят некоторых новичков в тупик, бьют по молодому восприимчивому самолюбию, а иногда ведут к роковой развязке - к мрачному эпилогу повести, героем которой нередко выступает прекрасный, полный розовых надежд, офицер, делающий ошибку за ошибкой и, наконец, завершающий свою карьеру резким проступком, оставляющим два исхода: отставку в семидневный срок или горькое слово товарищей: "уходи от нас: ты не подходишь к нашей среде".
  
   Вот почему, наблюдая ваше радостное перед выпуском настроение, нетерпеливое ожидание самостоятельной жизни, розовые мечты, исполненные поэзии и счастья, мне хочется сказать вам:
  
   Будьте не только мечтателями, но и наблюдателями; не сразу бросайтесь во все прелести самостоятельной жизни; осторожно вступайте в новый для вас мир; познавайте истинное счастье не только сердцем, но и разумом и тщательно исследуйте пути к нему".
  

*

   Нужно ли говорить о том, что данное предостережение, сказанное опытным генералом, не утратило своего значения и сегодня?
   Для подтверждения изложенного, приведем исповедь современного офицера, которая поучительна во многих отношениях. В этом рассказе верно подмечены типичные особенности начала лейтенантской службы, душевное состояние начинающего службу офицера. Но есть и то, что не смог рассмотреть и оценить сам герой рассказа... Но об этом чуть позже.

*

Исповедь офицера

   Это было более 10 лет назад (Красная звезда. - 1988. - 10 декабря.).
  
   "После училища я попал служить в один из центральных округов. Был полон оптимистических планов и надежд: передо мною вся жизнь! Верилось в беспредельные возможности профессионального, духовного и физического совершенствования. А главное - было огромное желание работать, работать и работать. Какие многообещающие мечты! Увы, не так-то легко им было осуществиться...
  
   Как-то сразу насторожило равнодушие, с которым меня встретили в части. Музыки и цветов я, конечно, не ожидал, но думал: полку представят, а своему-то взводу - уж в любом случае. Ничего подобного. На первом же утреннем разводе в части я сам пробрался к взводу, которым мне предстояло командовать. Как подойти к нему, что говорить - не знаю. Хорошо, сержант И.Давыденко выручил: подал команду. Я поздоровался с личным составом и занял свое место в строю. Почему так подробно на этом останавливаюсь? Наверное, потому, что это были мои самые первые шаги на офицерском поприще, а впечатление от них, как известно, остаются в памяти надолго.
  
   Прошел первый месяц службы, в конце которого в моем взводе случилось происшествие: вышла из строя радиостанция. Включаем резервную - она тоже оказалась неисправной. В течение часа не было связи. За это время я получил свое первое взыскание - трое суток ареста. На гауптвахту меня сопровождал командир роты капитан В.Кужлев: ни упрека, ни утешений - полное безразличие и равнодушие.
  
   Трое суток в камере - это время тяжких раздумий, переживаний и выводов.
  
   Вышел с гауптвахты. Мучительно больно и стыдно было идти в часть, к взводу. Но не могу сказать, что опустил руки. Внушал себе, что ЧП достаточно серьезное и взыскание заслуженное, а винить нужно только себя. Но психологический надлом все-таки произошел: после ареста я стал бояться и всячески избегал техники, появилась неуверенность в своих знаниях. Стараясь пересилить себя, по-прежнему с оптимизмом и верой в лучшее взялся за службу. Засел за наставления, учебники, технические описания.
  
   Добился, на мой взгляд, и взаимопонимания с подчиненными. Пригодился и педагогический багаж - в училище я был командиром отделения. Все вроде бы пошло хорошо. Служба стала интересной. В часть я приходил рано, уходил уже после отбоя. Свободного времени совсем не оставалось. Но к тяготам и лишениям службы был готов. А вот переносить равнодушие, с которым некоторые старшие командиры относились к моей работе, было очень и очень нелегко.
  
   После ареста на меня стали смотреть с недоверием. Возможно, мне это только казалось, но получалось как-то так, что начальники видели больше мои промахи, а все хорошее и полезное, что мне удавалось сделать, вроде бы и не замечали.
  
