ArtOfWar. Творчество ветеранов последних войн. Сайт имени Владимира Григорьева

Каменев Анатолий Иванович
Рыцари из пастухов

[Регистрация] [Обсуждения] [Новинки] [English] [Помощь] [Найти] [Построения]
Оценка: 5.96*8  Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Более семи веков персы держали в страхе древний мир, но и сами они не сумели устоять перед завоевателями.


А.И. Каменев

РЫЦАРИ ИЗ ПАСТУХОВ

роки могущества и падения древней Персии)

  
  
   С момента возникновения (в 6 в. до Р.Х.) до завоевания Александром Македонским (в 4 в. до Р.Х.), в течение двух с половиной столетий, Персия занимала главенствующее положение в Древнем мире. Последующее греческое господство продлилось примерно сто лет, и после его падения персидская держава возродилась при двух местных династиях: Аршакидов (Парфянское царство [1]) и Сасанидов [2] (Новоперсидское царство). Более семи веков они держали в страхе сначала Рим, а потом Византию, пока в 7 в. Р.Х. государство Сасанидов не было покорено исламскими завоевателями.

Сведения о государстве Ахеменидов

  
   Начиная со II тыс. до Р.Х. на Иранское нагорье одна за другой обрушивались волны нашествий племен из Центральной Азии. Это были арии [3], индоиранские племена, говорившие на диалектах, являвшихся праязыками нынешних языков Иранского нагорья и Северной Индии. Они же дали Ирану его имя ("родина ариев"). Первая волна завоевателей нахлынула около 1500 до Р.Х. Одна группа ариев осела на западе Иранского нагорья, где основала государство Митанни, другая группа - на юге среди касситов [4]. Однако основной поток ариев миновал Иран, повернув резко на юг, перевалил через Гиндукуш и вторгся в Северную Индию.
   *
   В начале I тыс. до Р.Х. по тому же пути на Иранское нагорье прибыла вторая волна пришельцев, собственно иранских племен, причем куда более многочисленная. Часть иранских племен - согдийцы, скифы, саки, парфяне и бактрийцы - сохранили кочевой образ жизни, другие ушли за пределы нагорья, но два племени, мидяне и персы (парса), обосновались в долинах хребта Загрос, смешались с местным населением и восприняли их политические, религиозные и культурные традиции. Мидяне осели в окрестностях Экбатаны (современный Хамадан). Персы расселились несколько южнее, на равнинах Элама и в горном районе, примыкающем к Персидскому заливу, который позднее получил название Персида (Парса или Фарс). Возможно, первоначально персы обосновались к северо-западу от мидян, западнее озера Резайе (Урмия), и лишь позднее переместились к югу под давлением Ассирии, переживавшей тогда пик своего могущества. На некоторых ассирийских барельефах 9 и 8 вв. до Р.Х. изображены сражения с мидянами и персами.
   *
   Постепенно набирало силу Мидийское царство со столицей в Экбатане. В 612 до Р.Х. мидийский царь Киаксар [5] (правил с 625 по 585 до Р.Х.) вступил в союз с Вавилонией, захватил Ниневию и сокрушил ассирийскую державу. Мидийское царство простиралось от Малой Азии (современная Турция) почти до р.Инд. На протяжении всего лишь одного царствования Мидия из маленького княжества-данника превратилась в сильнейшую державу Среднего Востока.
   *
   Могущество Мидии не продержалось дольше жизни двух поколений. Персидская династия Ахеменидов (названная так по имени своего основателя Ахемена) еще при мидянах стала господствовать в Парсе. В 553 до Р.Х. Кир Великий, Ахеменид, правитель Парсы, поднял восстание против мидийского царя Астиага, сына Киаксара, в результате которого был создан могущественный союз мидян и персов. Кир возвел на первую роль дотоле неизвестный народ, а государство, возглавляемое им, стало виновником многих небывалых перемен в жизни азиатских народов.
   *
   Новая держава угрожала всему Среднему Востоку. В 546 до Р.Х. царь Лидии Крез возглавил направленную против царя Кира коалицию, в которую помимо лидийцев вошли вавилоняне, египтяне и спартанцы. Согласно легенде, оракул предсказал лидийскому царю, что война закончится крушением великого государства. Обрадованный Крез даже не удосужился спросить, какое именно государство имелось в виду. Война закончилась победой Кира, который преследовал Креза до самой Лидии и там захватил его в плен. В 539 до Р.Х. Кир занял Вавилонию, а к концу своего правления расширил границы государства от Средиземного моря до восточных окраин Иранского нагорья, сделав столицей Пасаргады, город на юго-западе Ирана [6].
   *
   Камбиз, сын Кира, захватил Египет и провозгласил себя фараоном [7]. Умер он в 522 до Р.Х. Некоторые источники утверждают, что он покончил жизнь самоубийством. После его смерти персидским троном завладел мидийский маг, но несколько месяцев спустя он был свергнут Дарием, представителем более молодой ветви династии Ахеменидов [8].
   *
   Дарий I (правил с 522 по 485 до Р.Х.) - величайший из персидских царей, в нем сочетались таланты правителя, строителя и полководца [9]. При нем под власть Персии перешла северо-западная часть Индии вплоть до р. Инд и Армения до гор Кавказа. Дарий даже организовал поход во Фракию (современная территория Турции и Болгарии), но скифы отбросили его от Дуная [10]. В годы правления Дария греки-ионийцы в западной части Малой Азии подняли восстание. Поддержанное греками в самой Греции, оно положило начало борьбе против персидского господства, которая закончилась только через полтора столетия из-за падения Персидского царства под ударами Александра Македонского. Дарий подавил ионийцев и начал поход против Греции. Однако буря разметала его флот у мыса Афон (Халкидонский п-ов). Через два года он предпринял второй поход против Греции, но греки разгромили огромную армию персов в битве при Марафоне, недалеко от Афин (490 до Р.Х.) [11].
   *
   Сын Дария Ксеркс (правил с 485 по 465 до Р.Х.) возобновил войну с Грецией. Он захватил и сжег Афины, но после разгрома персидского флота при Саламине в 480 до Р.Х. был вынужден вернуться в Малую Азию [12]. Оставшиеся годы своего правления Ксеркс провел в роскоши и забавах. В 485 до Р.Х. он пал от руки одного из своих придворных. В долгие годы царствования его сына Артаксеркса I (правил с 465 по 424 до Р.Х.) в государстве воцарился мир и процветание. В 449 до Р.Х. он заключил мир с Афинами.
   *
   После Артаксеркса власть персидских монархов над их обширными владениями стала заметно ослабевать. В 404 до Р.Х. отпал Египет, одно за другим восставали горные племена, началась борьба за трон. Самым значительным в этой борьбе был мятеж, поднятый Киром Младшим против Артаксеркса II и завершившийся поражением Кира в 401 до Р.Х. в сражении при Кунаксе, недалеко от Евфрата. Большая армия Кира, состоявшая из греческих наемников, с боями пробилась через разваливавшуюся империю к себе на родину, в Грецию. Греческий полководец и историк Ксенофонт описал это отступление в своем произведении Анабасис, ставшем классикой военно-художественной литературы.
   *
   Артаксеркс III (правил с 358/359 по 338 до Р.Х.) с помощью греческих наемников ненадолго восстановил империю в ее прежних границах, но уже вскоре после его смерти Александр Македонский уничтожил былую мощь Персидского государства.
  

