ArtOfWar. Творчество ветеранов последних войн. Сайт имени Владимира Григорьева

Каменев Анатолий Иванович
Покорить противника без сражения ...

[Регистрация] [Обсуждения] [Новинки] [English] [Помощь] [Найти] [Построения]
 Ваша оценка:


Покорить противника без сражения ...

А.И. Каменев

КИТАЙСКАЯ СТРАТЕГИЯ ПОБЕДЫ

(продолжение)

   Мысли на будущее:
  
  -- Вопрос истинной "науки побеждать" - не в том, как дос­тичь победы, а в том, кто ее достоин...
  -- Стратегия имеет своим истоком жизненный опыт многих поколений, практически мыслящих людей...
  -- Жизнь умнее самых больших мудрецов и сама наилучшим образом свяжет то, что не сходится в головах людей...
  -- Простая истина: только тот, кто строг к себе, имеет право что-то требовать от других...
  -- Военачальник просто не имеет права ошибаться - слишком высока цена его ошибки...
  -- Мудрый стратег должен ненавидеть войну и начинать ее только при крайней необ­ходимости...
  -- "Военная хитрость" ценна поскольку она укрепляет нравственные основы жизни и находит в них свое завершение...
  -- Стратег избегает открытого противоборства не потому, что считает войну "грязным делом", но, прежде всего, потому, что всякая конфронтация непродуктивна, разрушительна...
  -- Стратег побеждает потому, что умеет усту­пать...
  -- Стратег побеждает потому, что хорошо чувствует и в этом смысле даже любит своего врага...
  -- "Наноси удар так, словно целуешь женщину", - гласит глубокомысленная поговорка мастеров боя...
  -- Cжатая пружина может больно уда­рить - обстоятельства сами дадут пружине вырваться тогда, когда это окажется неизбежным...
  -- Даже самый могущественный и грозный повели­тель, если он распущен и лжив, никогда не будет иметь вла­сти над своими подданными...
  -- Насилие и война оправданы лишь как возмездие тому, кто сам отрекся от человечности в себе...
  -- Власть осуществляется ненасильственным путем и возможна лишь там, где в отношениях между людьми есть доверие и честность...
  -- Тот, кто хочет снискать расположе­ние людей, не должен оказывать на них давление...
  -- Великий муж - человек, облеченный абсолютной властью, которой он обладает не по праву силы или даже рождения, а вследствие признательности и даже любви ок­ружающих...
  -- Даже находясь один в доме, мудрый мог "держаться так, словно принимал у себя почетного гос­тя"...
  -- Принимая на себя вину за ошибки своих домочадцев, он таким способом заставляет их раскаиваться в своих дурных поступках...
  -- Тирану не помогут никакие крепости и запасы ору­жия: его воины при первом же удобном случае разбегутся, его советники охотно изменят ему ради собственной выго­ды...
  -- Если сам прям, то слушаться будут и без приказаний...
  -- Благородный муж доверяет всем, но первым распознает обман...
  -- Посылать на войну людей необученных - значит преда­вать их...
  -- Тот, кто, опираясь на доброде­тель, следует человечности, есть настоящий царь...
  -- Народ отделяется не грани­цами; государство крепко не естественными преградами...
  -- Тот, кто усвоил принципы человечности, имеет много по­мощников...
  -- Жить хорошо - для земли; сердце - для глубины; союз -для любви; слова - для доверия; управление - для благо­денствия; дела - для умения; движение - для жизни...
  -- Войско есть нечестивое орудие, поэтому оно не может быть орудием мудрого...
  -- Когда сделается известной победа, то следует встретить эту весть с траурным обрядом, ибо на войне погибают мно­гие...
  -- Оружие - это острые орудия государства, его нельзя обна­жать...
  -- "Беспорядок рождается из порядка, трусость рождается из храбрости, сла­бость рождается из силы"....
  -- "Предел в придании своему войску формы - это достигнуть того, чтобы формы не было"...
  -- Идеальный боевой порядок он уподобляет воде, которая не имеет определенной формы, но обладает большой мощью...
  -- "Когда в государстве думают лишь об одной военной славе - это уже большое бедствие...
  