   Как-то раз на политзанятиях политработник подполковник В.Кораблев обнаружил в моем конспекте недостатки и тут же начал распекать. Правда, взыскание он объявил мне у себя в кабинете. Кстати, за год службы в его кабинет я попал лишь дважды: первый - когда представлялся, а второй - за взысканием. А их у меня уже и без того достаточно, поощрений же - ни одного.
  
   Вечером я впервые решился, как говорится, "залить горе". Сейчас, естественно, понимаю, что глупо поступил, поддавшись минутной слабости. Но это сейчас, с высоты опыта и возраста легко судить. А тогда я искал, таким образом, утешение, кратковременное, но, как думалось, верное. И не мог предположить, что "кратковременное утешение" затянется так долго. Собственно, с этого все и началось. Я все чаще и чаще стал "общаться" с рюмкой в кругу веселых и беспечных приятелей. А тем временем неприятности посыпались на мою голову, как камни с горы. И самое страшное - мне начали отказывать в том, что, казалось, больше всего ценил в себе, - упрекали в формальном, бездушном отношении к своим обязанностям. А знали бы, что в моей душе творилось...
  
   С болезненным наслаждением внушал я себе, что как офицер не состоялся и уже нет на перемены к лучшему надежды. В это время, помню, моим любимым литературным героем был подпоручик Ромашов из "Поединка" А.Куприна. В повести есть такая фраза, которую я часто повторял: "Жизнь моя стала серой, как солдатское сукно, и однообразной, как забор". И мои дни, похожие друг на друга, мелькали, сливались в сплошную бесцветную полосу.
  
   Если бы меня спросили тогда, как живу, что читаю, нуждаюсь ли в чем, как устроен мой быт, с кем общаюсь, - просто спросили, даже не пытаясь что-либо изменить, и то я бы воспринял это за величайшую заботу обо мне. К сожалению, ничего подобного не случилось. Забота, конечно, была, но довольно странная: главное, чтоб лейтенант без взысканий не остался. Вроде бы в них был заложен ключ к моему "выздоровлению". Но чем больше я их получал, тем меньше на них реагировал.
  
   Теперь до меня было трудно "достучаться" даже тому, кто бы этого захотел. Я был в таком состоянии, когда на самого себя, не говоря об окружающих, машут рукой. И какими же наивными виделись мне сцены в кино или эпизоды в книгах, где внимательный и заботливый командир приглашал к себе домой, на чай, "трудного" лейтенанта, поведением которого он обеспокоен. Впрочем, все-таки верилось, что где-то есть такие командиры. Как потом убедился, верил не напрасно. Позднее я служил в батальоне, которым командовал майор В.Фролов. Вот это был командир! О таких говорят: отец солдатам.
  
   Твердо убежден: совсем иначе сложились бы первые годы моей офицерской службы, начни я ее в подчинении Владимира Сергеевича. Теперь он уже подполковник, и мы с ним крепко дружим, переписываемся.
  
   Но все это было позднее, а пока я искал выхода из представлявшегося безвыходным положения. И спустя три года после училища появилось у меня желание уволиться из армии.
  
   Я написал рапорт.
  
   Вызвали на беседу. Говорили то, что всегда говорят в таких случаях: мол, на вас государство затратило средства, надо быть мужчиной и т.д. Правильно, конечно, но в то время для меня подобные сентенции звучали малоубедительно. Я продолжал настаивать. А мне вручили предписание - убыть в Дальневосточный военный округ для дальнейшего прохождения службы.
  
   Понимал, разумеется, что место службы не выбирают, но такой перевод нельзя было расценить иначе, как способ избавиться от меня, отправить подальше с глаз долой. По дороге на Дальний Восток много думал об этом. Благо путь неблизкий. и времени для раздумий предостаточно. Мысль о моей полной непригодности для армии превратилась в какое-то наваждение. И увольнение из Вооруженных Сил стало видеться единственным способом избавиться от всех бед, которые на меня навалились.
  
   По прибытии в новую часть, во время представления командиру, вновь подал рапорт об увольнении с полной решимостью добиться своего. Но... Дальнейшие события в моей жизни сложились настолько неожиданно, что сама мысль об увольнении показалась потом нелепой.
  
