ArtOfWar. Творчество ветеранов последних войн. Сайт имени Владимира Григорьева

Каменев Анатолий Иванович
Правитель распадающейся державы

[Регистрация] [Обсуждения] [Новинки] [English] [Помощь] [Найти] [Построения]
 Ваша оценка:


Правитель распадающейся державы

 []

ЯРОПОЛК

1132-1139

Н.М. Карамзин

   Превосходные достоинства Мстислава удерживали частных Князей в границах благоразумной умеренности: кончина его разрушила порядок.
   *
   Таким образом слабость нового Государя обнаружилась в излишней снисходительности, и несчастные следствия доказали, сколь малодушие его было вредно для Государства.
   *
   Черниговцы не обманулись: Великий Князь, тронутый молением Всеволода, явил редкий пример великодушия или слабости: заключив мир, утвержденный с обеих сторон клятвою и дарами, возвратился в Киев и скончался [18 Февраля 1139 г.].
   Сей Князь, подобно Мономаху, любил добродетель, как уверяют Летописцы; но он не знал, в чем состоит добродетель Государя. С его времени началась та непримиримая вражда между потомками Олега Святославича и Мономаха, которая в течение целого века была главным несчастием России: ибо первые не хотели довольствоваться своею наследственною областию и не могли, завидуя вторым, спокойно видеть их на престоле Великокняжеском.
  

