ArtOfWar. Творчество ветеранов последних войн. Сайт имени Владимира Григорьева

Каменев Анатолий Иванович
Спаситель России

[Регистрация] [Найти] [Обсуждения] [Новинки] [English] [Помощь] [Построения] [Окопка.ru]
 Ваша оценка:
  • Аннотация:
    КУТУЗОВ - СПАСИТЕЛЬ РОССИИ": Знатоки оперативного искусства и ревнители военной терминологии вписывают в словарь качеств Кутузова: Бесстрашие; Безлукавие; Бескорыстие; Благоразумие; Благородство... ДАР ПРЕДВИДЕНИЯ: Выводы-тезисы воинствующей истории: "третий глаз" у полководцев; см. слова Александра Македонского к Аристотелю; сказка Салтыкова-Щедрина: "Медведь на воеводстве". Слова из "Мифологического словаря" (о предвидении). Секретное учение Леопарда. БРЕМЯ ОТВЕТСТВЕННОСТИ. "Россия не забудет день Бородина". Письмо. Александр I М.И. Кутузову. Из фразеологического словаря русского языка: Всасывать (всосать) с молоком матери. Из словаря духовных терминов: ВЕРНЫЙ. КАМЕНЬ. Из словаря военных понятий: Герой. Великий; Долготерпение. Решимость. Стойкость. Басня И.А. Крылова "КАМЕНЬ И ЧЕРВЯК". Секретное учение дракона. ФАКТОР ВРЕМЕНИ и мозг русской армии: провидение и предвестие (ум Кутузова - ум подвижника и апостола победы). Из "Мифологического словаря" о ПРИДВЕСТИИ. Системник (блок базовых мыслей) А.Каменева о Времени. Поучительный факт из кн. Г. Семенова "Наступает ударная". Из фразеологического словаря русского языка "о русском Мозге": шевелить (пошевелить) мозгами (серьезно думать, как следует соображать); до мозга костей (до крайней степени, совершенно); мозги набекрень у кого (со странным чудачеством, с придурковатостью); вправлять (вправить) мозги кому (заставлять кого-либо поступать более обдуќманно, благоразумно). Пример из истории об "Обществе вычищенных сапог". Из "Фортификационного словаря" со словом "контр" (пример для мозговой информации). (ИСТОРИЧЕСКАЯ АНАЛИТИКА. ГОСУДАРЬ И ВОЕННЫЙ МИНИСТР: разрушитель или созидатель мощи России? (избранное из исторической "Священной книги русского офицера")


   ИСТОРИЧЕСКАЯ АНАЛИТИКА.
   ВЛАСТИТЕЛИ СУДЕБ И ВОЖДИ РОССИИ (ГОСУДАРЬ И ВОЕННЫЙ МИНИСТР: разрушитель или созидатель мощи России?): избранное из исторической "Священной книги русского офицера")
  

0x01 graphic

"Русские в 1812 году" 1855. Художник Константин Леонардович Пржецлавский (1827 - 1876)

Анатолий Каменев

КУТУЗОВ - СПАСИТЕЛЬ РОССИИ

...Его памятник: скала святой Елены! Имя его не только священно для нас, но не должны ли мы еще радоваться, мы, русские, что оно звучит русским звуком?"... (А.С. Пушкин)

... Платон определяет храбрость знанием того, чего нужно и чего не нужно бояться. (Л.Н. Толстой )

   Неприятель вошел в Смоленск и двинулся оттуда прямо на Москву. Волнение в народе, беспокойство и раздражение в дворянстве, нелепое поведение потерявшей голову Марии Федоровны и царедворцев, бредивших эвакуацией Петербурга, -- все это в течение первых дней августа 1812 г. сеяло тревогу, которая возрастала все больше и больше. Отовсюду шел один и тот же несмолкаемый крик: "Кутузова!" "Оправдываясь" перед своей сестрой, Екатериной Павловной, которая точно так же не понимала Кутузова, не любила и не ценила его, как и ее брат, Александр писал, что он "противился" назначению Кутузова, но вынужден был уступить напору общественного мнения и "остановить свой выбор на том, на кого указывал общий глас" ... О том, что творилось в народе, в армии при одном только слухе о назначении Кутузова, а потом при его прибытии в армию, у нас есть много известий. Неточно и неуместно было бы употреблять в данном случае слово "популярность". Несокрушимая вера людей, глубоко потрясенных грозной опасностью, в то, что внезапно явился спаситель, -- вот как можно назвать это чувство, непреодолимо овладевшее народной массой. "Говорят, что народ встречает его повсюду с неизъяснимым восторгом. Все жители городов выходят навстречу, отпрягают лошадей, везут на себе карету; древние старцы заставляют внуков лобызать стопы его; матери выносят грудных младенцев, падают на колени и подымают их к небу! Весь народ называет его спасителем".
  
   8 августа 1812 г. Александр принужден был подписать указ о назначении Кутузова главнокомандующим российских армий, действующих против неприятеля, на чем повелительно настаивало общее мнение армии и народа. А ровно через 6 дней, 14 августа, остановившись на станции Яжембицы по дороге в действующую армию, Кутузов написал П. В. Чичагову, главному командиру Дунайской армии, необыкновенно характерное для Кутузова письмо. Это письмо -- одно из замечательных свидетельств всей широты орлиного кругозора и всегдашней тесной связи между стратегическим планом и действиями этого полководца, каким бы фронтом, главным или второстепенным, он ни командовал. Кутузов писал Чичагову, что неприятель уже около Дорогобужа, и делал отсюда прямой вывод: "Из сих обстоятельств вы легко усмотреть изволите, что невозможно ныне думать об... каких-либо диверсиях, но все то, что мы имеем, кроме первой и второй армии, должно бы действовать на правый фланг неприятеля, дабы тем единственно остановить его стремлением. Чем долее будут переменяться обстоятельства в таком роде, как они были поныне, тем сближение Дунайской армии с главными силами делается нужнее". Но ведь все усилия Кутузова в апреле и все условия заключенного Кутузовым 16 мая 1812 г. мира и клонились к тому, чтобы тот, кому суждена грозная встреча с Наполеоном, имел право и возможность рассчитывать на Дунайскую армию! Письмо Чичагову вместе с тем обличает беспокойство: как бы этот всегда снедаемый честолюбием и завистью человек не вздумал пустить освобожденную Кутузовым Дунайскую армию на какие-либо рискованные, а главное, ненужные авантюры против Шварценберга. Стратег Кутузов твердо знал, что Дунайская армия скорее сможет влиться в состав русских войск, действующих между Дорогобужем и Можайском, чем Шварценберг -- дойти до армии Наполеона. А дипломат Кутузов предвидел, что хотя "союз" Наполеона со своим тестем был выгоден французскому императору тем, что заставит Александра отвлечь на юго-запад часть русских сил, но что фактически никакой реальной роли ни в каких боевых столкновениях австрийцы играть не будут. Вот почему Кутузову нужна была, и притом как можно скорее, Дунайская армия на его левом фланге, на который, как он предвидел еще за несколько дней до прибытия на театр военных действий, непременно будет направлен самый страшный удар правого фланга Наполеона. Приближался момент, когда главнокомандующий должен был удостовериться, что царский любимец Чичагов ни малейшего внимания не обратит на просьбу своего предшественника по командованию Дунайской армией и что если можно ждать сколько-нибудь существенной помощи и увеличения численного состава защищавшей московскую дорогу армии, то почти исключительно от московского и смоленского ополчений. (Ист.: Е. В. Тарле. М.И. Кутузов- полководец и дипломат)
  
