ArtOfWar. Творчество ветеранов последних войн. Сайт имени Владимира Григорьева

Каменев Анатолий Иванович
Страшное государево "дело и слово"...

[Регистрация] [Обсуждения] [Новинки] [English] [Помощь] [Найти] [Построения]
 Ваша оценка:


трашное государево "дело и слово""...

  

ИСТОРИЯ ГОСУДАРСТВА РОССИЙСКОГО

МЫСЛИ НА БУДУЩЕЕ...

(продолжение)

0x01 graphic

Царь Алексей Михайлович

Неизвестный художник.

Кон. 70-нач. 80-х гг. 17 в

  
  
   Из кн. Н.М. Костомарова:
  
   Тридцатилетнее царствование Алексея Михайловича принадлежит далеко не к светлым эпохам русской истории, как по внутренним нестроениям, так и по неудачам во внешних сношениях.
  
   Между тем причиною того и другого были не какие-нибудь потрясения, наносимые государству извне, а неумение правительства впору отклонять и прекращать невзгоды и пользоваться кстати стечением обстоятельств, которые именно в эту эпоху были самыми счастливыми.
  
   В Московском государстве люди чванились родом и богатством;
  
   - достоинство человека измерялось количеством золота и ценностью мехов на его одежде, и богач смотрел с презрением на бедняка;
   - но рядом с этим нищий, по церковному взгляду, пользовался некоторого рода обрядовым уважением.
  
   Надменный боярин, богатый гость, разжившийся посулами дьяк, ожиревший от монастырских доходов игумен - все заискивали в нищем;
  
   - всем нищий был нужен;
   - все давали ему крохи своих богатств;
   - нищий за эти крохи молил Бога за богачей;
   - нищий своими молитвами ограждал сильных и гордых от праведной кары за их неправды.
  
   Они сознавали, что бездомный, хромой или слепой калека в своих лохмотьях сильнее их самих, облеченных в золотные кафтаны.
  
   Подобно тому, царь, возведенный на такую высоту, что все повергалось перед ним ниц, никто не смел сесть в его присутствии и всяк считал себе за великую благодать зреть его пресветлые очи, царь не только собственноручно раздавал милостыню нищей братии, но в неделю мясопустную приглашал толпу нищих в столовую палату, угощал их и сам с ними обедал.
  
   Это делалось в тот день, когда в церкви читается Евангелие о страшном суде, и делалось как бы для того, чтобы получить благословение, обещанное в Евангелии тем, которые накормят Христа в образе голодных.
  
   То был обряд, такой же обряд, какими были: умовение ног, ведение осла, раздача красных яиц и т. п.
  
   Величие царское не умалялось от этого соприкосновения с нищетою, как равно и нищета не переставала быть тем же, чем была по своей сущности.
   То был только обряд.
  
   **
  
   Несмотря на превосходные качества этого государя, как человека, он был неспособен к управлению:
  
   - всегда питал самые добрые чувствования к своему народу,
   - всем желал счастья, везде хотел видеть порядок, благоустройство,
   - но для этих целей не мог ничего вымыслить иного, как только положиться во всем на существующий механизм приказного управления.
  
   Сам, считая себя самодержавным и ни от кого независимым, он был всегда под влиянием то тех, то других; но безукоризненно честных людей около него было мало, а просвещенных и дальновидных еще менее.
  
   И оттого царствование его представляет в истории печальный пример, когда, под властью вполне хорошей личности, строй государственных дел шел во всех отношениях как нельзя хуже.
  
   **
  
   И в служилом сословии безурядица продолжалась.
  
   Служилые, поверстанные в украинные города: Воронеж, Шацк, Белгород и др., убегали со службы; иные поступали в крестьяне, в кабалу, шатались по северным областям в захребетниках, т. е. поденщиках, иные занимались воровством и грабежами. Их приказано ловить, бить кнутом и сажать в тюрьмы.
  
   Распространилась фальшивая монета; ходили медные и оловянные деньги и поступали в казну, нанося ей убыток.
  
   Торговые люди тяготились льготами, дарованными иноземцам, особенно англичанам, и в 1646 году подали царю челобитную за множеством подписей торговцев разных городов, представляли, что иноземцы в прошедшее царствование наводнили собою все государство, построили в столице и во многих городах свои дворы, торговали беспошлинно, рассылали своих агентов закупать из первых рук русские произведения, не хотели покупать их от русских торговцев, сговариваясь, назначали на свои товары какую хотели цену и вдобавок насмехались над русскими купцами, говоря: "Мы их заставим торговать одними лаптями".
  
  

0x01 graphic

"Соляной бунт".

Художник Э.Лисснер. 1938 г.

  
   Вскоре по вступлении на престол Алексея Михайловича, в марте 1646 года введена была новая пошлина на соль.
   Этой пошлиной хотели заменить разные старые мелкие поборы: проезжие мыты, стрелецкие и ямские деньги и т. п.
  
   Новую пошлину следовало собирать на местах добывания соли гостям и торговым людям, которые туда приезжали, а за ней потом уже этим гостям и вообще всем торговым людям можно было торговать по всему государству солью беспошлинно.
  