Правитель распадающейся державы

   Граждане Киевские объявили Ярополка Владимировича Государем своим и призвали его в столицу. Согласно с торжественным договором, заключенным между им и старшим братом, в исполнение Мономахова завещания, он уступил Переяславль Всеволоду, сыну Мстислава.
   Сей Князь Новогородский, приехав туда, чрез несколько часов был изгнан дядею, Георгием Владимировичем, Князем Суздальским и Ростовским, который заключил союз с меньшим братом Андреем и боялся, чтобы Ярополк не сделал Всеволода наследником Киевского престола.
   Великий Князь убедил Георгия выехать из Переяславля; но, чтобы успокоить братьев, отдал сию область другому племяннику, Изяславу Мстиславичу, Князю Полоцкому.
   Таким образом слабость нового Государя обнаружилась в излишней снисходительности, и несчастные следствия доказали, сколь малодушие его было вредно для Государства.
   Новогородцы, Ладожане и Псковитяне (которые составляли одну область) уже не хотели принять Всеволода. "Забыв клятву умереть с нами (говорили они), ты искал другого княжения: иди же, куда тебе угодно!"
   Несчастный Князь должен был удалиться.
   Граждане скоро одумались и возвратили изгнанника; но власть его ограничилась, и Посадники, издревле знаменитые слуги Князей, сделались их совместниками в могуществе, будучи с того времени избираемы народом.
   Полочане также воспользовались отсутствием Изяслава: выгнали брата его, Святополка, и признали Князем своим Василька Рогволодовича, который возвратился тогда из Царяграда.
   *
   [1133-1134 гг.] Новые перемены служили только поводом к новым беспорядкам и неудовольствиям.
   Желая совершенно угодить братьям, Ярополк склонил Изяслава уступить Переяславль дяде своему, Вячеславу. Племянник в замену получил Туров и Пинск, сверх его прежней Минской области; был доволен и ездил в Уделы Мстиславичей, в Смоленск, в Новгород, собирать дары и налоги для Ярополка.
   Достойно примечания, что Новгород, владея отдаленными странами нынешней Архангельской губернии, платил за них Великим Князьям особенную дань, которая называлась печорскою.
   Но скоро верность Изяслава и братьев его поколебалась: легкомысленный Вячеслав, жалея о своем бывшем уделе, отнял у племянника Туров, а Георгий Владимирович взял Переяславль, отдав за то Ярополку часть своей Ростовской и Суздальской области. Огорченный Изяслав прибегнул ко Всеволоду: сей Новогородский Князь незадолго до того времени победил мятежную Чудь, взял Юрьев, или Дерпт, основанный Великим Ярославом, и в надежде на свою храбрость обещал брату завоевать для него область Суздальскую. Он не сдержал слова: дошел только до реки Дубны и возвратился.
   Между тем в Новегороде господствовало неустройство: народ волновался, избирал, сменял Посадников и даже утопил одного из главных чиновников своих, бросив его с моста, который служил Новогородцам вместо скалы Тарпейской.
   Недовольные худым успехом Всеволодова похода, они требовали войны и хотели снова идти к Суздалю. Напрасно Михаил, тогдашний Митрополит Киевский, приехав к ним, старался отвратить их от сего междоусобия: Новогородцы считали оное нужным для своей чести; не пустили от себя Митрополита и, несмотря на жестокость зимы, выступили в поле 31 декабря [1133 г.]; с удивительным терпением сносили холод, вьюги, метели и кровопролитною битвою, 26 генваря, на долгое время прославили Жданову гору (в нынешней Владимирской губернии); потеряли множество людей, убили еще более Суздальцев, но не могли одержать победы; возвратились с миром и немедленно освободили Митрополита, который предсказал им несчастные следствия их похода.
   И южная Россия была в сие время феатром раздора.
   Ольговичи, Князья Черниговские, дружные тогда со Мстиславичами, объявили войну Ярополку и братьям его; призвали Половцев; жгли города, села; грабили, пленяли Россиян и заключили мир под Киевом. Изяслав был тут же. Он не ходил вторично с Новогородцами в область Суздальскую: Великий Князь уступил ему Владимир, Андрею, брату своему, Переяславль, а Ростов и Суздаль возвратил Георгию, который сверх того удержал за собою Остер в южной России. В сем случае Новогородцы поступили как истинные, добрые сыны отечества: не хотев взять участия в междоусобии, они прислали своего Посадника Мирослава и наконец Епископа Нифонта, обезоружить Князей словами благоразумия. Нифонт, муж строгой добродетели, сильными убеждениями тронул их сердца и более всех способствовал заключению мира.
   [1135 г.] Но чрез несколько месяцев опять возгорелась война, и Князья Черниговские новыми злодействами устрашили бедных жителей Переяславской области. В жестокой битве, на берегах Супоя, Великий Князь лишился всей дружины своей; она гналась за Половцами и была отрезана неприятелями: ибо Ярополк с большею частию войска малодушно оставил место сражения.
   Пленив знатнейших Бояр, Ольговичи взяли и знамя Великого Князя.
   Василько, сын Мономаховой дочери, Марии, и Греческого Царевича Леона, находился в числе убитых.
   Завоевав Триполь, Халеп, окрестности Белагорода, Василева, победители уже стояли на берегах Лыбеди, когда Ярополк, готовый ко вторичной битве, но ужасаясь кровопролития, вопреки мнению братьев предложил мир и согласился уступить Ольговичам Курск с частию Переяславской области. Митрополит ходил к ним в стан и приводил их к целованию креста, по тогдашнему обычаю.