Воспитание в Древней Персии

  
   Завершив хронологию персидских событий, коротко покажем один из стратегических вопросов государства - вопрос о воспитании подрастающего поколения. Воспитание же, как известно, базируется на определенных понятиях, традициях, обычаях и ценностях данного народа.
   По свидетельству Геродота, "из всех дней наиболее у них празднуется тот, в который кто родился. В сей день они предлагают пир, обильнейший обыч­ного: кто зажиточен, тот ставит целого быка, коня, верблюда или осла, зажаренного в горниле, бедные же предлагают мелкий скот" [13].
   Он же (Геродот), отмечая, что "до вина персы великие охотники" и "во хмелю обыкновенно обсуждают они и важ­нейшие дела свои", отмечает, что принятое на пьяную голову решение обсуждают, протрезвев на другой день, подтверждая или отменяя его [14].
   "Мужеское достоинство у них мерится по храбрости в сражении, а засим по тому, кто более произведет на свет сы­нов; наиболее же их произведшему всякий год от царя посыла­ются подарки. Таковое множество почитается у них знаком силы" [15].
   Детей от пяти лет до двадцати обучают только трем предметам: ездить верхом, стрелять из лука и говорить правду. Ранее же пяти лет сын не является на глаза отцу, а живет среди женщин: сие делается для того, чтобы не причинить отцу никакой горести, если дитя умрет в сем возрасте.
   "Обычай такой я нахожу похвальным; похвально и то, что за одну вину ни сам царь никакого человека не казнит смертию, ни иной кто из персов никакого своего служителя не наказывает неисцелимым образом: лишь нашед по рассуждении, что преступ­ления виновного больше и важнее, чем заслуги его, допускают они себя гневаться. Сказывают, никогда не случалось, чтобы кто убил отца своего или мать; когда же такое случится, то они гово­рят, что по тщательном исследовании непременно окажется убив­ший или подкидышем или незаконнорожденным, ибо невероятно, говорят они, чтобы истинный родитель лишился жизни от собствен­ного сына", - свидетельствует Геродот [16].
   Далее он говорит: "Что не позволено им делать, то и говорить не позволяет­ся. Наигнуснейшим пороком почитают они ложь; а вторым после сего - быть в долгах, как по многим другим причинам, так и по­тому, что должнику всегда необходимо бывает лгать. Кто из го­рожан заражен проказою или белою болезнию, тот не входит в город и с другими не имеет общения: говорят, что болезнь сия бывает за грех противу Солнца; а чужеземца, страждущего сею болезнию, выгоняют из своей земли, иные же прогоняют даже бе­лых голубей, возводя на них ту же вину. В реку персы не мочат­ся, не плюют, рук не моют и другим не позволяют, но почитают реки священными" [17].
   *
   Собственно о воспитании древних персов нам известно из "Истории" Геродота, "Киропедии" Ксенофонта, трудов более поздних авторов [18]. Обобщая имеющиеся данные, выделим и отдадим должное основным идеям воспитания персов:
  
   - во-первых, как и в Спарте, воспитание молодых граждан в Персии - дело государ­ства; это означает то, что воспитание молодого поколения в Персии признавалось общенациональной задачей, т.е. такой, от которой зависела будущность государства [19];
   - во-вторых, воспитание молодого поколения осуществлялось в рамках специ­альных возрастных групп мальчиков (до 16-17 лет), эфебов (следующие 10 лет) и взрослых-мужей (последующие 25 лет) [20]
   - в-третьих, переход в каждый следующий возраст был возможен только после успешного прохождения пре­дыдущего: лишь те, кто прошел полное обучение гражданской доблести в группах мальчиков и эфебов, могли стать полноправными мужами-гомотимами [21], и только те из этих последних, кто всегда безукоризненно испол­нял свой гражданский долг, могли перейти со временем в высший класс старейшин [22];
   - в-четвертых, Ксенофонт отмечает важное отличительное свойство персидских законов: у других народов законы устанавливались для того, чтобы карать за проступки и, таким образом, пресекать правонарушения, у персов же законы были направлены на то, чтобы предотвратить самую возможность преступлений; т.е. сами законы носили воспитательный характер;
   - в-пятых, школа персидского воспитания, как указывает Ксенофонт, в принципе была открыта для детей всех персидских граждан, однако практически она была до­ступна лишь детям зажиточных людей, которые благодаря своему состоя­нию могут содержать их, не заставляя работать;
   собственность и обусловлен­ное ею воспитание, таким образом, были решающим кри­терием общественного положения граждан [23];
   - в-шестых, замечательно и само содержание осуществляемого в персидском государстве воспитания: оно сводилось к формированию у граждан необходимых, с точки зрения общины, моральных и физических качеств (молодым гражданам внушались идеи справедливости, уважение к имущественным и гражданским правам себе подобных, приви­вался дух корпоративной солидарности, втолковывалась всеми возмож­ными способами необходимость безусловного повиновения старшим по воз­расту и положению) [24];
   - в-седьмых, одновременно с общегражданской подготовкой юноши получали необходимое физическое воспитание, направленное на подготовку из них умелых и закаленных вои­нов; конь и оружие, война и подвиги - вот призвание древнего перса; сообразно с этим призванием воспитывалось и юношество: оно принадлежало государству и должно было готовиться к его защите и возвышению; на этом основании физическое воспитание впервые выступает здесь наряду с духовным, а школы, называемые "школами справедливости" [25];
   - в-восьмых, заслуживает внимания подход персов к формированию учительского состава (учителями и надзирателями были персы не моложе 50 лет, могущие служить примером для юношества) и определенного рода запреты в воспитании: до пяти лет ребенку не следовало говорить, что такое добро и зло; "все, что совершит он злого, падает на родителей, которые должны до этого времени оберегать его только относи­тельно тела, а в случае сделанных им промахов - говорить ему: "впредь не делай этого!"; до достижения семилетнего возраста обычай строго запрещал бить дитя [26].
   *
   Безусловно, имело место и негативное начало, свойственное многим народам Востока. Привычка к произволу, испытываемому на собственной шкуре, сознание, что каждую минуту он может быть поднят из праха до величайших почестей, или, обратно, повергнут в глубочайшее унижение, - все это заставляло перса считать вполне естественным тот факт, что и его правители, выйдя из самого низкого сословия, возвысились хитростью и насилием [27]. Будучи не жестокими от природы, персы почти всегда обрета­лись в кровавом кошмаре, доставшемся им в наследство от Ассирии, возводя мучительство на степень какого-то спорта и доходя до утонченной жестокости.
  
