ArtOfWar. Творчество ветеранов последних войн. Сайт имени Владимира Григорьева

Каменев Анатолий Иванович
"Правда и милость да царствует в судах ея"...

[Регистрация] [Найти] [Обсуждения] [Новинки] [English] [Помощь] [Построения] [Окопка.ru]
 Ваша оценка:


   Каменев Анатолий Иванович
   "Наука побеждать"
   Обновлялось: 6/02/2011 г.
   Статистика:
   По количеству посетителей -  803 613
   Объем -36536k/639
   Иллюстрации - 2317
   В этом великом наследии есть и моя история...
  

"Правда и милость да царствует в судах ея"...

0x01 graphic

АЛЕКСАНДР II

С.Ф. Платонов

  
   Родившийся в 1818 г. сын великого князя Николая Павловича Александр с самых первых дней своей жизни всеми почитался как будущий монарх, ибо он был старшим в своем поколении великим князем.
  
   "Это маленькое существо призвано стать императором" - так выразилась о нем его мать, соображая, что ни у императора Александра I, ни у цесаревича Константина нет сыновей.
  
   Поэтому и поэт В. А. Жуковский приветствовал "милого пришельца в Божий свет" как "прекрасное России упование" и на "высокой чреде" царства желал ему внутренних добродетелей и внешней славы.
  
   Будущего монарха, естественно, старались приготовить наилучшим образом к высокому жребию, его ожидавшему.
  
   Воспитание императора Александра II было поставлено прекрасно.
  
   С малых лет воспитателем его был гуманный и умный человек капитан Мердер.
   Лет девяти Александр начал учиться под главным руководством своего "наставника" В. А. Жуковского. Жуковский предварительно составил глубоко обдуманный план учения цесаревича, утвержденный Николаем.
  
   По этому плану целью всего учения было - сделать будущего государя человеком просвещенным и всесторонне образованным, сохранив его от преждевременных увлечений мелочами военного дела.
  
   Жуковскому удалось осуществить свою программу учения; но уберечь цесаревича от влияния тогдашней военной "муштры" он не мог. Верный традициям своего отца и старших братьев, император Николай внушал Мердеру, что Александр "должен быть военный в душе, без чего он будет потерян в нашем веке".
  
   На Александра поэтому легла печать того века с его наклонностью к плац-параду, дисциплине и военной торжественности.
  
   Но вместе с тем цесаревич много учился и имел хороших учителей.
   Между прочим, сам знаменитый М. М. Сперанский вел с ним "беседы о законах", послужившие, по-видимому, поводом к составлению его "Руководства к познанию законов".
  
   Домашние кабинетные занятия Александра Николаевича дополнялись образовательными поездками.
  
   Из них особенно памятно большое путешествие по России и Западной Сибири в 1837 г.
  
   Двадцати трех лет цесаревич вступил в брак с Марией Александровной, принцессой Гессен-Дармштадтской, с которой он познакомился во время большого заграничного путешествия.
  

0x01 graphic

Николай I и его сподвижники (1854)

  
   С этого времени началась служебная деятельность Александра Николаевича. Император Николай систематически знакомил сына с разными отраслями государственного управления и даже поручал ему общее руководство делами на время своих отъездов из столицы. В течение десяти лет наследник престола был ближайшим помощником своего отца и свидетелем всей его правительственной работы.
  
   По всей видимости, Александр Николаевич находился под сильнейшим влиянием отца.
  
   Отличаясь от отца характером, он уступал ему волей.
  
   Суровый и непреклонный ум Николая порабощал мягкую и доступную влияниям натуру его сына, и Александр, любя отца и восторгаясь им, усвоил его взгляды и готов был идти ему вослед.
   Со всей стороны, Николай очень любил Александра, верил ему и поручал ему серьезные дела. В практической школе отца блекли и выцветали те заветы романтической гуманности, которые вкладывал в душу своего воспитанника кроткий Жуковский.
  
   Но врожденное добродушие и мягкость натуры, в свою очередь, не допустили Александра воспитать в себе ту каменную крепость духа, какой обладал его отец. Вот почему личность Александра II не отличается определенностью черт и в разные моменты его жизни и деятельности производит неодинаковое впечатление.
  
   Первые годы царствования императора Александра II были посвящены ликвидации Восточной войны и тяжелых порядков николаевского времени.
   В отношении внешней политики новый государь явил себя последователем "начал Священного Союза", руководивших политикой императоров Александра I и Николая I. В этом смысле он высказался на первом приеме дипломатического корпуса и показал дипломатам, что готов продолжать войну, если не достигнет почетного мира.
  
   Таким образом, Европа была вправе считать Александра прямым продолжателем политики его отца и поборником отживших свое время принципов Венского конгресса. В такой же мере, по первым речам Александра, и русские люди могли судить о желании молодого государя следовать отцу в делах внутреннего управления. Однако же практика нового правительства показала существенные отличия его приемов от предшествующего режима.
  
   Повеяло мягкостью и терпимостью, характеристичными для темперамента нового монарха.
  
   Сняты были мелочные стеснения с печати; университеты вздохнули свободнее; общество стало "бодрее духом"; говорили, что "государь хочет правды, просвещения, честности и свободного голоса".
   Это было справедливо, потому что Александр, наученный горьким опытом правительственного неустройства и бессилия в тяжелое время Крымской войны, деятельно требовал правды и "откровенного изложения всех недостатков".
  
   Но от него не исходило пока никаких определенных правительственных программ или обещания реформ. Можно думать, что на первых порах программы и не было, ибо трудности военного времени не давали Александру возможности оглядеться и сосредоточиться на внутренних делах.
  
   Только по окончании войны нашел Александр уместным поместить в манифесте 19 марта 1856 г. о заключении мира знаменательную фразу касательно России:
  
   "Да утверждается и совершенствуется ея внутреннее благоустройство; правда и милость да царствует в судах ея; да развивается повсюду и с новой силой стремление к просвещению и всякой полезной деятельности..."
  
   В этих словах заключалось как бы обещание внутреннего обновления, необходимость которого чувствовалась одинаково как правительством, так и обществом.
  
   Одновременно с этим манифестом, в том же марте 1856 г., государь, принимая представителей московского дворянства в Москве, сказал им краткую, но очень важную речь о крепостном праве.
   Он объяснил, что не имеет намерения "сейчас" уничтожить крепостное право, но признал, что "существующий порядок владения душами не может оставаться неизменным". По выражению государя, "лучше начать уничтожать крепостное право сверху, нежели дождаться того времени, когда оно начнет само собой уничтожаться снизу".
   Посему Александр и приглашал дворян "обдумать, как бы привести все это в исполнение".
  
   После мартовских заявлений уже не могло быть сомнения, что император готов вступить на путь преобразований.
   Неясна была только их программа; неизвестны оставались те начала, на которых предполагалось упразднение крепостного порядка.
  
   Несмотря на такую неопределенность, подъем общественного настроения был необычен, и коронация государя (август 1856 г.) обратилась в светлый праздник нашей общественности. "Просвещенная благость" государя, сменившего недавнюю суровость власти "незабвенными словами: отменить, простить, возвратить", вызывала восторги. Решимость государя на реформы - на "подвиги, более согласные с требованиями века", чем "гром оружия", - возбуждала самые светлые надежды.
  
   В русском обществе началась неудержимая работа мысли, направленная на такое или иное разрешение коренного вопроса того времени - об отмене крепостного права.
  
   Теперь уже нельзя сомневаться в том, что данный вопрос об отмене крепостного права к середине XIX в. достаточно назрел в общественном сознании и владение душами было осуждено как в силу отвлеченно-моральных мотивов, так и по соображениям практического порядка.
  
   Не раз говорилось выше, что еще со времен императрицы Екатерины II владение душами составляло тяжелую моральную проблему для чутких людей из русской интеллигенции, и крестьянское освобождение обратилось для них в нравственный постулат.
  
   От царского дворца, где Екатерина II, Александр I и Николай I не забывали трудной задачи улучшения участи крестьян, до подцензурной публицистики, где от Радищева и до Белинского господствовало отрицание крепостного права, - вся Россия, можно сказать, уразумела нравственную и политическую необходимость выйти из условий крепостного порядка и уничтожить злоупотребления крепостным правом, обращавшие это право в открытое рабство.
  
   Самые разномыслящие круги интеллигенции сходились в своем отношении к крепостному порядку, и Чернышевский с большой выразительностью указывал на это в печати, говоря, что между самыми различными направлениями русской общественной мысли "согласие в сущности стремлений так сильно, что спор возможен только об отвлеченных и потому только туманных вопросах; как только речь переносится на твердую почву действительности... тут нет разъединения между образованными русскими людьми: все хотят одного и того же". "Можно и должно у нас, - заключал он, - не разрывать рук, соединенных в дружеское пожатие согласием относительно вопросов, существенно важных в настоящее время для нашей родины".
  
  
  
  

0x01 graphic

  
  
  
   Если теоретическая мысль и моральное чувство объединяли русских людей в одинаковом положении крестьянской реформы и отмены крепостного строя, то, с другой стороны, практические, житейские условия указывали на естественное вырождение старого крепостного порядка.
  
   Под влиянием государственного роста, завоеваний XVIII в. и успехов внешней торговли Россия первой половины XIX в. "разрывала с натуральным строем прежнего времени, в котором обмен и обрабатывающая промышленность играли незначительную роль, и быстро переходила к расширению обмена и к увеличению фабрично-заводского производства" (слова проф. Довнар-Запольского).
  
   В этой экономической эволюции землевладельческое дворянство приняло свое участие.
   Оно увеличило запашки в целях хлебного экспорта и испытывало разные виды фабричного производства. Вся тяжесть усиленного землепашества и новых форм труда пала на крепостное крестьянство и истощала его физические силы. Прирост крепостного населения в северной половине государства стал падать, а с 1835 г. вместо прироста уже наблюдалась убыль, объясняемая не только перемещением населения на юг, но также и истощением его на непосильной работе.
  
   Вместе с тем становилось явным обеднение и оскудение крепостного крестьянства, и росло в его среде острое недовольство своим положением. Таким образом, рост торгово-промышленного оборота в стране ухудшил и обострил крепостные отношения и возбуждал в помещиках опасения за будущее. В то же время попытки усовершенствования и усложнения помещичьего хозяйства не содействовали увеличению материального благополучия самих помещиков.
  