   Выводы-тезисы воинствующей истории: Знатоки оперативного искусства и ревнители военной терминологии вписывают в словарь качеств Кутузова: Бесстрашие -- отсутствие страха, робости; Безлукавие -- неспособность действовать лживо, коварно, злонамеренно, притворно, подло, хитро, двулично, криводушно; Бескорыстие -- отсутствие корысти, сребролюбия, жадности к имуществу; Благоразумие -- осмотрительность в поступках, обдуманность в действиях; Благородство -- самоотверженность, безукоризненная честность, высокое достоинство; Благочестие -- истинное богопочитание (набожность, религиозность по настроению и поведению); Великодушие -- совокупность высоких душевных качеств и возвышенных чувств; Вера (верность) -- твердая убежденность в существовании Бога; Воинственность -- свойство истинного воина, проявляющееся в мужественном характере, склонности к войне и военному делу; Воля -- способность властвовать над собой, сознательно и независимо управлять своими поступками и действиями и др. "Полководец, по словам Сунь-цзы, понимающий войну, есть властитель судеб народа, есть хозяин безопасности государ­ства" . Это был М.И. Кутузов...
   0x01 graphic
  
    Из словаря благоразумия офицера (Сотёр, греч. -- "сохраняющий невреди­мым" "спаситель" -- прозвище многих богов, к которым обращались как к защитникам от опасности. Считалось, что С. может отвратить опасность от государства и граждан. Эпитет приме­нялся к Зевсу, Посейдону, Аполлону, Асклепию, Диоскурам и др., а также к богиням Артемиде, Гере, Афине и др. (в женской форме -- Сотейра, у римлян Соспита). Впоследствии титул С. стал добавляться к именам многих царей и римских императоров. Хрис­тианство перенесло на Иисуса имя и функции С. (срав. русское Спас). Спарты, греч. -- "посеянные" -- .воины, выросшие из зубов убитого Кадмом дракона. Появившись на свет, С. стали сражаться друг с другом, пока их не осталось пятеро. За одного из них -- Эхиона -- Кадм выдал замуж свою дочь Агаву. Знатные фиванцы вели свое происхождение от С. Спёрхий, греч. -- сын Океана и Тефи-ды, отец Дриопа и участника Троян­ской войны Менесфия, бог одноименной реки в Фессалии. Отец Ахилла, Пелей, принес обет принести в жертву С. волосы сына, если тот вернется невре­димым с Троянской войны. Однако во время погребения Патрокла Ахилл в знак траура обрезал свои волосы и, зная свою участь, возложил их на погребальный костер в руку мертвому другу ("Илиада", XXIII). Стентор, греч. -- один из участников Троянской войны, обладавший голо­сом, равным по силе голосам 50 чело­век. Состязаясь с Гермесом в силе го­лоса, погиб (Ист.: Мифологический словарь: Книга для учителя. Изд. 4-е, испр. и перераб. - М.: Просвещение, 1985). Русский характер (качества и поступки личности). БОЯЗНЬ. БОЯТЬСЯ. Испытывать бо­язнь, страх. [Бояться грозы. Бо­яться простуды. Волков боять­ся--в лес не ходить -- надо без боязни браться за лю­бое трудное дело; если всего бояться, то ничего не добь­ешься. Дело мастера боится -- мастер может спра­виться с любой, даже самой сложной и трудной работой]. (Ист.: Жуков В.П., Жуков А.В. Школьный фразеологический словарь русского языка. - М., 1989). Бойся опасности, пока ее нет; когда же опасность пришла, не бойся, а борись с ней (мудрость древней Индии).
  
  
  
  

0x01 graphic

  

Подвиг батареи полковника Никитина в сражении под Красным в октябре 1812г. 1854. Художник Михаил Осипович (Микешин 1835--1896)

ДАР ПРЕДВИДЕНИЯ

Искусство вождя -- это прежде всего искусство усмотреть верную цель и указать путь к ее достижению ( А.Свечин)

   Как бы мы ни старались дать здесь лишь самую сжатую, самую общую характеристику полководческих достижений Кутузова, но, говоря о Бородине, мы допустили бы совсем непозволительное упущение, если бы не обратили внимания читателя на следующее. На авансцене истории в этот грозный момент стояли друг против друга два противника, оба отдававшие себе отчет в неимоверном значении того, что поставлено на карту. Оба делали все усилия, чтобы в решающий момент получить численное превосходство. Но один из них -- Наполеон, которому достаточно приказать, чтобы все, что зависит от людской воли, было немедленно и беспрекословно исполнено. А другой -- Кутузов, которого, правда, царь "всемилостивейше" назначил якобы неограниченным повелителем и распорядителем всех действующих против Наполеона русских вооруженных сил, оказывался на каждом шагу скованным, затрудненным и стесненным именно в этом гнетуще важном вопросе о численности армии. Он требует, чтобы ему как можно скорее дали новоформируемые полки, и получает от Александра следующее: "Касательно упоминаемого вами распоряжения о присоединении от князя Лобанова-Ростовского новоформируемых полков, я нахожу оное к исполнению невозможным". Кутузов знал, что, кроме двух армий, Багратиона и Барклая, которые поступили под его личное непосредственное командование 19 августа в Цареве-Займище, у него имеются еще три армии: Тормасова, Чичагова и Витгенштейна, -- которые формально обязаны ему повиноваться столь же беспрекословно и безотлагательно, как, например, повиновались Наполеону его маршалы. Да, формально, но не фактически. Кутузов знал, что повелевать ими может и будет царь, а он сам может не приказывать им, но только увещевать и уговаривать, чтобы они поскорее шли к нему спасать Москву и Россию. Вот что он пишет Тормасову: "Вы согласиться со мной изволите, что в настоящие критические для России минуты, тогда как неприятель находится в сердце России, в предмет действий ваших не может уже входить защищение и сохранение отдаленных наших Польских провинций". Этот призыв остался гласом вопиющего в пустыне: армию Тормасова соединили с армией Чичагова и отдали под начальство Чичагова. Чичагову Кутузов писал: "Прибыв в армию, я нашел неприятеля в сердце древней России, так сказать под Москвою. Настоящий мой предмет есть спасение Москвы самой, а потому не имею нужды изъяснять, что сохранение некоторых отдаленных польских провинций ни в какое сравнение с спасением древней столицы Москвы и самих внутренних губерний не входит". Чичагов и не подумал немедленно откликнуться на призыв.
   Интереснее всего вышло с третьей (из этих бывших "на отлете" от главных кутузовских сил) армией--Витгенштейна. "Данного Кутузовым графу Витгенштейну повеления в делах не отыскалось", -- деликатно замечает решительно ни в чем и никогда не укоряющий Александра Михайловский-Данилевский. Нужна была бородинская победа, нужно было победоносное, истребляющее французскую армию непрерывное контрнаступление с четырехдневным ужасающим разгромом лучших наполеоновских корпусов под Красным, нужен был гигантски возросший авторитет первого и уж совсем бесспорного победителя Наполеона, чтобы Кутузов получил фактическую возможность взять под свою властную руку все без исключения "западные" русские войска и чтобы Александр убедился, что он уже не может вполне свободно мешать Чичагову и Витгенштейну выполнять повеления главнокомандующего. Тормасов, лишившись командования своей (3-й обсервационной) армией, прибыл в главную квартиру и доблестно служил и помогал Кутузову. Путы, препятствия, западни и интриги всякого рода, бесцеремонное, дерзкое вмешательство царя в военные распоряжения, поощрявшееся сверху непослушание генералов -- все это превозмогли две могучие силы: беспредельная вера народа и армии в Кутузова и несравненные дарования этого истинного корифея русской стратегии и тактики.
   Русская армия отходила на восток, но она отходила с боями, нанося противнику тяжелые потери. Но до лучезарных дней полного торжества армии пришлось пережить еще очень много: нужно было простоять долгий августовский день по колена в крови на Бородинском поле, шагать прочь от столицы, оглядываясь на далекую пылающую Москву, нужно было в самых суровых условиях в долгом контрнаступлении провожать незваных гостей штыком и пулей. Цифровые показания, дающиеся в материалах Военно-ученого архива. ("Отечественная война 1812 г.", т. XVI. Боевые действия в 1812 г., N 129), таковы: "В сей день российская армия имела под ружьем: линейного войска с артиллериею 95 тысяч, казаков -- 7 тыс., московского ополчения -- 7 тыс. и смоленского -- 3 тыс. Всего под ружьем 112 тыс. человек". При этой армии было 640 артиллерийских орудий. У Наполеона числилось в день Бородина войска с артиллерией более 185 тысяч. Но как молодая гвардия (20 тысяч человек), так и старая гвардия с ее кавалерией (10 тысяч человек) находились все время в резерве и в сражении непосредственно участия не принимали. ... Фактически, однако, готовых к бою, вполне обученных вооруженных регулярных сил у Кутузова под Бородином некоторые исследователи считают, едва ли точно, не 120, а в лучшем случае около 105 тысяч человек, если совсем не принимать во внимание в этом подсчете ополченцев и вспомнить, что казачий отряд в 7 тысяч человек вовсе не был введен в бой. Но ополченцы 1812 г. показали себя людьми, боеспособность которых оказалась выше всяких похвал. ... Русских ополченцев 12-го года успел оценить и враг. После кровопролитнейших боев у Малоярославца, указывая угрюмо молчавшему Наполеону на устланное телами французских гренадеров поле битвы, маршал Бессьер убедил Наполеона в полной невозможности атаковать Кутузова на занятой им позиции: "И против каких врагов мы сражаемся? Разве вы не видели, государь, вчерашнего поля битвы? Разве не заметили, с какой яростью русские рекруты, еле вооруженные, едва одетые, шли там на смерть?" А в обороне Малоярославца именно ополченцы играли значительную роль. Маршал Бессьер был убит в боях 1813 г. Война 1812 г. не походила ни на одну из тех войн, которые до тех пор приходилось вести русскому народу с начала XVIII столетия. Даже во время похода Карла XII сознание опасности для России не было и не могло быть таким острым и широко распространенным во всех слоях народа, как в 1812 г. (Ист.: Е. В. Тарле. М.И. Кутузов- полководец и дипломат)
  
