ArtOfWar. Творчество ветеранов последних войн. Сайт имени Владимира Григорьева

Каменев Анатолий Иванович
Секретные учения Китая-1

[Регистрация] [Найти] [Обсуждения] [Новинки] [English] [Помощь] [Построения] [Окопка.ru]
Оценка: 7.26*6  Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Четыре секретных учений Тай-гуна. Искусство войны Сунь-цзы. Военные методы Сыма-фа.


СЕКРЕТНЫЕ УЧЕНИЯ ДРЕВНЕГО КИТАЯ

Часть 1

Авт.-сост. А.И. Каменев

  

Авторская статья "Секретное оружие Китая" - см. в разделе

  

ВВЕДЕНИЕ

   Древнее китайское военное искусство еще несколько столетий назад завоевало международное признание.
   Начиная с первых десятилетий ХIХ века французы, англичане, немцы и другие народа Запада и Востока стали предпринимать попытки проникнуть на территорию Китая с целью найти те "секретные учения", посредством которых китайские полководцы древности одерживали победы над противником.
   По мере того, как Китай становился все более открытым обществом, возможности найти сокровенные трактаты стало больше и в печати Запада стали появляться первые переводы Тай-гуна, Сунь-цзы, У-цзы и других выдающихся полководцев Древнего Китая.
   *
   Есть все основания заключить о том, что проникновение европейцев в Китай, знакомство с бытом и нравами китайцев на первых порах не могло дать основательное и глубокое суждение об этом народе. В целом ряде первых публикаций китайцы представляются нацией "застывшей", малоизменчивой, без творческой фантазии и планов на будущее[1].
   *
   Такая характеристика складывается из оценки внешних факторов: неизменного на протяжении столетий покроя одежды, приверженности к древним национальным традициям и ритуалам и т.п. Но, как мы смеем заметить, это впечатление поверхностное и ложное, ибо на самом деле из истории этого народа можно видеть совершенно иную картину: китайцы не только преподнесли всему миру ряд важнейших открытий (порох, тому пример), но и в целом ряде отраслей (сфер) общественной жизни продвинулись значительно дальше по сравнению с так называемыми цивилизованными народами.
   *
   Примером такого прогресса может служить китайская наука побеждать, которой присуще глубина, всесторонность и универсальность. Нам думается, греки и римляне, а затем и полководцы средневековья, нового и новейшего времени, сознательно или даже того не подозревая, шли по пути, который до них прошли выдающиеся китайские полководцы.
   *
   На основании того факта, что китайское военное искусство построено на глубочайшем понимании психологии борющихся сторон, а также всего многообразия естественных факторов силы и слабости государств, армий, полководцев и рядовых масс, нам представляется целесообразным и необходимым китайскому искусству войны уделить достойное внимание, подготовив специальный том по этому вопросу.
   *
   При разработке материалов для данного тома, автор-составитель опирался на труды известных китаеведов и ученых, изучавших народы древнего мира. Среди них: Варёнов А.В. [2], Васильев Л.С. [3], Вебер Г. [4]; Воробьев И.Н. [5]; Воронов И.А. [6]; Гелльвальд [7]; Зотов О.В. [8]; Караев Г.Н. [9]; Кольб Г.Ф. [10]; Конрад Н.И. [11]; Лапина З.Г. [12]; Летурно Ш. [13]; Лобов В.Н. [14]; Малявин В.В. [15]; Модзалевский Л.Н. [16]; Путята Д.В. [17]; Разин Е.А. [18]; Росов П. [19]; Скачков К.А. [20]; Срезневский [21]; У-цзинь [22]; Чуев Н.И. [23]; Шмидт К. [24] и др.
   *
   В структурном отношении данный том представляет собою изложение основных идей трудов так называемого "Семикнижия" [25], а также ряды трудов, представляющих практический интерес для современного генерала и офицера.
   *
   Задача представленной работы состоит в том, чтобы в концентрированном виде представить достижения древнекитайской военной мысли, сделав возможным для офицеров и генералов приобщение к тому источнику военных знаний, который по ряду причин до сего времени был недоступен и недооценен должным образом.
  
  
  
  
  

Тай-гун

СЕКРЕТНОЕ УЧЕНИЕ ДРАКОНА

  
  
   "Шесть секретов" (Лю тао). Книга написана в форме диа-лога родоначальников древнего Чжоуского царства Вэнь-Вана и У-вана с их советником Люй Ваном, носившим титул Тай-гуна. По общему мнению ученых, она сложилась в эпоху Борющихся царств (V-III вв. до н.э.). Фрагменты из нее были обнаружены в 1972 г. в захоронении начала II в. до н.э. Книга состоит из шес-ти глав: "Гражданские секреты", (излагаются принципы госу-дарственного управления", "Секреты военной политики" (по-священа основам военной политики), "Секреты дракона" (дей-ствия полководца), "Секреты тигра" (управление войсками), "Секреты леопарда" (ведение военных действий), "Секреты со-баки" (обучение войск). В старом Китае "Шесть секретов" вхо-дили в число "Семи военных канонов", и их изучение было обя-зательным для сдачи экзаменов на военное звание.
  

18. Крылья правителя

   У-ван спросил Тай-гуна: "Когда правитель командует армией, у него должны быть "руки и ноги" [главные помощники] и "перья и крылья" [вторые помощники], чтобы осуществлять свою устрашающую силу и дух. Как это должно быть сделано?"
   Тай-гун сказал: "Когда бы ни была собрана армия, полководец - это ее судьба. Ее судьба в проникновении повсюду, а не в одну из сторон. Согласно способностям установи обязанности - каждый ответственен за то, в чем он наиболее совершенен. Постоянно меняй и переформировывай их когда требуется, чтобы создать опору и порядок. Так, полководец обладает семьюдесятью двумя "ногами и руками" и "перьями и крыльями", чтобы удовлетворять Дао Неба. В соответствии с правилами, собери их, будучи внимателен к тому, чтобы они знали свой порядок и принципы. Если обладаешь всеми способностями и различными умениями, тогда мириад дел будут завершены".
   У-ван: "Могу я спросить о различных категориях?"
   Тай-гун: "Фу-синь [главный стратег], один: он ответственен за советы, касающиеся секретных планов, должного ответа на неожиданные события; за изучение Неба, чтобы избегнуть внезапных перемен; за осуществление общего надзора за расчетами; за защиту и сохранение людей.
   Чиновники по стратегии, пятеро: ответственны за опасность и угрозу; предвосхище-ние непредвиденного; обсуждение нужного и возможного; разъяснение наград и наказа-ний; назначение чиновников; разрешение сомнений; определение того, что целесооб-разно, а что - нет.
   Астрологи, трое: ответственны за звезды и календарь; за наблюдение за ветром и ци: за определение благоприятных дней и времен; за изучение знаков и явлений; за понимание и плохих знамений и бедствий; за знание воли Неба об отказе или окончании.
   Топографы, трое: ответственны за расположение армии и ее стратегическую мощь в походе и на отдыхе; [а также] за сведения о стратегических преимуществах и недостатках; за тяжелые и легкие переходы, как вблизи, так и в отдалении; за знание о водоемах и суше, горах и ложбинах, дабы не упустить преимуществ местности.
   Стратеги, девятеро: ответственны за обсуждение различных позиций; изучение воз-можного успеха или провала тех или иных битв; отбор оружия и обучение пользованью им людей; выявление тех, кто нарушает приказы.
   Интенданты, четверо: ответственны за расчет потребности в воде и пище; подготовку амбаров и складов провианта и доставку провизии на всем пути; снабжение пятью зерновыми в таком количестве, чтобы армия не испытывала трудностей и недостатка ни в чем.
   Чиновники "процветания устрашающей силы", четверо: ответственны за отбор талантливых и сильных людей; обсуждение оружия и доспехов; за начало атак, проносящихся словно ветер и разящих подобно удару грома, так, что [враг] не знает, откуда они появились.
   Чиновники тайных сигналов, трое: ответственны за знамена и барабаны; за ясность [сигналов] для глаз и ушей; за использование сигналов, ложных указаний и приказов; за тайное и быстрое движение вперед и назад; за вход и выход подобно духам.
   "Ноги и руки", четверо: ответственны за выполнение тяжелых обязанностей и трудных поручений; за рытье и расчистку каналов и рвов; поддержание в порядке стен и валов, чтобы противостоять и давать отпор [противнику].
   Чиновники связи, двое: ответственны за сбор потерявшихся и помощь заблудившим-ся; за прием дорогих гостей; за поддержание бесед и разговоров; за уменьшение бедствий и разрешение трудностей.
   Чиновники уважения, трое: ответственны за удивление и обман; за неузнанное, невиданное, за переменчивость и хитрость.
   "Уши и глаза", семеро: ответственны за вездесущность, подслушивание и подглядыва-ние, оценку чиновников на всех четырех направлениях и действительного положения в армии.
   "Когти и зубы", пятеро: ответственны за повышение "устрашающей силы" и воин-ственного духа; за вдохновение и воодушевление трех армий, распаляющее, и несущее их на врага без всяких сомнений или "двойных мыслей".
   "Перья и крылья", четверо, ответственны за прославление имени и гордости [армии]; за устрашение дальних земель [ее ликом]; за движение по всем четырем границам, дабы ослаблять дух врага.
   Блуждающие чиновники, восьмеро: ответственны за выявление распущенности врага и наблюдение за изменениями; за управление чувствами врага; за наблюдение за его размышлениями, чтобы шпионить, когда потребуется.
   Чиновники "способов": ответственны за сеяние сплетен и обманов, вызов демонов и духов, дабы смутить умы населения.
   Чиновники "рецептов", двое: ответственны за сто лекарств; за излечение ножевых ран и избавление от различных болезней.
   Счетоводы, двое: ответственны за расчет необходимой провизии и припасов во время лагерных и обороны; за использование казенных средств; за приход и расход".
  

19. Обсуждение полководцев

  
   У-ван спросил Тай-гуна: "Каким должен быть полководец?"
   Тай-гун ответил: "У полководца есть пять важнейших достоинств и десять недостатков".
   У-ван сказал: "Могу я попросить перечислить их?"
   Тай-гун ответил: "То, что называется пятью достоинствами - это мужество, муд-рость, надежность, гуманность и преданность. Если он мужественен, его нельзя превзойти. Если он мудр, его нельзя смутить. Если он гуманен, он будет любить своих людей. Если ему можно доверять, он не будет лгать. Если он предан, он не будет вести "двойную игру".
   То, что называется десятью недостатками, это: быть мужественным, но легко относиться к смерти; быть поспешным и нетерпеливым; быть жадным и любить выгоду, быть человечным, но неспособным разрушать; быть мудрым, но пугливым; быть надежным, но полагаться на других; быть щепетильным и неподкупным, но не любить людей; быть мудрым, но нерешительным; быть непоколебимым, но самоуверенным; быть осторож-ным, но облекать ответственностью других.
   Того, кто мужественен, но легко относится к смерти, можно уничтожить силой. Поспешного и нетерпеливого можно уничтожить настойчивостью. Жадного и любящего выгоду можно подкупить. Гуманного, но неспособного разрушать, можно изнурить. Мудрого, но боязливого, можно утомить. Надежного, но полагающегося на других, мож-но обмануть. Щепетильного и неподкупного, но не любящего людей, можно оскорбить. Мудрого, но нерешительного можно внезапно атаковать. Непоколебимого, но самоуве-ренного можно сбить с толку событиями. Осторожного, но облекающего ответственностью других можно провести.
   Поэтому война - это великое дело государства, Дао жизни и смерти. Судьба государства нанаходится в руках полководца. "Полководец - это опора государства", человек кото-рого ценили все прежние правители. Поэтому, назначая полководца, необходимо тщательно оценить и изучить его характер.
   Поэтому сказано, что обе армии одновременно не могут ни одержать победу, ни потерпеть поражение. Когда армия оставляет государство, еще до того, как она будет отсутствовать десять дней - даже если государство не погибло - одна из армий неизбежно будет разбита, а ее полководец - убит".
   У-ван: "Великолепно!"
  

20. Выбор воинов

  
   У-ван спросил Тай-гуна: "Если правитель хочет поднять армию, как должен он выби-рать и обучать храбрых командиров и определять их достоинства?"
   Тай-гун сказал: "Существует пятнадцать случаев, когда внешние проявления и внут-ренний характер воина не согласуются. Вот они:
   Он кажется добродушным, но [в действительности] безнравственен.
   Он кажется мягким и совестливым, но в действительности - вор.
   Выражение лица у него - благоговейное и почтительное, но сердце - высокомерное.
   Внешне он неподкупный и осмотрительный, но он непочтителен.
   Он кажется понимающим и чутким, но на деле лишен этих качеств.
   Он кажется мудрым, но ему недостает искренности.
   Он кажется искусным в расчетах, но нерешителен.
   Он кажется решительным и смелым, но на самом деле не способен.
   Он кажется простодушным, но ненадежен.
   Он кажется смущенным и растерянным, но на самом деле верен и крепок.
   Он кажется искусным и полезным в рассуждениях, но на самом деле - выслуживается.
   Он кажется мужественным, но боится.
   Он кажется суровым и отстраненным, но на самом деле легко сходится с людьми.
   Он кажется внушающим отвращение, но на самом деле спокойный и искренний.
   Он кажется слабым и неустойчивым, но вне пределов государства нет такого дела, которое он не мог бы завершить, такого поручения, которое он не мог бы успешно вы-полнить
   Тех, кого мир презирает, совершенномудрый ценит. Обычные люди не понимают та-ких вещей, только великая мудрость может оценить эту грань. Все потому, что внешние проявления и внутренний характер воина не согласуются.
   У-ван спросил: "Как узнать об этом?"
   Тай-гун ответил: "Существует восемь способов проявления, по которым можно это узнать. Первый, спроси их и взвесь их ответы. Второй, словами поставь их в тупик или сбей с толку и посмотри, какие в них перемены. Третий, спроси, о чем тайно уже узнал, чтобы проверить их искренность. Четвертый, ясно и подробно спрашивай их, чтобы про-верить добродетельность. Пятый, назначь их на финансовые должности, чтобы проверить их честность. Шестой, искуси их красавицами, чтобы проверить их твердость. Седьмой, поставь их в трудное положение, чтобы проверить их мужество. Восьмой, напои их. чтобы посмотреть на их поведение. Когда все восемь способов полностью использованы, тогда достойные и недостойные могут быть различены".
  

21. Назначение полководца

  
   У-ван спросил Тай-гуна: "В чем состоит Дао назначения полководца?"
   Тай-гун сказал: "Когда государство в опасности, правитель должен освободить Глав-ный Зал, призвать полководца и напутствовать словами: "Безопасность и угроза государственным алтарям находятся в руках полководца. В настоящее время такое-то государство ведет себя недостаточно смиренно. Я желаю, чтобы вы повели армию и ответили на это".
   После того, как полководец получил мандат, приказать Главному Летописцу гадать на панцире священной черепахе о благоприятном дне. Затем, дабы приготовиться к выбран-ному дню, в течение трех дней соблюдать пост, затем отправиться в Храм предков, чтобы передать топоры фу и юэ.
   После того, как правитель вошел в ворота храма, он становится лицом на запад. Полко-водец входит во врата храма и становится лицом на север. Правитель сам берет топор юэ и, держа его над головой, передает рукоять полководцу, говоря: "С этого и до Неба - все подчиняется полководцу армии". Затем, взяв за рукоять топор фу, он должен подать его острием полководцу, говоря: "С этого и до бездонных глубин - все подчиняется полко-водцу армии. Когда видите пустоту врага, следует наступать; когда видите его полноту, следует остановиться. Не считайте три армии огромными и не относитесь с пренебрежением к врагу. Не позволяйте себе умереть, ибо вы облечены огромной ответственностью. Если вас высоко почитают, не считайте других ниже себя. Не полагайтесь только на себя одного и не идите вразрез с большинством. Не считайте беглость речи признаком непреложным. Если командиры не посажены, не садитесь. Если командиры еще не ели, не ешьте. Вы должны делить с ними жару и холод. Если вы будете вести себя таким образом, командиры и войска отдадут все силы борьбе не на жизнь, а на смерть".
   После того, как полководец получил мандат, он кланяется и отвечает правителю: "Я слышал, что страна не может следовать приказам другой государственной власти, а армия [в поле] не может подчиняться центральной власти. Имеющий "двойные мысли", не может должным образом служить своему правителю; тот, кто сомневается, не может ответить на вызов врага. Я получил мандат и принял единоличное руководство над устрашающей силой топора фу и юэ. Я не осмелюсь вернуться живым. Я хотел бы спросить, удостаиваете ли вы меня полным и единоличным командованием. Если вы не позволите этого, я не осмелюсь принять пост полководца". Правитель удостаивает, полководец уходит и выступает.
   Военные дела не определяются приказами правителя, все они исходят от полководца. Когда он приближается к врагу и решает вступить в битву, он не имеет двух мнений. В этом случае, нет ни Неба наверху, ни Земли внизу, ни врага впереди, ни правителя позади. Поэтому мудрые составляют расчеты для него, мужественные сражаются за него. Их дух возвышается к небесам; они быстры, как мчащиеся лошади. Еще до того, как раздастся лязг оружия, враг покорно подчиняется.
   Война выигрывается за пределами государства, но заслуги полководца чтятся в самом государстве. Чиновники повышаются в ранге и получают высшие награды; сотни родов веселятся, а полководец - безупречен. Поэтому ветры и дожди будут соответствовать сезонам; пять злаков произрастать в изобилии, а алтари государства будут в безопасности и мире".
   У-ван: "Прекрасно!"
  

22. Устрашающая сила полководца

   У-ван спросил: "Как возникает устрашающая сила полководца? Как он может быть осведомленным? Как может сделать свои запреты - нерушимыми, а свои приказы - исполняемыми?"
   Тай-гун сказал: "Полководец утверждает свою устрашающую силу, казня великих, и становится осведомленным, вознаграждая малых. Запреты делаются нерушимыми, и приказы - исполняемыми, благодаря безупречной точности в применении наказаний. Если после казни одного армия будет дрожать от страха, убей его. Если после награжде-ния одного массы будут довольны, награди его. Казня, цени большое, награждая, цени малое. Когда убиваешь могущественного и почитаемого, это то наказание, которое дос-тигает верхов. Когда награды простираются на пастухов и конюших, они затрагивают низ-ших. Когда наказания достигают верхов, а награды распространяются на низших, тогда устрашающая сила утверждена".
  

23. Воодушевление армии

  
   У-ван спросил Тай-гуна: "Когда мы атакуем, я желаю, чтобы три армии соперничали друг с другом, дабы первыми взобраться на стену, и соревновались друг с другом, дабы быть впереди, когда мы сражаемся в поле. Чтобы, когда они слышали звуки гонга [к отступлению], они были бы недовольны, а когда слышали звук барабана [к наступлению],были бы счастливы. Как мы можем достичь этого?"
   Тай-гун сказал: "У полководца есть три способа достичь победы".
   У-ван спросил: "Каковы же они?"
   Тай-гун: "Если зимой полководец не носит меховых одежд, летом не обмахивается веером, и в дождь не устанавливает балдахин, он зовется "должным полководцем". Пока полководец не будет сам соблюдать это, у него не будет способа узнать холод и жару, в которых пребывают командиры и солдаты.
   Если армия продвигается по ущельям и препятствиям, или перед ней болотистая местность, и полководец делает первый шаг, он называется "полководцем силы". Если он не напрягает собственные силы, у него не будет способа узнать о трудах и лишениях коман-диров и солдат.
   Если только после того, как люди расположились в лагере, полководец ложится спать; только после того, как повара приготовили пищу, он садится есть; если армия не зажигает костров, чтобы согреться, и полководец тоже не делает этого, он называется "полковод-цем, владеющим желанием". До тех пор, пока он не владеет желанием, у него не будет способа познать голод и сытость командиров и войска.
   Полководец делит жару и холод, труды и лишения, голод и сытость с командирами и людьми. Тогда, если солдаты трех армий слышат звуки барабана, они счастливы, а если слышат звуки гонга, они недовольны. Когда они атакуют высокие стены или переходят глубокое озеро под градом камней и стрел, командиры будут соперничать, чтобы первы-ми взобраться на стену. Когда ударят обнаженные клинки, они будут соперничать, чтобы идти первыми. Это будет не потому, что они любят смерть или находят удовольствие в том, чтобы быть ранеными, но потому, что полководец знает жару и холод, голод и сы-рость, и знает их труда и лишения".
  

24.Секретные бирки

  
   У-ван спросил Тай-гуна: "Если мы ведем армию вглубь земель удельных князей, где три армии вдруг сталкиваются с препятствиями или требуются срочные меры - воз-можно, положение благоприятно нам или же неблагоприятно - и я хочу иметь связь с теми, кто близко и далеко, отзываться изнутри на то, что вовне, чтобы обеспечить исполь-зование всех сил, как это можно сделать?"
   Тай-гун сказал: "Правитель и его командующие имеют систему секретных бирок, состоящую из восьми уровней.
   Бирка, означающая великую победу над врагом, длиной один фут.
   Бирка для обозначения уничтожения армии врага и смерти командующего, девять дюймов длиной.
   Бирка для обозначения взятия стен и капитуляции города, восемь дюймов длиной.
   Бирка, сообщающая об отступлении врага и глубоком проникновении на его землю, семь дюймов длиной.
   Бирка, предупреждающая воинов готовиться к стойкой обороне, шесть дюймов длиной.
   Бирка, сообщающая о необходимости провианта и подкреплений, пять дюймов длиной.
   Бирка, обозначающая поражение армии и смерть командующего, четыре дюйма длиной.
   Бирка, обозначающая потерю всех преимуществ и капитуляцию армии, три дюйма длиной.
   Содержи под стражей всех тех, кто приносит и представляет бирки, а если сведения просочатся, убей всех, кто слышал и говорил об этом. Эти восемь бирок, о которых должны знать только правитель и командующий, помогают скрыть сведения, чтобы никто не узнал положения дел. Тогда, даже если противник обладает мудростью совершенномудрого, никто не поймет их значения".
   У-ван: "Прекрасно!"
  