   Водворение новых форм хозяйства далеко не всегда удавалось; помещичьи фабрики обычно не выдерживали конкуренции с купеческими, более богатыми и технически совершенными. Подневольный барщинный труд оказывался непригодным для улучшенных способов производства: один из ученых хозяев того времени (Вилькинс) справедливо заметил, что барщиной обычно называлось "то, что медленно, нерадиво, без всякой охоты делается".
  
   Поэтому среди крепостных владельцев к середине XIX в. выросло разочарование в успехе их земельного и фабричного хозяйства и сознание того, что они попали в кризис.
  
   Недовольны положением дел были даже те помещики, которые в черноземной полосе вели барщинным трудом примитивное полевое хозяйство. Плотное крепостное население черноземного района, не уходившее в отхожие промыслы и не имевшее кустарных, умножилось настолько, что не все могло быть использовано на пашне; некуда было девать рабочие руки и надо было даром кормить лишние рты.
  
   Это естественно порождало мысль о необходимости коренных хозяйственных перемен и даже о преимуществах наемного труда. Затрудненность хозяйственной обстановки помещиков усложнялась их долгами. По разным причинам к середине XIX столетия более половины помещичьих имений оказались заложенными в правительственной "сохранной казне"; по некоторым подсчетам, "в среднем, задолженность помещиков составляла более 69 рублей с души крепостных", что составляло более 2/3 их средней стоимости.
  
   Столь огромная задолженность была вызвана как тяжестями военного времени начала XIX в., так и хозяйственными неудачами и неумением жить сообразно со своими доходами. Сознание хозяйственного кризиса угнетало помещиков; настроение недовольной крепостной массы их пугало; недостаток денежных средств приводил к мысли о несовершенствах и устарелости крепостного порядка. Даже и те помещики, которые не были захвачены высокой освободительной идеей, думали, что близок конец старого порядка, и не сомневались в том, что нужна его реформа; они только боялись, что реформа окончательно их разорит.
  
   ***
   Судебные уставы 1864 г. пользуются прекрасной славой как по высоким гуманным началам, положенным в их основу, так и по достоинству своего исполнения. Они дали государству хорошие суды, заслужившие любовь и доверие населения, и положили начало воспитанию нашего общества в чувствах законности. Одновременно с введением новых судебных установлений была значительно смягчена и система наказаний, существовавшая в России; именно были отменены разные виды телесных наказаний (розги, плети, шпицрутены или палки, наложение клейм на преступников и т. п.).
  
   В связи с общим обновлением русской общественной жизни стояла реформа воинской повинности.
   В 1874 г. дан был Устав о всеобщей воинской повинности, совершенно изменявший порядок пополнения войск. При Петре Великом все сословия привлекались к военной службе: дворянство поголовно, податные сословия - поставкой рекрут.
   Когда законами XVIII в. дворянство постепенно было освобождено от обязательной службы, рекрутчина оказалась уделом низших классов общества, и притом беднейших, так как богатые могли откупаться от солдатства, нанимая за себя рекрута. В такой форме рекрутская повинность стала тяжелым и ненавистным бременем для населения. Она разоряла бедные семьи, лишая их кормильцев, которые, можно сказать, навсегда уходили от своих хозяйств.
  
   Срок службы (25 лет) был таков, что человек, попав в солдаты, на всю жизнь отрывался от своей среды. По новому закону к отбыванию воинской повинности призываются ежегодно все молодые люди, достигшие в данном году 21 года.
  
   Правительство определяет каждый год потребное для войск общее число новобранцев и по жребию берет из всех призывных только это число; остальные зачисляются в ополчение. Взятые в службу числятся в ней 15 лет; 6 лет в строю и 9 в запасе.
  
   Новая система комплектования войск, по самой идее своей, должна была привести к глубоким переменам в военных порядках. Вместо суровой солдатской муштровки, основанной на взысканиях и наказаниях, вводилось разумное и гуманное воспитание солдата, несущего на себе не простую сословную повинность, как было раньше, а священный гражданский долг защиты отечества. Кроме военной выучки солдат учили грамоте и старались развить в них сознательное отношение к своему долгу и понимание своего солдатского дела. Долговременное управление военным министерством графа Д. А. Милютина было ознаменовано рядом просветительных мероприятий, имевших целью насадить военное образование в России, поднять дух армии, улучшить военное хозяйство.
  
   Всеобщая воинская повинность отвечала двум потребностям времени.
   Во-первых, невозможно было оставить старый порядок пополнения войска при тех общественных реформах, которые вели к уравнению всех классов общества пред законом и государством; во-вторых, надобно было поставить русское военное устройство в уровень с западноевропейским.
  
   В государствах Запада, по примеру Пруссии, действовала всеобщая воинская повинность, превращавшая население в "вооруженный народ" и сообщавшая военному делу значение общенародного. Армии старого типа не могли равняться с новыми ни по силе национального воодушевления, ни по степени умственного развития и технической подготовки. России нельзя было отставать от соседей в этом отношении.
  
   ***

0x01 graphic

А. И. Герцен.

Литография Л. Ноэля. 1847 г.

Париж.

  
   Образование.
   В начале своего царствования император Александр II отменил те стеснительные меры, которые были приняты в отношении учебных заведений в последние годы императора Николая I.
  
   Преподавание в университетах получило больше свободы; комплекты студентов были уничтожены; мало того, был открыт доступ в университеты вольнослушателям. В университетских аудиториях появилась посторонняя публика, мужская и женская. В университетскую жизнь было внесено такое же оживление, какое царило тогда во всем обществе.
  
   Новизна и сложность возникшего положения скоро привели студенчество к волнениям и беспорядкам (1861). В связи с ними последовали некоторые ограничения университетской свободы.
  
   В 1863 г. дан был общий устав университетов, по которому профессорская корпорация получила самоуправление. Совет профессоров в каждом университете избирал всех университетских должностных лиц и заведовал хозяйством университета; попечителю учебного округа принадлежало только наблюдение за законностью действий совета. Но учащиеся в университете студенты рассматривались как отдельные посетители, не имеющие права на корпоративное устройство; посторонние же лица и вовсе не допускались к посещению лекций. Такое положение учащихся давало им частые поводы к неудовольствию и "студенческим беспорядкам", составлявшим одно из частых и печальных явлений той эпохи.
  
   Под влиянием общественного брожения и студенческих беспорядков задумана была министром народного просвещения графом Д. А. Толстым реформа средней школы.
   В начале царствования императора Александра II (при министре А. В. Головине) доступ в гимназии был открыт для детей "всех состояний без различия звания и вероисповедания". Самые гимназии были двоякого типа: классические (с древними языками) и реальные (без древних языков, с преобладанием естествознания).
  
   Граф Толстой (поддерживаемый М. Н. Катковым) находил, что реальное образование есть "одна из важных причин так сильно охватившего наше учащееся юношество материализма, нигилизма и самого пагубного самомнения". Единственным средством борьбы с этим злом министр считал установление строго классической системы образования в гимназиях. В 1871 г. он составил новый устав гимназий, одобренный государем.
  
   Классическая гимназия сделана была единственным типом общеобразовательной и всесословной средней школы, питомцы которой одни имели право поступления в университеты. Реальные гимназии были заменены "реальными училищами"; цель их была в том, чтобы доставлять учащемуся юношеству всех состояний общее образование, приспособленное к практическим потребностям и к приобретению технических познаний. Реформой гр. Толстого было создано полное преобладание классической школы в государстве. К сожалению, школьному классицизму придан был внешний формальный характер: дело ограничивалось грамматическим изучением древних языков при очень большом числе учебных часов на этот предмет. За отсутствием достаточного числа русских преподавателей латыни и греческого языка пришлось выписывать специалистов из-за границы (преимущественно чехов); их преподавание не могло нравиться по незнанию ими русского языка и русской школы. Реформа графа Толстого вообще не вошла в нравы нашего общества и возбудила против себя прямую ненависть, хотя в основе своей имела правильную мысль о высоком воспитательном значении классицизма.
  
   Одновременно с реформой мужской средней школы шли мероприятия в области женского образования. До времени императора Александра II для девиц существовали только институты и частные пансионы; в них получали образование почти исключительно дворянки. С конца 50-х годов начинают возникать женские гимназии для приходящих учениц всех сословий. Сначала эти гимназии основывались в ведомстве учреждений императрицы Марии (по почину Н. А. Вышнеградского), а затем и в ведомстве Министерства народного просвещения.
  
   Параллельно с ними в духовном ведомстве, для дочерей лиц духовного звания, стали открываться женские епархиальные училища с соответствующим курсом. Таким образом, в царствование императора Александра дело женского образования было поставлено широко.
  
   Естественно рождалась мысль о возможности и высшего образования для женщин. Первую попытку в этом направлении сделал начальник петербургских женских гимназий Н. А. Вышнеградский; по его мысли, при женских гимназиях были основаны "педагогические женские курсы" для приготовления преподавательниц (1863).
  
   Затем кружком передовых женщин, при содействии профессора К. Н. Бестужева-Рюмина (1878), были открыты "Высшие женские курсы" ("Бестужевские") в Петербурге. Наконец, в Петербурге же существовали некоторое время (с 1872 г.) медицинские женские курсы для женщин-врачей. По примеру Петербурга и в других университетских городах стали возникать по частному почину высшие женские курсы. Таким образом вопрос о высшем образовании женщин получил успешное разрешение, несмотря на то, что правительство с большой осторожностью относилось к делу разрешения женских курсов.
  
   В отношении низшего, начального или народного образования в царствование императора Александра II достигнуты были большие результаты. Создан был, кроме старого типа начальных народных училищ - церковноприходских школ, новый тип светской начальной школы, перешедшей на попечение земств.
  
   К концу царствования Александра II народные школы считались уже десятками тысяч и составляли одну из самых важных забот земства. Для приготовления учителей в начальные школы как Министерство народного просвещения, так и земства устраивали "учительские семинарии". Несмотря, однако, на ряд усилий поднять народную грамотность, в эпоху реформ она стояла еще на низком уровне.
  
   ***
   Первые последствия реформ.
  
   Таков был круг великих преобразований императора Александра II. Основная реформа его царствования - освобождение крестьян - внесла коренную перемену в русский общественный порядок и необходимо повлекла за собой остальные реформы. С падением крепостного права пали прежние формы преобладания дворянства в русской жизни, созданные законами императрицы Екатерины II.
  