СТРАТЕГИЯ

  
   Главное в китайской военной стратегии - покорить противника без сражения, что может быть достигнуто тремя способами:
  
   - во-пер­вых, картиной мудрого и просвещенного правления, благосостоя­нием государства, мирным преуспеянием своего народа; это само по себе должно было, по их мнению, производить сильнейшее впечатление на противника;
  
   - во-вторых, можно было действовать на противника мудрой политикой по отношению к нему, полити­кой, исполненной внимания и уважения к его желаниям и нуждам, широко идущей навстречу его интересам;
  
   - в-третьих, можно было достичь той же цели и мероприятиями военно-стратегического характера, ставящими противника в положение полной бесполезности сопротивления.
  
   Таким образом, орудиями бескровной победы являются:
  
   - культурный и политический пре­стиж страны,
   - умная и благожелательная по отношению к про­тивнику политика и
   - стратегическое обессиление его.
  
   Такова общая стратегия.
  
   Установив общие поло­жения о военных действиях вообще, китайские стратеги переходят к выяснению основных условий, могущих дать победу.
  
   Их у Сунь-цзы, к примеру, пять:
  
   1)"побеждают, если знают, когда можно сразиться и когда нельзя";
   2) "побеждают, когда умеют пользоваться и большими и малыми силами";
   3) "побеждают там, где высшие и низшие имеют одни и те же желания";
   4)"побеждают тогда, когда сами осторожны и выжидают неосторожности противника";
   5) "побе­ждают те, у кого полководец талантлив, а государь не руководит им".
  
   Эти пять условий представляют новый шаг на пути раскрытия китайской стратегии.
  
   *
  
   Сунь-цзы принадлежит весьма продуктивная мысль о непобедимости и возможности победы:
  
   "Непобедимость заключена в себе самом, возможность по­беды заключена в противнике".
  
   Возможность победы превращается в реальную победу лишь тогда, когда сам противник открывает для меня возможность реализовать мои шансы на победу.
  
   *
  
   В китайской военной стратегии выявлена диалектика наступления и обороны:
  
   - во-первых, "наступление есть механизм обороны, оборона есть тактика наступления; они одинаково приводят к победе" (Ли Вэй-гун);
  
   - во-вторых, "наступ­ление не ограничивается одними только осадами крепости про­тивника, нападениями на его позиции; надо нападать и на его сердце" (он же);
  
   - в-третьих, "оборона не ограничивается одним возведением стен и укреплением своих позиций; надо оборонять свой дух и выжи­дать момента" (он же).
  
   Таким образом, для Ли Вэй-гуна понятия наступления и обо­роны охватывают не только материальную сторону войны, но и моральную.
  
   Нападение производится и на "сердце", т. е. на пси­хику противника, оборонять же надлежит и свой "дух", т. е. свое морально-политическое состояние.
  
   В широком смысле это есть Путь государя, в узком смысле это есть Закон полководца.
   Нападать на его сердце - это значит "знать его"; оборонять свой дух - это значит "знать себя".
  
   *
  
   В основе стратегии древних китайских полководцев лежит мысль об управлении противником посредством всевозможных средств:
  
   - занятия выгодной местности;
   - опережения действий врага (перехват инициативы);
   - ослабления его духа;
   - навязывания ему неверной (гибельной) стратегии и тактики посредством обмана;
   - введение в заблуждение относительно своих сил и средств, планов ведения войны, сражения и боя;
   - игры на его чувствах (самонадеянности, успокоенности, пренебрежения к противнику и т.п.);
   - возбуждения его корысти, желания во что бы то ни стало обогатиться и т.п.
  