   Выводы-тезисы воинствующей истории (третий глаз" у Кутузова).
   Искусство вождя -- это прежде всего искусство усмотреть верную цель и указать путь к ее достижению. Учительницей политика или стратега может быть только сама жизнь, или ее отображение в истории. Если управлять -- это значит предвидеть, то в стратегии управлять означает предвидеть далеко вперед (когда-то вожди именовались пророками; всякое указание далекой цели заключает в себе элемент пророчества; в войне ясновидение выдающихся вождей оказалось не на высоте; т.н. "третий сглаз" был у М.И. Кутузова). Это не только то, что позволяет лучше контролировать свои эмоции и разум, пробуждает интуицию, а то, что приводит в состояние полной боеготовности все то, что необходимо для полководца (когда миллионам людей приходится затрачивать свои силы и время на одоление премудрости, постичь премудрость могут только единицы).
  
   0x01 graphic
  
   Как тут не вспомнить негодование А. Македонского, который послал из Африки гневное письмо своему учителю Аристотелю, который отважился опубликовать некоторые из своих лекций, которые в свое время читал будущему завоевателю мира. Плутарх, этот величайший писатель, приводит слова Александра к Аристотелю: "Александр Аристотелю жела­ет благополучия! Ты поступил неправильно, обнаро­довав учения, предназначенные только для устного преподавания. Чем же будем мы отличаться от остальных людей, если те самые учения, на которых мы были воспитаны, сделаются общим достоянием? Я хотел бы превосходить других не столько могущест­вом, сколько знаниями о высших предметах. Будь здоров".
   У Плутарха в этой же работе описывается случай, который весьма интересен и даст нам возможность сделать важное обобщение. Фессалиец Филоник привел Филиппу Букефала (иногда: Буцефал - А.К.), предлагая продать его за тринадцать талантов, и, чтобы испытать коня, его вывели на поле. Букефал оказался диким и неукротимым; никто из свиты Фи­липпа не мог заставить его слушаться своего голоса, никому не позволял он сесть на себя верхом и всякий раз взвивался на дыбы. Филипп рассердился и прика­зал увести Букефала, считая, что объездить его не­возможно. Тогда присутствовавший при этом Александр сказал: "Какого коня теряют эти люди только потому, что по собственной трусости и неловкости не могут укротить его". Филипп сперва промолчал, но когда Александр несколько раз с огорчением повторил эти слова, царь сказал: "Ты упрекаешь старших, буд­то больше их смыслишь или лучше умеешь обращать­ся с конем". "С этим, по крайней мере, я справлюсь лучше, чем кто-либо другой",-- ответил Александр. "А если не справишься, какое наказание понесешь ты за свою дерзость?" -- спросил Филипп. "Клянусь Зев­сом,-- сказал Александр,-- я заплачу то, что стоит конь!" Поднялся смех, а затем отец с сыном побились об заклад на сумму, равную цене коня. Александр сразу подбежал к коню, схватил его за узду и повер­нул мордой к солнцу: по-видимому, он заметил, что конь пугается, видя впереди себя колеблющуюся тень. Некоторое время Александр пробежал рядом с конем, поглаживая его рукой. Убедившись, что Букефал ус­покоился и дышит полной грудью, Александр сбросил с себя плащ и легким прыжком вскочил на коня. Сперва, слегка натянув поводья, он сдерживал Буке­фала, не нанося ему ударов и не дергая за узду. Ког­да же Александр увидел, что норов коня не грозит больше никакою бедой и что Букефал рвется вперед, он дал ему волю и даже стал понукать его громкими восклицаниями и ударами ноги. Филипп и его свита молчали, объятые тревогой, но когда Александр, по всем правилам повернув коня, возвратился к ним, гор­дый; и ликующий, все разразились громкими криками. Плутарх и мы на этом примере делаем важный вывод: воспитание и обучение обладает огромной силой. Им можно убить творческую энергию, говоря словами Плутарха, благородное животное превратить в осла, но можно и возвысить жизненную энергию личности до максимально возможной степени. Пока же гуманитарные науки водят обучаемых по лабиринту знаний, не давая им в руки нить Ариадны...
  
   В сказке Салтыкова-Щедрина: "Медведь на воеводстве" самодержавная Россия символизирована в образе леса, и днем и ночью гремевшего "миллионами голосов, из которых одни представляли агонизирующий вопль, другие -- победный клик". Эти слова могли бы быть поставлены эпиграфом ко всему сказочному циклу и служить в качестве идейной экспозиции к картинам, рисующим жизнь классов и социальных групп в состоянии непрекращающейся междоусобной войны...
  