   По-видимому, мера эта, упрощая сборы, должна была служить облегчением; но вышло не так: народу пришлось платить за необходимый жизненный предмет двумя гривнами на пуд более, чем он платил в прежние годы; народ был очень недоволен этим.
  
   По причине дороговизны соли, рыбные торговцы стали недосаливать рыбу, а так как соленая рыба составляла главнейшую пищу тогдашних русских, то, с одной стороны, потребители не стали покупать дурной рыбы, а с другой - у торговцев попортился товар, и они понесли большие убытки: соленая рыба чрезмерно поднялась в цене.
  
   Вместе с пошлиной на соль, разрешено было употребление табака (нам известно, впрочем, такое разрешение по отношению к Сибири, с тем, чтобы продажа табака была собственностью казны).
  
   Еще недавно за употребление табака при Михаиле Федоровиче резали носы: новое распоряжение обличало склонность боярина Морозова к иноземным обычаям и сильно раздражало благочестивых людей, которые составили уже себе понятие об этом растении, как о "богомерзкой траве".
  

0x01 graphic

Обручение царя Алексея Михайловича

с Натальей Кирилловной Нарышкиной.

По старинной французской гравюре

  
   В начале 1647 года государь задумал жениться.
  
   Собрали до двухсот девиц; из них отобрали шесть и представили царю.
   Царь выбрал Евфимию Федоровну Всеволожскую, дочь касимовского помещика, но когда ее в первый раз одели в царскую одежду, то женщины затянули ей волосы так крепко, что она, явившись перед царем, упала в обморок.
   Это приписали падучей болезни.
   Опала постигла отца невесты за то, что он, как обвиняли его, скрыл болезнь дочери. Его сослали со всею семьею в Тюмень. Впоследствии он был возвращен в свое имение, откуда не имел права куда-либо выезжать.
  
   Происшествие с невестою так подействовало на царя, что он несколько дней не ел ничего и тосковал, а боярин Морозов стал развлекать его охотою за медведями и волками.
  
   Молва, однако, приписывала несчастья Всеволожской козням этого боярина, который боялся, чтобы родня будущей царицы не захватила власти и не оттеснила его от царя. Морозов всеми силами старался занять царя забавами, чтобы самому со своими подручниками править государством, и удалял от двора всякого, кто не был ему покорен.
  
   Одних посылали подалее на воеводства, а других и в ссылку. Последнего рода участь постигла тогда одного из самых близких людей к царю, его родного дядю по матери, Стрешнева. Его обвинили в волшебстве и сослали в Вологду.
  
   Более всею нужно было Морозову, для упрочения своей власти, женить царя так, чтобы новая родня была с ним заодно.
   Морозов нашел этот способ.
  
   Был у него верный подручник, дворянин Илья Данилович Милославский, у которого были две красивые дочери.
   Морозов составил план выдать одну из них за царя, а на другой жениться самому. Боярин расхвалил царю дочерей Милославского и прежде всего дал царю случай увидеть их в Успенском соборе.
  
   Царь засмотрелся на одну из них, пока она молилась.
   Вслед за тем царь велел позвать ее с сестрою к царским сестрам, явился туда сам и, разглядевши поближе, нарек ее своею невестою. 16 января 1648 года Алексей Михайлович сочетался браком с Мариею Ильинишною Милославскою.
  
   Свадьба эта, сообразно набожным наклонностям царя, отличалась тем, что, вместо игры на трубах и органах, вместо битья в накры (литавры), как это допускалось прежде на царских свадьбах, певчие дьяки распевали стихи из праздников и триодий.
  
   Брак этот был счастлив; Алексей Михайлович нежно любил свою жену.
  
   Когда впоследствии она была беременна, царь просил митрополита Никона молиться, чтобы ее "разнес Бог с ребеночком", и выражался в своем письме такими словами: "А какой грех станетца, и мне, ей-ей, пропасть с кручины; Бога ради, моли за нее".
  
   **

0x01 graphic

"Спас Нерукотворный".

Икона. 1673 г. Симон Ушаков.

  
   После обещания, данного народу о введении правосудия, 16-го июля 1648 года, царь, вместе с духовенством, боярами, окольничьими и думными людьми, постановил привести в порядок законодательство: положили выписать из правил апостол и Св. отец и гражданских законов греческих царей (т. е. из Кормчей книги) статьи, которые окажутся пристойными государским земским делам, собрать указы прежних государей и боярские приговоры, справить их с прежними судебниками, написать и изложить общим советом такие статьи, на какие нет указов и боярских приговоров, чтобы "Московского государства всяких чинов людям, от большего до меньшего чина, суд и расправа была во всяких делах всем равна".
  
   Поручение это было возложено на бояр: князя Никиту Ивановича Одоевского, князя Семена Васильевича Прозоровского, на окольничьего князя Федора Федоровича Волконского и на дьяков: Гаврилу Леонтьева и Федора Грибоедова.
  
