ArtOfWar. Творчество ветеранов последних войн. Сайт имени Владимира Григорьева

Каменев Анатолий Иванович
"Породою своею спесивы и необычайны ко всякому делу"...

[Регистрация] [Обсуждения] [Новинки] [English] [Помощь] [Найти] [Построения]
 Ваша оценка:


"Породою своею спесивы и необычайны ко всякому делу"...

ИСТОРИЯ ГОСУДАРСТВА РОССИЙСКОГО

МЫСЛИ НА БУДУЩЕЕ...

0x01 graphic

На крестце в Китай-городе.

Художник А. М. Васнецов.

1902 г.

  
  
   Справка:
  
  -- Котошихин Григорий Карпович (ок. 1630--1667) -- подьячий Посольского приказа.
  -- В 1658--1661 гг. в русском посольстве, вед­шем переговоры со Швецией о заключении Валиесарского, догово­ра.
  -- В 1664 г. послан в войска князя Я. К. Черкасского "для ведения канцелярских дел", но перебежал к литовцам.
  -- С 1666 г. на шведской службе.
  -- По заказу шведского правительства написал сочинение, изданное в 1840 г. под названием "О России в царствование Алексея Михайловича".
  -- Рукопись сочинения Котошихина находилась в шведском переводе в нескольких библиотеках в Швеции.
  -- В 30-х годах XIX века о её существовании узнал А. И. Тургенев. В 1837 году профессор гельсингфорсского университета С. В. Соловьев нашёл этот перевод в стокгольмском государственном архиве, а в 1838 году отыскал оригинал в библиотеке упсальского университета.
  -- В Швеция казнен за убийство хозяина дома, в котором жил.
  
  
   0x01 graphic
  
   Автограф сочинения Г. К. Котошихина
  
   **
  
   Из кн. В.О. Ключевского:
  
   Григорий Котошихин служил подьячим Посольского приказа, или младшим секретарем в министерстве иностранных дел, исполнял неважные дипломатические поручения, потерпел напраслины, в 1660 г. за ошибку в титуле государя был бит батогами.
  
   Во вторую польскую войну, прикомандированный к армии кн. Юрия Долгорукого, он не согласился исполнить незаконные требования главнокомандующего и, убегая от его мести, в 1664 г. бежал в Польшу, побывал в Германии и потом попал в Стокгольм.
  
   Несходство заграничных порядков с отечественными, поразившее его во время странствований, внушило ему мысль описать состояние Московского государства. Шведский канцлер граф Магнус де ла Гарди оценил ум и опытность Селицкого, как назвал себя Котошихин за границей, и поощрял его в начатом труде, который и был так хорошо исполнен, что стал одним из важнейших русско-исторических памятников XVII в.
  
   Но Котошихин дурно кончил.
  
   В Стокгольме он прожил около полутора года, перешел в протестантство, слишком подружился с женою хозяина, у которого жил на квартире, чем возбудил подозрение мужа, и в ссоре убил его, за что сложил голову на плахе.
  
   Шведский переводчик его сочинения называет автора человеком ума несравненного.
  
   Это сочинение в прошлом столетии было найдено в Упсале одним русским профессором и издано в 1841 г.
  
   В 13 главах, на которые оно разделено, описываются быт московского царского двора, состав придворного класса, порядок дипломатических сношений Московского государства с иноземными, устройство центрального управления, войско, городское торговое и сельское население и, наконец, домашний быт высшего московского общества.
  
   Котошихин мало рассуждает, больше описывает отечественные порядки простым, ясным и точным приказным языком.
  
   Однако у него всюду сквозит пренебрежительный взгляд на покинутое отечество, и такое отношение к нему служит темным фоном, на котором Котошихин рисует, по-видимому, беспристрастную картину русской жизни.
   Впрочем, у него иногда прорываются и прямые суждения, все неблагосклонные, обличающие много крупных недостатков в быту и нравах московских людей.
  
   Котошихин осуждает в них "небогобоязненную натуру", спесь, наклонность к обману, больше всего невежество.
  
   Русские люди, пишет он:
  
   "породою своею спесивы и необычайны (непривычны) ко всякому делу, понеже в государстве своем научения никакого доброго не имеют и не приемлют кроме спесивства и бесстыдства и ненависти и неправды для науки и обычая (обхождения с людьми) в иные государства детей своих не посылают, страшась того: узнав тамошних государств веры и обычаи и вольность благую, начали б свою веру отменять (бросать) и приставать к иным и о возвращении к домом своим и к сродичам никакого бы попечения не имели и не мыслили".
  
   Котошихин рисует карикатурную картинку заседаний Боярской думы, где бояре, "брады своя уставя", на вопросы царя ничего не отвечают, ни в чем доброго совета дать ему не могут, "потому что царь жалует многих в бояре не по разуму их, но по великой породе, и многие из них грамоте не ученые и не студерованные"
  
   Котошихин мрачно изображает и семейный быт русских.
  
   Кто держится мнения, будто древняя Русь при всех своих политических и гражданских недочетах сумела с помощью церковных правил и домостроев выработать крепкую юридически и нравственно семью, для того камнем преткновения ложится последняя глава сочинения Котошихина "О житии бояр и думных и ближних и иных чинов людей".
  
   Бесстрастно изображены здесь произвол родителей над детьми, цинизм брачного сватовства и сговора, непристойность свадебного обряда, грубые обманы со стороны родителей неудачной дочери с целью как-нибудь сбыть с рук плохой товар, тяжбы, возникавшие из этого, битье и насильственное пострижение нелюбимых жен, отравы жен мужьями и мужей женами, бездушное формальное вмешательство церковных властей в семейные дрязги.
  
   Мрачная картина семейного быта испугала самого автора, и он заканчивает свое простое и бесстрастное изображение возбужденным восклицанием:
  
   "Благоразумный читатель! не удивляйся сему: истинная есть тому правда, что во всем свете нигде такого на девки обманства нет, яко в Московском государстве; а такого у них обычая не повелось, как в иных государствах, смотрити и уговариватися временем с невестою самому"
   0x01 graphic

Красная площадь.

Рисунок 17 в.

  

Г. Котошихин

(ок. 1630-ноябрь 1667 гг.)

О России в царствование Алексея Михайловича - СП б., 1859

(Фрагменты)

  
  

О рождении царских детей

   26. Как приспеет время родитися царевичю, и тогда царица бывает в мылне, а с нею бабка и иные немногие жены; а как родится, и в то время царю учинится ведомо, и посылают по духовника, чтоб дал родилнице и младенцу и бабке и иным при том будучим женам молитву, и нарек тому новорожденному младенцу имя; и как духовник даст молитву, и потом в мылню входит царь смотрити новорожденнаго, а не дав молитвы, в мылню не входят и не выходят никто.
  
   А даетца новорожденному младенцу имя, от того времяни как родитца, счотчи вперед в восмой день, которого святаго день и ему то ж имя и будет.
  
   И пошлет царь к патриарху с ведомостью, что подаровал ему Бог царевича, и патриарх скоро идет в церковь, а потом и царь, и молебствуют; а по иным по всем церквам и в монастыри пошлют молебствовать же, и роздают милостиню ж нищим и убогим людем; а потом ходит царь по монастырем, и кормит чернецов и дает милостиню ж, так же и в тюрмы и в богаделни посылают милостиню болшую, да из тюрем же виноватых свобождают, кроме самых великих дел.
  
   Да того ж дни, как родится царевичь, бывает у царя на патриарха, и на властей, и на бояр родилной стол, а потом на попов и на дьяконов; а стрелцов и иных чинов людей жалует царь, велит поить на погребе питьем.
  
   А в городы, к митрополитом и к архиепископом и к епископом и к воеводам, и по монастырем, посылают столников и стряпчих и жилцов с царскими грамотами, чтоб они Бога молили за государские здоровья и за новорожденнаго царевича; а как те люди приехав в городы чин свой исполнят и грамоты отдадут, и после моления у властей и у воевод и в монастырех обедают, а по обеде власти благословляют их образами и дарят, и воеводы дарят же чем прилучитца, и тех даров от властей и от монастырей и от воевод бывает им немало; а как приедут они к Москве, и их спрашивают, кто чем дарил, и будет кто подарил скудно, а место или человек богатые, и о том царь бывает гневен, понеже будто тот человек не рад рождению того царевича.
  
   И после того бывают у царя крестины, в которой день ни прилучится, смотря по младенцову здоровью; а крестит того младенца патриарх; а воспреемник бывает первого Троицы Сергеева монастыря келарь старец, а кума царевна сестра, или свойственная царю и царице.
  
   И после крещения бывает на патриарха, и на властей, и на бояр, и на иные чины, стол; а после обеда благословляют власти царевича образами, и потом власти и бояре и иные чины подносят царевичю дары, и царь у патриарха и у болших властей и у бояр образы и дары принимает сам, а у иных менших властей и у менших чинов людей образы и дары велит принимать ближним людем; а царевича в то время не бывает; и пив заздравные чаши розъедутца по домом; так же и попом и дьяконом столы, и стрелцом и всяких чинов людем питье бывает против того ж, как в рождении.
  
   А дается стрелцом, и салдатом, и иным чином, питье не по мере: толко когда прилучатся такие дни, или празники, и им середи царского двора испоставят вина ведер по 100 и по 200 в кадях, да пива и меду против того в шестеро и в семеро; и кто хочет пить и окроме стрелцов, и ему пить волно; а с двора к себе никому домовь носити не дадут.
  
   27. А как родится царевна, и в рождении ея, и в крещении, и в молебстве, бывает против царевича ж; а в иных домовых статьях и в роздаче денег перед царевичем бывает с убавкою.
  
   28. А на воспитание царевича, или царевны, выбирают всяких чинов из жон, -- жену добрую, и чистую, и млеком сладостну, и здорову, и живет та жена у царицы в Верху на воспитание год; а как год отойдет, и ежели та жена дворянска роду, мужа ее пожалует царь на воеводство в город, или вотчину даст, а подьяческая, или иного служивого чину, прибавят чести и дадут жалованья немало, а посадцкого человека, и таким потомуж дано будет жалованье немалое, а тягла и податей на царя с мужа ее не емлют, по их живот.
  
   Да у того ж царевича или у царевны, бывают приставлена для досмотру мамка, боярыни честная, вдова старая, да нянка и иные послужницы.
  
   А как царевич будет лет пяти, и к нему приставят для бережения и научения боярина, честью великого, тиха и разумна, а к нему придадут товарыща околничего, или думного человека; так же из боярских детей выбирают в слуги и в столники таких же младых, что и царевич.
  
   А как приспеет время учити того царевича грамоте, и в учители выбирают учителных людей, тихих и не бражников; а писать учить выбирают и с Посолских подьячих; а иным языком, Латинскому, Греческого, Неметцкого, и никоторых, кроме Руского научения, в Росийском государстве не бывает.
   И бывают царевичам и царевнам всякому свои хоромы и люди, кому их оберегати, особые. А до 15 лет и болши царевича, окроме тех людей, которые к нему уставлены, и окроме бояр и ближних людей, видети никто не может, таковый бо есть обычай, а по 15 летех укажут его всем людем, как ходит со отцем своим в церковь и на потехи; а как уведают люди, что уж его объявили, и изо многих городов люди на дивовище ездят смотрити его нарочно.
  
   29. Царевичи же во младых летех, и царевны, болшие и меншие, внегда случися им итти к церкви, и тогда около их по все стороны несут суконные полы, что люди зрети их не могут, так же как и в церкве стоят люди видети их не могут же, кроме церковников, а бывают в церкве завышены тафтою; и в то время в церкве, кроме бояр и ближних людей, мало иные люди бывают. А как ездят молитися по монастырем, и тогда каптаны и колымаги их бывают закрыты тафтами ж. А учинены бывают царице и царевнам, для зимние езды, каптаны на санях избушками, обиты бархатом или сукном красным, по обе стороны двери з затворами слюдяными и з завесами тафтяными; а для летние езды колымаги зделаны на рыдванную стать, покрыты сукном же, входят в них по лесницам, а зделаны бывают на колесах просто как и простая телега, а не так как бывают кореты висячие на ремнях: и те колымаги и каптаны бывают о дву оглоблях, а дышел не бывает, и лошадей в них запрягают по одной, а потом прибавливают и иные лошади в припряжь.
  
   30. Как бывает празновати поодиножды в году день рождения царского, или царицына, или царевичей и царевен, и того дни у царя на патриарха, и на властей, и на бояр, и на думных людей, бывают столы; и после стола патриарх моля Бога говорит речь заздравную, и пьет чашу наперед сам, потом подает царю и митрополитом и бояром; и пив за царское здоровье, так же и царицыно и царевичей и царевен, розъедутся по домом.
  
   А до стола как придет царь к себе, от себя и от царицы и от царевичей и от царевен, которого бывает день, властем и бояром и думным и ближним людем, так же и столником и дьяком и полковником и гостем, роздает имянинные калачи; а зделаны те калачи бывают долгие, аршина в два и в три, толщиною в четверть аршина; а попом и дьяконом и стрелцом корм и питье, и в тюрмы и в богаделни милостиня бывает против того ж, как о том выше помянуто.
  
   Да в те ж дни как празнуют их государские имянины, в войне и в городех болшие воеводы, и митрополиты, и в монастырех власти, делают столы на воинских и на иных людей, и на попов и на чернцов; а по обеде потомуж пьют заздравные чаши.
   Так же в те ж дни, на Москве и в городех, всякого чину люди работы никакие не работают, и в рядех не сидят, и свадеб не играют, и мертвым погребения не бывает.
  
  

О царских чиновных людех:

о боярех и околничих и думных и ближних людех, о столниках, о стряпчих, о дворянех, о полковниках и головах стрелецких, о диаках, о жилцех и о всяких служилых и дворовых людех

  
   1. Прежние болшие роды, князей и бояр, многие без остатку миновалися. Ныне ж по тех родах роды, которые бывают в боярех, а в околничих не бывают: князей Черкаских, князей Воротынских, князей Трубетцких, князей Голицыных, князей Хованских, Морозовых, Шереметевых, князей Одоевских, князей Пронских, Шеиных, Салтыковых, князей Репниных, князей Прозоровских, князей Буйносовых, князей Хилковых, князей Урусовых.
   2. Роды ж менши тех, которые бывают в околничих и в боярех: князей Куракиных, князей Долгоруковых, Бутурлиных, князей Ромодановских, князей Пожарских, князей Волконских, князей Лобановых, Стрешневых, князей Борятинских, Милославских, Сукиных, Пушкиных, Измайловых, Плещеевых, Лвовых.
  
   3. Роды ж, которые бывают в думных дворянех и в околничих, ис честных родов и из середних, и из дворян; и те роды болши тое чести не доходят. Есть потом и иные многие добрые и высокие роды, толко еще в честь не пришли, за причиною и за недослужением.
  
   4. Думные дьяки. Три или четыре, а болши четырех не бывает; и в тех думных дьяках бывают из дворян, и из гостей, и ис подьячих; и ис тех думных дьяков посолской дьяк, хотя породою бывает менши, но по Приказу и по делам выше всех; а честию и высочеством те думные дьяки будут таковы, как в Польше референдариусы.
  
   Справка:
  
  -- Думный дьяк в Русском государстве в XVI--XVII вв. определяется, одновременно, как чин и должность.
  -- Думные дьяки составляли и правили проекты решений Боярской думы и царских указов, ведали делопроизводством Боярской думы и важнейших приказов, нередко из их среды выдвигались видные государственные деятели и дипломаты.
  
   5. Спалники, -- которые сидят у царя в комнате, посуточно, по переменам, человека по четыре; и многие из них женатые люди, и бывают в том чину многие годы, и с царя одеяние принимают и розувают; а бывают в тех спалниках изо всех боярских и околничих и думных людей дети, которым царь укажет, а иные в такой чин добиваются и не могут до того притти; и быв в спалниках, бывают пожалованы болших бояр дети в бояре, а иных менших родов дети в околничие, кого чем царь пожалует, по своему разсмотрению, и называют их комнатной боярин или околничей, а в посолственных писмах пишут ближними бояры и околничими, потому что от близости пожалованы.
  
   А жалует царь в бояре и во околничие и в думные люди, хотя которого и на Москве не бывает, в Новое лето, сентября в 1 день, на Светлое Христово Воскресение, на день рождения празнества его, из околничих боярином, или из столников и из спалников боярином или околничим, или думным человеком.
  
   И как царю лучится сидети с теми бояры и думными людми в думе о иноземских и о своих государственных делех, и в то время бояре и околничие и думные дворяне садятца по чином, от царя поодаль, на лавках, бояре под боярами, кто кого породою ниже, а не тем кто выше и преж в чину, околничие под боярами против того ж; под околничими думные дворяне потомуж по породе своей, а не по службе, а думные дьяки стоят, а иным времянем царь велит им сидеть; и о чем лучитца мыслити, мыслят с царем, яко обычай и инде в государствах.
  
   А лучитца царю мысль свою о чем объявити, и он им объявя приказывает, чтоб они бояре и думные люди помысля к тому делу дали способ: и кто ис тех бояр поболши и разумнее, или кто и из менших, и они мысль свою к способу объявливают; а иные бояре, брады свои уставя, ничего не отвещают, потому что царь жалует многих в бояре не по разуму их, но по великой породе, и многие из них грамоте не ученые и не студерованые, однако сыщется и окроме их кому быти на ответы разумному из болших и из менших статей бояр.
  
   А на чом которое дело быти приговорят, приказывает царь и бояре думным дьяком пометить, и тот приговор записать. А лучится писати о чем грамоты во окрестные государства, и те грамоты прикажут готовить посолскому думному дьяку, а думной дьяк приказывает подьячему, а сам не готовит, толко чернит и прибавливает что надобно и не надобно. А как изготовят, и тех грамот слушают наперед бояре, и потом они ж бояре слушают въдругорядь с царем все вметсте; такъже и иные дела написав взнесут слушать всем же бояром, и слушав бояре учнут слушать въдругорядь с царем же. А на всяких делах закрепляют и помечают думные дьяки, а царь и бояре ни х каким делам, кроме того что послы прикладывают руки к договорным записям, руки своей не прикладывают, для того устроены они думные дьяки; а к меншим ко всяким делам прикладывают руки простые дьяки, и приписывают подьячие свои имена.
  