   В дореформенной России дворянское сословие было господствующим как в местной жизни, так и в правительственном управлении. В уездах землевладельческое дворянство правило всеми делами безраздельно; все правительственные должности замещались в губерниях и в столице чиновниками из дворян; другие классы населения в государственной жизни не пользовались никаким значением. С отменой же крепостного права в уездах рядом с дворянскими обществами создались крестьянские сельские общества; появились землевладельцы и из горожан. Оживилась деятельность торгово-промышленная; города расцвели с освобождением крестьян, потому что падение крепостных хозяйств и освобождение крестьянского труда создало для городских рынков новых потребителей, открыло новые сферы для предприимчивости, привлекло рабочие руки. Между городами и уездами создались новые связи, уничтожавшие прежнюю сословную разобщенность. Жизнь получала характер бессословный и демократический.
  
   За таким направлением жизни следовало законодательство, создавая всесословные суды, всесословное земство, всесословную школу, всеобщую воинскую повинность. На дворянство, как на образованную среду, правительство возлагало руководство новым земским самоуправлением; из дворян по-прежнему назначались высшие чиновники. Но это уже не был старый порядок, при котором дворянству по праву принадлежало исключительное господство в государстве. Дворянство было теперь только первым из прочих граждански равноправных общественных классов. Утратив свое исключительно льготное положение вследствие реформы, дворянство пережило вместе с тем тяжелый материальный кризис. Оно в большинстве не смогло перейти от старых форм хозяйства при даровом крепостном труде на новые формы с трудом наемным и потому разорилось и потеряло массу своих земель, перешедших в крестьянские и купеческие руки.
  
   Таким образом, упадок дворянства и демократизация общества были первым последствием реформ 60-х годов XIX столетия.
  
   Вторым последствием реформ было умственное брожение радикального политического характера.
  
   Преобразование государственного и общественного строя, предпринятое императором Александром II, не имело в виду изменить в России образ правления и ввести политическое представительство.
  
   За дарованием новых учреждений, судебных и земских, в которых действовали выборные представители общества, не последовало политической реформы, которая бы привлекла этих представителей общества к высшему управлению государством.
  
   Напротив, в конце 60-х годов правительство усвоило охранительную политику.
   Между тем, возбужденное рядом глубоких перемен, русское общество не могло быстро успокоиться. Печать отзывалась на каждое правительственное начинание, обсуждала все реформы, оценивала их последствия, приветствовала созданный реформами новый общественный строй, основанный на демократическом бессословном начале.
  
   Общественные мечты шли дальше намерений правительства.
   Дарование местного земского самоуправления возбуждало надежды на то, что земство будет призвано и к участию в управлении государством; высказывалась мысль о представительном правлении. Падение крепостной зависимости, уравнение всех перед судом, создание новых либеральных форм общественной жизни привели к небывалой ранее свободе личности.
  
   Чувство этой свободы вело к желанию развить ее до последних пределов.
  
   Создались мечты об установлении новых форм семейной и общественной жизни - таких, которые бы обеспечивали полное равенство людей и безусловную свободу каждой отдельной личности.
  
   Люди, мечтавшие о такой свободе, отрицали весь современный им порядок жизни и ни в чем не признавали его для себя обязательным; поэтому они и получили название "нигилистов".
  
   Основ будущего идеального устройства отрицатели искали в социализме, с которым усиленно знакомили русскую публику.
  

0x01 graphic

Альманах "Полярная звезда". 1855 г.

  
   Таким образом создались крайние, "радикальные" направления в политических и социальных вопросах и образовалась "отрицательная" литература. Представителями ее были журналы "Современник" и "Русское Слово" в России и "Колокол" за границей ("Современник", во главе с публицистами Чернышевским и Добролюбовым, имел характер политический; "Русское Слово", с Писаревым во главе, занималось проповедью нигилизма. Что же касается до лондонского "Колокола", то его издатель, эмигрант А. И. Герцен, в конце 50-х годов главной целью своей считал добиться освобождения крестьян и свободы печати в России; влияние "Колокола" в эти годы было очень велико).
  
   Развитие радикальной журналистики доставляло правительству много неудовольствий и опасений.
   Уже в начале 60-х годов было признано необходимым ограничить свободу журнальной печати.
  
   Когда же 4 апреля 1866 г. революционер Каракозов выстрелил в Александра II у ворот Летнего сада, то власти усилили цензурные строгости и навсегда закрыли "Современник" и "Русское Слово".
  
   Однако влияние отрицательной литературы настолько распространилось, что эта мера не остановила умственного брожения. В некоторой части общества стало зреть революционное настроение, требовавшее прямого государственного и общественного переворота.
  
   В разных городах стали образовываться революционные кружки, поставившие себе целью распространение в народе социалистических идей и подготовку революции. Деятельность этих кружков вызывала преследование со стороны властей. В течение 70-х годов происходили большие политические процессы, показавшие значительные размеры революционной пропаганды в обществе.
  
   Ссылка и другие наказания, постигавшие агитаторов, не могли подавить движения. Оно росло и принимало все более и более крайний характер. Одна из революционных организаций (усвоившая себе название "Земли и воли", а позже "Народной воли") желала достигнуть своей цели - революционного переворота - путем "террора", т. е. ряда насильственных актов против правительственных лиц.
  
   В конце 70-х годов начались покушения и на жизнь самого Александра. Россия, таким образом, вступила в период тяжелой внутренней смуты.
  
   ***
  
   Польское восстание 1863 г.
  
   В течение четверти века после польского восстания 1831 г. польские области были спокойны. Конечно, поляки-патриоты не могли помириться с потерей политической автономии. При первой же возможности они должны были проявить свое недовольство порядком вещей, установившимся в Царстве Польском после подавления неудачного мятежа.
  
   Благоприятная минута для этого наступила с воцарением императора Александра II.
   Тяжелый режим николаевского времени был тогда смягчен. Польским эмигрантам было разрешено вернуться в Царство; дана амнистия сосланным за мятеж в Сибирь полякам. Одним этим было уже поднято настроение польского общества. Видя начало реформ в России, оно стало ждать и требовать реформ у себя. В польских городах начались политические демонстрации; ношение национального траура, пение патриотических песен, процессии и т. п.
  
   Правительство не было чуждо мысли произвести в Польше преобразования.
   Руководясь советами польского патриота, маркиза Велиопольского, государь решился дать Царству Польскому самоуправление (1861). Был учрежден государственный совет для Царства из поляков; для местного самоуправления устроены по губерниям советы из выборных от населения; суд, школы и церковные дела предположено было отдать в ведение местных польских "комиссий" (министерств).
  
   Во главе всей польской администрации был поставлен сам Велиопольский. Наместником же Царства был назначен великий князь Константин Николаевич, сторонник либеральных преобразований в Польше. Но мысль Велиопольского - спасти порядок в Польше посредством умеренной реформы - совершенно не удалась. Патриоты польские не пошли за ним; они в расчете на уступчивость русского правительства требовали восстановления государственной независимости и старых границ Польши ("короны" и "княжества") до Западной Двины и Днепра и вели дело к открытому мятежу. На жизнь великого князя было сделано покушение; нападениям подвергся и Велиопольский. Наконец, в январе 1863 г. разразился открытый бунт.
  
   В условленный день в разных местах Польши и Литвы банды "повстанцев" напали на русские войска и началась война. Мятежом руководил тайный комитет с именем "ржонда народоваго", т. е. народного правительства. Он держал в страхе всю страну системой террора и казнями лиц, шедших против восстания. Тогда политика Велиопольского была оставлена. Решено было подавить мятеж крутыми мерами. В Царстве Польском это было поручено новому наместнику, графу Бергу, а в Литве - Мих. Никол. Муравьеву. Муравьев быстро справился со своей задачей.
  
   С твердостью и беспощадностью, доходившей до жестокости, он преследовал мятежников; с чрезвычайной настойчивостью и последовательностью он защищал русское население своего края от влияния и насилия революционного польского элемента. В полгода он подавил мятеж в своем крае, снискал себе жгучую ненависть поляков и грозную славу среди западнорусского населения, им поднятого и ободренного.
  
   В Царстве Польском дело подавления восстания шло медленнее.
   Но и там к лету 1864 г. был водворен порядок: вожаки движения частью были захвачены, а частью бежали за границу.
  
   В разгар мятежа (в апреле 1863 г.) послы Англии, Франции и Австрии обратились к русскому министру иностранных дел, князю Горчакову, с заявлением, что их правительства надеются на скорое дарование прочного мира польскому народу. Это было вмешательством во внутренние дела России.
  
   Летом 1863 г. оно повторилось со стороны многих европейских держав, причем Франция и Англия требовали созвания европейской конференции по польскому вопросу для того, чтобы совместно обсудить будущее устройство Царства Польского. России, недавно пережившей Восточную войну, грозила в случае отказа от предлагаемой конференции опасность возбудить против себя новую европейскую коалицию.
  
   Однако император Александр не нашел для себя возможным согласиться на требования держав.
   Он приказал князю Горчакову ответить твердым отказом и протестом против стороннего вмешательства в дела России. Ответ князя Горчакова был опубликован и вызвал в русском обществе живейшее сочувствие.
  
   При первых же слухах о вмешательстве держав все слои русского общества обнаружили высокий подъем патриотического чувства.
  
   Выразителем его, наиболее ярким и решительным, явился московский публицист М. Н. Катков; своими статьями о польском вопросе в "Московских ведомостях" он много содействовал тому, что русское общество стало сознательно относиться к польским притязаниям и горячо поддержало правительство в борьбе с мятежом.
  
   Мужественный ответ, данный государем на представления европейских держав, вызвал в обществе восторженный отклик.
   Державы могли убедиться в том, что в России народилось общественное мнение и что оно оказывает власти могучую нравственную помощь. Быть может, в этом была главная причина, почему европейская дипломатия не повела далее своего вмешательства и предоставила Польшу ее участи.
  
   Вслед за усмирением мятежа последовало переустройство Царства Польского.
  
   Самое название Царства было отменено.
   Разделенное заново на 10 губерний, Царство получило наименование Привислинского края.
  
   В крае, прежде всего, была проведена крестьянская реформа на основаниях, близких к "Положениям 19 февраля 1861 года".
  
   Крестьяне были наделены землей, и выкуп их земли был произведен немедленно, без "временнообязанных" отношений к помещикам, причем им было даровано самоуправление в сельских гминах (волостях). Устройство крестьянского дела в Польше было возложено на Н. А. Милютина, виднейшего деятеля крестьянской реформы в России, и проведено им с его друзьями и сотрудниками (князем Черкасским, Ю. Самариным и др.).
  