   Положено было по составлении Уложения, для его утверждения, собрать земский собор из выборных людей всех чинов.
   Вслед за тем продажа табака, соблазнявшая благочестивых людей, была прекращена, и табак, приготовленный для продажи от казны, велено было сжечь.
  
   Между тем мятеж в Москве, кончившийся так удачно для мятежников, подал пример народу и в других городах.
  

0x01 graphic

Муром. Троицкий монастырь. 2-я пол. 17 в.

  
   В октябре 1648 года созванный собор утвердил Уложение, состоявшее из 25 глав, заключающее уголовные законы, дела об обидах, полицейские распоряжения, правила судопроизводства, законы о вотчинах, поместьях, холопах и крестьянах, устройство и права посадских, права всех сословий вообще, определяемые размером бесчестия.
  
   Уложение в первый раз узаконило права государевой власти, обративши в постановление то, что прежде существовало только по обычаю и по произволу. Таким образом, во второй и третьей главе "О государской чести и о государевом дворе" указаны разные случаи измены, заговоров против государя, а также и бесчинств, которые могли быть совершены на государевом дворе.
  
   С этих пор узаконивается страшное государево "дело и слово".
  
   Доносивший на кого-нибудь в измене или в каком-нибудь злоумышлении объявлял, что за ним есть "государево дело и слово".
   Тогда начинался розыск "всякими сыски" и по обычаю употребляли при этом пытку. Но и тот, кто доносил, в случае упорства ответчика, также мог подвергнуться беде, если не докажет своего доноса: его постигало то наказание, какое постигло бы обвиняемого.
  
   Страх казни за неправый и неудачный донос подрывался другою угрозою: за недонесение о каком-нибудь злоумышлении против царя обещана была смертная казнь; даже жена и дети царского недруга подвергались смертной казни, если не доносили на него.
  
   **
  
   Частное землевладение было тогда достоянием служилого класса.
  
   Не все имели право покупать вотчины, а только служилые высших разрядов или те, которым дозволит царь.
  
   Вотчина была признаком знатности или царской милости.
  
   Вотчины были трех родов: родовые, купленные и жалованные. Вотчины родовые и жалованные переходили из рода в род по определенным правилам наследства. Купленной вотчиной распоряжался на случай смерти вотчинник совершенно по своему усмотрению.
  
   Раздел был поровну между сыновьями; дочери не наследовали при братьях, но братья обязаны были выдавать их замуж с приданым. Поместья в это время уже приближались к родовым имениям: хотя еще они не подлежали праву наследства, но, по смерти помещика, поместный приказ уже но закону отдавал (справлял) поместья за его детьми, а за неимением детей преимущественно за его родными.
  
   Вдовы и дочери получали из поместий умерших мужей и отцов так называемые "прожиточные поместья".
  
   В родовой и служебной лестнице сословий первое место по породе занимали царевичи, потомки разных мусульманских владетелей, принявших христианство, а за ними князья; но по служебному порядку выше всех стояли бояре, за ними окольничие, думные дворяне, составлявшие все вместе сословие думных людей; к ним присоединялись думные дьяки. Они не подвергались, по Уложению, торговой казни в тех случаях, когда подвергались другие.
  
   За бесчестие, нанесенное им, по Уложению наказывали кнутом и тюрьмою.
  
   **
  
   Суд в это время перешел почти исключительно в руки приказов.
  
   Значение губных старост с этих пор более упадает, чем прежде, и скоро оно дошло почти до ничтожества; во всем берет верх приказный порядок, в городах делаются могучими воеводы и дьяки, непосредственно зависящие от московских приказов.
  
   Люди со своими тяжбами ездят в Москву судиться в приказах и сильно тяготятся этим, потому что им приходится давать большие посулы и проживаться в Москве.
  
   Выражение "московская волокита", означавшее печальную необходимость тягаться в приказе и проживаться в столице, вошло в поговорку. Последующая жизнь русского народа показывает, что Уложение не только не ввело правосудия, но, со времени его введения, жалобы народа на неправосудие, на худое управление раздавались еще громче, чем когда-нибудь, и народ, как мы увидим, беспрестанно терял терпение и порывался к мятежам.
  
   **
  
   Удача московского мятежа искушала народ к восстаниям в других местах.
  
   Стало укореняться мнение, что царь Алексей Михайлович государствует только по имени, на самом же деле правление находится в руках бояр, особенно Морозова, царского тестя Милославского и их подручников. Несправедливости и обирательства воевод и дьяков усиливали и раздували народную злобу.
  
   Переставши верить, что все исходит от царя, считая верховную власть в руках бояр, народ естественно пришел к убеждению, что и народ - такие же подданные, как и бояре - имеет право судить о государственных делах.
  
   Псковичи естественно стали роптать на такую монополию; черные люди собирались по кабакам и толковали о том, что государством правят бояре и главный из них Морозов, что бояре дружат иноземцам, выдают казну шведской королеве, вывозят хлеб за рубеж, хотят "оголодить" русскую землю.
  
  
   Митрополит Никон и воевода князь Федор Хилков пытались укротить мятеж, но силы у них было мало; а некоторые из служилых - стрельцы и дети боярские - перешли на сторону мятежа.
  