   [1136 г.] Между тем Новогородцы, миря других, сами не умели наслаждаться внутреннею тишиною. Князь был жертвою их беспокойного духа. Собрав граждан Ладожских, Псковских, они торжественно осудили Всеволода на изгнание, ставя ему в вину, 1) что "он не блюдет простого народа и любит только забавы, ястребов и собак; 2) хотел княжить в Переяславле; 3) ушел с места битвы на Ждановой горе прежде всех и 4) непостоянен в мыслях: то держит сторону Князя Черниговского, то пристает ко врагам его". Всеволод был заключен в Епископском доме с женою, детьми и тещею, супругою Князя Святоши; сидел как преступник 7 недель за всегдашнею стражею тридцати воинов, и получил свободу, когда Святослав Ольгович, брат Князя Черниговского, избранный народом, приехал княжить в Новгород. Оставив там аманатом юного сына своего, Владимира, Всеволод искал защиты Ярополковой, и добросердечный Великий Князь, забыв вину сего племянника (хотевшего прежде, в досаду ему, овладеть Суздальскою землею), дал изгнаннику Вышегород; но равнодушно смотрел на то, что древняя столица Рюрикова, всегдашнее достояние Государей Киевских, уже не признавала над собою их власти.
   [1137 г.] Мятеж продолжался в Новегороде. Всеволод имел там многих ревностных друзей, ненавистных народу, который одного из них, именем Георгия Жирославича, бросил в Волхов. Сии люди, не теряя надежды успеть в своем намерении, хотели даже застрелить Князя Святослава. Сам Посадник держал их сторону и наконец с некоторыми знатными Новогородцами и Псковитянами ушел ко Всеволоду, сказывая ему, что все добрые их сограждане желают его возвращения. Рожденный, воспитанный с ними, сей Князь любил Новогород как отчизну и неблагодарных его жителей как братьев; тосковал в изгнании и с сердечною радостию спешил приближиться к своей наследственной столице. На пути встретил его с дружиною Василько Рогволодович, Князь Полоцкий, в 1129 году сосланный Мстиславом в Константинополь: он имел случай отмстить сыну за жестокость отца; но Василько был великодушен: видел Всеволода в несчастии и клялся забыть древнюю вражду; желал ему добра и сам с честию проводил его чрез свои области.
   Псковитяне с искренним усердием приняли Всеволода: Новогородцы же не хотели об нем слышать и, сведав, что он уже во Пскове, разграбили домы его доброжелателей, а других обложили пенями, и собранные 1500 гривен отдали купцам на заготовление нужных вещей для войны. Святослав призвал брата своего, Глеба, из Курска; призвал самых Половцев. Уже варвары надеялись опустошить северную Россию, как они с жестоким отцом сего Князя грабили южную; но Псковитяне решились быть друзьями Всеволода: завалив все дороги в дремучих лесах своих, они взяли такие меры для обороны, что устрашенный Святослав не хотел идти далее Дубровны и возвратился. Таким образом город Псков сделался на время особенным Княжением: Святополк Мстиславич наследовал сию область по кончине брата своего, набожного, благодетельного Всеволода-Гавриила, коего гробницу и древнее оружие доныне показывают в тамошней соборной церкви.
   Новогородцы, избрав Святослава, объявили себя неприятелями Великого Князя, также Суздальского и Смоленского.
   Псковитяне не хотели иметь с ними сношения; ни Василько, Князь Полоцкий, верный союзник Всеволодов.
   Лишенные подвозов, они терпели недостаток в хлебе (которого осьмина стоила тогда в Новегороде 7 резаней), и неудовольствие народное обратилось на Князя невинного. Одно духовенство имело некоторую причину жаловаться на Святослава: ибо он сочетался каким-то незаконным браком в Новегороде, не уважив запрещения Епископского и велев обвенчать себя собственному или придворному Иерею.
   За то сей Князь старался обезоружить Нифонта своею щедростию, возобновить древний устав Владимиров о церковной дани, определив Епископу брать, вместо десятины от Вир и продаж, 100 гривен из казны Княжеской, кроме уездных оброков и пошлины с купеческих судов.
   Но Святослав не мог успокоить народа и был изгнан с бесчестием.
   Желая защитить себя от мести Ольговичей, граждане оставили в залог у себя его Бояр и Княгиню; сослали ее в монастырь Св. Варвары и призвали в Новгород Ростислава, внука Мономахова, сына Георгиева; заключили мир с Великим Князем, Псковитянами и хвалились своею мудрою Политикою.
   Горестный Святослав, разлученный с женою, на пути своем в Чернигов был остановлен смоленскими жителями и заперт в монастыре Смядынском: ибо Ольговичи снова объявили тогда войну роду Мономахову.
   Сии беспокойные Князья вместе с Половцами ограбили селения и города на берегах Сулы.
   Андрей Владимирович не мог отразить их, ни иметь скорой помощи от братьев, которые, в надежде на мир, распустили войско. Он не хотел быть свидетелем бедствия своих подданных и спешил уехать из Переяславля, оставив их в добычу врагам и не менее хищным Наместникам.
   Заключение Святослава еще более остервенило жестоких Ольговичей; пылая гневом, они как тигры свирепствовали в южной России, взяли Прилук, думали осадить Киев.
   Но Ярополк собрал уже сильную рать, заставил их удалиться и скоро приступил к Чернигову. Не только все Российские Князья соединились с ним, но и Венгры дали ему войско: в стане его находились еще около 1000 конных Берендеев или Торков. Жители Черниговские ужаснулись и требовали от своего Князя, Всеволода, чтобы он старался умилостивить Ярополка. "Ты хочешь бежать к Половцам, - говорили они: - но варвары не спасут твоей области: мы будем жертвою врагов. Пожалей о народе и смирися. Знаем человеколюбие Ярополково: он не радуется кровопролитию и гибели Россиян".
   Черниговцы не обманулись: Великий Князь, тронутый молением Всеволода, явил редкий пример великодушия или слабости: заключив мир, утвержденный с обеих сторон клятвою и дарами, возвратился в Киев и скончался [18 Февраля 1139 г.].
   Сей Князь, подобно Мономаху, любил добродетель, как уверяют Летописцы; но он не знал, в чем состоит добродетель Государя.
   С его времени началась та непримиримая вражда между потомками Олега Святославича и Мономаха, которая в течение целого века была главным несчастием России: ибо первые не хотели довольствоваться своею наследственною областию и не могли, завидуя вторым, спокойно видеть их на престоле Великокняжеском.