   А как царю лучится о чем мыслити тайно, и в той думе бывают те бояре и околничие ближние, которые пожалованы из спалников, или которым приказано бывает приходити; а иные бояре, и околничие, и думные люди, в тое полату в думу и ни для каких нибуди дел не ходят, разве царь укажет.
  
   0x01 graphic
  
   Царский стольник в книге "Одежды Русского государства" Фёдора Солнцева
  
   6. Столники, -- боярские ж, и околничих, и думных людей и Московских дворян, и иных чинов людей дети. Служба их такова: как у царя бывают иных государств послы, или власти и бояре, на обедех, и они в то время пред царя и пред властей, и послов и бояр, носят есть и пить; а ставят на столь еству по одному блюду всякой ествы, пред царя крайчей, а к иным столам приставлены бывают ставить околничие, а сыными ествами блюда держат столники на руках, а на стол всех еств вдруг не ставят. И будет тех столников числом блиско пяти сот человек. И посылают их в посолства в послех самих и с послами в товарыщах, и по воеводствам, и для сыскных дел, и бояр спрашивать о здоровье как они бывают по службам; а иные на Москве сидят в Приказех у дел, и у послов в приставех.
  
   7. Стряпчие; чин их таков: как царю бывает выход в церковь, или в поход на потехи, или в полату в думу и для обедов, и в то время несут перед ним скифетр, а в церкве держат шапку и платок, а в походех возят панцырь, саблю, саадак. И посылают их во всякие ж посылки, кроме воеводств и посолств, чтоб сами были послы. А будет тех стряпчих с восмь сот человек. А на Москве они стряпчие и столники живут, для цapских услуг, по полугоду, по полам; а другая половина, кто хочет, отъезжают в деревни свои, до сроку.
  
   Справка:
  
  -- В Московском государстве в XVI -- XVIII веках дворцовый слуга; придворный чин, следующий ниже за стольником.
  -- Стряпчий -- царский чиновник при хлебном, конюшенном и пр. дворах. Должность стряпчего была ликвидирована при Петре I, а затем восстановлена судебной реформой 1775 года. Также чин придворного, в обязанности которого входило следить за платьем царя и подавать его при облачении государя.
  -- Стряпчие выполняли различные поручения царя, служили городовыми и полковыми воеводами, стряпчий с ключом исполнял должность дворцового эконома.
  -- Стряпчие приносили особую присягу, в которой в числе прочего клялись в царскую стряпню (полотенца, платья и пр) "никакого зелья и коренья лихого не положити".
  

0x01 graphic

Крестьяне

  
   8. Дворяне Московские; и тех дворян посылают для всяких дел, и по воеводствам, и по посолствам в послех, и для сыскных дел, и на Москве в Приказех у дел, и к служилым людем в началные люди, в полковники и в головы стрелецкие.
  
   9. Дьяки; и те дьяки во дьяцы бывают пожалованы из дворян Московских и из городовых, и из гостей, и ис подьячих. А на Москве и в городех в приказех, з бояры и околничими и думными и ближними людми, и в посолствах с послами, бывают они в товарыщах; и сидят вместе, и делают всякие дела, и суды судят, и во всякие посылки посылаются.
  
   0x01 graphic
  
   10. Жилцы; чин их таков: для походу и для всякого дела, спят на царском дворе, человек по 40 и болши, и посылают их во всякие посылки; а дети они дворянские ж, и дьячьи, и подьяческие. И ис того чину бывают в стряпчих, и в столниках, и в думных людех, да они ж бывают в началных людех у конницы и у пехоты, и в рейтарех, и в салдатех. А будет их числом с 2000 человек. Да и всем боярским, и околничих, и думных людей детем, первая служба бывает при царском дворе такова ж, толко по породе своей одни з другими неровны.
  
   11. Дворяне городовые и дети боярские; бывают посыланы во всякие ж посылки, и по воеводствам, и в началные люди к рейтаром и к салдатом, и в какие чины годятца, и за службы бывают пожалованы многою честию. И тех детей боярских прозвание таково: как в прошлых давных летех у Московского государства бывала война со окрестными государствы, и в то время ратные люди збираны со всего Московского государства изо всяких чинов людей, и по покою роспущены по домом, а иные многою своею службою и полоном свободились от рабства и от крестьянства, и у кого были поместья и вотчины и ныне по прежнему за ними; а у которых людей поместей и вотчин не было, и им за службы и за полонное терпение поместья и вотчины даваны, жилые и пустые, малые, и служити им было с тех даных поместей и вотчин против прямых дворян не с чего; такъже у которых дворян были поместья и вотчины, а по смерти их те их поместья и вотчины розделены были детем их и от них дети потомуж розмножились, а дать им было из старых их отцовских поместей и вотчин и вновь не ис чего, потомуж и царских служеб не служивали -- и их написали в дети боярские что беспоместны и малопоместны.
   Есть по тех и иные чины, которые служат при царском дворе; а написаны они ниже сего в розных местех.
  
   12. Да в царском ж чину царевичи Сибирские, Касимовские, крещены в християнскую веру. Честию они бояр выше; а в думе ни в какой не бывают и не сидят, потому что государства их и они сами учинилися в подданстве после воинского времени, невдавне, да и не обычай тому есть; такъже и опасение имеют от них всякое. А служба их такова: как на празники идет царь кь церкве, и они его ведут под руки, да на всякой день бывают пред царем на поклонении. И даны им поместья и вотчины немалые, такъже поженились на боярских дочерех, и имали их за себя с великими пожитками и с поместьями и с вотчинами; а за которым поместья мало, и ему в прибавку идет царской корм денежной, помесечно.
  
   А как Грузинской царевич с материю своею был на Москве, или и вперед будет, и ему честь была такова, что природному сыну царскому; такъже платье ему самому, и матере, и людем их, и всякие наряды и домовые заводы и корм и питье, было все царское, доволное: и ежели вперед будет, и за него может быть что царь выдаст дочь, или сестру свою царевну, понеже он не полоненый есть, но единые с ним веры, а землею его царь не владеет, толко по его послушенству Грузинским пишется в титле к християнским потентатом, а к бусурманским не пишетца. И тех царевичей, такъже и первой и другой статьи князей и бояр и околничих роды старые, царевичи по царствам своим, а князи по княжествам своим, а бояре по боярству своему, которые преж сего бывали в боярех у великих князей Росийских, и по тех царевичах и князех, и дети их, и внучата, и правнучата, называютца царевичи ж и князи, без пременения.
  
   Так же и дворяне Московские и городовые, и дети боярские, многие есть старые, издавна тех родов, которые преж сего были во дворянех же при великих князех. А вновь Московский царь из бояр, и из ближних, и из иных чинов людей, князем учинити не может никого, кроме боярств и иных чинов, потому что не обычай тому есть и не повелось; такъже и графов и волных господ чином таковых никого не бывает, и из Московских чинов людей против тех дву чинов приверстати не мочно, потому как бы дано было кому волное господство, и о том бы розмышляли, что то было б самому царю в стыд, будто бы тот человек тем имянем от него уволнился и неподданен.
  
   А кому царь похочет вновь дати боярство, и околничество, и думное дворянство из столников и из дворян, или дворянина из дворовых всяких чинов и из волных людей, и таким дает честь и службу, по своему разсмотрению, кто в какой чин и честь годен. А грамот и гербов на дворянства их и на боярства никому не дает, потому что гербов никакому человеку изложити не могут, -- да нетокмо кому боярину, или иному человеку, не даются гербы, но и сам царь гербом своим Московским печатаетца на грамотах в християнские государства не истинным своим прямым, а печатается своим истинным гербом к Крымскому хану да х Калмыкам; такъже и у старых родов князей и бояр, и у новых, истинных своих печатей нет, -- да нетокмо у князей и бояр и иных чинов, но и у всякого чину людей Московского государства гербов не бывает; а когда лучитца кому к каким писмам, или послом к посолским делам прикладывать печати, и они прикладывают у кого какая печать прилучилась, а не породная; да и потому мочно признать: как бывают Московские послы в посолствах и на съездех, и к писмам и х крепостям печати свои прикладывают, а лучитца тем же послом, или родственником их, быти въдругорядь в посолстве и к писмам печати свои прикладывать, и у тех новых писем с старыми писмами многие печати рознятца.
  
   А ис посадцких людей, и из поповых, и из крестьянских детей, и из боярских людей, дворянство не даетца никому; а кто посатцкой человек, или крестьянин, или кто нибудь, отпустит сына своего на службу в салдаты и в рейтары, или в Приказе подьячим и иным царским человеком, а те их дети от малые чести дослужатся повыше, и за службу достанут себе поместья и вотчины, и от того пойдет дворянской род; а грамот и гербов им не даетца ж; а даютца высоким и меншим родом, и дворяном, грамоты на вотчины их и на поместья, и в тех грамотах имянуют их кто каков чином и честью.
  
   13. Постелничей; и того постелничего чин таков: ведает его царскую постелю, и спит с ним в одном покою вместе, когда с царицею не опочивает; такъже у того постелничого для скорых и тайных его царских дел печать. А честью тот постелничей противо околничего.
  

О Приказех.

   1. Приказ Тайных Дел; а в нем сидит диак, да подьячих с 10 человек, и ведают они и делают дела всякие царские, тайные и явные; и в тот Приказ бояре и думные люди не входят и дел не ведают, кроме самого царя. А посылаются того Приказу подьячие с послами в государства, и на посолские съезды, и в войну с воеводами, для того что послы, в своих посолствах много чинят не к чести своему государю, в проезде и в розговорных речах, как о том писано выше сего в посолской статье, а воеводы в полкех много неправды чинят над ратными людми, и те подьячие над послы и над воеводами подсмтривают и царю приехав сказывают: и которые послы, или воеводы, ведая в делах неисправление свое и страшась царского гневу, и они тех подьячих дарят и почитают выше их меры, чтоб они будучи при царе их послов выславляли, а худым не поносили.
  
   А устроен тот Приказ при нынешнем царе, для того чтоб его царская мысль и дела исполнилися все по его хотению, а бояре б и думные люди о том ни о чем не ведали.
   Да в том же Приказе ведомы гранатного дела мастеры, и всякое гранатное дело и заводы; а на строение того гранатного дела и на заводы денги, на покупку и на жалованье мастеровым людем, емлют из розных Приказов, откуды царь велит.
  
   Да в том же Приказе ведомо царская летняя потеха, птицы, кречеты, соколы, ястребы, челики и иные; а бывает теми птицами потеха на лебеди, на гуси, на утки, на жеравли, и на иные птицы, и на зайцы, и учинен для тое потехи под Москвою потешной двор; да для тое ж потехи и для учения учинены соколники со 100 человек, и на том дворе летом и зимою бывают у птиц беспрестанно, днюют и начюют, по переменам, человек по 20, а честию те соколники против жилцов и стремянных конюхов, люди пожалованные денежным жалованьем и платьем, погодно, и поместьями и вотчинами, и будучи у тех птиц пьют и едят царское; а будет у царя всяких потешных птиц болши 3000, и корм, мясо говяжье и боранье, идет тем птицам с царского двора; да для ловли и для учения тех же птиц, на Москве и в городех и в Сибири, учинены кречетники и помощники, болши 100 человек, люди пожалованные ж; а ловят тех птиц, под Москвою и в городех и в Сибири, над озерами и над болшими реками на берегах по пескам, голубми и сетми, и наловя тех птиц привозят к Москве болши 200 на год; и посылаются те птицы в Персию с послы и куды лучится, и Перситцкой шах те птицы от царя принимает за великие подарки, и ставит ценою те птицы рублев по 100 и по 200 и по 500 и по 1000 и болши, смотря по птице; да на корм тем птицам и для ловли емлют они кречетники и помощники голуби, во всем Московском государстве, у кого б ни были, и имав привозят к Москве ж, а на Москве тем голубям устроен двор же, и будет тех голубей болши 100,000 гнезд, а корм ржаные и пщеничные высевки идут з Житенного двора.
  
  
   Справка:
  
  -- Приказ тайных дел, тайный приказ -- один из приказов в Московском государстве; учреждён около 1653 года Алексеем Михайловичем и был, с одной стороны, личной канцелярией Царя, с другой -- учреждением, в которое передавались дела из прочих приказов по указу Царя. Ему был подчинён Дворцовый приказ.
  -- Был упразднён по смерти Алексея Михайловича. Некоторыми исследователями рассматривается как первая институализированная специальная служба в России. Данный приказ не был подчинен Боярской Думе и все вопросы решаются в обход её мнения.
  
  
  
  
   0x01 graphic
  
  -- Афанасий Лаврентьевич Ордин-Нащокин (1605, Псков -- 1680, Псков) -- дипломат и политик в царствование Алексея Михайловича.
  
   2. Посолской Приказ; а в нем сидит думной дьяк, да два дьяка, подьячих 14 человек. А ведомы в том Приказе дела всех окрестных государств, и послов чюжеземских принимают и отпуск им бывает; такъже и Руских послов и посланников и гонцов посылают в которое государство прилучится, отпуск им бывает ис того ж Приказу; да для переводу и толмачества переводчиков Латинского, Свейского, Немецкого, Греческого, Полского, Татарского, и иных языков, с 50 человек, толмачей с 70 человек. А бывает тем переводчиком на Москве работа по вся дни, когда прилучатца из окрестных государств всякие дела; такъже старые писма и книги для испытания велят им переводити, кто каков к переводу добр, и по тому и жалованье им даетца; а переводят сидячи в Приказе, а на дворы им самых великих дел переводити не дают, потому что опасаются всякие порухи от пожарного времяни и иные причины.
  
   А дается им царское жалованье годовое: переводчиком рублев по 100 и по 80 и по 60 и по 50, смотря по человеку, толмачем рублев по 40 и по 30 и по 20 и по 15 и менши, смотря по человеку; да поденного корму переводчиком по полтине и по 15 алтын и по четыре гривны и по 10 алтын и по 2 гривны на день, смотря по человеку, толмачем по 2 гривны и по 5 алтын и по 4 и по 3 и по 2 алтына, и по 10 денег на день человеку, смотря по человеку ж, помесечно, ис Приказу Болшого Приходу. Да они ж толмачи днюют и начюют в Приказе, человек по 10 в сутки, и за делами ходят и в посылки посылаются во всякие; да они ж, как на Москве бывают окрестных государств послы, бывают приставлены для толмачества и кормового и питейного збору.
  
   Да в том же Приказе ведомы Московские и приезжие иноземцы всех государств торговые и всяких чинов люди: и судят торговых иноземцов, и росправу им чинят с Рускими людми, в одном в том Приказе.
  
   Да в том же Приказе ведомы 5 городов, и для приказного строения, и на всякие покупки на росход, и на жалованье подьячим и сторожем, собирают денги с тех городов, которые в том Приказе ведомы, с кабаков и с таможенных доходов, погодно; а соберетца тех денег в год болши полу--3000 рублев. Да в тот же Приказ со всего Московского государства, з царских дворцовых и черных волостей, и с помещиковых и вотчинниковых крестьян и бобылей, собираются денги пленным на окуп, которые бывают в Крыму и в Турецкой земле, погодно, по указу, а указная статья збору написана подлинно в Уложенной Книге; и соберется тех полоненичных денег с полтораста тысечь рублев в год, и окроме выкупу, тех денег не дают ни в какие росходы.
  
   Да в том же Приказе ведомы печати: болшая государственная, которою печатают грамоты, что посылают во окрестные государства, другая что печатают грамоты жаловалные на вотчины всяких чинов людем; тою ж печатью печатают грамоты х Крымскому хану и х Калмыкам, как о том писано выше сего.
  
   Да в том же Приказе ведомы Донские казаки, Татаровя крещеные и некрещеные, которые в прошлых годех взяты в полон ис Казанского и Астараханского и Сибирского и Касимовского царств, и даны им вотчины и поместья в Подмосковных ближних городех; Греческие власти и Греченя, как приезжают для милостини и для торговли, ведомы в том же Приказе.
  
   0x01 graphic
  
   3. Розрядной Приказ; и в том Приказе сидят околничей, да думной дьяк, да два дьяка. А ведомы в том Приказе всякие воинские дела, и городы строением и крепостми и починкою и ружьем и служивыми людми; такъже ведомы бояре, околничие, и думные и ближние люди, и столники, и стряпчие, и дворяне Московские, и дьяки, и жилцы, и дворяне городовые, и дети боярские, и казаки и салдаты, всякою службою; и кого куды лучится послати на службы, в войну и в воеводства в городы и во всякие посылки, и за службы о жалованье и о чести и о прибавке денежного жалованья указ в том же Приказе, такъже и о сыску чести и о бесчестии и о наказании, как о том писано выше сего; а кого царь куды посылает на службы и что кому за службы бывает чести и жалованья и бесчестия, и то записывают в книги. А доходов в тот Приказ, с неболших городов и с судных дел пошлин, соберется в год мало болши 1000 рублев.
  
   Справка:
  
  -- Разрядный приказ -- государственное учреждение (орган военного управления) в Московском государстве XVI--XVII веков, ведавшее служилыми людьми, военным управлением, а также южными и восточными "украинными" (пограничными) городами Русского царства.

   0x01 graphic
  
   Московский Кремль в начале XVII в.
  
   4. Приказ Болшаго Дворца; а в нем бывает и сидит боярин и дворецкой, да околничей, да думной человек, да два или три диака, и тот боярин честию бывает другой человек, под конюшим первой; а когда дворецкого не бывает, и тогда ведает околничей. А ведомы в том Приказе дворы, Сытенной, Кормовой, Хлебенной, Житенной, и дворовые люди: и указ и досмотр тем дворам чинят во всем они.
  
   Да в том же Приказе ведомы болши 40 городов, посадцкие люди, тяглом и податми, да с кабаков и с таможень и с вод, с мелниц и с рыбных ловель, откупы и верной збор, ежегодь; дворцовые села и черные волости, и рыбные угодья, и бобровые гоны, и бортные ухожьи, и сенные покосы, в царских угодьях, и тех сел и с волостей дворцовые подати, хлебом и денгами, и всякими податми, и сеном, а с рыбных и сеных угодей откупы, и с перевозов и с мостовщины откупы ж, денгами; да Московские слободы, восмь слобод, торговые и ремесленые люди: котелники, оловянишники, кузнецы, плотники, рыбники, шатерники, горшешники, и печники, и кирпишники, и с них подати берут против того ж, что и с-ыных посадцких людей, да они ж повинни работать всякие дела на царском дворе, что прилучится, безденежно. И соберется з городов и с сел и с волостей и с слобод, и со всяких угодьев и промыслов, денежных доходов, окроме иных податей, со сто с дватцать тысечь рублев в год.
  