   Никон пытался смирить мятежников духовным оружием и изрек над ними проклятие. Но это только более озлобило их.
  
   Все эти мятежи неизбежно должны были подействовать на правительство.
  
   Царь Алексей Михайлович не изменился в своем обычном добродушии, но стал недоверчивее, реже появлялся народу и принимал меры предосторожности: от этого, куда он ни ездил во все свое царствование, его сопровождали стрельцы.
  
   Его царское жилище постоянно было охраняемо вооруженными воинами, и никто не смел приблизиться к решетке, окружавшей дворец, никто не смел подать лично просьбу государю, а подавал всегда через кого-нибудь из его приближенных.
  
   Один англичанин рассказывает, что однажды царь Алексей Михайлович в порыве страха собственноручно умертвил просителя, который теснился к царской повозке, желая подать прошение, и потом очень жалел об этом.
  

0x01 graphic

Немецкая слобода.

Из альбома

Мейерберга. 17 в.

  
   **
  
   В последующие за мятежами годы появился новый приказ - Приказ Тайных Дел, начало тайной полиции.
  
   Этот приказ поручен был ведению особого дьяка; бояре и думные люди не имели к нему никакого отношения. Подьячие этого приказа посылались надсматривать над послами, над воеводами и тайно доносили царю; от этого все начальствующие люди почитали выше меры этих царских наблюдателей.
  
   По всему государству были у царя шпионы из дворян и подьячих; они проникали на сходбища, на свадьбы, на похороны, подслушивали и доносили правительству обо всем, что имело вид злоумышления. Доносы были в большом ходу, хотя доносчикам всегда грозила пытка; но стоило выдержать пытку, донос признавался несомненно справедливым.
  
   Тяжелее для народа стало управление в городах и уездах.
  
   Воеводы в это время назначались обыкновенно на три года и не получали жалованья, а, напротив, должны были еще давать взятки в приказах, чтобы получить место, потому - смотрели на свою должность, как на средство к поживе, и не останавливались ни перед какими злоупотреблениями; хотя в наказах им и предписывалось не утеснять людей, но так как им нужно было вернуть данные в приказах поминки, добыть средства к существованию и вдобавок нажиться, то они, по выражению современников, "чуть не сдирали живьем кожи с подвластного им народа, будучи уверены, что жалобы обиженных не дойдут до государя, а в приказах можно будет отделаться теми деньгами, которые они награбят во время своего управления".
  
   Суд их был до крайности продажен: кто давал им посулы и поминки, тот был и прав; не было преступления, которое не могло бы остаться без наказания за деньги, а с другой стороны нельзя было самому невинному человеку быть избавленным от страха попасть в беду.
  
   Воевода должен был, по своей обязанности, наблюдать, чтобы подвластные ему не начинали "кругов", бунтов и "заводов", и это давало им страшное орудие ко всяким придиркам. Раздавались повсеместно жалобы, что воеводы бьют посадских людей без сыску и вины, сажают в тюрьмы, мучат на правежах, задерживают проезжих торговых людей, придираются к ним под разными предлогами, обирают их, сами научают ябедников заводить тяжбы, чтобы содрать с ответчиков.
  
   **
  
   Важнейший доход казны - продажа напитков, отдавался обыкновенно на откуп.
  
   Правительство, главным образом, как кажется, по совету патриарха Никона, признало, что такой порядок тягостен для народа и притом вредно отзывается на его нравственности: откупщики, заплативши вперед в казну, старались всеми возможными видами выбрать свое и обогатиться, содержа кабаки, делали их разорительными притонами пьянства, плутовства и всякого беззакония.
  
   Притом же казалось, что выгода, которая предоставляется откупщикам, может сделаться достоянием казны, если продажа будет прямо от казны.
  
   В 1652 году кабаки были заменены кружечными дворами, которые уже не отдавались на откуп, а содержались выборными людьми "из лучших" посадских и волостных людей, называемых "верными головами"; при них были выборные целовальники, занимавшиеся и курением вина.
  
   Курение вина дозволялось всем, но только по уговору с доставкою вина на кружечный двор.
   Мера эта предпринята была как бы для уменьшения пьянства, потому что во все посты и в недельные дни запрещалась торговля вином, а дозволялось, как общее правило, продавать не более чарки (в три чарки) на человека; "питухам" на кружечном дворе и поблизости его не позволялось пить.
   Но до какой степени непоследовательны были в то время постановления, показывает то, что в том же акте вменяется в обязанность головам, чтобы у них "питухи на кружечном дворе пили смирно".
  
   **
  
  
   В 1653 году, по челобитью торговых людей, во всем государстве заведена однообразная, так называемая, рублевая пошлина по десяти денег с рубля.
  