Смерть

  
   Черниговцы не обманулись: Великий Князь, тронутый молением Всеволода, явил редкий пример великодушия или слабости: заключив мир, утвержденный с обеих сторон клятвою и дарами, возвратился в Киев и скончался [18 Февраля 1139 г.].
   Сей Князь, подобно Мономаху, любил добродетель, как уверяют Летописцы; но он не знал, в чем состоит добродетель Государя. С его времени началась та непримиримая вражда между потомками Олега Святославича и Мономаха, которая в течение целого века была главным несчастием России: ибо первые не хотели довольствоваться своею наследственною областию и не могли, завидуя вторым, спокойно видеть их на престоле Великокняжеском.
  

Итоги царствования

   В отличие от отца и старшего брата Ярополк не обладал ни дипломатическими навыками, ни авторитетом для удержания государства от распада на отдельные княжества.
   Смелый в молодости, к старости князь стал излишне осторожен в принятии решений и неразборчив в союзниках.
   Ярополк опирался на более близких ему в силу родства племянников (в итоге предавших его) и трусливого брата Вячеслава, тогда как единственной реальной силой, способной сдержать сепаратизм Чернигова, Новгорода и Полоцка были войска решительного и жесткого Юрия Долгорукого.
   К моменту смерти Ярополка, вне его контроля уже находились Полоцк, Новгород и Чернигов. Номинальную лояльность Киеву сохраняло Ростово-Суздальское княжество. В дальнейшем и остальная часть некогда единого государства превратилась в лоскутное одеяло борющихся друг с другом земель.
  

 []

Праздничное богослужебное облачение русских патриархов.

Кон. 16 в.

ИСТОРИЧЕСКИЕ ПАМЯТКИ

  -- Обаяние. Великие вожаки всегда пользовались природным обаянием и эта присущая им сила служит объяснением их могущественного господства над массами. Обаяние это -- чувство данного лица, господства которого не терпит критического отношения. Объяснить происхождение чувства обаяния можно лишь только силою внушения. Внушение... прививается без доказательств, силою одного авторитета, почему и вожак, стоящий во главе толпы, в своих обращениях к ее чувствам, не должен спускаться до степени зависимости от толпы, путем разъяснения ей смысла своих действий. Он должен действовать категорически и безапелляционно. (А. Резанов). Обаяние личности высшего начальника создается репутацией его предыдущей командной службы, которую он заслужил, благодаря своей способности проявлять физическое напряжение, в пример другим, требуя от них того же; далее этому обаянию начальника способствует: доверие, внушаемое знанием дела; уважение, вызываемое справедливостью; постоянная готовность отвечать за все и подчинять себя и других строгим требованиям дисциплины; умение быть корректным; умение с гордостью командовать без чванства; сердечная и справедливая благосклонность без заискивающей фамильярности и самоуничижения; неослабная и осмысленная твердость убеждений; наконец, искренность и прямота. (П. Махров).
  
  -- Обдуманность действий. Прежде чем двинуться, все взвесь и обдумай. Кто заранее знает принципы прямого и обходного путей, тот побеждает. Это и есть законы борьбы на войне. (Сунь-цзы).
  
  -- ОБЕР-ОФИЦЕРЫ -- наименование группы младших чинов в русской и некоторых иностранных армиях. В русской армии согласно Табели о рангах 1722 г. к обер-офицерам относились офицеры в чинах от пра­порщика до капитана; на флоте -- от мичмана до лейтенанта (иногда и старшего лейтенанта).
  