25. Секретные письма

  
   У-ван спросил Тай-гуна: "Армия проникла вглубь земли удельных князей, и полково-дец хочет собрать вместе, проводить постоянные перестановки и составлять планы непо-стижимого преимущества. Эти действия многочисленны; обычной бирки недостаточно, чтобы передать их содержание. Из-за расстояния устные приказы не могут быть полезны-ми. Что надлежит делать?"
   Тай-гун сказал: "Вне зависимости от того, есть ли тайные дела и важные решения, письма должно использовать в большей мере, чем бирки. Правитель посылает письмо командующему; последний с помощью письма осведомляет первого. Письма составля-ются целиком, затем разделяются. Они посылаются тремя частями, причем только один знает о содержании. "Разделенное", значит состоящее из трех отдельных частей. Посылай тремя частями, чтобы только один знал о трех посланниках, несущих каждый одну часть; а когда три собраны вместе, только тогда один узнает о содержании. Это называется "сек-ретным письмом". Даже если противник обладает мудростью совершенномудрого, он не сможет узнать о содержании письма".
   У-ван: "Прекрасно!"
  

26. Стратегическая сила армии

  
   У-ван спросил Тай-гуна: "В чем состоит Дао наступательной войны?"
   Тай-гун ответил: "Стратегическая сила используется в соответствии с движениями противника. Изменения начинаются со схватки двух армий. Странная (ци) и общепринятая (чжэн) тактика - итог постоянных размышлений. Поэтому великие дела не обсуждаются, а о ведении войны не говорят. Более того, слова о последних вещах не стоит слушать. Они внезапно уходят, внезапно приходят. Только тот, кто подчиняется сам, не подчиняясь другим, является действительной военной силой.
   Если [о твоих смыслах] услышат, противник приготовится. Если тебя поймут, он будет замышлять против. Если тебя узнают, поставят в затруднение. Если в твои замыслы проникнут, тебе будет угрожать опасность.
   Поэтому тот, кто преуспевает в войне, не ожидает расположения сил. Тот, кто освобождает людей от несчастий, делает это до того, как они возникли. Уничтожить врага - значит одержать победу, пока его силы не оформились. Превосходящий не вступает в битву. Тот, кто сражается и одерживает победу с помощью обнаженных клинков, не явля-ется хорошим полководцем. Тот, кто делает приготовления после того, как битва проиграна, не является высшим мудрецом! Тот, чье искусство такое же, как и у всех, не является "мастеровым государства".
   В военных делах нет ничего более важного, чем безоговорочная победа. В ведении войны нет ничего более важного, чем неизвестность и молчание. В движении нет ничего более важного, чем внезапность. В замыслах нет ничего более важного, чем тайна.
   Чтобы одержать победу, первым делом изобрази слабость и только потом вступай в битву Тогда половиной усилий добьешься двойного успеха.
   Совершенномудрый сообразуется с движением Неба и Земли; кто знает его принци-пы? Он сообразуется с Дао инь и ян и следует их сезонному порядку. Он следует полноте и пустоте Неба и Земли, зная их круговращение. Все вещи рождаются и умирают в соот-ветствии с формой Неба и Земли. Поэтому сказано, что если кто-то сражается, не оценив положения, то, даже если его силы превосходящи, он неизбежно будет побежден.
   Тот, кто преуспел в военном искусстве, будет ждать событий без всякого передвиже-ния. Когда он видит, что может одержать победу, выступит; если он видит, что не может держать победу, прекратит [движение]. Поэтому сказано, что он не имеет страха, не проявляет нерешительности. Из всех бед, которые могут окружить армию, нерешитель-ность - самая опасная. Из всех несчастий, которые могут сокрушить армию, ничто не сравнится с сомнением.
   Тот, кто преуспел в военном искусстве, не утратит выгоды, если он видит ее, и не будет сомневаться, когда придет подходящий момент. Тот, кто теряет выгоду или отстает от времени - будет несчастен. Поэтому мудрые следуют времени и выгоде; способные решительны и не имеют сомнений. Поэтому, когда внезапно ударяют раскаты грома, нет времени затыкать уши; когда сверкнула молния, нет времени закрывать глаза. Продвигай-ся, как будто только что вздрогнул; веди войну, как будто приведен в замешательство. Те, кто сопротивляются, будут уничтожены; те, кто приблизятся, будут разбиты. Кто сможет противостоять такой атаке?
   Когда дела не разглашены и полководец сохраняет их в тайне, он подобен духу. Когда вещи не проявляются, но он оценивает их, он осведомлен. Так, если кто-либо знает Дао духов и осведомленности, ни один враг не будет биться с ним в поле, ни одно государство не выступит против него".
   У-ван: "Прекрасно!"
  

27. Необычная армия

  
   У-ван спросил Тай-гуна: "Каковы великие правила ведения войны?"
   Тай-гун ответил: "Древние, преуспевшие в военном деле, не могли вести войну над Небом, как не могли вести войну и под Землей. Их успехи и неудачи всегда проистекали из духовного применения стратегической силы (ши). Те, кто приобретал ее, процветали, кто теряли ее, погибали.
   Когда две армии, противостоящие друг другу, рассредоточили закованных в доспехи воинов и установили боевой порядок, высвобождение части войск для того, чтобы смять свои ряды - поможет создать видимость смятения.
   Высокая и густая трава - это помощник в скрытом отступлении.
   Овраги, где текут ручьи, и вероломные ущелья - помогут остановить колесницы и противостоять коннице.
   Узкие проходы и горные леса - помогут малыми силами атаковать превосходящего противника.
   Болотистые впадины и полная темнота - помогут скрыть внезапное появление.
   [Развертывание войск] на открытой местности без всяких укрытий - поможет сра-жаться с отвагой и мужеством.
   Быстрота летящей стрелы, атака, внезапная, как освобождение тетивы арбалета - помогут расстроить блестящие расчеты.
   Подготовка неожиданных засад и необычных войск, отправка отрядов на большое расстояние, чтобы обмануть и завлечь врага - помогут уничтожить армию противника и захватить полководца.
   Разделение войск на четыре и на пять - поможет атаковать круглые построения про-тивника и уничтожить квадратные.
   Сговор с испугом и страхом врага - поможет одному напасть на десятерых.
   Сговор с усталостью врага и тем, что в сумерках он расположился лагерем - помо-жет десятерым напасть на сотню.
   Необычные технические умения - средство переходить глубокие водоемы и форси-ровать реки.
   Дальнобойные луки и длинное оружие - помогут сражаться на воде.
   Удаленные наблюдательные посты и глубокая разведка, "взрывные" марши и ложные отходы - помогут захвату укреплений и взятию городов.
   Барабанный бой к наступлению и создание большой суматохи - поможет примене-нию необычных планов.
   Сильный ветер и проливной дождь - помогут ударить в лоб и захватить тылы.
   Выявление вражеских шпионов - поможет отрезать линии снабжения противника.
   Подделка команд и приказов [врага] и переодевание в одежду врага - поможет при-готовиться к его отходу.
   Война, радующая справедливость, - поможет привлечь людей и одержать победу.
   Звания и щедрые награды - помогут исполнять приказы.
   Суровые наказания и большие штрафы - помогут заставить ленивых и уставших идти вперед.
   Радость и гнев, награды и наказания, гражданские и военные меры, временами медленные, временами быстрые - помогут привести в гармонию три армии, управлять и объединять подчиненных.
   Занятие высот поможет быть бдительным и подготовиться к обороне.
   Овладение впадинами и оврагами - поможет основательно укрепиться.
   Горные леса и густая трава - помогут подойти и уйти бесшумно.
   Глубокие рвы, высокие валы и большой запас провианта - помогут удерживать позиции долгое время.
   Поэтому сказано: "С тем, кто не знает, как рассчитывать наступление, незачем гово-рить о противнике. С тем, кто не разделяет и не передвигает [свои войска], незачем гово-рить о необычной стратегии. С тем, у кого нет глубокого понимания порядка и беспоряд-ка, незачем говорить об изменениях".
   Еще сказано:
   "Если полководец не обладает гуманностью, три армии не будут близки к нему.
   Если полководец не обладает мужеством, три армии не будут беспощадны.
   Если полководец не обладает мудростью, три армии будут в растерянности.
   Если полководец не выражается ясно, три армии будут в замешательстве.
   Если полководец не находчив и не проницателен, три армии потеряют время.
   Если полководец не бдителен, три армии расточат приготовления.
   Если полководец не силен и не убедителен, три армии не будут выполнять свои обя-занности".
   Поэтому полководец - хозяин Судьбы. Три армии подчиняются ему и не подчиняют-ся тоже ему. Если приобрести достойного полководца, армия будет сильной, а государ-ство процветающим. Если не обрести достойного полководца, армия будет слабой, а государство погибнет".
   "Прекрасно", - сказал У-ван.
  

28. Пять тонов

  
   У-ван спросил Тай-гуна: "Можем ли мы из звуков высоких свистков узнать об измене-ниях в трех армиях, предсказать победу и поражение?"
   Тай-гун сказал: "Ваш вопрос действительно глубок! Существуют двенадцать свистков с пятью главными тонами: гун, шан, цзяо, чжэн и юй. Это подлинные, классические со-звучия, одни на десять тысяч поколений.
   Духи пяти циклов - постоянства Дао. Металл, дерево, огонь, вода и земля - все по-своему слитые с победой - [можно использовать], чтобы атаковать противника. В древности, во время трех совершенномудрых императоров, они использовали приро-ду пустоты и недеяния, чтобы управлять стойкими и сильными. У них не было иероглифов для письма, все происходило из пяти циклов. Дао пяти циклов - это есте-ственность Неба и Земли. Разделение на шесть "цзя" - это воплощение возвышенного и неуловимого духа.
   Это их способ: после ясного и теплого дня - безоблачного, без ветра и дождя - в середине ночи они посылали легкую конницу, дабы приблизиться к укреплениям противника. Останавливаясь в девятистах шагов, воины прикладывали свистки к своим ушам и затем криками пугали врага. Тонкий, неуловимый звук отзывался в свистках.
   Если отзывался тон "цзяо", это обозначало белого тигра.
   Если отзывался тон "чжэн", это означало Таинственного Воина.
   Если отзывался тон "шан", это означало ярко-красную птицу.
   Если отзывался тон "юй", это означало построение "крючком".
   Если не отзывался ни один из тонов, это был "гун", обозначающий Зеленого Дракона.
   Эти знаки пяти циклов - помощь в победе, неуловимое в успехе и поражении".
   "Прекрасно", - сказал У-ван.
   Тай-гун продолжил: "Эти неуловимые, таинственные тона можно узнать".
   У-ван спросил: "Как мы можем узнать их?"
   Тай-гун ответил: "Когда враг напуган и начал движение, слушай его. Если услышишь звуки барабана "бао", то это "цзяо". Если увидишь отблески пламени огня, это "чжэн". Если услышишь звуки бронзы и железа, копий и алебард, это "юй". Если все тихо, нет ни звука, то это "гун". Таковы пять тонов звука и появления".
  

29. Отличительные знаки армии

  
   У-ван спросил Тай-гуна: "Перед тем, как вступить в битву, я первым делом хочу знать о сильных и слабых сторонах противника, увидеть знаки победы и поражения. Как это можно сделать?"
   Тай-гун ответил: "Знаки победы или поражения первым делом проявляются в духе врага. Просвещенный полководец изучает их, так как их узнают в людях.
   Внимательно наблюдай за появлением и уходом врага, его продвижением и отступлением. Изучай его маневры, периоды отдыха, узнай, говорят ли там о предзнаменованиях, что докладывают командиры и войска. Если три армии веселые, а командиры и солдат боятся закона, уважают приказы полководца, радуются, разбив врага, хвалятся друг другу своим мужеством и жестокостью, и хвалят друг друга за устрашающую силу и воинствен-ность - все это признаки сильного врага.
   Если три армии были несколько раз напуганы, а солдаты и командиры больше не подчиняются приказам; они стращают друг друга [рассказами] о силе врага; говорят промеж собой о невыгодном положении; зло смотрят друг на друга, внимательно при-слушиваясь; они твердят о плохих предзнаменованиях, сбивая с толку друг друга; они не боятся ни законов, ни приказов, ни полководца - все это признаки слабого врага.
   Когда три армии хорошо повинуются; расположение сил надежны - с глубокими рвами и высокими валами - и ему полезны сильные ветра и дожди; армия в спокой-ствии; сигнальные флаги и знамена выставлены впереди; постоянно слышны звуки гон-гов и колоколов, и звуки эти чисты; а бой больших и малых барабанов тверд - все это признаки обретения возвышенного, осведомленного взаимопонимания, предвещающе-го великую победу.
   Если их построения нетверды, их флаги и замена повисли и перепутаны друг с другом; они не используют выгоды сильного ветра и дождя; командиры и солдаты запуганы; их "ци" сломлена, так как они не объединены; их боевые лошади испуганы и разбрелись, а у колесниц сломаны оси; звуки их гонгов и колоколов сумрачны и падают вниз; бой барабанов унылый и подавленный - все это признаки, предвещающие великое поражение.
   Когда нападаешь на городские стены и окружаешь города, если цвет "ци" противника подобен мертвой золе, в городе можно устроить кровопролитие. Если "ци" города уходит на север, город можно взять. Если "ци" города склоняется к западу, город можно заставить подчиниться силой. Если "ци" города выходит и склоняется к востоку, его нельзя атаковать. Если "ци" города выходит, но возвращается назад, это значит, что правитель уже сбежал. Если "ци" города выходит и распространяется среди нашей армии, воины неизбежно заболеют. Если "ци" города выходит и поднимается вверх без всякого направления, армию предстоит использовать долгое время.
   Если город был окружен и атаковался более десяти дней, и не было ни дождя, ни грома, необходимо спешно оставить его, ибо у города есть источник значительной помощи.
   Таковы способы, с помощью которых можно узнать, следует ли атаковать и развивать наступление, или нельзя атаковать и, значит, остановиться".
   "Прекрасно", - сказал У-ван.
  

30.Подручные средства

  
   У-ван спросил Тай-гуна: "Если Поднебесная в мире и спокойствии, а государство не втянуто ни в какие конфликты, можем ли мы обойтись без средств для войны? Можем ли отказаться от подготовки снаряжения для защиты?"
   Тай-гyн сказал: "Средства для наступления и защиты можно в изобилии найти в обыч-ной жизни. Палки для копания служат как рогатины и "ежи". Повозки, в которые запрягают рогатый скот и лошадей, можно использовать при разбивке лагеря и как прикрываю-щие щиты. Различные мотыги - как копья и алебарды с наконечниками. Соломенные плащи и большие зонты могут служить доспехами и щитами. Большие мотыги, лопаты, шпоры, пилы, ступы и пестики - инструменты для штурма стен. Рогатый скот и лошади - средство для доставки провианта. Курицы и собаки являются сторожами. Одежда, сшитая женщинами, может быть знаменами и флагами.
   Способы, используемые при выравнивании земли, те же, что и при штурме стен. Умения, нужные, чтобы вырывать траву и заросли, те же, что и при борьбе с конницей и колесницами. Способы прополки те же, что применяются в сражении против пехоты. Собранный урожай и приготовленные на зиму дрова станут провиантом для армии. Зимой заполненные амбары и склады обеспечат надежную защиту.
   Система "пятерок"на полях и в деревнях дает малый разряд и большую веру, связыва-ющую людей вместе. В деревнях есть чиновники, а в управах - начальники, которые могут повести армию. Деревни окружены стенами, которые не пересекаются; это основа для деления на отряды. Доставка зерна и заготовка сена дают государству склады и амбары. Мастерство, необходимое при ремонте внутренних и наружных стен весной и осенью, строительстве рвов и каналов, пригодится при возведении валов и укреплений.
   Таким образом, средства для военного дела могут быть найдены полностью и обычной жизни. Тот, кто хорошо управляет государством, возьмет их из повседневности. Затем они должны быть приведены в соответствие с хорошим разведением шести животных, с освоением новых земель и заселением их людьми. У мужа есть определенное количество му земли, которую он возделывает, у жены - материал, из которого она шьет. В этом путь обогащения государства и укрепления армии".
   "Прекрасно", - сказал У-ван.
  
  

СЕКРЕТНОЕ УЧЕНИЕ ТИГРА

Тай-гун [26]

  

33. Немедленные битвы

  
   У-ван спросил Тай-гуна: "Если враг окружает нас, перекрывая пути наступления, от-хода и снабжения, что мы должны делать?"
   Тай-гун сказал: "Это самые истощенные силы, которые только бывают. Если вско-чишь, одержишь победу; если промедлишь, потерпишь поражение. В этом положении, если построишь свои войска в боевой наступательный порядок по всем четырем направ-лениям, используешь боевые колесницы и отборную конницу, чтобы напугать и смутить противника, и немедленно нападешь на него, сможешь прорваться сквозь его ряды".
   У-ван спросил: "После того, как мы вырвались из окружения, если мы хотим восполь-зоваться выгодой и добиться победы, что мы должны сделать?"
   Тай-гун сказал: "Левая армия должна немедленно ударить слева, правая армия - справа. Но не дай заманить себя в ловушку в затянувшейся битве на каком-либо направлении. Средняя армия должна поочередно двигаться вперед и назад. Даже если противник превосходит тебя числом, их полководца можно пленить".

34. Уверенное отступление

  
   У-ван спросил Тай-гуна: "Предположим, что мы завели войска вглубь владений удельных князей, где враг стекается отовсюду и окружает нас, отрезая путь назад и угрожая нашим линиям снабжения. Противник многочисленный и очень хорошо снабжается, овраги и ущелья также удерживаются им. Мы должны отступать - как это можно сделать?"
   Тай-гун сказал: "В случае совершения уверенного отступления, вооружение - это твое богатство, а мужественное сопротивление - самое главное. Если изучить и узнать, где местность не занята врагом и пуста, нужно уверенно отступать.
   Прикажи своим командирам и начальникам нести знамена "таинственной темноты" и взять оружие. Потребуй, чтобы воины вставили деревянные кляпы в рот. Затем начинай движение ночью. Мужественные, сильные и быстрые воины, любящие опасность, долж-ны coздать горизонтальный заслон и открыть проход для армии. Отборные солдаты и сильные арбалетчики должны составить засаду, остающуюся позади. Слабые воины, колесницы и конница займут середину. Когда построение завершено, медленно продвигайся, будучи особенно внимателен к тому, чтобы не вспугнуть и не встревожить врага. Пусть боевые колесницы нападения "фу сюй" защищаются спереди и сзади, а колесницы с копьями и алебардами справа и слева.
   Если враг потревожен, пусть мужественные и любящие опасность воины яростно атакуют и рвутся вперед. Слабые части, колесницы и конница должны остаться сзади. Отборные воины и сильные арбалетчики должны спрятаться в засаде. Если заставишь врага преследовать тебя, то воины, спрятавшиеся в засаде, должны быстро ударить в тыл противнику. Пусть огни и барабаны будут многочисленны, а атака - словно из-под зем-ли или словно сорвавшаяся с неба. Если три армии будут мужественно сражаться, никто не сможет устоять против нас!"
   У-ван спросил: "Перед нами большое озеро, или широкий ров, или водное препятствие, которое мы хотим перейти. Однако, у нас нет ни лодок, ни весел. У врага есть укрепления и валы, которые ограничивают возможности нашего продвижения и преграждают отход. Дозоры бдительны, а проходы полностью защищены. Колесницы и кон-ники противника давят на нас спереди, храбрые воины атакуют сзади. Что мы до должны делать?"
   Тай-гун сказал: "Большие озера, широкие рвы и водные преграды обычно не охраняются врагом. Если бы он был способен на это, у него осталось бы мало сил. В таких случаях необходимо использовать "летающие реки" с лебедками, а также "небесный хуан", чтобы армия могла пересечь препятствие. Наши сильные, мужественные и отборные воины должны отправиться туда, куда мы укажем, и обрушиться на врага, и биться не на жизнь, а на смерть, уничтожая его.
   Сперва сожги повозки с провиантом, и честно скажи людям, что те, кто будет смело сражаться, будут жить, а трусы - умрут. После того, как они воодушевились [и перешли мосты], прикажи оставшимся позади устроить большой пожар, видимый издалека. [Войска, идущие вперед], должны воспользоваться помощью местности: травой, деревьями, холмами и оврагами. Колесницы и конница противника, не посмеют преследовать их слишком долго. Оглядываясь на пламя, первые должны продвинуться вперед настолько, насколько будет виден огонь, и остановиться, организовав четырехсторонний строй для атаки.
   Таким образом, три армии будут неистовы и жестоки, яростны в бою, и никто не сможет противостоять им!"
   У-ван сказал: "Прекрасно!"