   Спустя две недели я встретил девушку (приехала в те края на студенческую практику). Вот она-то и стала для меня тем человеком, который сумел выслушать и понять мои боли. Ее чуткость и внимание, воля и оптимизм, с которым она смотрела на жизнь, перевернули мое сознание, заставив поверить, что не все еще потеряно. "Жизнь прекрасна для тех, кто умеет бороться, - говорила она. - Глупо сдаваться, когда и борьбы-то настоящей не было". Эти простые вроде бы, спокойно сказанные слова девушки несли в себе гораздо больше мудрости, чем крутые заверения иных начальников устроить мне "веселую" перспективу, если не возьмусь за ум.
  
   Через месяц та девушка стала моей женой...
  
   Новыми, яркими гранями засверкала для меня жизнь. Появилась поддержка, которой прежде никогда не было. Рядом всегда находился человек, способный дать добрый совет. Вскоре я получил на службе свои первые благодарности.
   ... Вновь стал интересоваться литературой, музыкой, занялся фотографией...
   Жизнь заново обрела смысл и хорошую перспективу...
   Собственно, вот и вся моя история".

*

Жизнь прекрасна для тех, кто умеет бороться...

   Не будем сейчас осуждать равнодушие и невнимательность командования (вред такой практики очевиден, но в нашу задачу не входит давать советы начальствующим лицам). Попытаемся выяснить: что в своем рассказе не смог в должной степени оценить сам офицер, в чем состоял его личный просчет.
  

Обратим внимание на то, что:

  
  -- Офицер сдался без сопротивления, без боя, отступил перед обстоятельствами и людьми, не выдержав их напора.
  -- Саможаление возбудило в нем дух уныния.
  -- Спиртные напитки избрал он в качестве защитного "лекарства".
  -- Разрешение возникшей проблемы офицер увидел в увольнении из Вооруженных Сил.
  -- И только посторонний человек помог ему обрести силу, разбудил в нем желание справиться с ситуацией.
  
   Теперь давайте подробнее рассмотрим изложенное.
  
   Кто сдается без боя?
  
  -- Во-первых, тот, кто боится борьбы и предпочитает не вступать в противоборство, заранее отдав себя на милость победителю.
  -- Во-вторых, кто слаб для борьбы.
  -- В-третьих, кто по своим физическим данным не способен вести бой.
  
   В нашем случае можно предположить, что выпускник военного училища просто не был настроен на борьбу. И речь в данном случае идет не о противоборстве с другими людьми, речь о другом - о противоборстве с собственными слабостями - прежде всего, соблазном саможаления.
  
   Саможаление - это чувство жалости к самому себе, возникающее в результате ложно понятого отношения к нам в виде притеснения, недооценки наших способностей, принижения нашей роли и значения. Когда наши права нарушаются грубым насилием, когда наши заслуги обращаются ни во что, собственное несчастье рождает в нас саможаление.
  
   Это чувство, по Спенсеру, побуждает страдальца желать остаться одному со своим горем и заставляет его отвлечься от всего того, что мешает ему созерцать свое горе. Но это чувство далеко не безобидно.
  
   Не даром император древнего Рима Марк Аврелий называл его самым "презренным видом малодушия".
  
   Саможаление как бы снимает запрет на то, что ранее считалось недопустимым: "страдалец", чтобы облегчить свою душу, спешит прибегнуть к так называемому "народному" средству снятия стресса - вину и водке. Затуманив им сознание, он на время забывает о происшедшей с ним несправедливости, но, когда сознание проясняется, вновь требуется его погасить очередной порцией алкоголя. Начало положено - зависимость от алкоголя постепенно упрочается и становится хронической.
  
   Когда состояние "обиженного" начинает обращать на себя внимание со стороны, вызывать нарекания товарищей и старших, вновь возникает чувство саможаления, которое подсказывает выход из создавшегося положения - увольнение из армии.
  
   Безволие и саможаление сделали свое дело - они вывели человека из борьбы, сделали обиженным на весь мир и бросили в объятия уныния и скорби.
  
   Вот и возникает вопрос: кто же в большей степени виноват: люди, с их черствостью и равнодушием, или сам офицер, не умеющий бороться с обстоятельствами и своими слабостями?
  