   Врага заманивают в ловушки выгодой, его лиша­ют храбрости, ослабляя и изматывая перед атакой; проникают в его ряды войсками, нео­жиданно собранными в самых уязвимых его местах.
  
   "Идти вперед туда, где не ждут; атаковать там, где не подготовились" (Сунь-цзы).
  
   Этот принцип может быть реализован только благодаря секретности всех действий, полному самоконтролю и железной дисциплине в армии, и также "непос­тижимости".
  
   Война - это путь обмана, постоянной организации ложных выпадов, рас­пространения дезинформации, использования уловок и хитростей.
   Когда такой обман хитроумно задуман и эффектно применен, противник не будет знать, где атаковать, какие силы использовать и, таким образом, будет обречен на фатальные ошибки.
  
   *
  
   Закон изменения и превращений, сформулирован Сунь-цзы в следующих словах:
  
   "Беспорядок рождается из порядка, трусость рождается из храбрости, сла­бость рождается из силы".
  
   С точки зрения стратегии, он (этот закон) имеет двоякое значение:
  
   - во-первых, свидетельствует о том "изменение и превращение" означает переход к чему-то противоположному, если в развитии чего-то достигнут предел;
   - во-вторых, "изменение и превращение" может привести к появлению чего-то принципиально отличного от предыдущего, что может вести за собою кардинальное преобразование всего военного дела или же какой-то его части.
  
   Так, говоря о "форме", Сунь-цзы заявляет:
  
   "Предел в придании своему войску формы - это достигнуть того, чтобы формы не было".
  
   Сунь-цзы не отрицает вообще форму боевого построения (боевой порядок), а лишь указывает, что гениальный полководец создает такое боевое построение войск, которое, имея свою логику, построение и внутреннюю форму, не проявляет его во внешних очертаниях, видимых и понятных для противника формах и тем самым ставит его (противника) в заблуждение в отношении планов и намерений этого полководца.
  
   *
  
   Гениальным следует признать и следующее открытие-сравнение Сунь-цзы: идеальный боевой порядок он уподобляет воде, которая не имеет определенной формы, но обладает большой мощью.
  
   Она устремляется в пустоты и, проходя сквозь них, занимает ту территорию, которую в состоянии заполнить своим объемом.
  
   "Форма у войска подобна воде: форма у воды - избегать высоты и стремиться вниз; форма у поиска - избегать полноты и ударять по пустоте.
   Вода устанавливает свое течение в зави­симости от места; войско устанавливает свою победу в зависи­мости от противника.
   Поэтому у войска нет неизменной мощи, у воды нет неиз­менной формы.
   Кто умеет в зависимости от противника владеть изменениями и превращениями и одерживать победу, тот назы­вается божеством" (Сунь-цзы).
  
   *
  
  
   Китайские военачальники древности в своей стратегии использовали политику.
   Так, напри­мер, в летописи "Тунцзянь ганму" в записи за 576 год до н. э. приводится случай, когда чженский правитель Хань внезапно напал на чуские земли и за­хватил местечко Синьши.
  
   Чуский правитель Луань-шу решил немедленно отомстить чженцам, но его совет­ник Ханьшою сказал:
  
   "Пусть умножатся преступле­ния его, и народ тогда сам возжелает отложиться от него,- без народа же кто будет сражаться?"
  
   В другом случае войско небольшого владения Чжэн сумело одержать победу над более сильным войском владения Цай. Чжэнцы ликовали.
   Праздно­вал победу и правитель владения Чжэн.
   Только один Цзы Чань оставался озабоченным. Он понимал, что успех этот непрочен, что Чжэн может быть легко по­корено одним из соседних с ним сильных княжеств.
  
   Во всеобщем опьянении достигнутой победой он ви­дел большую опасность для своего государства.
  