35. Планирование армии

  
   У-ван спросил Тай-гуна: "Предположим, что мы завели армию вглубь владений удель-ных князей, где мы столкнулись с глубокими реками или заполненными водой долинами, оврагами или ложбинами. Наши три армии еще не пересекли их полностью, когда Небо послало потоки дождя и бурлящие воды превратились в потоп. Задние не имеют связи с передними. У нас нет ни приспособлений, вроде понтонных мостов, ни материала, чтобы преградить путь воде. Я хочу закончить переправу и уберечь три армии от увязания в болоте. Что я должен делать?"
   Тай-гун сказал: "Если полководец вначале не обеспечит нужным, снаряжение не приготовят. Если его указания неточны, и им не доверяют, командиры и солдаты не смогут приготовиться. В таких условиях они не смогут составить армию правителя.
   В целом, когда армия вовлечена в большую кампанию, [необходимо] обучить каждого пользоваться снаряжением. Для атаки крепостных стен или окружения города существуют колесницы нападения, возвышающиеся повозки и ударные орудия, тогда как для того, чтобы узнать, что происходит внутри, существуют "небесные лестницы" и "летаю-щие башни". Если движение трех армий остановлено, то есть большие боевые колесницы "фу сюй". Для защиты спереди и сзади, для разъединения дорог и преграждения прохо-дов, есть опытные воины и арбалетчики, которые защищают оба фланга. Если разбива-ешь лагерь или воздвигаешь укрепления, существуют "небесная сеть", "военная капля", рогатины и "ежи".
   Днем взойди на небесную лестницу и посмотри вдаль, установи пятицветные знамена и флаги. Ночью зажги десять тысяч факелов, бей в громовые барабаны, ударяй в военные барабаны и колокола и свисти в режущие слух свистки.
   Для перехода через рвы и ямы существуют "летающие мосты" с лебедками и выступами Для перехода больших водоемов есть [лодки, называемые] "небесный хуан" и "лета-ющие реки". Для того, чтобы идти навстречу волнам и против течения, есть "несущийся океан" [плот] и [тянущийся за веревки] "речной разрыв". Когда все приспособления, которые используют три армии, приготовлены, какие беспокойства могут быть у полководца?"

36. Приближение к границе

  
   У-ван спросил Тай-гуна: "Противник и наша армия достигли границы, где мы нахо-димся на расстоянии. Они могут приблизиться, мы можем придвинуться. И та, и другая сторона стоит прямо и твердо; ни одна не решается ударить первой. Мы хотим выдви-нуться и атаковать их, но они тоже могут пойти вперед. Что мы должны делать?"
   Тай-гун сказал: "Раздели армию на три части. Пусть наши передние войска углубят рвы и увеличат высоту валов, но никто из воинов не должен идти вперед. Установи флаги и знамена, бей в боевые кожаные барабаны, и заверши все приготовления. Прикажи задним частям накопить припасы и провиант, не давая противнику никоим образом узнать о наших намерениях. Затем пошли наши отборные части скрытно и внезапно атаковать его центр, ударив там, где он не ожидает этого, напав там, где он не приготовился. Так как враг не знает наших истинных намерений, он остановится и не будет наступать".
   У-ван спросил: "Предположим, что противник знает подлинное положение вещей и проник и наши планы. Если мы выдвинемся, он сможет все узнать про нас. Его отборные части спрятаны в высокой траве. Они сжимают нас на узких дорогах и атакуют там, где им удобно Что мы должны делать?"
   Tай-гун сказал: "Каждый день посылай вперед ведущих и вызывай стычки, чтобы измотать противника. Пусть наши старые и слабые воины таскают кустарник, чтобы поднять пыль, бьют в барабаны и кричат, а также передвигаются туда-сюда, некоторые направо, некоторые налево, не приближаясь к врагу более, чем на сто шагов. Их полководей будет утомлен, а войска станут пугливыми. Затем наши надвигающиеся части [вдруг] не остановятся, некоторые [продолжив идти вперед] ударят вглубь, некоторые - с краю, ниши три армии разом яростно бросятся в бой, враг неизбежно будет разбит".

37. Движение и остановки

  
   У-ван спросил Тай-гуна: "Предположим, что мы завели свои войска вглубь земли удельных князей, и столкнулись с врагом. Обе армии, стоя друг перед другом, равны числом и силой и никто не осмеливается напасть первым. Я хочу сделать так, чтобы полководец противника был испуган, а командиры и солдаты - удручены; чтобы их боевой строй распался; их резервные силы - хотели убежать; а выдвинутые вперед части - оглядывались друг на друга. Я хочу бить в барабаны, шуметь и воспользоваться пре-имуществом, чтобы враг побежал. Как это можно сделать?"
   Тай-гун: "В этом случае, отведи свои силы на расстояние десяти ли19 от противника и пусть они спрячутся на обоих флангах. Пошли конницу и колесницы на расстояние сто ли [и пусть они незаметно вернутся], чтобы занять позиции, перекрывающие врага спереди и сзади. Умножь количество знамен и флагов, увеличь количество барабанов и гонгов. Вступив в битву, бей в барабаны, создавая побольше шума, и пусть все воины поднимутся одновременно. Полководец противника обязательно будет напуган, а армия устрашена. Большие и малые соединения не придут друг другу на помощь; верхи и низы не будут ждать друг друга; и враг неизбежно будет разбит".
   У-ван спросил: "Предположим, что из-за стратегического построения сил врага, мы не можем спрятать войска по бокам, и, более того, у колесниц и конницы нет возможности пройти через его ряды и занять позиции впереди и сзади. Противник угадывает мои мысли и приготавливается. Наши командиры и солдаты - удручены, наши полководцы - испуганы. Если мы вступим в битву, мы не одержим победу. Что тогда?"
   Тай-гун сказал: "Поистине серьезный вопрос! В таком случае, за пять дней до вступления в битву, вышли дальние патрули и наблюдай поведение противника, изучая его движе-ние вперед для того, чтобы устроить засаду и ждать его. Мы должны биться с врагом не на жизнь, а на смерть. Флаги и знамена расставь на обширном пространстве, построй бое-вые порядки. Мы должны спешить, чтобы встретить врага. После начала битвы, вдруг подай приказ к отступлению, непрерывно ударяя в гонги. Отойди на три ли [за линию засады], затем развернись и атакуй. Одновременно ударят спрятанные в засаде воины. Часть войска зайдет с боков, другая - нападет спереди и сзади. Если три армии бесстраш-но вступят в бой, враг побежит".
   "Прекрасно", - сказал У-ван.

38. Гонги и барабаны

  
   У-ван спросил Тай-гуна: "Предположим, что мы завели армию вглубь владений удель-ных князей, где столкнулись с противником. Погода или слишком жаркая, или слишком холодная, и в течение десяти дней и ночей непрерывно лил дождь. Рвы и валы размыты; лощины и ограждения не охраняются; наши патрули стали беспечны; а командиры и солдаты утратили бдительность. Предположим, что враг подходит ночью. Наши три армии неподготовлены, верхи и низы в смятении и беспорядке. Что нам следует делать?"
   Тай-гун сказал: "Что касается трех армий, то бдительность выливается в твердость, а расхлябанность приводит к поражению. Прикажи страже, охраняющей валы, окликать каждого. Пусть все, у кого есть сигнальные флажки, смотрят друг на друга, как в лагере, так и за его пределами, отвечая паролем на приказания друг друга, но не позволяй им поднимать шум. Все усилия должны взвешиваться внешним.
   Пусть три тысяч человек составят отряд. Объясни им все и заставь дать клятву, что каждый из них будет предельно бдителен на своем посту. Если враг приближается, то, увидев нашу готовность и бдительность, повернет обратно. [В итоге] его силы исто-щатся, а дух будет сломлен. [В этот момент] наши отборные части преследуют и атакуют противника".
   У-ван спросил: "Враг, зная, что мы его преследуем, оставил свои лучшие части в засаде, делая вид, что продолжает отступать. Когда мы достигнем засады, его войска повернутся, часть атакует нас спереди, другие - сзади, третьи - нанесут удар по укреплениям. Наши три армии запуганы, в смятении нарушают строй и оставляют занимаемые позиции. Что мы должны делать?"
   Тай-гун сказал: "Раздели войска на три части, затем преследуй его, но не заходи за линию засады. Когда все три соединения прибыли, пусть одни атакуют спереди и сзади, другие же должны ударить с боков. Команды должны быть ясными, тщательно выбирай, какие приказы отдавать. Яростно атаковать, продвигаясь вперед, и враг неизбежно будет разбит".

39. Отрезанные пути

  
   У-ван спросил Тай-гуна: "Предположим, что мы завели войска вглубь владений удельных князей и столкнулись с противником, заняли оборонительные позиции. Враг отсек нас от линий снабжения и занял позиции, отрезающие путь вперед и назад. Если бы я захотел вступить в битву, то мы бы не одержали победу; если бы я захотел удержать позиции, то мы не смогли бы долго выстоять. Как нам поступить?"
   Тай-гун сказал: "Когда продвигаешься глубоко по земле противника, необходимо разузнать как характер, так и стратегические выгоды местности, и сосредоточить силы на том, чтобы отыскать и использовать эти выгоды. Опираясь на горы, леса, овраги, реки, ручьи, чащи и деревья, создай надежную оборону. Внимательно охраняй проходы и мо-сты и, более того, будь уверен в том, что знаешь о выгоде местностей, занятых городами, поселениями, домами и могильными курганами. Тогда позиции армии будут хорошо укреплены. Враг не сможет ни перерезать линии снабжения, ни занять позиции, перекрывающие спереди и сзади".
   У-ван спросил: "Предположим, что после того, как три армии прошли через большой лес или пересекли широкое болото и находятся на ровной, доступной местности, из-за ошибочных или непринятых сигналов наших разведчиков, противник вдруг обрушивает-ся ни нас. Если мы вступим в битву, мы не победим; если займем оборону, она не будет безопасной. Противник обошел нас с флангов и занял позиции, перекрывающие первых и последних. Три армии испуганы. Что нужно сделать?"
   Тай-гун сказал: "Правила командования армией требуют первым делом выслать раз-ведку далеко вперед, так, чтобы, оказавшись в двухстах ли от врага, уже знать о его местонахождении. Если стратегический характер местности неблагоприятен, тогда задействуй боевые колесницы, чтобы создать подвижный вал, и продвигайся вперед. Также оставь два сторожевых соединения позади - дальнее на расстоянии ста ли, ближнее на удалении пятидесяти ли. Тогда в случае внезапной тревоги или непредвиденного положения, и зад-ний, и передний край узнают об этом, и три армии смогут создать единый боевой строй, не понеся никакого ущерба или потерь".
   "Прекрасно", - сказал У-ван.

40. Захват владений врага

  
   У-ван спросил Тай-гуна: "Предположим, что, одержав победу в битве, мы глубоко проникли на земли противника и заняли его владения. Однако, большие города покорить нельзя, а вторая армия противника удерживает лощины и овраги, противостоя нам. Мы хотим атаковать города и осадить их, но я опасаюсь, что вторая армия внезапно появится и нападет на нас. Если их внутренние и внешние силы объединятся таким образом, они будут противостоять и снаружи, и изнутри. Наши три армии будут в беспорядке; верхи и низы будут напуганы. Что нужно делать?"
   Тай-гун сказал: "Когда атакуешь и осаждаешь города, колесницы и конница должны быть на расстоянии. Соединения, стоящие в лагере, и оборонительные силы должны быть постоянно настороже, чтобы воспрепятствовать врагу извне и изнутри Когда жителей города отрежут от пищи - ибо извне невозможно доставить что-нибудь - то находящи-еся за городскими стенами будут напуганы, а их полководец неизбежно сдастся".
   У-ван спросил: "Предположим, что когда снабжение отрезано - враг не может ниче-го доставить извне - и те и другие условятся и дадут клятву, все рассчитают и выступят ночью, бросив в смертельную схватку все свои силы. Одна часть колесниц, конницы и пехоты атакует нас изнутри, другая - извне. Командиры и солдаты в смятении, три армии побеждены. Что должно быть сделано?"
   Тай-гун сказал: "В этом случае раздели свои войска на три части. Внимательно оцени условия местности и затем [стратегически] расставь их. Необходимо в деталях знать точ-ное расположение второй армии, так же, как главных и вспомогательных укреплений противника. Оставь им проход, чтобы побудить врага пробиваться. Враги будут испуганы и если не уйдут в горы или леса, то возвратятся в город или поспешат на соединение со второй армией. Поскольку их колесницы и конница далеко, атакуй в лоб, не давая им уйти. Так как оставшиеся в городе подумают, что у тех, кто двинулся первым, есть надежный путь к отступлению, их хорошо организованные части и сильные командиры пойдут сле-дом, оставив в городе только слабых и старых. Раз наши колесницы и конница проникли вглубь владений противника, двигаясь в отдалении, никто из вражеской армии не посмеет приблизиться. Не давай им вступать в битву; пусть отрежут снабжение и обложат пути и тогда победишь.
   Не сжигай то, что накопили люди; не разрушай их дворцы и дома; не срубай деревья, не уничтожай алтари и кладбища. Не убивай тех, кто сдался, и не уничтожай пленных. Покажи им вместо этого свою гуманность и справедливость, распространи на них свою добродетель. Пусть люди скажут: "Виновен только один"21. Тогда тебе подчинится весь мир".
   "Прекрасно", - сказал У-ван.

41. Война огнем

  
   У-ван спросил Тай-гуна: "Предположим, что мы завели войска вглубь владений удель-ных князей и оказались в высокой траве и густых зарослях, которые окружают нас со всех сторон. Три армии прошли несколько сот ли; люди и лошади устали и сделали привал. Используя необычно сухую погоду и сильный ветер, противник пустил по ветру огонь против нас. Колесницы, конница и отборные части спрятаны в нашем тылу в засаде. Три армии устрашены, мечутся в смятении и бегут. Что можно сделать?"
   Тай-гун сказал: "При таких обстоятельствах используют "небесные лестницы" и "лета-ющие башни", чтобы посмотреть направо и налево; внимательно изучи положение впе-реди и сзади. Когда увидишь пламя, пусти огонь от своих передних рядов и гони его по всей земле. Также пусти огонь сзади. Если враг нагрянет, переведи армию и займи укреп-ленные позиции на сожженной земле и жди наступления. Таким же образом, если уви-дишь пламя позади, необходимо уйти подальше. Если занять сожженную землю, а наши арбалетчики и опытные солдаты будут охранять правый и левый фланги, мы также смо-жем пустить огонь вперед и назад. Тогда враг не сможет навредить нам".
   У-ван спросил: "Предположим, что враг пустил огонь спереди и сзади, а также справа и слева. Дым окутывает армию, а его главные силы появляются со стороны выжженной земли. Что мы должны делать?"
   Тай-гун скачал: "В этом случае [предполагая, что ты владеешь участком сожженной земли], по всем четырем сторонам расставь боевые колесницы нападения, чтобы создать преграду, а арбалетчиков поставь по бокам. Это не принесет победы, но и не окончится поражением".

42. Пустые укрепления

  
   У-ван спросил Тай-гуна: "Как я могу узнать, пусты укрепления врага или заняты, наступает он или уходит?"
   Тай-гун сказал: "Полководец должен знать Дао Неба наверху, преимущества Земли внизу и человеческие дела в середине. Необходимо высоко взобраться и посмотреть на изменении и перемещения в стане врага. Наблюдай за его укреплениями, и тогда узнаешь, заняты они или пусты. Наблюдай за его командирами и солдатами, и тогда узнаешь, приходят они или уходят".
   У-ван спросил: "Как я узнаю об этом?"
   Тай-гун сказал: "Прислушайся, молчат ли его барабаны, не звонят ли его колокола. Присмотрись, летают ли испуганные птицы над его укреплениями. Если в воздух не под-нимаются испарения, значит противник одурачил тебя чучелами.
   Если враг вдруг ушел - но не очень далеко - и затем вернулся, не успев встать в боевой порядок, то он слишком поспешно использует командиров и солдат. Когда он действует слишком поспешно, передние и задние ряды не могут соблюдать правильный порядок Когда они не могут соблюдать правильный порядок, все боевое расположение придет в беспорядок. При таких обстоятельствах быстро выдвини войска и атакуй его. Если малое число их ударит большой силой, противник неизбежно будет разбит".

Тай-гун

СЕКРЕТНОЕ УЧЕНИЕ ЛЕОПАРДА[27]

  

43. Война в лесу

  
   У-ван спросил Тай-гуна: "Предположим, что мы завели войска вглубь владений удель-ных князей и оказались в большом лесу, где нам противостоит противник. Если займем оборону, я хочу, чтобы она была надежной; если будем сражаться, хочу победить. Как мы должны поступить?"
   Тай-гун сказал: "Поставь три армии в боевой порядок. Улучши позиции, которые займут войска, поставь впереди арбалетчиков и лучников, а позади расположи воинов с алебардами и щитами. Сруби деревья, срежь траву и расширь проходы, чтобы облегчить развертывание сил для боя. Высоко водрузи знамена и флаги и воодушеви три армии, не давая врагу разузнать об истинном положении. Это называется "войной в лесу".
   Правило "войны в лесу" состоит в том, чтобы создать из копьеносцев и воинов с алебардами "пятерки". Если леса не густые, то для поддержки можно использовать конницу. Боевые колесницы будут впереди. При случае они вступят в бой; при невыгод-ном положении - прекратят сражение. Там, где в лесу многочисленные лощины и овра-ги, необходимо поставить [силы] в наступательном порядке, чтобы быть готовыми к сра-жению как спереди, так и сзади. Если три армии внезапно атакуют, то, даже если против-ник превосходит числом, его силы можно рассеять. Воины должны биться и отдыхать по очереди, каждый вместе со своим подразделением. Это основная особенность "войны в лесу".

44. Взрывная война

  
   У-ван спросил Тай-гуна: "Предположим, что [передовые отряды] врага проникли вглубь нашей земли и широко развернулись, занимая наши земли и угоняя наших лоша-дей и скот. Затем подходят основные силы трех армий противника и давят на нас за пределами городских стен. Наши командиры и солдаты сильно перепуганы; наши люди, захва-ченные врагом, закованы в цепи. Если займем оборону, я хочу, чтобы она была надеж-ной; если будем сражаться, хочу победить. Что мы должны делать?"
   Тай-гун сказал: "Враг в таком положении является "взрывной силой". Его лошади и рогатый скот не будут накормлены, его солдаты командиры, совершив "взрывную атаку"и продвинувшись вперед, будут отрезаны от снабжения. Прикажи нашим городам и армиям отобрать лучших воинов и ударить сзади. Внимательно посмотри в календарь, ибо мы объединимся в безлунную ночь. Три армии должны яростно сражаться, тогда, даже если враг многочисленный, их полководец попадет в плен".
   У-ван спросил: "Предположим, что противник разделил свои силы на три или четыре отряда - одни будут сражаться с нами и занимать нашу землю, другие - продолжать сгонять наших лошадей и скот. Их основные силы еще не подошли полностью, но их первые отборные воины прижали нас к стенам города. Тогда наши три армии будут сильно перепуганы. Что мы должны делать?"
   Тай-гун сказал. "Внимательно наблюдай за противником. Сделай необходимые приготовления и ожидай, пока все его основные силы подойдут. На расстоянии четырех ли от стен подведи укрепления, расставив в правильном порядке гонги и барабаны, знамена и флаги. Другие наши части устроят засаду. Прикажи большому числу сильных арбалетчиков расположиться на вершине укреплений. Через каждые сто шагов установи "взрывные ворота", за которыми выстави рогатины. Наши колесницы и конница должны находится снаружи, в то время как сильные, мужественные и бесстрашные воины должны быть за укреплениями. Если враг подойдет, пусть в бой вступают легковооруженные солдаты, а затем изобразят отступление. Пусть на вершине городской стены поднимут знамена и флаги и ударят в боевые барабаны, завершив все приготовления к защите города. Противник подумает, что мы будем защищать стены и атакует нас под ними. Тогда введи в бой силы, спрятанные в засаде - одни пусть ударят вглубь, другие по краям. Тогда три армии должны молниеносно перейти в атаку - одни на передний край, другие на задний. Даже храбрые солдаты противника не смогут сражаться, а у самых быстрых не будет времени убежать. Это называется "взрывной войной". Хотя враг превосходит нас числом, он будет обращен в бегство".
   Прекрасно", - сказал У-ван.

45. Сильный противник

  
   У-ван спросил Тай-гуна: "Предположим, что мы завели армию вглубь земель удельных князей и столкнулись с атакующими нас частями противника. Враг многочисленен, тогда как нас мало. Враг силен, а мы - слабы. Враг приближается под покровом темноты - одни нападают слева, другие - справа. Три армии сотрясаются. Мы хотим победить, если выберем сражение, и быть твердыми, если выберем оборону. Как мы должны действовать?"
   Тай-гун сказал: "В этом случае мы - "сотрясаемая армия". Лучше выдвинуться впе-ред и сражаться; обороняться нельзя. Отбери опытных воинов и сильных арбалетчиков и, вместе с колесницами и конницей, поставь по бокам. Они внезапно ударят по передовым частям противника, и также быстро атакуют его тыл. Одни должны наносить удар по краю, другие - вглубь. Войска противника обязательно будут обескуражены, а их полководцы - напуганы".
   У-ван спросил: "Предположим, что противник отрезал на определенном расстоянии наших первых и неистово атакует, сжимая последних. Он разбил наши отборные части и отрезал наших опытных воинов. Наши внутренние и внешние силы не могут поддерживать связь друг с другом, командиры и солдаты лишились воли сражаться, полководцы и начальники - желания защищать себя. Что мы должны делать?"
   Тай-гун сказал: "Ваш вопрос велик, мой правитель! Вы должны сделать команды понятными и быть внимательны к своим приказам. Вы должны выслать вперед отважных, первоклассных воинов, любящих опасность - пусть каждый из них несет факел, а два человека будут приставлены к барабану. Вы должны знать местоположение противника и ударить по внутренним и внешним частям. Когда наши тайные сигналы будут оговорены, прикажите потушить факелы и перестать бить в барабаны. Крайние и сред-ние пусть ждут не дыша. Когда наши три армии внезапно начнут атаку, враг обязательно будет повержен и разбит".
   "Прекрасно", - сказал У-ван.