   Жизнь - это борьба, где победу одерживает сильный и волевой человек.
   Но жизнь - это не красивая сказка, где все благополучно...
  

Если посмотреть

правде в глаза...

   Все было бы просто, если соответствовало бы тому образцу, который рисуется заботливой рукой законодателя, прописывается ученым в его трактате и доводится до сведения курсанта военного училища.
   Но, увы, если посмотреть правде в глаза, то мы увидим не столь радужную картину.
  

Итак, что ждет молодого офицера в части.

  
  -- Может случиться, что никто не будет устраивать торжественной встречи, хотя и надо бы по-особому отметить вступление офицера в новый коллектив...
  -- Вполне вероятно, что занятый своими проблемами командир, не уделит повышенного внимания к особе вновь прибывшего...
  -- Бывает и так, что первоначально недостатки по службе спишут на молодость и неопытность, но если они превысят "критическую" норму или же будут "выдающимися", то начальственный гнев немедленно обрушится на голову офицера...
  -- Можно, раз оступившись, попасть в разряд "неперспективных", "трудных", "ершистых" и т.п. От такого ярлыка избавиться впоследствии можно, но сил на это придется положить немало...
  -- А вот "нянчиться" с офицером, видимо, никто не будет, но требовать станут сразу всерьез и жестко...
  
   Говорим об этом не для того, чтобы поерничать и позлословить.
  
   Не будем говорить и о том, почему такое имеет место... Одно мы знаем: это застарелая болезнь нашего офицерского корпуса.
  
   Еще Я.Червинка, офицер с 40-летним стажем, начавший службу за границей и закончивший ее в русской армии, с горечью писал следующие строки:
  
   "...Молодой офицер за границею сразу, после вступления в ряды армии и затем в течение всей службы, подвергается более благотворному воздействию на него начальников и сослуживцев, что далеко не всегда можно встретить у нас.
  
   Недостаточною сплоченностью нашей армии, как последствием отсутствия в ее частях корпоративного духа, объясняется также и недостаточное воздействие у нас на молодых офицеров со стороны их старших товарищей по службе и начальников.
   В нашем уставе, разъяснениях к нему и многих высших распоряжениях прекрасно выражена мысль об единстве корпуса офицеров и о взаимных отношениях сих последних друг к другу. Однако, сила обстоятельств не допускает положительного осуществления этой мысли на практике.
  
   "Пока ошибки молодого офицера не выступают наружу, никто их будто не замечает и редко кто касается их. А когда обнаруживаются воочию - немедленно принимаются строгие, карательные меры. Поэтому неудивительно, если молодежь исполняется недоверием к начальника и старшим, обыкновенно замкнутым в чуждые молодежи сферы личных своих интересов. Но в этой-то розни состоит одно из самых отрицательных явлений офицерской жизни, которая, будучи лишена товарищеской опоры, перестает стремиться к главной своей цели - единству", - заключает Я.Червинка.
  
   Как поступить в такой ситуации?
   Есть две характерные позиции: одна состоит в том, что молодой офицер пытается исправить сложившуюся систему отношений: другая состоит в том, что офицер, не пытаясь выправить общую ситуацию, старается сделать для себя верные заключения.
  
   Какая из линий поведения наиболее правильная?
   Об этом наши последующие рассуждения.

*

Что делать?

   "Что делать?" - ставит вопрос себе и окружающим людям человек, делая акцент, как правило, на поиске путей и средств выхода из материально-бытовых теснин жизни и не затрагивая ее духовных основ.
  
   В подлинном же духовном значении вопрос звучит так: какую из жизненных целей или ценностей признать для себя определяющей и главной?
  
   Многие при этом полагают, что значимая жизненная цель должна обязательно касаться глобальных целей (к примеру, спасти человечество, сделать гениальное открытие, принести благо огромному количеству людей и т.п.). В нашем случае это тоже имеет место: молодой офицер, увидев несовершенство офицерских отношений, непорядки в части и подразделении, загорается желанием все изменить к лучшему. Не будем подробно объяснять, что это занятие не по плечу начинающему офицеру: это, на самом деле, так. Но дело и не в том даже: сам не став офицером в полном значении этого слова, будучи далеким от совершенства, он пытается изменить других, не изменяя и не совершенствуя самого себя.
  