  -- Обетованная земля - земля Ханаанская, обещанная Господом в наследие Аврааму, Исааку и Иакову.
  
  -- Обеты - обещания (обязательства), которые давались верующими или в благодарность Господу за оказанную небесную помощь или при молитве о помощи Божией. Исполнение обетов, как бы ни было тяжело, безусловно обязательно. Посему прежде произнесения обета Богу и даже людям, требуется строго обдумать, в состоянии ли мы его выполнить. Нарушение же обетов, данных Богу, составляет грех против третьей заповеди Закона Божия.
  
  -- Обещания. Сеть для человека -- поспешно давать обет, и после обета обдумывать (Прит. 20 -- 25).
  
  -- Обида. Размысли, что лучше: обидчиком ли быть, или обиженным? -- Без сомнения, лучше быть невинным, нежели виновным (Филарет Митрополит Московский).
  
  -- Обличение. Негласность обличении делает более легким врачевание. Не будем терзать, не будем разъедать чужих ран; не будем подражать мухам, но будем сорадоваться пчелам. Мухи садятся на раны и разъедают их, а пчелы летают по цветам. Поэтому последние делают соты, а первые причиняют боль телам, на которые садятся: они отвратительны, а те вожделенны и достолюбезны. (И.3латоуст).
  
  -- Обманщик тот, кто берет, зная, что не сможет вернуть. (Публилий Сир).
  
  -- Образование. Для образования нужны три вещи: природные способности, упражнение и время. (Демокрит). Задача образования -- не в приобретении массы познаний, а в подготовке к деятельной жизни, в стремлении к высшим целям. (Ф. Ницше).
  
  -- Образование офицеров. Чем выше стоит военное образование, тем выше будет стоять и общество офицеров и тем менее открываются возможности приобрести специальное образование, без создания особенного соответствующего ему сословия. Поэтому офицерам должно быть дано не только соответствующее содержание, но и соответственное общественное положение; каждому государству обходилось это слишком дорого, когда общество офицеров стоит ему слишком дешево. (Штейн).
  
  -- Образование профессиональное. Выражение "профессиональное образование" не следует понимать узко; сюда входят: необходимые специальные знания; общие знания, необходимые как предварительная подготовка для успешного изучения специальных знаний; общие знания, необходимые для успешного применения этих специальных знаний; умственное воспитание, необходимое, как для успешного изучения, так и для успешного применения тех же специальных знаний. (М. Крит).
  
  -- Обрезание - ритуал, который состоял в обрезании крайней плоти всех младенцев мужеского пола в 8-й день по рождении их. Этот обряд был установлен в знамение завета Бога с Авраамом. Евреи всегда с особою точностью соблюдали обряд обрезания. Как оказывается из несомненных свидетельств обрезание употреблялось даже прежде времен Авраама. Египтяне совершали этот обряд в очень раннюю эпоху. От Евреев многие другие восточные народы приняли означенный обряд и он составляет главное условие вступления в религию Магомета. Орудиями для совершения обрезания служили: нож, бритва и даже острый каменный нож. Слово обрезание часто употребляется в иносказательном смысле; слова необрезанный и необрезание употребляются вообще для выражения злобы и нечестия, и обрезать себя для Господа значит сделаться верным и послушным Ему.
  
  -- Обручение - обряд установления статуса жениха и невесты, который состоял или в письменном условии или чрез вручение серебряной монеты невесте при свидетеле. От обручения до брака невеста считалась уже законною женою своего жениха.
  
  -- ОБСЕРВАЦИОННАЯ АРМИЯ -- группировка войск, развертывавшаяся воюющим или готовящимся к войне государством на границе с сосед­ним невоюющим государством в целях наблюдения за действиями его войск и отражения его возможного нападения.
  
  -- Общение. Искусство общения с людьми заключается в том, чтобы уметь выдвигать себя, не оттесняя других, применяться к взглядам, склонностям людей, не прибегая к фальши, легко, без натяжки усваивать тон любого общества, не жертвуя особенностями своего характера и не унижаясь. (А. Книгге).
  
