ArtOfWar. Творчество ветеранов последних войн. Сайт имени Владимира Григорьева

Каменев Анатолий Иванович
Священная миссия Петра Великого

[Регистрация] [Найти] [Обсуждения] [Новинки] [English] [Помощь] [Построения] [Окопка.ru]
 Ваша оценка:


   ИСТОРИЧЕСКАЯ АНАЛИТИКА
  

Анатолий Каменев

СВЯЩЕННАЯ МИССИЯ ПЕТРА ВЕЛИКОГО

("избранное" из исторической "Священной книги русского офицера")

0x01 graphic

Свобода, ведущая народ, 1830, Лувр

Художник Делакруа Эжен (1798-1863)

НЕ СОТВОРИ СЕБЕ КУМИРА

   Нет худа без добра, вещает многовековой опыт прозорливой народной наблюдательности. Какое страшное бедствие для человечества представляет собой война, как безграничны ее кровавые ужасы и разорение, но у нее есть сторона, на которой бывает начертано благотворное слово вразумления, открывающее жизненную правду, загнанную человеческим недомыслием, тупоумным сомнение, корыстью и всякими темными силами. Военная гроза _ это беспощадно суровая школа, стремительно и с жесткой наглядностью осуществляющая свою громадную учебно-воспитательную программу. На кровавых жертвах ее утверждается незримое судилище, приносящее нелицеприятный приговор прошлому, и в потрясающих душу стонах этих жертв будущее должно уловлять для себя заветы...
   Ф.М. Достоевский никогда не идеализировал народ и не по­клонялся ему как кумиру. Он верил в Россию и предсказывал ей великое будущее, но главным задатком этого будущего была в его глазах именно слабость национального эгоизма и исключитель­ности в русском народе: необыкновенная способность усваивать дух и идеи чужих народов, перевоплощаться в духовную суть всех наций; сознание своей греховности, неспособ­ность возводить свое несовершенство в закон и право и успокаи­ваться на нем: отсюда требование лучшей жизни, жажда очище­ния и подвига. Без этого нет истинной деятельности ни для от­дельного лица, ни для целого народа.
   "По правде, по-божески", - говорит народ; русский человек всегда был поклонником и искателем правды и справедливости (не случайно один из первых сводов законов древнерусских носил имя "Русской правды"); русский человек должен все потрогать своими руками, понять смысл того, что от него требуется, узреть логику предстоящего деяния. Мы унизили бы свое национальное достоинство, если б стали бояться духовной гимнастики; у души, как и у тела, есть своя гимнастика, без которой душа чахнет, впадая в апатию бездействия...
   Россия до Петра Великого была только народом и стала нациею, вследствие толчка, данного ей ее преобразователем Петр I. Общая Правда такова: бывают народы с великими субстанциями, но бывают народы и с ничтожными субстанциями... Если бы русский народ не заключал в духе своем зерна богатой жизни, -- реформа Петра только убила его насмерть и обессилила, а не оживила и не укрепила бы новою жизнью и новыми силами.
   Субстанция есть то непреходящее и вечное в духе народа. Смотря на желудь, мы знаем не то, что из него непременно выйдет огромный столетний дуб, но что из него может выйти огромный вековой дуб, а не яблоня, если он будет посажен и не срубится прежде времени или не погибнет от других случайных обстоятельств, которые могли бы помешать его свободному развитию. И мы знаем это потому, что в желуде заключается субстанция дуба, т.е. возможность его толстого ствола, широких листьев и других признаков, свойственных его форме.
   Национальность есть совокупность всех духовных сил народа: плод национальности есть его история; национальность состоит не в лаптях, не в курных и нечистых избах, не (в) безграмотности и невежестве, не в лихоимстве в судах, не в лени ума. Это не признаки даже народности, а скорее наросты на ней -- следствие испорченности в крови, остроты в соках; национальная гордость есть чувство самое высокое и благородное, залог истинного достоинства; нападки (даже преувеличенные) на недостатки и пороки народности есть не преступление, а заслуга, есть истинный патриотизм.
   Все жалкие иеремиады об изменении русского характера, о потере русской нравственной физиономии или не что иное, как шутка, или происходят от недостатка в основательном размышлении. Мы не таковы, как бородатые предки наши: тем лучше! Грубость, наружная и внутренняя, невежество, скука были их долею и в самом высшем состоянии: для нас открыты все пути к утончению разума и к благородным душевным удовольствиям.
   Юрий Крижанич (хорват, католик, религи­озный и политический деятель, писатель, сторонник объединения сла­вянства под эгидой России; прибыл в Россию в 1659 г., надеясь стать придворным историографом; главный труд его жизни -- трактат "Разговоры о владетельстве" или "Политика".) обращался к царю Алексею с такими мыслями: России суждено избавить славянство от язв, которыми сама она не меньше страдает; "ты, царь, один дан нам от бога"; поразило множество неустройств и пороков (он против самомнения русских, их чрезмерного пристрастия к своим обычаям и особенно против их невежества (это главная причина экономической несостоятельности русского народа); там (на Западе, пишет Крижанич) разумы у народов хитры, сметливы, много книг о земледелии и других промыслах, есть гавани, цветут обширная морская торговля, земледелие, ремесла; ничего этого нет в России; здесь умы у народа тупы и косны, нет уменья ни в торговле, ни в земледелии, ни в домашнем хозяйстве; здесь люди сами ничего не выдумают, если им не покажут, ленивы, непромышленны, сами себе добра не хотят сделать, если их не приневолят к тому силой; книг у них нет никаких ни о земледелии, ни о других промыслах; купцы не учатся даже арифметике, и иноземцы во всякое время беспощадно их обманывают; истории, старины мы не знаем и никаких политичных разговоров вести не можем, за что нас иноземцы презирают; множество и нравственных недостатков отмечает Крижанич в русском обществе: пьянство, отсутствие бодрости, благородной гордости, одушевления, чувства личного и народного достоинства; на войне турки и татары хоть и побегут, но не дадут себя даром убивать, обороняются до последнего издыхания, а наши "вояки" ежели побегут, так уж бегут без оглядки - бей их, как мертвых; великое наше народное лихо - неумеренность во власти: не умеем мы ни в чем меры держать, средним путем ходить, а все норовим по окраинам да пропастям блуждать; правление у нас в иной стране вконец распущено, своевольно, безнарядно, а в другой чересчур твердо, строго и жестоко; во всем свете нет такого безнарядного и распущенного государства, как польское, и такого крутого правления, как в славном государстве русском; он советует русским учиться трезвости, справедливости, храбрости и даже стыдливости... Ист.: Белинский В.Г. Россия до Петра Великого; Крижанич Юрий. "Политичные думы, или Разговор о владательству, т. е. о политике".
   Информация к размышлению.
   Многое, как показывает история, зависит от главы государства, независимо от того, как это значится ныне (царь, император, президент) ... Великий (выдающийся) человек бывают по своему значению, по своим достоинствам (нео­быкновенно одаренный, гени­альный), но бывает и люди великими по злу и дурости... (Так, Ахиллес, разгоняющий один 50 греческих дружинников - герой, но Ахиллес, который один бросился бы против взвода кирасир, был бы дурак)... Великим полководцем может быть только тот, в чьей субстанции от рождения лежала возможность быть великим полководцем...  Петр стал Великим полководцем не по факту его рождества, а по его назначения стать ГОСУДАРЕМ. Приговор народа русского был таков: Петр был награжден людьми за веру в свой народ, за преданность ему, за его особый героизм, где мускулы, смелость и отвага играют не первую роль (он был лишен эгоистических черт); в нем личное было подчинено общественному и вынужденный коллективизм породил и соответствующие общие ценности - ранг высшей добродетели. Ист.: Каменев А. Вечный Узник. 
  

0x01 graphic

  

Рождение Петра Великого

  

НАРЕЧЕННЫЙ ПЕТРОМ...