   Да в том же Приказе ведома печать, и собирают печатные пошлины з грамот и с ыных дел, которые посылаются, по челобитью всяких чинов людей, в городы и в дворцовые села и волости, против того ж что и в Печатном Приказе; а соберется тех пошлин в год с 2000 рублев; а вырезано на той печати инърог зверь.
  
   Да ис того ж Приказу, на Москве, откупают на Москве реке и на Яузе зимою лед, и пролубное платяное мытье, и весною перевоз; а будет с того откупу денег в год с 3000 рублев.
   А росход тем денгам бывает: на церковные строения, и как царь ходит по монастырем и по церквам и в тюрмы и в богаделни, и нищим и убогим людем на милостиню и на погребения, и на дворцовые на всякие росходы, и на покупки дворцовых запасов, и на жалованье подьячим и трубником и работником. А будет трубников, и литаврщиков, и суреншиков, в царском дому всех человек со 100; и в Приказе они бывают, и днюют и начюют, для розсылки всяких дел, человек по 10, и посылаются по службам в полки и в посолства с послы; а прямых истинных добрых трубачев выберется в царском дому человек с шесть, или мало болши.
  
   А как царь ходит в походы и по монастырем и по церквам, и для его выездов и выходов наготавливают денги в бумаги, по 2 гривны, и по полуполтине, и по полтине, и по рублю и по два и по 5 и по 10 и по 20 и по 30, кому сколко прикажет дати, чтоб было готово. Такъже как и царица ходит и ездит, и за нею денги возят и носят против токого ж обычая, и роздача бывает всяким людем, кому что пржажет дати.
  
   0x01 graphic
  
   Стрельцы московских полков Лопухина и Иоана Полтева , 1674 год (г.).
  
   5. Стрелецкой Приказ; а в нем сидит боярин, да два дьяка. А в том Приказе ведомы стрелецкие приказы, Московские и городовые; и собирают тем стрелцом жалованье со всего Московского государства, с вотчинниковых крестьян кроме царских дворцовых сел и волостей крестьян, и Новгородцкого и Псковского государства, и Казани, и Астарахани, и Сибири, против того как и Крымской окуп. Да с крестьян же емлют стрелецкие хлебные запасы, по указу, и велят им те запасы на всякой год ставити на Москве; а как бывает им стрелцом служба, и те стрелецкие запасы велят им ставити на службе, в котором городе доведется; а з далних мест с крестьян за запасы и за провоз берут денгами, по росчоту.
  
   А в Казани, и в Астарахани, и в Новегороде, и во Пскове, и в Смоленске, и у Архангелского города, и в-ыных местех, денги стрелцом собирают, такъже и запасы всякие, ежегодь же, с тамошних мест, где кто под которым городом живет, против Московского ж.
   А бывает на Москве стрелецких прцказов, когда и войны не бывает ни с которым государством, всегда болши 20 приказов; и в тех приказех стрелцов по 1000 и по 800 человек в приказе, или малым менши. И ис тех приказов один приказ выборной первой словет стремянной, потому что бывает всегда с царем и с царицею во всяких походех, для оберегания, а в-ыные службы и в посылки ни в какие не посылается никуды, кроме вахты. И в тех прнказех стрелцы люди торговые и ремесленые всякие богатые многие.
  
   Началные люди у тех стрелцов головы и полковники, да полуголовы, сотники, пятидесятники, десятники; а выбирают в те головы и в полуголовы и в сотники из дворян и из детей боярских, а в пятдесятники и в десятники из стрелцов.
  
   А денежного жалованья идет тем началным людем: полковником рублев по 200; полуполковником рублев по сту или по 80 рублев; сотником по сороку и по 50 рублев, а за которыми есть поместья и вотчины многие, и у них из денежного жалованья бывает вычет, сметя против крестьянских дворов; десятником, и пятидесятником, и стрелцом, идет жалованье по 15 и по 13 и по 12 и по 10 рублев человеку, на год. Да им же хлебного жалованья: десятником и пятидесятником по 18 и по 20 чети человеку, стрелцом по 15 четвертей человеку, на год, от малого и до великого всем ровно. Да им же соли: пятидесятником по 5 пуд, десятником по 3, стрелцом по 2 пуда, на год. Да им же всем дается на платье ис царские казны сукна, ежегодь.
  
   А на вахту ходят те приказы посуточно; и на царском дворе и около казны з головою стрелцов на стороже бывает по 500 человек, а досталные по городом у ворот по 20 и по 30 человек, а в-ыных местех и по 5 человек; а чего в котором приказе на вахту не достанет, и в дополнок берут из иных приказов. А в празничные дни которой приказ стоит на вахте, и им с царского двора идет, в те дни, корм и питье доволное.
  
   А как царь, или царица, ходят в походы, и которые стрелцы стоят на вахте на дворе царском, провожают царя или царицу и встречают у Земляного города, без мушкетов, с прутьем; и идут подле царя, или царицы, по обе стороны, для проезду и тесноты людской.
  
   Их же стрелцов посылают на службы в полки, з бояры и воеводы, приказа по два и по 3 и болши, по войне смотря. А как их убудет на Москве, или на службе, и вновь вместо тех убылых прибирают из волных людей; и бывают в стрелцах вечно, и по них дети, и внучата, и племянники, стрелецкие ж дети, бывают вечно ж.
  
   А как бывает на Москве пожарное время, и они стрелцы повинни ходить все на пожар, для отниманья, с топорами, и с ведрами, и с трубами медными водопускными, и з баграми, которыми ломают избы. А после пожару бывает им смотр, чтоб кто чего пожарных животов захватя не унес; а кого на смотре не объявитца, бывает им жестокое наказание батоги.
  
   Таким же обычаем в болших городех, где бывают бояре и воеводы з дьяки, стрелцов приказа по два и по три, а в-ыных местех по одному; и жалованье им идет мало менши Московских, а на платье сукна посылаются в три и в четыре года.
  
  
   6. Приказ Казанского Дворца; а в нем сидит боярин, да думной дьяк, да два диака. А в том Приказе ведомо Казанское и Астараханское царствы, и к ним Понизовые городы; и в те городы воеводы и к ним указы посылаются, о всяких делех, ис того Приказу. А денежной збор собирается с Понизовых городов, которые блиски к Москве, с Руских посадцких людей, и с крещеных и некрещеных Татар, и Мордвы, и Черемисы, погодно, такъже и с таможен и с кабаков, с откупов, на год блиско 30,000 рублев; а с медовых бортных угодей, и с ловель звериных, с лисиц и с куниц и з горностаев и з белки, звериною рухлядью и медом. А ис Казани, и из Астарахани, и из-ыных тамощних городов, доходов не присылается никаких, потому что исходит в тех городех на жалованье ратным и служилым людем и кормовым и ясачным, и на всякие росходы, и на заводы судовые и соляные и рыбные. А присылается ис тех городов казна, с ясачных людей, лисицы, куницы, белка горностаи, песцы, зайцы, волки, немалое число, такъже и рыбу и рыбные запасы всякие, как о том писано выше сего, с рыбных царских промыслов, и соль, которую ломают на царя за Астараханью. А привезши к Москве тое рыбу отдают в Приказ Болшаго Дворца; а соль в Приказ Болшого Приходу.
  
   Да в том же Приказе ведомо войское дело и опасение от Турской и от Персицкой границы, и от Калмыков и Башкирцов. А будет в Казанском и в Астараханском царствах всех блиско 30 городов, и с пригородками.
  
   Да в том же Приказе ведомо: как присылаются ис Казани и из Астарахани конские табуны, Нагайские и Татарские, к Москве, ежегодь, лошадей тысечь по 30 и по 40 и по 50 и болши на год, на продажу, и будучи в Астарахани и в Казани, у тех Нагайских людей и Татар ис табунных лошадей выбирают воеводы про царской обиход лошадей тысечь по 5 и по 6 и по 8, и записав и запятнав присылают к Москве с ними ж табунными людми; а на Москве взяв у них тех лошадей, на царском дворе ценят против их тамошней цены, и дают денги ис царские казны, а досталные лошади велят им продавать всякого чину служилым людем и иным чином, и собирают с продажи тех лошадей и з записки у купцов записные денги в Конюшенной Приказ; а покупают и продают те табунные лошади рублев по 5 и по 7 и по 10 и по 15 лошадь, и покормя месяц времяни или другой, продают те лошади Руские люди своей братье, дорогою ценою. А как они Нагайцы и Татары табунные свои лошади испродадут, и на отъезде своем бывают у царя, что и Калмыцкие послы, и бывает им стол на царском дворе доволной; а приезжает их с теми лошадми на год человек по 200 и болши, и платье им ис царские казны дается, смотря по человеку, что и Крымским же послом. А люди они подданные царские, Казанского и Астараханского государств; и даются им от Москвы до Казани, на чем ехать водою, суда и проводники, безденежно.
  
   7. Сибирской Приказ; а ведает тот Приказ тот же боярин, что и Казанской Дворец ведает, а с ним два дьяка. И в том Приказе ведомо Сибирское царство и городы, против такого ж обычая во всем что и Казанское и Астараханское царствы. А будет в том царстве болших и середних болши сорока городов, кроме пригородков.
  
   А денежных доходов с тамошних городов не бывает никаких, исходят там на жалованье служилым людем, против того ж что в Казани и в Астарахани. А нaчaлнoй город в Сибири зовется Тоболеск. И ис тех Приказов Казанского и Сибирского ссылаются с Москвы и из городов, на вечное житье, всякого чину люди, за вины; а тех ссылочных людей в тамошних городех верстают в службы, смотря по человеку, во дворяне, и в дети боярские, и в казаки, и в стрелцы.
  
   А присылается из Сибири царская казна, ежегодь, соболи, мехи собольи, куницы, лисицы черные и белые, горностаи, белка в розни и мехами, бобры, рыси, песцы черные и белые, и зайцы, и волки, бабры; барсы. А сколко числом тое казны придет в году, того описати не в память, а чаять тое казны приходу в год болши шти сот тысечь рублев. И у той соболиной и у всякой мяхкой казны, для оценки и приему и роздачи, бывают погодно голова гость, а с ним товарыщи, целовалники и сторожи, торговые выборные люди, погодно; а выбирают их к той казне своя братья, гости и торговые люди, за верою и крестным целованием, что им тое царские казны не красть, и соболей своих худых, и иные мяхкие рухляди в казну не приносить и не обменивать, такъже кому велят тое казну продавать, или за службы и за товары давать, цены лишние для своей прибыли не прибавливать и для дружбы никому за худые не давать добрыми; а велено им цена ставить всяким зверям по прямой Московской цене, дешевле торгового малым чем, как про царя, так и в роздачю и на продажу врознь. Такъже та казна посылается во окрестные государства и к потентатом в дарех, и платять Персицким и Греческим купчинам и купетцким людем за товары, и кому что будет от царя приказано дати. А когда бывает той казне умножение, а росход бывает малой, продают торговым и всякого чину людем и дают в долг с поруками, по указной цене, а цену на них кладут они что чего стоит; а которой год лову и привозу тем зверям за чем бывает иных годов менши, и тогда соболей не продают и цену накладывают свыше прежнего, с царского повеления. Да что присылается в Казанской Дворец мяхкие рухляди, и то отдают в Сибирской же Приказ; а что той казны будет продано, и те денги выдают на всякие росходы и на жалованье подьячим и сторожем.
  
   А ловят тех зверей тянеты, и бьют из луков и ис пищалей, и иным обычаем ясачные люди, Татаровя и Чюваша и Вотяки и иные; а окроме тех людей ловити и бити никому не велено. Таким же обычаем которые соболи добрые самые, а годятца они в царскую казну, купити воеводам и служивым и торговым людем и ис того государства вывозити и продавати не велено ж, и поставлены для того заставы: и у кого объявятся добрые соболе пара свыше 20 рублев, а сорок свыше трех сот рублев, по Московской цене, и у таких людей емлют те соболи на царя, безденежно. А кто такие соболи дорогие похочет вывесть и переделает в платье, и в платье им про себя вывозити волно; а кто хочет утаить и солгать, что будет болши указные цены, и у них то вынимают, и бывает за то середним людем наказание и пеня жестокая.
  
   И ныне самых добрых соболей от Москвы в ближних городех звериной лов помешался, а ловят соболи середине и плохие, потому что многие звери отпужаны и умалелося; а доставают самые добрые соболи и иные звери в самых далних отстатних Сибирских городех, на Лене; и от того соболи почали быть перед старою ценою дороже.
  
  
   8. Поместной Приказ; а в нем сидит околничей, да думной дьяк, да два дьяка. А ведомо в том Приказе всего Московского государства земля, и что кому дано поместья и вотчин, или кто у кого вотчину купит и кому вновь что дадут, указ и записные книги в том Приказе. А доход в тот Приказ бывает, пошлины с продажных вотчин и с новых поместных дачь, с четвертей; и того доходу предет в год негораздо по болшому: рублев тысечи по полторы и по две. И бывает тем денгам росход на приказные покупки и подьячим на жалованье.
   ...
   Бояром, околничим, и думным и ближним людем, и столником, и стряпчим, и дворяном, и дьяком, и детем боярским, и дворовым людем, и стремянным конюхом, и переводчиком, и подьячим, и толмачем, и соколником, и казаком, денежные и поместные оклады, первое верстанье: бояром, и околничим, и думным людем денежной оклад по 2000 рублев человеку, поместного по 1000 чети; столником по 100 рублев; стряпчим по 80 рублев; дворяном Московским и городовым, и дьяком по 80 и по 70 и по 60 и по 50 рублев человеку; дворяном же городовым, середней и меншой статье, и детем боярским, и иным вышеписанным чинам, по 50 и по 45 и по 40 и по 35 и по 30 и по 25 и по 20 и по 15 и по 10 и по 8 и по 7 и по 6 рублев человеку, на год, смотря человека по чину и по чести. А поместной оклад бывает им, всем чином, против денег с рубля по 5 четвертей в поле, а в двух потомуж, и к тем их поместному и денежному окладу, за службы, бывает придача, смотря по службе.
  
   И теми поместными оклады верстают их: у кого есть отцовские или сродничьи поместья, и им даются; а у кого нет, и ис царских земель дать нечего, и те люди дожидаются выморочных поместей, после кого останетца за роздачею; а иные бьют челом в поместье о лесах, и о диких полях, и о рыбных ловлях, и им по их челобитью даются же. А денежной оклад всем тем вышеписанным чинам поставлен для того: когда кому бывает служба посолская и воинская, и иные посылки, и им жалованье дается по окладом их; а когда служеб и посылок не бывает, и им жалованья годового не дается, а живут с поместей своих и с вотчин. А бояром, и думным людем, и дьяком, и дворовым людем, и подьячим, и стремянным, и иным конюхом, и царицыным детем боярским, и соколником, и истопником, жалованье денежное дается ежегодь, потому что они всегда при царском дворе у служеб.
  
   Справка:
  
  -- Поместный приказ - одно из центральных управлений в московском государстве XVI и XVII века, возникшее, вероятно, в первой половине XVI века.
  -- В памятниках второй половины XVI века и начала XVII оно носит название Поместной избы.
  -- Поместный приказ существовал и в XVIII веке, пока не пала окончательно московская система военно-служилого строя на поместно-вотчинном основании, и он был поглощен вотчиной коллегией.
  
   9. Приказ Болшие Казны; а ведает тот Приказ боярин тот же, что и Стрелецкой Приказ ведает, а с ним товарыщ думной дворянин, да два или три диака. и в том Приказе ведомы гости, и гостиная и суконная сотня, и серебряного дела мастеры, и многих городов торговые люди; и собирают з гостей и с торговых людей, и которые городы ведомы в том Приказе, и тех городов с крестьян и з бобылей, тягло, и подати, и откупы, и иные поборы, ежегодь; и соберется тех доходов с 300,000 рублев. А выдают те денги на всякие ж росходы, где доведетца.
  
   Да в том же Приказе ведом Денежной двор, а в нем сидит, для досмотру денежного дела, дворянин да диак. А делают денги серебряные мелкие: копейки, на одной стороне царь на коне, а на другой стороне подпись: "царь и великий князь" имя царское и титла самая короткая; денги, половина копеек, на одной стороне человек на коне с саблею, на другой подпись царская такая ж, что и на копейках; полушки, четвертая доля копеек, денег половина, на одной стороне голубь, а на другой написано: "царь" из ефимочного серебра, ежегодь. А привозят ефимки и серебро, прутовое и тянутое, к Архангелскому городу, из Галанской земли, и из Венецыи, и из Любка, и из Амбурка; а покупают они на те ефимки всякие товары ис царские казны, или серебро ж меняют на всякие товары, а берут те ефимки у них за товары, и серебро против ефимков по четыре гривны и по 14 алтын ефимок, а товары царские ставят дорогою ценою, и ис тех ефимков, или ис серебра, в серебряных денгах царю бывает прибыль великая, потому что ефимки и серебро приходит дешевою ценою, а в деле Московских денег выходит из ефимка по дватцати по одному алтыну по две денги, и от всякого ефимка прибыли царю по 7 алтын по 2 денги и по осми алтын; такъже и пошлину у Архангелского города и в-ыных порубежных городех емлют с чюжеземцов ефимками ж, по такой же малой цене. А денежных мастеров для того дела берут из волных и ис торговых людей, кто похочет, с поруками и за верою и крестным целованием, что им будучи у царского дела не воровать серебра и денег не красть, и в серебро меди и олова и иного ничего не примешивать, и в домех своих воровских денег не делати никаких, и чеканов не красть и воровски под чеканы не подрезыватися.
  
   А будет тех денежных мастеров, чеканщиков, подметчиков, резалшиков, тянулшиков, отжигалщиков, с 200 человек. А как они для денежного дела ходят на двор, или з двора, и их осматривают донага, чтоб они не приносили меди и олова и свинцу, или з двора чего не снесли. А будет сыщется, что они делали на царском дворе, или у себя в домех воровством денги, или под чеканы подделывались, и те воровские чеканы продавали на сторону иным людем, и таким, по сыску, бывают пытки, многажды ли воровали, и кому что продавали, и с кем о том сопча умышляли: и на кого с пыток скажут, и тех всех потомуж сыскав и пытав накрепко, будет винятся, чинят наказание, заливают оловом горло, а иным, смотря по вине, отсекают руки, и отрезывают уши, и бьют кнутьем, и отнимаются домы и животы, и ссылаются в сылку в Сибирь. Таким же обычаем бывает указ всем серебряного дела мастером, которые учнут в золото, или в серебро, мешати медь и олово и свинец.
  