   Каждый купец, покупая товар на продажу, платил пять денег с рубля, мог везти товар куда угодно с выписью и платил остальные пять денег там, где продавал.
   Взамен этого отменялись разные мелкие пошлины, хотя далеко не все.
   В следующем, 1654 г., уничтожены были, очевидно с совета Никона, откупы на множество разных пошлин (напр., с речных перевозов, с телег, саней, с рыбы, кваса, масла, сена и т. п.), которые заводились не только в посадах и волостях, но и в частных владениях владельцами. Царская грамота называла такие откупы "злодейством".
  
   **
  
   Еще в половине 1653 года предвиделось, что война с Польшею неизбежна.
  
   Приготовления к ней подали повод к разным торжествам, проводам, встречам, обрядам, которые так любил царь.
  
   Царь собрал на Девичьем поле войско и приказал произнести в своем присутствии думному дьяку речь к ратным людям, уговаривал их, в надежде царства небесного на небе и милости царской на земле, оказать храбрость на войне, если придется с кем-нибудь вести ее.
  
   1 октября того же года земский собор приговорил вести войну с Польшей, а 23 числа того же месяца царь в Успенском соборе объявил всем начальным людям, что в предстоящую войну они будут без мест.
  
   В январе заключен был боярином Бутурлиным переяславский договор, по которому совершилось присоединение Малороссии: боярину Бутурлину, по этому поводу, делались несчетные встречи и торжественное объявление царской благодарности; но всего пышнее и торжественнее было отправление боярина Алексея Никитича Трубецкого с войском в Польшу.
  
   То делалось 23 апреля, в воскресенье.
  
   В Успенском соборе патриарх читал всему собранному войску молитву на рать идущим, поминал воевод по именам.
   Царь поднес патриарху воеводский наказ; патриарх положил эту бумагу в киот Владимирской Богородицы, проговорил высокопарную речь и подал наказ главному военачальнику Трубецкому - наказ как бы от лица Пресвятой Богородицы.
  
   Царь во всем царском облачении, поддерживаемый под руки боярами, позвал бояр и воевод на обед, и когда все сели за стол, царь, вставши со своего места, произнес Трубецкому речь с разными нравоучениями и передал ему списки ратных людей, потом обратился с речью к подначальным лицам, увещевал их соблюдать Божьи заповеди и царские повеления, во всем слушаться начальников, не щадить и не покрывать врагов и сохранять чистоту и целомудрие.
  
   **
  
   Через три дня после того совершалась новая церемония: все войско проходило мимо дворца; патриарх Никон кропил его св. водой; бояре и воеводы, сошедши с лошадей, подходили к переходам, где находился царь; он спрашивал их о здоровье, а они кланялись ему в землю.
   Никон произнес речь, призывал на них благословение Божье и всех святых. Трубецкой с воеводами, поклонясь патриарху в землю, также отвечал речью, наполненною цветистыми выражениями, обещал от лица всего войска "слушаться учительных словес государя патриарха".
  
   Положено было в мае отправиться на войну самому государю.
  
   Прежде всего, Алексей Михайлович счел нужным посетить разные русские святыни, отправил вперед себя икону Иверской Божьей Матери, а 18 числа выступил в сопровождении дворовых воевод. В воротах, через которые шел государь из Москвы, устроены были возвышения, обитые красным сукном (рундуки), с которых духовенство кропило св. водою государя и проходивших с ним ратных людей.
  
   Война 1654 года шла так успешно, как ни одна из прежде бывших войн с Польшею и Литвою; но благодушная натура Алексея Михайловича неприятно сталкивалась с обычным лукавством, приросшим московскому характеру окружавших его лиц...
  
  
  