   Но суть жизни заключается не в поиске ответа на вопрос "Как мне переделать мир, чтобы его спасти?", а в другом:
  
   "Как мне самому жить, чтобы не утонуть и не погибнуть в хаосе жизни?"
  
   Вот тот главный вопрос, который требует ответа и без правильного разрешения которого можно, действительно, "погибнуть в хаосе жизни".
  
   Постараемся теперь понять, что это означает - "найти смысл жизни". Под "смыслом" мы (вслед за С.Франком) подразумеваем примерно то же, что "разумность".
   "Разумным" же в относительном смысле мы называем все целесообразное, все правильно ведущее к цели или помогающее ее осуществить. Разумно то поведение, которое согласовано с поставленной целью и ведет к ее осуществлению, разумно или осмысленно пользование средством, которое помогает нам достигнуть цели. Благоразумно - все то, что ведет к благу и согласуется с Законом.
  
   Надо полагать, что цель офицера - исполнить свой долг: служить честно, жить достойно и ничего не жалеть для защиты своей Родины, а, если придется встретить смерть - умереть достойно. Чины, звания, карьера - все только ради этой цели, а не для тщеславия или же корысти. Разве не достойная цель?
  
   Следовательно, благоразумным следует считать такое поведение, такой стиль жизни, который в максимальной степени будет способствовать реализации этой цели.
  
   "Благоразумие" - это сочетание двух слов: "благо" и "разумение". Другими словами, благоразумие - это разумение (понимание) того, что ведет (или способствует) достижению блага (полезного, нужного, необходимого, достойного и т.п.). Иначе говоря, исходная точка благоразумия - понимание того, что есть добро, а что - зло.
  
   Мы обращаем на это внимание только потому, что, говоря словами И.Ильина:
  
   "В этом наша беда и наша опасность: мы живем в эпоху воинствующего зла, а верного чутья для распознания и определения его не имеем. Отсюда бесчисленные ошибки и заблуждения. ...Необходима зоркость к человеческой фальши; восприимчивость к чужой неискренности; слух ко лжи; чутье зла; совестная впечатлительность" .
  
   Постараемся и мы разобраться в наиболее важных вопросах, связанных с кардинальными изменениями в жизни человека в связи с окончанием им военного училища и обретения звания и статуса офицера
  

Смерть! где твое жало? где твоя победа?

Жало же смерти - грех; а силы греха - закон.

1-е пос. Коринфянам, Св. Ап. Павел.- Гл. 15, с.55

   ...
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
   Бутовский Н. Отрывки из бесед с молодежью. (Посвящается выпускным юнкерам) . - СП б., I909 .- с.3-4.
   См.: Сергеев И. Полоса неудач. Неизбежна ли она в становлении офицера. // Красная звезда. - 1988. - 10 декабря. - с.2.
   Червинка Я.В. Военная карьера у нас и за границею (Профессиональные беседы в современном духе). - Варшава, I9I2 .- с.
   Червинка Я.В. Указ. соч. - с.67.
   См.: Франк С. Указ. соч. - с.162.
   См.: Франк С. Указ. соч. - с.163.
   Ильин И.А. Чутье зла / /Собр. Соч. : в 10 тт. Т.2. Кн.1 .- М., 1993 .- с.95,97.
  
   ...
  
   ...
  
  

Исторические памятки

  
  -- ДВОРЯНСТВО, одно из высш. сословий феод. общества (наряду с духовенством), обладавшее закрепленными в законе и передаваемыми по наследству привилегиями. Основа экон. и полит. влияния Д. - собственность на землю. В Зап. Европе Д. формировалось из старинных аристократич. родов, королев. должностных лиц, рыцарства и сложилось в эпоху абсолютизма. Оно делилось на высшее и низшее, что находило выражение и в дворянских титулах (бароны и рыцари в Англии, гранды и идальго в Испании, магнаты и шляхта в Польше и т. п.). В странах Зап. Европы после ликвидации сословного общества Д. сохранило многие привилегии и полит. влияние. В России возникло в 12-13 вв. как низшая часть военно-служилого сословия. С 14 в. дворяне получали за службу землю (см. Помещики). При Петре I завершилось становление Д., которое пополнялось выходцами из др. слоев в результате их продвижения по гос. службе (см. Табель о рангах). В 1762 Д. добилось освобождения от обязат. военного и гражд. гос. службы, введенной Петром I; Д. не подвергалось телесным наказаниям, освобождалось от рекрутской повинности, личных податей. Жалованная грамота (1785) Екатерины II (на права вольности и преимущества рос. Д.) устанавливала широкий круг личных привилегий Д., вводила дворянское самоуправление. Как сословие Д. было ликвидировано после Окт. рев-ции.
  