   Существует мнение, что бурное детство было причиной всех дальнейших резкостей в поведении Петра и вызвало в нем жгучее озлобление против старины, стоявшей помехой на его дороге. Далее мы увидим, что в этом мнении много правды. Сам Петр иногда с горечью отзывался о своих детских годах.   Петр был младшим сыном царя Алексея Михайловича. Царь Алексей был женат два раза: в первый раз на Марье Ильиничне Милославской (1648-1669), во второй - на Наталье Кирилловне Нарышкиной (с 1671 г.).   От первого брака у него было 13 детей. Многие из них умерли еще при жизни отца, и из сыновей только Федор и Иван его пережили.   Оба они были болезненными: у Федора была цинга, Иван страдал глазами, заикался, был слаб телом и рассудком.   Быть может, мысль остаться без наследников побудила царя Алексея спешить вторым браком. Свою вторую жену Наталью Кирилловну царь встретил в доме Артамона Сергеевича Матвеева, где она росла и воспитывалась в обстановке реформационной. Увлекшись красивой и умной девушкой, царь обещал найти ей жениха и скоро сам присватался к ней.   В 1672 г. 30 мая у них родился крепкий и здоровый мальчик, нареченный Петром.  Рождение его окружено роем легенд, неизвестно когда развившихся.   Говорили, что Симеон Полоцкий предсказывал еще до рождения Петра его великую будущность; что юродивый заранее определил, сколько он проживет; что в церкви дьякон, не зная еще о рождении Петра, в минуту его рождения возгласил о его здравии и т.д.   Царь Алексей был очень рад рождению сына. Рады были и родственники его молодой жены, Матвеев и семья Нарышкиных. Незнатные до тех пор дворяне (про Наталью Кирилловну ее враги говорили, что прежде, чем стать царицей, она "в лаптях ходила"), Нарышкины с женитьбой царя приблизились ко двору и стали играть немалую роль в придворной жизни. Их возвышение было враждебно встречено родственниками царя по первой его жене - Милославскими.   Рождение Петра увеличило эту вражду первой и второй семей царя и сообщило ей новый характер. Для Милославских рождение Петра не могло быть праздником, и вот почему: хотя наследником престола всегда считался, а с 1674 г. официально был объявлен царевич Федор, тем не менее при болезненности его и Ивана Петр мог иметь надежду на престол. Если бы царствовал Федор или Иван, политическое влияние всецело принадлежало бы их родне - Милославским; если бы престол перешел к Петру, опека над ним и влияние надела принадлежали бы матери Петра и Нарышкиным. Благодаря такому положению обстоятельств с рождением Петра семейный разлад Милославских и Нарышкиных терял узкий семейный характер и получил более широкое политическое значение.   Отсутствие родственной любви и неприязнь между Милославскими и Нарышкиными существовала и при жизни царя Алексея; но он сдерживал эту неприязнь своим личным авторитетом, хотя уверенно можно сказать, что и его авторитет не мог примирить враждующие стороны. Петр Великий родился в Москве 30-го мая 1672 года, ночью, и был крещен 29-го июня того же года в Чудовом монастыре. Его появление на свет было приветствуемо родителем с особенною радостью. Три дня сряду служили благодарственные молебны, стреляли из пушек. Благодушный царь, по своему обычаю, жаловал своих ближних людей, прощал казенные долги, отменял и смягчал наказание преступникам, а после крестин угощал дважды в своем дворце сановников и выборных людей из Москвы и других городов, приезжавших с дарами. Ист.: Платонов С. Ф. Полный курс лекций по русской истории; Костомаров Н.И. Русская история в жизнеописаниях ее главнейших деятелей
   Информация к размышлению.
   В крещение - это особый ритуал, в ходе которого совершается второе рождение человека - духовное. После погружения крещаемого в воду, на него одевают белую одежду в знак рождения нового чистого духовного существа. Затем новокрещенный трижды обходит вокруг купели, символизируя вхождение в Царство Божие и в жизнь вечную...

0x01 graphic

Венчание на царствие Ивана и Петра Алексеевичей. 25 июня 1682.

Гравюра по рисунку К. Броже. Начало 1880-х гг.

БУНТ ВЕРХОВ

(престолонаследие - борьба "партий" за власть)

  
   При полной противоположности интересов родня царя (Алексея - А.К.) расходилась и взглядами, и воспитанием.   Старшие дети царя (особенно Федор и четвертая дочь Софья) получили блестящее по тому времени воспитание под руководством С. Полоцкого. В этом воспитании силен был элемент церковный, действовало польское влияние, заметное на южно-русских монахах. Напротив, Нарышкина вышла из такой среды (Матвеевы), которая при отсутствии богословского направления впитала в себя влияние западноевропейской культуры. Это различие направлений могло только усиливать вражду.  Столкновение было неизбежно.   В январе 1676 г. умер царь Алексей. Ему было только 47 лет; его ранней смерти нельзя было предусмотреть.   Поэтому обе семейные партии были застигнуты катастрофой врасплох.   На престол вступил 14-летний Федор, но дела некоторое время оставались в руках Матвеева: царствовал представитель одной семейной партии, управлял представитель другой. Так случилось потому, что в последние годы царя Алексея родственники его второй жены были ближе к царю и делам, чем Милославские. Однако скоро Милославские взяли верх; интригами способнейшего из Милославских, Ивана Михайловича, и влиятельного боярина Богдана Матвеевича Хитрово Матвеев был удален в далекую ссылку (Пустозерск).   Делами завладели Милославские; но при дворе кроме Милославских и Нарышкиных образовалась третья партия. Под руководством старых бояр Хитрово и Юрия Алексеевича Долгорукого некоторые лица с боярином Иваном Максимовичем Языковым во главе завладели симпатией царя Федора и отстранили от него все другие влияния. Потеряв надежду видеть потомство у царя и понимая приближение господства (в случае смерти Федора) или Нарышкиных, или Милославских, партия Языкова впоследствии стала искать сближения с Нарышкиными.   Вот почему в конце царствования Федора был возвращен из ссылки Матвеев. Вот почему, когда умер Федор (27 апреля 1682 г.), восторжествовали Нарышкины, а не Милославские. Сложная игра придворных партий, соединившая интересы стороны Языкова со стороной Нарышкиных, повела к тому, что помимо старшего, больного и неспособного Ивана царем был избран младший брат, царевич Петр.   После смерти Федора царя приходилось избирать, потому что не было законом установленного престолонаследия. По действовавшему обычаю отцу наследовал сын, но у Федора не было детей.   В давно прошедших веках, случалось, наследовали и брат брату (сыновья Ивана Калиты), но это была уже ветхая, потерявшая обязательную силу старина, на ней трудно было основать права Ивана.   Патриарх Иоаким, Языков с прочим боярством и Нарышкины хотели Петра. Десятилетний здоровый Петр и в самом деле своей личностью представлялся более способным занять престол, чем полумертвый и тоже малолетний Иван (ему было 14 лет).   Петр был избран в цари.   Но обычаем была в Московском государстве узаконена форма царского избрания - посредством Земского собора.   Собором избрали Бориса Годунова и Михаила Федоровича, за отсутствие собора упрекали царя В. И. Шуйского его современники.  В данном случае, при избрании Петра, к созыву собора не прибегли.   Решили дело патриарх с Боярской думой, после того как толпа народа (московское вече, если уместно это архаическое выражение) криком решила, что желает в цари Петра.  Такая форма избрания мало давала гарантий для будущего, тем более что время было очень смутное.   Милославские не могли помириться с неудачей, их сторонники открыто кричали на площади в пользу Ивана, а не Петра; не все стрельцы с одинаковой охотой присягали Петру; во дворце боялись резких партийных столкновений, бояре носили кольчуги под одеждой. Ист.: Платонов С. Ф. Полный курс лекций по русской истории.
   Информация к размышлению.
   (1741-1743). Интересна для истории роль партий "шляп" и "колпаков" в Швеции периода "эры свобод" (возникла как ответ на создание партии "шляп" с её опасной для Швеции программой войны с Россией; 1737). С самого момента своего образования "колпаки" завязали тесные отношения с русским послом в Швеции После поражения в войне "колпаки", казалось, могли одержать победу над своими противниками из партии "шляп", однако этого не произошло из-за того, что в обществе были недовольны их слишком тесными связями с русским министром Корфом. Их представитель в правительстве С.Океръельм был из него исключён, и партия, казалось, полностью перестала существовать. В первый период своего существования П.к. выступала против слишком расточительного расходования "шляпами" государственных средств и их чрезмерно неосторожной банковской политики. Однако, по сути, они исповедовали те же самые меркантилистские принципы, что и партия "шляп", и не имели значительных разногласий с её законотворческой деятельностью, касавшейся вопросов экономики. Большинство сторонников партии принадлежали к числу высшего чиновничества, крупных помещиков, духовенства и крестьянства. Кроме того, её поддерживало бюргерство небольших городов, мелкие торговцы и ремесленники. Кризису партии способствовал её раскол на умеренную фракцию, возглавлявшуюся членом риксрода Густавом Бунде и лантмаршалом на двух предыдущих риксдагах бароном Маттиасом Александером фон Унгерн-Стернбергом, которые не одобряли тесных связей с Россией и выступали за сотрудничество с партией "шляп", и радикальную фракцию, жаждавшую отомстить "шляпам" и взять власть в свои руки. Действия России в Польше в конце 60-х гг. во многом испугали шведскую общественность, в результате чего придворной партии и партии "шляп" удалось в 1769 г. объединёнными усилиями свергнуть правительство "колпаков". Однако уже в 1771 г. "колпаки" вновь пришли к власти. 19 августа 1772 г. Густав III произвёл монархистский переворот, положив конец существованию как партии "шляп", так и партии "колпаков".
   "Верхи" 1991 г. В нашей стране (СССР) неожиданно заявило о себе новое движение, получившее название "Движение демократических реформ", которую возглавили бывший министр иностранных дел СССР Э. Шеварднадзе, бывший член политбюро А. Яковлев и др. По замыслу "праотцов", движение-партия должна вобрать в себя все желающие объединиться некоммунистические партии и даже "реформаторское крыло КПСС" в "поддержку Президента СССР". Кто же эти люди? Почти 38% - бывшие члены ЦК КПСС, все 100% - из компартии, 50% - из исполнительной власти самого высокого уровня. А.К. - Бунт "Верхов". Чего они еще не поделили между собой? Ист.: Красная звезда (6.7.1991).