   Слова из "Мифологического словаря" (о предвидении)
   Кассандра, греч. -- троянская царевна, дочь Приама и Гекубы. За обеща­ние полюбить его Аполлон наделил троян­скую царевну Кассандру даром предви­дения, когда же она не сдержала своего обещания, то сделал так, что ее пред­сказаниям никто не верил. В совре­менном языке Кассандрой называют человека, который, предвидя грядущие беды, не может убедить других принять меры к их предотвращению ("Нам не хоте­лось бы брать на себя роль Кассанд­ры".
   Нерёй, греч. -- древнее морское бо­жество, сын Почта и Геи. Супруг Дориды, отец Нереид; олицетворение спокойного моря, мудрый и справед­ливый старец. Как и другие морские божества, Н. обладает даром пред­видения и перевоплощения (сравн. Протей). Н. указал Гераклу путь к саду Гесперид (после того как Геракл схватил его и сумел удержать, несмот­ря на то что Н. принимал различные образы -- пламени, воды и др.). Н. обитал в глубинах Эгейского моря вместе со своими дочерьми-нереидаиш. Изображали Н. в виде старца с боро­дой, ресницами и волосами из водо­рослей. Тиндарёй (Тиндар), греч. -- сын спар­танского царя Ойбала и Батииэ. Предвидя грядущее, Т. открыл Эдипу его происхождение. Во время похода Семерых против Фив он пред­сказал, что фиванцы победят, если Креонт принесет в жертву своего сына Менекея. Во время похода эпигонов Т. предложил заключить перемирие и оставить город. После падения Фив Т. отправился к Дельфийскому свя­тилищу, но по дороге умер.
   Энона, греч.-- нимфа горы Ида, дочь речного бога Кебрена, первая жена Париса. Когда Парис был еще пасту­хом в Троаде, он полюбил Э. От этого брака родился сын Кориф. Впоследст­вии, когда Парис отправился в Спарту за Еленой, обладавшая даром пред­видения Э. пыталась его удержать, так как знала, что это приведет ее мужа к гибели. Перед расставанием Э. ска­зала Парису, что, если его ранят, она одна сумеет излечить эго. На десятый год Троянской войны Парис был ранен отравленной стрелой Филоктета и хо­тел прибегнуть к помощи Э., но та, помня о нанесенной ей обиде, отказа­лась его лечить. Вскоре Э., раскаяв­шись, пришла в Трою с лекарством, но Парис уже умер. В отчаянии Э. покон­чила с собой. ( Мифологический словарь: Книга для учителя. Изд. 4-е, испр. и перераб. - М.: Просвещение, 1985)
  
   Секретное учение Леопарда.
   Сильный противник. У-ван спросил Тай-гуна: "Предположим, что мы завели армию вглубь земель удельных князей и столкнулись с атакующими нас частями противника. Враг многочисленен, тогда как нас мало. Враг силен, а мы - слабы. Враг приближается под покровом темноты - одни нападают слева, другие - справа. Три армии сотрясаются. Мы хотим победить, если выберем сражение, и быть твердыми, если выберем оборону. Как мы должны действовать?" Тай-гун сказал: "В этом случае мы - "сотрясаемая армия". Лучше выдвинуться впе­ред и сражаться; обороняться нельзя. Отбери опытных воинов и сильных арбалетчиков и, вместе с колесницами и конницей, поставь по бокам. Они внезапно ударят по передовым частям противника, и также быстро атакуют его тыл. Одни должны наносить удар по краю, другие - вглубь. Войска противника обязательно будут обескуражены, а их полководцы - напуганы". У-ван спросил: "Предположим, что противник отрезал на определенном расстоянии наших первых и неистово атакует, сжимая последних. Он разбил наши отборные части и отрезал наших опытных воинов. Наши внутренние и внешние силы не могут поддерживать связь друг с другом, командиры и солдаты лишились воли сражаться, полководцы и начальники - желания защищать себя. Что мы должны делать?" Тай-гун сказал: "Ваш вопрос велик, мой правитель! Вы должны сделать команды понятными и быть внимательны к своим приказам. Вы должны выслать вперед отважных, первоклассных воинов, любящих опасность - пусть каждый из них несет факел, а два человека будут приставлены к барабану. Вы должны знать местоположение противника и ударить по внутренним и внешним частям. Когда наши тайные сигналы будут оговорены, прикажите потушить факелы и перестать бить в барабаны. Крайние и сред­ние пусть ждут не дыша. Когда наши три армии внезапно начнут атаку, враг обязательно будет повержен и разбит". "Прекрасно", - сказал У-ван. Воинственный противник. У-ван спросил Тай-гуна: "Предположим, что мы завели армию вглубь земель удель­ных князей, где внезапно столкнулись с воинственным, превосходящим нас числом про­тивником. Если его боевые колесницы и храбрая конница атакуют нас слева и справа, и наши три армии будут так потрясены, что бегство их будет не остановить, что я должен делать?" Тай-гун сказал: "В этом положении мы имеем дело с тем, что называется "разбитая армия". Те, кто обладают искусством ведения войны, одержат победу. Те, кто не обладают, погибнут". У-ван спросил: "Что надлежит делать?" Тай-гун ответил: "Пусть наши лучшие воины и сильные арбалетчики, вместе с боевыми колесницами и бесстрашной конницей, спрячутся по обеим сторонам пути отступле­ния, на три ли впереди и позади главных сил. Когда враг преследует нас, с обеих сторон начни одновременную атаку колесниц и конницы. Тогда враг окажется в смятении, а наши бегущие солдаты сами остановятся". У-ван продолжил: "Предположим, что колесницы и конница противника прямо противостоит нашим, но врагов много, а нас мало, он силен, а мы слабы. Их наступление организовано и они стойки духом, а наши войска не могут сопротивляться. Что мы долж­ны делать?" Тай-гун ответил: "Выбери лучших воинов и сильных арбалетчиков, пусть они спрячутся в засаде по обеим сторонам, пока колесницы и конница развертываются в единое построение и занимают позиции. Когда враг проходит мимо наших спрятанных в засаде частей, арбалетчики должны непрерывно стрелять по его флангам. Затем колесницы, конница и лучшие воины должны внезапно атаковать армию противника - одни ударить по переднему краю, другие - по заднему. Даже если врагов множество, они побегут". "Прекрасно", - сказал У-ван.
  
  
  

0x01 graphic

  

Сражение при Тарутине 6 октября 1812 года. 1847. Художник Петер фон Гесс.

БРЕМЯ ОТВЕТСТВЕННОСТИ

("Россия не забудет день Бородина"?)

  
   Мы будем дальше говорить о контрнаступлении Кутузова, окончательно сокрушившем наполеоновское нашествие, а сейчас отметим тот любопытный, небывалый до тех пор факт, что еще до Бородина, когда громадные силы неприятеля неудержимым потоком шли к Шевардину, русские предпринимали одно за другим удачные нападения на отбившиеся отряды французов, истребляли фуражиров и, что самое удивительное, умудрялись в эти дни общего отступления русской армии брать пленных. За четыре дня до Бородина, в Гжатске, Наполеон оставил непререкаемое документальное свидетельство, что он жестоко встревожен этими постоянными нападениями. Вот что приказал он разослать по армии своему начальнику штаба, маршалу Бертье: "Напишите генералам, командующим корпусами армии, что мы ежедневно теряем много людей вследствие недостаточного порядка в способе добывания провианта. Необходимо, чтобы они согласовали с начальниками разных частей меры, которые нужно принять, чтобы положить предел положению вещей, угрожающему армии гибелью. Число пленных, которых забирает неприятель, простирается до нескольких сотен ежедневно; нужно под страхом самых суровых наказаний запретить солдатам удаляться". Наполеон приказал, отправляя людей на фуражировку, "давать им достаточную охрану против казаков и крестьян".
  