   Целью крестьянской реформы в польских губерниях было привязать к России низшие классы польского населения и в них получить опору для русской власти. Другие классы польского общества были лишены самоуправления. В польских губерниях была введена общерусская администрация с делопроизводством на русском языке. Русский язык стал обязательным и в школах. Наконец, последние представители унии в Холмской епархии (тогда Люблинской губернии) были присоединены к православию (1875). Таким образом последовало уничтожение от прочих частей империи. Таковы были для поляков последствия их неудачного восстания.
  
   В западных губерниях, где коренное население, русское или литовское, подвергалось ополячению и отчасти было увлечено в мятеж, после подавления мятежа началась усиленная работа М. Н. Муравьева над уничтожением польского преобладания. Он хотел достигнуть того, "чтобы не было и малейшего повода опасаться, что край может когда-либо сделаться польским".
  
   С этой целью он желал в крае "упрочить и возвысить русскую народность и православие", "поддержать русское духовенство", в администрацию допускать лишь русских людей, создать русскую колонизацию и русское землевладение в крае и всячески устранять из края враждебный Руси польский элемент. Ряд мер, проведенных в этом духе, подорвал силу польского влияния и уничтожил внешние признаки польского преобладания в западных и юго-западных губерниях.
   Преследование польских помещиков и польского духовенства за прикосновенность к мятежу, гонение на польский язык в школах и публичных местах создали Муравьеву репутацию деспота в тех кругах, которые от него терпели. Но русские деятели, трудившиеся вместе с Муравьевым для русского дела в Западном крае, сохранили глубокое уважение к его патриотизму, уму, твердости и прямоте, с которыми он стремился к обрусению вверенного ему края.
  
   ***
  

0x01 graphic

Шамиль среди своих мюридов

  
   Азия и Кавказ.
  
   В царствование императора Александра II Россия приобрела в Азии значительные пространства земли.
  
   На Дальнем Востоке путем дипломатических переговоров с Китаем была приобретена уступленная Китаю при царевне Софье обширная Амурская область (по Айгунскому договору 1858 г., заключенному графом Н. Н. Муравьевым-Амурским), а затем присоединен был Уссурийский край (по договору графа Игнатьева в Пекине в 1860 г.). Таким образом, для русской колонизации открыты были оба берега Амура и было приобретено устье этой важной реки. Далее, в обмен на Курильские острова от японцев была получена южная половина о. Сахалина. Пустынная северозападная оконечность Американского материка (Аляска), принадлежавшая России по праву первой заимки, была тогда же уступлена Северо-Американским Соединенным Штатам за 7 млн. долларов.
  
   В Средней Азии (Туркестане, Туране) была твердо укреплена русская власть.
  
   В среднеазиатской низменности существовали тогда три мусульманские ханства: Кокан - на правом берегу реки Сырдарьи, Бухара - между р. Сырдарьей и Амударьей, Хива - на левом берегу р. Амударьи.
  
   В зависимости от них находились частью оседлые, частью кочующие (тюрко-монгольские) народы: киргизы, туркмены, узбеки и т. д.
  
   Окруженные песками и степями, среднеазиатские ханства были трудноуязвимы. Пользуясь выгодами своего положения, коканцы, бухарцы и хивинцы издавна не только торговал и с Русью дорогими азиатскими товарами, но и грабили пограничные русские места, уводя пленников.
  
   При Петре Великом начались попытки русского правительства взять под свое главенство Среднюю Азию. Хотя хивинские ханы и изъявили Петру Великому на словах покорность и просили его помощи в своих междоусобиях, однако при случае истребляли русские отряды, отправляемые к ним. (Так в 1717 г. погиб целый отряд князя Бековича-Черкасского.) Приходилось медленно приближаться к враждебным ханствам, строя в степях и песках укрепления для защиты колонизуемых русскими окраин.
  
   Наступление велось с двух сторон: с Севера - от Сибири и р. Урала, и с запада - от Каспийского моря.
  
   Главными опорными пунктами для этого наступления в XVIII в. были города: Оренбург, Орск, Семипалатинск - с севера, Красноводск при Каспии - с запада.
  
   В середине XIX в. киргизы северного Туркестана были уже покорены, и русские отряды стали прочно на р. Сырдарье (крепость Перовск) и на левом берегу р. Или (г. Верный). А затем началось покорение самых ханств.
  
   В 60-х годах генералы Веревкин и Черняев начали наступление на Кокан и взяли важнейшие города этого ханства, Туркестан и Ташкент. Лишенный части своих владений, коканский хан был приведен в полную зависимость от России.
  

0x01 graphic

Русско-турецкая война 1877-1878 гг.

Отряд М.Д. Скобелева атакует турецкий редут

  
   Когда же в 70-х годах в Кокане началось на почве религиозного фанатизма мятежное движение против русских, то русские войска под начальством генерала Скобелева подавили восстание и завладели всем ханством (1876).
   Оно было обращено в Ферганскую область.
   С Бухарой началась война вскоре после первых столкновений с Коканом. Часть бухарских земель с городом Самаркандом была присоединена к России (1868); в остальной же части хан сохранил свою власть под русским протекторатом при условии уничтожения рабства и открытия бухарских рынков для русских купцов.
  
   В 1873 г. настала очередь и Хивы.
   После труднейшего похода через безводные пески русские отряды, направленные с трех сторон (от Каспийского моря, от Самарканда и с Сырдарьи), подошли к Хиве и взяли этот город. Хивинский хан сдался генералу Кауфману. Хану была доставлена часть его владений в полной зависимости от России. Таким образом, был положен конец многовековому безначалию, какое господствовало в Средней Азии. Оставалось только умиротворить полукочевые разбойничьи племена туркмен, что и было достигнуто в короткий срок.
  
   Продвигаясь к персидским, афганским и китайским границам, русские отряды постепенно усмиряли беспокойное туземное население.
  
   В особенности сильный удар был нанесен генералом Скобелевым туркменскому племени "теке" взятием их крепости Геоктепе (1881).
  
   Когда русские войска продвинулись до Афганистана и приблизились к пределам британской Индии, английская дипломатия проявила большое беспокойство. Соседство русских с Индостаном казалось угрозой для английской власти над индийскими племенами и Афганистаном. Поэтому англичане стремились всеми средствами сдержать движение русских в Средней Азии и ставили России ряд дипломатических требований. Переговоры принимали по временам тревожный характер, но до войны дело не дошло. Движение России не могло быть остановлено до тех пор, пока ею не были достигнуты твердые границы и пока не был водворен прочный порядок среди беспокойных и некультурных среднеазиатских племен.
   Культурная работа русских в Средней Азии составляет одну из славнейших страниц царствования императора Александра II.
  

0x01 graphic

Нижние чины Отдельного Кавказского корпуса (1860)

  
   На Кавказе в царствование Александра II было достигнуто окончательное замирение.
  
   Мюридизм (воинствующая секта) получил там на время силу в деятельности имама Шамиля, но стал затем быстро падать по мере того, как остывал религиозный порыв, его вызвавший.
  
   Власть Шамиля на время объединила горские народы восточного Кавказа, но не в силах была образовать из них прочного союза.
  
   Когда наместник Кавказа, князь А. И. Барятинский, начал (1857) систематическое наступление против Шамиля в горы Дагестана, многие приверженцы стали покидать Шамиля и население некоторых аулов легко подчинилось русским. В три года князю Барятинскому удалось покорить весь восточный Кавказ (от Военно-Грузинской дороги до Каспийского моря).
  
   Геройское сопротивление Шамиля было сломлено; сам Шамиль, осажденный в ауле Гуниб, сдался в плен и был увезен в Россию (1859).
  
   Оставалось еще замирить западный Кавказ, прилегающий к Черному морю. Русские войска кольцом охватили области "немирных" черкесов и вытеснили жителей мятежных аулов из гор на равнину и морской берег.
   Черкесам предоставляли или селиться на указанных русскими местах, или же уезжать в Турцию.
   До 200 000 горцев выехало с Кавказа, переселяясь в Турцию, остальные покорились русской власти. Кавказ, таким образом, был окончательно замирен (1864).
  
   ***

0x01 graphic

Русско-турецкая война 1877-1878 гг.

Взятие Гривицкого редута. (фрагмент)

  
   Турецкая война и Берлинский конгресс.
  
   После Парижского мира 1856 г. "восточный вопрос" для России не потерял своей остроты. Русское правительство не могло отказаться от старого права покровительства и защиты православных подданных султана, тем более что другие державы приобрели право протектората над балканскими славянами, мало заботились об устройстве их быта и об охране их безопасности.
  
   Нежелание турок смягчить свое управление в славянских областях, заселенных сербами и болгарами, вело за собой вмешательство русской дипломатии. Это вмешательство озлобляло турок и вызывало беспокойство и ревность со стороны Англии, так как Англия боялась соперничества России в Турции, как боялась его и в Средней Азии. Таким образом мало-помалу создалась постоянная неприязнь между Россией и Англией по поводу балканских дел и тайная поддержка турок англичанами. Вступаясь в турецкие дела, Россия всегда имела против себя Англию.
  
   Положение на Востоке обострилось в 1875 г., когда вспыхнуло против турок восстание в населенных сербами турецких областях Боснии и Герцеговине, а затем и в Болгарии. Восстание возникло вследствие притеснений при сборе податей. Турки подавляли его с неимоверными жестокостями, но безуспешно. Турецкие зверства вызывали негодование против турок и сочувствие восставшим со стороны княжеств Черногории и Сербии. Несмотря на попытки держав погасить возбуждение, Черногория и Сербия открыто (1876) начали войну с Турцией.
  
   Во главе сербских войск действовал отставной русский генерал Черняев (покоритель Ташкента). Вторгнувшись в пределы Турции, он, однако, не мог одолеть турок и должен был отойти обратно к границам Сербии. Там на крепких позициях (у г. Алексинца) Черняев геройски удерживал наступление турецкой армии в течение целых трех месяцев и только осенью 1876 г. был отброшен назад. В эту минуту Россия потребовала от турок прекращения военных действий и тем спасла Сербию от окончательного разгрома.
  

0x01 graphic

Русско-турецкая война 1877-1878 гг.

Подписание перемирия с Турцией

  
   Страдания балканских славян под игом турок и самоотверженная борьба черногорцев и сербов за своих угнетенных братьев вызвали в русском обществе необыкновенное возбуждение. Громко и решительно высказывалось сочувствие борцам за национальное освобождение.
  
   Особые "славянские комитеты" собирали пожертвования в пользу восставших.
  
   В разных городах формировались отряды "добровольцев" и спешили на помощь сербам, в армию Черняева. Желание помочь "братьям славянам" охватило все русское общество.
  