0x01 graphic

Русские стрельцы XVII века

  

ЗЛОЕ ОРУДИЕ ВЛАСТИ

("оно лечение железом")

   В царствование Алексея Михайловича, во времена беспрестанных бунтов, стрельцы были верными охранителями царской особы. Царь ласкал их преимущественно перед другими служилыми людьми. Они получали лучшее против других жалованье, не участвуя в тягле, могли свободно заниматься торговлею и промыслами, даже богатый наряд их показывал особую благосклонность к ним царя: их кафтаны украшались разноцветными, шитыми золотом перевязями, на ногах были у них цветные сафьянные сапоги, а на головах бархатные шапки с собольими опушками. Царские милости и отличия привели их, однако, скоро к тому, что они начали зазнаваться и неохотно терпели то, что безропотно сносили все русские люди того времени.   Их начальники обращались с ними так, как вообще в то время обращались начальники с подчиненными: посылали их работать на себя, заставляли покупать на собственный счет нарядную одежду, которая должна была им идти от казны, удерживали их жалованье в свою пользу, били батогами, переводили против воли из города в город и т. п.   Еще зимою, при жизни Федора, стрельцы подали жалобу на своих начальников, но Иван Максимович Языков, который разбирал эту жалобу, приказал перепороть кнутом челобитчиков. В апреле, за несколько дней перед смертью царя, целый полк бил челом на своего полковника Семена Грибоедова, что он своих подчиненных обирает, бьет, посылает на себя работать и т.п. На этот раз Языков, разобрав дело, приказал Грибоедова посадить в тюрьму, а вслед за тем Грибоедов, по царскому указу, лишен полковничьего чина, вотчин и сослан в Тотьму.   По воцарении Петра, стрельцы смекнули, что теперь на "верху" будут в них нуждаться, и 30 апреля подали челобитную разом на всех своих полковников, числом шестнадцать, кроме того, на одного генерал-майора солдатского Бутырского полка; вместе с тем они грозили, что расправятся сами, если им не учинят правосудия.   Патриарх хотел во что бы то ни стало предупредить самовольную расправу стрельцов над своими начальниками, так как она могла послужить примером и поводом всеобщего неуважения к власти; патриарх отправил по всем полкам духовных лиц уговаривать, чтобы стрельцы ничего не делали своим полковникам и ожидали царской расправы. Стрельцы соглашались предоставить расправу правительству, но единогласно требовали, чтобы с виновных взысканы были взятые ими неправильно поборы и чтобы, кроме того, они были наказаны батогами. На следующий день, первого мая, удалены были из дворца Языков с сыном и Лихачевы с их друзьями. Это было сделано, с одной стороны, в угоду стрельцам, с другой - оттого, что Нарышкины не любили их. Вместо отставленных стрелецких полковников, назначены были другие, угодные стрелецкому кругу, а обвиненных вывели перед Рейтарским приказом для наказания и правежа. Стрельцы подавали на них счеты. Им верили на слово без всякого исследования. Сначала полковников одного за другим, раздевши, "клали на землю", и в присутствии целой толпы стрельцов двое палачей били их батогами до тех пор, пока стрельцы не закричат "довольно". Тех, на которых особенно были злы стрельцы, клали по два и по три раза; другим досталось меньше. Это было собственно наказание; затем следовал правеж, продолжавшийся целых восемь дней. Несчастных полковников били ежедневно два часа по ногам до тех пор, пока они не заплатили того, что на них насчитывали; в заключение их выслали из Москвы.  Нарышкины и их сторонники потачкою, данною стрельцам, сами, так сказать, разлакомили их к самоуправству и заохотили к бунтам. Теперь стрельцам все стало нипочем. Они толпами ходили по улицам, грозили боярам, дерзко обращались со своими начальниками, а некоторых даже сбросили с каланчи.    Тут-то сторонники Софьи нашли удобный случай обратить разнузданное войско для перемены правительства. Выборные люди, избравшие Петра на царство, 6 мая, были распущены; собор об уравнении податей и служб был отсрочен. Быть может, это сделалось по козням тех, которые замышляли переворот. Трудно решить, в какой степени сама Софья заправляла этим делом, но она, без сомнения, знала о замысле поднять стрельцов, составленном ее благоприятелями. Главными зачинщиками были: боярин Иван Михайлович Милославский, двое Толстых и князь Иван Хованский, прозванный "тараруем".  День ото дня возрастало между стрельцами волнение, при помощи распространяемых всякого рода слухов и сплетен. Ист.: Костомаров Н.И. Русская история в жизнеописаниях ее главнейших деятелей.
   Информация к размышлению.
   Вегеций о причинах солдатского бунта и принимаемых мерах к его устранению. Военачальник должен действовать осторожно: при содействии своих трибунов, их заместителей и низшего командного состава он должен узнать, кто в легионах, во вспомогательных отрядах или конных батальонах является беспокойным и мятежным элементом; это он должен разузнать по всей справедливости, а не доверять завистливым нашептываниям наушников; этих лиц он должен со всей предусмотрительностью выделить из лагеря и послать на выполнение какого-либо дела, которое для них самих могло бы показаться желательным, например, для укрепления и охраны крепостей и городов; и сделать это он должен так тонко, чтобы те, которые высылаются, думали, что они почтены особым избранием. Вывод (Вегеций): никогда вся масса по единодушному решению не нарушает порядка, но она подстрекается немногими, которые надеются на безнаказанность за свои пороки и преступления в случае, если их вину разделят многие; если же крайняя необходимость советует применить лечение железом, то наиболее правильным будет, по обычаю предков, наказать зачинщиков, чтобы страх поразил всех, а наказание - немногих; но более заслуживают похвалы те вожди, войско которых приведено к послушанию трудом и привычкой к упражнению, чем те, чьих воинов ужас казней заставил оказать повиновение. Ист.: Вегеций. Краткое изложение военного дела).
  

0x01 graphic

Царица Наталья Кирилловна показывает Ивана V стрельцам, чтобы доказать, что он жив-здоров.

Картина Н. Д. Дмитриева-Оренбургского

  