   *
   Как вывод, можно признать, что ядром древнеперсидского воспитания было - закалить тело гимнастикой и посредством правдивости развить дух до нравственной чистоты. Индивидуальность при этом не была подавлена. Благоговение к царю и к власти, уважение к законам, любовь к отечеству, чувство справедливости и отвращение ко лжи - вот высо­кие задачи, которые практически решало древнеперсидское воспитание.
  
  

Военное дело у персов

  
   Хороший знаток персидских условий, Ксенофонт, сообщил интересные сведения о важности военного дела во времена Ахеменидов:
  
   "Мы согласны, что персидский царь чрезвычайно заботится о военном деле: каж­дому правителю каждого народа, с которого он собирает дань, он предписал, сколько всадников, стрелков, пращников и вооруженных щитами он должен содержать, сколько необходимо их для управления подчиненными ему и для защиты страны в случае нашествия неприятеля. Кроме того, он содержит гарнизоны в акрополях. Содержит их правитель, которому это поручено, а царь ежегодно производит смотр наемникам и другим войскам, которым предписано быть в полном вооружении. Всех, кроме гарнизонов, он собирает в одно место, где назначено собрание. Тех, которые вблизи резиденции, он смотрит сам, а смотреть живущих далеко посылает надежных людей. Те из комендантов, или хилиархов, или сатрапов, которые окажутся с полным комплектом и представят войска с хорошими лошадьми и оружием, полу­чают повышения и обогащаются ценными подарками. А тех, которых царь найдет нерадивыми относительно гарнизонов, или недобросовестными из-за корыстолюбия, он подвергает тяжелым наказаниям и, отрешив от начальства, заменяет другими. Такое отношение его к военному делу, несомненно, доказывает его заботливость"...
  
   *
   Персы до времен Кира составляли немногочисленный народ, обитавший в горных частях Персии и подвластный сначала ассириянам, а потом мидянам.
   Отличаясь нравами простыми, суровыми, мужественными и воинственными, они вели отчасти оседлую, большей частью кочевую жизнь, занимаясь земледелием, скотоводством и войной, и сообразно с тем разделялись на 10 каст: 3 земледельческие, 4 пастушечьи и 3 военные.
  
   Последние считались благородными и составляли высшее, господствующее сословие народное. Право носить оружие и заниматься войной было исключительным, наследственным преимуществом их. Они отличались храбростью, воинственным духом, способностью к войне и опытностью в военном деле, чему немало способствовало общественное военное воспитание, уже с ранних лет получаемое воинами и заключавшееся, как вообще у древних восточных народов, в гимнастических и военных упражнениях, и в охоте против диких зверей [28].
   *
   Задача военного искусства древних персов сводилась к достижению по­беды "с малым трудом и с малой кровью" [29].
   *
   Трудно переоценить значение вклада Кира и Дария в дело становления военной системы. Кир, как более способный полководец, разработал систему, а Дарий довел ее до совершенства.
Она основывалась на боевом духе, умении воинов и наличии людских ресурсов. При нем и при сыне его Ксерксе (486-465) оно заключалось в следующем:
  
   Для обозначения владычества над странами, завоеванными силой оружия, и для защиты их от внешних врагов правительство персидское содержало постоянные войска, распределенные по 20-ти сатрапиям, или наместничествам, на которые Дарий разделил государство.
  
   Но дабы сатрапы не могли во зло употреблять своей власти, Дарий совершенно отделил власть военную от власти гражданской и, предоставив сатрапам одну последнюю, вверил первую особым военным начальникам, им назначаемым и сменяемым и вместе с начальствуемыми ими войсками, находившимся в полной и непосредственной от него зависимости. Поэтому постоянные войска назывались царскими. Набор и пополнение их лежали на обязанности собственных их начальников, от сатрапов же своих областей они получали только продовольствие и прочее содержание [30].
  
   *
   Подвластные им народы обязывались нести военную службу. В гарнизонах, рассредоточенных по всему царству, в основном служили уроженцы из других районов (включая и греческих наемников), но всегда во главе стоял персидский контингент. Экспедиционные войска были также многонациональными. Персам удалось держать в повиновении покоренные народы путем умелого сочетания центральной и местной властей, а также снисходительностью и мягкостью правления.
   *
   Состав персидских войск исходил из имеющегося социально-политического устройства персидского государства и его внешнеполитических задач. Ксенофонт в "Киропедии" объясняет основную проблему персидской военной организации: необходимость сравнительно небольшим количеством постоянных войск и конного ополчения держать в повиновении и защищать огромную территорию.
   В силу этих соображений, состав персидского войска имел три важнейшие составляющие:
   1.При самом царе находились отборные 10-тысячные дружины царских телохранителей, вместе с высшими и ближайшими царскими военными сановниками составляли многочисленный и пышный царский военный двор, всегда окружавший и всюду сопровождавший царя.
   Первое место между дружинниками принадлежало составленной из природных персов дружине, славившейся отменной храбростью и известной в истории под названием "10.000 бессмертных" [31] ...Второе же место после нее принадлежало дружине мидийской.
   2.В каждой сатрапии было два рода царских войск, существенно отличных друг от друга: войска полевые, или действующие и городовые, или гарнизонные.
   3.По примеру царя, сатрапы, высшие сановники и знатнейшие вельможи имели также собственные дружины телохранителей, нередко весьма многочисленные: ибо цари дарили их иногда войсками, точно так же, как и городами [32].
   *
   Каждый гарнизон сатрапии находился под командованием военачальника, непосредственно подчинявшегося царю и в задачу которого входило предупреждение опасности усиления той или иной сатрапии. При дворе императора находился военный инспектор ("глаза царя"), следивший за всеми действиями в провинциях. Эта комплексная, но не громоздкая система контроля и постоянное балансирование сил обеспечивались огромным числом конных гонцов и разветвленной сетью коммуникаций.
   *
   У такого воинственного народа-завоевателя, как персы, военное звание, как легко понять, считалось выше и почетнее гражданского и было соединено с большими преимуществами. Тысячники и десятитысячники пользовались большим уважением, а высшие военачальники и сановники военные занимали первые в государстве степени...
   *
  

Пехота и всадники персидского войска

  
   Постоянное войско предполагает организацию военного обучения и воспитания. В персидской армии эта организация включала:
  
   1)выработку физической выносливости и ловкости у воинов;
  