  -- Двуглавый орел - древнейшая эмблема монархии, еще дохристианского периода. Орел - символ силы и власти; когда Римская Империя распалась на Западную и Восточную, она приняла символ двуглавого орла, означающий двойную (церковную и светскую) абсолютную власть. Однако известно, что эта эмблема широко использовалась еще до эры Рима.
  
  -- ДЕЗЕРТИР (от лат. desertor - беглец, изменник), военнослужащий, умышленно оставивший воинскую службу или уклонившийся от нее. Дезертирство является одним из наиболее тяжких воинских преступлений. Во времена Морица Оранского годичное число бежавших доходило до 25% списочного состава войск
  
  -- ДЕКАБРИСТЫ -- русские дворянские революционеры, поднявшие в декабре 1825 восстание против самодержавия и крепостничества. Главным образом офицеры, члены масонских лож, участники Отечественной войны 1812 и заграничных походов русской армии 1813--15. Первые организации в 1816--21 -- "Союз спасения", "Союз благоденствия", с 1821 -- Южное общество (в 1825 в него влилось Общество соединённых славян) и Северное общество. Планировали произвести в 1826 военный переворот силами армии. Разрабатывали планы отмены крепостного права, установления унитарной республики ("Русская правда" П. И. Пестеля, Южное общество) или конституционной монархии с федеративным устройством (Конституция Н. М. Муравьёва, Северное общество). С усилением республиканского крыла в Северном обществе (1823--24) намечалась выработка общей программы и единого плана действий. Междуцарствие после смерти императора Александра I вызвало преждевременность вооруженного выступления: восстание 14 декабря 1825 на Сенатской площади в Петербурге и восстание Черниговского полка на Украине (29 декабря 1825 -- 3 января 1826). После подавления восстаний к следствию привлечены 579 человек. 121 человек предан суду, по приговору которого 13 июля 1826 в Петербурге повешены П. И. Пестель, С. И. Муравьёв-Апостол, К. Ф. Рылеев, М. П. Бестужев-Рюмин и П. Г. Каховский, остальные приговорены к каторге, ссылке в солдаты и др. Репрессиям подверглись также свыше 3 тыс. солдат и матросов. В 1856 оставшиеся в живых декабристы помилованы. Материалы следствия опубликованы в сборнике "Восстание декабристов" (т. 1--18, 1925--86). Многие декабристы (Н. В. Басаргин, С. Г. Волконский, И. И. Горбачевский, А. Е. Розен, С. П. Трубецкой, И. Д. Якушкин и др.) -- авторы мемуаров.
  
  -- Декурион - в древнем Риме глава декурии, т. е. группы из 10 лиц. Де­курион всадников - звание начальника 10 всадников, а затем вообще отряда всадников. Декурионами, или куриалами, назывались также члены сенатов (курий) в муниципиях и колониях Римской империи.
  