НАБАТ, ВРЕМЯ БУНТА И ДЕНЬ ПОЗОРА

   11 мая (1682) приехал в Москву Артамон Сергеевич Матвеев. Зная, какая роль ожидает его при новом царе, все спешили к нему с поздравлением, и сами стрельцы поднесли ему хлеб-соль. Артамон Сергеевич с первого же разу высказал неодобрение последних действий правительства. Он был недоволен уже и тем, что братьев царицы Натальи слишком рано по их летам возвели в высшее достоинство: один из них, Иван, был сделан боярином и оружничим, достигнувши едва 23-летнего возраста. Но еще более порицал Матвеев крайнюю слабость, выказанную по отношению к стрельцам, и говорил: "Они таковы, что если им хоть немного попустить узду, то они дойдут до крайнего бесчинства..." Слова эти тотчас стали известны между стрельцами, и Матвеев сделался у них врагом.    Два дня спустя, 14 мая, стала ходить между стрельцами такая сплетня: брат царицы Натальи, Иван, надевал на себя царский наряд, садился на трон, примеривал на свою голову царский венец... Эта сплетня пущена была только предварительно, чтобы приготовить стрельцов к другому слуху, который сильнее должен был их взволновать. 15 мая, во вторник, в полдень, когда бояре собрались на совет, между стрельцами раздался крик: "Иван Нарышкин задушил царевича Ивана Алексеевича!"   Самый день был выбран как бы преднамеренно, чтобы напомнить об убиении Димитрия царевича, совершенном именно 15 мая. Поднялась тревога: стрельцы схватились за оружие, ударили в набат во многих церквах; огромная толпа со знаменами и барабанным боем бросилась с криками в Кремль. Затворить от них ворот не успели. В Кремле стояло много боярских карет. Стрельцы напали на кучеров, побили их, перерубили лошадям ноги и бросились на дворец. Бояре метались, не зная, что им делать: немногие из них успели выскочить из Кремля; другие в страхе прятались по углам во дворце. Стрельцы вопили. "Давайте сюда губителей царских, Нарышкиных! Они задушили царевича Ивана Алексеевича! А не дадите - всех предадим смерти!" Тогда, по совету Матвеева и патриарха, царица Наталья, взявши за руки царевичей Петра и Ивана, в сопровождении патриарха и бояр вышла на Красное крыльцо. Стрельцы, уверенные, что царевича Ивана нет на свете, были поражены его появленьем и спрашивали: "Точно ли ты прямой царевич Иван Алексеевич?" Иван отвечал, что "он жив, никто не думал его изводить, ни на кого не имеет злобы и ни на кого не жалуется". Но стрельцы, настроенные возмутителями, закричали: "Пусть молодой царь отдаст корону старшему брату! Выдайте нам всех изменников! Выдайте Нарышкиных; мы весь их корень истребим! Царица Наталья пусть идет в монастырь!"   Патриарх сошел было с лестницы и стал уговаривать мятежников, но они закричали ему: "Не требуем совета ни от кого; пришло нам время разобрать: кто нам надобен!"   Между стрельцами было много раскольников, и потому понятно, что увещания патриарха не подействовали.   Стрельцы мимо патриарха вломились на крыльцо. Большинство бояр в ужасе убежали с крыльца во дворец, но не убежали с ними начальник Стрелецкого приказа Михаил Юрьевич Долгорукий, Артамон Сергеевич Матвеев и Михаил Алегукович Черкасский. Долгорукий прикрикнул было на стрельцов, пригрозил им виселицею и колом. Но стрельцы за это сбросили его с крыльца на расставленные копья и изрубили в куски; потом стрельцы бросились на Матвеева. Матвеев отодвинулся от них к царице, взял за руку Петра. Стрельцы оттащили его от царя. Князь Черкасский стал отбивать Матвеева у стрельцов, повалил его на землю, лег на него, закрывал его собою. Стрельцы избили Черкасского, разорвали на нем платье, вытащили из-под него Матвеева и сбросили на копья. Царица в ужасе убежала с сыном и царевичем в Грановитую палату.  Стрельцы ворвались во дворец; у них был список обреченных на смерть, составленный заранее возмутителями, числом до сорока человек.    Первою жертвою их во дворце был отставленный стрелецкий начальник Горюшкин и Юренев, которые вздумали было защищать вход во дворец. Но главною целью поисков мятежников были Нарышкины. Стрельцы бегали по царским покоям, заглядывали в чуланы, шарили под кроватями, переворочали постели, тыкали копьями в престол и жертвенники в придворных церквах, везде искали Нарышкиных, и принявши за Афанасия Нарышкина молодого стольника Федора Салтыкова, убили его, а узнавши свою ошибку, послали тело убитого с извинением к его отцу.    Думный дьяк Ларионов спрятался, по одним известиям, в трубу, по другим - в сундук; его вытащили, сбросили с крыльца на копья и рассекли на части: "Ты, - кричали они, - заведовал Стрелецким приказом и нас вешал! Вот тебе за это!" Тогда же ограбили его дом и нашли у него каракатицу, которую он держал в виде редкости. "Это змея, - кричали стрельцы, - вот этою-то змеею он отравил царя Федора". Убили затем сына Ларионова Василия, за то, что знал про змею у отца и не донес. Наконец, стрельцы добрались до Афанасия Нарышкина, брата царицы Натальи; они нашли его под престолом церкви Воскресенья на Сенях: его указал им карлик царицы Хомяк. Стрельцы вытащили Афанасия, поволокли на крыльцо и сбросили на копья. Но Ивана Нарышкина никак не могли найти. Он запрятался в терем восьмилетней царевны Натальи, младшей сестры Петра. Между тем другие стрельцы поймали в Кремле между Чудовым монастырем и патриаршим двором князя Григория Ромодановского с сыном Андреем. Они истязали старика, рвали ему волосы и бороду. "Помнишь, - кричали они, - какие ты нам обиды творил под Чигирином, как холодом нас морил, ты сдал Чигирин туркам изменою". Ромодановского с сыном постигла та же участь, как и других. "Любо ли? Любо ли?" - кричали убийцы, расправляясь со своими жертвами, а другие, махая шапками, кричали в ответ: "Любо! Любо!" Изуродованные тела убитых тащили стрельцы на площадь; перед ними в поругание, как будто для почета, шли другие стрельцы и кричали: "Боярин Артамон Сергеевич Матвеев едет! Боярин Долгорукий! Боярин Ромодановский едет! Дайте дорогу!" Выступивши из Кремля, стрельцы бросились в дом князя Юрия Долгорукова и стали извиняться, что убили его сына Михаила за угрозы им. Старик приказал отворить им погреба свои. Стрельцы ковшами напились боярского меду и вина и ушли со двора, как вдруг за ними вслед побежал холоп князя Долгорукова и донес им, что старый князь сказал своей невестке, жене убитого Михаила: "Не плачь, щуку съели, да зубы остались; скоро придется им сидеть на зубцах Белого и Земляного города". Услышавши это, стрельцы вернулись в дом Долгорукова, схватили больного старика, изрубили, выбросили за ворота на навозную кучу, а сверх трупа наложили соленой рыбы и приговаривали: "Ешь, князь, вкусно! Это тебе за то, что наше добро ел". День был тогда ясный, но к вечеру поднялась такая буря, что москвичам казалось, что преставление света наступает. На ночь стрельцы расставили караулы в Кремле и Белом городе, чтобы никого не пропускать, в надежде на другой день продолжать свою расправу. Ист.: Костомаров Н.И. Русская история в жизнеописаниях ее главнейших деятелей.
   Информация к размышлению.
   1941 - "День позора США". Пёрл-Харбор. 7 декабря 1941 года японская палубная авиация нанесла внезапный сокрушительный удар по кораблям в гавани военно-морской базы США на Гавайских островах Пёрл-Харбор. Одновременно японские войска напали на английские, голландские и американские владения на Дальнем Востоке и в Южных морях. Грянула война и на Тихом океане. В Соединенных Штатах Пёрл-Харбор называют "Днем позора". Официальная пропаганда в США объяснила, что внезапность нападения на Пёрл-Харбор, где в считанные часы погибло около двух с половиной тысяч американцев, -- следствие коварства злонамеренного агрессора. Правительство США будто бы жаждало мира, а Япония, усыпив бдительность Вашингтона, нанесла предательский удар. Объяснений этих на военное время оказалось достаточно. При ретроспективном взгляде совершенно очевидно, кто был против кого и кому пришлось расплачиваться за собственные ошибки. Но в то время в Вашингтоне направление политики, избранное США, представлялось безупречно верным. Посол США в Токио Джозеф Грю 12 сентября 1940 года направил в Вашингтон послание, которое рассматривал как "самое важное за все восемь лет" пребывания на этом посту. Анализируя политику Японии, посол пришел к выводу, что эта страна "отбросила все соображения этики и морали, она стала бесстыдно и откровенно оппортунистической, стремясь при каждой возможности поживиться за счет слабости других"... В доверительном письме Ф. Рузвельту 14 декабря 1940 года Дж. Грю обратился к нему как к "Фрэнку", старому приятелю еще со времен совместной учебы в привилегированной частной школе в Гротоне. "Мне совершенно ясно, что нам в один прекрасный день предстоит схватка и основной вопрос сводится к следующему: что более выгодно для нас -- случится это скорее или позднее". В ответном письме 21 января 1941 года Ф. Рузвельт сообщил: "Я полностью согласен с твоими выводами"... Ист.: Яковлев Н.Н. Пёрл-Харбор, 7 декабря 1941 года. Быль и небыль. -- М.: Политиздат, 1988.
  

0x01 graphic

"Утро стрелецкой казни"

Художник В. И. Суриков

  

"ВОЛНОВАВШИЕСЯ УМЫ" И ПРИНЦИП "ЧЕМ ХУЖЕ, ТЕМ ЛУЧШЕ"...

   В течение всего 1688 и части 1689 годов партия Софьи, главным образом, через Шакловитого, распускала среди стрельцов и населения волновавшую умы сплетню о будто бы злых умыслах потешников и об оскорблениях, постоянно приносимых ей и царю Иоанну от них же. От своих конных потешников, несших в Москве постоянную разведочную службу о действиях стрельцов и Софьи, царь Петр еще в 1688 г. получил достоверные сведения о подготовлявшемся при участии стрельцов перевороте в пользу Софьи.   Он также готовился к борьбе и его отряд потешных войск к августу 1689 г. был уже достаточно силен, а главное - надежен. Наконец, в августе 1689 г. распространился настойчивый слух, что якобы на 8-е августа назначен поход потешных на Москву с целью истребления Софьи, Иоанна и царевен. Под этим предлогом на вечер 7-го августа Шакловитым назначен был сбор по 100 надежных стрельцов от 4-х полков с заряженными ружьями и посланы были в с. Преображенское 3 верховых денщика для наблюдения за действиями Петра. Но два стрельца, Мемнов и Ладогин, прискакали ночью в Преображенское, успели предупредить Петра и открыли ему весь план заговорщиков. Петр ночью же поскакал с 4-мя стремянными конюхами в Троицкую лавру. Туда же вслед за ним прибыл весь потешный отряд, стрелецкий Сухарев полк, а также все состоявшие на службе правительства офицеры Немецкой слободы. Все симпатии оказались на стороне Петра; в его распоряжении оказалась значительная и совершенно преданная ему вооруженная сила. Между тем Софье и Шакловитому не удалось поднять значительное количество стрельцов на новый бунт; дело ее поэтому оказалось проигранным и она принуждена была подчиниться всем требованиям Петра. К 15-му сентября был восстановлен уже полный порядок.   Назначено было расследование; Шакловитый и другие главные виновники были казнены; Софья отстранена от управления государством; верные же Петру лица вознаграждены. Все важнейшие должности правительства замещены верными людьми своей партии, а управление государством вручено царице Наталье Кирилловне и кн. Б. Голицыну. Семнадцатилетний царь Петр, однако, уклонился от участия в управлении, а приступил, энергичнее чем когда-либо, к дальнейшему самообразованию и правильной организации своих потешных войск по планам и мыслям генерала Гордона и Лефорта. Ист.: Смельницкий М. Происхождение потешных войск //Военный сборник. - 1911. - N3.
   Информация к размышлению.
   Почему "волновавшиеся умы" (элита) почти всегда исповедовала и осуществляла на деле принцип "чем хуже, тем лучше"? Рим: духовное разложение верхушки римского общества - это первопричина падения Рима. Закон, гласящий о том, что тому, кому много дается, с того и много спрашивается, может быть логически продлен и так: величие цели требует и величия души. Мало подогревать национальное чувство картинами великой древности (Августу казалось это хорошим социально-педагогическим приемом). Подвиги предков не могли побороть политическое бессилие императорской власти. Нужно было гражданское мужество и воля для того, чтобы возвысить лучших людей государства, а затем и весь римский народ на новую степень нравственности, побороть их эгоизм, себялюбие и прочие пороки людские... Но именно величия души, гражданского мужества и воли недоставало римскими правителям позднего императорского периода.   Единственно, на что были способны новые правители Римской империи - это обогащаться, топить в крови своих противников, заискивать перед солдатами, которые возводили их на трон и покорно ждать своего часа свержения с престола.   Власть ослабла, а элита римского общества измельчала, погрязла в интригах, запятнала себя позорными делами и настолько стала чужда римскому народу, что тот (народ) стал равнодушен к самой власти. С этой поры римскому народу были безразличны личности, находящиеся у власти.    Отлетели далеко в прошлое и заботы простого гражданина о государственном благе. Гражданин, лишенный всякого общественного значения, превратился в подданного, обремененного налогами в пользу тенеядствующей элиты. Народ притупил свое гражданское сознание, а вместе с тем из его сознания стали улетучиваться и патриотические чувства.Равнодушие граждан так ослабило мощь Римской империи, что подвиг, который в свое время совершил патриций Муций Сцевола, не только не вызывал бы в те времена трепетного восхищения, но был бы безусловно отнесен к разряду безрассудных. Ист.: Каменев А.И. Всеобщая хрестоматия полководческого искусства. т.4. Древний Рим. ч.1. Военное искусство древнеримских полководцев. Военно-политические уроки римской империи. / Автор-составитель А.И. Каменев. Под ред. И.И. Ефремова: ВАГШ ВС РФ. - М., 2005.
   Россия революционная: нам прискорбно сознавать, что интеллигенция наша предала (и предает) интересы собственного народа. Поражает один феномен русской общественной жизни начала ХХ века: ни власть, ни сама либерально-умеренная интеллигенция (Милюков и кадеты) вкупе с правыми октябристами-капиталистами (Гучков, Терещенко, Путилов), ни откровенные монархисты типа Шульгина даже не ставили вопроса о поисках компромисса, совместных усилий власти и интеллигенции по выходу из кризиса. Наоборот, вся антимонархическая оппозиция, как сговорившись, исповедовала принцип "чем хуже, тем лучше". Всем казалось, что едва рухнет царизм, и народ вместе с интеллигенцией обретет, наконец, желанное царство разума и благоденствия... Авторы "Вехов" (Сборник статей о русской интеллигенции, 1909), пройдя школу "легального марксизма" начала ХХ века, стали эволюционистами, предостерегавшими от крутых ломок сложившихся традиций. К этому призывал в публичной речи 21 февраля 1921 годы профессор Петроградского университета Питирим Сорокин: "...Хорошо и прочно строится лишь то, что строится исподволь, а не "по щучьему велению", не путем конвульсивных и смелых разрушения старого дочиста". Прав был А. Керсновский (русский публицист, военный историк), который писал: "Интеллигенция вырвала из себя, втаптывала в грязь все, что было в ней как раз самого ценного и сильного - свое национальное лицо, свою национальную совесть, свое русское естество". А ведь, надо ВСЕГДА ВИДЕТЬ ПРЕСПЕТИВУ , а не утыкаться носом в землю. Интеллектуальный резерв - это запас знаний и готовности ума к решению более сложных интеллектуальных задач. Не следует заботиться только об элите: прав был и Н. Лесков, который увидел ПЕРСПЕКТИВУ РОССИИ в "ЛЕВШЕ". Две мысли возникают в голове в связи с историей Левши: первая - в белых перчатках до истины не дойдешь, до сути не докопаешься; вторая - снобизм иных чиновников губит на корню чистые и светлые помыслы бескорыстных патриотов России.  Ист.: Каменев А.И.
  