   2)стрелковую подготовку для лучников (Ксенофонт и Геродот писали о том, что персы обучались стрельбе из лука с детства, годами. В "Киропедии" же Кир переформировал персидских пельтастов и лучников в гоплитов и соответственно переучил их в течение всего нескольких месяцев. Из луков стреляли, оттягивая тетиву к уху, не целясь, то есть не совмещая цель и наконечник стрелы. Точность достигалась за счет навыка и молниеносного расчета полета стрелы, почему и требовался долгий период обучения стрельбе. Тетиву натягивали большим пальцем, который придерживался указательным и безымянным пальцами. На большой палец для защиты сустава надевалось специальное кольцо. Ввиду постоянной практики, скорострельность персидских воинов была очень высокой, равно как и пробивная способность);
  
   3)верховую езду для кавалеристов (кроме умения управлять лошадью, требовалось умение совершать мощный рубящий удар в вертикальной плоскости, владеть дротиками для бросков с близкой дистанции и, разумеется, стрелять из луков с дальней и средней дистанции);
  
   4)боевое искусство для пехоты (несмотря на отсутствие упоминаний о постоянном обучении персидских воинов владению оружием, их опыт постоянной службы значил весьма много в рукопашной схватке с греческим гоплитом, такового опыта не имевшим (за исключением, пожалуй, спартанцев). Что касается персидской пехоты при Марафоне, она имела боевой опыт, полученный в кампании против ионийских городов);
  
   5)тактическое и командирское искусство для командиров и военачальников (помимо боевой практики, активно использовалась для этой цели охота как средство формирования смекалки, ловкости, умения координировать действия многих людей и правильно использовать особенности местности);
  
   6)инженерную подготовку для пехоты (в обучение войск входило умение быстро разворачивать легкое полевое укрепление - огромные щиты в рост человека, сплетенные из прутьев фигового дерева; при Платеях персы развернули такие укрепления, видимо, еще во время своего движения на противника);
  
   7)дисциплинирование и сплочение воинских масс (персидская армия была более организованна, обучена и дисциплинирована, нежели армии греческих полисов; Геродот упоминает о взаимодействии мелких отрядов под командованием десятников, что свидетельствует о высокой дисциплине и хорошей организации войск; в персидской армии было строгое единоначалие, хотя полководцев могло быть и два для лучшей организации войска; обычно в таких случаях одним из полководцев был сатрап территории, на которой шла война или осуществлялся поход, а вторым - начальник войск усиления, присланных царем);
  
   8)укрепление боевого духа войск, что достигалось, главным образом, примером старшего, его обращением к войску, организацией жертвоприношений богам, обращением к религиозному авторитету оракулов, воспитанием доверия к командирам, веры в непобедимость своего оружия и необоримость персидских войск и другими средствами; после построения войск полководцы обычно вставали впереди, воодушевляя их (о том, насколько велик был авторитет персидских командиров, можно судить по сражению при Платеях, где "бессмертные" и конники Мардония побежали только после гибели своего вождя);
  
   9)обучение искусству изготовлять оружие и доспехи (вооружение персидских воинов состояло из короткого копья, лука, акинака или чекана; для защиты использовались металлические шлемы, щиты и чешуйчатые доспехи).
  

Командные кадры

  
   Карьера персидского полководца была достаточно стандартной. В детстве сын знатного перса учился верховой езде и стрельбе из лука и приемам владения оружием.
   Занятия сопровождались охотой, где оттачивалось искусство стрельбы и прививался иммунитет к виду крови и внутренностей.
   Затем, в зависимости от своего происхождения, он отправлялся к царскому двору или ко двору сатрапа, где вместе с себе подобными сопровождал властелина, обучаясь и военному делу, и искусству управления.
   В дальнейшем юноша мог остаться в свите царя или сатрапа на постоянную службу либо возвращался домой, в случае необходимости направляясь в конное ополчение. С возрастом и ростом своих заслуг он мог занять более высокую должность в своей сатрапии.

Тактика

   По возможности персы не вступали в тесный контакт с противником во время сражения до того, пока он не будет дезорганизован действиями пеших лучников с фронта и конных лучников и кавалерии с флангов и тыла. Они приспособились вести боевые действия на любой местности, переняв тактику ведения сражения лидийских уланов и усовершенствовав ее.
   Тактика пехоты базировалась на самом мощном оружии, которое было у нее на вооружении, - луке. Персы строились, имея в глубину не более 4 шеренг, так как иначе задние шеренги не смогли бы вести прицельную стрельбу. Перед строем ставились огромные плетеные щиты. Как только противник приближался на дистанцию прицельного выстрела, его засыпали стрелами. Расстроив ряды противника и нанеся ему потери, персы переходили в атаку. Тактика кавалерии была аналогичной. Кавалерист, врубающийся в расстроенный боевой порядок гоплитов, представлял собой страшного противника. Гоплиты, представлявшие за счет напора и удара опасность для пехоты, были совершенно беспомощны против кавалерии. Спасение мог гарантировать лишь сомкнутый строй, стена щитов и копий. Однако такой возможности обычно не было из-за обстрела из луков и невозможности сохранять строй в движении. Известен случай, когда 1.000 фессалийских конников опрокинула спартанскую фалангу из нескольких тысяч гоплитов, находившуюся в движении. В следующий раз они встретили фессалийцев на месте. Потеряв несколько десятков человек при попытке прорвать построение спартанцев, фессалийцы, у которых не было метательного оружия, отступили. При прорыве кавалерией строя фаланги копья оказывались почти бесполезными из-за тесноты, а короткие мечи гоплитов мало могли помочь против всадника. Еще меньше могли помочь большие тяжелые щиты, которыми невозможно долго парировать удары сверху. И, наконец, гоплиты, в отличие от персидских конников, были не готовы к рубке ни технически, ни психологически. В конце концов греки разработали методику борьбы с персидскими всадниками, которая заключалась в том, что сначала ударами по ногам (так как грудь была защищена) поражался конь, а затем, на земле, добивался всадник, причем преимущественно ударами в голову, как наименее защищенное место.

В чем состояла мощь персидского войска

   Следует согласиться с выводом Г. Дельбрюка, что различие между персами и греками заключалось не только в не­одинаковом вооружении и боевом построении, а, главным образом, в духовном единении, которое давала религия.
   При большей численности войск, лучшем тактическом построении и физической мощи греческой фаланги, решающее значение имел фактор религиозный, который позволял персам преодолеть недостатки оружия и тактики. Вдохновленные откровениями Заратустры, персы превращались из воинствующих пастухов в рыцарей и воин­ственных правителей более обширных и богатых куль­турных стран.
  

Роль религии как боевого фактора персидского войска

   Помимо того, что религия выступала в качестве фактора сплочения разнородных воинских масс, она функционально выполняла следующие задачи:
   - во-первых, она укрепляла боевой дух войск перед сражением и давала уверенность полководцу в успехе предстоящего военного предприятия (в сражении у Платеи [33] не только Павсаний [34], греческий полководец, но и Мардоний, персидский военачальник, хорошо осознавали силу хорошего прорицания [35]);
  
   - во-вторых, персидские цари прекрасно понимали необходимость замирения покоренных народов и потому нередко выступали в роли "освободителей" народов от негодных правителей, как то было в Вавилоне в деятельности Кира [36];
  
   - в-третьих, религия выступала как средство дисциплинирования воинских масс, выступая, с одной стороны, как личный (внутренний) судья каждого воина, а, с другой стороны, являясь непререкаемым эталоном справедливости, как в воздаянии заслуженной награды, так и в покарании преступивших воинский долг.
  