0x01 graphic

Серебряный глобус царя Алексея Михайловича

АФОРИЗМЫ И МЫСЛИ ОБ ИСТОРИИ

В.О. Ключевский

  
  -- А странный, не натуральный народ эти старики: они не родятся, а только умирают и, однако, все не перево­дятся.
  --
  -- Адвокат -- трупный червь: он живет чужой юридиче­ской смертью. На основании закона так же легко убивают человека, как и по позыву произвола. Только в последнем случае поступок сознается как преступление, а в первом -- как практика права.
  --
  -- Бедные люди могут иметь нравственные правила, но не должны иметь воли: первое спасает их от преступле­ний, второе -- от несчастий.
  --
  -- Бездарные люди -- обыкновенно самые требовательные критики; не будучи в состоянии сделать простейшее из возможного и не зная, что как делается, они требуют от других совсем невозможного.
  --
  -- Благодарность не есть право того, кого благодарят, а есть долг того, кто благодарит; требовать благодарно­сти -- глупость; не быть благодарным -- подлость.
  --
  -- Благородное российское дворянство разменяло свой сословный долг на долги госуд[арственному] банку.
  --
  -- Благотворительность больше родит потребностей, чем устраняет нужд.
  --
  -- Богатые вредны не тем, что они богаты, а тем, что заставляют бедных чувствовать свою бедность. От унич­тожения богатых бедные не сделаются богаче, но станут чувствовать себя менее бедными. Этот вопрос не пол[итической] экономии, а полицейского права, т. е. народной психологии.
  --
  -- Большая разница между профессором и администрато­ром, хотя она выражается только двумя буквами: задача первого -- заставить себя слушать, задача второго -- за­ставить себя слушаться.
  --
  -- Большинство соврем [енных] браков м[ожно] признать если не счастливыми, то сытными: она в нем приобретает кусок хлеба, он в ней -- кусок мяса. Едят друг друга.
  --
  -- Мужчины, начавшие поздно размышлять, обыкновенно пускаются в филосо­фию. Последним философия так же плохо заменяет пони­мание, как первым благотворительность --любовь.
  --
  -- Буйловые умы, которые прут по прямой линии, но без цели, не умея своротить в сторону ни перед ямой, ни даже перед физическим законом.
  --
  -- Было бы сердце, а печали найдутся.
  --
  -- Быть счастливым значит быть умным. Быть умным значит не спрашивать, на что нельзя ответить. Потому быть счастливым значит не желать того, чего нельзя полу­чить.
  --
  -- В других обществах всякий живет, работая и частью проживая, частью наживая; в русском одни только нажи­ваются, другие проживаются и никто не живет и не работает.
  --
  -- В жизни мало физики. Говорят: светлый голос. Поче­му же не сказать: звонкий взгляд? Иной так умеет взгля­нуть, что зазвенит в ушах.
  --
  -- В истории мы узнаем больше фактов и меньше пони­маем смысл явлений.
  --
  -- В молодости можешь уснуть, когда и не хочется спать, а в старости и хочется спать, да не можешь уснуть. Так и с прочими инстинктами.
  --
  -- В мужчину, которого любят все женщины, не влюбится ни одна из них.
  --
  -- В науке надо повторять уроки, чтобы хорошо помнить их; в морали надо хорошо помнить ошибки, чтобы не повторять их.
  --
  -- В преданиях и усадьбах старых русских бар встретим следы приспособлений комфорта и развлечения, но не хозяйства и культуры; из них можно составить музей праздного баловства, но не землевладения и сельского управления.
  --
  -- В России нет средних талантов, простых мастеров, а есть одинокие гении и миллионы никуда не годных людей. Гении ничего не могут сделать, потому что не имеют подмастерьев, а с миллионами ничего нельзя сделать, по­тому что у них нет мастеров. Первые бесполезны, потому что их слишком мало; вторые беспомощны, потому что их слишком много.
  
  
  

0x01 graphic

Клеопатра и Цезарь.

Картина художника Жана-Леона Жерома (1866 г.)

  

ВОЕННО-ИСТОРИЧЕСКИЙ СЛОВАРЬ-СПРАВОЧНИК

  
   КЛЕОПАТРА, дочь Птолемея Авлета и сестра молодо­го Птолемея XII, которому отец назначил ее в жены и соправительницы. Когда отец ее умер (52 г. до Р. X.), ей было 17 лет от роду. А так как брат ее был еще мо­ложе, то за него управляли страной Ахилла (в присут­ствии которого позже был убит Помпей) и другие ми­нистры, и прогнали К., обвиненную в честолюбивых замыслах (в 48 г.). После смерти Помпея Цезарь помешал возгореться войне между К. и ее братом и принял на себя решение спора, поста­новив, что они должны править вместе. Цезарь, который тогда находился в Египте, был совершено пленен ее необыкновенной красотой. Следствием вышеупомянутого решения было объявление войны со стороны молодого Птолемея, который по воле своих министров должен был один править Египтом. Цезарь был осажден в Александрии и по­ставлен в весьма опасное положение. Но т. к. Птолемей пал перед Александром, то К. достигла своей цели, хотя по приказанию победонос­ного Цезаря она должна была вступить в брак с младшим, еще несовершеннолетним братом своим. Цезарь, запутанный в ее сети, оставался еще долее в Египте и позже велел ей прибыть в Рим (вероятно, в 45 г.), утвердил за ней обладание Египтом и признал сына Цезариона, родившегося от нее, но всем этим возбудил неудовольствие римлян, вследствие чего она после смерти Цезаря должна была бежать. Привер­женцев Цезаря поддерживала она также и впоследст­вии. Вскоре по­сле того она приобрела расположение Антония и пле­нила его своими прелестями до такой степени, что он слепо отдался ей, и она после умерщвления брата своего и сестры своей беспрепятственно управляла Египтом. Антоний прожил у нее зиму 41 г. Затем она сопровождала его в Сирию и почти не по­кидала его с тех пор (37 г.). Она была причиной его изнеженности и бездействия, из которого едва вывели его военные приготовления Октавиана. После битвы при Акции, в которой она участвовала с 60-ю кораб­лями, но из которой отплыла еще раньше решения, она старалась также привлечь к себе Октавиана, но напрасно, и избегла участи служить украшением три­умфальной колесницы победителя тем, что сама уби­ла себя, нанеся себе смертельную рану (может быть, через укушение ядовитой змеи), в 30 г.
  