0x01 graphic

  

Зотов обучает Петра

ЧЕМУ УЧИТ ПЕТРОВСКАЯ БОРЬБА, АЛЕКСАНДРА МАКЕДОНСКОГО

и некий исторический баланс духовного опыта

"На этом свете успеха достигают только острием шпаги и умирают с оружием в руках". Вольтер

   (Если вся жизнь царя Алексея (отца Петра I) была подчинена древнему обряду, соответствовала определенной категории "Табу" и служил сопутствующим им атрибутам "священности", абсолютной божественной императивности , то у Петра Великого его жизненный опыт накапливаясь, переплавляет в своеобразные ценностные слитки... А.К.).
   Развитие и деятельность потешных войск Петра находились в теснейшей зависимости от событий жизни молодого царя. Жизнь же и деятельность Петра складывались под влиянием следующих событий и факторов, без пояснения которых невозможно обойтись. 1. Вступление на престол десятилетним ребенком 27 апреля 1682 г. Исполнение царских обязанностей сразу расширило кругозор молодого царя, предоставило ему мощь и свободу в осуществлении своих желаний.  2. Специальное предназначение Петра к военной деятельности и к предводительствованию войсками.   Это предназначение выработано было особым совещанием из придворных чинов, бояр, патриарха и выборных от московских слобод и объявлено 23 мая 1682 г. одновременно с признанием вторым царем Иоанна, совершенным под кровавым давлением второго стрелецкого бунта. Предназначение это счастливо совпало с природною склонностью Петра к воинским упражнениям.   3. Личная талантливость Петра, при необыкновенной любознательности, настойчивости, трудолюбии и восприимчивости, влекла его вперед и быстро развивала; 10-ти летний Петр казался по умственному развитию и здоровью своему четырнадцатилетним.   Новый предмет или новое занятие быстро усваивались и вызывали увлечение ручным трудом и науками. Но бессистемность таких занятий и недостаток первоначального общего образования доставляли Петру впоследствии много затруднений.   4. Неудачи больших крымских походов В. Голицына 1687 и 1689 годов, после которых большие стотысячные армии с позором возвращались домой в полном расстройстве, не испытав даже сражений с татарами, слишком очевидное расстройство многих стрелецких полков, выразившееся в ряде кровавых бунтов, в вовлечении стрельцов в борьбу дворцовых боярских партий: все это постепенно привело Петра к убеждению в негодности тогдашних вооруженных сил и в необходимости организовать их заново.  5. Но особо важное влияние на жизнь и деятельность Петра имели события внутренней придворной жизни. Смысл этих событий заключается в беспощадной борьбе между 2-мя партиями из-за верховной власти. Одну партию составляли дети царя Алексея Михайловича от первого брака (партий Милославских) со своими родичами и сторонниками: царевна Софья, Иоанн, бояре Милославские, кн. В. Голицын, Хованский, Шакловитый и др. К другой партии принадлежали дети царя А.М. от второго брака (партия Нарышкиных) со своими родичами и сторонниками: царица Наталья Кирилловна с царем Петром, бояре Нарышкины, Матвеев, князь Борис Голицын и др. Нападающей стороной была партия Софьи, опиравшейся в своих действиях на московские стрелецкие полки, которые и оказались втянутыми,таким образом, в политическую борьбы и интригу. Партии же Петра приходилось непрерывно обороняться, и даже его личной безопасности и близких к нему лиц угрожала частая опасность, так как Петр, в сущности, был вначале беззащитен. Как начало борьбы, которое совпало с первыми же днями царствования Петра, так и конец ее, были чрезвычайно кровавы. Поднятые при помощи Хованского подкупами и ложными уверениями о насилиях и обидах, чинимых Софье и царевичу Иоанну,и даже об убийстве Иоанна со стороны Нарышкиных, стрельцы толпами бросались в кремлевский дворец и произвели таким образом 3 бунта: 30 апреля, 15-17 мая и 24-29 мая 1682 года.   Царица Наталья и Петр подвергались в течение этих бунтов большой опасности и многим оскорблениям; они были свидетелями ужасных убийств многих родных и близких им людей (Матвеев, двое Нарышкиных, кн. Долгоруков). По требованию стрельцов управление государством поручено Софье, а царями объявлены оба брата: Иоанн и Петр. Нервное потрясение мальчика во время этих ужасов было так велико, что у него остались на всю жизни конвульсивные болезненные движения в лице в минуты внутренних волнений. Партия Петра оказалась разгромленной и царица Наталья принуждена была, отказавшись от власти, удалиться в с. Преображенское, где Петр и прожил с матерью 7 лет свободных от придворного этикета, но окруженный любовью и сочувствием. В течение этих лет скрытая вражда партий продолжалась, вызывая изредка мелкие столкновения. Так, Петр не считал возможным утвердить награды кн. В. Голицына за позорные крымские походы 1687 и 1689 гг. Софья же на это ответила принятием титула самодержцы и стала готовиться к окончательному государственному перевороту в свою пользу. Ист.: Смельницкий М. Происхождение потешных войск //Военный сборник. - 1911. - N3.
   Информация к размышлению.
   Александр Македонский и жизненный опыт (исторический и современный). Случай, который произошел во времена юности Александра Македонского, имеет большое познавательное значение не только для историков, но и для всех нас. По преданию, его отец, Филипп, приобрел для своей конюшни молодого жеребца, которого назвали Буцефалом (у Плутарха - Букефал). Вот как Плутарх описывает происходившие события: "Фессалиец Филоник привел Филиппу Букефала, предлагая продать его за тринадцать талантов, и, чтобы испытать коня, его вывели на поле. Букефал оказался диким и неукротимым; никто из свиты Фи­липпа не мог заставить его слушаться своего голоса, никому не позволял он сесть на себя верхом и всякий раз взвивался на дыбы. Филипп рассердился и прика­зал увести Букефала, считая, что объездить его не­возможно. Тогда присутствовавший при этом Александр сказал: -- Какого коня теряют эти люди только потому, что по собственной трусости и неловкости не могут укротить его. Филипп сперва промолчал, но когда Александр несколько раз с огорчением повторил эти слова, царь сказал: -- Ты упрекаешь старших, буд­то больше их смыслишь или лучше умеешь обращать­ся с конем. -- С этим, по крайней мере, я справлюсь лучше, чем кто-либо другой,-- ответил Александр. -- А если не справишься, какое наказание понесешь ты за свою дерзость? -- спросил Филипп. -- Клянусь Зев­сом,-- сказал Александр,-- я заплачу то, что стоит конь! Поднялся смех, а затем отец с сыном побились об заклад на сумму, равную цене коня. Александр сразу подбежал к коню, схватил его за узду и повер­нул мордой к солнцу: по-видимому, он заметил, что конь пугается, видя впереди себя колеблющуюся тень. Некоторое время Александр пробежал рядом с конем, поглаживая его рукой. Убедившись, что Букефал ус­покоился и дышит полной грудью, Александр сбросил с себя плащ и легким прыжком вскочил на коня. Сперва, слегка натянув поводья, он сдерживал Буке­фала, не нанося ему ударов и не дергая за узду. Ког­да же Александр увидел, что норов коня не грозит больше никакою бедой и что Букефал рвется вперед, он дал ему волю и даже стал понукать его громкими восклицаниями и ударами ноги. Филипп и его свита молчали, объятые тревогой, но когда Александр, по всем правилам повернув коня, возвратился к ним, гор­дый; и ликующий, все разразились громкими криками. Отец, как говорят, даже прослезился от радости, по­целовал сошедшего с коня Александра и сказал:-- Ищи, сын мой, царство по себе, ибо Македония для тебя слишком мала!" По всей вероятности, тот же Плутарх заметил, что некоторые воспитатели, не умея сладить с характером свободолюбивого и деятельного человека, пытаются воспитать не гордую личность, а сломить ее, превратив гордеца в мула или осла. Ист.: Плутарх.
   Приходит время, когда наступает пора подводить итоги прожитому и сделанному. Это не рассказ о жизни, а некий баланс духовного опыта. Жизнь, которая нам вручается, полна событий. Жизненный опыт, накапливаясь, переплавляет эти события в своеобразные ценностные слитки, которые имеют разную "стоимость" и в ценностной шкале занимают свое место. Я (А.К.) не случайно поставил достоинство личности на первое место. Этим я выделяю его как наиважнейшее. Если человек имеет правильное мнение о достоинстве человека, то все его дела и поступки будут "человеческими", а не скотскими и не рабскими. Все, что ниже человеческого достоинства для такого человека мерзко и недопустимо. Все, что обращает его в раба (от духовной до физической составляющей), будет не только вызывать его протест, желание избавиться от оков, но и побуждать в нем желание быть свободным в принятии решений, в поступках и действиях. Свобода, как необходимая данная для развития и совершенствования человека, понятая как высочайшая ответственность за то, что думает, что делает и как поступает человек, - вот истинная Ценность. Свобода не является предпосылкой индивидуализма. Истинная свобода личности не провоцирует индивидуализм. Она (свобода) - миролюбива, отзывчива, притягательна. Она делает человека приветливым, открытым для общения, способным к великодушию, благородству и т.д. Истинно свободный человек стоит выше личных амбиций, ему чуждо тщеславие. Он - противник театральности, показухи, лицемерия. Это - самодостаточная личность, которой нет нужды демонстрировать свою силу, эрудицию, физическую красоту и прочие внешние отличительные достоинства. Обладая всеми человеческими достоинствами, он их проявляет незаметно, скромно, без зрительных эффектов, без расчета на зрительские овации и награды. Такой человек не ждет, когда к нему обратятся за помощью. Он упреждает такое обращение. Он не стоит на месте, а постоянно находится в движении, развитии, поиске, находя в этой работе духовное и физическое удовлетворение. Это - наш, отечественный тип свободной личности. В таком человеке сфокусировалась доброта силы Ильи Муромца, благородство Святослава, мудрость Владимира Мономаха, ум и патриотизм Петра Великого, прозорливость и государственность Екатерины Второй, практическая сметка русского крестьянина и многое другое... Но как далеко нам порой до этого блистательного русского типа свободной личности! За нашу душу с самого рождения борются силы добра и зла. "Боевые действия" ведутся днем и ночью и противоборствующие силы ждут момента для того, чтобы окончательно победить. Победит зло - человек встанет в ряды его бойцов, одержит победу добро - бойцов прибавится в его рядах. Приведенные ниже суждения посвящены тому, чтобы вооружить человека в борьбе против сил зла. Безусловно, это далеко не полная программа борьба, а лишь те важные установки, которые родились из личной практики. Ист.: Каменев А.И. Мысли о главном. - Балашиха, 2005 (К 60-летию со дня рождения. Юбилейный выпуск).