   Уже эти действия арьергарда Коновницына, откуда и выходили в тот момент партии смельчаков, приводивших в смущение Наполеона, показывали Кутузову, что с такой армией можно надеяться на успех в самых трудных положениях. Кутузов не сомневался, что предстоящее сражение будет стоить французской армии почти стольких же потерь, сколько и русской. На самом деле после сражения оказалось, что французы потеряли гораздо больше. Тем не менее решение Кутузова осталось непоколебимым, и нового сражения перед Москвой он не дал. Как можем мы теперь с полной уверенностью определять основные цели Кутузова? До войны 1812 г., в тех войнах, в которых Кутузову приходилось брать на себя роль и ответственность главнокомандующего, он решительно никогда не ставил перед собой слишком широких конечных целей. В 1805 г. никогда не говорил о разгроме Наполеона, о вторжении во Францию, о взятии Парижа,-- т. е. о всем том, о чем мечтали легкомысленные царедворцы в ставке императоров Александра I и Франца I. Или, например, в 1811 г. он вовсе не собирался брать Константинополь. Но теперь, в 1812 г., положение было иным. Основная цель повелительно ставилась всеми условиями войны: закончить войну истреблением армии агрессора. Трагизм всех губительных для французов ошибок и просчетов Наполеона заключался в том, что он не понял, до какой степени полное уничтожение его полчищ является для Кутузова не максимальной, а минимальной программой и что все грандиозное здание всеевропейского владычества Наполеона, основанное на военном деспотизме и державшееся военной диктатурой, заколеблется после гибели его армии в России. И уже тогда может стать исполнимой в более или менее близком будущем и другая ("максимальная") программа: именно уничтожение его колоссальной хищнической империи. Программа нанесения тяжелого удара армии врага, с которой Кутузов, не высказывая ее в речах, явился в Царево-Займище, начала осуществляться в первой своей части у Шевардина и под Бородином. Несмотря на то, что уже кровавое побоище под Прейсиш-Эйлау 8 февраля 1807 г. показало Наполеону, что русский солдат несравним с солдатом какой бы то ни было другой армии, шевардинский бой поразил его, когда на вопрос, сколько взято пленных после длившихся целый день кровопролитных схваток, он получил ответ: "Никаких пленных нет, русские в плен не сдаются, ваше величество". А Бородино на другой день после Шевардина затмило все сражения наполеоновской долгой эпопеи: оно вывело из строя почти половину французской армии. ...
  
   Первая цель Кутузова была достигнута: у Наполеона осталось около половины его армии. В Москву он вошел, имея, по подсчету Вильсона, 82 тысячи человек. Отныне для Кутузова были обеспечены долгие недели, когда, отойдя в глубь страны, можно было численно усилить кадры, подкормить людей и лошадей и восполнить бородинские потери. А главный, основной стратегический успех Кутузова при Бородине и заключался в том, что страшные потери французов сделали возможным пополнение, снабжение, реорганизацию русской армии, которую главнокомандующий затем и двинул в грозное, сокрушившее Наполеона контрнаступление. Наполеон не потому не напал на Кутузова при отступлении русской армии от Бородина к Москве, что считал войну уже выигранной и не хотел попусту терять людей, а потому, что он опасался второго Бородина, так же как опасался его впоследствии, после сожжения Малоярославца. Действия Наполеона определяла также уверенность в том, что после занятия Москвы будет близок мир. Но, повторяем, не следует забывать того, что, можно сказать, на глазах у Наполеона русская армия, увозя с собой несколько сот уцелевших пушек, отступала в полнейшем порядке, сохраняя дисциплину и боевую готовность. Этот факт произвел большое впечатление на маршала Даву и на весь французский генералитет. Кутузов мог надеяться, что если бы Наполеон вздумал внезапно напасть на отступавшую русскую армию, то опять было бы "дело адское", как фельдмаршал выразился о шевардинском бое в своем письме от 25 августа к жене Екатерине Ильиничне. Наполеон допускал успех французов в возможном новом сражении под Москвой, очень для него важном и желательном, однако отступил перед риском предприятия. Это был новый (отнюдь не первый) признак, что французская армия была уже совсем не та, какой она была, когда Кутузов, идя из Царева-Займища, остановился около Колоцкого монастыря и заставил Наполеона принять сражение там и тогда, когда и где это признал выгодным сам Кутузов.
  
   В значительной степени не только непосредственный, но и конечный стратегический успех замышленного удара, который Кутузов хотел перед Бородином нанести Наполеону на путях движения французской армии к Москве, зависел от правильного разрешения проблемы: кому раньше удастся восполнить те серьезные потери, которые, безусловно, обе армии понесут в предстоящем генеральном сражении? Успеют ли прибыть к Наполеону подкрепления из его тылов раньше, чем у Кутузова после неизбежного страшного побоища снова будет в распоряжении такая вооруженная сила, как та, которая встретила его радостными кликами в Цареве-Займище? Кутузов при решении этой жизненно важной задачи обнаружил в данном случае гораздо больший дар предвидения, чем его противник. Обе армии вышли из Бородинского боя ослабленными; но не только не одинаковы, а совершенно различны были их ближайшие судьбы: несмотря на подошедшее к Наполеону крупное подкрепление, пребывание в Москве с каждым днем продолжало ослаблять армию Наполеона, а в эти же решающие недели кипучая организаторская работа в Тарутинском лагере с каждым днем восстанавливала и умножала силы Кутузова. Мало того, во французской армии смотрели и не могли не смотреть на занятие Москвы как на прямое доказательство, что война приходит к концу и спасительный мир совсем близок, так что каждый день в Москве приносил постепенно усиливавшиеся беспокойство и разочарование. А в кутузовском лагере царила полная уверенность, что война еще только начинается и что худшее осталось позади. Стратегические последствия русской бородинской победы сказались прежде всего в том, что наступление врага на Россию стало выдыхаться и остановилось без надежды на возобновление, потому что Тарутино и Малоярославец были прямым и неизбежным последствием Бородина. (Ист.: Е. В. Тарле. М.И. Кутузов- полководец и дипломат)
  
   Выводы-тезисы воинствующей истории: решение Кутузова оставить Москву и не давать нового Бородино было не только продумано полководцем, но и было непоколебимым, исходящего из многих факторов (стойкости его души; верования в русских воинов; непреклонности характеров русских офицеров и полководцев, с молоком матери, всосавших "кодекс дворянской "порядочности", светскости и просвещения).
   0x01 graphic
  
   Из фразеологического словаря русского языка: Всасывать (всосать) с молоком матери что (твердо усваивать с самых ранних лет).
  
   Из словаря духовных терминов: ВЕРНЫЙ - тот, чье сердце утверждено в Боге. Бог дает ему силу быть непоколебимым. Верующий говорит Богу: "Аминь!", т. е. "да, воистину, согласен". КАМЕНЬ - Бог тверд, непоколебим как камень; Он - скала, наше "убежище" в опасности. Иисус Христос - краеугольный камень по преимуществу, на котором зиждется строение Церкви. Он также камень соблазна, о который претыкаются неверующие. Апостол Симон наречен Христом "Петр", т.е. "камень", ибо на нем Он создал Свою видимую Церковь. Христиане являются живыми камнями Церкви.
  
   Из словаря военных понятий: В военном деле различие между героем и великим человеком очень тонко: и тот и другой должны обладать всеми воинскими доблестями. И все же мне кажется, что первый - обязательно молод, предприимчив, отважен, непоколебим в минуты опасности и бесстрашен, тогда как второй отличается ясным разумом, дальновидностью, незаурядными дарованиями и большим опытом. Быть может, Александр (Македонский) был всего лишь героем, а вот Цезарь - великий человек. ДОЛГОТЕРПЕНИЕ - корень всякого любомудрия; посему и Премудрый говорит:" У терпеливого человека много разума, а раздражительный выказывает глупость" (1 Кор.13, 29); и далее, сравнивая эту добродетель с крепким городом, говорит, что она крепче его. Это несокрушимое оружие, непоколебимый столп, легко отражающий все нападения. Как искра, упавшая в море, не причиняет ему никакого вреда, но сама тотчас исчезает, так все неожиданное, поражая долготерпивую душу, скоро исчезает, а ее не возмущает (Златоуст) РЕШИТЕЛЬНОСТЬ -- готовность своевременно и быстро принимать решения, не колебаться в их исполнении; способность действовать не рассуждая, по вдохновению и наитию, находя при этом правильные решения; твердость, смелость, непоколебимость. "Быстрота и натиск -- душа настоящей войны." (А.В. Суворов). Следует учесть, что данное качество нередко проявлялось в действиях русских полководцев "в увязке" с осторожностью, предусмотрительностью, хитростью и основательностью подготовки к решительным действиям.. СТОЙКОСТЬ -- непоколебимость, упорство, твердость в словах, убеждениях и на деле; прочность, устойчивость, неспособность к разложению; готовность не отступать перед трудностями, длительное сохранение приобретенных свойств. Стойкость русских войск отмечалась во многих войнах и сражениях. Фридрих II говорил о русском солдате, что его недостаточно убить, чтобы сломить сопротивление, а надо еще и повалить.
  