46. Воинственный противник

  
   У-ван спросил Тай-гуна: "Предположим, что мы завели армию вглубь земель удель-ных князей, где внезапно столкнулись с воинственным, превосходящим нас числом про-тивником. Если его боевые колесницы и храбрая конница атакуют нас слева и справа, и наши три армии будут так потрясены, что бегство их будет не остановить, что я должен делать?"
   Тай-гун сказал: "В этом положении мы имеем дело с тем, что называется "разбитая армия". Те, кто обладают искусством ведения войны, одержат победу. Те, кто не обладают, погибнут".
   У-ван спросил: "Что надлежит делать?"
   Тай-гун ответил: "Пусть наши лучшие воины и сильные арбалетчики, вместе с боевыми колесницами и бесстрашной конницей, спрячутся по обеим сторонам пути отступле-ния, на три ли впереди и позади главных сил. Когда враг преследует нас, с обеих сторон начни одновременную атаку колесниц и конницы. Тогда враг окажется в смятении, а наши бегущие солдаты сами остановятся".
   У-ван продолжил: "Предположим, что колесницы и конница противника прямо противостоит нашим, но врагов много, а нас мало, он силен, а мы слабы. Их наступление организовано и они стойки духом, а наши войска не могут сопротивляться. Что мы долж-ны делать?"
   Тай-гун ответил: "Выбери лучших воинов и сильных арбалетчиков, пусть они спрячутся в засаде по обеим сторонам, пока колесницы и конница развертываются в единое построение и занимают позиции. Когда враг проходит мимо наших спрятанных в засаде частей, арбалетчики должны непрерывно стрелять по его флангам. Затем колесницы, конница и лучшие воины должны внезапно атаковать армию противника - одни ударить по переднему краю, другие - по заднему. Даже если врагов множество, они побегут".
   "Прекрасно", - сказал У-ван.

47. "Вороны и облака" в горах

  
   У-ван спросил Тай-гуна "Предположим, что мы зашли с войсками вглубь владений удельных князей и пред нами высокие горы с обширными и ровными скальными отложениями, с многочисленными остроконечными пиками, без всяких деревьев и травы. Со всех сторон мы окружены врагом. Наши три армии испуганы, командиры и войска - в нерешительности. Я хочу, чтобы, если мы выберем оборону, она была прочной; если выбе-рем сражение, оно было победным. Что мы должны делать?"
   Тай-гун сказал; "Когда бы три армии не заняли высоту, они будут пойманы в ловушку врагом. Однако когда противник занял территорию под горой, он сам является пленником войск наверху. Если высота уже занята, необходимо подготовить соединения "вороны и облака"22. Они должны быть подготовлены на склоне инь и на склоне ян [горы]. Одни станут лагерем на стороне инь, другие - на стороне ян. Те, кто займет сторону ян, должны приготовиться [к атакам] со стороны инь. Те, кто займут стороны инь, должны приготовиться к [атакам] со стороны ян. Находящиеся на левом склоне горы должны приготовиться к нападению с правого склона, и наоборот. Когда противник начал восхождение, наши войска должны установить внешнюю линию обороны. Если есть дороги, проходящие через долину, перекрой их боевыми колесницами. Установи знамена и флаги на высоте. Будь осмотрителен, командуя тремя армиями: не позволяй противнику догадаться о твоем истинном положении. Это называется "гор-ной стеной".
   Когда все линии установлены, командиры и войска задействованы, правила и приказы отданы, тактика - правильная и необычная - рассчитана, введи в действие наступатель-ные силы по внешнему охвату горы, и пусть они улучшат занимаемые позиции. Затем, составь из колесниц и конницы соединения "вороны и облака". Когда три армии внезапно атакуют врага, пусть даже он многочисленен, их полководца можно захватить".

48. "Вороны и облака" в болотах

  
   У-ван спросил Тай-гуна: "Предположим, что мы с войсками зашли вглубь владений удельных князей, где через реку от нас находится противник. Враг хорошо снаряжен и многочисленен; нас мало и наши силы истощены. Если они переходят реку, чтобы атако-вать, мы не сможем продвинуться; но если мы захотим переждать врага, то наши запасы слишком скудны. Мы стоим лагерем на соленых почвах. Нигде нет городов и даже травы и деревьев. Трем армиям нечего грабить, а для лошадей и скота нет ни фуража, ни места для выпаса. Что мы должны делать?"
   Тай-гун сказал: "Три армии не приготовлены, у лошадей и скота нет корма, у командиров и солдат нет провианта. В этой ситуации ищи какую-нибудь возможность обмануть противника и быстро уйти, оставляя позади себя засады".
   У-ван спросил: "Врага нельзя обмануть. Мои солдаты и командиры обескуражены. Противник занял позиции спереди и сзади. Наши три армии побеждены и бегут. Что тогда?"
   Тай-гун сказал: "Когда ищешь путь к отступлению, необходимы золото и яшма. Необходимо узнать положение у посланников врага. В этом случае твои сокровища - ум и тайна".
   У-ван спросил: "Предположим, что противник знает об оставленных засадах, и его главные силы не будут переходить через реку. Полководец второй армии выделит специальные отряды и пошлет их перейти реку. Мои три армии сильно перепуганы. Что я должен делать?"
   Тай-гун сказал: "В этой ситуации построй войска в боевой порядок нападения, и пусть они улучшат свои позиции. Подожди, пока появится враг, затем подними спрятанные войска, быстро ударив его сзади. Пусть сильные арбалетчики по обеим сторонам стреляют в него. Составь из колесниц и конницы соединения "вороны и облака" и выстрой их против переднего и заднего краев. Затем наши три армии должны стремительно атаковать. Когда противник увидит, что мы вступили в битву, его главные силы обязательно перейдут через реку и продвинутся. Тогда пусти в бой спрятанные в засаде части, пусть они срочно ударят в тыл. Колесницы и конница должны наступать справа и слева. Даже если враг многочисленный, его силы можно рассеять.
   Итак, самое главное в задействовании войск - когда враг приближается, чтобы вступить в битву, поставь войска в боевой порядок пусть они улучшат свои позиции. Затем, составь из колесниц и конницы соединения "вороны и облака". Это необычный способ использования войск. Соединения "вороны и облака" - это значит, что они рассыпают-ся, подобно воронам в небе, и собираются вместе, как облака. Их изменения и превраще-ния бесконечны".
   "Прекрасно", - сказал У-ван.

49. Малые и большие силы

  
   У-ван спросил Тай-гуна: "Если я хочу напасть на многочисленного противника малы-ми силами, атаковать сильного слабыми, что я должен делать?"
   Тай-гун сказал: "Если хочешь атаковать многочисленного противника малым числом, это нужно делать на закате солнца, расставив засады в высокой траве и сжимая врага на узкой дороге. Чтобы атаковать сильного слабыми, нужно заручиться поддержкой велико-го государства и помощью соседних государств".
   У-ван спросил: "У нас нет ни местности с высокой травой, ни, тем более, узких дорог. Враг уже подошел, мы не можем ждать заката. У меня нет ни поддержки со стороны великого государства, ни, тем более, помощи со стороны соседей. Что тогда?"
   Тай-гун сказал: "Необходимо использовать обман и уловки, чтобы одурачить и сму-тить полководца противника, дабы направить его таким путем, где он будет вынужден пройти через высокую траву. Пусть его путь будет длительным, и тогда сможешь сделать все приготовления к заходу солнца. Когда его первые еще не перешли водной преграды, а последние еще не дошли до лагеря, подними войска из засады, стремительно нанеси удар по флангам, пока колесницы и конница создают беспорядок в его передовых и задних отрядах. Даже если враг многочисленный, он побежит.
   Для того, чтобы служить правителю великого государства, чтобы добиться покорнос-ти чиновников соседних государств, делай наживку щедрой, а голос - нежным. Таким образом обретешь поддержку великого государства и помощь соседей".
   "Прекрасно", - сказал У-ван.
   <...>
  
  
   0x01 graphic
   0x01 graphic
  
  

Тай-гун

СЕКРЕТНОЕ УЧЕНИЕ СОБАКИ[28]

  

52. Боевое нападение

   У-ван спросил Тай-гуна: "Для ведения войны необходимо иметь боевые колесницы отважную конницу, первую волну нападения из отборных воинов, наконец, умение сво-евременно напасть на врага. В каких положениях мы можем нанести удар?"
   Тай-гун сказал: "Тот, кто хочет напасть, должен внимательно изучить и понять четыр-надцать изменений у врага. Когда [какие-либо] из четырнадцати становятся очевидными, нападай, ибо противник обязательно будет побежден".
   У-ван спросил: "Могу я услышать об этих четырнадцати изменениях?"
   Tай-гун сказал: "Когда враг начал соединяться, его можно атаковать.
   Когда люди и лошади не кормлены, можно атаковать.
   Когда время года или погодные условия неблагоприятны для него, можно атаковать.
   Когда местность плохо защищена, его можно атаковать.
   Когда враг бежит, его можно атаковать.
   Когда враг утратил бдительность, его можно атаковать.
   Когда он устал и силы его истощены, его можно атаковать.
   Когда полководец сторонится командиров и войск, его можно атаковать.
   Когда враг идет по длинной дороге, его можно атаковать.
   Когда враг переходит реку, его можно атаковать.
   Когда враг не передохнул, его можно атаковать.
   Когда враг столкнулся с крутыми оврагами или находится на узкой дороге, его можно атаковать.
   Когда его боевой строй в беспорядке, его можно атаковать.
   Когда враг испуган, его можно атаковать".

53. Выбор воинов

  
   У-ван спросил Тай-гуна: "В чем Дао выбора воинов?"
   Тай-гун ответил: "В армии должны быть люди великой отваги и силы, готовые умереть и даже улыбающиеся ранам. Они должны быть собраны вместе и названы "воинами, рискующими оружием".
   Те, кто обладает сильной "ци", кто крепок и отважен, кто обладает мощью и "взрыв-ными качествами", должны быть собраны вместе и названы "врывающимися воинами".
   Те, у кого выдающаяся внешность, кто носит длинные мечи и наступает размеренным шагом, сохраняя порядок, должны быть собраны вместе и названы "воинами мужественности".
   Те, кто хорошо прыгает, метает железные крюки, могуч и безмерно силен, раскидывает и сокрушает гонги и барабаны [и] уничтожает флаги и знамена, должны быть собраны вместе и названы "воинами отваги и силы".
   Те, кто может взбираться на высоты и покрывать большие расстояния, у кого быстрые ноги и кто прекрасно бегает, должны быть собраны вместе и названы "воинами неустрашимости".
   Те, кто, служа правителю, уронили достоинство и хотят вновь заслужить благоволе-ние, должны быть собраны вместе и названы "воинами, сражающимися до погибели".
   Родственники убитых военачальников, сыновья и братья командиров, горящие желанием отомстить за их смерть, должны быть собраны вместе и названы "воинами сжатых зубов".
   Те, кто низки происхождением, бедны и ожесточены, должны быть собраны вместе и названы "воинами, обреченными на смерть".
   "Принятые сыновья" [29] и слуги, которые хотят спрятать свое прошлое и заслужить славу, должны быть собраны вместе и названы "воинами удручения".
   Те, кто был в заключении и подвергался телесным наказаниям и хочет снять по юр должны быть собраны вместе и названы "воинами счастья".
   Те, кто сочетает умения и способности, кто может переносить тяжелые грузы на далекие расстояния, должны быть собраны вместе и названы "воинами, ожидающими приказов".
   Это отборные воины армии. Нельзя их не испытывать".

54. Обучение бою

  
   У-ван спросил Тай-гуна: "Когда мы собираем силы трех армий и хотим, чтобы коман-диры и солдаты усвоили и обучились Дао боя, как мы должны поступать?"
   Тай-гун сказал: "Для того, чтобы вести три армии, необходимо с помощью гонгов и барабанов принудить командиров и солдат повиноваться и соединяться. Полководцы дол-жны точно известить командиров и начальников, трижды объясняя приказания - тем самым обучая их применению оружия, соединению и остановке, чтобы все это согласовывалось с порядком смены сигнальных флажков и знамен.
   Так, после обучения командиров и начальников, один человек, который полностью прошел обучение бою, распространит знание на десять человек. Десять человек, которые полностью прошли обучение бою, распространят знания на сотню человек. Сто человек, которые полностью прошли обучение бою, распространят знания на тысячу человек. Тысяча человек, которые полностью прошли обучение бою, распространят знания на десять тысяч человек. Десять тысяч человек, которые полностью прошли обучение бою, распространят знания на три армии.
   Когда правила ведения большой войны успешно преподаны, они распространятся на миллион человек. Таким путем можно будет создать великую армию и утвердить свою устрашающую силу во всей Поднебесной".
   "Прекрасно", - сказал У-ван.
   <...>
  
  

СУНЬ-ЦЗЫ

ИСКУССТВО ВОЙНЫ[30]

  
   "Военное искусство Сунь-цзы" (Сунь-цзы бинфа). Глав-ный военный канон Китая, приписываемый Сунь У (конец VI в. до н.э.), - знаменитому стратегу южнокитайского царства У. Впрочем, по другим источникам, Сунь-цзы был уроженцем восточного царства Ци. Трактат Сунь-цзы состоит из 13 глав, в которых содержится классическое изложение принципов ки-тайской военной стратегии. Первый перевод трактата на евро-пейский язык появился почти два века тому назад, с тех пор он переводился на иностранные языки десятки раз. Огромной по-пулярностью пользуется он и в современном Китае.

Глава I

Предварительные расчеты

   1. Сунь-цзы сказал: война - это великое дело для государ-ства, это почва жизни и смерти, это путь существования и гибели. Это нужно понять.
   2. Поэтому о ее основу кладут пять явлений [ее взвеши-вают семью расчетами и этим определяют положение].
   3. Первое - Путь, второе - Небо, третье - Земля, четвер-тое - Полководец, пятое - Закон.
   Путь - это когда достигают того, что мысли народа одина-ковы с мыслями правителя, когда народ готов вместе с ним умереть, готов вместе с ним жить, когда он не знает ни страха. ни сомнений.
   Небо - это свет и мрак, холод и жар; это порядок времени.
   Земля - это далекое и близкое, неровное и ровное, широкое и узкое, смерть и жизнь.
   Полководец - это ум, беспристрастность, гуманность, муже-ство, строгость.
   Закон - это воинский строй, командование и снабжение.
   Нет полководца, который не слыхал бы об этих пяти явле-ниях, но побеждает тот, кто усвоил их; тот же, кто их не усвоил, не побеждает.
   4. Поэтому войну взвешивают семью расчетами и таким путем определяют положение:
   Кто из государей обладает Путем? У кого из полководцев есть таланты? Кто использовал Небо и Землю? У кого выпол-няются правила и приказы? У кого войско сильнее? У кого офицеры и солдаты лучше обучены? У кого правильно награ-ждают и наказывают?
   По этому всему я узнаю, кто одержит победу и кто потерпит поражение.
   5. Если полководец станет применять мои расчеты, усвоив их, он непременно одержит победу; я остаюсь у него. Если полководец станет применять мои расчеты, не усвоив их, он непременно потерпит поражение; я ухожу от него. Если он усвоит их с учетом выгоды, они составят мощь, которая помо-жет и за пределами их.
   6. Мощь - это умение применять тактику, сообразуясь с выгодой.
   7. Война - это путь обмана. Поэтому, если ты и можешь что-нибудь, показывай противнику, будто не можешь; если ты и пользуешься чем-нибудь, показывай ему, будто ты этим не пользуешься; хотя бы ты и был близко, показывай, будто ты далеко; хотя бы ты и был далеко, показывай, будто ты близко; заманивай его выгодой; приведи его в расстройство и бери его; если у него все полно, будь наготове; если он силен, уклоняйся от него; вызвав в нем гнев, приведи его в состояние расстрой-ства; приняв смиренный вид, вызови в нем самомнение; если его силы свежи, утоми его; если у него дружны, разъедини; нападай на него, когда он не готов; выступай, когда он не ожидает.
   8. Все это обеспечивает воителю победу; однако наперед пре-подать ничего нельзя.
   9. Кто - еще до сражения - побеждает предварительным расчетом, у того шансов много; кто - еще до сражения - не побеждает расчетом, у того шансов мало. У кого шансов много - побеждает; у кого шансов мало - не побеждает; тем более же тот, у кого шансов нет вовсе. Поэтому для меня - при виде этого одного - уже ясны победа и поражение.
  

Глава II

Ведение войны

   1. Сунь-цзы сказал: правило ведения войны таково:
   2. Если у тебя тысяча легких колесниц и тысяча тяжелых, сто тысяч солдат, если провиант надо отправлять за тысячу миль, то расходы внутренние и внешние, издержки на прием гостей, материал для лака и клея, снаряжение колесниц и вооружения - все это составит тысячу золотых в день. Только в таком случае можно поднять стотысячное войско.
   3. Если ведут войну и победа затягивается, - оружие притупляется и острия обламываются; если долго осаждают крепость - силы подрываются; если войско надолго оставляют в поле - средств у государства не хватает.
   4. Когда же оружие притупится и острия обломаются, силы подорвутся и средства иссякнут, князья, воспользовавшись твоей слабостью, поднимутся на тебя. Пусть тогда у тебя и будут умные слуги, после этого ничего поделать не сможешь.
   5. Поэтому на войне слышали об успехе при быстроте ее, даже при неискусности ее ведения, и не видели еще успеха при продолжительности ее, даже при искусности ее ведения.
   6. Никогда еще не бывало, чтобы война продолжалась долго и это было бы выгодно государству. Поэтому тот, кто не пони-мает до конца всего вреда от войны, не может понять до конца и всю выгоду от войны.
   7. Тот, кто умеет вести войну, два раза набора не произ-водит, три раза провианта не грузит; снаряжение берет из своего государств, провиант же берет у противника. Поэтому у него и хватает пищи для солдат.
   8. Во время войны государство беднеет оттого, что возят далеко провиант. Когда провиант нужно возить далеко, народ беднеет.
   9. Те, кто находятся поблизости от армии, продают дорого; а когда они продают дорого, средства у народа истощаются; когда же средства истощаются, выполнять повинности трудно.
   10. Силы подрываются, средства иссякают, у себя в стране - и домах пусто; имущество народа уменьшается на семь деся-тых; имущество правителя - боевые колесницы поломаны, кони изнурены; шлемы, панцири, луки и стрелы, рогатины и малые щиты, пики и большие щиты, волы и повозки - все это уменьшается на шесть десятых.
   11. Поэтому умный полководец старается кормиться за счет противника. При этом один фунт пищи противника соответ-ствует двадцати фунтам своей; один пуд отрубей и соломы про-тивника соответствует двадцати пудам своей.
   12. Убивает противника ярость, захватывает его богатства жадность.
   13. Если при сражении на колесницах захватят десять и более колесниц, раздай их в награду тем, кто первый их захва-тил, и перемени на них знамена.
   14. Перемешай эти колесницы со своими и поезжай на них. С солдатами же обращайся хорошо и заботься о них. Это и называется: победить противника и увеличить свою силу.
   15. Поэтому полководец, понимающий войну, есть власти-тель судеб народа, есть хозяин безопасности государства.
  