0x01 graphic

Учения потешных полков Петра I. 
Миниатюра первой половины XVIII века.

"ПОТЕШНЫЕ" И РОДИТЕЛИ

  
   Софья приняла титул самодержцы и Петр, чувствуя себя в постоянной опасности, нуждался в надежной охране, которую он и нашел в своем потешному полку. Для этого потребовалось усилить полк, и вот, сначала тайно, а в 1688 г. явно, был объявлен клич с приглашением в потешники. Принято было много взрослых людей всякого звания; детская физиономия полка утратилась и он теперь стал называться "полком потешного строя людей всяких чинов", имея численность до 250 человек при 4-х знаменах. С этого же 1687 г. началась действительная служба потешников. Конная сотня несла по очереди разведочную службу в Москве о действиях стрельцов и Софьи; остальные же пешие сотни содержали внутреннюю охрану дворца,привлекая к семы и разных дворцовых сторожей и мастеровых людей.  Так прошло время до 8-го августа 1689 года, когда Софья сделала попытку устранить Петра от царствования при помощи нового заговора стрельцов, попытку, которая кончилась устранением ее от правления и разгромом ее партии. Потешный полк, немедленно прибывший к Петру в Троицкую лавру, составил там ядро вооруженных сил. Как было уже указано, позорные крымские походы, многочисленные стрелецкие бунты и влияние образованного генерала Гордона создали в Петре решение реформировать свои войска по тогдашним образцам западной Европы. Решено было начать с потешного полка, регулярное сформирование и обучение которого и было поручено генералу Гордону тогда же, т.е. в конце 1689 г. Прием новых взрослых потешников продолжался и полк постепенно усиливался.   В 1690 г. последовало назначение первых строевых начальников-сержантов, в число которых зачисляется и Петр; в декабре того же года полк был разделен на роты; наконец, весною 1682 г., последовало официальное учреждение Преображенского и Семеновского полков, на сформирование которых поступило по 4-6 рот с 12-ю сержантами в каждой (около 300 ч.) из общего состава потешного полка, причем офицерские должности замещены были частью же детскими потешниками Петра. Регулярное обучение потешного полка, а впоследствии и новоучрежденных полков, продолжалось под личным руководством Петра и генерала Гордона с чрезвычайной настойчивостью. Особенное развитие в это время получили двусторонние маневры, известные под названием семеновских и кожуховских походов. Несчастных случаев на этих маневрах не боялись; схватки сторон бывали порой очень горячими и сопровождались не только раненными, но и убитыми. Применялась и действительная опасность, в виде бросания особых разрывных глиняных горшков. Разрывом одного такого горшка в июле 1691 г. царь Петр был тяжело ранен, а Гордон и многие другие - легко. Столь солидная подготовка дала блестящие результаты при первом же испытании этих полков в бою под Нарвой в 1700 г. При полном разгроме армии Петра, только эти два полка, Преображенский и Семеновский, сдержали натиск шведов и тем спасли жизнь и достоинство Петра, дали возможность возобновить дальнейшую, уже успешную, борьбу. Таким образом, рассматривая в целом всю деятельность Петровских потешных войск, мы должны придти к заключению, что она выразилась: 1) в охранении безопасности царской особы Петра; 2) в подготовке самостоятельного кадра образованных офицеров всех родов войск и 3) в образовании 2-х первых практически обученных и воспитанных регулярных полков русских вооруженных сил. После Петра Великого мы встречаем вновь потешников в 1841 году, в царствование Императора Николая I. В целях лучшего физического воспитания Великих Князей Николая и Михаила Николаевича, в Зимнем дворце сформирован был потешный взвод, носивший форму Преображенского полка. В этот взвод вошли 18-19 мальчиков из детей ближайших ко двору знатных фамилий и 10-15 кадет первого кадетского корпуса. Обучение происходило в залах дворца под личным руководством Императора, по воскресеньям, в течение нескольких лет, и заключалось, по преимуществу, в маршировке и разных тонкостях тогдашней чисто строевой муштры, частью же в артиллерийских учениях в тех же залах с деревянными пушками, в некоторых земляных саперных работах в Царском Селе и в обучении балетным танцам, цирковой верховой езде, плаванью и гребле, бегу на коньках и фехтованью. Хотя эти потешники достигли впоследствии высоких положений, но никакого государственного или общественного значения эта потешная деятельность не имела. Несколько большее значение имела попытка Великого Князя Николая Константиновича летом 1871 года в г. Павловске. По собственной инициативе Великий Князь объявил по дачным окрестностям Павловска приглашение мальчиков на военные игры. Дети с восторгом откликнулись и стали ежедневно собираться на берегу р. Славянки у Новой-Веси. Великий Князь лично занимался с ними гимнастикой, военным строем, песнями, наводкою мостов, постройкой земляного укрепления. Потешники получили маленькие ружья, имели собственных барабанщиков и гармонистов. Учения эти закончились 10-го июля походом в г. Павловск и штурмом Павловской крепости. Ист.: Смельницкий М. Происхождение потешных войск //Военный сборник. - 1911. - N3, С. 101 - 110.
   Информация для размышления.
   Родители и дети - мысли. Когда же у младенца прорезывались зубы, тогда отец и мать возили его на коне в церковь служить молебен Св. Иоанну-воину о том, чтобы младенец был храбрым казаком. Не утонченные правила нравственного любомудрия, но святая вера и внутреннее ощущение справедливости, перешедшее в общее мнение, были у предков наших основою любви родителей к детям и непреложного, пожизненного повиновения детей родителям как источника семейного общественного блага, и соединялись с уверенностью: Кто родителей почитает, тот навеки не погибает. Родительское благословение на воде не потонет, на огне не горит. Материна молитва со дна моря вынимает. Русский народ согласно с учением Священного Писания верит: Отцовская клятва сушит, а материнская коренит. "Повесть временных лет", написанная в 1113 г. монахом Киево-Печерского монастыря Нестором - это не простая механическая сводка разнородного материала, а цельное произведение, отличающееся единством темы и идейного содержания. Хотя в старину у нас отцы и не имели права троекратно продавать детей своих, как бывало в державном Риме и как доныне ведется в Китае, где понятия о власти родительской сильнее самого закона, однако ж при воспитании детей старинные родители крепко держались правила: Где страх, тут и благочестие, -- прежде времени не давали им воли, ведая не из умозрения, но из опыта, что: Воля заносит в неволю. В старину была пословица, ныне почти выведенная из употребления новыми способами воспитания, заимствованная от иноземцев: Ненаказанный сын -- бесчестие отцу, -- пословица, по-видимому, противная духу нашего века и русской системе воспитания, потворствующая страстям, но согласная с наставлениями Иисуса сына Сирахова: "Любяй сына своего оучастит ему раны, да возвеселится в последняя своя". Ист.: Снегирев И. М. Русские народные пословицы и притчи. М., 1848
  