   А в Московском государстве золота и серебра не родится, хотя в Крониках пишут, что Руская земля на золото и на серебро урожайная, однако сыскати не могут, а когда и сыщут, и то малое, и к такому делу Московские люди не промышлены; а иных государств люди те места, где родится золото и серебро, сыскали б, а не хотят к тому делу пристать, для того что много потеряют на завод денег, а как они свой разум окажут, и потом их ни во что промысл и завод поставят и от дела отлучат.
   ...
   Да в том же Приказе ведомо железного дела завод, от Москвы 90 верст, под городом Тулою: и делают железо, и пушки, и ядра льют про царя. И те пушки и ядра посылаются по всем городом, а железо, которое остаетца от мушкетного и всякого царского дела, продают всяких чинов людем; и то железо в деле ставится жестоко, не таково мяхко, как Свейское; а для чего понадобитца царю Свейское железо, и то железо покупают у торговых людей. А у промыслу того железного дела бывают иных государств люди; а работники того городу торговые люди и нанятые.
  
   10. Большой Приход; а в нем сидит околничей, да два дьяка. А доходы бывают в тот Приказ, на Москве и сыных городов, с лавок, и з гостиных дворов, и с погребов и с меры, чем всякие товары и питья меряют, такъже и таможенные пошлины, и мыто, и перевоз, и мостовщина; и соберется тое казны в год болши 500,000 рублев. А куды той козне бывает росход, и то написано ниже сего: как бывают окрестных государств послы на Москве, такъже и Греческие власти, и Персидцкие и Греческие купетцкие люди, и им покупаетца всякой корм, хлеб и мяса, и конской корм, сено и овес, и дрова, и даетца денгами; кормовым иноземцом и их женам вдовам и дочерям девицам, и переводчиком, и толмачем, и Черкасом, Запорожским казаком и Донским, поденной корм, по указу; Московским послом, и посланником, и гонцом, как их посылают в-ыные государства, жалованье в дорогу, и кому что вновь велят дати; на всякие судовые заводы, которые ходят по Москве реке и по Волге, для хлебного и рыбного и соляного и иного товарного промыслу, на товарную покупку, которую покупают и отвозят и продают у Архангелского города; на жалованье того Приказу подьячим, и работником судовым, и которые на соляном царском дворе.
  
  
   0x01 graphic
  
   Пушка большого наряда (осадной артиллерии).
   Э. Пальмквист, 1674.
  
   11. Пушкарской Приказ; а в том Приказе сидит боярин, да два дьяка. А ведомы в том Приказе пушечные дворы, Московские и городовые, и казна, и пушкари, и всякие пушечные запасы и зборы; а городы в том Приказе ведомы неболшие, и собирается денег в год с пол-3000 рублев. А берут денги, на строения и на заводы, ис Приказу Болшие Казны. И будет пушкарей, и затинщиков, и мастеровых всяких людей с 600 человек, на Москве, кроме городовых. А на строение пушечное медь привозят от Архангелского города и из Свейского государства, а иные пушки подряжаются делать Галанцы и Любченя и Амбурцы, и привозят к Архангелскому городу. А для порохового строения учинены на Москве и в-ыных местех дворы и мелницы; а мастеры у того дела бывают иных государств и Руские люди, а работники Руские ж люди.
  
   12. Царская Мастерская Полата; а в ней сидит стряпчей с ключом, да дьяк, а тот стряпчей честию против околничих, а в думе не сидит. А ведомо в том Приказе его царское платье, и всякое одеяние, и мастеровые люди; а как царю на которой день платье и шапки всякие выдают, и в казну принимают назад осматривая, з запискою; а иных дел, окроме того, не бывает; да он же надсматривает над другими стряпчими и в тое Полату, кроме самого царя и тех людей, входити никто не смеет.
  
   13. Царицына Мастерская; а в ней сидит дьяк, да тот Приказ надсматривает казначея боярыни. А ведомо в том Приказе царицыно, и царевичей, и царевен платье, и мастеровые люди, против того ж что и в Царской Полате; да в той же Полате ведомо на Москве слобода Кадашево, болши 2,000 дворов, да слобода ж Бреитово, от Москвы с пол-300 верст, болши 1,000 дворов. И с тех слобод в тот Приказ денежных доходов нет никаких, а идут доходы, полотна, и скатерти, и убрусы, и иное, по указу, на царской обиход, и на царицын и царевичам и царевнам; а платят те люди в царскую казну денги с торговли своей и с лавок; а для приему полотен зделан в слободе на Москве двор, и принимает те полотна, и росправу меж теми людми чинит боярыни, вдова. А делают про царской обиход полотна мастеровые люди немногие, Руские и Поляки, а иные люди в свое место наймуют делать их же мастеров.
  
   14. Иноземской Приказ; а ведает тот Приказ тот же боярин, что и Стрелецкой Приказ, а с ним товарыщи, дворянин да два дьяка. и ведомы в том Приказе иноземцы всяких чинов служилые люди, и верстают их за службы ис чину в чин которых мочно без царского указу он боярин, а иных высоких чинов без царского указу не верстают; а кормовое жалованье дают им помесечно, в Болшом Приходе и в-ыных Приказех. А в тот Приказ доходов бывает неболшое, толко на приказные росходы.
  
   15. Рейтарской Приказ; а ведает его боярин тот же, что и Стрелецкой и Иноземской Приказ, а с ним товарыщи, дворянин да два дьяка. А бывает рейтаром збор из дворян, и из жилцов, и из детей боярских, малопоместных и беспоместных, и из недорослей, и из волных людей; а жалованье им дается из Рейтарского ж Приказу. А собирают тем ратным людем на жалованье денги, как бывает збор со всего государства для войны.
  
   16. Приказ Новгородцкая Четверть; а ведает тот Приказ посолской думной дьяк, да дьяк. А в том Приказе ведомы городы: Великий Новгород, Псков, Нижней Новгород, Архангелской город, Вологда, и иные Поморские и пограничные городы с Свейскою границею; и с тех городов с торговых людей денежных доходов, и таможенных, и кабацких, и соляных, и з железных и с-ыных промыслов соберется в год со 100,000 рублев, кроме того что изойдет в тех городех на всякие росходы. А росход тем денгам бывает, на жалованье бояром, и ближним людем, и иным чином по их окладом, такъже и в-ыные роздачи куды прилучится.
  
   17. Приказ Устюжская Четверть; а в нем сидит боярин, да два или три дьяка. А ведом в том Приказе город Устюг Великий, со всякими податми с посацких людей и с волостных и уездных крестьян, и с кабаков, и с таможень, и со всяких откупов; а соберется тех доходов в год болши 20,000 рублев. А роздают те в росход на жалованье бояром и иным чином, которые посылаются на всякие службы, по окладом их, и началным людем рейтарским и салдатцким.
  
   18. Приказ Костромская Четверть; а в нем сидит думной дворянин, а с ним дьяк. А ведомо в том Приказе городы Ростов, Ярославль, Кострома и иные; и доходу с тех городов, с посадцких людей, и таможенных, и кабацких, и иных будет с 30,000 рублев; а росход бывает против того ж что и в Новгородцкой Четверти, на всякие росходы.
  
   19. Галицкая Четверть; а в нем сидит боярин, да два дьяка. А ведом в ней город Галичь с уездом, во всяких доходах; а бывает приходу на год блиско 12,000 рублев, а росход бывает против того ж, что и в Костромской и в Новгородцкой Четверти.
  
   20. Приказ Новая Четверть; а сидит в том Приказе околничей и оружейничей, да два дьяка. А ведомо в том Приказе Московской и многих городов и волостей и сел кружечные дворы, на вере и на откупу; и тех кабацких доходов бывает в год болши 100,000 рублев, кроме того что в-ыных Приказех ведомы кабацкие доходы, и роздают денги во всякие ж росходы, что и из-ыных Приказов, куды прилучится. Да в том же Приказе ведомо привод, кого приведут с продажным вином, кто продавал воровски, сверх царского указу, тайно, такъже и с табаком: и им за то указ и наказание бывает в том же Приказе, и о том писано подлинно в Судебной Книге.
  
   0x01 graphic
  
   Старое здание Оружейной палаты.
   И. А. Вейс. 1852 год.
  
  
   21. Оружейной Приказ; а ведает тот Приказ тот же околничей что и Новую Четверть, а с ним диак. А ведомо в том Приказе двор, где делают ружье, и казенная оружничья полата, и стволного и ложного и замочного и иного дела мастеры. А емлют к тому делу мастеров, на Москве и из городов и из монастырей кузнецов, и всяких того дела промышленных людей, погодно, по переменам, и дают им за работу поденной корм ис царские казны; а уголье на то дело, и на Денежной и на Кормовой дворы, емлют Московского уезду с монастырских и вотчинниковых крестьян, по указу; а на завод того дела, и на всякой росход, и на жалованье мастеровым людем, денги емлют из Новые Четверти; да ружье же, карабины, и пистоли с олстры, и мушкеты, и банделеры, на царской обиход покупают в-ыных государствах, где прилучитца.
  
   22. Приказ Золотого и Серебряного Дела; а ведает тот же околничей что и Новую Четверть, а с ним дьяк. И емлют в тот Приказ на Москве и из городов добрых мастеров, в вечную службу, и дают погодное жалованье; а делают они про царской обиход суды всякие и церковные утвари; а на завод того дела серебро и золото емлют ис Приказу Болшие Казны и с Казенного двора.
  
   23. Аптекарской Приказ; а в нем сидит боярин тот же что и в Стрелецком Приказе, да дьяк. А ведомо в том Приказе аптека, и докторы, и лекари, иных государств люди, да для учения Руских людей с 20 человек; а будет тех докторов и лекарей с 30 человек, и жалованье идет им, годовое и месечное, погодно, по зговору.
  
   24. Монастырской Приказ; а в нем сидит околничей, да два дьяка. А ведомо в том Приказе всего Московского государства всякой духовной чин, митрополиты, и архиепископы, и епископы, и монастыри, и попы, во всяких делах, и со властелинских и с монастырских крестьян подати к царю; и соберется тех податей в год болши 20,000 рублев; а росход тем денгам бывает против того ж куды понадобитца, что и из иных Приказов, и куды царь роскажет.
  
   25. Хлебной Приказ; а в нем сидит дворянин да дьяк. А ведают в том Приказе городы и волости и села, и кабаки, и таможни, з доходы и с податми после боярина Никиты Ивановича Романова; и соберетца с тех городов и волостей и сел с торговых людей и с крестьян, и с кабаков, и с таможень, с 20,000 рублев, кроме запасных доходов; да в тех же городех устроены пашни на царя, и для досмотру хлеба и росправы уставлены приказщики, дворяне; а что того хлеба в году ни уродитца, отдают на Москве на Житенной двор.
  

0x01 graphic

Инициал "И" из древнерусской рукописи

  
   26. Ямской Приказ; а в нем сидит боярин, да думной дворянин, да два дьяка. А ведомо в том Приказе всего Московского государства ямщики, и дается им царское жалованье по 20 рублев и болши человеку на год, а лошадей держат они для гонбы по 3 лошади у всякого человека, указное, а у иных по 6, кто за сколко служит; да им же даетца из царские казны за всякую езду прогоны, на 10 верст по 3 денги, кто с чем ни едет и что ни везет, своего или царского; а ездят они под гонцами, и под всякими людми, и под извозом, по царским подорожным грамотам. А собираются ямщиком на жалованье денги со всего Московского государства с крестьян, что и стрелцом, по указу, по чему на кого положено, а соберется тех денег на год блиско 50,000 рублев; а в городех, в Великом Новегороде, и во Пскове, и в Смоленске, и в Казани, и в Астарахани, и в-ыных болших городех, ямщиком денги собирают с тамошних уездных крестьян, и дают жалованье против того ж что и Московским. А устроены ямские слободы дворов по 30 и по 40 и по 50 и по 80 и по 100, а слобода от слободы по 30 и по 40 и по 60 и по 90 и по 100 верст и болши.
  
   27. Каменной Приказ; а в нем сидит столник, или дворянин, да два дьяка. А ведомо в том Приказе всего Московского государства каменное дело, и мастеры; и для какого царского строения понадобятца те мастеры, и их собирают изо всех городов, и дают им ис царские казны на поденной корм денги, чем им сытим быть мочно. Да на Москве ж ведомы в том Приказе известные и кирпишные дворы и заводы; а где белой камень родится и делают известь, и те городы податми и доходы ведомы в том Приказе. А соберется тех доходов с 5000 рублев в год; а камень белой, тесаной и неочищеной, привозят к Москве ис тех городов уездные крестьяне, на кого сколко в году положено поставить вместо иного оброку.
  
   28. Челобитенной Приказ; а в нем сидит околничей, да два дьяка. А ведомы в нем челобитные: которые люди подают царю в походех и на празники, и тех челобитен царь слушает сам и бояре, и по которой челобитной доведется быти указу, или отказу, и на тех челобитных подписывают думные дьяки; и слушав царь тех челобитен, отсылает в тот Приказ, а ис Приказу посылают те челобитные с подьячими, велят им честь их на площади перед царским двором всем людем, и отдавать имянно тем людем, чья та челобитная будет, а иные люди емлют свои челобитные в Приказе, и кто о чем бил челом, смотря по подписи, ходят в те Приказы, куды подписано будет и где дело его. Да в том же Приказе ведомы судом приказные люди, дьяки и подьячие, и сторожи, и ходаки; и доходы денежные с судных дел, неболшие.
  
   29. Приказ Малые Росии; а сидит в нем тот же боярин что и в Галицкой Четвери, а с ним дьяк. А ведомо в том Приказе Малая Росия, войско Запорожское казаки и городы Киев и Чернигов, с товарыщи, с того времяни как отлучилися они от Полского короля и учинилися в подданстве под царскою рукою. А доходов с тое Малые Росии не бывает ничего, потому: как царь принимал их под свое владенье в подданство, и он обещался им и чинил веру на том, что им быти под его владеньем в вечном подданстве по своим волностям и привилиям, как были они в подданстве у Полского короля, ни в чем не переменяя и волностей их не отнимая. А приговорено войску быти всегда готовым против его царских неприятелей, и для оберегания городов, по 60,000 человек; а собирати тому войску на жалованье денги с тамошних городцких посадцких и уездных людей.
  
   И ис той Малой Росии для всяких дел присылаются посланцы, от гетманов полковники, от полковников сотники и ясаулы и казаки, по 20 и по 30 и по 50 и по 100 человек, и дается им на Москве корм и питье царское и конской корм и дрова, поденно; а у царя они бывают у руки, и подносят листы от кого присланы, и те листы переписывают и потом указ и отпуск чинят; а на отпуске у царя бывают они у руки против того ж что и на приезде, и грамоты к гетманом и к полковником и к сотником посылаютца за болшою государственною печатью, всереди титла царская пишетца короткая чернилом; а на отпуске дается им жалованье: полковником на платье по сукну да по отласу, или по камке, по 40 соболей во 100 рублев сорок, пара соболей на шапку в 20 рублев, денег 50 рублев, сотником, и атаманом, и ясаулом, по сукну да по тафте, по 40 соболей в 50 рублев сорок, на шапки по паре, по 10 рублев пара, денег по 20 рублев, казаком по сукну, по паре соболей по 5 рублев пара, денег по 5 рублев; и в дороге им корм бывает против того ж, что на Москве; а бывает таких присылок в году от гетманов и от всех полковников с 20, а всех полков болши 20. Такъже за службу посылается к гетманом и к полковником подарки, и к началным людям, сукна и камки и тафты и соболи, с столники, немалое число. Да с ними ж приезжают бити челом тех городов чернцы, и попы, и всякие люди, о вотчинах и о мелницах и о лугах и о церковном строении, вновь, или по старине, и им дают на то жаловалные грамоты, а на церковное строение денги и церковное одеяние; да им же идет корм и питье и даетца жалованье, смотря по человеку; а даетца им жалованье и поденной корм, для того, что еще они учинились в подданство внове, и тем бы их к вечному подданству постояннее приманить, а как в подданстве позастареют, и им такой чести и жалованья убудет.
  
   30. Земской Приказ; а в нем сидит думной дворянин что и в Костромской Четверти, а с ним два диака. А в нем ведомо Московские посадцкие люди, и городы неболшие. Да в нем же ведомы на Москве и в городех дворовые места, белые и черные, и слободы, продажею и мерою, такъже и улицы мостят и чистят, а собирают мостовщину со всякого чину жилецких людей; а как царю бывает выход или поход, и для чищенья улиц устроены земские метелщики, человек с 50. А доходов в тот Приказ с Московских торговых людей, и з городов, и з записки продажных дворов и мест с 15,000 рублев в год; а росход бывает во всякие статьи. Да в том же Приказе ведомо Московские розбийные, и татиные, и всякие воровские приводные дела.
  
   31. Холопей Приказ; а в нем сидит столник да дьяк. А ведают в том Приказе боярских и ближних и всяких чинов людей дворовых их, кабалных, и даных, и записных служилых людей: и кто холоп кому бьет челом во двор, и его запишут в книги, и дают на того холопа вечные служилые кабалы, и даные, и на урочные годы записи, тем людем, кому они бьют челом; и з записки тех людей емлют записные пошлины, и в год соберется тех пошлин с 500 рублев. А будет от кого боярина и всякого чину человека люди воруют, и бегают, и смуты чинят, и тем людем указ в том же Приказе, по Уложению. А дают на тех кабалных людей кабалы вечные, будет бьет челом кому во двор, на ево имя самого, или жены его, или детей, по их век, а не на урочные лета; а посадцким людем, и слушкам монастырским, и попом, и холопем боярским, дается на служилых людей записи на 5 лет, а болши 5 лет держати им у себя не велено. Такъже кто кому должен чем, а заплатить будет нечим, и таких отдают в слуги, заслуживать за тот долг урочные лета; или кто кого окупити похочет, тому и холоп вечной, по ево живот, или жены его и детей. А какие чины велено отдавать за долги в слуги, и тому подлинно росписано в Уложенной Книге.
  