Глава III

Стратегическое нападение

  
   1. Сунь-цзы сказал: по правилам ведения войны наилуч-шее - сохранить государство противника в целости, на втором месте - сокрушить это государство. Наилучшее - сохранить армию противника в целости, на втором месте - разбить ее. Наилучшее - сохранить бригаду противника в целости, на вто-ром месте - разбить ее. Наилучшее - сохранить батальон про-тивника в целости, на втором месте - разбить его. Наилучшее - сохранить роту противника в целости, на втором месте - раз-бить ее. Наилучшее - сохранить взвод противника в целости, на втором месте - разбить его. Поэтому сто раз сразиться и сто раз победить - это не лучшее из лучшего; лучшее из луч-шего - покорить чужую армию, не сражаясь.
   2. Поэтому самая лучшая война - разбить замыслы против-ника; на следующем месте - разбить его союзы; на следующем месте - разбить его войска. Самое худшее - осаждать крепости. По правилам осады крепостей такая осада должна производиться лишь тогда, когда это неизбежно. Подготовка больших щитов, осадных колесниц, возведение насыпей, заготовка снаряжения требует три месяца; однако полководец, не будучи в состоянии преодолеть свое нетерпение, посылает своих солдат на приступ, словно муравьев; при этом одна треть офицеров и солдат ока-зывается убитыми, а крепость остается не взятой. Таковы гибельные последствия осады.
   3. Поэтому тот, кто умеет вести войну, покоряет чужую армию, не сражаясь; берет чужие крепости, не осаждая; сокру-шает чужое государство, не держа свое войско долго. Он обяза-тельно сохраняет все в целости и этим оспаривает власть в Под-небесной. Поэтому и можно не притупляя оружие иметь выгоду: это и есть правило стратегического нападения.
   4. Правило ведения войны гласит: если у тебя сил в десять раз больше, чем у противника, окружи его со всех сторон; если у тебя сил в пять раз больше, нападай на него; если у тебя сил вдвое больше, раздели его на части; если же силы равны, сумей с ним сразиться; если сил меньше, сумей оборониться от него; если у тебя вообще что-либо хуже, сумей уклониться от него. Поэтому упорствующие с малыми силами делаются пленниками сильного противника.
   5. Полководец для государства все равно, что крепление у повозки; если это крепление пригнано плотно, государство неизменно бывает сильным; если крепление разошлось, государство непременно бывает слабым.
   6. Потому армия страдает от своего государя в трех случаях:
   Когда он, не зная, что армия не должна выступать, приказывает ей выступить; когда он, не зная, что армия не должна отступать, приказывает ей отступить; это означает, что он связывает армию.
   Когда он, не зная, что такое армия, распространяет на упра-вление ею те же самые начала, которыми управляется государ-ство; тогда командиры в армии приходят в растерянность.
   Когда он, не зная, что такое тактика армии, руководствуется при назначении полководца теми же началами, что и в госу-дарстве: тогда командиры в армии приходят в смятение.
   7. Когда же армия приходит и растерянность и смятение, настигает беда от князей. Это и означает: расстроить свою армию и отдать победу противнику.
   8. Поэтому знают, что победят в пяти случаях: побеждают, если знают, когда можно сражаться и когда нельзя; побеждают, когда умеют пользоваться и большими и малыми силами; побе-ждают там, где высшие и низшие имеют одни и те желания; побеждают тогда, когда сами осторожны и выжидают неосто-рожности противника; побеждают те, у кого полководец талант-лив, а государь не руководит им. Эти пять положений и есть путь знания победы.
   9. Поэтому и говорится: если знаешь его и знаешь себя, сражайся хоть сто раз, опасности не будет; если знаешь себя, а его не знаешь, один раз победишь, другой раз потерпишь поражение; если не знаешь ни себя, ни его, каждый раз, когда будешь сражаться, будешь терпеть поражение.
  

Глава IV

   Форма
  
   1. Сунь-цзы сказал: в древности тот, кто хорошо сражался, прежде всего делал себя непобедимым и в таком состоянии выжидал, когда можно будет победить противника.
   Непобедимость заключена в себе самом, возможность победы заключена в противнике.
   Поэтому тот, кто хорошо сражается, может сделать себя непобедимым, но не может заставить противника обязательно дать себя победить.
   Поэтому и сказано: "Победу знать можно, сделать же ее нельзя".
   2. Непобедимость есть оборона; возможность победить есть наступление.
   Когда обороняются, значит есть и чем-то недостаток; когда нападают, значит есть все в избытке.
   Тот, кто хорошо обороняется, прячется в глубины преиспод-ней; тот, кто хорошо нападает, действует с высоты небес.
   Поэтому умеют себя сохранить и в то же время одерживают полную победу.
   3. Тот, кто видит победу не более чем прочие люди, не луч-ший из лучших. Когда кто-либо, сражаясь, одержит победу и в Поднебесной скажут: "хорошо", это не будет лучший из лучших.
   4. Когда поднимают легкое перышко, это не считается боль-шой силой; когда видят солнце и луну, это не считается острым зрением; когда слышат раскаты грома, это не считается тонким слухом.
   Про кого в древности говорили, что он хорошо сражается, тот побеждал, когда было легко победить. Поэтому, когда хорошо сражавшийся побеждал, у него не оказывалось ни славы ума, ни подвигов мужества.
   5. Поэтому, когда он сражался и побеждал, это не расходи-лось с его расчетами. Не расходилось с его расчетами - это зна-чит, что все предпринятое им обязательно давало победу; он побеждал уже побежденного.
   6. Поэтому тот, кто хорошо сражается, стоит на почве невоз-можности своего поражения и не упускает возможности пора-жения противника. По этой причине войско, долженствующее победить, сначала побеждает, а потом ищет сражения; войско, осужденное на поражение, сначала сражается, а потом ищет победы.
   7. Тот, кто хорошо ведет войну, осуществляет Путь и соблю-дает Закон. Поэтому он и может управлять победой и пораже-нием.
   8. Согласно "Законам войны", первое - длина, второе - объем, третье - число, четвертое - вес, пятое - победа. Мест-ность рождает длину, длина рождает объем, объем рождает число, число рождает вес, вес рождает победу.
   9. Поэтому войско, долженствующее победить, как бы исчис-ляет копейки рублями, а войско, обреченное на поражение, как бы исчисляет рубли копейками.
   10. Когда побеждающий сражается, это подобно скопившейся воде, с высоты тысячи саженей низвергающейся в долину. Это и есть форма..
  

Глава V

   Мощь
  
   1. Сунь-цзы сказал: управлять массами все равно, что управлять немногими: дело в частях и в числе.
   2. Вести в бой массы все равно, что вести в бой немногих: дело и форме и названии.
   3. То, что делает армию при встрече с противником непобе-димой, это правильный бой и маневр.
   4. Удар войска подобен тому, как если бы ударили камнем по яйцу: это есть полнота и пустота.
   5. Вообще в бою схватываются с противником правильным боем, побеждают же маневром. Поэтому тот, кто хорошо пускает в ход маневр, безграничен подобно небу и земле, неисчерпаем подобно Хуан-хе и Янцзы-цзяну.
   6. Кончаются и снова начинаются - таковы солнце и луна; умирают о снова нарождаются - таковы времена года. Тонов не более пяти, но изменений этих пяти тонов всех и слышать невозможно; цветов не более пяти, но изменений этих пяти цве-тов всех и видеть невозможно; вкусов не более пяти, но изме-нений этих пяти вкусов всех и ощутить невозможно. Действий в сражении всего только два - правильный бой и маневр, но изменений в правильном бое и маневре всех и исчислить невоз-можно. Правильный бой и маневр взаимно порождают друг друга, и это подобно круговращению, у которого нет конца. Кто может их исчерпать?
   7. То, что позволяет быстроте бурного потока нести на себе камни, есть ее мощь. То, что позволяет быстроте хищной птицы поразить свою жертву, есть рассчитанность удара. Поэтому у того, кто хорошо сражается, мощь - стремительна, рассчитан-ность коротка.
   Мощь - это как бы натягивание лука, рассчитанность удара - это как бы спуск стрелы.
   8. Пусть все смешается и перемешается и идет беспорядочная схватка, все равно притти в расстройство не могут; пусть все клокочет и бурлит и форма смята, все равно потерпеть пора-жение не могут.
   9. Беспорядок рождается из порядка, трусость рождается из храбрости, слабость рождается из силы. Порядок и беспоря-док - это число; храбрость и трусость - это мощь; сила и слабость - это форма.
   10. Поэтому, когда тот, кто умеет заставить противника дви-гаться, показывает ему форму, противник обязательно идет за ним; когда противнику что-либо дают, он обязательно берет; выгодой заставляют его двигаться, а встречают его неожидан-ностью.
   11. Поэтому тот, кто хорошо сражается, ищет все в мощи, а не требует всего от людей. Поэтому он умеет выбирать людей и ставить их соответственно их мощи.
   12. Тот, кто ставит людей соответственно их мощи, заста-вляет их итти в бой так же, как катят деревья и камни. Природа деревьев и камней такова, что когда место ровное, они лежат спокойно; когда оно покатое, они приходят в движение; когда они четырехугольны, они лежат на месте; когда они круглы, они катятся.
   13. Поэтому мощь того, кто умеет заставить других итти и бой, есть мощь человека, скатывающего круглый камень с горы в тысячу саженей.
  
   Глава VI

Полнота и пустота

  
   1. Сунь-цзы сказал: кто является на поле сражения первым и ждет противника, тот исполнен сил; кто потом является на поле сражения с запозданием и бросается в бой, тот уже утом-лен. Поэтому тот, кто хорошо сражается, управляет противни-ком и не дает ему управлять собой.
   2. Уметь заставить противника самого прийти - это значит заманить его выгодой; уметь не дать противнику пройти - это значит сдержать его вредом. Поэтому можно утомить против-ника, даже исполненного сил; можно заставить голодать даже сытого; можно сдвинуть с места даже прочно засевшего.
   3. Выступив туда, куда он непременно направится, самому направиться туда, где он не ожидает. Тот, кто проходит тысячу миль и при этом не утомляется, проходит местами, где нет людей.
   4. Напасть и при этом наверняка взять - это значить напасть на место, где он не обороняется; оборонять и при этом навер-няка удержать - это значит оборонять место, на которое он не может напасть. Поэтому у того, кто умеет нападать, противник не знает, где ему обороняться; у того, кто умеет обороняться, противник не знает, где ему нападать. Тончайшее искусство! Тончайшее искусство! - нет даже формы, чтобы его изобразить. Божественное искусство! Божественное искусство! - нет даже слов, чтобы его выразить. Поэтому он и может стать власти-телем судеб противника.
   5. Когда идут вперед и противник не в силах воспрепятство-вать - это значит, что ударяют в его пустоту; когда отступают и противник не в силах преследовать - это значит, что быстрота такова, что он не может настигнуть.
   6. Поэтому, если я хочу дать бой, пусть противник и пона-строит высокие редуты, нароет глубокие рвы, все равно он не сможет не вступить со мною в бой. Это потому, что я нападаю на место, которое он непременно должен спасать. Если я не хочу вступать в бой, пусть я только займу место и стану его оборо-нять, все равно противник не сможет вступить со мной в бой. Это потому, что я отвращаю его от того пути, куда он идет.
   7. Поэтому, если я покажу противнику какую-либо форму, а сам этой формы не буду иметь, я сохраню цельность, а про-тивник разделится на части. Сохраняя цельность, я буду соста-влять единицу; разделившись на части, противник будет составлять десять. Тогда я своими десятью нападу на его единицу. Нас тогда будет много, а противника мало. У того, кто умеет массой ударить на немногих, таких, кто с ним сражается, мало, и их легко победить.
   8. Противник не знает, где он будет сражаться. А раз он того не знает, у него много мест, где он должен быть наготове. Если же таких мест, где он должен быть наготове, много, тех, кто со мной сражается, мало. Поэтому, если он будет наго-тове спереди, у него будет мало сил сзади; если он будет на-готове сзади, у него будет мало сил спереди; если он будет наготове слева, у него будет мало сил справа; если он будет наготове справа, у него будет мало сил слева. Не может не быть мало сил у того, у кого нет места, где он не должен быть наготове. Мало сил у того, кто должен быть всюду наготове; много сил у того, кто вынуждает другого быть всюду наготове.
   9. Поэтому, если знаешь место боя и день боя, можешь наступать и за тысячу миль. Если же не знаешь места боя, не знаешь и дня боя, не сможешь левой стороной защитить пра-вую, не сможешь правой стороной защитить левую, не сможешь передней стороной защитить заднюю, не сможешь задней сто-роной защитить переднюю. Тем более это так при большом рас-стоянии - в несколько десятков миль, и при близком расстоя-нии - в несколько миль.
   10. Если рассуждать так, как я, то пусть у юэсцев войск и много, что это может им дать для победы? Поэтому и ска-зано: "победу сделать можно". Пусть войск у противника и будет много, можно не дать ему возможности вступить в бой.
   11. Поэтому, оценивая противника, узнают его план с его достоинствами и его ошибками; воздействовав на противника, узнают законы, управляющие его движением и покоем; показы-вая ему ту или иную форму, узнают место его жизни и смерти; столкнувшись с ним, узнают, где у него избыток и где недо-статок.
   12. Поэтому предел в придании своему войску формы - это достигнуть того, чтобы формы не было. Когда формы нет, даже глубоко проникший лазутчик не сможет что-либо подглядеть, даже мудрец не сможет о чем-либо судить. Пользуясь этой фор-мой, он возлагает дело победы на массу, но масса этого знать не может. Все люди знают ту форму, посредством которой я победил, но не знают той формы, посредством которой я орга-низовал победу. Поэтому победа и бою не повторяется в том же виде, она соответствует неисчерпаемости самой формы.
   13. Форма у войска подобна воде: форма у воды - избегать высоты и стремиться вниз; форма у поиска - избегать полноты и ударять по пустоте. Вода устанавливает свое течение в зави-симости от места; войско устанавливает свою победу в зависи-мости от противника.
   14. Поэтому у войска нет неизменной мощи, у воды нет неиз-менной формы. Кто умеет в зависимости от противника владеть изменениями и превращениями и одерживать победу, тот назы-вается божеством.
   15. Поэтому среди пяти элементов природы нет неизменно побеждающего; среди четырех времен года нет неизменно сохра-няющего свое положение. У солнца есть краткость и продолжи-тельность, у луны есть жизнь и смерть.
  

Глава VII

   Борьба на войне
  
   1. Сунь-цзы сказал: вот правило ведения войны: полководец, получив повеление от государя, формирует армию, собирает вой-ска и, войдя в соприкосновение с противником, занимает пози-цию. Нет ничего труднее, чем борьба на войне.
   2. Трудное в борьбе на войне - это превратить путь обход-ный в прямой, превратить бедствие в выгоду. Поэтому тот, кто, предпринимая движение по такому обходному пути, отвлекает противника выгодой и, выступив позже него, приходит раньше него, тот понимает тактику обходного движения.
   3. Поэтому борьба на войне приводит к выгоде, борьба на войне приводит и к опасности. Если бороться за выгоду, подняв всю армию, цели не достигнуть; если бороться за выгоду, бро-сив армию, будет потерян обоз.
   4. Поэтому, когда борются за выгоду за сто миль, мчась, сняв вооружение, не отдыхая ни днем, ни ночью, удваивая маршруты и соединяя переходы, тогда теряют пленными коман-дующих всеми тремя армиями; выносливые идут вперед, слабые отстают, и из всего войска доходит одна десятая. Когда борются за выгоду за пятьдесят миль, попадает в тяжелое положение командующий передовой армией и из всего войска доходит половина. Когда борются за выгоду за тридцать миль, доходят две трети.
   5. Если у армии нет обоза, она гибнет; если нет провианта, она гибнет; если нет запасов, она гибнет.
   6. Поэтому кто не знает замыслов князей, тот не может наперед заключать с ними союз; кто не знает обстановки - гор, лесов, круч, обрывов, топей и болот, тот не может вести войско; кто не обращается к местным проводникам, тот не может воспользоваться выгодами местности.
   7. Поэтому в войне устанавливаются на обмане, действуют руководствуясь выгодой, производят изменения путем разделе-ний и соединений.
   8. Поэтому он стремителен, как ветер; он спокоен и медли-телей, как лес; он вторгается и опустошает, как огонь; он неподвижен, как гора; он непроницаем, как мрак; его движение, как удар грома.
   9. При грабеже селений разделяют свое войско на части; при захвате земель занимают своими частями выгодные пункты.
   10. Двигаются, взвесив все на весах. Кто заранее знает так-тику прямого и обходного пути, тот побеждает. Это и есть закон борьбы на войне.
   11. В "Управлении армией" сказано: "Когда говорят, друг друга не слышат; поэтому и изготовляют гонги и барабаны. Когда смотрят, друг друга не видят; поэтому и изготовляют знамена и значки". Гонги, барабаны, знамена и значки соеди-няют воедино глаза и уши своих солдат. Если все сосредото-чены на одном, храбрый не может один выступить вперед, трус-ливый не может один отойти назад. Это и есть закон руковод-ства массой.
   12. Поэтому в ночном бою применяют много огней и бара-банов, в дневном бою применяют много знамен и значков; этим вводят в заблуждение глаза и уши противника. Поэтому у армии можно отнять ее дух, у полководца можно отнять его сердце.
   13. По этой причине по утрам духом бодры, днем вялы, вече-ром помышляют о возвращении домой. Поэтому тот, кто умеет вести войну, избегает противника, когда его дух бодр, и ударяет на него, когда его дух вял или когда он помышляет о возвраще-нии; это и есть управление духом.
   14. Находясь в порядке, ждут беспорядка; находясь в спо-койствии, ждут волнений; это и есть управление сердцем.
   15. Находясь близко, ждут далеких; пребывая в полной силе, ждут утомленных; будучи сытыми, ждут голодных; это и есть управление силой.
   16. Не итти против знамен противника, когда они в полном порядке; не нападать на силы противника, когда он неприступен; это и есть управление изменениями.
   17. Поэтому правила ведения войны таковы: если противник находится на высотах, не иди прямо на него; если за ним воз-вышенность, не располагайся против него; если он притворно убегает, не преследуй его; если он полон сил, не нападай на него; если он подаст тебе приманку, не иди на нее; если войско про-тивника идет домой, не останавливай его; если окружаешь войско противника, оставь открытой одну сторону; если он находится в безвыходном положении, не нажимай на него; это и есть пра-вила ведения войны.
  

Глава VIII

   Девять изменений
  
   1. Сунь-цзы сказал: вот правила ведения войны: [полково-дец, получив повеление от своего государя, формирует армию и собирает войска].
   2. В местности бездорожья лагерь не разбивай; в местности-перекрестке заключай союзы с соседними князьями; в местности голой и безводной не задерживайся; в местности окружения соображай; в местности смерти сражайся.
   3. Бывают дороги, по которым не идут; бывают армии, на которые не нападают; бывают крепости, из-за которых не борются; бывают местности, из-за которых не сражаются; бывают повеления государя, которых не выполняют.
   4. Поэтому полководец, постигший, что есть выгодного в "Девяти изменениях", знает, как вести войну. Полководец, не постигший, что есть выгодного в "Девяти изменениях", не может овладеть выгодами местности, даже зная форму местности. Когда при управлении войсками он не знает искусства "Девяти изменений", он не может владеть умением пользоваться людьми, даже зная "Пять выгод".
   5. По этой причине обдуманность действий умного человека заключается в том, что он обязательно соединяет выгоду и вред. Когда с выгодой соединяют вред, усилия могут привести к результату; когда с вредом соединяют выгоду, бедствие может быть устранено. Поэтому князей подчиняют себе вредом, заставляют служить себе делом, заставляют устремляться куда-нибудь
   6. Правило ведения войны заключается в том, чтобы не полагаться на то, что противник не придет, а полагаться на то, с чем я могу его встретить; не полагаться на то, что он не нападет, а полагаться на то, что я сделаю нападение на себя невоз-можным для него.
   7. Поэтому у полководца есть пять опасностей: если он будет стремиться во что бы то ни стало умереть, он может быть уби-тым; если он будет стремиться во что бы то ни стало остаться н живых, он может попасть в плен; если он будет скор на гнев, его могут презирать; если он будет излишне щепетилен к себе, его могут оскорбить; если он будет любить людей, его могут, обессилить.
   8. Эти пять опасностей - недостатки полководца, бедствие в ведении войны. Разбивают армию, убивают полководца непре-менно этими пятью опасностями. Надлежит понять это.
  