  

0x01 graphic

Азовский флот Петра I

"МОРСКИМ СУДАМ БЫТЬ..."

   Вернувшись в Москву, Петр устроил сухопутную военную потеху, примерное сражение при деревне Кожухове. Это была самая громкая и вместе последняя потеха царя. Войско было разделено на две половины: одна - под начальством Федора Ромодановского, другая, неприятельская, под начальством Бутурлина, разыгрывавшего роль польского короля. Здесь, как на театре, изображались все приемы войны: военные советы, переговоры, копание мин, постройка мостов, засыпание рвов. Много было побитых и раненых. Петр участвовал в битве в чине бомбардира, под именем Петра Алексеева. Наконец, мнимый польский король был взят в плен, а потом все кончилось веселым пиром, устроенным у генералиссимуса Ромодановского за счет знатнейших купцов. Эта потешная война с походом продолжалась около месяца. В начале 1695 года он приказал объявить поход на Крым. ... Но русские, следуя старинной привычке, плохо исполняли повеления власти: подрядчики, обязавшиеся поставить запасы для войска, взявши за то деньги, не только не поставили запасов в срок, но и самих подрядчиков пришлось отыскивать по разным городам; между прочим, соли они вовсе не поставили. Преодолевая все эти трудности, русское войско, проплыв по Дону, достигло наконец Азова 29-го июня. Другой отряд его, под начальством генерала Гордона, шел до Черкасска сухопутьем: здесь военному начальству приходилось бороться с ленью, непослушанием и невежеством; так, когда нужно было построить мост через Северный Донец, стрельцы, работавшие над мостом, приводили в досаду генерала Гордона, и, вместо трех недель предполагаемого пути из Тамбова до Черкасска, ему пришлось тянуться целых два месяца. Петр, в звании бомбардира, сам заряжал пушки и стрелял из них бомбами. Но один из иностранных инженеров, голландец Яков Янсен, обласканный царем и поэтому знавший его планы, перебежал к неприятелю и рассказал, что туркам удобно можно сделать вылазку на ставку генерала Лефорта. Турки послали янычар, которые перебили многих сонных стрельцов и нанесли бы русским жестокое поражение, если бы генерал Гордон не успел впору отбить их. Первая неудача не повергла Петра в уныние, напротив, только побудила его во что бы то ни стало овладеть Азовом и проложить себе путь к Черному морю. Он увидел необходимость построить на Дону гребной флот, во-первых, для удобного перевоза войска, во-вторых, для действия против турок с моря. ... Петр выбрал город Воронеж для устройства верфи, отправился туда сам зимою и в течение нескольких месяцев занимался постройкою судов. В других соседних местах в то же время шла также постройка судов, которые спускались к Воронежу. Работало над этим делом двадцать шесть тысяч человек, высланных из украинных городов по наряду. Таким образом, было построено 23 галеры, 2 корабля, 4 брандера и 1300 судов старой конструкции. Для того чтобы Азов остался за Россиею, недостаточно было его взять, нужно было сделать русским городом. С этой целью государь вместе с боярами указал послать туда для поселения 3000 семей из низовых городов и 400 человек конницы, кроме того, положено содержать там 3000 войска до окончательного заселения Азова. Ист.: Костомаров Н.И. Русская история в жизнеописаниях ее главнейших деятелей.
   Информация к размышлению.
   20 октября 1696 года Боярская Дума провозглашает "Морским судам быть..." Эту дату можно считать днём рождения русского регулярного военно-морского флота. Утверждается обширная программа судостроения -- 52 (позднее 77) судов; для её финансирования вводятся новые повинности. Линейный кораблю "Азов" стал первым в российском флоте боевым кораблем, удостоенным высшей награды - кормового Георгиевского флага и вымпела, а командир корабля М.П.Лазарев был произведен в контр-адмиралы. Это произошло после победы, одержанной русским флотом над турецко-египетским флотом при Наварине 8 октября 1827 года.
   22 ноября (с.г.) оглашается указ об отправке дворян на обучение за границу. Инструкция Петра I волонтерам, отправленным за границу для обучения морскому делу: 1.Знать чертежи и карты морские, компас, также и прочие признаки морские. 2.Владеть судном как в бою, так и в простом шествии, и знать все снасти, или инструменты к тому надлежащие: паруса и веревки, а на катаргах и иных судах весла и прочие. 3.Сколько возможно искать того, что (б) быть на море во время бою, о кому и не лучится, ино с прилежанием искать того, как в тое время поступить, однакожде обоим, видевшим и не видевшим бою от начальников морских взять на тое свидетельствованные листы за руками их и печатми, что они в том деле достойны службы своей. 4.Если же кто похочет впредь получить себе милость большую по возвращении своем то к сим вышеописанным повелениям и учениям научились знати, как делать те суда, на которых они искушение свое примут. 5.Когда возвращаться будут к Москве должен всяк по два человека искусных мастеров морского дела привести с собою до Москвы на своих проторях [расходы], а те протори, как они придут, будут им заплачены. Сверх того, отсюда из салдат даны будут для того учения по одному человеку. А кто из салдат взять не похочет, а тем или знакомца или человека своего тому ж выучит, а салдатам будет прокорм и проезд из казны. А буде, кроме солдат, кто кого выучит, и за всякого человека за прокорм дано будет по сту рублев, и о том, солдат кто взять похочет или из своих кого учит, объявить комисарий генералу немедленно. 6.С Москвы ехать им сим зимним вечером, чтоб к последним числам февраля никто здесь не остался. 7.Пасы [паспорта] и проезжие даны вам будут из Посольскому приказу, и о том роспись и указ в Посольский приказ пошлется вскоре". Ист.: Письма и бумаги императора Петра Великого. -- т.1 .-- СП б., 1887.
  
  

0x01 graphic

Правительница Софья Алексеевна в монастыре", 1879

Художник И.Е.Репин

СОФЬЯ

("Пора, государыня, давно вам в монастырь!")