   КЛИМЕНТ Александрийский, отец восточной или греческой церкви. Климент считал своей главной задачей изложить христианское вероучение на языке образованных эллинов своего времени. Он обладал глубокими познаниями в античной философии, поэзии, мифологии, археологии и литературе. Он прекрасно знал Священное Писание и сочинения раннехристианских авторов, а также еретиков I - II вв. В его собственных произведениях встречается не менее 1500 цитат из Ветхого Завета, 2000 - из Нового Завета, 360 - из античной классической литературы. Климент стремился превратить христианское богословие в философскую систему с научными основаниями. Климент задумал монументальную философскую трилогию "Протрептик" - "Педагог" - "Дидаскал". Основная идея всех трех частей - показать постепенное восхождение христианина к истинному "гнозису" (знанию) под руководством Логоса. Божественный Логос (Христос) выступает в первой части как "увещатель", обличающий язычество и призывающий обратиться к истинной вере, во второй - как "педагог" (букв, детоводитель), постепенно ведущий уверовавших во Христа к нравственному совершенству, в третьей - как "дидаскал" (учитель), открывающий "посвященным" тайны истинного гнозиса. Климент написал первую и вторую части; третья часть дошла до нас под названием "Строматы" (букв, ковры, лоскуты), отражающим ее несистематический характер.
  
   КЛЮЧЕВСКИЙ ВАСИЛИЙ ОСИПОВИЧ (1841-1911), историк, акад. (1900), поч. акад. (1908) Петерб. АН. Тр.: "Курс русской истории" (ч. 1-5, 1904-22), "Боярская дума Древней Руси" (1882), по истории крепостного права, сословий, финансов, историографии. Его путь к образованию лежал через духовную семинарию, где обучение для детей духовенства было бесплатным. Время его учебы в семинарии и позже в университете совпало с увлечением молодежи революционно-демократической идеологией и позитивиз­мом, пришедших на смену увлечению немецким идеализмом, что не прошло мимо Ключевского. Деятельность Ключевского складывалась не легко. Ему пришлось сов­мещать ее с большой педагогической работой по общей и русской истории в Александровском военном училище, Московской Духов­ной академии, на Высших женских курсах и с сентября 1879 г на историческом факультете Московского университета, где он заменил заболевшего и вскоре скончавшегося С. М. Соловьева. Известность Ключевскому принесла публикация в 1880-81 гг. его докторской диссертации "Боярская Дума Древней Руси". Далее ьыли труды: Курс русской истории (в 5 томах); Методология русской истории; Письма. Дневники. Афоризмы и мысли об истории. "Человеческая личность, людское об­щество и природа страны - вот те три основные исторические силы, которые строят людское общежитие". Кажцая из назван­ных сил вносит в исторический процесс свой ряд элементов, связывая их посредством интересов или отношений во времен­ные общественные союзы Среди этих связей важнейшую роль играют экономические интересы, политические отношения и духовные ценности. В переходные эпохи проявляется и роль личности в истории. Наделенные особым талантом предчувствия перемен, отдельные личности становятся предвестниками неизбежных перемен. Первоначально их идеи воспринимаются обществом как дис­сидентские, нередко их творцы подвергаются гонениям. Но по­степенно общество свыкается с их идеями, они становятся до­стоянием общественного мнения. Наконец, появляется личность, обладающая практическим волевым талантом, способная реа­лизовать новые идеи на практике. В качестве фактора исторического развития личность спо­собна ускорить его, доводя до высшей степени напряжения, вследствие чего исторический процесс неодолимо подходит к развязке, итог которой трудно предугадать заранее. Такова роль Ивана Грозного в русской истории Но, замечает ученый, лич­ность может оказать влияние на историю и своим непротивле­нием рвущимся наружу молодым силам. Таков любимый Клю­чевским царь Алексей Михайлович. Но в любом случае сфера деятельности личности и идей ограничена. Исторический про­цесс имеет объективно-стихийный характер, личность может лишь в той или иной мере скорректировать его: прояснить, ор­ганизовать, ускорить или, напротив, затемнить, "подморозить" или внести смуту в него. В.О. Ключевский дает изумительную характеристику историческим личностям. Особенно интересны его психологические портреты выдающихся людей ХVII-ХIХ вв. Ряд этих характеристик использован в данной "Энциклопедии".
  
   КЛЯТВА - торжественное обращение к Всемогущему Богу, верному и нелицемерному Свидетелю того, что утверждается или отрицается. Клятвы у Евреев считались греховными, когда, например, произносились в пустых случаях и напрасно, когда клялись истуканами и идолами и др. В более чистые времена Иудейской истории у Евреев всякая клятва считалась священною, но в позднейшие времена Иудейские раввины уже учили, что если в какой либо клятве не произнесено имя Божие, то она совсем не обязательна, и вследствие такого неправильного понимания и лжеучения, естественно распространялись обманы и вероломство. "Что наиболее уважительно в клятве и что заставляет свято соблюдать ее, -- вопрошал Цицерон, -- это ее сила и святость, а не боязнь наказания в случае ее неисполнения..." (Л. Дюра-Лассаль).
  