   После могучего подъема патриотических чувств по поводу польского мятежа 1863 г. это было второе, столь же могучее выражение народных чувств во имя славянского единения. Общественное движение увлекло правительство к более решительным действиям против Турции, не желавшей дать самоуправления и амнистии восставшим. Россия повела дело к тому, чтобы созвать европейскую конференцию и общими силами держав повлиять на турок. Конференция европейских дипломатов состоялась в Константинополе в начале 1877 г. и потребовала от султана прекращения зверств и немедленных реформ для славянских провинций. Султан после долгих переговоров и объяснений отказался следовать указаниям конференции.
  
   Тогда император Александр II объявил Турции войну (12 апреля 1877 г.). Княжество Румыния (образованное в 1858 г. из Молдавии и Валахии) не только согласилось пропустить через свои земли русские войска к Дунаю, но и само объявило войну Турции.

0x01 graphic

Вид крепости Систов.

(С рис. Шуберта)

  
   К лету русская армия под начальством великого князя Николая Николаевича была уже на берегах Дуная и совершила (15 июня) переправу через него у Систова.
  
   Передовой русский отряд под начальством генерала Гурко быстро дошел до Балканских гор и овладел горными проходами на юг (Шипкинским перевалом и др.).
   Но здесь пока прекратились русские успехи.
  
   Турки успели собраться с силами и остановили генерала Гурко, а турецкий генерал Осман-паша засел на правом фланге русской армии, в укрепленном лагере при городе Плевне, и производил оттуда вылазки. Русским предстояло прежде всего справиться с Плевной; без этого нельзя было идти за Балканы. Генералу Гурко было поэтому приказано отойти назад.
  
   На Шипкинском перевале оставлен был генерал Радецкий, геройски отражавший все попытки турок овладеть Шипкой. С востока защищал русские позиции отряд наследника цесаревича Александра Александровича. Главные же русские силы приступили к осаде Плевны, в которой сосредоточилась значительная турецкая армия. Дело затянулось надолго, до прибытия сильных подкреплений из России.
  
   Такая же задержка произошла и на азиатском театре войны.
  
   Русские отряды, бывшие под общим начальством великого князя Михаила Николаевича, начали было весной 1877 г. наступление к Батуму и Карсу, но были остановлены неожиданно энергичным сопротивлением турок (под начальством Мухтара-паши). Пришлось приостановить военные операции до прихода подкреплений и кое-где отступить перед напором турок. Только осенью удалось русским разбить турок, осадив Карс и взять его (16 ноября), после чего русские войска быстро дошли до Эрзерума и зимовали в виду этого города.
  
   Почти одновременно со взятием Карса был достигнут решительный успех и под Плевной. С прибытием на театр войны гвардии удалось окружить Плевну железным кольцом русских войск. Попытка Османа-паши пробиться сквозь русские ряды была отбита, и 28 ноября Плевна сдалась. Одушевленные этой победой наши войска не прекратили на зиму военных действий. Решено было немедленно перейти через Балканы в Румелию, где мягче климат и где было много продовольствия. Начался геройский зимний поход на южную сторону Балкан. Трудности его были чрезвычайны, но и успех необыкновенно велик. Сопротивление турок было сломлено: город сдавался за городом; сдавались целые корпуса турецких войск.
  
   Отряды Гурко, Радецкого и Скобелева заняли города Филиппополь и Андрианополь и приблизились к самому Константинополю.
   Султан просил мира.
  
   Но мирные переговоры очень осложнились вследствие вмешательства Англии. Приближение русской армии к Босфору вызвало посылку английского флота в Мраморное море. Появление русских в виду Константинополя послужило для англичан поводом поставить свой флот у Принцевых островов, также в виду Константинополя.
  
   На вызывающий образ действий Англии император Александр II ответил тем, что приказал перенести главную квартиру русской армии в местечко Сан-Стефано, на берегу Мраморного моря, верстах в 10-15 от стен Константинополя. Там 19 февраля 1878 г. были подписаны условия прелиминарного (предварительного) мирного договора. По этому договору Турция признавала независимость Черногории, Сербии и Румынии; уступала Черногории и Сербии некоторые области; соглашалась на образование из своих болгарских и македонских областей особого княжества Болгарии; обязывалась ввести в Боснии и Герцеговине необходимые реформы.
  
   России Турция уступала обратно устья Дуная, отошедшие от России в 1856 г., а сверх Того - города Батум и Карс с окружающей территорией.
  
   Условия Сан-Стефанского мира были опротестованы Англией и Австрией, которые не соглашались на столь чувствительное ослабление Турции и желали извлечь из обстоятельств свою пользу. Отношения этих держав к России обострились настолько, что Россия стала усиленно готовиться к новой войне.
   Посредничество Германии привело к тому, что война была предупреждена европейским конгрессом в Берлине. Но предложенный германским канцлером Бисмарком конгресс был веден им не в пользу России.
  
   Под давлением всей европейской дипломатии представители России (с князем Горчаковым во главе) должны были сделать значительные уступки и изменить условия мира, выработанные в Сан-Стефано. Приобретения Сербии и Черногории были сокращены; вместо единой Болгарии были созданы две болгарские области, а именно княжество Болгария (между Дунаем и Балканами) и автономная провинция Восточная Румелия (на юг от Балкан). Сербия и Румыния были признаны независимыми королевствами, а Болгария и Восточная Румелия оставлялись под главенством Турции. Наконец, Босния и Герцеговина поступили во временное распоряжение Австро-Венгрии.
  
   Берлинский трактат 1878 г. вызвал глубокое недовольство всего русского общества и повел к охлаждению отношений России не только с Англией и Австрией, но и с Германией. Никто в России не мог примириться с тем, что европейские державы умалили плоды русских побед и испортили результаты освободительной войны. Бисмарка, называвшего себя на конгрессе "честным маклером", русские люди считали злым врагом и предателем России. Настроение общественного мнения и недовольство правительства в России были для Бисмарка столь явны, что он счел нужным составить - на случай войны с Россией - тайный союз Германии с Австрией, а затем и с Италией ("Тройственный союз").
  
   С другой стороны, освобожденные войной 1877-1878 гг. балканские государства и народности не получили от России и Европы всего того, на что они надеялись.
  
   Называя императора Александра своим "освободителем", они, однако, не скрывали своего недовольства и разочарований.
   Между Россией и балканскими государствами (Румынией, Сербией и Болгарией) началось охлаждение и неудовольствия. Болгария, устроенная на первых порах своей независимой жизни русскими людьми и средствами, вскоре вышла из-под русского влияния.
  
   Таким образом, следствия войны за освобождение балканских славян были малоудовлетворительны. Военный успех не сопровождался соответствующим политическим результатом. Россия не добилась своих целей и осталась совершенно изолированной, без союзников и друзей. Вот почему в русских людях восточная война и Берлинский конгресс вызывали чувство глубокой неудовлетворенности и разочарования.
  

0x01 graphic

Крест "За службу на Кавказе"

  

Кончина императора Александра II.

  
   Восточная война, направив силы русского общества на борьбу с внешним врагом, отвлекла его внимание от внутреннего брожения.
  
   С окончанием же войны это внутреннее брожение дало себя знать рядом насильственных актов не только против высших должностных лиц, но и против самого Александра II.
  
   На его жизнь покушения шли одно за другим: в него стреляли на улице, подготовляли взрыв полотна железной дороги под его поездами, даже устроили взрыв в одной из зал Зимнего дворца в Петербурге.
  
   Никто не думал, что все эти покушения исходят из одного малочисленного революционного кружка "Народной воли": напротив, всем казалось, что действует какая-то таинственная многолюдная организация. К подобному выводу приводило и то обстоятельство, что в обществе было вообще много недовольных и желавших продолжения внутренних реформ.
  
   Смешивая небольшую террористическую партию со всей оппозиционной средой, правительство прибегало к чрезвычайным мерам, падавшим своей тяжестью на все общество. Надзору и преследованию подвергались все те, кто казался мало-мальски подозрительным и неблагонадежным человеком. Однако эта необыкновенная строгость не помогала, революционный террор не прекращался. Общество же, запуганное репрессиями, было взволновано и раздражено.
  
   В таких обстоятельствах Александр II для борьбы с революционным движением прибегал к экстренному мероприятию: в начале 1880 г. была учреждена "верховная распорядительная комиссия", начальник которой, граф Лорис-Меликов, получил обширнейшие полномочия и стал как бы первым министром в государстве.
  
   Лорис-Меликов составил свою программу действий: по его плану, надлежало подавлять революционную деятельность тайных организаций, но в то же время с доверием отнестись к прочему обществу и, постепенно успокоив его, возвратить государство к законному течению дел.
   В этом направлении Лорис-Меликов и повел дело.
  
   Ему вскоре уже показалось, что он достиг успеха и что можно упразднить верховную распорядительную комиссию. Действительно, признаки общественного успокоения стали заметны. С закрытием комиссии Лорис-Меликов занял должность министра внутренних дел с особыми полномочиями.
  
   Третье отделение собственной Его Величества канцелярии было упразднено с передачей его обязанностей в Министерство внутренних дел. Лорис-Меликов готовил проекты новых реформ, с тем чтобы удовлетворить ожиданиям либеральной части русского общества (между прочим, он проектировал привлечение представителей земств в Государственный совет). Но главные деятели "Народной воли" оставались неоткрытыми и не думали о прекращении своих покушений.
  
   В начале 1881 г. они устроили подкоп под Екатерининскую улицу в Петербурге, по которой ездил император Александр. 1 марта, ожидая его проезда, они готовы были взорвать этот подкоп и в то же время расставили своих людей с бомбами и в других местах предполагаемого маршрута.
  
   Александр не поехал мимо подкопа; но это не спасло его.
   На Екатерининском канале царский экипаж был взорван бомбой; когда же государь вышел из поврежденной кареты, он был тяжело изранен вторым снарядом, брошенным ему в ноги.
   Отвезенный в Зимний дворец, он скончался в тот же день.
  
   На престол вступил его сын, цесаревич Александр Александрович. Граф Лорис-Меликов был уволен в отставку, и программа его реформ отвергнута.
   Деятели "Народной воли" вскоре были обнаружены, осуждены и казнены.
  
  
  
   Главной целью своей деятельности император Александр III поставил утверждение самодержавной власти и государственного порядка, поколебленного революционным движением при его отце.
  