   Глава IX

Поход

  
   1. Сунь-цзы сказал: расположение войск и наблюдение за противником состоит в следующем.
   2. При переходе через горы опирайся на долину; распола-гайся на высотах, смотря, где солнечная сторона. При бое с про-тивником, находящимся на возвышенности, не иди прямо вверх. Таково расположение войска в горах.
   3. При переходе через реку располагайся непременно по-дальше от реки. Если противник станет переходить реку, не встречай его в воде. Вообще выгоднее дать ему переправиться наполовину и затем ударить на него; но если ты тоже хочешь вступить в бой с противником, не встречай его у самой реки; расположись на высоте, принимая в соображение, где солнечная сторона; против течения не становись. Таково расположение войск на реке.
   4. Переходя через болото, торопись скорее уйти, не задержи-вайся. Если все же тебе предстоит вступить в бой среди болот, располагайся так, чтобы у тебя была вода и трава, а в тылу у тебя пусть будет лес. Таково расположение войск в болотах.
   5. В равнинной местности располагайся на ровных местах, но при этом пусть справа и позади тебя будут возвышенности; впереди у тебя пусть будет низкое место, сзади высокое. Таково расположение войск в равнине.
   6. Эти четыре способа выгодного расположения войск и обеспечили Хуан-ди победу над четырьмя императорами.
   7. Вообще, если войско будет любить высокие места и не любить низкие, будет чтить солнечный свет и отвращаться от тени; если оно будет заботиться о жизненном и располагаться на твердой почве, тогда о войске не будет болезней. Это и зна-чит непременно победить.
   8. Если находишься среди холмов и возвышенностей, непре-менно располагайся на их солнечной стороне и имей их справа и позади себя. Это выгодно для войска; это - помощь от мест-ности.
   9. Если в верховьях реки прошли дожди и вода покрылась пеной, пусть тот, кто хочет переправиться, подождет, пока река успокоится.
   10. Вообще, если в данной местности есть отвесные ущелья, природные колодцы, природные темницы, природные сети, при-родные капканы, природные трещины, непременно поспеши уйти от них и не подходи к ним близко. Сам удались от них, а противника заставь приблизиться к ним. А когда встретишься с ним, сделай так, чтобы они были у него в тылу.
   11. Если в районе движения армии окажутся овраги, топи, заросли, леса, чащи кустарника, непременно внимательно обсле-дуй их. Это - места, где бывают засады и дозоры противника.
   12. Если противник, находясь близко от меня, пребывает в спокойствии, это значит, что он опирается на естественную преграду. Если противник далеко от меня, но при этом вызы-вает меня на бой, это значит, что он хочет, чтобы я продви-нулся вперед. Если противник расположился на ровном месте, значит, у него есть свои выгоды.
   13. Если деревья задвигались, значит, он подходит. Если устроены заграждения из трав, значит, он старается ввести в за-блуждение. Если птицы взлетают, значит, там спрятана засада. Если звери испугались, значит, там кто-то скрывается. Если пыль поднимается столбом, значит, идут колесницы; если она стелется низко на широком пространстве, значит, идет пехота; если она поднимается в разных местах, значит, собирают топливо. Если она поднимается то там, то сям, и притом в не-большом количестве, значит, устраивают лагерь.
   14. Если речи противника смиренны, а боевые приготовления он усиливает, значит, он выступает. Если его речи горделивы и он сам спешит вперед, значит, он отступает. Если легкие бое-вые колесницы выезжают вперед, а войско располагается по сторонам их, значит, противник строится в боевой порядок. Если он, не будучи ослаблен, просит мира, значит, у него есть тайные замыслы. Если солдаты у него забегали и выстраи-вают колесницы, значит, пришло время. Если он то наступает, то отступает, значит, он заманивает. Если солдаты стоят, опи-раясь на оружие, значит, они голодны. Если они, черпая воду, сначала пьют, значит, они страдают от жажды. Если противник видит выгоду для себя, но не выступает, значит, он устал.
   15. Если птицы собираются стаями, значит, там никого нет. Если у противника ночью перекликаются, значит, там боятся. Если войско дезорганизовано, значит, полководец не авторитетен. Если знамена переходят с места на место, значит, у него беспо-рядок. Если его командиры бранятся, значит, солдаты устали. Если коней кормят пшеном, а сами едят мясо; если кувшины для вина не развешивают на деревьях и не идут обратно в лагерь, значит, они - доведенные до крайности разбойники.
   16. Если полководец разговаривает с солдатами ласково и учтиво, значит, он потерял свое войско. Если он без счету раздает награды, значит, войско в трудном положении. Если он бессчетно прибегает к наказаниям, значит, войско в тяжелом положении. Если он сначала жесток, а потом боится своего поиска, это означает верх непонимания военного искусства.
   17. Если противник является, предлагает заложников и про-сит прощения, значит, он хочет передышки. Если его войско, пылая гневом, выходит навстречу, но в течение долгого времени не вступает в бой и не отходит, непременно внимательно следи за ним.
   18. Дело не в том, чтобы все более и более увеличивать число солдат. Нельзя итти вперед с одной только воинской силой. Достаточно иметь ее столько, сколько нужно для того, чтобы справиться с противником путем сосредоточения своих сил и правильной оценки противника. Кто не будет рассуждать и будет относиться к противнику пренебрежительно, тот непременно станет его пленником.
   19. Если солдаты еще не расположены к тебе, а ты станешь их наказывать, они не будут тебе подчиняться; а если они не станут подчиняться, ими трудно будет пользоваться. Если солдаты уже расположены к тебе, а наказания производиться не будут, ими совсем нельзя будет пользоваться.
   20. Поэтому, приказывая им, действуй при помощи граждан-ского начала; заставляя, чтобы они повиновались тебе все, как один, действуй при помощи воинского начала.
   21. Когда законы вообще исполняются, в этом случае, если преподашь что-нибудь народу, народ тебе повинуется. Когда законы вообще не выполняются, в этом случае, если преподашь что-либо народу, народ тебе не повинуется. Когда законы вообще принимаются с доверием и ясны, значит, ты и масса взаимно обрели друг друга.
  

Глава Х

   Формы местности
  
   1. Сунь-цзы сказал: местность но форме бывает открытая, бывает наклонная, бывает пересеченная, бывает долинная, бывает гористая, бывает отдаленная.
   2. Когда и я могу итти и он может притти,. такая местность называется открытой. В открытой местности прежде всего расположись на возвышении, на ее солнечной стороне и обес-печь себе пути подвоза провианта. Если при таких условиях поведешь бои, будешь иметь выгоду.
   3. Когда итти легко, а возвращаться трудно, такая местность называется наклонной. В наклонной местности, если противник не готов к бою, выступив, победишь его; если же противник готов к бою, выступив, не победишь его. Обращаться же назад будет трудно: выгоды не будет.
   4. Когда и мне выступать невыгодно и ему выступать невы-годно, такая местность называется пересеченной. В пересеченной местности не выступай, даже если бы противник и предоставил тебе выгоду. Отведи войска и уйди; заставь противника про-двинуться сюда наполовину; и если тогда ударишь ,на него, это будет для тебя выгодно.
   5. В долинной местности, если ты первым расположишься на ней, обязательно займи ее всю и так жди противника; если же он первым расположится на ней и займет ее. не следуй за ним Следуй за ним, если он не займет ее всю.
   6. В гористой местности, если ты первым расположишься в ней, обязательно располагайся на высоте, на солнечной стороне ее, и так жди противника; если же противник первым располо-жится в ней, отведи войска и уйди оттуда; не следуй за ним.
   7. В отдаленной местности, если силы равны, трудно вызы-вать противника на бой, а если и начнешь бой, выгоды не будет
   Эти шесть пунктов составляют учение о местности. Высшая обязанность полководца состоит в том. что ему это нужно понять.
   8. Поэтому бывает, что войско поспешно отступает, что оно становится распущенным, что оно попадает в руки противника, что оно разваливается, что оно приходит в беспорядок, что оно обращается в бегство. Эти шесть бедствий - не от природы, а от ошибок полководца.
   9. Когда при наличии одинаковых условий нападаю с одним на десятерых, это значит, что войско поспешно отступит. Когда солдаты сильны, а командиры слабы, это значит, что в войске распущенность. Когда командиры сильны, а солдаты слабы, это значит, что войско попадет в руки противника. Когда высшие командиры, в гневе на своего начальника, не подчиняются ему и, встречаясь с противником, по злобе на своего начальника, самовольно завязывают бой, это объясняется тем, что полководец не знает их способностей. Это значит, что в войске развал. Когда полководец слаб и не строг, когда обучение солдат отли-чается неопределенностью, когда у командиров и солдат нет ничего постоянного, когда при построении в боевой порядок все идет вкривь и вкось, это значит, что в войске беспорядок. Когда полководец не умеет оценить противника, когда он, будучи слаб, нападает на сильного, когда у него в войске нет отборных частей, это значит, что войско обратится в бегство.
   Эти шесть пунктов составляют учение о поражении против-ника. Высшая обязанность полководца состоит в том, что ему это нужно понять.
   10. Условия местности - только помощь для войска. Наука верховного полководца состоит в умении оценить противника, организовать победу, учесть характер местности и расстояние. Кто ведет бой, зная это, тот непременно побеждает; кто ведет бой, не зная этого, тот непременно терпит поражение.
   11. Поэтому, если согласно науке о войне выходит, что непременно победишь, непременно сражайся, хотя бы государь и говорил тебе: "не сражайся". Если согласно науке о войне выходит, что не победишь, не сражайся, хотя бы государь и говорил тебе: "непременно сражайся".
   12. Поэтому такой полководец, который выступая не ищет славы, а отступая не уклоняется от наказания, который думает только о благе народа и о пользе государя, такой полководец - сокровище для государства.
   13. Если будешь смотреть на солдат как на детей, сможешь отправиться с ними в самое глубокое ущелье; если будешь смо-треть на солдат как на любимых сыновей, сможешь итти с ними хоть на смерть. Но если будешь добр к ним, но не сможешь ими распоряжаться; если будешь любить их, но не сумеешь им приказывать; если у них возникнут беспорядки, а ты не сумеешь установить порядок, это значит, что они у тебя - непослушные дети, и пользоваться ими будет невозможно.
   14. Если будешь видеть, что с твоими солдатами напасть на противника можно, но не будешь видеть, что на противника нападать нельзя, победа будет обеспечена тебе только наполо-вину. Если будешь видеть, что на противника напасть можно, но не будешь видеть, что с твоими солдатами нападать на него нельзя, победа будет обеспечена тебе только наполовину. Если будешь видеть, что на противника напасть можно, будешь видеть, что с твоими солдатами напасть на него можно, но не будешь видеть, что по условиям местности нападать на него нельзя, победа будет обеспечена тебе только наполовину.
   15. Поэтому тот, кто знает войну, двинувшись - не оши-бется, поднявшись - не попадет в беду.
   16. Поэтому и сказано: если знаешь его и знаешь себя, победа недалека; если знаешь при этом еще Небо и знаешь Землю, победа обеспечена полностью.
  

Глава XI

   Девять местностей
  
   1. Сунь-цзы сказал: вот правила войны: есть местности рас-сеяния, местности неустойчивости, местности оспариваемые, местности смешения, местности-перекрестки, местности серьез-ного положения, местности бездорожья, местности окружения, местности смерти.
   2. Когда князья сражаются на собственной земле, это будет местность рассеяния; когда заходят в чужую землю, но не углуб-ляются в нее, это будет местность неустойчивости; когда я ее захвачу и мне это будет выгодно, и когда он ее захватит, ему также будет выгодно, это будет местность оспариваемая; когда и я могу ею пройти и он может ею пройти, это будет местность смешения; когда земля князя принадлежит всем троим и тот, кто первым дойдет до нее, овладеет всем в Поднебесной, это будет местность-перекресток; когда заходят глубоко на чужую землю и оставляют в тылу у себя много укрепленных городов, это будет местность серьезного положения; когда идут по горам и лесам, кручам и обрывам, топям и болотам, вообще по трудно проходимым местам, это будет местность бездорожная; когда путь, по которому входят, узок, а путь, по которому уходят, окольный, когда он с малыми силами может напасть на мои большие силы, это будет местность окружения; когда, бросаясь быстро в бой, уцелевают, а не бросаясь быстро в бой, погибают, это будет местность смерти.
   3. Поэтому в местности рассеяния не сражайся; в местности неустойчивости не останавливайся; в местности оспариваемой не наступай; в местности смешения не теряй связи; в местности-перекрестке заключай союзы; в местности серьезного положения грабь; в местности бездорожья иди; в местности окружения соображай; в местности смерти сражайся.
   4. Те, кто в древности хорошо вели войну, умели делать так, что у противника передовые и тыловые части не сообщались друг с другом, крупные и мелкие соединения не поддерживали друг друга, благородные и низкие не выручали друг друга, высшие и низшие не объединялись друг с другом; они умели делать так, что солдаты у него оказывались оторванными друг от друга н не были собраны вместе, а если войско и было соединено в одно целое, оно не было единым [Двигались, когда это соответствовало выгоде; если это не соответствовало выгоде, оставались на месте].
   5. Осмелюсь спросить: а если противник явится в большом числе и полном порядке, как его встретить? Отвечаю: захвати пер-вым то, что ему дорого. Если захватишь, он будет послушен тебе.
   6. В войне самое главное - быстрота: надо овладевать тем, до чего он успел дойти; итти по тому пути, о котором он и не помышляет; нападать там, где он не остерегается.
   7. Вообще правила ведения войны в качестве гостя заклю-чаются в том, чтобы, зайдя глубоко в пределы противника, сосредо-точить пес свои мысли и силы на одном, и тогда хозяин не одолеет.
   8. Грабя тучные поля, имей в достатке продовольствие для своей армии; тщательно заботься о солдатах и не утомляй их; сплачивай их дух и соединяй их силы. Передвигая войска, действуй согласно своим расчетам и планам и делай так, чтобы никто не мог проникнуть в них.
   9. Бросай своих солдат н такое место, откуда нет выхода,и тогда они умрут, но не побегут. Если же они будут готовы идти на смерть, как же не добиться победы? И воины и прочие люди в таком положении напрягают все свои силы. Когда солдаты подвергаются смертельной опасности, они ничего не боится: когда у них нет выхода, они держатся крепко; когда они заходят в глубь неприятельской земли, их ничто не удерживает: когда ничего поделать нельзя, они дерутся.
   10. По этой причине солдаты без всяких внушений бывают бдительны без всяких понуждении обретают энергию, без вся-ких уговоров дружны между собой, без всяких приказов дове-ряют споим начальникам.
   11. Если запретить всякие предсказания и удалить всякие сомнения, умы солдат до самой смерти никуда не отвлекутся.
   12. Когда солдаты говорят: "имущество нам более не нужно" - это не значит, что они не любят имущества. Когда они говорят: "жизнь нам более не нужна!" - это не значит, что они не любят жизни. Когда выходит боевой приказ, у офицеров и солдат, у тех, кто сидит, слезы льются на воротник, у тех, кто лежит, слезы текут по подбородку. Но когда люди поста-влены о положение, из которого нет выхода, они храбры, как Чжуань Чжу и Цао Куй.,
   13. Поэтому тот, кто хорошо ведет войну, подобен Шуай-жань. Шуайжань - это чаншаньская змея. Когда ее ударяют по голове, она бьет хвостом, когда ее ударяют по хвосту, она бьет головой; когда ее ударяют посредине, она бьет и головой и хвостом.
   14. Осмелюсь спросить: а можно ли сделать войско подоб-ным чаншаньской змее? Отвечаю: можно. Ведь жители царств У и Юэ не любят друг друга. Но если они будут перепра-вляться через реку и одной лодке и будут застигнуты бурей, они станут спасать друг друга, как правая рука левую.
   15. По этой причине, если даже связать коней и врыть в землю колеса повозок, все равно на это еще полагаться нельзя. Вот когда солдаты в своей храбрости все как один это и будет настоящее искусство управления войском.
   16. Когда сильные и слабые все одинаково обретают муже-ство, это действует закон местности. Поэтому, когда искусный полководец как бы ведет свое войско за руку, ведет как будто это один человек, это значит, что создалось положение, из кото-рого нет выхода.
   17. Вот дело полководца: он должен сам быть всегда спокоен и этим непроницаем для других; он должен быть сам дисципли-нирован и этим держать в порядке других. Он должен уметь вводить в заблуждение глаза и уши своих офицеров и солдат и не допускать, чтобы они что-либо знали. Он должен менять свои замыслы и изменять свои планы и не допускать, чтобы другие о них догадывались. Он должен менять свое местопре-бывание, выбирать себе окружные пути и не допускать, чтобы другие могли что-либо сообразить.
   18. Ведя войско, следует ставить его в такие условия, как если бы, забравшись на высоту, убрали лестницы. Ведя войско и зайдя с ним глубоко на землю князя, приступая к решитель-ным действиям, надлежит сжечь корабли и разбить котлы; вести солдат так, как гонят стадо овец: их гонят туда, и они идут туда; их гонят сюда, и они идут сюда; они не знают, куда идут. Собрав всю армию, нужно бросить ее в опасность; это и есть дело полководца.
   19. Изменения в девяти видах местности, выгоды сжатия и рас-тяжения, законы человеческих чувств - все это нужно понять.
   20. Вообще согласно науке о ведении войны в качестве гостя следует; если заходят глубоко в землю противника, сосредоточиваются на одном; если заходят не глубоко, умы рас-сеиваются.
   Когда уходят из своей страны и ведут войну, перейдя гра-ницу, это будет местность отрыва; когда пути открыты во все стороны, это будет местность-перекресток; когда заходят глубоко, это будет место серьезности положения; когда заходят не глубоко, это будет местность неустойчивости; когда сзади - неприступные места, а спереди - узкие теснины, это будет местность окружения; когда итти некуда, это будет местность смерти.
   21. По этой причине в местности рассеяния я стану при-водить к единству устремления всех; в местности неустойчи-вости буду поддерживать связь между частями; в местность оспариваемую направлюсь после противника; в местности смешения буду внимателен к обороне; в местности-перекрестке стану укреплять связи; в местности серьезного положения установлю непрерывный подвоз продовольствия; в местности трудно проходимой буду продвигаться вперед по дороге; в мест-ности окружения сам загорожу проход; в местности смерти внушу солдатам, что они в живых не останутся. Чувства солдат таковы, что, когда они окружены, они защищаются; когда ничего другого не остается, они бьются; когда положение очень серьез-ное, они повинуются.
   22. Потому тот, кто не знает замыслов князей, не может наперед заключать с ними союзы; кто не знает обстановки - гор лесов, круч. оврагов, топей и болот, тот не может вести войско; кто не обращается к местным проводникам, тот не может воспользоваться выгодами местности.
   23. У того, кто не знает хотя бы одного из девяти, войско не будет армией гегемона.
   24. Если армия гегемона обратится против большого госу-дарства, оно не сможет собрать свои силы. Если мощь гегемона обратится на противника, тот не сможет заключить союзы.
   25. По этой причине гегемон не гонится за союзами в Под-небесной. не собирает власть в Поднебесной. Он распростра-няет только свою собственную волю и воздействует на против-ников своею мощью. Поэтому он и может взять их крепости, может ниспровергнуть их государства.
   26. Раздает награды, не придерживаясь обычных законов, издаст указы не в порядке обычного управления. Он распоряжает-ся всей армией так, как если бы распоряжался одним человеком. Распоряжаясь армией, говори о делах, а не вдавайся в объясне-ния. Распоряжаясь армией, говори о выгодах, а не о вреде.
   27. Только после того как солдат бросят на место гибели, они будут существовать; только после того как их ввергнут в место смерти, они будут жить; только после того как они попадут в беду, они смогут решить исход боя.
   28. Поэтому ведение войны заключается в том, чтобы пре-доставлять противнику действовать согласно его намерениям и тщательно изучать их; затем сосредоточить все его внимание на чем-нибудь одном и убить его полководца, хотя бы он и был м тысячу миль. Это и значит уметь искусно сделать дело.
   29. По этой причине в день выступления в поход закрой все заставы, уничтожь все пропуска через них, чтобы не прошли посланцы извне. Правитель действует в своем совете и отдается делам правления, а за войну во всем спрашивает со своего полководца.
   30. Когда противник станет открывать и закрывать, непре-менно стремительно ворвись к нему. Поспеши захватить то, что ему дорого, и потихоньку поджидай его. Иди по намеченной линии, но следуй за противником. Таким способом решишь войну.
   31. Поэтому сначала будь как невинная девушка - и про-тивник откроет у себя дверь. Потом же будь как вырвавшийся заяц - и противник не успеет принять мер к защите.
  

Глава XII

   Огневое нападение
  
   1. Сунь-цзы сказал: огневое нападение бывает пяти видов первое, когда сжигают людей; второе, когда сжигают запасы; третье, когда сжигают обозы; четвертое, когда сжигают склады; пятое, когда сжигают отряды.
   2. При действиях огнем необходимо, чтобы были основания для них. Огневыми средствами необходимо запастись заранее. Для того чтобы пустить огонь, нужно подходящее время; для того чтобы вызвать огонь, нужен подходящий день. Время - это когда погода сухая; день - это когда луна находится в созвездиях Цзи, Би, И, Чжэнь. Когда луна находится в этих созвездиях, дни бывают ветреные.
   3. При огневом нападении необходимо поддерживать его соответственно пяти видам нападения: если огонь возник изнутри, как можно быстрее поддерживай его извне; если огонь и возник, но в войске противника все спокойно, подожди и не нападай. Когда огонь достигнет наивысшей силы, последуй за ним, если последовать можно; если последовать нельзя, оста-вайся на месте. Если извне пустить огонь можно, не жди кого-нибудь внутри, а выбери время и пускай. Если огонь вспыхнул по ветру, не производи нападение из-под ветра. Если ветер днем продолжается долго, ночью он стихает.
   4. Вообще в войне знай про пять видов огневого нападения и всеми средствами защищайся от них. Поэтому помощь, оказы-ваемая огнем нападению, ясна. Помощь, оказываемая водой на-падению, сильна. Но водой можно отрезать, захватить же ею нельзя.
   Если желая сразиться и победить, напасть и взять, не при-бегаешь при этом к действию этих средств, получится бедствие; получится то, что называют "затяжными издержками". Поэтому и говорится: просвещенный государь рассчитывает на эти средства, а хороший полководец их применяет.
   5. Если нет выгоды, не двигайся; если не можешь приобре-сти, не пускай в ход войска; если нет опасности, не воюй. Государь не должен поднимать оружие из-за своего гнева; полководец не должен вступать в бой из-за своей злобы. Дви-гаются тогда, когда это соответствует выгоде; если это не соответствует выгоде, остаются на месте. Гнев может опять пре-вратиться в радость, злоба может опять превратиться в веселье, но погибшее государство снова не возродится, мертвые снова не оживут. Поэтому просвещенный государь очень осторожен по отношению к войне, а хороший полководец очень остерегается ее. Это и есть путь, на котором сохраняешь и государство в мире и армию в целости.
  