   Басня И.А. Крылова "КАМЕНЬ И ЧЕРВЯК"
  
   "Как расшумелся здесь! Какой невежа! -
   Про дождик говорит на ниве Камень, лежа. -
   А рады все ему, пожалуй, - посмотри!
   И ждали так, как гостя дорогого,
   А что же сделал он такого?
   Всего-то шел часа два-три
   Пускай же обо мне расспросят!
   Так я уж веки здесь; тих, скромен завсегда,
   Лежу смирнехонько, куда меня ни бросят,
   А не слыхал себе спасибо никогда.
   Недаром, право, свет поносят:
   В нем справедливости не вижу я никак". -
   "Молчи! - сказал ему Червяк. -
   Сей дождик, как его ни кратко было время,
   Лишенную засухой сил
   Обильно ниву напоил,
   И земледельца он надежду оживил;
   А ты на ниве сей пустое только бремя".
   Так хвалится иной, что служит сорок лет,
   А проку в нем, как в этом Камне, нет.
  
   Секретное учение дракона.
   О том, каким должен быть полководец. У-ван спросил Тай-гуна: "Каким должен быть полководец?" Тай-гун ответил: "У полководца есть пять важнейших достоинств и десять недостатков". У-ван сказал: "Могу я попросить перечислить их?" Тай-гун ответил: "То, что называется пятью достоинствами - это мужество, муд­рость, надежность, гуманность и преданность. Если он мужественен, его нельзя превзойти. Если он мудр, его нельзя смутить. Если он гуманен, он будет любить своих людей. Если ему можно доверять, он не будет лгать. Если он предан, он не будет вести "двойную игру". То, что называется десятью недостатками, это: быть мужественным, но легко относиться к смерти; быть поспешным и нетерпеливым; быть жадным и любить выгоду, быть человечным, но неспособным разрушать; быть мудрым, но пугливым; быть надежным, но полагаться на других; быть щепетильным и неподкупным, но не любить людей; быть мудрым, но нерешительным; быть непоколебимым, но самоуверенным; быть осторож­ным, но облекать ответственностью других. Того, кто мужественен, но легко относится к смерти, можно уничтожить силой. Поспешного и нетерпеливого можно уничтожить настойчивостью. Жадного и любящего выгоду можно подкупить. Гуманного, но неспособного разрушать, можно изнурить. Мудрого, но боязливого, можно утомить. Надежного, но полагающегося на других, мож­но обмануть. Щепетильного и неподкупного, но не любящего людей, можно оскорбить. Мудрого, но нерешительного можно внезапно атаковать. Непоколебимого, но самоуве­ренного можно сбить с толку событиями. Осторожного, но облекающего ответственностью других можно провести. Поэтому война - это великое дело государства, Дао жизни и смерти. Судьба государства находится в руках полководца. "Полководец - это опора государства", человек кото­рого ценили все прежние правители. Поэтому, назначая полководца, необходимо тщательно оценить и изучить его характер. Поэтому сказано, что обе армии одновременно не могут ни одержать победу, ни потерпеть поражение. Когда армия оставляет государство, еще до того, как она будет отсутствовать десять дней - даже если государство не погибло - одна из армий неизбежно будет разбита, а ее полководец - убит". У-ван: "Великолепно!"
  

0x01 graphic

Рембрандт. "Христос во время шторма на море Галилейском" (1633).

ФАКТОР ВРЕМЕНИ

и мозг русской армии

   Твердое сохранение русских позиций к концу боевого дня было зловещим предвестием для агрессора. Бородино сделало возможным победоносный переход к контрнаступлению. В этих-то дальнейших последствиях сказывалось, что Бородино было не только имевшей капитальное значение стратегической, но и великой моральной победой русской армии, и очень плох тот историк, который способен это недооценивать. Неприятель после Бородина стал выдыхаться и постепенно подвигаться к гибели. Уже под Тарутином и под Малоярославцем Наполеон и его маршалы (прежде всего Бессьер) поняли, что бородинская смертельная схватка не кончена, а продолжается, хоть и с большим перерывом. Вскоре они увидели, что она будет продолжаться и усиливаться и дальше и что "перерывы" будут становиться все короче, а после Красного совсем исчезнут и роздыха не будет вовсе. Имея перед собой противника, не знавшего тогда соперников в Европе, Кутузов доказал и до и после Бородина, что и с фактором времени также он умеет считаться гораздо лучше, чем Наполеон. Кутузов назвал в донесении царю позицию, на которой разразилась великая битва, лучшей, -- конечно, из возможных в том положении, в каком он находился, раз он решил остановить дальнейшее отступление и дать немедленно бой. Позиция была выбрана, и уже на рассвете 22 августа Кутузов, объехав ее, сделал распоряжение, которое Наполеоном предвидено не было: главнокомандующий решил еще до генеральной битвы задержать явно накапливавшиеся неприятельские силы против русского левого фланга и использовать для этого холмы и пригорки у деревни Шевардино. 24 и 25 августа здесь происходил кровопролитный бой, в котором французы с большими потерями отбрасывались от выстроенного по непосредственной инициативе Кутузова 22--23 августа большого редута. Русские отошли от Шевардина по приказу, лишь когда оказалось уже бесполезным задерживать наступающего неприятеля и когда работы по укреплению Семеновского и Курганной высоты были почти закончены. Наполеон был раздражен и обеспокоен героической стойкостью шевардинской обороны и объявил, что если русские не сдаются, а предпочитают, чтобы их убивали, то их и должно убивать. Он вообще по мере приближения решающей битвы как будто утрачивал свою способность держать себя в руках. Так, он не воспрепятствовал варварскому сожжению и разгрому французской армией г. Гжатска (который был совершенно цел до той поры) и вообще допускал такие (вредные прежде всего для французской армии) безобразия и неистовства, против чего еще незадолго до того боролся, конечно, не из человеколюбия, которым никогда не грешил, а из прямого расчета.
   Кутузов, следя с близкого расстояния за шевардинской операцией, предугадав, что Наполеон обрушится прежде всего на левый фланг, какие бы диверсионные действия он ни предпринимал в других местах, поручил защиту левого фланга. Семеновских флешей и других укрепленных тут пунктов тому, на кого всегда возлагал наибольшие надежды,--Багратиону. И дорого достались флеши французам, когда безнадежно тяжело раненного героя унесли с поля битвы. В течение всего боя Кутузов являлся в полном смысле слова мозгом русской армии. В течение всей борьбы за Семеновские (Багратионовы) флеши, потом за Курганную высоту, потом во время блестящего разгрома конницы Понятовского, наконец, при прекращении битвы к нему и от него мчались адъютанты, привозившие ему реляции и увозившие от него повеления. В борьбе за так называемую Курганную высоту ("батарея Раевского"), где уже после Семеновского сосредоточились все усилия боровшихся сторон, конечный "успех" французов тоже крайне близко походил на истребление лучших полков Наполеона, еще уцелевших от повторных убийственных схваток у Багратионовых флешей. Приказ Кутузова был категоричен: еще за два дня до Бородина, 24 августа (в первый день борьбы у Шевардинского редута), главнокомандующий подписал свою памятную диспозицию к предстоящему сражению. "При сем случае, -- писал Кутузов, -- неизлишним почитаю представить гг. главнокомандующим, что резервы должны быть сберегаемы сколько можно долее, ибо тот генерал, который сохранит еще резерв, не побежден". В этих словах раскрывается не только Кутузов как генерал, который готов встретить в генеральном бою такого противника, как Наполеон, но и как вождь будущего контрнаступления, который хотя и пишет в этой диспозиции также и о том, как поступать "на случай неудачного дела", но твердо знает, что и в этом "случае" конечную "неудачу" потерпит не Россия, но напавший на нее агрессор и "резервы" сыграют еще свою колоссальную роль. ...
  