  -- Дельфийский оракул. По Эсхилу, Дельфийский оракул впервые принадлежал древнейшей прорицательнице, богине Гебе, которая передала его своей дочери Фемиде, а эта - своей сестре Фойбе, которая, в свою очередь, предоставила его, в виде по­дарка при рождении своему внуку Фойбу Аполлону. По другим сказаниям, оракулом владела сперва Гея совместно с прорицательницей горной нимфой Дафной, а затем - Гея с Посейдоном; Гея передала свою часть Фемиде, а эта Аполлону, который выменял часть, принадлежавшую Посейдону, на остров Калаврию. По гомеровскому гимну в честь пифийского Аполлона, Аполлон, вскоре после своего рождения прибыв с острова Делоса, принимает оракул в свое владение, убивая своими стрелами оберегавшего оракул змея Пифона, сына Геи, и назначая своими жрецами крит­ских мужей из города Кносса. Чтобы очистить себя от убиения Пифона и смягчить гнев Геи, Аполлон дол­жен был бежать и служить восемь лет (великий год). Это наказание Аполлона и его очищение символиче­ски изображал праздник дельфийцев, совершавшийся через каждые восемь лет. Зажигали хижину перед храмом, хижину Пифона, и бежали опрометью; затем мальчик, представлявший собой Аполлона, во главе процессии отправлялся из Дельф через Локриду, До­риду, гору Ойту, области энианян и малийцев, в Темпейскую долину, и здесь совершались над ним всяко­го рода очистительные обряды. Лишь после своего очищения Аполлон вступил во владение оракулом, с целью возвещать волю отца своего Зевса и содейст­вовать наступлению лучших и более просвещенных времен. Местом оракула служила расселина в земле, испускавшая испарения раздражающего свойства: над ней было выстроено святилище большого храма Аполлона. Место это, по преданию, было от­крыто пастухами, когда подошедшая к нему коза бы­ла охвачена судорогами. Над расселиной установлен был деревянный, обложенный золотом треножник, на котором лежал сосуд. Это бы­ла гладкая или только немного вогнутая круглая пли­та, на которой помещалась пророчествующая жрица. В древнейшее время роль Пифии играла девица, а позже женщина свыше 50 лет, одетая по-девичьи. В самое цветущее для оракула время в служении при нем постоянно чередовались две Пифии, а третья в случае надобности заменяла их место. Законным вре­менем для совещаний с оракулом первоначально счи­тался только седьмой день весеннего месяца.
  
  -- Демосфен - ок. 384 - 322 гг. до Р.Х. великий греческий оратор, ставший во главе национальной борьбы эллинов против Филиппа Македонского (знаменитые его "филиппики"), 322 до Р.Х. Рано осиротев, Демосфен посвятил себя изучению красноречия в школе Исея. Впервые он выступил в процессе с своими опекунами, захва­тившими имущество его отца. При произнесении в народном собрании первой своей речи Демосфен был освистан и осмеян. Тогда друг его, актер Сатир, дал ему уроки дикции и ми­мики. С неутомимым прилежанием стал Демосфен изучать теперь свое искусство. Имея короткое дыхание и слабый голос, он решился победить эти недостатки. Часто ходил он на берег моря, туда, где всего сильнее бывал прибой волн, и усиливался заглушить шум их своим голосом. Народное собрание, пред которым он должен был выступить, предста­влялось ему морем, бушующим, бурным и волнующимся вокруг оратора. Чтобы достигать своей цели при подобных обстоятельствах, надо было обладать необычайною смелостью и притом могучим голосом. Поэтому он брал в рот ка­мешки и старался говорить чисто и ясно. Потом он всходил на крутые горы и там произносил громким голосом длинные речи, чтобы приучить себя как можно долее не пере­водить дыхания. Наконец он переселился в подземелье, где, отказавшись от всякого общения с людьми, стал неутомимо изучать перед большим зеркалом различные положения и движения тела и лица. Плутарх рассказывает, что Демосфен даже обрил себе часть головы для того, чтобы ему не было ни­какой возможности выходить из своего уединения, и провел таким образом несколько месяцев в своей подземной пещере, в неутомимых занятиях и размышлениях об искусстве, которому посвятил себя. В речах против Филиппа Демосфен убеждал афинян не падать духом. "Прежде всего, - восклицал он в первой речи своей против Филиппа, как бы настоящее положение ни казалось отчаянным, не следует терять муже­ства. Ибо именно то, что оно было до сих пор так дурно, позволяет надеяться на лучшее в будущем. В чем же за­ключается эта надежда? В том, что дела находятся в таком дурном состоянии вследствие беспечности вашей к своим обязанностям. Будь они так же дурны и при исполнении вами ваших обязанностей, тогда не было бы уже никакой надежды на их поправление".
  
  
   ...
  
  

 Ваша оценка:

По всем вопросам, связанным с использованием представленных на ArtOfWar материалов, обращайтесь напрямую к авторам произведений или к редактору сайта по email artofwar.ru@mail.ru
(с) ArtOfWar, 1998-2015