   32. Два Приказа Судные: Московской, Володимерской; а сидят в них по боярину, да по столнику, да по дьяку и по два. А ведомы в тех Приказех судом во всяких делех бояре, и околничие, и думные и ближние люди, и столники, и стряпчие, и дворяне, и всякие помещики и вотчинники. А доходов нет никаких, кроме пошлин судных дел, и того с 500 рублев в год, во всякой Приказ.
  
   33. Печатной Приказ; а ведает тот Приказ посолской думной дьяк, да дьяк. А печатают в том Приказе грамоты и памяти, которые посылаются всего Московского государства в городы, по указу царскому, такъже и по челобитью всяких чинов людей; и собирают с челобитчиковых грамот и памятей, со всяких чинов людей, кроме иных бояр и думных людей, печатные пошлины, по указу, с челобитья, и з денег, и з животов, которые будут в грамотах и в памятях писаны, такъже кому будут даны грамоты на воеводства и по приказом, и кому будут даны поместья и вотчины, с четвертей з земли, по указу ж, как о том подлинно писано в Уложенной Книге, с кого что и с чего взяти пошлины; и собирая тое пошлину записывают в книги, и тое записку закрепляют дьяки; а соберется тех пошлин на год тысечь по 7 и по 8000 и по 10,000 рублев, каков лучится год, и роздаются те денги во всякие ж росходы. А бывает та печать у думного дьяка беспрестанно повешена на вороту, и в дому; а вырезано на той печати орел двоеглавой, всереди царь на коне победил змия, около подпись царская титла самая короткая; а величиною та печать будет немного болши ефимка Любского кругом.
  
   34. Розбойной Приказ; а в нем сидит боярин, или околничей, да столник, или дворянин, да два дьяка. И в том Приказе ведомы всего Московского государства розбойные, и татиные, и приводные дела, и мастеры заплечные; а будет тех мастеров на Москве с 50 человек, и даетца им годовое жалованье. Такъже и в городех для розбойных и татиных дел устроены приказные губные избы, и ведают такие дела выборные дворяне, за верою и крестным целованьем, которые за старостью полковых служеб служити не могут; и устроены для всяких воров тюрмы, и на Москве у тех тюрем и в Приказе бывают сторожи, выбраны из Московских слободцких людей, а в городех подьячие и сторожи и неделщики бывают выбраны из городцких и уездных людей чей кто нибудь, за верою и крестным целованьем и за поруками; а в палачи на Москве и в городех ставятся всякого чину люди, кто похочет.
  
   И какова чину нибуди князь, или боярин, или и простой человек, изыман будет на розбое, или в татбе, или в злом деле в смертном убийстве, и в пожоге, и в-ыных воровских статьях, и приведут его на Москве в Розбойной или в Земской Приказ, а в городех в Приказы ж и в губную избу: и кто будет был на розбое и учинил убийство, или пожог и татбу, а товарыщи их розбежались и не пойманы, и таких злочинцов в празники и в-ыные дни пытают и мучат без милосердия, для того что вор и сам не избирая дней воровства свои и убийства делает, да и для того чтоб по их скаске сыскать и товарыщев их. Такъже и иных злочинцов потомуж пытают, смотря по делу, одиножды и двожды и трижды, и после пыток указ чинят, до чего доведется.
  
   А на которых они людей скажут и станы свои укажут, и тех людей сыскав всех поставят с очей на очи и тех воров пытают накрепко, впрямь ли те люди, на которых они говорят, с ними в том воровстве товарыщами или становщиками и оберегалщиками были, и не напрасно ль на них говорят, по насертке: и будет с пыток скажут, что впрямь те люди их прямые товарыщи и становщики или оберегалщики, и тех всех потомуж начнут пытать. А устроены для всяких воров, пытки: сымут с вора рубашку и руки его назади завяжут, подле кисти, веревкою, обшита та веревка войлоком, и подымут его к верху, учинено место что и виселица, а ноги его свяжут ремнем; и один человек палач вступит ему в ноги на ремень своею ногою, и тем его отягивает, и у того вора руки станут прямо против головы его, а из суставов выдут вон; и потом ззади палачь начнет бити по спине кнутом изредка, в час боевой ударов бывает тритцать или сорок; и как ударит по которому месту по спине, и на спине станет так слово в слово будто болшой ремень вырезан ножем мало не до костей. А учинен тот кнут ременной, плетеной, толстой, на конце ввязан ремень толстой шириною на палец, а длиною будет с 5 локтей. И пытав его начнут пытати иных потомуж.
  
   И будет с первых пыток не винятся, и их спустя неделю времяни пытают вдругорядь и в-третьие, и жгут огнем, свяжут руки и ноги, и вложат меж рук и меж ног бревно, и подымут на огнь, а иным розжегши железные клещи накрасно ломают ребра; и будет и с тех пыток не повинятца, и таких сажают в тюрму, доколе по них поруки будут, что им вперед за худым делом не ходити и вперед худого ничего не мыслити никому, и будет будут поруки, и их свободят; а как они в тюрме отсидят года два и болши, а порук не будет, и таких ис тюрем свобождают и ссылают в далние городы, в Сибирь и в Астарахань, на вечное житье; а которые винятся, и таких потомуж сажают в тюрму, и смотря по делу указ чинят, до чего доведется.
  
   А которые воры бывают на розбое, хотя и двожды поиманы, а убийства смертного и пожогу не учинили: и таких бив кнутом по торгом за первую вину отрезав левое ухо сошлют в сылку, а за другую вину, как будет поиман в таких же делах, бив кнутом, отрезав и правое ухо, сошлют в сылку ж, а за иные вины потомуж бывает наказание и казни, по разсмотрению, кто чего будет достоин. А в середних и малых винах бывает наказание, бьют кнутом и батогами, смотря по вине, а потом свобождают. А бывают мужскому полу смертные и всякие казни: головы отсекают топором за убийства смертные и за иные злые дела, вешают за убийства ж и за иные злые дела; живого четвертают, а потом голову отсекают за измену, кто город здаст неприятелю, или с неприятелем держит дружбу листами, или и иные злые изменные и противные статьи объявятся; жгут живого за богохулство, за церковную татьбу, за содомское дело, за волховство, за чернокнижство, за книжное преложение, кто учнет вновь толковать воровски против Апостолов и Пророков и Святых Отцов с похулением; оловом и свинцом заливают горло за денежное дело, кто воровски делает, серебреником и золотарем, которые воровски прибавливают в золото и в серебро медь и олово и свинец; а иным за малые такие вины отсекают руки и ноги, или у рук и у ног палцы, ноги ж и руки и палцы отсекают за конфедерацство, или и за смуту, которые в том деле бывают маловинни, а иных казнят смертию; такъже кто на царском дворе, или где нибудь, вымет на кого саблю, или нож, и ранит или и не ранит, такъже и за церковную за малую вину, и кто чем замахиваетца бить на отца и матерь, а не бил, таковы ж казни; за царское бесчестье, кто говорит про него за очи бесчестные, или иные какие поносные слова, бив кнутом вырезывают язык.
  
   Женскому полу бывают пытки против того же, что и мужскому полу, окроме того что на огне жгут и ребра ломают. А смертные казни женскому полу бывают: за богохулство ж и за церковную татьбу, за содомское дело жгут живых, за чаровство и за убойство отсекают головы, за погубление детей и за иные такие ж злые дела живых закопывают в землю, по титки, с руками вместе и отоптывают ногами, и от того умирают того ж дни или на другой и на третей день, а за царское бесчестье указ бывает таков же что мужскому полу. А которые люди воруют з чужими женами и з девками, и как их изымают, и того ж дни или на иной день обеих мужика и жонку, кто б каков ни был, водя по торгом и по улицам вместе нагих бьют кнутом.
  
   35. Панафидной Приказ; а в нем сидит дьяк. А ведомо в том Приказе поминание по мертвых прежних великих князех, и царех Росийских, и царицах, и царевичах и царевнах: и которого дни прилучитца по ком творити память, на Москве и в городех, и в монастырех по церквам, указы посылаются ис того Приказу.
  
   36. Счетной Приказ; а в нем сидят два дьяка, и ведают и делают дела всего Московского государства, приход, и росход, и остаток по книгам, за многие годы. А приход в него бывает остаточные денги, которые в котором году с кого не взяты в царскую казну, такъже в котором году за росходом что осталось в остатке; а собирая такие денги, на Москве и из городов, в росходы ни в какие не даются, без царского указу.
  
   И всего на Москве, кроме городовых и патриарших Приказов и таможень, 42 Приказа; а дьков в тех Приказех, и по городом с воеводами, со 100 человек, подьячих с 1000 человек. А устроены Приказы на царском дворе: Тайных Деле, Приказ Болшого Дворца, Мастерские Полаты, Оптекарской, Серебряного и Золотого Дела, Оружейной, Монастырской; а досталные все Приказы устроены от царского двора поодаль, на площади за церквами.
  
   37. А кому лучитца о чем бити челом, или на ком чего искати судом: и таким людем о всяких своих делех бити челом, и искати всяких сыскных и кабалных и иных дел указано, кто под которым Приказом в ведомости написан и судим.
  
   38. А судити указано в Приказех бояром, и околничим, и столником, и дворяном, и дьяком, кому в котором Приказе ведати приказано, всем вместе и без единаго и единому без всех, в правду, по святой Еуангелской заповеди Христове, не стыдяся лиц силных, понеже по Писанию божественному вкупе богат и убог, и другу не дружити, а недругу не мстити ни для чего, и по посулом и по поминком не делати; а кто будет судья возмет посул и дело учнет делать по посулом, а про то сыщется, и о таких судьях о наказании подлинно писано в Уложенной Книге. Однако ж хотя на такое дело положено наказание, и чинят о тех посулах крестное целование з жестоким проклинателством, что посулов не имати и делти в правду, по царскому указу и по Уложению: ни во что их есть вера и заклинателство, и наказания не страшатся, от прелести очей своих и мысли содержати не могут и руки свои ко взятию скоро допущают, хотя не сами собою, однако по задней леснице чрез жену, или дочерь, или чрез сына и брата, и человека, и не ставят того себе во взятые посулы, будто про то и не ведают. Однако чрез такую их прелесть приводит душа их, злоиманием, в пучину огня негасимаго, и не токмо вреждают своими душами, но и царскою, взяв посулы облыгают других людей злыми словами, и не стыдятца того делати потому: кто может всегда блиско приходии к царю и видети часто от простых людей? Но и сами они судии видают времянем, и ретко когда прилучат говорити с ним о делех.
  
   39. А будет которой ответчик учнет бити челом на кого судью, что тот судья ему недруг, или с ним есть какое дело, и ему в том Приказе отвечати и искати немочно: и ему велено бити челом до суда царю, и по тому его челобитью, велят судити их в-ыном Приказе, иным судьям, и по судному делу указ и вершенье что ни будет, тому так и быти; а сверх того суда в том деле, по которому будет указ учинен, иному суду нигде не быти. А кто в котором Приказе учнет искати на ком чего нибудь, а ведая себе в том Приказе судью или подьячего недруга, а царю о том наперед до суда не бил челом, а суд был, и дело вершено по правде, а не по недружбе и не по посулам; и после того учнет на противника своего, на судью, бити челом, что тот судья ему недруг и судил неправдою: и тому его челобитью верить не велено, и другому суду не быти, а быти по тому первому суду, потому, ведая себе судью недруга, а преж суда не бил челом, и тот ему суд учинится по ево доброй воле.
  
   40. А кому на ком чего и искати, и о том пишут и подают в Приказех судьям приставные памяти: и дьяки те памяти закрепляют и записывают в книги, и посылают по ответчиков приставов, велят сыскав поставить в Приказе самого ответчика, или жену его, или сына, или человека, которой ходит за делами. А как ответчика или его людей сыщут, и в Приказе по исце и по ответчике соберут поручные записи, что им к суду обоим стать, на указной срок, на которой судьи положат, или они меж себя истец со ответчиком сами изберут день. А будет по исце порутчиков не будет, и ему на ответчика суда в долговом деле не дадут; а будет по ответчике порутчиков не будет, и его держат в Приказе скована, доколе поруки будут или судное дело скончитца, или его отдадут в бережение приставом на руки. А будет истец, или ответчик, учнут бити челом, что им на указной срок за чем стати не мочно: и им срок учинят, стати к суду, дале прежнего, смотря как мочно. А будет они на тот указной срок, истец или ответчик, не станут, и его тем обвинят без суда: и истец будет не станет, лишен иску своего, а ответчик не станет, виноват без суда и исцов иск доправят весь сполна, для того что они тот срок полюбовно сами изберут, а не станут.
  
   А будет у кого с кем будет суд, и с суда по исце и по ответчике соберут поручные записи, что им до вершенья судного дела с Москвы не сьехать: а сьедут истец или ответчик, и истец иску лишен, а пошлины царские по судному делу возмут на порутчиках его; а будет сьедет ответчик, и за ответчика исцов иск и пошлины доправят на порутчиках его, хотя б истец или ответчик прав был, однако не дождався указу и не бив челом царю с Москвы не сьезжай.
  
   А будет по судному делу ответчик будет виноват: и на нем денги велят взять или доправить, и отдать исцу, да на нем же ответчике возмут на царя пошлины, сверх исцова иску, с рубля по 10 денег, да на нем же доправят исцовы проести и волокиты и убытки, и отдадут исцу. А которому ответчику исцова иску заплатить будет нечем: и таких, бив на правеже, отдают тому исцу в услуги, заслуживать за те денги урочные годы, по указу, а царские пошлины возмут на самом исце; а указ тем людем, сколко кому за что заслуживать, писан подлинно в Уложенной Книге. А отдаючи таких людей долги заслуживать приказывают тем людем, чтоб они тех своих людей держали в домех своих не голодом и небезодежных, и наругателства б и побой напрасно никаких не чинили, чтоб от них челобитья не было; а тем виноватым людем потомуж приказывают, чтоб они у тех своих господ за вину свою служили верно, и дурна никакого не чинили и были во всем послушны, как годитца рабу пред господином.
  
   А будет тот отданой слуга учнет быти челом на господина своего, что он над ним много делает наругателства, и бьет без вины, или напиваючись неведомо за что, или над женою его и над детми учинит какое злое дело: и по сыску у такова господина того человека возмут назад, безденежно. А будет он господин тому человеку учинит наругателство, с серца переломит руку, или ногу, или глаз выколет, или губы, или нос, или уши и иное что обрежет: и ему против того ж будет указ учинен самому рука за руку, нога за ногу, глаз за глаз, и иное против того ж; да на нем же возмут тому его увечному человеку, за увечье, из животов, по указу. А будет тот его увечной человек от его наругателства умрет: и того господина самого казнят смертью, а жене того умершаго и детем возмут того господина из животов на прожиток, по указу ж, кто б ни был. Таким же обычаем меж всяких господ и подданных их, дворовых людей и крестьян, указ во всем против того ж и ни в чем не рознитца; а в блудном деле указ на патриарше дворе, или у митрополитов и у архиепископов и у епископов.
  
   А которой человек учнет на господина своего бити челом ложно, или затеет на господина своего какое воровское государственное дело, не хотя у него служити: и по сыску такому человеку бывает наказание кнутом, и отдадут тому господину назад в слуги: не бей челом и не затевай на господина своего ложно.
  
   А как те виноватые люди у господ своих за долги урочные лета отслужат: и тем их господам указано бывает, после выслуженых урочных лет тех людей приводити в Приказ, откуды им их дадут, а крепити им тех людей за собою, болши тех указных лет, никому не велено; а ис Приказу тех людей отпущают на волю, кто где жить похочет.
  
   41. А будет судное дело будет о бесчестии, а не о долгах: и по такому судному делу на ответчике за бесчестье исца правят денги против жалованья, что ему идет царского жалованья на год; а будет он обесчестит чюжую жену и детей, и за бесчестье жены на виноватом правят денги против мужня бесчестья, вдвое, а за дочерне девкино бесчестье против отцова въчетверо, а за сыновне гулящаго, которой не в службе, въполы отцова бесчестья; и доправя денги отдадут тем людем, кого они обесчестят, а царю до тех денег дела нет. А иным людем, которые не в царской службе, о бесчестье положено потомуж, с розверстанием, кто какого чину и чести. А которым людем бесчестья платить нечим и таким, смотря по чести того человека, кого обезчестят, бывает наказание кнутом.
  
   42. А как истец и ответчик станут которого дни к суду, и истец подаст судье челобитную, и судья высмотря челобитные спросит у ответчика, что он готов ли отвечать: и будет не готов, и ему дадут срок; а челобитные исцовы ему не прочтут и в руки не дадут; а будет ответчик скажет, что он отвечати готов, и ему исцову челобитную вычтут и велят против того отвечать. И как то судное дело начнетца, и то дело записывают подьячие, а как суд отойдет, и исцу и ответчику велят к судному делу, к записке речей их, приложить руки, а которые грамоте не умеют, и в их место велят приложить кому иному и кому они верят; и потом дадут их на поруки. И после того подьячей из судного дела выпишет коротко, кто что говорил, и выписав по которому делу мочно судьям указ чинить, негораздо в великих делах, и они то дело вершат, и виноватого обвинят и без царского ведома; а будет которого дела вершити им за чем не мочно, и то дело взнесут пред царя и пред бояр, и что по тому делу будет царской указ, и по тому так и быти.
   Такъже и всякие государственные и земские дела велено им приказным людем делати, по царскому указу и по Уложению, в правду; а чего не мочно им будет делать, велено спрашиватца з бояры, и з думными людми, и с самим царем.
  
   43. А дается во всяких в денежных, и в заемных, товарных, и иных делах, суд по кабалам и по записям; а у кого кабал нет, или утеряются, или подерутца и иная какая нибудь шкода учинитца, и в бескабалных делах суда не даетца и верить не велено ничему, хотя б на какое дело дватцать человек свидетелей было, все то ни во что без крепостей. А велено всяким людем долгов своих всяких денежных и иных, искати по кабалам и по записям и по иным крепостям в 15 лет; а по 15 летех хотя один день перейдет за лишек, всякие крепости поставлены ни во что и суда не даетца.
  