   Цель эта должна была достигаться, прежде всего, твердым подавлением всяких революционных выступлений, а затем пересмотром и улучшением законов и учреждений, созданных в эпоху великих реформ Александра II. Борьба "с крамолой" завершилась полным успехом: революционное движение было подавлено, и террористические покушения прекратились.
   Пересмотр узаконений времени Александра II коснулся всех сторон государственной и общественной жизни и был направлен к тому, чтобы усилить надзор и влияние правительства в сфере суда и общественного самоуправления и вообще укрепить и поднять авторитет верховной власти. В общем в либеральные учреждения 1860-х годов было введено немало ограничений, сообщивших всей деятельности Александра III строго охранительный и реакционный характер.
  
   Печально окончилась жизнь "царя-освободителя", Александра II, чутко и бодро свершившего великую реформу народной жизни.
  
   "Если, - говорит А. А. Кизеветтер, - искусство править состоит в умении верно определять назревшие потребности эпохи, открывать свободный выход таящимся в обществе жизнеспособным и плодотворным стремлениям, с высоты беспристрастия умиротворить взаимно враждебные партии силой разумных соглашений, - то нельзя не признать, что император Александр Николаевич верно понял сущность своего призвания в достопамятные 1855-1861 годы своего царствования".
   ***
   За императором Александром II навсегда останется имя великого преобразователя, принесшего русскому народу неведомые ему дотоле блага гражданственности.
  
   Когда преобразования Петра Великого окончательно определили новый государственный и общественный порядок, Российская империя получила вид типичного для этой эпохи "полицейского государства", послужившего формой для "просвещенного абсолютизма" Петра.
  
   Во имя общего благополучия государство тогда отрицало личную предприимчивость и общественную самодеятельность, установив особое "крепостное право" государства на жизнь и труд всех сословий одинаково. Не было ни сословного права, ни сословных льгот, были только сословные службы и сословные повинности. Ими определялось положение в государстве общественных групп и отдельных лиц.
  
   Мы знаем, какие обстоятельства в XVIII в. содействовали разложению петровского порядка и раскрепостили "шляхетство", обратив в 1785 г. крепостное право на крестьян в сословное право помещиков на их "подданных". Изменение в государственном положении сословий повело к установлению "шляхетского" режима в стране, превращавшего Россию в односословную монархию. Только что был намечен историей этот новый режим, как против него началась (с императора Павла) правительственная реакция. Она не имела вида системы до 1825 г.; после же этого обратилась в систему, направленную к тому, чтобы создать чисто бюрократическую власть.
  
   Восточная война показала неудачу такой попытки, и император Александр II обращается снова к общественным силам. Но теперь уже не шляхетский режим и не принцип сословного закрепления ставится в основу порядка. В новых учреждениях все общество, всесословно или бессословно, призывается к работе над общественным благоустройством...
  
   В условиях нарождения этих всесословных учреждений 1860-х годов кроется начало нашей современности, т. е. тот момент, когда для нас кончается история и начинается действительность, мучительно занятая поисками новых форм общественного и государственного быта, которые привели бы Россию к гражданской правде и социальному счастью.
  
  

0x01 graphic

Александр II

  

Александр II

(1818-1881)

   1818
  -- Родился Александр II Николаевич 17.04.1818. - Александр Николаевич Романов родился в Москве в среду на Пасхе 17 апреля 1818 года, то есть почти за восемь лет до воцарения Николая.
  
   1825
  -- Восстание декабристов.
  
   1829
  -- Весной 1829 г. Александр сопровождал родителей в Варшаву, где Николай I был коронован царем польским. Александр во время пребывания в Польше, по мысли Жуковского должен был глубже познакомиться с ее историей и литера турой. Затем Александр посетил Пруссию: Берлин, Потсдам, Гринберг, Шарлотенбург, Франкфурт-на-Майне, Силезию.
  
   1834
  -- С 1834 года пpисутствовал на заседаниях Сената
  
   1835
  -- С 1835 года - присутствовал на заседаниях Синода.
  
   1835
  -- В 1835 году произошли некоторые перемены в учебных занятиях цесаревича. Приглашен был Сперанский читать "Беседы о законах".
  
   1837 (?)
  -- Согласно традиции, воспитание Александра Николаевича завершилось путешествием. Наследник исколесил всю Россию. Путешественники ехали так, как будто за ними по пятам гнались враги. Жуковский заметил по этому поводу, что столь торопливой обозрение России похоже на чтение одного оглавлений книги, оставшейся неразрезанной в руках ленивца. Однако кое-что наследник все же увидел. В Сибири, в Ялуторовске и Кургане, он видел поселенных там декабристов. Его чувствительное сердце было растрогано! Он ходатайствовал перед отцом о смягчении их участи и Николай Павлович сократил некоторым сроки их изгнания. Это умилило Жуковского. За время путешествия цесаревичу было подано шестнадцать тысяч просьб.
  
   1838
  -- В 1838 году Александр Николаевич отправился в путешествие по Европе.
  
   1841
  -- 16 апреля 1841 года состоялся брак Александра Николаевича с гессен-дармштадтской принцессой Максимилианой-Вильгельминой-Августой-Софией-Марией. Теперь ее стали величать великой княгиней Марией Александровной.
  
   1850
  -- Для ознакомления с военными действиями Николай Павлович отправил в 1850 году наследника на Кавказ. Путешествие было парадное, пышное, со встречами и проводами. В сущности, войны он здесь не увидел вовсе. Только в Дагестане он был свидетелем боевой схватки с чеченцами. Александр Николаевич не утерпел и поскакал на своем кровном коне за цепь, через перелесье, под огнем неприятеля. Но дело кончилось благополучно, и, по представлению Воронцова, Николай Павлович пожаловал сыну Георгиевский крест . Стычка с чеченцами произошла 26 октября 1850 г., по дороге из Воздвиженской крепости в Ачхай. Александра сопровождал князь М. С. Воронцов, новороссийский генерал-губернатор и наместник кавказский. По его представлению Александр не только был награжден Георгиевским крестом, но и назначен шефом Эриванского карабинерского полка.  
  
   1855
  -- Вскоре по вступлении нового императора на престол, в августе 1855 г., Бибиков, всегда неприятный Александру, был удален и на место его был назначен министром внутренних дел человек, равнодушный к вопросу и считавшийся другом дворян, -- Ланской.
  
   1855
  -- В феврале 1855 года умер Николай Павлович, передав сыну "команду не в добром порядке", как он сам выразился, положение России было ужасно.
  
   1855
  -- Продолжалась осада Севастополя
  
   1855
  -- Письмо Герцена, которое он прочел еще в марте месяце 1855 года: "Дайте землю крестьянам. Она и так им принадлежит. Смойте с России позорное пятно крепостного состояния, залечите синие рубцы на спине наших братии... Торопитесь! Спасите крестьянина от будущих злодейств, спасите его от крови, которую он должен будет пролить!" 
  --
   1856
  -- Импеpатоp Николай I оставил своему наследнику Кpымскую войну, закончившуюся поpажением России и подписанием миpа в Паpиже в маpте 1856 года.
  
   1856
  -- Окончание Крымской войны. В царском манифесте по этому поводу было сказано между прочим: "При помощи небесного промысла, всегда благодеющего России, да утвердится и совершенствуется ее внутреннее благоустройство; правда и милость да царствуют в судах ее; да развивается повсюду и с новой силой стремление к просвещению и всякой полезной деятельности, и каждый под сению законов, для всех равно справедливых, всем равно покровительствующих, да наслаждается в мире плодами трудов невинных. Наконец, -- и сие есть первое, живейшее желание паше, -- свет спасительной веры, озаряя умы, укрепляя сердца, да сохраняет и улучшает более и более общественную нравственность, сей вернейший залог порядка и счастия".
  
   1857
  -- После рескрипта 20 ноября 1857 года, после открытия "комитетов" на местах "поверили" в царя весьма многие. Даже "революционер" Чернышевский писал тогда в "Современнике": "История России с настоящего года столь же различна от всего предшествовавшего, как различна была ее история со времен Петра от прежних времен. Новая жизнь, теперь для нас начинающаяся, будет настолько же прекраснее, благоустроеннее, блистательнее и счастливее прежней, насколько сто пятьдесят последних лет были выше XVII столетия в России... Благословение, обещанное миротворцам и кротким, увенчивает Александра II счастьем, каким не был увенчан еще никто из государей Европы, счастьем -- одному начать и совершить освобождение своих подданных".
  -- Это был "медовый месяц" царя и русской интеллигенции. "Имя Александра II, -- писал тогда Герцен, -- отныне принадлежит истории; если б его царствование завтра окончилось, если б он пал под ударом каких-нибудь крамольников олигархов, бунтующих защитников барщины и розог, -- все равно освобождение крестьян сделано им, грядущие поколения этого не забудут".
  
   1858
  -- По Айгунскому договоpу с Китаем к России был пpисоединен Амуpский кpай (1858 г.).
  
   1860
  -- По Пекинскому договору присоединен - Уссуpийский край(1860 г.).
  
   1861
  -- Пpи Александре II в России было отменено кpепостное пpаво (Положение 19 февраля 1861 года), за что импеpатоpа пpозвали цаpем-освободителем. Было освобождено более 22 млн. pусских кpестьян и установлен новый поpядок общественного кpестьянского упpавления. После опубликования манифеста 19 февраля 1861 года Герцен писал восторженно: "Александр II сделал много, очень много; его имя теперь уже стоит выше всех его предшественников. Он боролся во имя человеческих прав, во имя сострадания против хищной толпы закоснелых негодяев и сломил их. Этого ему ни народ русский, ни всемирная история не забудут. Из дали нашей ссылки мы приветствуем его именем, редко встречавшимся с самодержавием, не возбуждая горькой улыбки, -- мы приветствуем его именем Освободителя..."
  -- Но после этого восторженного приветствия Герцен обращается к царю с суровым предупреждением: "Но горе, если он остановится, если руки его опустятся. Зверь не убит, он только ошеломлен..."
  
   1863
  -- В 1863 году было пpинято положение об освобождении от пpедваpительной цензуpы столичных пеpиодических изданий, а также некотоpых книг.
  
   1863
  -- Пpоводилась постепенная отмена исключающих и огpаничивающих законов по отношению к pаскольникам и евpеям.
  
   1863 - 1864
  -- Польское восстание 1863-1864 гг.
   1864
  -- По Судебной pефоpме 1864 года судебная власть была отделена от власти исполнительной, администpативной и законодательной. В гpажданских и уголовных пpоцессах были введены начала гласности и суд пpисяжных, объявлялась несменяемость судей.
  