  

Причины ослабления могущества персидской державы

  
   После смерти Ксеркса I, в период внутренних смут, потрясений и переворотов, при слабых, неспособных царях, в персах и в военном устройстве персидской монархии произошли большие перемены. Роскошь, изнеженность и развращение нравов до того распространились среди персов, что этот народ совершенно утратил воинский дух и добродетели свои, сделался неспособным к войне и всячески уклонялся от военной службы. И цари персидские, и знатные персы росли в гаремах, получали в них невоенное, изнеженное воспитание, и первые из них уже почти никогда не предводительствовали лично армиями. Тогда-то и у персов вошло в обыкновение содержать наемные войска и составлять из них лучшую, надежнейшую часть и главную силу своих армий [37].
   Другим важным злоупотреблением, вкравшимся в военное устройство персидской монархии и сделавшимся причиною жестоких внутренних потрясений и переворотов, было соединение военной власти с гражданскою в руках сатрапов [38].
   Первоначально сатрапам, особенно, если они принадлежали к царскому роду или управляли пограничными сатрапиями, только в виде исключения, стали вверять с гражданскою властью военную и начальствование войсками в их сатрапиях. Но с ходом времени честолюбивые сатрапы начали сами присваивать себе в сатрапиях полную военную власть, почти возвышаясь на степень независимых государей, составляли между собой союзы, отказывали персидским царям в повиновении и восставали против них войною [39].
   Греки, разгромившие персиян при Марафоне, а также и у Платеи, были поражены той роскошью, которую они обнаружили среди военных трофеев. Шатры, полные золота и серебра, вазы, чаши для питья, умывальники, запястья, ожерелья, мечи - все из золота и серебра,- позолоченные и посеребренные ложа и столы, пестрые ковры - вся эта роскошь, окружавшая знатных персов даже в походе, поразила греков, привыкших к простоте в быту.
   *
   В целом же, на основании имеющихся сведений, можно указать на основную причину падения персидской державы: персы от Ксеркса до Дария III (486-330 г. до Р.Х.) стали нерадеть в военном деле. Это проявилось в следующем:
  
   1)недальновидные цари сами устранились от военного дела, а их примеру последовала знать персидская; следствие - они стали предпочитать дворцы походам, женщин - оружию;
  
   2)пренебрежение к традициям, в частности, в воинском и гражданском воспитании юношества;
  
   3)наемники подорвали внутреннее единство персидской армии;
  
   4)сатрапы узурпировали власть и стали угрозой для государства, причиной смут и раздоров внутри государства;
  
   5)снизилось упорство в военном деле (в упражнениях); обогащение развратило; рыцарский дух пал; солдат обабился;
  
   6)нравы пошатнулись, а с ними изменились ценности (воинская доблесть перестала быть ценностью номер один);
  
   7)прежние победы и былое военное могущество сформировали пренебрежение к противнику, воспитали нежелание учиться и что-либо менять в военном деле: в то время, как другие совершенствовали оружие, снаряжение, доспехи и тактику, персы предпочитали их не менять;
  
   8)притупилось чувство военной опасности, бдительности, постоянной боевой готовности; "маневрами персидского двора" пытались возместить необходимость укрепления боевой мощи армии и тщательной подготовки командных кадров.
  
   Другими словами, военная мощь персов времен Кира Великого и Дария I, послужившая источником могущества персидской монархии и опорой государственной власти, была сведена на нет правителями недальновидными, близорукими. Персы, некогда превратившиеся из пастухов в рыцарей и бесстрашных воинов, склонили головы перед возросшим военным могуществом греков, ставших доблестными воинами. Утратив военную силу, персы поставили свое государство в разряд второстепенных держав, а над собой заимели господ, некогда бывших подвластным народом.
   Такова, пожалуй, участь любого государства, забывающего о военном деле и меняющего доблесть воина на сомнительные блага роскошной, но отнюдь не безопасной жизни.

Древние источники информации о Персии

  
   Решающий период греко-персидских войн (500-478) достаточно подробно представлен "Историей" Геродота, который хотя и не был современником описываемых событий, но еще имел возможность беседовать с состарившимися их участниками, посетить места сражений, познакомиться со сравнительно свежей устной информацией, памятниками в честь победителей. Геродот предельно добросовестен в изложении доступных ему фактов, чужд тенденциозности по отношению к персам, не умалчивает о персофильских настроениях среди части греков, но, как всякий историк, освещает события прошлого под углом зрения своего времени. Достоверность его рассказа проверяется другими сохранившимися свидетельствами, сообщающими и новые данные, в частности о событиях после 478 г. до Р.Х.
   *
   Ценные сведения содержатся в сочинениях Фукидида и Диодора (I в. до Р.Х.), использовавшего не дошедший до нас труд Эфора (IV в. до Р.Х.), в биографиях Плутарха, в надписях в честь победы над персами.
   *
   О том, как Персия использовала в борьбе с македонской монархией политическую пропаганду, указывает Арриан. В приведенном им тексте письма Александра, написанного в ответ на первые мирные предложения Дария III (333 г. до Р.Х.), среди выдвигаемых против последнего обвинений говорится, что персидский царь рассылал письма эллинам, в которых звучал призыв к войне с Александром; здесь же сообщается и о том, что Дарий, предложивший лакедемонянам и некоторым другим из эллинов деньги (только лакедемоняне их взяли), отправил к грекам своих посланников, которые, кроме акций по подкупу македонских приверженцев, пытались (очевидно, соответствующими призывами) разрушить мир, устроенный в Элладе Александром (т.е. пытались разрушить ту политическую систему, которая сложилась в Греции на базе коринфских соглашений, принятых по инициативе победителя при Херонее Филиппа II, а затем, после гибели последнего, подтвержденных его сыном Александром).
   *
   Безусловно, одним из наиболее интересных писателей древности является Ксенофонт, о котором древние судили весьма высоко: вместе с Геродотом и Фукидидом он причислялся к разряду великих историков, вместе с Пла­тоном и Антисфеном - к числу крупнейших философов сократического направления, его язык считался образцом аттической прозы и сравнивался по сладости своей с медом (сам писатель заслужил поэтому прозвище "Аттической пчелы").
   Самое крупное его произведение о Персии - "Киропедия", или "Воспитание Кира". "Киропедия" - не история, а, скорее, исторический роман, в котором есть и правда и вымысел. Идеализируя своего героя - Кира Великого - Ксенофонт, на его примере, пытался изобразить образ умного и дальновидного государственного деятеля-воителя, одинаково преуспевшего и в государственном управлении, и в науке побеждать.
   В образе Кира узнаются живые черты различных исторических персонажей, людей, близких Ксенофонту и почитаемых им. Среди черт, которыми он наделяет своего героя, отчетливо проступают чисто спартанские доблесть и дисциплина, роднящие Кира с Агесилаем, мудрость в духе Сократа, умение повелевать в стиле восточного деспота, каким был - или мог стать - Кир Младший, друг и воинский начальник самого Ксенофонта.
   Ксенофонт задался целью нарисовать совершенную систему воспитания юношества, которая готовила не только доблестных воинов, но и мудрых военачальников. Это сближает его с другими античными философами, которые с построением идеального государства связывали проблему формирования совершенного человека (так именно поступали Платон и Ари­стотель).
   Родина Кира - собственно Персия - в изображении Ксенофонта пред­стает как своеобразное патриархальное государство, наделенное чертами сходства с той идеальной Ликурговой Спартой, которую Ксенофонт еще раньше описал в трактате "Лакедемонская полития". Во главе этого государства стоит царь, осуществляющий высшую воен­ную власть и одновременно выступающий в роли верховного жреца, обла­дающего правом представлять свой народ в сношениях с богами (при совершении различных религиозных обрядов). Царь правит в согласии и под надзором авторитетных старейшин, которые образуют в государстве высший совет, наделенный правом избирать всех должностных лиц и вер­шить суд по всем вопросам частной и общественной жизни. Царская власть передается по наследству в рамках одного рода, однако правит царь - и это не раз подчеркивается в "Киропедии" - не как деспот, а строго в со­ответствии с законом. Разъясняя своему сыну различие в положении его деда, мидийского царя Астиага, и отца - персидского царя Камбиса, мать Кира Мандана замечает: "Дед твой царствует в Мидии и решает все дела, сообразуясь с собственной волей, у персов же считается спра­ведливым, когда все имеют равные права. Твой отец первым выполняет свои обязанности перед государством, обладая установленными государ­ством правами, мерой которых служит закон, а не его собственная воля" ...
   *
   Такие произведения, как "Киропедия" Ксенофонта, весьма поучительны, ибо каждый мыслящий человек сможет без особого труда найти в нем те идеи, которые не утратили своей актуальности.
   *
  