   "Когда в государстве думают лишь об одной военной славе,- говорил Цзы Чань,- и нет в нем мирного процветания, это уже большое бедствие.
   Это вызовет в соседних государствах либо ненависть, либо тревогу, а поэтому победившее государство не может быть спо­койно".
  
   Цзы Чань оказался прав: на Чжен напало княжество Чу - одно из сильнейших княжеств того времени.
  
   Под 685 годом до н. э. в летописи записана беседа вана со своим приближенным Гуаньчжуном.
  
   Отвечая на вопросы вана, Гуаньчжун дал следующие советы:
  
   "Государь! Если вы желаете владычествовать над удельными князьями, то привлеките к себе соседние княжества".
   "Каким образом?",- спросил ван.
   "Опре­делите точные наши границы,- сказал Гуаньчжун,- и возвратите им завоеванные у них земли.
   После этого не принимайте от них подарков, а, напротив, употре­бите большое количество товаров для отправки с ними шпионов...
   Назначьте восемьдесят путешественников, дайте им колесницы, лошадей, одежды.
   Снабдите их множеством товаров, чтобы они объехали все страны... и повсюду продавали товары и любопытные редкости, чтобы через это увидеть склонности государей и их приближенных.
   Тем, которые преданы сластолюбию, надо объявить войну в первую очередь..."
  
   Как приведенные примеры, так и многие другие, известные по древнекитайским летописям, показы­вают, что полководцы и военные деятели периода Чуньцю искусно принимали то или иное решение, не­пременно учитывая сложившуюся обстановку и поло­жение в стане своих противников.
  
   Сведения о против­нике добывались как с помощью шпионов, так и дру­гими способами, на что тратились крупные средства.
  

Тактика

  
   Тактика, как известно, есть подчиненная стратегии.
  
   Если стратегия прямолинейна, то тактика изменчива и многообразна.
   Путь к стратегической цели не всегда проложен по прямой линии и для непосвященного может показаться хаотичным движением, не имеющем своей внутренней логики.
  
   *
  
   В идеале стратегическая цель не должна быть понятна и видна противнику, так как подобная ясность стратегических целей делает предсказуемыми действия стратега.
  
   Тактика должна завуалировать эту стратегическую цель, вызвать ложное мнение об истинных стратегических планах полководца.
  
   Тактика - средство стратега, универсальный инструмент его, позволяющий решать многие задачи:
  
   - создавать перевес сил,
   - вводить противника в заблуждение относительно направления главного удара,
   - заставлять его распылять свои силы и средства,
   - заставлять принимать бой в невыгодных условиях и т.д.
  
   *
   На языке древних китайских полководцев словом "цюань" обозначается "тактика", которая по своей сути является маневром, отступлением от общего стандарта, общепринятого правила.
   Всякое правило ориентируется на нечто постоянное или считающееся постоянным.
  
   Но постоянное существует только в той или иной своей моди­фикации, в том или ином изменении. Поэтому должно существо­вать искусство применять правило соответственно этим изменениям общего содержания того явления, для которого это правило создано.
  
   Это искусство у древних китайских стратегов и называлось тактикой.
  
   *
   В основе общей тактики лежит положение: война - это путь обмана.
  
   Сунь-цзы подробно разъясняет, что он подразу­мевает под этими словами.
  
   Это есть тактическая маскировка, различные меры предосторожности, использование недостатков или ошибок противника, воздействие на него изнутри, воздей­ствие на его психологию.
  
   В силу этого, он излагает 13 тактических приемов (13 приемов военной хитрости):
  
   1) сохраняй втайне все свои потен­ции, свои военные приготовления, состояние вооружения и т. п., т. е. показывай признаки своей якобы слабости для того, чтобы тем полнее и скорее разгромить противника;
   2) притворяйся слабым, чтобы противник обманулся в отношении тебя;
   3) вводи противника в заблуждение (если ты далеко, то пусть противник думает, что ты близко);
   4) заманивай его выгодой;
   5) приводи его в расстройство (сей рознь между союзниками, волнуй его тыл);
   6)будь постоянно наготове;
   7)если противник силен, уклоняйся от него;
   8)вызвав в нем гнев, приведи его в состояние расстройства;
   9)приняв смиренный вид, вызови в нем самомнение;
   10)если его силы свежи, утоми его;
   11) если у него войска дружны, разъедини;
   12) нападай на него, когда он не готов;
   13) выступай, когда он не ожидает.