Глава XIII

   Использование шпионов
  
   1. Сунь-цзы сказал: вообще, когда поднимают стотысячную армию, выступают в поход за тысячу миль, издержки крестьян, расходы правителя составляют в день тысячу золотых. Внутри и вовне - волнения; изнемогают от дороги и не могут приняться за работу семьсот тысяч семейств.
   2. Защищаются друг от друга несколько лет, а победу решают в один день. И в этих условиях жалеть титулы, награды, деньги и не знать положения противника - это верх негуманности. Тот, кто это жалеет, не полководец для людей, не помощник своему государю, не хозяин победы.
   3. Поэтому просвещенные государи и мудрые полководцы двигались и побеждали, совершали подвиги, превосходя всех других, потому, что все знали наперед.
   4. Знание наперед нельзя получить от богов и демонов, нельзя получить и путем заключения по сходству, нельзя полу-чить и путем всяких вычислений. Знание положения против-ника можно получить только от людей.
   5. Поэтому пользование шпионами бывает пяти видов: бывают шпионы местные, бывают шпионы внутренние, бывают шпионы обратные, бывают шпионы смерти, бывают шпионы жизни.
   6. Все пять разрядов шпионов работают, и нельзя знать их путей. Это называется непостижимой тайной. Они - сокровище для государя.
   7. Местных шпионов вербуют из местных жителей страны противника и пользуются ими; внутренних шпионов вербуют из его чиновников и пользуются ими; обратных шпионов вербуют из шпионов противника и пользуются ими. Когда я пускаю в ход что-либо обманное, я даю знать об этом своим шпионам, а они передают это противнику. Такие шпионы будут шпионами смерти. Шпионы жизни - это те, кто поз вращается с донесением.
   8. Поэтому для армии нет ничего более близкого, чем шпионы; нет больших наград, чем для шпионов; нет дел более секретных, чем шпионские. Не обладая совершенным знанием, не сможешь пользоваться шпионами; не обладая гуманностью и справедливостью, не сможешь применять шпионов; не обладая топкостью и проницательностью, не сможешь получить от шпио-нов действительный результат. Тонкость! Тонкость! Нет ничего, и чем нельзя было бы пользоваться шпионами.
   9. Если шпионское донесение еще не послано, а об этом уже стало известно, то и сам шпион и те, кому он сообщил, пре-даются смерти.
   10. Вообще, когда хочешь ударить на армию противника, напасть на его крепость, убить его людей, обязательно сначала узнай, как зовут военачальника у него на службе, его помощ-ников, начальника охраны, воинов его стражи. Поручи своим шпионам обязательно узнать все это.
   11. Если ты узнал, что у тебя появился шпион противника и следит за тобой, обязательно воздействуй на него выгодой; введи его к себе и помести его у себя. Ибо ты сможешь при-обрести обратного шпиона и пользоваться им. Через него ты будешь знать все. И поэтому сможешь приобрести и местных шпионов и внутренних шпионов и пользоваться ими. Через него ты будешь знать все. И поэтому сможешь, придумав какой-нибудь обман, поручить своему шпиону смерти ввести противника в заблуждение. Через него ты будешь знать все. И поэтому смо-жешь заставить своего шпиона жизни действовать согласно твоим предположениям.
   12. Всеми пятью категориями шпионов обязательно ведает сам государь. Но узнают о противнике обязательно через обрат-ного шпиона. Поэтому с обратным шпионом надлежит обра-щаться особенно внимательно.
   13. В древности, когда поднималось царство Инь, в царстве Ся был И Чжи; когда поднималось царство Чжоу, в царстве Инь был Люй Я. Поэтому только просвещенные государи и муд-рые полководцы умеют делать своими шпионами людей высокого ума и этим способом непременно совершают великие дела. Поль-зование шпионами - самое существенное на войне; это та опора, полагаясь на которую действует армия.
  

МЕТОДЫ СЫМА ФА [31]

  
  
  
   "Наставления Сыма" (Сыма фа). Трактат об управлении государством и военном искусстве, приписываемый политику и стратегу второй половины V в. до н.э. Сыма Жанцзюю, санов-нику царства Ци. Его содержание близко другим военным трак-татам из Ци, в частности, книгам Сунь-цзы и Сунь Бина. Со-хранившийся список трактата состоит из пяти глав, которые по-священы моральному значению политики, вопросом контроля над подчиненными и пр. Древний историк Сыма Цянь назвал эту книгу "всеобъемлющей и глубокой".

1. Основание гуманности

  
   В древности гуманность была основой, а справедливость - управляла "прямотой". Однако, когда "прямотой" не достигли желанных [нравственных и политических] целей, [прибегли] к власти. Власть возникает из войны, а не из гармонии между людьми. Поэто-му, если необходимо уничтожить столько-то людей, чтобы дать мир народу, тогда убий-ство разрешается. Если нужно напасть на государство, не любящее свой народ, нападе-ние разрешается. Если войну необходимо остановить войной, то, несмотря на то, что это война, она разрешается. Поэтому гуманность любят, справедливости охотно подчиняются; на мудрость опираются; а верности доверяют. Вместе с тем, [правление] приобретает любовь людей, которая сохраняет его. Вовне оно приобретает устрашающую силу - которая простирает его[32].
   *
   Дао войны: ни противоречие сельскохозяйственным сезонам, ни доведение людей до изнурения не могут быть средством любить свой народ. Ни нападение на государство, пока он в трауре, ни использование в качестве преимущества стихийных бедствий не могут быть средством любить народ врага. Не собирать армию зимой или летом - сред-ство любить свой народ и народ врага. Поэтому, даже если государство обширно, те, кто любят войну, неизбежно погибнут. Даже если Поднебесная в спокойствии, те, кто забыва-ют о войне, неизбежно окажутся в опасности!
   Когда в Поднебесной наступал мир, Сын Неба исполнял [в честь этого] музыку "Да кай" (Великий мир). Затем весной он устраивал охоту "цзоу", а осенью устраивал охоту "сянь". Весной удельные князья возвращали свои отряды хорошо подготовленными, а осенью обучали своих солдат. Так они не забывали о войне.
   *
   В древности не преследовали бегущего врага более ста шагов и не шли за отступаю-щим врагом более трех дней; тем самым проявляя соблюдение норм благопристойности (ли). Они не изнуряли уставших и сочувствовали раненым и слабым, тем самым проявляя свою гуманность. Они ждали, пока противник закончит построения и только затем били наступление, тем самым проявляя благонамеренность. Они боролись за справедливость, а не за выгоду, тем самым проявляя справедливость. Они прощали сдавшегося, тем са-мым проявляя мужество. Они знали конец, они знали начало, тем самым проявляя муд-рость. Шести добродетелям обучали сразу и вовремя и считали их за Дао человеческого пути. Таково правило древности.
   *
   Государственные дела правителей прошлого. Они смотрели на Дао Неба, устанавли-вали то, что соответствовало Земле. Они назначали чиновниками добродетельных, ис правляли имена и управляли вещами. Они устанавливали государства, определяли разли-чия и награждали согласно им. Удельные князья были довольны и послушны. Из-за морей приходили кланяться им. Наказания были отменены, а армия отдыхала. Таковы были подвиги мудрой добродетели.
   *
   Затем были достойные правители.
   Они установили ритуалы, музыку, законы и измерения; а затем учредили пять наказаний, используя армию, чтобы наказать несправедливых. Они совершали инспекци-онные поездки [по уделам], изучали [обычаи] четырех сторон света, собирали удельных князей и рассматривали различия. Если кто-либо [из удельных князей] не подчинялся приказам, нарушал порядок, отворачивался от добродетели или нарушал ход сезонов Неба - тем самым угрожая достойным правителям - они говорили об этом среди удельных князей, называя виновных. Затем они объявляли об этом священному Небу, солнцу, луне, планетам и созвездиям. Они совершали молитву духам Земли, духам четырех сезонов, рек и гор, а также на Великом алтаре [государства]. Затем они подносили жертвоприношения правителям прошлого. Только затем первый министр говорил армии перед лицом удельных князей: "Такое-то государство преступило Дао. В такой-то год, месяц и день вы будете участвовать в походе усмирения. В такой-то день армия достигнет [провинившегося] государства и соединится с Сыном Неба, чтобы применить "наказание исправления"".
   Первый министр и другие высшие чины отдавали бы следующие приказы армии:
   "Когда вступите на землю преступившего закон государства, не вредите его богам; не охотьтесь на диких животных; не разрушайте земляные укрепления; не жгите дома, не вырубайте леса; не забирайте шесть домашних животных, зерно или инструменты. Когда встретите старых или малых, верните их домой, не причиняя вреда. Даже если столкнулись со взрослыми, до тех пор, пока они не вступили в бой, не относитесь к ним как к врагам. Если враг ранен, окажите ему помощь и верните домой".
   После казни виновных, правитель, вместе с удельными князьями, регулировал и исправлял [управление и обычаи] государства. Они выдвигали достойных, возводили на престол просвещенного правителя, а также регулировали и восстанавливали ранги и обязательства.
   *
   Способов, которыми правители и гегемоны управляли удельными князьями, было шесть:
   Вместе с землями они устанавливали границы для удельных князей.
   Указами они усмиряли удельных князей.
   Ритуалами и благонамерением они приближали удельных князей.
   С помощью мудрецов они радовали удельных князей.
   С помощью стратегов они ограничивали удельных князей.
   С помощью доспехов и оружия они добивались покорности удельных князей.
   Разделяя с ними несчастья, деля с ними доходы, они объединяли удельных князей. Они заставляли меньшие государства служить большим для того, чтобы привести к гармонии удельных князей.
   Они собирались вместе, чтобы объявить девять запретов:
   Тот, кто воспользуется слабостью [других государств] или малостью государства - будет стиснут.
   Тот, кто убивает достойных или вредит людям - будет свергнут.
   Тот, кто в своем государстве жесток и нападает на другие государства, будет удален.
   У кого поля зарастают травой, а люди бродяжничают, у того будут урезаны границы.
   Тот, кто сговаривается со стихией против приказов - будет смят.
   Тот, кто ненавидит своих родственников - будет проучен.
   Тот, кто убивает своего правителя - будет казнен.
   Тот, кто строптив и вздорен, кто вспыльчив и исступлен - будет истреблен.

2. Обязанности Сына Неба

  
   Долг Сына Неба - в том, чтобы все делать, следуя Небу и Земле, и совершенномудрым прошлого[33]. Долг чиновников и простых людей - в том, чтобы почтительно служить своим родителям и быть искренними перед правителем и вышестоящим. Даже если пра-витель просвещен, но чиновники не обучены - от них нет проку.
   Когда древние наставляли людей, они неизменно устанавливали отношения и закреп-ляли различия между простыми и знатными. Тогда знатные не покушались на права друг друга; добродетельные и справедливые не превосходили друг друга, талантливые и спо-собные не преграждали путь друг другу, а мужественные и сильные не сталкивались друг с другом. Поэтому их силы были едины, а их мысли гармоничны.
   В древности форму и дух управления гражданскими делами было невозможно найти в военной области, а то, что находилось в военной области, нельзя было найти в граждан-ской. Поэтому добродетель и справедливость не переступали чужого порога.
   Высшие ценили тех чиновников, которые не были хвастливы. Если они не хвастливы, значит они не корыстны, а если они не корыстны, значит они не вздорны. Вникая в дела государства, высшие хотят открыть их подлинную природу, вникая в дела военные, они должны обсуждать соответствующий предмет. Поэтому талантливые и способные не могут перекрыть друг друга. Когда чиновники следуют приказам, они получают самые высокие награды, когда они нарушают приказы - подвергаются самому суровому нака-занию. Тогда мужественные и сильные будут соперничать друг с другом.
   Когда люди обучены, можно отбирать их и использовать. Когда дела правления приве-дены в порядок, сто ведомств могут быть полностью обеспечены. Когда наставления рассмотрены, люди проявят доброту. Когда обычаи привычны, люди будут их выполнять. В этом суть изменения через просвещение.
   В древности не преследовали бегущего врага слишком далеко и не шли за отступаю-щей армией слишком близко. Не преследуя далеко, трудно попасться на хитрость; не подходя слишком близко, так, что можно поймать, трудно угодить в засаду. Они считали благопристойность своей основной силой, а гуманность - [залогом] своей победы. После того, как они одерживали победу, их учения можно было снова использовать. Поэтому благородный муж ценит их.
  
   Шунь объявил об их миссии в [столице] государства, ибо хотел, чтобы люди первым делом услышали его приказания. Правители династии Ся произносили клятвы среди ар-мии, ибо хотели, чтобы люди первым делом закончили их мысли. Правители Тан клялись за воротами лагеря, ибо хотели, чтобы люди первым делом укрепляли свои побуждения и ожидали битвы. Чжоуский [У-ван] ждал, пока вот-вот скрестится оружие, и затем произ-нес клятву, чтобы укрепить волю людей [к сражению].Правители Ся "выпрямляли" свою добродетель и никогда не обнажали оружия, поэтому оружие не было смешано. Правите-ли Шан опирались на справедливость, поэтому они первыми использовали остроту ору-жия. Правители Чжоу опирались на силу, поэтому они полностью задействовали остроту оружия[34].
   Ся раздавала награды при дворе для того, чтобы возвысить добро. Шан совершала казни на площадях для того, чтобы устрашить зло. Чжоу раздавала награды при дворе и совершала казни на площадях для того, чтобы воодушевить благородных и устрашить простых людей. Так, правители всех трех династий делали очевидной добродетель одним и тем же путем.
   *
   Когда [пять типов] оружия не перемешаны, это не будет выгодно для обороны. Если оружие слишком длинное, оно будет неудобно; если слишком короткое, оно не достанет до врага. Если слишком легкое, им можно будет легко орудовать, но подобная легкость может привести к беспорядку. Если слишком тяжелое, оно будет очень неуклюжим и не выполнит своего предназначения.
   *
   Что касается боевых колесниц, то колесницы правителя Ся назывались "колесницами крюка", ибо они ставили прямоту на первое место. Колесницы правителей Шан назывались "колесницами новолуния", ибо они ставили скорость на первое место. Колес-ницы же правителей Чжоу назывались "колесницами силы", ибо ставили мощь на первое место.
   Что касается флагов, то у Ся был черный флаг впереди, означающий власть над людь-ми. У Шан был белый флаг, означающий справедливость Неба. У Чжоу был желтый флаг, означающий Дао Земли.
   Что касается знаков отличия, то Ся использовала солнце и луну, почитая светлое. Шан использовала тигра, почитая устрашающую силу. Чжоу использовала дракона, по-читая культурность.
   *
   Когда у армии устрашающей силы в избытке, люди будут дрожать от страха, но если она потеряет устрашающую силу, люди добьются победы. Если высшие делают так, что люди не могут быть справедливыми, сто родов не в состоянии установить правильную организацию, ремесленники не могут кормиться [от работы], лошади и скот не могут работать в поле, а чиновники обижают [народ] - это называется "избыточная устраша-ющая сила", и люди будут дрожать от страха. Если высшие не почитают добродетель, но используют хитрых и злых; если они не почитают Дао, но используют храбрых и воин-ственных; когда они не почитают послушных, но используют вздорных и сварливых; если они не почитают добрых, но используют надменных и наглых - это называется "ослаб-ленная устрашающая сила". Если она преобладает, люди не добьются победы.
   *
   Армия в походе первым делом должна заботиться о "мере", так, чтобы сила людей была уместна. Тогда, даже если ударит оружие, пехота не побежит, а колесницы не поне-сутся. Преследуя бегущего врага, войска не разорвут строй и тем самым избегнут беспо-рядка. Единство армии в походе исходит от военной дисциплины, которая поддерживает порядок в боевом строю, не истощает силы людей и лошадей.
   *
   В древности правильное и духовное управление гражданскими делами было вне воен-ной области; того, что было пригодно для военной области, не было в гражданской. Если правила и дух [военной области] проникнут в гражданскую, добродетель народа склонит-ся к закату. Если правила и дух гражданской области проникнут в военную, тогда доброде-тель народа будет ослаблена.
   В среде гражданской слова высокопарны, а речи вялы. При дворе каждый вежлив и почтителен и воспитывает себя для службы другим. Не будучи призван, не сделает шагу; не будучи спрошен, не заговорит. Трудно продвинуться, но легко устраниться.
   Среди военных каждый говорит прямо и стоит твердо. Находясь в боевом строю, каждый выполняет долг и действует решительно. Носящие боевые доспехи не совершают поклонов; воины колесниц не соблюдают ритуала (ли); стоящие на укреплениях не суе-тятся. Во время опасности никто не обращает внимания на ранги. Таким образом, граж-данские нормы поведения (ли) и военные законы (фа) - как внутреннее и внешнее, гражданское и военное - как левое и правое.
   *
   В древности достойные правители почитали добродетель людей и [искали] их добро-ты. Поэтому они не пренебрегали добродетельными, равно как никогда не унижали людей. Награды не раздавались, а наказания не применялись.
   Шунь не награждал и не наказывал, но люди были послушны. Это было вершиной добродетели.
   Ся раздавала награды, но не установила наказаний. Это было вершиной наставления.
   Шан ввела наказания, но не раздавала наград. Это было вершиной устрашения.
   Чжоу использовала и награды, и наказания, и добродетель пришла в упадок.
   *
   Награды не должны долго [задерживаться], если хочешь, чтобы люди, отличившись, были выделены. Когда наказываешь кого-то, не перемещай его на другой пост, если хо-чешь, чтобы люди быстро увидели воздаяние за совершение плохого.
   Не вознаграждай за большие победы, ибо тогда ни высшие чины, ни низшие не будут хвалиться. Если высшие не смогут хвалиться, они не покажутся высокомерными, а если низшие не смогут хвалиться, между людьми не будет различий. Когда никто не хвалится, в этом суть почтительного отношения.
   В случае полного поражения не наказывай никого, ибо тогда и высшие, и низшие чины признают свой позор. Если высшие будут упрекать себя, они безусловно пожалеют о своих ошибках, если низшие устыдятся, они безусловно постараются избежать повторе-ния бесчестья. Когда все чины разделяют [ответственность] за бесчестье между собой, в этом суть уступчивости.
   *
   В древности те, кто служили на границе, в течение трех лет после этого были освобождены [от трудовой повинности], правитель сам наблюдал за трудом людей. Высшие и низшие чины таким образом помогали друг другу, и в этом была суть гармонии.
   Когда они достигали своей цели [усмирения земель], они пели песни ликования, чтобы показать свою радость. Они убирали оружие войны, сооружали Башню духов и отклика-лись на труд людей, чтобы показать, что пришло время отдыха.