  
  

ПРИМЕЧАНИЯ

  
   1. ПАРФЯНСКОЕ ЦАРСТВО, гос-во в 250 до н. э. - 224 н. э. к ю.-в. от Каспийского м. Назв. от парфян - иран. племени. Терр. в период расцвета (сер. 1 в. до н. э.) - от Двуречья до р. Инд. Соперник Рима на Востоке. С 224 его терр. входила в гос-во Сасанидов.
   2.САСАНИДЫ, династия иран. шахов в 224-651. Основатель - Ардашир I. Гос-во С. завоевано арабами (7 в.). Важнейшие предст.: Ардашир I, Шапур I, Шапур II, Кавад I, Хосров I, Ануширван, Хосров II Парвиз.
   3.АРИИ (арийцы), назв. народов, принадлежащих к индоевроп. (прежде всего индоиран.) языковой общности.
   4.КАССИТЫ, горн. племена, обитавшие во 2-1-м тыс. до н. э. на терр. совр. Зап. Ирана. В 16 в. овладели Вавилонией и основали т. н. касситскую династию, правившую ок. 400 лет. Генетич. связи касситского яз. не установлены. Постепенно семитизировались.
   5.КИАКСАР, царь Мидии (?-585/584 до н. э.). В союзе с Вавилонией уничтожил Ассирийскую державу (605), присоединил к Мидии терр. Маны, Урарту и вост. часть М. Азии.
   6.Сложившаяся на Иранском плоскогорье персидская рабовладельческая деспотия осуществляла во второй половине VI века до н. э. широкую программу захватнических войн. Завоевав почти всю Малую Азию, персидский царь Кир двинул свое войско в Среднюю Азию, рассчитывая на богатую добычу и преследуя, в частности, цель порабощения свободных скифских племен (массагетов), занимавших район между реками Окс (Аму-Дарья) и Яксарт (Сыр-Дарья). Массагетам, которыми в это время правила царица Томирис, пришлось вступить в борьбу с могучим противником. Силы скифов также были немалыми. Их войско было подвижным и искусным в маневрировании. Но главное их преимущество заключалось в том, что они воевали на своей родной земле.
   Персидское войско в 529 году до н. э. форсировало реку Окс и разбило один из передовых скифских отрядов. Томирис приказала своему войску быстро отступить с целью завлечь врага в глубь своей территории и там истребить его. Ободренные удачей, персы преследовали скифов и были завлечены [78] в ущелье, заранее выбранное в качестве ловушки. В этом ущелье было истреблено все персидское войско и убит сам Кир. Юстин сообщает, что скифы уничтожили 200 тысяч персов. Эта цифра, несомненно, преувеличена. Фактически могло быть уничтожено несколько десятков тысяч персов, так как их постоянное войско, как увидим дальше, насчитывало немногим более 10 тысяч воинов и численность его хотя и возрастала за счет племенных ополчений, но не достигала 200 тысяч человек. - См.: Разин Е.А. История военного искусства. В 5-ти т.. Т.1. Военное искусство рабовладельческого периода войны. --М.: Воениздат, 1955 - С.79.
   7.Ктесий прямо говорит, что победа Камбиза была обусловлена изменой вельможи, евнуха Комбафея, желавшего получить пост наместника Египта и открывшего Камбизу "мосты и прочие дела египтян". Таким образом, получается картина, вполне аналогичная той, которую мы видели в Сардах, Экбатане и Вавилоне: отпадение союзников, неблагонадежность греков, внутренняя измена. Но здесь положение еще осложнилось тем, что уже во время похода Камбиза умер Амасис, оставив престол своему сыну Псаметиху III. За этим тяжелым, неблагоприятным и зловещим обстоятельством последовало ред­кое метеорологическое явление в Верхнем Египте - в Фивах выпал дождь, что на суеверных египтян не могло не произвести тягостного впечатления. Однако египет­ские патриоты решились храбро сопротивляться. Битва произошла при Пелусии. Для представления об ожесточенности солдат характерен рассказ Геродота, что греческие и карийские наемники, видя изменника Фанета, проведшего чрез пустыню персидское войско, вывели оставшихся в Египте его детей и, зарезав их пред глазами неприятелей и отца, напились их кровью, смешан­ной с вином. Однако, несмотря на отчаяние и ожесточение, они были разбиты и бе­жали к Мемфису, где и заперлись. Полиэн (III, 9) рассказывает еще об осаде Пелусия, затянувшейся вследствие отчаянного сопротивления египтян, запасшихся множе­ством орудий, кидавших из пращей камни, горящие головни и стрелы. Приводится анекдот, будто Камбиз овладел городом, выставив впереди войска египетских священ­ных животных, что повлекло будто бы сдачу со стороны гарнизона, опасавшегося ранить кошек, ибисов и собак. Во всяком случае, взятие Пелусия было необходимо, как приморского пограничного пункта; вероятно, осада шла и с суши и с моря. Пелусии и в древности имел важное значение, как крепость, и назывался "печатью" Египта. - Тураев Б.А. История Древнего Востока. В 2 т. Т.2. / Под ред. В.В. Струве и И.Л. Снегирева.- М.: ОГИЗ, 1936. - С.121
   8.Об этом событии свидетельствует сам Дарий: "Говорит царь Дарий: следующее я совершил, сделавшись царем. Когда я умертвил мага Гаумату, некто, по имени Атрина (в эламск. Ашина), сын Упадармы, восстал в Эламе и говорил народу: "Я - царь в Эламе". Эламиты восстали и перешли к этому Атрине: он стал царем в Эламе. И некто вавилонянин, по имени Нидинту-Бел, сын Аниры, восстал в Вавилоне и лгал народу: "Я - Навуходоносор, сын Набонида". Весь вавилонский народ перешел к этому Нидинту-Белу, Вавилон возму­тился, и он захватил в нем власть. Тогда я послал вестника в Элам. Атрина был свя­зан и приведен ко мне; я казнил его. Затем двинулся я против Вавилона на этого Нидинту-Бела, назвавшего себя Навуходоносором. Его войско охраняло Тигр; там выстроилось оно и было с кораблями. Я переправил своих людей на кожаных мешках; других посадил на верблюдов, иных на коней. Аурамазда послал мне по­мощь. Волею Аурамазды я переправился через Тигр. Затем я нанес войску Нидинту-Бела жестокое поражение; 26 числа асриядия (13 декабря 522) мы сразились. Затем я двинулся на Вавилон. Когда я еще не дошел до Вавилона, на месте у Евфрата, называемом Зазанну, выступил против меня с войском тот Нидинту-Бел, называв­ший себя Навуходоносором, чтобы дать мне сражение. Мы сразились. Аурамазда послал мне помощь. Волею Аурамазды я нанес войску Нидинту-Бела жестокое по­ражение. Неприятель был загнан в воду, вода унесла его, 2 числа месяца анамака (18 декабря 522) произошло сражение. Потом Нидинту-Бел с немногими всадниками убежал в Вавилон. И я двинулся в Вавилон. Волею Аурамазды взял я Вавилон и пленил этого Нидинту-Бела. Затем я казнил этого Нидинту-Бела в Вавилоне". - Тураев Б.А. Указ соч. - С.126