  -- ОБЩЕСТВА НАУЧНЫЕ. Первые военные научные общества появились в России во второй половине ХIХ века. В декабре 1896 г. среди офицеров 2-ой гвардейской дивизии, дислоцировавшейся в Петербурге, родилась мысль о создании первого военно-научного кружка, где бы они могли совершенствовать свои военные и общеобразовательные знания. В кружке читались доклады, обсуждалась военная литература, издававшаяся как в России, так и за рубежом. Кружок имел успех и его учредители подняли вопрос о придании ему официального характера. 10 февраля 1897 года впервые был составлено проект устава военно-научного общества, а 25 июля 1898 года он был учрежден царем. Новое общество вошло в историю под названием "Общество ревнителей военных знаний". Основными целями общества, согласно его уставу, являлись "распространение среди офицеров русской армии военных и общих знаний, разработка военной науки".
  
  -- Общественное мнение в полку. Общественное мнение в полку, всегда находящееся в руках старших товарищей -- огромная сила, и раз она попадает в руки ловких, влиятельных, но недостойных людей, не ждите ничего хорошего: уровень порядочности в офицерской среде понижается; служба вышучивается; мелкие дисциплинарные отступления, расшатывающие военный строй, покрываются ложным понятием о товариществе и т.д. (Н. Бутовский).
  
  -- ОБЩЕСТВО ВОЕННЫХ ЛЮДЕЙ, учрежденное в Петербурге в 1816 году при гвардейском штабе. - группа штабных офицеров в свите императора Александра I. Ставило целью распространение среди офицеров армии и флота " истинного просвещения", совершенствование их знаний "во многих науках"; в1817-1819 гг. издавало "Военный журнал". Запрещено Николаем I в 1826 г., т.к. многие члены общества участвовали в движении декабристов.
  
  -- Общество офицеров . Вот здесь-то потребны правила нравственного образования и постоянный характер, дабы никогда, нигде и ни в чем не выходить из границ благопристойностей и благоразумия; особенно нося мундир, надобно помнить, что собственно наша честь соединена с честью того места, к которому мы принадлежим, и если порочим себя, то тем нанесем оскорбление и месту своего служения. -- Честь наша по большей части зависит от мнения других -- и потому ею весьма надобно дорожить. (Письма об образовании ума, 1826 г.). Офицер должен посещать только такие общества, в которых господствуют добрые нравы; он никогда не должен забывать, особенно в публичных местах, что он не только образованный человек, но что, сверх того, на нем лежит обязанность поддерживать достоинство своего звания. (Э. Свидзинский).
  
  -- ОБЩЕСТВО РЕВНИТЕЛЕЙ ВОЕННЫХ ЗНАНИЙ. Создано осенью 1898 года Военный Министр (генерал Куропаткин утвердил Устав первого в России военно-научного общества). Общество Ревнителей Военных Знаний, как и большинство русских начинаний, обязано своим происхождением частной инициативе. Первые Учредители Общества: Новицкий Евгений Федорович, Дмитрий Михайлович Левшин, Николай Николаевич Корф, Николай Андреевич Болотов, Арсений Анатольевич Гулевич, Леонид Викторович Евдокимов, Евгений Михайлович Бибиков. Руководящие принципы общества: 1.В деле науки не может быть начальников и подчиненных, а есть только знающие и те, кто хотят воспользоваться этими знаниями. Так называемые "генералы от науки", безапелляционно изрекающие истины и не допускающие противоречий с первых же дней были немыслимы в жизни нашего Общества. 2.Общество придерживалось самой широкой программы, как в отношении существа, так и порядка составления своей культурной работы. 3.Во все свои начинания Общество вносило большую организацию и строгое предварительное изучение того, что оно имело в виду предложить своим членам. 4.Общество допускало на свои лекции не только своих членов, но и всех, не исключая и гражданских лиц, дам и даже иногда детей; только для дам и детей отводились хоры. Виды деятельности Общества: 1.Главным видом деятельности Общества было чтение докладов. 2.Другой по важности формой деятельности была издательская. 3.Третьим видом деятельности Общества было организация посещения музеев, заводов, полей сражений и т.п.
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  

 Ваша оценка:

Печатный альманах "Искусство Войны" принимает подписку на 2010-й год.
По всем вопросам, связанным с использованием представленных на ArtOfWar материалов, обращайтесь напрямую к авторам произведений или к редактору сайта по email artofwar.ru@rambler.ru
(с) ArtOfWar, 1998-2010