   1864
  -- В 1864 году было окончено покоpение Кавказа.
  
   1864
  -- В 1864 году, после упорной борьбы с Шамилем, был окончательно замирен Кавказ.
  
   1864 -73
  -- В 1864 году pусские войска начали поход в Сpеднюю Азию, в pезультате котоpого были захвачены местности, обpазовавшие Туpкестанский кpай (1867 г.) и Феpганскую область (1873 г.). Русское владычество pаспpостpанилось вплоть до веpшин Тянь-Шаня и до подножия Гималайского хpебта.
  
   1865 - 1880
  -- В это время были созданы высшие общеобpазовательные учpеждения для женщин (в Петеpбуpге, Москве, Казани и Киеве), основаны 3 унивеpситета - Новоpоссийский (1865 г.), Ваpшавский (1865 г.) и Томский (1880 г.).
  
   1866
  -- Покушение 1. Четвертого апреля 1866 года Александр Николаевич гулял в Летнем саду в обществе герцога Лейхтенбергского и принцессы Марии Баденской. В четвертом часу, когда он выходил из сада, чтобы сесть в коляску, раздался выстрел. Это стрелял один из тех подпольных людей, которые не хотели больше чего-либо ждать от царя и медлить терпеливо в бездействии. Правда, этот двадцатитрехлетний Дмитрий Владимирович Каракозов был, кажется, нетерпеливее других. Его товарищи по кружку Ишутина, как выяснилось впоследствии, даже испугались этого выстрела.
  
   1867
  -- В 1867 году Россия пpодала США Аляску и Алеутские острова.
  
   1867
  -- Покушение 2. Весной 1867 года Александр Николаевич, получив приглашение от Наполеона III посетить выставку, отправился в Париж вместе с сыновьями и свитой. Шестого июня был назначен большой смотр в Лоншане, где должны были присутствовать три императора -- русский, французский и немецкий. На обратном пути, когда царь в одной карете с Наполеоном ехал через Булонский лес, некий поляк Березовский выстрелил из пистолета в русского императора, но промахнулся и был арестован.
  
   1874
  -- В 1874 году вышел указ о всесословной воинской повинности, снявший тяготы военной службы с низших сословий.
  
   1874
  -- В 1874 году вышел указ о всесословной воинской повинности, снявший тяготы военной службы с низших сословий.
  
   1877 - 78
  -- Самым важным событием во внешней политике России в царствование Александра II явилась pусско-туpецкая война 1877-1878 гг., завеpшившаяся победой pусских войск. Результатом этого явилось пpовозглашение независимости Сеpбии, Румынии и Чеpногоpии. Россия получила часть Бессаpабии, оттоpгнутой в 1856 году (кpоме остpовов дельты Дуная) и денежную контpибуцию в pазмеpе 302,5 млн. pублей. Кpоме того, к России были пpисоединены Аpдаган, Каpс и Батум с их окpугами.
  
   1877 -1878
  -- 12 апреля 1877 года Александр Николаевич подписал манифест о войне с Турцией. История Турецкой войны всем известна. Война была трудная. Приходилось воевать в Азии и в Европе. Одна Плёвна стоила нам огромных жертв, но в конце концов она была взята. Русские войска перешли через Балканы в Румелию. Гурко, Радецкий и Скобелев заняли Филиппополь, Адрианополь и подошли вплотную к Константинополю. В Азии был взят Каре. На берегу Мраморного моря в местечке Сан-Стефано, в десяти верстах от Константинополя, 19 февраля 1878 года был подписан турками мир, выгодный для нас; по нему гарантирована была независимость балканских народов. И вот эти успехи и все эти огромные жертвы были тщетными или почти тщетными. Лето и осень провел царь на позициях под Пленной. Не чувствуя себя полководцем, он устранился от руководительства армией, и официальные историки расточают ему похвалы за его скромность.
  
   1879
  -- Покушение 3. 2 апреля 1879 года, в десятом часу утра, Александр Николаевич совершал свою обычную прогулку. В него стреляли. Через несколько дней министр юстиции и сенаторы допрашивали покушавшегося на жизнь царя. Он оказался [317] бывшим студентом Александром Соловьевым, тридцати лет. Царю принесли показания этого человека.
  
   1879
  -- Покушение 4. Первого декабря 1879 года в Москве, едва проследовал благополучно царский поезд, раздался очередной взрыв. Пострадал свитский поезд. Перепутанный маршрут спас случайно и на этот раз государя.
  
   1880
  -- Покушение 5. Семнадцатого февраля 1880 года, в шесть с половиной часов вечера, когда Александр Николаевич, окруженный семьей, беседовал в своих апартаментах с приехавшим в Петербург братом императрицы, принцем Александром Гессенским и с его сыном, Александром [319] Болгарским, раздался страшный удар, дрогнула стены, потухли огни, запах, горький и душный, наполнил дворец {183} Несколько пудов динамита, оказывается, было взорвано под помещением главного караула, где было убито восемь солдат и сорок пять ранено. Террористы надеялись, что взрыв разрушит царскую столовую, где как раз в шесть с половиной часов должен был обедать царь со всеми своими родственниками. К досаде революционеров, царь опоздал к обеду на полчаса. Впрочем, взрыв не одолел крепкой дворцовой стройки: опустился только пол столовой, попадала мебель и лопнули стекла. Разрушена была караульня -- как раз под столовой. Речь идет о террористическом акте, совершенном в Зимнем дворце Степаном Халтуриным, в феврале 1880 г.  
  
   1881
  -- Покушение 6. Это было 1 марта 1881 года, в два часа тридцать пять минут пополудни. Вторым взрывом царь был убит. А. И. Желябов (1851 -- 1881), готовивший покушение на Александра II, был арестован 27 февраля 1881 г. и на вопрос о занятиях заявил, что служит "для освобождения родины".
  -- Первую бомбу, которая только повредила карету Александра II, метнул Н. И. Рысаков. Вторая бомба, взрывом которой Александр II был смертельно ранен, брошена И. И. Гриневицким (1856 -- 1881).
  
   1881
  -- Умер Александр II Николаевич 1.03.1881. 1 маpта 1881 года импеpатоp Александp II был смеpтельно pанен бpошенной в него теppоpистом Гpиневицким бомбой. На месте покушения на царя был воздвигнут храм Воскресения Христова. Александр II похоpонен в Петpопавловском собоpе.
  
  
  

0x01 graphic

Капитуляция крепости Карс

  

Старая, но и умная литература

  
  -- Агафонов К. К. Из переписки имп. Александра II с вел. кн. Николаем Николаевичем (старшим) перед Русско-турецкой войной 1877-78 гг // Вестник общества ревнителей истории, вып. III, 1916.
  -- [Амилахвари И. Г.] Из записок кн. Амилахвари. .[Война с Тур­цией 1877 г.] //Кавказский сборник. Т. XVI. - Тифлис. 1907.
  -- [Амилахвари И. Г.] Из записок кн. Амилахвари. [Война с Тур­цией 1877 г.] //Кавказский сборник Т. XVII. - Тифлис. 1908.
  -- [Амилахвари И. Г.] Из записок кн. Амилахвари. .[Война с Тур­цией 1877 г.] //Кавказский сборник Т. XVIII. - Тифлис. 1908.
  -- [Амилахвари И. Г.] Из записок кн. Амилахвари. .[Война с Тур­цией 1877 г.] //Кавказский сборник Т. XIX. - Тифлис. 1909.
  -- Андреев В. Письма офицера, 1877-1878 гг // Щукинский сбор­ник, вып. X. - М., 1912.
  -- Андреевский Е. К. Из воспоминаний о ген.-адъютанте П. С. Ванновском. [Война с Турцией 1877 г.] // Исторический вестник, 1909, N 6.
  -- Андреевский Е. К. Из записок 1874-1878 гг. [Русско-турецкая война] //Русская старина, 1915, NN 4-9.
  -- Аноев А. Штурм Карса в 1877 году. (Из записок участника) // Исторический вестник, 1904, N 4.
  -- Анучин Д. Г. Берлинский конгресс 1878 года. (Диеваик, веден­ный на месте Д. Г. Анучиным). - СП б., 1912.
  -- Анучин Д. Тырнов и Шипка в июле и августе 1877 г. Из по­ходных воспоминаний // Вестник Европы, 1893, NN 10 и 11.
  -- Аренс Е. Из воспоминаний моряка о войне 1877-1878 гг // Военный сборник, 1879, NN 8-11.
  -- Арсеньев Д. С. Из воспоминаний генерал-адъютанта. [1877- 1878 гг.] // Русский архив, 1911, N 12; 1912, NN 1 и 2.
  -- Бартенев Д. В. Из воспоминаний [1877-1878 гг.] Русский архив, 1900, N 11.
  -- Бартенев Д. В. Из воспоминаний о войне 1877-1878 годов // Русский архив, 1902, N 7.
  -- Бартенев Д. В. Шесть месяцев гарнизоном в городе Адриано­поле. (Из воспоминаний о войне 1877-1878 годов) // Русский архив, 1901. N 4.
  -- Бартенев Д. Из воспоминаний о войне 1877-1878 годов // Русский архив, 1900, N 5.
  -- Бартенев Д. Систовская паника. Из воспоминаний о войне 1877--1878 годов // Русский архив, 1901, N 5.
  -- Бартенев Д. Эпизод из жизни военного отряда в Родонских го­рах (из воспоминаний о кампаний 1877-1878 годов). Русский архив, 1900, N 5.
  -- Баязидское славное сидение с 5-го по 28-е июня 1877 г. Рассказ вестника, посланного от осажденных к ген. Тергукасову за помощью. Сообщ. А. Хан-Агов //Русская старина, 1878, N 7.
  -- Беляев Н.И. Русско-турецкая война 1877-1878 гг. - М., 1956. - 464 С.
  -- Берн А.Ф. Русско-турецкая война 1877-1878 гг., ее историческое значение и место в развитии военного искусства. - Б.м., 1849. - 43 С.
  -- Берс А. А. Воспоминания офицера лейб-гвардии Преображенского полка о походе в Турцию в 1877-1878 гг. //Русская старина, 1898, NN 4-12.
  -- Бобриков Г. Воспоминания о Берлинском конгрессе [1878 г.] // Русский вестник, 1889, N 12.
  -- Бобриков Г. И. В Сербии. Из воспоминаний о войне 1877- 1878 гг. - СП б., 1891.
  -- Бобриков Г.И. В Сербии. Из воспоминаний о войне 1877-1878 гг. - СП б., 18 91. - 191 С.
  -- Богаевский Л. Г. Дневник конно-артиллериста Рущукского от­ряда. [1877 г.] // Военный сборник, 1903, NN 9-12.
  -- Богаевский Л. Из давно прошедшего (1876-1879). [Из воспо­минаний о войне] //Русская старина, 1910, NN 3, 4, 6-8.
  -- Боровков Н. А. Из прошлого. Воспоминания и наблюдения за полвека. [1877-1878 гг.] - СП б., 1901.
  -- Боткин С. П. Письма из Болгария 1877 г. - СП б., 1893.
  -- Вазов И. Первые дни Болгарской свободы. Из воспоминаний. [1877-1878 гг.] // Исторический вестник, 1903, N 6.
  -- Валуев П. А. Отрывки из дневника. [1877-1878 гг.] //Современ­ник, 1913, N 1.
  -- Ванновский П. С. Письма к А. М. Дондукову-Корсакову (1877-1878 гг.) //Старина и новизна, кн. IX, 1905.
  -- Венедиктов И. И. В Рущукском отряде. (Воспоминания). [1877- 1878 гг.] Сообщ. Манасеин //Русская старина, 1903, N 8.
  -- Верещагин В. В. Воспоминания художника. Михаил Дмитриевич Скобелев. [1877-1878 гг.] //Русская старина, 1889, N 5.
  -- Верещагин В. В. Воспоминания художника. Набег. русских на Адрианополь в 1877 г // Русская старина, 1888, NN 11 и 12.
  -- Верещагин В. В. Воспоминания художника. Переход через Бал­каны-Скобелев. 1877-1878 гг // Русская старина, 1889, N 3.
  -- Воейков В. В. От Дуная до Царьграда 1877-1878. Записки участника. - М., 1900.
  -- Вознесенский В. В. Юные администраторы в Болгарии. (Отры­вок из воспоминаний). [ 1877-1878 гг.] // Исторический вестник, 1902, N 7.
  -- Война 1877-78. Записки унтер-офицера А. В. - СП б., 1902.
  -- Волжинский Г. И. Освобождение крепости Баязета от блокады турок. Из боевых и военно-походных воспоминаний о Русско-турецкой войне 1877-1878 годов. - Варшава, 1911.
  -- Вонлярлярский В. М. Воспоминания ординарца о войне 1877- 1878 гг. - СП б., 1891.
  -- Воспоминания о походе 1877-1878 гг // Русская старина, 1884, N 8.
  -- Воспоминания о походе Вологодского полка в Турцию, в 1877-1878 годах. - СП б., 1886.
  -- Воспоминания сестры милосердия. 1877-1878 гг // Русская старина, 1887, NN 7 и 8.
  -- Воспоминания стрелка. Рассказ о походе лейб-гвардии 1-го стрелкового батальона в войну с турками 1877-1878 годов. - СП б., 1886.
  -- Воспоминания участника минувшей войны. [1877--1878 гг.] - СП б., 1879.
  -- Вырубов Г. Н. Военные воспоминания. [Красный крест в 1877 г.] // Вестник Европы, 1911, N 2.
  -- Газенкампф М. Мой дневник, 1877-78 гг. Изд. исправл. и дополн. - СП б., 1908.
  -- Гаршим В. М. Полное собрание сочинений. Вновь просмотрен­ное и дополн. изд. (Письма к матери 1877 г.) Прилож. к журн. "Нива" за 1910 г. - СП б., 1910.
  -- Гаусман А. К. Из походной записной книжки. [1877-1878 гг.] // Исторический вестник, 1886, N 7.
  -- Гейсман П. Славяно-турецкая борьба 1876-77-78 гг. и ее значение в истории развития восточного вопроса, Мысли, воспоминания и впечатления. Ч.1-2. - СП б., 1887-1889.
  -- Геллявердынец. Воспоминания о войне 1877-1878 гг. - СП б., 1887.
  -- Гершельман Ф. Воспоминания о турецкой войне 1877-78 гг. - СП б., 1908.
  