   44. А которые люди учнут искати всяких своих дел, на ком нибудь, на Москве в Приказех или в городех, где кто судим: и им велено во всяких делах суды давати, без задержанья; и после судного дела не выходя вон похочет ответчик искати на исце своем какого нибуди дела, встречно, и ему ответчику на исца велено суд, или два и три, по розным челобитным, давать не выходя вон ис Приказу; а дела судного з другими судами примешивать и сверстывать не велено.
  
   45. А окроме царских Приказов, которые выше сего написаны, и окромк городов, и царских дворцовых сел и волостей, и патриарших и митрополичих и архиепископлих и епископлих Приказов, нигде никаким людем судов и росправы ни в чем не бывает. А бывают у патриарха и у властей судные дела, в духовных статьях и смертях и в-ыных во всяких делах, против того ж что и в царском суде, всякому чину мужскому полу и женскому, кроме разбойных и татиных и пожегных дел; а кого у них за духовные дела в воровских статьях осудят на смерть, кто какую казнь заслужит, и они из дела выписав приговор свой посылают с теми осуждеными людми в царской суд, и по тому их приговору ис царского суда велят казнити без задержанья, кто чего достоин; а у самих у них властей таких людей, без царского ведома, не казнят ни за что.
  
   46. Да в тех же Приказех учинены, для розсылки всяких дел и для приставных памятей и поручных записей, в Посолском Приказе толмачи, во Дворце трубники, а в-ыных во всех Приказех дети боярские, неделшики, деншики, пушкари; и будет тех людей с 500 человек. А указано им, кроме царского жалованья, с-ысца и с ответчика хоженого по 10 денег с человека, да пожелезное.
  
   47. А которых людей на Москве и в городех, воров, розбойников и татей, и в-ыных злых делах приводят и сажают их в тюрму: и тех людей, у кого есть отцы и матери, или иные сродичи и жена и дети, кормят их сами, своим. А у которых нет сродичей и кормитися нечим, и ис тех воров, которые в малых винах сидят, на всякой день ис тюрем выпущают по 2 человека, скованых, с сторожами, собирати по людям по торгом и по дворам милостиню, денгами и хлебом; а что они которого дни соберут, мало или много, и то меж себя делят с товарыщи все вместе, и тем себя кормят.
  
   А которые люди ищут на ком долгов своих, или иного чего нибудь, и посадят их в Приказех в крепи, а кормитися тем людем будет нечем, и их велят кормити приставом, до тех мест как дела тех людей вершатца: и будет кто будет виноват, истец или ответчик, за корм тех людей денги приставом возмут на виноватом, а истец его до вершенья дела своего кормити неповинен, хотя з голоду умрет.
  
   48. А во всяком Приказе, з городов и с посадов, и с волостей и с сел и з деревень, и с таможень и с кабаков, и со всяких откупов, денежные всякие доходы, которые городы и слободы и волости и села в котором Приказе ведомы, принимают и роздают подьячие, добрые, помесечно.
  
   И всего денежных доходов, на всякой год, в царскую казну приходит во все Приказы, со всего государства, кроме того что исходит в городех, з десять сот с триста с одиннатцать тысечь рублев, окром Сибирские казны.
  
  

О воинских зборах

   1. Как бывает со окрестными государствы нелюбье и война и в то время царь советует с патриархом, и с митрополиты и со архиепископы и с епископы, и сыными болших монастырей властми, и говорит з бояры, что у него с-ыным государем учинилось нелюбье, и хочет он тому государю мстити недружбу войною: и власти и бояре на такое дело с ним царем приговорят, и положат воинским людем збор со всего государства, столником, и стряпчим, и дворяном Московским, и жилцом, и дворяном и детем боярским городовым, и казаком, и стрелцом, и салдатом, и Татаром.
  
   И будет на которой войне лучится быти самому царю, и в то время смотря царь всех воинских людей, обирает себе полк изо всяких чинов людей и ис полков; потом учинит полки бояром, и околничим, и ближним людем, по своему разсмотрению. А когда он царь своею особою в войну не пойдет, и тогда посылает бояр и ближних людей, а с ними ратных людей, их выборные полки; такъже в прибавку выбрав из своих полков, посылает по своему разсмотрению.
  
   А бывают в царском и в боярских, на службе, столники и стряпчие и дворяня и жилцы, росписаны посотенно; и над всякою сотнею учинены головы сотенные из столников и из дворян, а у них порутчики и знаменшики ис тех же чинов, менших чинов люди. А хоругви у них болшие, камчатые и тафтяные, не таковы как рейтарские; трубачеи и литаврщики их же голов дворовые люди. А учения у них к бою против рейтарского не бывает, и строю никакого не знают, кто под которым знаменем написан и по тому и едет без строю.
  
   Да из столников же, и из стряпчих, и из дворян, и из жилцов, выбирает царь из своего полку добрых людей с 1000 человек, которым быти всегда к бою и не к бою при нем самом и для оберегания знамени его царского, да для всяких дел в розсылку ясаулов с 60 человек; а бояре и воеводы потомуж выбирают из своих полков, для чести своей и оберегания царского знамени, которые даютца им воеводам от царя, и для особых их боярских знамен, человек по сту, кого излюбят, да для всяких воинских розсылок ясаулов человек по 20, молотцов добрых. А бывают царские знамена у самого в полку и у бояр болшие, шиты и писаны золотом и серебром, на камке Спасов образ, или какие победителные чюдеса; а боярские знамена бывают таковы, что у Полской гусарии, разноцветные, долгие.
  
   Да в то ж время как бывает у царя смотр всем ратным людем, перед войною: и в то время у столников и у стряпчих и у дворян Московских и у жилцов росписывают, сколко за кем крестьянских дворов, и сметя против крестьянских дворов напишут за ними быти к бою людей их со всею службою, всяких чинов за человеком человек по 5 по 6 и по 10 и по 20 и по 30 и по 40, смотря по их животам и по вотчинам, кроме тех людей, которые с ними бывают за возами. А как прилучится бой, и тех их людей к бою от них не отлучают, и бывают с ними вместе под одним знаменем.
  
   2. Рейтарские полки; и в те полки в рейтары выбирают из жилцов, из дворян городовых, и из дворянских детей недорослей, и из детей боярских, которые малопоместные и беспоместные и царским жалованьем денежным и поместным не верстаны, такъже и из волных людей прибирают, кто в той службе быти похочет; и дают, им царское жалованье на год по 30 рублев денег. Да им же ис царские казны дается ружье, карабины и пистоли, и порох и свинец, а лошади и платье покупают сами; а чего в котором году того жалованья у них за хлебною дороговью не доставает, и им в полки посылают жалованье с прибавкою. А у которых дворян, и жилцов, и у недорослей, есть крестьянские дворы: и тем царского жалованья дают несполна; сколко за кем крестьянских дворов, и у таких из жалованья против крестьян вычитают, да им же на службе с ружьем велят быть с своим. А у кого на службе убьют лошадь, или умрет, и таким для покупки лошадей жалованье дается в полкех, по разсмотрению; а у ружья что попортитца или на бою отобьют, и в то число ружье дается иное в полкех же, по разсмотрению, а иным пожиточным людем велят купити на свои денги.
  
   Да в рейтары ж емлют с патриарха, с митрополитов, с архиепископов и епископов, и с монастырей, такъже з бояр и околничих и думных людей, которые останутся на Москве, а нигде не на службе и не в посолствах, такъже с столников и з дворян Московских и з городовых, которые от службы отставлены за старостью и за болезнью и за увечье и служеб им самим служити не мочно, такъже и со вдов и з девок, за которыми есть крестьяне, смотря по вотчинам и по поместьям, сколко за которым вотчинником и помещиком крестьян, со 100 крестьянских дворов рейтар, монастырской служка или холоп. А посылати властем и монастырем, и бояром и думным людем, и столником, и дворяном отставным, и вдовам и девкам, людей своих и служек на службу, на указной срок, со всею службою и с лошадми добрыми и з запасы с своими, смотря по службе, чтоб запасами и ничем были нескудны, и за ними за 5 человеки и за запасом по человеку, сверх тех указных людей. А кто рейтар, боярской служка или монастырской, побежит с службы, и их имая и бив кнутом велено высылати на службу, или на дороге поимав в полкех тем людем потомуж бывает наказание; а кого не сыщут, и за таких беглых людей емлют иных людей, да на них же бывает положена пеня великая, для того, отпущай на службу добрых людей верных и ничем бы был не скуден, и того для и иным неповадно будет с служеб бегать.
  
   А прибираючи тех рейтар полные полки, отдают иноземцом и Руским людем полковником, и бывает им учение. А бывают у рейтар началные люди, полковники, и полуполковники и маиоры, и ротмистры, и иные чины, розных иноземских государств люди; а Руские началные люди бывают у рейтар, столники, и дворяне, и жилцы, ученые люди иноземских же полков из рейтар и из началных людей.
  
   3. Стрелецкие полки, старые, на Москве и в городех, как о том писано выше сего; а вновь стрелецкие полки прибирают из волных людей, и жалованье им дается против старых стрелцов; и бывают в стрелцах вечно, и дети и внучата стрелцы ж по них.
  
   4. Полки салдатцкие, старые, издавна устроены житьем на порубежных местех, острогами, в двух местех к границе Свейского государства, Олонец, Сомро, погостами и деревнями, со всем своим житьем и з землею: и в воинское время емлют их на службу, и учинят к ним полковников и иных началных людей. А для оберегания пограничных мест, и острожков, и домов, оставливают их четвертую долю людей, и податей с них на царя не берут ничего; а когда войны не бывает, и тогда с них берут подати что и с-ыных крестьян, по указу, по чему положено. А будет тех салдатов немалое число.
  
   Новые полки; и в те полки прибирают салдат из волных людей, и из Украинных и ис Понизовых городов, детей боярских, малопоместных и беспоместных; такъже и с патриарших, и с властелинских, и с монастырских, и з боярских, и всякого чину людей, с вотчинниковых и с помещиковых со ста крестьянских дворов салдат.
  
   Да в салдаты ж емлют всего Московского государства с крестьян, кроме Сибири, и Астарахани, и Казани: у которого отца два или три сына, или три брата живут вместе, а не порознь, и от трех емлют одного человека; а у кого четыре сына или четыре брата вместе, и от таких емлют двух, а у кого сыщется болши, и от таких болши и возмут; а у кого два или три сына или братья малые, и службы им салдатцкие служить не в мочь, и от таких людей не емлют, до тех мест, доколе подростут и годятца быти в службе. Да ис Казани и ис Понизовых городов собирают Татар, и Черемису, и Мордву, со 100 ж дворов.
  
   А прибираючи салдатов розные полки, отдают началным людем против того ж что и рейтар, и бывает им учение; а жалованья им даетца кормовых денег на месяц по 60 алтын человеку. Да салдатом же дается ис царские казны ружье, мушкеты, порох, фитиль, бердыши, шпаги, пики малые; а иным даетца шпаги и мушкеты и пики долгие; и те мушкеты, для нужного времяни, возят за ними на лошадях.
  
   А в нынешнюю службу, от лета 1651 года, за продолжением Полские войны, многие люди рейтары и салдаты, на боех и на приступех, и сидячи в осадех, и стояв долгое время под многими розными городами, з голоду померли: и збираны рейтары и салдаты, ежегод, со властей и с монастырей, и з бояр и со всяких чинов, с помещиков и с вотчинников, со 100 дворов крестьянских по конному человеку рейтару, с ружьем, да по салдату; да сверх того збираны рейтары и салдаты подвожды в году, не по один год, со 100 ж крестьянских дворов рейтар, а в салдаты с 20 дворов салдат.
  
   А збирают тех рейтар и салдат со 100 дворов крестьянских, а у кого столко числом крестьян не было, и с таких двух или 5 и десяти помещиков и вотчинников иманы денги, по розчету, за райтара по 30 рублев, за салдата по 20 рублев.
  
   А в котором году рейтаром и салдатом на службу посылок не бывает, роспущают их по домом; а в которое время надобны будут, и их велят поставить на Москве, или на службе, на срок, по прежнему.
  
   5. Драгунские полки; старые драгуны устроены вечным житьем на Украйне к Татарской границе, против того ж, что и салдаты к границе Свейского государства, а вновь драгунов берут с Украинных городов и с волостей, с торговых людей и с крестьян, которые живут за царем и за монастыри, против такого ж обычая, что и рейтаров и салдатов, и исполнивая полки придают их к райтаром в полки. А служба их, конная и пешая, против салдатцкого обычая, с мушкеты и з бердыши и с пики короткими и з барабаны; а знамена бывают у них двои, во время пешего строю салдатцкие знамена, а во время езды против салдатцких вполы; а жалованье дается им рублев по 12 человеку; а началные люди у них против того ж что и у рейтаров.
  
   6. Казачьи полки, старые ж; а устроены те казаки для оберегания порубежных мест от Полские границы, и тех казаков было до войны с 5000 человек, а ныне их немногое число; а учинены они в казаки из служилых людей, из рейтар и из салдатов, после прежних служеб, и даны им дворы и места и земля пахотная; а оброку царю и податей не платят никаких. А как они бывают на службе, и им жалованье дается погодно, против драгунов; а к бою служба их против рейтарского строю, знамена малые ж, своим образцом; началные люди у них, голова, атаманы, сотники, ясаулы, из дворян и из рейтарских началных людей.
  
   7. Донские казаки; и тех Донских казаков з Дону емлют для промыслу воинского, посылать в подъезды, подсматривать, и неприятелские сторожи скрадывать; и дается им жалованье что и другим казаком. А будет их казаков на Дону с 20,000 человек, учинены для оберегания Понизовых городов от приходу Турских, и Татарских, и Нагайских людей, и Калмыков. А люди они породою Москвичи и иных городов, и новокрещеные Татаровя, и Запорожские казаки, и Поляки, и Ляхи, и многие из них Московских бояр и торговые люди и крестьяне, которые приговорены были х казни в розбойных и в татиных и в-ыных делах, и покрадчи и пограбя бояр своих уходят на Дон; и быв на Дону хотя одну неделю, или месяц, а лучитца им с чем нибудь приехать к Москве, и до них вперед дела никакова ни в чем не бывает никому, что кто ни своровал, потому что Доном от всяких бед свобождаютца. И дана им на Дону жить воля своя, и началных людей меж себя атаманов и иных избирают, и судятца во всяких делах по своей воле, а не по царскому указу. А кого лучитца им казнити за воровство, или за иные дела и не за крепкую службу, и тех людей посадя на площади, или на поле, из луков или ис пищалей розстреляют сами; такъже будучи на Москве или в полкех, кто что сворует, царского наказания и казней не бывает, а чинят они меж собою сами ж. А как они к Москве приезжают, и им честь бывает такова, как чюжеземским нарочитым людем; а ежели б им воли своей не было, и они б на Дону служить и послушны быть не учали, и толко б не они Донские казаки, не укрепилось бы и не были б в подданстве давно за Московским царем Казанское и Астараханское царствы, з городами и з землями, во владетелстве. А посылается к ним на Дон царское жалованье, денежное, негораздо помногу и невсегда; а добываются те казаки на Дону на всяких воинских промыслах от Турских людей, горою и водою, такъже и от Персицких людей и от Татар и от Калмыков, и что кто где на воинском промыслу ни добудут, делят все меж собою по частям, хотя кто и не был. Да к ним же Донским казаком из Казани и из Астарахани посылается хлебное жалованье, чем им мочно сытим быть; а иные сами на себя промышляют.
  
   8. Всем тем ратным людем денежное, годовое и месячное, жалованье собирают со всего Московского государства, с посадцких торговых и ремесленых людей, и царских сел и волостей, и со властелинских и боярских и помещиковых и вотчинниковых крестьян и з бобылей, по указу, против торговли и промыслу, по чему положат и по чему сами меж себя изверстают, сколко с кого что взяти с торговли и з земли.
  
   А для нынешние Полские и Свейские войны збирано со всего ж Московского государства, со всяких торговых людей, и с вотчинниковых и помещиковых крестьян и бобылей, сперва дватцатую денгу, потом десятую денгу, не по один год; а в 1662-м и 3-м годех собирали со всякого чину людей, которые писаны выше сего, пятую денгу серебряными денгами. А чего зборных денег на жалованье ратным людем недоставает, и то дают из царских Приказных и из городовых доходов.
  
   Таким же обычаем, и в прежние воинские времяна, десятая денга збирана ж со всего Московского государства с таких же чинов людей. А как тое десятую денгу, или 20-ю и 5-ю, на них положат, а они кто хочет быти богобоязлив и души своей повредити не похочет, скажет по святой непорочной Еуангелской заповеди Христове в правду, что ему доведетца от промыслов и от животов, или от земли, дати 20 или 10-е или пятые денги столко и столко, и положит число: и ведаючи таких людей по их торговле и промыслом, что он сказал правду, и по его скаске столко с него и возмут. А которой человек, не боясь Бога и указу царского ослушався, скажет неправду, утаит многое, что ему доведетца дать столко и столко, и положит малое число не против торговли своей и промыслов, а товарыщи его торговые люди или крестьяне, ведая его торговлю и промыслы, скажут и положат на него что доведетца с него взяти столко числом: и по тому их приговору с него и возмут; а что он неправду скажет, по душе своей утаит многое, и тому не верят.
  
   Да для войны ж ратным людем собирают с патриарших, и властелинских, и монастырских, и з боярских, и всяких вотчинников и помещиков с крестьянских дворов, служилые хлебные запасы, рожь, муку, сухари, толокно, крупы, против того ж, по указу, по чему с которого двора доведется. А собрав те запасы, велят вести в порубежные городы, где прилучится быти войне, тем же помещиковым и вотчинниковым крестьяном, на кого что доведется; а з самых далних мест за запасы и за провоз берут денгами, по росчоту, сметясь против иных людей, кому во что запас и провоз станет. А мясо, и соль, и вино, посылается с Москвы с царского двора на подводах.
  
   И те хлебные запасы, рожь и муку и сухари, и толокно, и крупы, и мясо, и соль, и вино, будучи на службе в городех и в полкех роздают стрелцом, и салдатом, и драгуном, помесечно, по указу, чем кому в месец мочно прожить и кому что царь, или бояре, велят дати в продажу и в займы, или безденежно и без займов.
  
   9. А бояре и воеводы, и столники, и стряпчие, и дворяне, и жилцы, и началные люди, и рейтары, и казаки, запасаются на службу всякой своими домовыми запасами, у кого что прилучилось; а царских запасов им на службе никому не дают, разве когда бывает великая нужа и голод, и им ис царские казны даются небогатым людем запасы, в долг, понеболшому. А райтаром и казаком бывает нужа и голод, им для нужного времяни прибавливают денежного жалованья, по чему доведется.
  