   9.Как правитель Дарий отличался великодушием и прозорливостью. Местным главам сатрапий была предоставлена значительная самостоятельность, но они несли тяжелое бремя ответственности за сбор дани, платившейся как деньгами, так и натурой. При этом каждая область поставляла свою продукцию: благовония шли из Аравии, мулы из Каппадокии, зерно и рыба из Египта и т.д. В стране всемерно поощрялась торговля. Была введена единая для всего государства золотая монета дарик, что активизировало хождение денег; подверглись стандартизации меры и веса; функцию единого торгового языка начал выполнять арамейский; строились дороги и каналы, в частности великий царский путь от Сард, в западной части Малой Азии, до Суз, к востоку от Тигра, и канал, соединивший Нил с Красным морем.
   10.В 512 году до н. э. персидский царь Дарий, форсировав Истр (Дунай), с большим войском вторгся в пределы Скифии. Численность персидского войска Геродот определяет в 700 тысяч человек, что является несомненным преувеличением. Таких сил персидская деспотия, даже если предположить, что население ее составляло 50-60 миллионов человек, не могла выставить и тем более не могла организовать регулярное снабжение таких огромных масс. У скифских племен не было единства, этим и думали воспользоваться персидские военачальники. Но скифские вожди на своем совете приняли решение дать отпор персам. С этой целью был выработан план ведения войны: в бой не вступать и отступать на территорию тех скифских племен, которые отказались воевать с персами, чтобы те, которые, по словам Геродота, "добровольно не пожелали вести войну с персами, должны были воевать хоть поневоле". Скифские вожди решили "отступать со своими стадами, засыпать попадавшиеся на пути колодцы и источники и истреблять повсюду растительность". Мелкими нападениями предполагалось истреблять персидское войско. Все это было направлено на изматывание сил врага и изменение соотношения сил в пользу скифов. В первый период войны скифы непрерывно отступали на восток, в сторону реки Оара (Волги), опустошая страну и завлекая персов в глубь степей. В дальнейшем они думали отступать на запад, т. е. в обратном направлении, и этим окончательно измотать противника. Скифы отправили повозки с женщинами и детьми и весь свой скот на север. Свои силы они разделили на два отряда. К одному из них присоединились савроматы. Этот отряд отступал вдоль озера Меотиды (Азовского моря) к реке Танаису (Дону) с задачей перейти в наступление, если персы начнут отступать. Другой отряд скифов в союзе с двумя племенами должен был находиться на расстоянии одного дня пути впереди персов и завлекать врага на территорию племен, не желавших воевать с персами. Навстречу персидскому войску скифы выслали отряд из лучших всадников, который напал на персов на расстоянии трех дней пути от Истра (Дуная). Затем этот отряд стал отступать в направлении реки Танаис (Дон), и персы, непрерывно преследуя его, оказались в безлюдных степях, имея позади себя опустошенный тыл. Скифы в это время совершили большой маневр: быстрым движением на север, а затем на запад они обошли персидское войско и оказались у него в тылу на территории Скифии. Тогда персы были вынуждены повернуть на запад, чтобы настигнуть и разбить скифов. Фактически перед ними находилось два отряда скифов, которые все время держались от персидского войска на удалении одного дня пути. Наконец Дарий послал к скифскому царю Иданфирсу своего посла, который предложил или сражаться, или покориться. Царь скифов ответил, что раньше времени скифы в бой не вступят, раз это им невыгодно. Действия скифов во второй период войны отличались высокой активностью. Было решено нападать на персов каждый раз, когда это будет возможно, не ввязываясь, однако, в большой [80] бой. Для таких действий были вполне пригодны скифские всадники, отлично стрелявшие из лука с коня. Скифы часто практиковали ночные нападения, для чего широко использовали свою конницу. Геродот пишет: "Что касается конницы, то скифская всегда обращала в бегство персидскую; персидские всадники бежали до тех пор, пока не настигали (своей) пехоты, которая и подкрепляла их". В персидском войске стали раздаваться требования о возвращении в Персию. - См.: Разин Е.А. Указ. соч. - С.79-81
   11.Место для первой крупной битвы в греко-персидских, или мидийских, войнах - Марафон, - было выбрано Гиппием, сыном Писистрата, бежавшим из Афин в Персию. Военачальником греков был Мильтиад. По его распоряжению фаланга, состоявшая, как правило, из восьми-двенадцати шеренг, была составлена из гораздо меньшего их числа, что было связано с большой протяженностью Марафона и большим расстоянием до врага. Фаланга должна была достичь линии персов в сомкнутом строю и прорвать ее, что и удалось. 14 сентября 490 года до н.э. при Марафоне персы были разгромлены. По сведениям Геродота, основанных, по-видимому, на официальных списках погибших, при Марафоне погибло шесть тысяч четыреста варваров, афиняне же потеряли сто девяносто два гоплита. Победа при Марафоне разрушила изначальное представление греков о непобедимости персов. По свидетельству Геродота, "афиняне ... первыми из всех эллинов, насколько мне известно, напали на врагов бегом и не устрашились вида мидийского одеяния... До сих пор ведь даже одно имя мидян приводило в страх эллинов". - См.: Геродот, VI, 112.