   Русская армия приблизилась к деревне Фили. В жизни Кутузова наступил момент, тяжелее которого он не переживал никогда, ни раньше, ни позже. 1 (13) сентября 1812 г. по приказу Кутузова собрались командующие крупными частями, генералы русской армии. Кутузов, потерявший в боях глаз, удивлявший своей храбростью самого Суворова, герой Измаила, мог, разумеется, презирать гнусные инсинуации своих врагов вроде нечистого на руку Беннигсена, укорявших, за спиной, конечно, старого главнокомандующего в недостатке смелости. Но ведь и такие преданные ему люди, как Дохтуров, Уваров, Коновницын, тоже высказывались за решение дать неприятелю новую битву. Кутузов, конечно, знал, что не только ненавидящий его царь воспользуется сдачей Москвы, чтобы свалить свою вину на Кутузова, но что и многие беззаветно ему верящие могут поколебаться. И для того, чтобы сказать слова, которые он произнес к концу совещания, необходимо было мужество гораздо большее, чем стоять перед неприятельскими пулями и чем штурмовать Измаил: "Доколе будет существовать армия и находиться в состоянии противиться неприятелю, до тех пор сохраним надежду благополучно довершить войну, но когда уничтожится армия, погибнут Москва и Россия". До голосования дело не дошло. Кутузов встал и объявил: "Я приказываю отступление властью, данною мне государем и отечеством". Он сделал то, что считал своим священным долгом. Он приступил к осуществлению второй части своей зрело обдуманной программы: к уводу армии от Москвы. Только те, кто ничего не понимает в натуре этого русского героя, могут удивляться тому, что Кутузов в ночь на 2 сентября, последнюю ночь перед оставлением Москвы неприятелю, не спал и обнаруживал признаки тяжелого волнения и страдания. Адъютанты слышали ночью плач. На военном совете он сказал: "Вы боитесь отступления через Москву, а я смотрю на это как на провидение, ибо это спасает армию. Наполеон, как бурный поток, который мы еще не можем остановить. Москва будет губкой, которая его всосет". В этих словах он не развил всей своей глубокой, плодотворной, спасительной мысли о грозном контрнаступлении, которое низринет агрессора с его армией в пропасть. И хотя он твердо знал, что настоящая война между Россией и агрессором -- такая война, которая логически должна окончиться военным поражением и политической гибелью Наполеона, -- еще только начинается, он, русский патриот, прекрасно понимая стратегическую, политическую, моральную необходимость того, что он только что сделал в Филях, мучился и не мог сразу привыкнуть к мысли о потере Москвы. (Ист.: Е. В. Тарле. М.И. Кутузов- полководец и дипломат)
  
   Выводы-тезисы воинствующей истории: провидение и предвестие - явление чрезвычайно редкое и оно не каждому даже великому полководцу было дано. Некие в предвидении видят величие будущего, а иные вещают вселенной "не гласом грома всемогущим", "звук писка комара" (Ф. Тютчев). Ум Кутузова - ум подвижника и апостола победы. Суть ее выразил в кратком изречении генерал М. Драгомиров: "...Велика и почетна роль офицера... и тягость ее не всякому под силу". Чувство реализма у него: опыт и уроки истории (изучение своей истории дает много ценного, избавляет от многих увлечений, ошибок и тяжелых неудач; она до некоторой степени восполняет недостаток личного опыта; знание и понимание реальных факторов военного дела (своих войск и противника; оружия, боевой техники, людей; принципов и способов ведения войны и боя и т.п.); предвидение и расчет; реальные и выполнимые решения; умение расставить исполнителей в соответствии с их возможностями и способностями; умение вводить разумные коррективы по ходу выполнения поставленной задачи с учетом меняющейся обстановки; объективность оценки сделанного, включая самооценку затраченных усилий, использованных сил и средств и полученных результатов. Подвижничество Кутузова есть непрерывный самоконтроль, борьба с низшими, греховными сторонами своего "я", аскеза духа. Нормой поведения является ровность течения, "мерность", выдержка, неослабная самодисциплина, терпение и выносливость, верное исполнение своего долга, безропотное несение каждым своего "креста". Всякого рода театральные эффекты, поза, лицемерие, тщеславие -- противны духу подвижничества.
  
   0x01 graphic
  
   Из "Мифологического словаря" о ПРИДВЕСТИИ: Полиник, греч. -- сын фиванского царя Эдипа и Иокасты, брат Этеокла и Антигоны. Братья оскорбляли отца, и Эдип, разгневавшись, проклял их, предвестие, что оба они в борьбе за власть погибнут. Чтобы избегнуть столкновения, П. и Этеокл решили править поочередно. Однако Этеокл -- старший брат;-- захватил власть и изгнал П. из Фив. П. нашел прибе­жище в Аргосе у царя Адраста и женился на его дочери Аргее. По на­стоянию П. Адраст решил выступить против Фив, чтобы вернуть П. утра­ченную власть. Так начался поход Семерых против Фив. В единобор­стве оба брата -- П. и Этеокл -- погибли под стенами Фив. Царь Креонт запретил хоронить П. Антигона нарушила запрет и была казнена.
  