3. Определение рядов

  
   В целом, чтобы вести войну: определи строй и позицию; тщательно замечай достиже-ния и ошибки; удерживай путешествующих воинов; объяви наставления и указы; рас-спроси население; разыщи ремесленников; думай и рассчитывай; полностью используй вещи; преобразуй ненависть [людей]; отгони сомнения; вскармливай силу; ищи и задей-ствуй искусных; действуй, согласуясь с сердцами людей.
   *
   В целом, чтобы вести войну: объедини людей; изучи выгоды [местности]; усмири непокорных; [регулируй] продвижения и остановки; принимай прямые [возражения]; воспитывай чувство стыда; сдерживай законами; расследуй преступления. Мелких нару-шителей следует казнить. Если казнить мелких нарушителей, как могут возникнуть [круп-ные] преступления?
   *
   Будь в согласии с Небом; сделай богатства обильными; доставь радость людям; ис-пользуй преимущества Земли и цени по достоинству боевое оружие. Это называется "пять планов". Чтобы быть в согласии с Небом, следуй сезонам; чтобы увеличить богатства, грабь врага. Чтобы доставить радость людям, воодушеви их и приведи к гармонии [с их начальниками]. Чтобы использовать преимущества местности, защищай стратегичес-кие места. Что касается оружия, то для противостояния нападению есть луки и стрелы, с лавы и копья - для защиты, простые алебарды и алебарды с наконечником - для поддержки.
   Каждое из пяти видов оружия хорошо на своем месте: длинное защищает короткое, короткое спасает длинное. Когда их используют поочередно, можно выстоять в битве. Когда их используют вместе, армия будет сильна. Когда увидишь положение [врага], мо-жешь быть равным ему по силе. Это называется "взвешиванием".
   *
   Защищающаяся армия должна стоять широко, воодушевлять людей и привести их к гармонии [с их начальниками]. Она должна двигаться только после того, как увидит насту-пающего врага. Полководец сосредоточен, сердца людей слиты с ним воедино.
   Лошади, скот, колесницы, оружие, отдых и надлежащая пища - это сила армии. На-ставление - это советчик армии; война - это хозяин армии. Полководец - это тело армии, отряды - это конечности, а "пятерки" - это пальцы.
   В целом, война - это дело взвешивания сил, а бой - это дело мужества. Развертыва-ние боевых порядков - дело искусства. Используй то, что хотят [люди], и осуществляй то, на что они способны; устрани то, что они не желают и к чему не способны. Соверши обратное по отношению к врагу.
   *
   В целом, война - это дело обладания Небом, богатствами и превосходством.
   Когда день и время битвы правильно названы и нет необходимости их менять; когда гадания по панцирю черепахи предсказывают победу; когда события происходят неуло-вимым и таинственным образом - это называется "обладать Небом".
   Когда у людей есть [богатства], они есть [у государства]. Когда они стараются ради них, это называется "обладать богатством".
   Когда люди обучены [относительному] искусству формы, и они полностью использу-ют [силу] вещей при подготовке [к битве], это называется "достижением превосходства".
   Когда люди воодушевлены, их называют "людьми, воюющими с улыбкой".
   *
   Увеличение армии и укрепление [соединений]; умножение ее силы и постоянная тренировка [войск]; опора на [использование силы] вещей и отклик на внезапные [собы-тия] - это называют "грамотными приготовлениями".
   Быстрые колесницы и легкая пехота, луки и стрелы, а также сильная оборона - вот что называется "увеличением армии". Тайна, молчание и огромная внутренняя мощь - вот что называется "укреплением армии". Умение двинуться вперед, умение двинуться назад - вот что называется "оживлением армии". Обучение, когда выдастся случай, опытными новичков - вот что называется "обучением армии". Слаженная работа всех ведомств - вот что называется "опорой на [использование силы] вещей". Понимание этого и следование этому - вот что называется "управлением армии".
   *
   Определяй [численность] своих войск в соответствии с местностью, располагай свои войска в соответствии с противником. Если в нападении, ведении боя, обороне, наступле-нии, отходе и остановке передний и задний края подчиняются приказам, а колесницы и пехота действуют согласованно, это называется хорошо спланированной кампанией. Если они не следуют приказам; не доверяют [командирам]; действуют несогласованно; рас-хлябаны, исполнены сомнений, утомлены, испуганы; избегают ответственности, несдер-жаны, понуры и медлительны, это называется "гибельной кампанией". Если они страдают от излишней самонадеянности, презренного страха, стона и ворчания, постоян-ного ужаса, или [частых] сомнений о предстоящих действиях, их называют "уничтожен-ными и сломленными". Быть способным стать большим или малым, твердым или слабым, менять формирования, использовать большое количество малых соединений - и во всех отношениях соответствовать [врагу] - называется "[использованием] равнове-сия сил в войне".
   *
   В целом, чтобы вести войну: используй шпионов против дальних; наблюдай за ближ-ними; действуй в соответствии с сезонами; грабь [врага]; уважай честных, презирай со-мневающихся, воодушевляй справедливостью, действуй вовремя, управляй добротой. Если увидишь врага, оставайся спокоен; если увидишь волнение, не торопись. Если стол-кнешься с опасностью и трудностями, не забывай о людях. В государстве будь благороден и справедлив. В армии будь великодушен и воинственен. Если ударят мечи, будь решите-лен и находчив. В государстве должна быть гармония, в армии должны быть правила. Если ударят мечи, изучи [положение в битве]. В государстве проявляй участливость; в армии проявляй прямоту; в бою проявляй честность.
   *
   Что касается боевых порядков: наступая, самое главное для рядов - быть рассеянны-ми; вступая в битву - быть плотными; а оружие должно быть разнообразным. Приказы должны быть ясными: спокойствие - основа порядка; устрашающая сила становится могучей, когда она проявлена. Когда люди оберегают друг друга в соответствии со справедливостью, они хотят действовать. Когда многие расчеты окажутся успешными, люди подчинятся им. Если они искренне подчинятся в нужное время, то будут послушны и впредь. Когда вещи проявлены, глаз четко оценивает их. Когда расчеты готовы, разум укрепляется. Когда наступление и отход решительны - это кажется действием стихии. Слушая [дела] и наказывая [виновных], не меняй без причины их должностей и не заменяй их флаги.
   Когда бы дела ни были завершены, они будут продолжаться; когда они соответствуют пути древних, они осуществятся. Если клятва дорога людям, они будут сильными, а ты сам сможешь различить роковые предзнаменования и благоприятные знаки.
   *
   Дао устранения роковых предзнаменований в следующем:
   Одно называется справедливость. Доверяй честности [людей], приблизь их силой, установи основы [величественного правления], объедини силу Поднебесной. Тогда не будет никого, кто не был бы доволен, поэтому это называется "дважды использо-вать людей".
   Что касается Дао войны: После того, как поднял ци [людей] и, установил способы правления [награды и наказания], окружи их заботой и поведи за собой своими речами. Укоряй их в соответствии с их страхами, поручай им задания в соответствии с их желани-ями. Когда напал на врага и занял его землю, назначь людей в органы управления. Это относится к "методам войны".
   *
   Все человеческое ищи среди людей. Проверь и оцени их должности и действия [чтобы видеть, совпадают ли они], ведь они должны преуспеть в осуществлении. Если они должны совершить какое-либо действие, убедись, что они не забывают. Если трижды успеш-но проверишь их, сделай [их таланты] отмеченными. То, что соответствует человеческой жизни, называется законом.
   *
   В целом, Дао наведения порядка среди беспорядка заключается: первое - в гуманно-сти; второе - в доверии; третье - в прямоте; четвертое - в единстве; пятое - в справед-ливости; шестое - в изменении [с помощью власти]; седьмое - в сосредоточении власти.
   *
   Дао установления законов заключается: первое - в принятии [ограничений]; второе - в законах; третье - в выдвижении [талантливых и честных]; четвертое - в настойчивости [в управлении]; пятое - в установлении порядка званий; шестое - в точности предписанного чиновникам.
   *
   Что касается армии, то, когда [сила] закона в руках одного, это называется "силой закона". Когда подчиненные боятся закона, это называется "закон". Когда армия не зани-мается мелкими делами, когда в битве она не обращает внимание на маленькие преиму-щества и когда в день столкновения она непостижимым образом выполняет задуманное, это называется "Дао".
   *
   В войне, если "прямое" оказывается бесполезно, необходимо [взять в руки] "силу закона". [Если люди] не подчиняются [добродетели], тогда необходимо установить закон. Если они не доверяют друг другу, объедини их. Если они медлительны, двигай ими; если они сомневаются, рассей [их сомнения]. Если люди не доверяют правителю, то тогда, что бы ни было объявлено, не может быть изменено. Таково было управление, начиная с древности.

4. Четкие позиции

  
   Дао войны: позиции должны быть строго определены; административные меры - суровы; сила должна быть подвижной; "ци" воинов должна быть напряжена, а сердца [командиров и солдат] - слиты воедино.
   *
   Дао войны: давай чины и назначай на должности тех, кто понимает Дао и проявляет справедливость. Установи подразделения и соединения. Наведи порядок в рядах и колон-нах. Добейся, чтобы [расстояние] между горизонтальными и вертикальными было пра-вильным. Проследи [соотносятся ли] имена и вещи.
   Солдаты, которые стоят [в своих боевых порядках], должны выдвинуться и припасть к земле; те, [кто стреляет] сидя, должны выдвинуться и припасть на колено. Если они испу-ганы, сделай ряды плотными, если они в опасности, пусть они сядут. Если [враг] на рас-стоянии, они не испугаются его; если, когда он близко, они не смотрят на него, то не бросятся врассыпную.
   *
   Когда полководец сходит с колесницы, командиры правого и левого флангов также сходят; все, носящие доспехи, сидят; клятва произнесена, после чего армия медленно продвигается. Все начальники, от полководца до командиров "пятерок", носят доспехи. Расположи легкие и тяжелые войска. Выпусти конницу, пусть пехота и воины в доспехах поднимут шум. Если они напуганы, стяни войска в плотные ряды. Те, кто стоит на коле-нях, должны сесть на корточки, сидящие на корточках, должны лечь. Пусть они ползут вперед на четвереньках, потом дай им отдохнуть. Пусть они встанут, прокричат и подой-дут к барабанам. Затем просигналь на колоколах команду "стой!". Затем пусть войска вернутся назад ползком на коленях. Схвати и без промедления казни любых дезертиров, дабы у других не было и желания думать об этом. Кричи, чтобы повести их. Если они напуганы, не угрожай им казнями или жестокими наказаниями, но прояви великодушное спокойствие. Поговори с ними о том, для чего они живут и следи за тем, как они выполня-ют свой долг.
   *
   Во всех трех армиях дисциплинарные меры не принимаются более, чем на полдня в отношении кого бы то ни было. Заключение под стражей не превышает периода отдыха, а их паек не урезается более, чем наполовину. Если устранишь их сомнения и возможные заблуждения, их можно заставить повиноваться приказам.
   *
   В целом, бой выдерживают благодаря силе, а победы добиваются с помощью духа. Можно вынести прочную оборону, но победа может быть достигнута в случае опаснос-ти. Когда сердце в основе своей твердо, новая волна ци принесет победу. В доспехах находишься в безопасности; оружием добиваешься победы.
   *
   В целом, колесницы надежны, если близки друг к другу; пехота тверда, если воины присели к земле; доспехи тверды, если они тяжелы; победы же добиваются легким ору-жием.
   *
   Когда сердца воинов наполнены победой, все, что они видят, - это врага. Когда их сердца наполнены страхом, все, что они видят, - это страх. Обязанность [командующего] обеспечить такое единство. Это можно увидеть только [с высоты] власти.
   *
   В войне: если углубляешься в землю врага с легкими войсками - это опасно. Если углубляешься в землю врага с тяжелыми войсками - это бесполезно. Если пойдешь еще дальше с легкими - будешь разгромлен. Если пойдешь еще дальше с тяжелыми - мо-жешь победить. Так соседствуют в войне легкие и тяжелые силы.
   *
   На привале будь внимателен к оружию и доспехам. На марше будь внимателен к рядам и колоннам. В битве будь внимателен к наступлению и остановкам.
   *
   В войне: если ты почтителен, [войска] будут послушны. Если ведешь сам, они последу-ют за тобой. Если приказы раздражают, от них отмахнутся. Если приказы не назойливы, к ним отнесутся серьезно. Если бой барабанов быстр, они продвигаются быстро; если бой барабанов ленив, они еле идут. Если они одеты легко, будут легки, если ярко - будут заметны.
   *
   Если кони и колесницы крепки, доспехи и оружие превосходны, тогда даже легкие силы могут проникнуть глубоко. Если мешаешь ранги, никто не захочет подняться. Если храбришься, многие умрут. Если ценишь жизнь, то будет много сомнений; если чтишь смерть, они не одержат победы.
   Люди будут умирать за любовь, без гнева, без [трепетания] пред устрашающей силой, за справедливость и за выгоду.
   В целом, на войне: если людей хорошо наставлять, они будут легко относиться к смер-ти. Если они поверят, они будут умирать искренне.
   *
   В целом, на войне: действуй в соответствии с тем, [обладают ли войска духом] победы или нет. Согласуйся с Небом, согласуйся с людьми.
   *
   В целом, на войне: три армии не должны быть настороже больше трех дней; одно
подразделение не должно быть на посту больше, чем полдня; один солдат не должен быть в карауле больше времени отдыха.
   *
   Те, кто блестяще преуспел в военном деле, использовали основу; те, кто преуспел еще больше, задействовали концы[35]. Военное дело - это управление стратегией при сохране-нии неуловимости. Основа и концы - это всего лишь вопрос равновесия.
   *
   В целом, на войне: когда три армии объединятся, они одержат победу.
   Что касается барабанов: существуют барабаны [направляющие развертывание] знамен и флагов; барабаны [наступления] колесниц; барабаны для конницы; барабаны для [управления] пехотой; барабаны для различных типов войск; барабаны для головы и барабаны для ног. Все семь должны быть правильно подготовлены и управляемы.
   В целом на войне: когда боевой порядок уже прочный, не утяжеляй его. Когда главные силы наступают, не вводи в бой их все, ибо, сделав так, окажешься в опасности.
   *
   В целом, на войне: не трудно изготовиться, заставить воинов изготовиться - вот труд-ность. Не трудно заставить изготовиться, смочь использовать их - вот трудность. Не трудно понять толк, добиться его - вот трудность. Воины со всех [четырех сторон] света имеют свою природу. Нравы в областях разнятся. В результате обучения у них складыва-ются местные привычки, поэтому обычаи всех государств отличаются. [Только] через Дао можно изменить их обычаи.
   *
   В целом, на войне, вне зависимости от величины войск, даже если они уже победили, они должны себя вести, как будто бы они не были победителями. Войска не должны хвастаться остротой своего оружия или говорить о прочности своих доспехов, или о стой-кости своих колесниц, или о быстроте своих коней; равно как и не должны они выдавать себя за многих - поскольку они еще не обрели Дао[36]
   *
   Если одержал победу в войне, раздели достижения и похвалы с войсками. Если пред-стоит вновь вступить в битву, сделай награды исключительно щедрыми, а наказания - тяжелыми. Если не удалось направить их к победе, прими вину на себя. Если должен сражаться снова, принеси клятву и встань впереди войска. Не повторяй предыдущей тактики. Победишь или нет, не отступай от этого метода, ибо он называется "истинным" принципом.
   В целом, на войне: спасай гуманностью; бейся справедливостью; принимай, реше-ния, решай мудростью; сражайся мужеством; управляй доверием; воодушевляй, выго-дой; побеждай подвигами. Разум должен воплощать гуманность, а действия иметь основой справедливость. Полагаться на [природу] вещей - это мудрость; полагаться на великое - это мужество; полагаться на давние [отношения] - это путь к искренности.
   *
   Добивайся цели в гармонии, и люди сами по себе будут почтительны. Если люди стыдятся ошибок, они постараются их исправить. Когда сердца людей довольны, они отдадут свои силы до конца.
   В целом, на войне: бери слабого и тихого, избегай сильного и спокойного. Бери усталого, избегай хорошо обученного и находящегося на стороже. Бери испуганного, избегай того, кто [изображает] страх. Начиная с древности таковы правила управления [армией].

5. Использование войск

  
   Дао войны: когда задействуешь немногих, они должны быть сплоченными. Когда за-действуешь многих, ими нужно хорошо управлять. С незначительными силами предпоч-тительнее тревожить врага; с большими силами предпочтительнее использовать правиль-ную [тактику]. С большими силами продвинься вперед и остановись, с малыми силами продвинься вперед, а затем отойди. Если со значительными силами столкнешься с немно-гочисленным противником, окружи его на расстоянии, но оставь одну сторону откры-той. [В противном случае], если разделишь [свои силы] и будешь атаковать ими поочеред-но, незначительное количество войск сможет противостоять большой массе. Если про-тивник растерян, воспользуйся этим. Если вы боретесь за стратегическую позицию, брось свои флаги [как при бегстве, а когда враг нападет] вернись и организуй контратаку. Если силы противника огромны, собери свои силы и дай ему окружить себя. Если враг немно-гочисленный и испуган, избегай его и оставь открытый проход.
   *
   В целом, на войне: ветер должен дуть в спину, горы должны быть позади, высоты - справа, а лощины - слева. Двигайся по влажной земле, пересекай разрушенные дороги. Перед тем, как стать лагерем, пройди маршем в два раза больше обычного; выбирай местность [для лагеря], подобную панцирю черепахи.
   В целом, на войне: после расположения наблюдай за действиями врага. Смотри на врага, а затем начинай движение. Если он ждет [нападения], действуй соответственно. Не бей в наступление, но подожди пока войска поднимутся. Если он атакует, укрепи свои силы и наблюдай за ним.
   *
   В целом, на войне: используй большие и малые количества, чтобы проверить их такти-ку; продвигайся вперед и отходи назад, чтобы оценить прочность их рядов. Создай опас-ность, чтобы проверить их страх. Будь спокоен, чтобы проверить не расхлябаны ли они. Продвигайся вперед, чтобы проверить нет ли у них сомнений. Организуй внезапную атаку, чтобы проверить их дисциплину.
   *
   Неожиданно нанеси удар по его сомнениям. Ударь по его нерешительности. Заставь его сжать формирования. Нанеси внезапный удар по его порядкам. Воспользуйся [его] ошибками, чтобы избежать вреда. Затрудни его стратегию. Проникни в его мысли. Извле-ки выгоду из его страха.
   *
   В целом, преследуя бегущего врага, не отдыхай. Если некоторые остановились на дороге, будь начеку!
   *
   Приближаясь к столице врага, необходимо иметь дорогу, по которой продвигаться: когда собираешься отходить, следует обдумать обратный путь.
   В целом, на войне: если двигаться первым, то [легко] истощить силы. Если двигаться после [врага, то люди] могут быть напуганы. Если отдыхать, [люди могут] стать расхлябан-ными; если не отдыхать, они могут истощить силы. Однако, если отдыхать очень долго, они опять могут быть напуганы.
   *
   Написание прощального письма называется "порвать с мыслями о жизни". Выбор лучших воинов и классификация оружия определяются как "увеличение силы людей". Оставить позади себя канцелярию и взять минимум припасов называется "открыть серд-ца людей". Начиная с древности, правило было таково.
  
  
  

Примечания

  
   1.См.: Кольб Г.Ф. История человеческой культуры с очерком го-сударственного правления, политики, развития, свободы и благо-состояния народов. Т.1. - Киев-Харьков, 1897. - С. 73; Россов П. Русский Китай. Очерки занятия Квантуна и быта тузем-ного населения. -Порт-Артур, 1901. - С. 111 и др.
   2.См.: Варёнов А.В. Китайская армия иньского времени: состав и взаимодействия подразделений (Опыт реконструкции по данным археологических находок) // XIX НК ОГК. Тезисы и доклады. - М., 1988. Ч. 2. С. 23-30 и др.
   3.См.: Васильев К.В. "Планы сражающихся царств" (исследование и перево-ды). - М.: Наука, 1968.
   4.См.: Вебер Г. Всеобщая история. Т.1. - М., 1885.
   5.См.: Воробьев И.Н. Военная футурология - особая форма военно-научного предвидения // Военная мысль. - 1996. N 2. - С. 65-69.
   6.См.: Воронов И.А. Китайская классическая концепция военного обучения: Автореф. дисс. ... канд. пед. наук. - М.: Военный ун-т, 1996.
   7.См.: Гелльвальд. История культуры. Т. 1. Первобытная культура и восточные цивилизации. - СПб., 1898.
   8.См.: Зотов О.В. Сунь-цзы и Клаузевиц: парадоксы различия // XVII НК ОГК. - М., 1986. Ч. 2. С. 17-24.
   9.См.: Караев Г.Н. Военное искусство древнего Китая. - М.: Воениздат, 1959.
   10.См.: Кольб Г.Ф. Указ. соч.
   11.См.: Конрад Н.И. Сунь-цзы. Трактат о военном искусстве: Пер. и исслед. - М.-Л.: Изд-во АН СССР, 1950; Конрад Н.И. У-цзы. Трактат о военном искусстве: Пер. и коммент. - М.: Изд-во вост. лит., 1958.
   12.См.: Лапина З.Г. Традиционные политические доктрины Китая и военная мысль средневековья (на примере трактата Ли Гоу) // III HK ОГК. - М., 1973. 4.1. С. 45-51.
   13.См.: Летурно Ш. Эволюция воспитания у различных человеческих рас. - СПб., 1900. - С. 210 - 213.
   14.См.: Лобов В.Н. Военная хитрость в истории войн. - М.: Воениздат, 1988.
   15.См.: Китайская наука стратегии. Сост. Малявин В.В. - М., 1999.
   16.См.: Модзалевский Л.Н. Очерк истории воспитания и обучения с древнейших до наших времен. Ч.I. - СПб., 1892.
   17.См.: Путята Д. В. Принципы военного искусства в толковании древних воен-ных полководцев / Сборник географических, топографических и статистических материалов по Азии. - СПб., 1889. Вып. 39. С. 137139.
   18.См.: Разин Е.А. История военного искусства. Т.1.- М.: Воениздат, 1955.
   19.См.: Росов П. Указ. соч.
   20.См.: Скачков К.А. Исторический обзор военной организации в Китае с древ-нейших времен до воцарения маньчжурской династии // Труды III Международ-ного конгресса ориенталистов. - СПб, 1879. - С. 257-290.
   21.См.: Срезневский. Инструкция китайского полководца Сунь-цзы подчиненным ему генералам // Военный сборник. - СПб., 1860. Т. 13. Кн. 6. С. 330-345.
   22.См.: У-цзинь. Семь военных канонов Древнего Китая: Пер. с англ. - СПб: Изд-во "Евразия", 1998.
   23.См.: Чуев Н.И. Военная мысль в древнем Китае. История формирова-ния военных теорий. - М.: "Любимая книга", 1999.
   24.Шмидт К. История педагогики. Т.1. Дохристианская эпоха. Воспи-тание у диких народов, на Востоке, у греков и римлян. Изд. 4-е. - М., 1890.
   25."Семикнижие" - семь трактатов по военному искусству: Сунь-цзы, У-цзы, Сыма фа, Вэй Ляо-цзы, Лю тао, Сань лио, Ли Вэй-гун вэньдуй. "Семикнижие", являясь собранием сочинений древнекитайских воен-ных классиков, заключает в себе важнейшие военно-теоретические труды, написанные за время с VI-V веков до н.э. до VII века н.э., то есть на протяже-нии более чем тысячелетия.
   26.Публ. с сокр. по кн.: У-цзин. Семь военных канонов Древнего Китая. Перевод с англ. Коненко Р.В. - СПб., 1998. - С.72-82.
   27.Публ. с сокр. по кн.: У-цзин. Семь военных канонов Древнего Китая. Перевод с англ. Коненко Р.В. - СП б., 1998. - С.83-88.
   28.Публ. с сокр. по кн.: У-цзин. Семь военных канонов Древнего Китая. Перевод с англ. Коненко Р.В. - СП б., 1998. - С.89-96.
   29.Сыновья, принятые в семью жены, носили ее фамилию, тем самым разрывая связь со своею семьей и не имея права выполнять долг перед предками. Вынуждаемые на такой поступок нищетой или низким положением, такие люди должны были жаждать отличиться в бою.
   30.Цит по: Конрад Н.И. Сунь-цзы. Трактат о военном искусстве. Пер. и исслед. М.-Л., 1950.
   31.Источник: У-цзин. Семь военных канонов Древнего Китая. Пер. с англ. Котенко Р.В.. - СП б., 1998. - С.115-128.
   32.Это явно контрастирует с классическим идеалом, когда правителю было достаточно лишь культивировать свою добродетель.
   33.Правитель должен знать совершенномудрых прошлого, чтобы самому смочь привлечь их на службу. Эта классическая конфуцианская позиция впоследствии отрицалась легистами.
   34.Комментаторы отмечают, что имеется в виду преобладание тех или иных действий. Конечно, древние династии тоже прибегали к силе оружия.
   35.Основа - гуманность, гражданское управление. Концы - проявление справедливости, воинственности и силы.
   36.Здесь Дао понимается как высшая цель - успокоение Поднебесной и достижение оконча-тельной победы.
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  

  

  
  
  
  
  
  
  
  

Оценка: 7.26*6  Ваша оценка:

По всем вопросам, связанным с использованием представленных на ArtOfWar материалов, обращайтесь напрямую к авторам произведений или к редактору сайта по email artofwar.ru@mail.ru
(с) ArtOfWar, 1998-2015