(Сунь-цзы)

  
   *
  
  
   В состав общей тактики китайские военачальники включали теорию и практику "прямого и обходного путей", в их диалектической связи.
   Для Сунь-цзы, к примеру, в обходном пути скрывается прямой; обходный путь нередко ближе и вернее ведет к цели, чем прямой.
  
   Но:
  
   "Трудное в борьбе на войне - это превратить путь обходный в прямой, превратить бедствия в выгоду. Поэтому тот, кто, предпринимая движение по такому обходному пути, отвлекает противника выгодой и, выступив позже его, приходит раньше его, тот понимает тактику обход­ного движения".
  
   Сунь-цзы очень высоко ставит эту тактику:
  
   "Кто заранее знает тактику прямого и обходного пути, тот побеждает.
   Это и есть закон борьбы на войне".
  
   Можно без особой натяжки сказать, что тактика обходного пути (в самом широком смысле слова подразумевающая использование приемов и методов непрямого действия) является ядром древнекитайской классической тактики.
  
   Следует подчеркнуть и тот момент, что эта тактика не утратила своего значения и ныне и может быть с успехом использована в современной вооруженной борьбе.
   Необходимо к тому же заметить, что такая тактика ("тактика обходного пути", "непрямых действий") требует от полководца исключительной подготовленности в области психологии и политики войны, человековедении, природоведении и т.п.
  
   *
  
   Одним из главнейших условий всех действий на войне китайские стратеги считают быстроту, маневр и рассчитанность удара:
  
   Быстрота - это мощь, сокрушающая все на своем пути, подобно тому, как бурный поток несет на себе тяжелые камни.
  
   Маневр является инструментом победы.
   Сунь-цзы счи­тает возможным заявить: "Вообще в бою схватываются с противником правильным боем, побеждают маневром".
  
   Удар должен быть стремитель­ным, рассчитанным, коротким и сокрушительным. Сунь-цзы эту идею комментирует так: "То, что позволяет быстроте хищной птицы поразить свою жертву, есть рассчитанность удара".
  
   *
   Частная так­тика древних китайских стратегов состоит из правил, говорящих о том, как вести бой в раз­личных местностях в зависимости от их топографических свойств и их стратегических свойств; как действовать в различных случаях численного соот­ношения сил сторон и т. д.
  
   Сюда же относятся и пра­вила тактической разведки.
  
  
  
   См. далее...

0x01 graphic

Римская трапеза

ВЕЛИКИЕ МЫСЛИ

(Афоризмы древнего Рима)

  -- В страхе больше зла, чем в самом предмете, которого боятся.
  -- С добрыми и злыми нельзя вести себя одинаково.
  -- Коварство предпочитает зло добру.
  -- Алчность есть преступное желание чужого.
  -- Глупости свойственно видеть чужие пороки, а о своих забывать.
  -- Презренны те, которые, как говорится, ни себе, ни другим; в ком нет ни трудолюбия, ни усердия, ни заботливости.
  -- Кто не стыдится, того я считаю заслуживающим не только порицания, но и наказания.
  -- Гнев -- начало безумия.
  -- Жизнь коротка, но слава может быть вечной.
  
  

Марк Туллий Цицерон (106--43 гг. до н. э.)

  

 Ваша оценка:

По всем вопросам, связанным с использованием представленных на ArtOfWar материалов, обращайтесь напрямую к авторам произведений или к редактору сайта по email artofwar.ru@mail.ru
(с) ArtOfWar, 1998-2011