   Системник (блок базовых мыслей) А.Каменева о Времени: Особенность времени: Необратимость. Быстротечность. Невозвратность. Способность времени: Стирать воспоминания и впечатления прошлого. Притуплять остроту восприятия. произошедшего. Лечить недуг. Мирить. Категории времени: Решающее. Удобно. Полезное. Злополучное. Актуальное. Единственное и неповторимое. Мирное и военное. Временные особенности: Дух времени. Революционная ситуация. Смутное время. Наше (русских) отношение к времени: Время мы не ценим. Не дорожим каждой минутой. Разбазариваем время. Русские пословицы и поговорки. Время на войне и в военном деле: Решающее значение времени в бою. Время - это расчет. Время - точность и согласованность. Время - фактор дисциплины. Кризисные моменты боя. Безвозвратные потери. Длительность войны. Извращения в войсковой практике: "Ефрейторский зазор". Откладывание дела до последней минуты. Спешка, ничем не оправданная. Примеры достойные: Петр I: "в уставах порядки писаны, а времен и случаев нет"; Великий Суворов был всегда врагом приостановок и перерывов. В своей инструкции для действия войскам он пишет: "В атаке не задерживать. Когда неприятель сколот, срублен, то тотчас его преследовать и не давать ему времени ни собираться, ни строиться. Ничего не щадить. Не взирая на труды, преследовать неприятеля денно и нощно до тех пор, пока истреблен не будет". Укажем на постоянное требование Суворова в мирное время равнения по передним. "Шаг назад -смерть. Вперед два, три, десять шагов - дозволяю", говорил он и ради одного вылезшего вперед человека передвигались целые батальоны, лишь бы никогда, ни один человек не осаживал назад. Кутузов - Тарутинский маневр. Семенов "Наступает ударная". Задачи наши: Научиться ценить время. Не забывать уроков прошлого: "Помни войну". Учить расчету и учету времени в военных академиях и училищах. Занятия проводить в определенном масштабе времени
   Поучительный факт из кн. Г. Семенова "Наступает ударная":
   Летом 1943 года Ставка Верховного Главнокомандования разработала план разгрома гитлеровских войск на центральном участке советско-германского фронта от Витебска до Гомеля. В соответствии с этим планом 3-я и 4-я ударные армии Калининского фронта должны были прорвать оборону противника на узком участке и стремительным ударом захватить Невель -- важный узел железных и шоссейных дорог, находившийся на стыке вражеских групп армий "Север" и "Центр". Части и соединения 3-й ударной армии, встреченные сильным огнем противника, вынуждены были залечь перед проволочными заграждениями, а затем отошли назад. В этой сложной обстановке отличился один из лучших полков нашей армии -- 88-й стрелковый. Командовал им полковник Иван Семенович Лихобабин, а начальником штаба был майор Василий Михайлович Звонцов. В этом полку особенно тщательно и всесторонне готовились к прорыву. В канун боя полковник Лихобабин проверил в каждом батальоне и в каждой роте, как усвоена людьми задача. Его последние указания солдатам были настолько своеобразны и конкретны, что майор Звонцов записал их. Вот что советовал бывалый полковник солдатам: "Выдвигайся в исходное положение для атаки без единого стука и звука. Каждый звук -- предательство! Заняв место, окопайся! Главное -- своевременно подняться в атаку. Помни: -- в первую минуту после артподготовки противник еще не одумался; -- во вторую минуту противник ощупывает себя -- жив ли; -- в третью минуту противник ищет оружие и стреляет. Мы от противника за 300 -- 400 метров. Боец идет 120 шагов в минуту, а бежит -- 250 шагов. Значит, через две минуты ты будешь бить не пришедшего в себя противника. Но если хоть на минуту, хоть на полминуты задержишься -- противник встретит огнем. Преодолей страх, не думай о боли. Раненый боль чувствует потом, убитый вовсе ничего не чувствует. Хочешь быть жив -- опереди противника!" Крепко усвоив наставления своего командира, бойцы 88-го полка атаковали стремительно и очень успешно. Полк первым прорвал вражескую оборону, выбив фашистов из всех трех траншей и овладев важным опорным пунктом.
  
   Из фразеологического словаря русского языка "о русском Мозге": шевелить (пошевелить) мозгами (серьезно думать, как следует соображать); до мозга костей (до крайней степени, совершенно); мозги набекрень у кого (со странным чудачеством, с придурковатостью); вправлять (вправить) мозги кому (заставлять кого-либо поступать более обду­манно, благоразумно).
  
   Пример из истории об бществе вычищенных сапог"
   В "Военном вестнике" в далеком 1925 году известный военный деятель мыслитель А.А. Свечин с горечью иронизировал: "Вообще следует чистить сапоги и в эту работу вносить не только механическое начало: нужно художественное отношение к деталям, нужно, чтобы блеск сапог выявлял внимание и заботу, умелость и уверенность руки, работающей сапожной щеткой, стремление к совершенству. Будем не только ценить чистильщиков сапог, но и каждый в своей сфере добиваться глянца". Ирония Свечина вскоре сменяется горечью в постановке проблемных вопросов: "Не должно ли увлечение деталями остановиться за порогом учебных программ и рабочих служебных часов? Должны ли мы фиксировать все наше внимание на частности и судить о целом с точки зрения сияющего сапога и в наши свободные часы? Можем ли мы строить нашу военную общественность, наш интерес к обороне государства, нашу попытку захвата широких масс, которым когда-то придется стать вооруженным народом, на этом культе подробностей?" Он прекрасно понимает, что в военном деле пристальное внимание к мелочам службы и быта порой занимает все служебное время и не дает возможности сосредоточиться на главном - боевой подготовке войск. Если кто-то думает, что времена Аракчеевщины, плацпарадности ушли в прошлое, то глубоко ошибается. И сейчас справедливо суждение, которое прозвучало в первом номере "Военного сборника" (1858 г.), что смотры и парады составляют "альфу и омегу нашей служебной деятельности". От солдата не требуют находчивости, боевой выучки, а лишь выправки, умения делать ружейные приемы да маршировать в строю. Офицера тоже ценят не по боевым заслугам, а по наружности, умению муштровать роту на строевом плацу. Вот почему бездарность, умеющая до блеска чистить сапоги и четко отбивать такт на строевом плацу, выбивается вперед и занимает лучшие места в военной иерархии. Вряд ли найдется сейчас кто-либо, кто подвергнет сомнению наличие плацпарадных приоритетов в современной российской армии. Вред такого плацпарадного направления в деятельности войск заключается в том, что мелочи воинской службы, армейская рутина сковывает развитие личности, не заставляет идти вперед в овладении боевым искусством. "Общество вычищенных сапог" процветает, а "Общество ревнителей военных знаний" не функционирует даже в том виде, в коем оно пребывало в дореволюционное время. (Ист.: А.И. Каменев. Записки Вечного Узника)
   Из "Фортификационного словаря" со словом "контр" (пример для мозговой информации): Контр-апроши -- вначале под ними понимали все фортификационные сооружения, которые возводил осажденный в дополнение к долговременным укреплениям с целью противодействия продвижению противника. К. а. как средство активной борьбы способствовали длительности и упорству обороны, чему оборона Севастополя 1854 -- 55 гг. является блестящим доказательством. В конце XIX в. под К. а. стали понимать главным, образом широкие ходы сообщения, которые велись навстречу атакующему. Впервые К. а. были применены в 1592 г. Вилларом при обороне Руана. Контр-батареи -- осадные пушечные батареи, устраиваемые атакующим при постепенной атаке крепости против фланков бастиона для уничтожения фланковой оборины рвов крепости. Контр-валационная линия (лат. contra -- против, vallare -- укрепить) -- непрерывная линия укреплений, возводившаяся в древние и средние века осаждающим для обеспечения от вылазок со стороны крепости и прорыва гарнизона из крепости. Линия укреплений состояла обычно из сплошного рва с валом и расположенных на известном расстоянии друг от друга вышек или башен. Контр-гард (франц. contre-garde -- охранять что-либо от каких-либо покушений) -- вспомогательная постройка в виде вала, вооруженная артиллерией и расположенная во рву перед фасами бастиона . Контр-минная система -- совокупность минных галлерей с соединительными рукавами и разветвлениями, расположенных перед отдельными укреплениями или участками крепостных фронтов, для обороны минами ближайших подступов к ним. Контр-мины -- минные галереи, проводимые для обороны ближайших подступов к укреплениям против минной галлереи противника. Применены первый раз турками в 1523 г. при обороне Родоса. Контр-эскарп -- передняя отлогость рва, ближайшая к противнику. В настоящее время К. э. также называют противотанковое препятствие в виде крутого искусственного откоса на крутых обратных скатах возвышенностей. Комтр-эскарповая галлерея -- галлерея в контр-эскарповой стенке, соединяющая кофры и иногда приспособленная для обороны рва...
  

0x01 graphic

  

"Отступление французов из России". Художник Богдан Павлович Виллевальде

  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  

 Ваша оценка:

По всем вопросам, связанным с использованием представленных на ArtOfWar материалов, обращайтесь напрямую к авторам произведений или к редактору сайта по email artofwar.ru@mail.ru
(с) ArtOfWar, 1998-2018