   12.Ксеркс, предпринимающий новый поход на Элладу, намеревался, "соединив мостом Геллеспонт, вести войско через Европу на Элладу и покарать афинян за все зло, причиненное ими персам и моему родителю... в отмщение за него и за остальных персов я не сложу оружия до тех пор, пока не возьму и не предам огню Афины, которые начали творить зло мне и отцу моему... И не воссияет солнце над какой-либо другой страной, сопредельной с нашей, но все эти страны я обращу с вашей помощью в единую державу и пройду через всю Европу". Геродот называет следующие причины похода Ксеркса: месть Афинам за всевозможные злодеяния, желание Ксеркса завоевать Европу, честолюбие Мардония: "Все это Мардоний говорил потому, что, будучи человеком беспокойным, сам желал стать сатрапом Эллады" (VII, 6). Кроме того, Ксеркс, по мнению Геродота, был уверен в неизбежности войны с греками: "Я ведь прекрасно знаю, что если мы сохраним мир, то они-то уже наверное не захотят мира, а сами пойдут войной на нас. Это можно понять по их деяниям... Сейчас речь идет о том, нападать ли нам или самим стать жертвой нападения: тогда или вся наша часть света покорится эллинам, или их часть попадет под власть персов. Ведь при такой вражде примирения быть не может". - См.: Геродот. История. - М.: Изд-во "Ладомир-АСТ", 1999. - Гл. VII, 6,7, 8, 11.
   13.Геродот. История. Кн. первая. Клио. - гл.131.
   14.Там же. - 132.
   15.Там же. - 136.
   16.Там же. - 137.
   17.Там же. - 138.
   18.См.: Модзалевский Л.Н. Очерк истории воспитания и обучения с древ­нейших до наших времен. Т.I.-СПб., 1892; Максутов В.П. Указ. соч.; Голицын Н.С. Всеобщая военная история древнейших времен. Ч.1. От древнейших времен до смерти Александра Великого (323 г. до Р.Х.). - СПб., 1872 и др.
   19.Идея, сама по себе, исключительно важная и мы в данном случае не говорим о способе ее реализации.
   20.Заложенный здесь принцип природосообразности и постепенности воспитания также чрезвычайно важен и практически целесообразен.
   21.С достижением 25-летнего возраста молодой перс становился уже мужем и гражданином своего государства. Он принимал на себя все общегражданские обязанности в мире и войне и должен был нести их до 50-летнего возраста; а потом его обязанностью стано­вилось - заботиться об общем благе через воспитание и руководст­во подрастающего поколения. - См.: Модзалевский Л.Н. Указ. соч. -С.28
   22.Безусловно, принцип личных заслуг (индивидуальных достижений), сочетаемый с последующим более широким гражданским правом и почетом был не только стимулом для воспитания общественно одобряемой добродетели, но и объективным основанием для возвышения перса в системе государственного или общественного устройства.
   23.Имущественно-цензовая заданность воспитания персов не может рассматриваться лишь как отрицательное явление: воспитание становится подлинным рычагом развития личности только тогда, когда человек не находится под прессом ежедневных житейских забот о хлебе насущном. С другой же стороны, строгий имущественный ценз в воспитании детей недопустим, ибо тогда возможности развития становятся доступными лишь состоятельным людям. Детям должны быть даны равные возможности в воспитании (развитии), а уж по достижении определенного возраста дальнейшие возможности развития личности должны определяться степенью способности данного человека усваивать и перерабатывать в своем сознании достижения человеческой цивилизации и культуры данного народа. У персов, конечно же, вопрос так не ставился.
   24. См.: Максутов В.П. Указ. соч. - С.358-468.
   25.См.: Модзалевский Л.Н. Указ. соч. - С.28.
   26.См.: Там же. - С.27,28.
   27.См.: Максутов В.П. Указ.соч. - С. 358-359.
   28.См.: Голицын Н.С. Указ. соч. - С.46-47.
   29.См.: Максутов В.П. Указ. соч. - С.406.
   30.См.: Голицын Н.С. Указ. соч. - С.93-94.
   31.Элиту армии составляли "бессмертные" телохранители царя численностью отряда в 10000 человек. "Бессмертными" их называли потому, что потери в этом отряде мгновенно восполнялись и погибшие воины тем самым как бы оживали в своих приемниках. "Бессметные" были вооружены малыми луками, бесполезными против доспехов, короткими мечами и короткими копьями, из доспехов они носили металлические нагрудники и применяли кожаные щиты. Это не позволяло, несмотря на "элитность" воевать против кавалерии и копейщиков.
   32.См.: Голицын Н.С. Указ. соч. - С. 94-95.
   33.ПЛАТЕИ, древнегреческий город-государство в Южной Беотии (Греция), южнее Фив. Во время греко-персидских войн около Платеи греческие войска 26.9. 479 до Р.Х. разгромили персидскую армию. Греция и греческие города в Малой Азии были освобождены от персов.
   34.ПАВСАНИЙ (ум. ок. 470 до н. э.), спартанский полководец. В греко-перс. войнах одержал в 479 победу при Платеях. Дважды подозревался в изменнич. переговорах с персами, ок. 470 был обвинен в подготовке восст. илотов, укрылся в храме, где умер от голода.
   35.См.: Дельбрюк Г. История военного искусства в рамках политической истории. Том первый. Античный мир. - М., 1936. - С.109-110.
   36.См.: Хроники Набонида, царя Вавилонского.
   37.См.: Голицын Н.С. Указ. соч. - С. 97.
   38.Там же. - С.98.
   39.См.: Там же. - С. 97-98.
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  

  

  
  
  
  
  
  

Оценка: 5.96*8  Ваша оценка:

По всем вопросам, связанным с использованием представленных на ArtOfWar материалов, обращайтесь напрямую к авторам произведений или к редактору сайта по email artofwar.ru@mail.ru
(с) ArtOfWar, 1998-2012