  
  

0x01 graphic

РУССКИЕ В ПОСЛОВИЦАХ И ПОГОВОРКАХ

Иван Снегирев

   Подобно многим из восточных и славянских народов, отличительною чертой нравов и обычаев в предках наших и среди язычества было почтение к старейшим, которое утверждало благоустройство семейное и общественное; оно признавалось главным правилом нравственности народной и политики государственной и в христианстве, подтвер­дившем старобытное заведение.
   Старших, -- говаривали, -- и в Орде почитают.
  
   Псковский князь Довмонт, ободряя малую дружину свою против многочисленного врага, вел ее к победе следующими сло­вами:
  
   "Братия, мужи псковичи! Кто стар, тот отец, а кто молод, тот брат".
  
   Братское старейшинство великого князя в отношении к удельным, как старшего брата к меньшим, между, про­чим, состояло в том, что они должны быть с ним заодно без лисы (то есть без хитростей тайных) и, подобно уста­ву феодальному, были, "с братом своим везде за один и до своего живота: а кто князю друг, то и тобе друг, а кто будет великому князю недруг, то и тобе недруг".
  
   На уважении к старшинству основано было в России право, которое отдавало престол старшему в роду, а не сыну после отца -- право, впрочем, вредное по своим следствиям и не ис­требившееся еще при Иоанне IV.
  
   Так как старья почи­талась статьею, то есть уставом, порядком, то и стар­шие, по своей опытности и благоразумию, предпочтитель­но избирались в начальники, судьи, свидетели и советни­ки: Старина с мозгом, то есть с умом.
  
   Старинными пословицами изображается власть домовладыки: В доме нет хозяина больше, попечительность его: Добрая голо­ва сто голов кормит; наслаждение его: Хозяин в дому, как Авраам в раю; обилие и довольство у него: Дом как полная чаша.
  
   Но и трудности вести порядок и водворить благоденствие в доме выражаются пословицами: Дом -- яма: стой прямо; Горе тому, кто непорядком живет в дому; Домом жить -- не разиня рот ходить.
  
   Владимир Мономах в своем "Поучении" дает детям о хозяйстве сле­дующий совет: "В дому своем не ленитеся, но все види­те, не зрите на тивуна, ни на отрока, да не посмеются приходящие к вам и дому вашему и обеду вашему".
  
   До­машнее устройство наделяло хозяина спорынъею, которая почиталась выше богатства; оно требовало его присмот­ра: Хозяйский глаз -- смотрок, а не свой глазок, не лю­бой кус.
  
   Труды хозяина разделяет хозяйка; он домовник, она домовница; от хозяина, по пословице, должно пах­нуть ветром, от хозяйки -- дымом, то есть он вне дома приобретает, она приобретенное хранит и в пользу упот­ребляет.
  
   Иначе: Не столько муж мешком, сколько жена горшком вытащат из дому, то есть не столько муж, сколько жена может разорить дом.
  
   Также: Добрая жена дом сбережет, а плохая своим рукавом разнесет.
  
   Брак в старину у нас считался не одним договором, как по естественному праву, но основанием общественного благоустройства, законом, судом Божиим и священным, вечным союзом, который связывали сила веры и цель природы.
  
   Муж величаем был главою, а жена -- душою.
  
   Нравы и обычаи предков служили мерою счастия и за­логом твердости сих союзов; ибо старинные мужья, по­лагая, что воля добру жену портит, не давали воли же­нам.
  
   Владимир Мономах советует детям своим: "Жён лю­бить, но воли им не давать над собою".
  
   Герберштейн первый сказал, будто жена-россиянка не уверена была в любви своего супруга без частых от него побоев, хотя сие могло быть только отчасти истиною, объ­ясняемою для нас древними обычаями славянскими и грубою нравственностию времен ига Батыева.
  
   К этому же обычаю относятся пословицы:
   Милого побои не долго болят.
   Милые бранятся, только тещатся.
   Люби жену как душу, а тряси как грушу (или бей как шубу, сходная с Теренциевым стихом: "Брань любящих есть возобновление любви".)
  
   П.Петрей приводит в свидетельство сему одно судебное дело и употребительное слово, которое и теперь еще по­вторяется женами в отдалении от столицы:
   Ты меня не любишь -- ты меня не бьешь!
  
   "Русские, -- говорит один чужестранный путешествен­ник по России в XVII веке, -- не давали воли женам по пословице своей, похожей и на немецкую по сходству нра­вов:
   Кто жене своей волю дает, тот сам себя обкрадыва­ет.
   Когда жене спускать, так в чужих домах ее искать.
  
  

0x01 graphic

Съезд русских князей. 1301 г.

  

БИБЛЕЙСКИЕ АФОРИЗМЫ

  -- Просите, и дано будет вам; ищите, и найдете; стучите, и отворят вам; ибо всякий просящий получает, и ищущий находит, и стучащему отворят.

Матфей (гл. 7, ст. 7, 8)

  
  -- Кесарю кесарево, а Божие Богу.

Матфей (гл. 22, ст. 21)

  
  -- Будьте мудры, как змии, и просты, как голуби.

Матфей (гл. 10, ст. 16)

  
  -- Не вливают... вина молодого в мехи ветхие...

Матфей (гл. 9, ст. 17)

  
  -- Добрый человек из доброго сокровища сердца своего выносит доброе, а злой человек из злого сокровища сердца своего выносит злое, ибо от избытка сердца говорят уста его.

Лука (гл. 6, ст. 45)

  
  -- Блаженны милостивые...

Матфей (гл. 5, ст. 7)

  
  -- Блаженны чистые сердцем...

Матфей (гл. 5, ст. 8)

  
  -- Много званых, но мало избранных.

Лука (гл. 14, ст. 24)

  
  -- Блаженны миротворцы...

Матфей (гл. 5, ст. 9)

  
  -- Не давайте святыни псам и не бросайте жемчуга вашего перед свиньями, чтобы они не попрали его ногами своими и, обратившись, не растерзали вас.

Матфей (гл. 7, ст. 6)

  
  -- Берегитесь лжепророков, которые приходят к вам в овечьей одежде, а внутри суть волки хищные. По плодам их узнаете их.

Матфей (гл. 7, ст. 15, 16)

  
  -- Остерегайтесь книжников, любящих ходить в длинных одеждах и принимать приветствия в народных собраниях...

Марк (гл. 12, ст. 38)

  
  
  
  
  

 Ваша оценка:

По всем вопросам, связанным с использованием представленных на ArtOfWar материалов, обращайтесь напрямую к авторам произведений или к редактору сайта по email artofwar.ru@mail.ru
(с) ArtOfWar, 1998-2017