   10. А когда лучится царю итти самому в войну, и бывает с ним в его полку всякого чину людей с 30,000 человек; да в полкех у розных бояр и воевод бывает тысечь по 20 и по 15 и по 10 и по 7 в полку.
  
   Да для войны ж и приступов бывают с царем и з бояры в полкех пушки, проломные, и полковые, и гранатные, со всякими наряды и з запасы: в царском полку с 200 пушек всяких, в боярских по 50 и по 80 пушек всяких, которые в стрелецких и в салдатцких и в драгунских полкех. А возят те пушки, и всякие пушечные запасы, и запасное всякое воинское ружье, на царских домовых лошадях; да для приступов же и подкопов и осадного времяни, за пехотою возят топоры, заступы, кирки и иные угодья, которые к воинским промыслам годятца.
  
   Да в полки ж берут на Москве и из городов хлебников, пирожников, мясников, квасоваров, со всякими их запасы, для продажи и поживления войск, человек по 50 и по 70 в полк; а жалованье им не даетца никакое. А велят им будучи на службе, те свои Московские товары, и которые купят и даром добудут в войне, продавати всякого чину служивым людем негораздо дорогою ценою, чтоб им от того было самим поживление, а воинским людем неистратно.
  
   11. А когда от войны бывает престатие: и тогда ратным людем, рейтаром, салдатом, драгуном, казаком и атаманом, Мордве, Черемисе, бывает роспуск всем по домом, кто где преж сего жил. А которые люди иманы в рейтары и в салдаты и в драгуны, люди боярские, и слуги монастырские, и всяких чинов людей крестьяне, а служили они царскую службу и нужду всякую терпели многие годы, такъже кто и одного году не служил, а взят в полон и был в полону хотя год: и тем которые служили многие годы, и которые были в полону, за многую их службу и за терпение, всякому воля где кто жить похочет, а старым бояром по холопстве и по вечности крестьянской дела до них нет, разве они сами к ним по прежнему итти похотят; а иных, по их челобитью, верстают в казаки и в драгуны, и дают им дворовые места и пашенную землю.
  
   12. А иноземцом началным людем бывает после службы указ: будет кто похочет остатца в вечной службе, и им жалованье месечной корм дается до веку их; а будет похотят ехать прочь в свои государства, и им дав жалованье на отпуске отпущают. А которые иноземцы раненые, и впред служеб им служити не мочно, и остатца похотят на Москве, такъже которые иноземцы бывают побиты, а после их останутца жены и дети: и тем раненым, и побитых людей женам и детем, жалованье дается на прожиток, помесечно, до веку их, въполы того жалованья, как им раненым и побитым давано что еще были здоровы; а которые жены после мужей своих, или дочери после отцов своих, повыдут за муж, и им кормовых денег болши того не дается.
  
   Такъже и Руские, всяких чинов люди, будут ранены тяжелыми ранами, и служеб им служити будет им не мочно, а прокормитися им будет нечем: и таких людей отдают и велят поить и кормить и одевать в монастырех, где кто сам быть похочет, до веку живота их, безденежно.
  
   А которых людей будучи на службе ранят тяжелыми и лехкими ранами: и тех людей, иноземцов и Руских, которым идут кормовые денги, такъже и рейтар и драгунов велят лечити доктором и лекарем царским, безденежно; да им же, за раны, Руским людем и иноземцом, небогатым, за рану и за службу даетца царского жалованья по 5 рублев человеку.
  
  

О преставлении царей и цариц и царевичей и царевен, и о погребении их

   Когда лучится царю от сего света преселитися во оный покой, и тогда пошлют ведомо учинити к патриарху и к бояром; и патриарх тогда пошлет у первыя своея церкви звонити во един колокол, изредка, чтоб все люди ведали; а потом патриарх идет в церковь, и отпевает по мертвом Великий Канон; а бояре, и думные и ближние люди, нарядятца в чорное платье, поедут на царской двор и у царского тела прощаются; и того ж дни царя измывают теплою водою, и возложа на него срачицу и порты и все царское одеяние, и корону положат во гроб, а бывает тот гроб деревяной в середи обито бархатом вишневым, а сверху червчатым; и стоит его царское тело в его царской церкве, которая устроена пред покоями его, до тех мест как будет погребение; и до 6 недель у гроба его говорят церковные дьяки денно и ночно псалтырь с молитвами.
  
   А на Москве и в городы, по всем монастырем и по церквам, прикажут чинити по царе до шти недель поминание, и поставляти кутию по вся дни, кроме воскресения и болших празников; и посылают на Москве в монастыри и по церквам на поминание денги, а в городех в монастыри и по церквам на поминание денги дают из городцких доходов, против Московских вполы.
  
   Да в городы ж к митрополитом и к архиепископом и к епископом, и в монастыри к архимаритом и к игуменом, посылает патриарх грамоты, велит им для погребения царского быти всем. А на Москве в третий день бывает у царицы, или у царевичей, на патриарха, и на властей, и на бояр, и на попов, по царе поминалной стол, и отпевают панафиду над кутиею, а бывает кутия зделана вареное пшено с сытою да с сахаром и сь ягоды, а в монастырех и по церквам бывает кутия пшеница вареная с сытою; таким же обычаем бывает стол, на патриарха, и на властей, и на бояр, как минет три недели.
  
   А как из городов власти сьедутца все к Москве, и тогда изобрав день, в которой быть погребению, патриарх и власти, и попы и дьяконы, соберутца на царской двор и оденутся в церковныя одеяния, а царица и царевичи или и царевны, и бояре и ближние люди, и боярыни и многие жены, устроятся в черное платье, и взяв царское тело пойдут с царского двора, по чину: напередь идут дьяконы, попы, певчие дьяки, и поют Каноны, а позади их несут царское тело попы, а позади царского тела идут патриарх и власти и царевичи и бояре, потом царица и царевны и боярыни, и много множества народа, мужеска полу и женска, все вместе, без чину, рыдающе и плачюще. А как придут к той церкве, где погребаются цари, блиско царского двора, именуетца та церковь Михаила Архангела, дьяконы и попы останутся у церкви, а власти, и царица и царевичи и царевны, и бояре, и иные чины идут в церковь; а вшед в церковь царское тело поставят среди церкви, блиско олтаря, а в олтарь не вносят; и учнут отпевати погребателное пение, а отпев погребут царское тело в землю и покроют каменною цкою; и потом патриарх над кутиею учнет говорить молитву и кадить ладоном, а проговоря молитву, начнет патриарх ести кутию, ложкою, трижды, потом подносят царице и царевичам и царевнам, и болшим властем, и бояром, и всякого чину людем; и сотворя погребение пойдут кождый восвояси; a предики не бывает. Тогда ж как погребают царя, всякого чину людем дают восковые свещи, витые и простые, для провождения, -- и тех свещ изойдется в то время болши 10 берковеск. Да в то ж время даетца ис царские казны, за погребение, властем, и попом и дьяконом, денги: патриарху по 100 рублев, митрополитом по 80, архиепископом и епископом по 70 и по 60, архимаритом и игуменом и самым болшим попом по 50 и по 40 и по 30 рублев, а иным попом и дьяконом рублев по 20 и по 15 и по 10 и по 5 и менши, смотря по человеку. Да в то ж время во всех Приказех, изготовя множество денег, завертывают в бумаги по рублю и по полтине и по полуполтине, и вывезши на площади подьячие роздают милостиню нищим и убогим и всякого чину людем, поручно; такъже и по монастырем, старцом и черницам, и в богаделнях, роздают всякому человеку рублев по 5 и по 3 и по 2 и по одному, смотря по человеку; да и во всех городех чернцом, и попом, и нищим, дают погребалные денги и милостиню, против Московского вполы и в третьюю долю. Такъже, на Москве и в городех, всяких воров, для царского преставления, из тюрем свобождают всех без наказания.
  
   Горе тогда людем, будучим при том погребении, потому что погребение бывает в ночи, а народу бывает многое множество, Московских и приезжих из городов и из уездов; а Московских людей натура не богобоязливая, с мужеска полу и женска по улицам грабят платье и убивают до смерти; и сыщетца того дни, как бывает царю погребение, мертвых людей убитых и зарезанных болши ста человек. А как минет по смерти царской 40 дней, называются сорочины, и тогда власти, и царица и царевичи, и бояре, бывают в той же церкве у обедни и отпевают по царе панафиду; и потом на властей, и на бояр, и на попов, в царском дому бывает стол, а в монастырех чернцов кормят ближние люди, и дают милостиню ж против погребения вполы. И изойдется на царское погребение денег, на Москве и в городех, блиско того, что на год придет з государства казны.
  
   А когда царица преставится, и ее погребение и чин бывает против того ж, что и царской; а власти съезжаются не все, потому что живут многие вдали; и денгам росход против царского вполы. А когда преставится царевич, и ему погребение бывает против царицына малым чем с убавкою. А как преставитца царевна, и им в погребении бывает против царского в четвертую долю. А чин тому погребений бывает ровен всем. И погребаются цари и царевичи все у той церкви Михайла Архангела; а царицы и царевны погребаются в Выше ж городе в Вознесенском девиче монастыре, где живут черницы. А как царевич или царевна преставится, и тогда царевны на погребении их не бывают. А ходит царь по царице своей и по царевичах и по царевнах, и царица и царевичи и царевны по царе, и един по другому, как царевичи по царевнам, так и царевны по царевичах, в печалном платье, шесть недель, а болши того не бывает; такъже и бояре и думные и ближние люди, и их жены, и всякого чину служилые люди, ходят в печали по государех своих и по своих сродственных против такого ж все, кроме мелких людей. Да по царех же и по царицах, и по царевичах, и по царевнах, на Москве и в городех, по монастырем, по церквам по вся годы, по суботним дням бывает поминание аже до веку.
  
   ***

0x01 graphic

Богородицкий Тихвинский монастырь в кон. 17 в.

  
  

Поучительные примеры ХVII в.

   0x01 graphic
  
   В.О.Ключевский
   Астраханский воевода, по слухам, уступил калмыкам православных пленников, ими захваченных. Царь решил написать ему "с грозою и с милостию", а если слух оправдается, казнить его смертью или по меньшей ме­ре отсечь руку и сослать в Сибирь. Эта записочка всего нагляднее рисует простоту и прямоту отношений царя к своим советникам, равно и внимательность к своим пра­вительственным обязанностям.
   *
   Однажды, в пору уже натянутых отношений к Никону, царь, возму­щаемый высокомерием патриарха, из-за церковного обряда поссорился с ним в церкви в Великую пятницу и выбра­нил его обычной тогда бранью московских сильных лю­дей, не исключая и самого патриарха, обозвав Никона му­жиком... сыном.
   *
   В другой раз в любимом своем мо­настыре Саввы Сторожевского, который он недавно от­строил, царь праздновал память святого основателя монас­тыря и обновление обители в присутствии патриарха антиохийского Макария. На торжественной заутрене чтец начал чтение из жития святого обычным возгласом: благослови, отче. Царь вскочил с кресла и закричал: "Что ты говоришь, мужик... сын: благослови, отче? Тут патриарх, говори: благослови, владыко!" В продолжение службы царь ходил среди монахов и учил их читать то-то, петь так-то; если они ошибались, с бранью поправлял их, вел себя уставщиком и церковным старостой, зажигал и гасил свечи, снимал с них нагар, во время службы не переставал разговаривать со стоявшим рядом приезжим патриархом, был в храме, как дома, как будто на него никто не смотрел.
   *
   Вспыльчивость царя чаще всего воз­буждалась встречей с нравственным безобразием, особенно с поступками, в которых обнаруживались хвастовство и надменность. Кто на похвальбе ходит, всегда посрамлен бы­вает; таково было житейское наблюдение царя. В 1660 г. князь Хованский был разбит в Литве и потерял почти всю свою двадцатитысячную армию. Царь спрашивал в думе бояр, что делать. Боярин И. Д. Милославский, тесть царя, не бывавший в походах, неожиданно заявил, что если госу­дарь пожалует его, даст ему начальство над войском, то он скоро приведет пленником самого короля польского.
   "Как ты смеешь,-- закричал на него царь,-- ты, страдник, худой человечишка, хвастаться своим искусством в деле ратном! Когда ты ходил с полками, какие победы пока­зал над неприятелем?" Говоря это, царь вскочил, дал ста­рику пощечину, надрал ему бороду и, пинками вытолк­нув его из палаты, с силой захлопнул за ним двери.
   *
   Каз­начей Саввина Сторожевского монастыря отец Никита, выпивши, подрался со стрельцами, стоявшими в мона­стыре, прибил их десятника (офицера) и велел выбросить за монастырский двор стрелецкое оружие и платье. Царь возмутился этим поступком, "до слез ему стало, во мгле ходил", по его собственному признанию. Он не утерпел и написал грозное письмо буйному монаху. Характерен самый адрес послания: "От царя и великого князя Алексея Михайловича всея Русии врагу Божию и богоненавистцу и христопродавцу и разорителю чудотворцева дому и еди-номысленнику сатанину, врагу проклятому, ненадобному шпыню и злому пронырливому злодею казначею Миките".
   *
   Страдая тучностью, царь раз позвал немецкого "дохтура" открыть себе кровь; почувствовав облегчение, он по привычке делиться вся­ким удовольствием с другими предложил и своим вель­можам сделать ту же операцию. Не согласился на это один боярин Стрешнев, родственник царя по матери, ссы­лаясь на свою старость. Царь вспылил и прибил старика, приговаривая: "Твоя кровь дороже что ли моей? или ты считаешь себя лучше всех?" Но скоро царь и не знал, как задобрить обиженного, какие подарки послать ему, чтобы не сердился, забыл обиду.
   *
   Уменье входить в положение других, понимать и принимать к сердцу их горе и радость было одною из лучших черт в характере царя. Надобно читать его утешительные письма к кн. Ник. Одоевскому по случаю смерти его сына и к Ордину-Нащокину по поводу побега его сына за границу -- надобно читать эти задушевные письма, чтобы видеть, на какую высоту деликатности и нравственной чуткости могла поднять даже неустойчивого человека эта способ­ность проникаться чужим горем. В 1652 г. сын кн. Ник. Одоевского, служившего тогда воеводой в Казани, умер от горячки почти на глазах у царя. Царь написал старику отцу, чтобы утешить его, и, между прочим, писал: "И тебе бы, боярину нашему, через меру не скорбеть, а нельзя, чтобы не поскорбеть и не поплакать, и поплакать надобно, только в меру, чтобы Бога не прогневить".
   *
   В 1660 г. сын Ордина-Нащокина, молодой че­ловек, подававший большие надежды, которому инозем­ные учителя вскружили голову рассказами о Западной Европе, бежал за границу. Отец был страшно сконфужен и убит горем, сам уведомил царя о своем несчастии и просил отставки. Царь умел понимать такие положения и написал отцу задушевное письмо, в котором защищал его от него самого. Между прочим он писал: "Просишь ты, чтобы дать тебе отставку; с чего ты взял просить об этом? думаю, что от безмерной печали. И что удивительного в том, что надурил твой сын? от малоумия так поступил. Человек он молодой, захотелось посмотреть на мир Божий и его дела; как птица полетает туда и сюда и, налетавшись, прилетает в свое гнездо, так и сын ваш припомнит свое гнездо и свою духовную привязанность и скоро к вам во­ротится".
  
  
   0x01 graphic
  
   С.М. Соловьев
  
   Прекращалось дело о Лубе; но самозванцы не прекращались. В 1646 году явился такого рода извет: "Царю государю бьет челом и извещает сирота твой государев Мишка Иванов, сын Чулков, на Александра Федорова сына Нащокина, а прозвище на Собаку, что хочет тот Александр крестное целованье порушить, а тебе, праведному государю, изменить, хочет отъехать со всем своим родом в иную землю, а называет себя царским родом, и хочет быть тебе, государю царю, супротивен. Как Федор Иванов, сын Нащокин, у царя Василья Ивановича Шуйского царский посох взял из рук, так теперь Александр Нащокин хвалится тем же своим воровским умышленьем на тебя, праведного царя, и Московским государством, твоею царскою державою смутить".
   *
   В Крыму нашли послы одного вора, в Константинополе двоих: у визиря на дворе объявились два русских человека: один называется сыном царя Василья Ивановича Шуйского, прислан из Молдавии господарем Васильем и говорит, что служил царю Михаилу Федоровичу в подьячих. Визирь его спрашивал, для чего он про себя в Москве не объявил, и вор отвечал, что не объявил, боясь казни, и отъехал служить в Литву; но литовский король пожаловал его не по достоинству, и он отъехал в Молдавскую землю. Визирь спросил, хочет ли он бусурманиться? И вор отвечал: "Если султаново величество пожалует меня по достоинству, то я побусурманюсь".
   *
   ... Виниус, вероятно, заслужил за то, что и на иностранные товары, не исключая английские, наложена была двойная пошлина "для пополненья ратных людей". При этом правительство утешало иностранцев тем, что они воротят свои деньги, возьмут их с русских же людей, возвысив цену своим товарам.
   *
   ... Десятилетний срок не был отменен для отыскивания старых беглецов; обещано отставить урочные годы на будущее время, когда крестьяне и дворы их будут подвергнуты строгой переписи: "Как крестьян и бобылей и дворы их перепишут, и по тем переписным книгам крестьяне и бобыли и их дети и братья и племянники будут крепки и без урочных лет".
   *
   Продажа и сеяние табаку были запрещены в том же 1648 году, а в следующем 1649 году исполнено и давнее желание купцов: издано царское повеление: "Вам, англичанам, со всем своим имением ехать за море, а торговать с московскими торговыми людьми всякими товарами, приезжая из-за моря, у Архангельского города; в Москву же и другие города с товарами и без товаров не ездить. Да и потому вам, англичанам, в Московском государстве быть не довелось, что прежде торговали вы по государевым жалованным грамотам, которые даны вам по прошению государя вашего английского Карлуса короля для братской дружбы и любви; а теперь великому государю нашему ведомо учинилось, что англичане всею землею учинили большое злое дело, государя своего Карлуса короля убили до смерти: за такое злое дело в Московском государстве вам быть не довелось".
   *
   ... Повесили Терешку мясника и Ивашку, прозвищем Солдата, которые признались, что убили Михайлова; у Солдата на пытке вынули из-под пяты камень, и Солдат признался, что учил его в тюрьме ведовству разбойник Бубен, как от пытки оттерпеться, наговаривал на воск, а приговор был: "Небо лубяно и земля лубяна, и как в земле мертвые не слышат ничего, так бы он не слыхал жесточи и пытки".
   Повесили также Ивашку Шамшурницына.
   Справка:
   Сергей Михайлович Соловьёв (5 (17) мая 1820 года, Москва -- 4 (16) октября 1879 года, там же) -- русский историк; профессор Московского университета
  
  
  

0x01 graphic

Андрей Первозванный.