   КНИГА ВОЕННАЯ. Одним из узников Бастилии была написана изданная в 1685 году в Голландии книга "Как вести себя Марсу", представляющая первый литературный памятник новых офицерских понятий; этот труд обосновывает понятие офицерской чести, переводя на звание офицера дворянско-рыцарское представление о морали: хороший офицер служить не за жалованье, он тратит больше, чем получает; не дворянский административный состав, живущий службой, презрительно трактуется, как присосавшиеся к армии мошенники. Первая печатная военная книга, ставшая официальным руководством для обучения войск, издана в 1647 году в Москве под названием "Учение и хитрость ратного строя пехотных людей".
  
  
  

0x01 graphic

ВЕЛИКИЕ МЫСЛИ

  -- Будь хотя бы сам честен настолько, чтобы не лгать другим.
  -- Манеры выказывают нравы подобно тому, как платье обнаруживает талию.
  -- Сдержанность и уместность в разговорах стоят больше красноречия.
  -- Истина есть дочь времени, а не авторитета.
  -- К памяти предшественника будь справедлив и почтителен, ибо иначе этот долг наверняка отдадут ему после тебя.
  -- Чрезмерная откровенность столь же неблагоприлична, как совершенная нагота.
  -- Лесть есть род дудки, которой приманивают птиц, подражая их голосу.
  -- Строгость рождает страх, но грубость рождает ненависть.
  -- Должно стремиться к знанию не ради споров, не для презрения других, не ради выгоды, славы, власти или других целей, а ради того, чтобы быть полезным в жизни.
  -- Судьи должны помнить, что их дело -- истолковать закон, а не даровать его.
  -- Один несправедливый приговор влечет больше бедствия, чем многие преступления, совершенные частными людьми; последние портят только ручьи, только одинокие струи воды, тогда как несправедливый судья портит самый источник.
  -- Возможность украсть создает вора.
  -- Тот, кто замышляет месть, растравляет свои раны, которые иначе уже давно бы исцелились и зажили. Поистине, совершая месть, человек становится вровень со своим врагом, а прощая врага, он превосходит его.
  -- Кто чрезмерно чтит старину, становится в новое время посмешищем.
  

Фрэнсис БЭКОН (1561--1626) -- английский философ

0x01 graphic

Фельдъегерь Екатерининского времени

РУССКАЯ ФРАЗЕОЛОГИЯ

  
   Ставить (поставить) всякое лыко в строку кому.
   Замечать любую оплошность, ставить в вину любую ошибку.
  
   Ставить (поставить) знак равенства меж д у к е м, м е ж д у чем.
   Признавать совершенно одинаковыми, не различать.
  
   Ставить (поставить) на карту что.
   Идти на крайний риск, надеясь добиться чего-либо.
  
   Ставить (поставить) на кон ч т о.
   Подвергать большому риску, опасности (жизнь, репута­цию и т. п.).
  
   Ставить (поставить) на одну доску к о г о с кем, что с чем.
   Признавать равным, одинаковым с какой-либо стороны.
  
   Ставить (поставить) себя на место чье, кого.
   Представлять себя в положении кого-либо.
  
   Сталкивать (столкнуть) лбами кого.
   Стараться поссорить кого-либо с кем-либо.
  
   Становиться (наступать) на горло собственной песне.
   Сознательно, во имя высокой цели подавлять свои стремления, склонности, та­лант.
  
   Становиться (стать) на задние лапки перед кем.
   Начинать угодничать, заискивать, прислуживаться.
  
   Становиться (стать) на пьедестал.
   Достигать высокого положения.
  
   Становиться (стать) поперек горла ком у, у кого.
   Очень мешать, сильно досаждать кому-либо, делаться невыносимым.
  
   Становой хребет (жила) чего (мн. ч. не употр.).
   Нечто са­мое главное; основа чего-либо.
  
   Стар и мал (млад).
   Все без различия возрастов.
  
   Стоять (стать) грудью за к о г о, з а что.
   Стойко защищать кого-либо или что-либо.
  
   Стоять на одном.
   Строго придерживаться одного какого-либо мнения, не уклоняться от него.
  
   Стоять на своем посту.
   Честно исполнять свой долг.
  
   Стоять над душой чье и, у кого.
   Сильно надоедать своим присутствием, дони­мать своей назойливостью.
  
   Стреляная (обстрелянная) птица <в ч е м>
   Очень опытный человек, которого трудно обмануть.
  
   Стреляный (старый) воробей.
   Опытный, бывалый человек.
  
   Стрелять из пушки (пушек) по воробьям (воробью).
   Тратить много сил по пустякам.
  
   Стремя в стремя.
   Совсем рядом (ехать, скакать и т. п. верхом).
  
   Стричь купоны.
   Жить на проценты с ценных бумаг.
  
   Стричь (остричь) под одну гребенку кого.
   Расценивать всех одинаково, не считаясь с различиями; уравнивать.
  
   Строить воздушные замки.
   Придумывать нереальные, невыполнимые планы.
  
  
  
  

 Ваша оценка:

По всем вопросам, связанным с использованием представленных на ArtOfWar материалов, обращайтесь напрямую к авторам произведений или к редактору сайта по email artofwar.ru@mail.ru
(с) ArtOfWar, 1998-2012