Икона 15 в.

ВОЕННО-ИСТОРИЧЕСКИЙ СЛОВАРЬ-СПРАВОЧНИК

  
   КРАСНОВ Петр Николаевич (1869 - 1947) - генерал-лейтенант, окончил Павловское военное училище и Офицерскую кавалерийскую школу, участник 1-й Мировой войны и корниловского мятежа 1917 После октябрьского переворота был назначен Керенским командующим войсками для освобождения Петрограда от большевиков, но под Пупковым был разбит и взят в плен, но вскоре отпущен, бежал на Дон, еще в 1918 был избран атаманом Войска Донского, создал белоказачью армию. Служил у Деникина, но не поладил с ним и подал в отставку. В 1919 эмигрировал в Германию. В годы 2-й Мировой войны сотрудничал с гитлеровцами. По приговору Верховного суда повешен. Талантливый писатель. Автор сотен газетно-журнальных публикаций и около сорока романов и повестей, известных всему русскому зарубежью, переведенному почти на все европейские языки. Тонкий знаток человеческого характера и армейской психологии.
  
   КРАСНОРЕЧИЕ, живая публичная речь, получившая художественную обработку и имеющая целью побудить слушателей на активные действия и поступки. От героев Гомера до витязей последней брани народов, все полководцы воспламеняли своих сподвижников убеждениями, основанными на их нравственных склонностях. Голос военного красноречия всегда потрясал те струны сердца, которые самою природою были, так сказать, напряжены для ударения. Военачальник более действует, нежели говорит; речь его есть, так сказать, только дополнение действия. На каким образом быстрота и сила составляют существенные качества военного действия, так и слог всех речей военных должен отличаться сими совершенствами. Второе качество военного слога, проистекающее от быстроты мыслей, есть краткость. Пламенное воображение в своем стремлении касается обыкновенно только главных предметов, опуская маловажные обстоятельства, которые подразумевать можно. Цезарь, донося Римскому Сенату о победе над Фарнаком, употребил только три слова:"Я пришел, увидел, победил" (veni, vidi, vici). Третье качество военного слога есть живость. Военачальник, увлекаемый сильным желанием, передать свои мысли и чувствования подчиненным, пламенеет нетерпением убедить и склонить их на свое мнение. Он вопрошает их и, не дожидая ответа, спешит сам отвечать вместо их. Знаменитый Камилл, увидев римлян, устрашенных многочисленностью Атлантов, так укоряет их: -Сподвижники! Где ваша бодрость и тот жар мужества, который я всегда видел на лицах ваших? Ужели вы забыли, кто я, кто вы и кто враги ваши? Не вы ли, предводительствуемые мною. покорили Веги, победили галлов, освободили Рим? Или я уже не Камилл? Нападите только на врагов и они побегут пред вами." Ободренные сей речью римляне устремились на атлантов и победили их. Оно [красноречие] было одною из главных причин неимоверных побед их над многочисленными врагами. Александр Великий волшебною силою красноречия убедил македонян пройти пустыни Азии, перенести многочисленные нужды, презреть все ужасы войны в странах диких, отдаленных, терпеть равнодушно и голод и жажду. Цезарь покорил своей власти Галлию, Британию и, наконец, весь свет не столько искусством военным, сколько даром слова. Но примеры действия красноречия столь многочисленны, что не возможно исчислить самой малейшей части оных. (Я. Толмачев). Красноречие есть искусство о всякой данной материи красно говорить, и тем преклонять других к своему, об оной мнению. (М. Ломоносов).
  
   КРЕПОСТНЫЕ ЗАПАСЫ. Фридрих Великий содержал в крепостях в мирное время два десятка миллионов пудов зерна, что обеспечивало хлебом и овсом его двухсоттысячную армию на три года, а хранил запас серебра в размере трехлетней потребности войск в жалованьи; он мог себя считать экономически подготовленным к войне.
  
   КРЕПОСТЬ - какое-либо место, укрепленное искусством, природою, или совокупно тем и другим. Древние крепости нередко выдерживали очень долгое время нападения многочисленных войск, так, например, израильтяне не могли овладеть крепостью Иерусалимом до самого времени царствования Давида. Последняя осада Самарии продолжалась три года. Город в древние времена по необходимости должен был делаться крепостью. Укрепления в древние времена были очень просты; они состояли из одной или нескольких стен с бойницами и башнями по средине. Каменные стены строились настолько твердо и были так широки, что вдоль оных могли проезжать колесницы, и так иногда высоки, что на них в некоторых случаях было очень трудно взобраться даже по штурмовым лестницам. Таковы, например, были стены Вавилона. Изображения различных видов древних укреплений доселе еще можно видеть на Ассирийских памятниках. Древние крепости вообще имели более грозный и внушительный вид, чем в настоящее время, когда для избежания разрушительных действий, производимых боевыми орудиями, при постройке крепостей необходимо требуется как можно менее каменной кладки. Нередко кругом крепостей тянулись рвы или канавы с водою. Ворота в крепостях укреплялись особенно сильно и охранялись особенно заботливо. Кроме наружных стен внутри некоторых крепостей находилось еще понескольку башен, в которые спасались осажденные, как в последнее свое убежище.
  
   КРЕСТОВЫЕ ПОХОДЫ. Так назывались в средние века экспедиции против мусульман, организованные папами. Эпохой крестовых походов принято считать период времени с 1096 по 1270 г. В течение этого периода было организовано и частью выполнено 8 больших и несколько малых походов. Что им предшествовало? Монархия, созданная в 1Х ст. Карлом Великим, распалась вскоре после его смерти и в течение 3 веков не переставая дробиться на множество, почти независимых, феодальных владений. Феодалы, не сдерживаемые сильной властью, наполняли Европу смятением нескончаемыми междоусобицами, делавших мирное существование невозможным. К междоусобицам присоединились раздоры пап с императорами и опустошения от внешних врагов (норманнов). Все это делало жизнь каждого человека необеспеченною и заставляло людей искать выхода из невыносимого положения в религиозных стремлениях. Роль папы. Но среди царившего всюду хаоса трудно было найти какую-нибудь объединяющую власть для выполнения такого предприятия. Она нашлась в лице высшего духовного авторитета - папы. Крестоносные армии представляли, в сущности, скопление отдельных отрядов или банд, шедших по одной и той же дороге. Крестоносцы не подчинялись никакой дисциплине, свободно переходили из отряда в отряд и даже совсем покидали экспедицию и возвращались домой, когда считали свой обет выполненным. 8 крестовых походов: 1-й крестовый поход (1095-99 гг.); Второй крестовый поход (1147-49 гг..; Третий крестовый поход (1189-92 гг.); Четвертый крестовый поход (202-04 гг.); Пятый крестовый поход (1217-21 гг.);Шестой крестовый поход (1227-29 гг.); Седьмой крестовый поход (1248-50 гг.); Восьмой крестовый поход (1268-70 гг.). Последствия крестовых походов. Но крестовые походы, не достигнув своей прямой цели, имели весьма большое значение для жизни западноевропейских государств. До начала крестовых походов Западная Европа жила замкнутой жизнью, находясь в полном неведении относительно того, что за ее пределами. Хотя торговые сношения с Востоком и существовали, но в них принимали участие лишь итальянские порта в весьма небольших размерах. Как высший класс общества, так и буржуазия пребывали в полном невежестве и вели замкнутую жизнь. Крестовые походы всколыхнули общественную жизнь. Трудно дать точные указания относительно того, чем именно обязана Европа крестовым походам. Несомненно, однако, что главным благодетельным последствием их было сильное развитие торговли. Европейские купцы уже не боялись пускаться в дальний путь и завязывать личные отношения с представителями восточных рынков.
  
   КРЕСТЬЯНСКАЯ ВОЙНА ПОД ПРЕДВОДИТЕЛЬСТВОМ Е. И. ПУГАЧЁВА; 1773--75 в России, против феодально-крепостнич. гнёта. Вызвана обострением клас. противоречий в период разложения феод.-крепостнич. и формирования капи-талистич. отношений. Осн. движущая сила -- крестьянство, поддержанное яиц-ким казачеством, работными людьми уральских заводов и народами Поволжья, особенно башкирами. Руководитель -- Е. И. Пугачёв, принявший имя имп. Пет­ра III. К. в. охватила Оренбургский край, Урал, Приуралье, Зап. Сибирь, Ср. и Ниж. Поволжье и вовлекла в борьбу до 100 тыс. активных повстанцев. В сент. 1773 повстанцы захватили Илецкий го­родок, Татищеве и др. В окт. 1773 Пуга­чёв с отрядом в 2500 ч. осадил Оренбург. В нояб.-- дек. повстанч. отряды насчиты­вали 25 тыс. ч. и 86 ор. В февр. 1774 вос­ставшие овладели Челябинской крепостью и др. нас. пунктами Урала и Поволжья. Слияние К. в. с нац. движением представ­ляло особую опасность для самодержа­вия. Пр-во Екатерины П послало против Пугачёва войска (6,5 тыс. ч., 30 ор.). Пу­гачёв, потерпев поражения под Татище-вом и Уфой, снял осаду Оренбурга, его отряды оставили Челябинский городок и др. города и ушли в р-н уральских заводов, где восстание вспыхнуло с новой силой. В июле 1774 повстанцы в бою за Казань потерпели поражение, но на правом бере­гу Волги, куда отошли повстанч. отряды, развернулось широкое крестьянское дви­жение. Этому способствовали манифесты Пугачёва, призывавшие к передаче земли крестьянам, ликвидации крепостного пра­ва, уничтожению дворян и царских чи­новников. Однако разобщённость кре­стьянских выступлений, отсутствие чёткой программы борьбы, предательство казац­кой верхушки, а также превосходство в силах, посланных в авг. 1794 правительством про­тив Пугачёва (до 20 полков, казачьи части и дворянское ополчение), предопре­делили поражение восстания. Войска Пугачёва были разбиты юж. Цари­цына, а сам он бежал в Заволжье, где был выдан казацкой старшиной правительству и казнён в Москве 10.1.1775. Его сподвижники и участники К. в. были подвергнуты казням и репрессиям. В К. в. нар. массы проявили искл. отвагу и му­жество, выдвинули ряд талантливых ор­ганизаторов и военачальников [И. Н. Бе-лобородов, Хлопуша, И. Н. Чика (Зару­бин), Салават Юлаев, А. А. Овчинников, М. Г. Шигаев и др. К. в. объективно сыграла прогрес. роль в обществ, разви­тии России, оказала большие влияние на клас. борьбу русского крестьянства в 18--19 вв.
  
   КРЕСТЬЯНСКАЯ ВОЙНА ПОД ПРЕД­ВОДИТЕЛЬСТВОМ, С. Т. РАЗИНА 1667-71 в России, антифеод, война уг­нетённых классов и сословий города и деревни. Движущие силы -- крепостные крестьяне, казаки, посадские люди, на­родности Поволжья. Причины воины -- резкое усиление феод. гнёта и клас. про­тиворечий, рост прямых гос. налогов и повинностей, ухудшение материального положения масс в ходе рус.-польск. и рус.-швед. войн. К. в. началась волжско-каспийским походом отряда С. Т. Разина 1667--69. К февр. 1671 восстание распро­странилось на огромную тер. Ср. Повол­жья, Заволжья, Тамбовщины, Слобод­ской Украины. Крестьянские волнения охватили мн. уезды Центра, Урала, Зап; Сибири. Повстанцы провели мн. кр. бо­ёв с царскими войсками, в ходе к-рых на­ряду с победами терпели поражения. Это породило колебания среди части казаче­ства и измену казацкой старшины. В апр. 1671 Разин был выдан зажиточ. казаками царскому правительствуи казнён 6.6.1671 в Моск­ве. Но воен. действия ещё продолжались. Повстанцы безуспешно штурмовали Сим­бирск, а затем мужественно оборонялись в Астрахани, к-рая была сдана лишь 27. 11.1671. Характерными чертами тактики повстанцев были: тщательная материаль­ная подготовка, скоротечность боёв, бы­стрый переход от наступ. к оборонит, дей­ствиям, обманные такт. приёмы. Большое значение придавалось агитации среди на­селения. Гл. причины поражения К. в.-- стихийность выступлений крестьян, ло­кальность и раздробленность их действий, отсутствие централиз. управления и стра-тег. ошибки руководства.
  
   КРЕСТЬЯНСКОЕ ВОССТАНИЕ ПОД ПРЕДВОДИТЕЛЬСТВОМ И. И. БО­ЛОТНИКОВА 1606-07, высший этап Крестьянской воины начала 17 в. в Рос­сии. Осн. силу К. в. составляли крестьяне, холопы, казаки, средние и низшие слои горожан, отряды (на первом этапе) про­винциального дворянства. Полит, про­граммой К. в. было свержение пр-ва В. И. Шуйского и установление на троне "законного" царя, который, якобы освободит угнетённых от власти царя В. И. Шуй­ского и бояр. В ходе восстания повстанч. армия (к дек. 1606 30--50 тыс. ч.) захвати­ла Путивль, ставший осн. тыловой базой, заняла гг. Елец и Кромы. С 28.10 по 2.12. 1606 осаждала Москву, затем, потерпев поражение от царских войск, укрепилась в Калуге и Туле. В нач. 1607 к повстанцам примкнули силы "царевича Петра" (ок. 30 тыс. ч.). К весне царские войска были отброшены за Оку. Однако план Болот­никова -- поход на Москву -- потерпел неудачу. Собрав силы (ок. 160 тыс. ч.), Шуйский в июне блокировал армию Бо­лотникова (20 тыс. ч.) в Туле. Началась 4-мес. героич. защита Тулы. В окт. 1607, используя превосходство в силах, пре­дательство нек-рых руководителей вос­стания, царь добился сдачи Тулы и выда­чи Болотникова и его соратников. К. в. бы­ло подавлено. Причины поражения вос­стания: недостаточная организованность отрядов повстанцев, стихийность их вы­ступлений, а также воен. превосходство царских войск. Воен. иск-во повстанцев характерно стремлением добиться победы в решающем сражении, сочетать действия полевых отрядов с действиями гарнизонов крепостей.

0x01 graphic

Тарпейская скала.

Выражение "От Капитолия до Тарпейской скалы" озназает:

"От возвышения до падения один шаг".

  

ВЕЛИКИЕ МЫСЛИ

  -- Мы многому верим без доказательств, и это естественно.
  -- Искусство нравиться -- это искусство обманывать.
  -- Все люди рождаются искренними, а умирают лжецами.
  -- Лжецы угодливы и кичливы.
  -- Нельзя быть справедливым, не будучи человечным.
  -- Милосердие предпочтительнее справедливости.
  -- Несправедливость всегда оскорбляет наши чувства -- разве что она приносит нам прямую выгоду.
  -- Праздность более утомляет, чем труд.
  -- Сознание плодотворности труда есть одно из самых лучших удовольствий.
  -- Ленивые всегда собираются что-то сделать.
  -- Самые полезные советы те, которые легче всего использовать.
  -- Когда нововведение слишком трудно установить, это служит доказательством, что в нем нет необходимости.
  -- Мало кому удавалось совершить великое деяние по чужой подсказке.
  -- У нас нет ни сил, ни случая сотворить все добро и зло, которое мы собирались сотворить.
  

Люк де Клапъе ВОВЕНАРГ (1715 -- 1747) французский писатель.

0x01 graphic

Белозерск.

Вид улиц от Успенского собора. 16 в.

РУССКАЯ ФРАЗЕОЛОГИЯ

  
   Упаси Бог.
   Выражение предостережения, предупреждения о нежелательности, недопус­тимости чего-либо.
  
   Уступать (уступить) дорогу кому.
   Окружая вниманием, предоставить кому-либо возможность продвинуться в чем-либо прежде себя.
  
   Утереть нос кому.
   Доказать кому-либо свое превосходство, преимущество в чем-ли­бо
  
   Ухватиться (схватиться) обеими руками за что.
   Охотно, с готовностью воспользоваться чем-либо.
  
   Ухо (уши) режет.
   Неприятно раздражает слух.
  
   Уши вянут у к о г о.
   Очень неприятно, противно слушать что-либо глупое, неприличное и т. п.
  
   Ушки на макушке у кого.
   Кто-либо очень внима­тельно, напряженно вслушивается.
  
   Хватать (схватить) за горло кого.
   Грубо принуждать к чему-либо, притеснять.
  
   Хватать звезды с неба.
   Отличаться необыкновенными способностями.
  
   Хвататься (схватиться) за соломинку.
   Ища спасения, прибегать к такому средству, которое явно не может помочь.
  
   Хватить (перехватить) через край.
   Потеряв чувство меры, сделать или сказать что-либо лишнее, неуместное.
  
   Хлеб насущный.
   То, что крайне необходимо для жизни, для существования.
  
   Хлеб-соль.
   Угощение. Ср.: хлебосол, хле­босольство.
  
   Хлебнуть через край <ч е г о>.
   Испытать много неприятностей, трудностей и т. п.
  
   Хлебом не корми кого (только в повел, форме).
   Ничего другого не надо, кроме того, о чем говорится.
  
   Хлопать (хлопнуть) дверью.
   Выразить резкий протест, не добившись своего, желаемого.
  
   Ход конем.
   Решительное действие, средство, рас­считанное на успех в чем-либо.
  
   Ходить вокруг да около.
   Уклоняться от существа дела, вопроса, говорить намеками.
  
   Ходячая энциклопедия <у кого, ч е г о>.
   Человек, у которого можно справиться по любому вопросу.
  
  
  
  

  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  

 Ваша оценка:

По всем вопросам, связанным с использованием представленных на ArtOfWar материалов, обращайтесь напрямую к авторам произведений или к редактору сайта по email artofwar.ru@mail.ru
(с) ArtOfWar, 1998-2012