   Как только вырос и укрепился малолетний царь, тогда и окончилась воля царь-девицы. Первая решительная встреча двух соперников, как и следовало ожидать, произошла на церковном торжестве, ибо на этих торжествах царский сан и государева особа обозначались для всенародных очей несравненно виднее; а следовательно и несравненно виднее обнаруживалось зазорное совместничество двух царственных особ. Софья очень хорошо по­нимала значение этих царских выходов и не пропускала случая показаться народу в царственном величии. Выходы ее становились год от году чаще. Обыкновенно она выходила вместе с братом Иваном и, по всему вероятию, даже и вынуждала его, постоянно больного, сопутствовать ей в этих торжественных шествиях. В иное время, особенно в последний год, она и одна являлась на этих выходах. Царь Петр появлялся на церковные торжества из­редка, в самых важных случаях. Он не тем был занят, да, вероят­но, по возможности избегал и зазорного для себя совместничества с ненавистницею сестрою... Но кроме политических причин ее радости, существовала осо­бая и главнейшая, сердечная, причина, которая должна была дей­ствовать еще живее. Голицын был другом царевны и ее наперсни­ком. Разлука с ним уже давно ее томила. В то самое время, как Петр без оглядки торопился добрать­ся скорее до монастыря, чтобы найти себе за его стенами без­опасное место, благочестивая царевна, окруженная стрельцами, слушала акафист в церкви Казанской Богоматери, а вернее, упо­мянутый выше канон: "многими содержим напастями".  На самом же деле под этим благочестивым обликом она вела решительный заговор против брата и его семьи. Во дворце и между стрельцами в это время распространялся уже слух, что в эту ночь придут из Преображенского потешные конюхи и побьют царя Ивана и всех его сестер, следовательно, распространялся слух о нашествии Петра на терем. 9 августа царевна с братом Иваном служила па­нихиду в Архангельском соборе по своим государским родителям, а потом она одна ходила и в Вознесенский монастырь и там также служила панихиду у гробов цариц. 17 августа царевна ходила молиться в Новодевичий монастырь. 18 и 19 числа совер­шила с братом празднование Донской Богородицы с обычным крестным ходом в Донской монастырь. 26 августа вечером она опять ходила молиться в Новодеви­чий монастырь, оставалась там всю ночь и воротилась в Москву за час до света. Все эти благочестивые ночные бдения соверша­лись, однако же, с тою целью, чтобы свободнее вести переговоры с стрельцами, ибо стрельцы всегда непременно сопровождали цар­скую особу, особенно в ночных выходах. Наконец, 29 августа, царевна сама уже решилась отправить­ся в Троицкий монастырь к разгневанному брату Петру. Известно, что Петр воротил ее из этого похода, грозя, что если пойдет, то "поступлено будет с нею нечестно". Она воротилась в Москву 31 августа в 7 часу ночи, по нашему счету во втором пополуночи, на 1 сен­тября, с решимостью поднять на Петра все государство. Но через неделю, 7 сентября, была сама отрешена от владенья царством. Открыв налицо все ее замыслы, Петр написал письмо к стар­шему брату Ивану: "... Срамно, государь, при на­шем совершенном возрасте, тому зазорному лицу государством владеть мимо нас!" Этими словами Петра о зазорном лице древний русский век высказывал свой приговор женской личности вообще и подвигу царевны в особенности. Срамно было мужским особам, в обще­ственном деле, стоять рядом с личностью девицы, а еще более на­ходиться в ее обладании, в ее воле. Не преступным только яв­лялось ее лицо, но и зазорным, на что особенно и указывает оскорбленный Петр. "Пора, государыня, давно вам в монастырь!" мыслил древний век, в лице ее же пособников стрельцов, опре­деляя тем истинное назначение для девичьей личности, если она лишалась почему-либо возможности пристроить свою судьбу к личности мужской, как было именно в царском быту. ...Петр Софья, по приказанию Петра, была пострижена под именем Сусанны в том же Новодевичьем монастыре. Миф  -- В старообрядческом скину Шарпан находится захоронение схимницы Прасковьи ("царицына могила") в окружении 12-ти безымянных могил. Староверы считают эту Прасковью царевной Софьей, якобы бежавшей из Новодевичьему монастыря с 12-ю стрельцами.Ист.: Костомаров Н.И. Русская история в жизнеописаниях ее главнейших деятелей.
   Информация к размышлению.
   Элита выдающихся женщин России (как пример). Княгиня Ольга (в крещении Елена († 11 июля 969) -- княгиня, правила Киевской Русью после гибели мужа, князя Игоря Рюриковича, как регент с 945 до примерно 960 года; первая из русских правителей приняла христианство ещё до крещения Руси; первая русская святая). Не в укор всем достойнейшим женщинам России будет сказано, что Святая Ольга и Великая Екатерина, по праву стоят на недосягаемой высоте. Исторически их разделяют более восьми веков, а объединяет стремление принести пользу своему Отечеству (А.К.). Олег, избравший для сына в супруги Ольгу в 903 году, как свидетельствует летопись, был покорен ее женской привлекательностью и благонравием. Однако, став у кормила государство после смерти Игоря, Ольга мудрым правлением доказала, что "слабая женщина может иногда равняться с великими мужами" (Н.М. Карамзин). Наказав убийц Игоревых, она утвердила порядок в государстве и, плененная лучом нового вероучения, будучи одарена умом необыкновенным, "Ольга захотела быть христианкою и сама отправи­лась в столицу империи и Веры греческой, чтобы почерпнуть его в самом источнике". Ольга по своему положению, как вдова князя и, главное, вдова матерая, получает общественное политическое значение. Она в действительности управляет Землею, как князь. Она самолично с маленьким сыном и дружиною идет мстить древлянам за смерть мужа и покоряет их Киеву окончательно, стою хитростью-мудростью (например, ис­требление нарочитых, лучших, людей земли), какая употреблялась несколько столетий спустя, при собирании земель Москвою. Вообще ни один князь не оставлял по себе такой земской и доброй памяти, как мудрая Ольга. За ее земским ликом, быть может, сокрылись и все земские заслуги мудрого Олега, с народным идеалом которого так родственно сливается и ее народный идеал, даже самое имя. Вся­кое дело она хочет и знать, и делать самолично. Ольга хитростью победила не только Древлян, но перехитрила и самого царя греческого, который вздумал было взять ее себе в жены. Таково в глазах язычества свойство женской личности вообще. Хитрость в том веке являлась не только положительным свойством ума, но и вещею силой, приближавшей человека к богам. Оттого все женские типы из мифической эпохи обладают прежде всего именно этим свойством их существа. Такова, на­пример, и Феврония Муромская, и типы народных былин. Вообще языческий идеал присваивает женской личности существо мифи­ческое. Она обладает даром гаданий, чаровании, даром про­рочества; она знает тайны естества и потому в ее руках по преимуществу хранится врачеванье от болезней, а, следовательно, колдовство, ведовство, заговоры, заклинания. Она в близких связях с мифическими силами; в ее руках и добро, и зло этих сил. Мифический змей становится сопутником ее личности. На особенную высоту вещего значения ставит языческий идеал ве­щую деву. Ист.: Костомаров Н.И. Русская история в жизнеописаниях ее главнейших деятелей.
   Екатерина II (Великая). Итог ее царствования. "В 1781 г. граф Безбородко предоставил ей (Екатерине - А.К.) инвентарь ее деяний за 19 лет царствования: оказалось, что устроено губерний по новому образцу 29, городов построено 144, конвенций и трактатов заключено 30, побед одержано 78, замечательных указов издано 88, указов для облегчения народа -- 123, итого 492 дела! К этому можно прибавить, что Екатерина отвоевала у Польши и Турции земли с на­селением до 7 млн. душ обоего пола, так что число жите­лей ее империи с 19 млн. в 1762 г. возросло к 1796 г. до 36 млн., армия со 162 тыс. человек усилена до 312 тыс., флот, в 1757 г. состоявший из 21 линейного корабля и 6 фрегатов, в 1790 г. считал в своем составе 67 линейных кораблей и 40 фрегатов, сумма государственных доходов с 16 млн. руб. поднялась до 69 млн., т. е. увеличилась бо­лее чем вчетверо, успехи промышленности выразились в умножении числа фабрик с 500 до 2 тыс." Ист.: Ключевский В.О.
  

0x01 graphic

ПЕРВЫЙ РУССКИЙ ОФИЦЕР

   Бухвостов Сергей Леонтьев (1659 - 1728) - начал службу конюшенным, а в 1683 г., когда юный царь вызвал охотником, первым записался в потешные и впоследствии царь прозвал его первым российским солдатом, выказывая неизменно особое расположение. Участвуя в маневрах потешных, Бухвостов выступил затем солдатом в Азовский поход, а вскоре и под Нарву, причем исполнял в начале шведской войны при царе должность лейбшица, т. е. стрелка, обязанного охранять царя в походах, атаках и баталиях. В 1706 г. Бухвостов был произведен в офицеры и продолжал боевую службу, исходив вдоль и поперек Россию, побывал в Швеции, Польше, Турции, Голштинии и Померании. В деле под Штетином (1713) Бухвостов был ранен и, потеряв способность служить в строю, был пожалован в майоры артиллерии с зачислением в санкт-петербургский гарнизон. Петр неоднократно хотел возвысить Бухвостова, но он по скромности всегда уклонялся от почестей. По велению царя был отлит бронзовый бюст Бухвостова, погибший впоследствии. Сохранился портрет Бухвостова, гравированный Махаевым. Ист.: Волков С.В. Русский офицерский корпус. - М.: Воениздат, 1993.
   Информация к размышлению.
   Элита "первых" (как пример, царь Алексей Михайлович). Алексей заслужил прозвание "тишайшего царя" (царь при беспредельной власти своей над народом, привыкшим к пол­ному рабству, не посягнул ни на чье имущество, ни на чью жизнь, ни на чью честь); гнев его был отходчив, проходил минутной вспышкой, не простираясь далее угроз и пинков, и царь первый шел навстречу к потерпевшему с прощением и примирением, стараясь приласкать его, чтобы не сердился; Алексей любил, чтобы вокруг него все были веселы и довольны (всего невыносимее была ему мысль, что кто-нибудь им недоволен, ропщет на него, что кого-нибудь стесняет; он первый начал ослаблять строгость заведенного при московском дворе чопорного этикета, делавшего столь тяжелыми и натянутыми придворные отношения; он нисхо­дил до шутки с придворными, ездил к ним запросто в гости, приглашал их к себе на вечерние пирушки, поил, близко входил в их домашние дела; уменье входить в положение других, понимать и принимать к сердцу их горе и радость было одною из лучших черт в характере царя. Ист.: Ключевский В.О. 
  

0x01 graphic


Монахиня Елена - ссыльная супруга Петра I - царица Евдокия (в девичестве Лопухина). Неизвестный художник. 

ПОСТРИЖЕНИЕ

   Не любя жены, Петр возненавидел ее родню и перед отъездом за границу удалил из Москвы ее отца, дядей и братьев. Желая соблюсти приличия законности, Петр из-за границы поручал Льву Нарышкину и духовнику Евдокии уговорить ее добровольно постричься. Но Евдокия ни за что не хотела. По возвращении из-за границы Петр уговаривал ее лично постричься. Царица не хотела. Тогда царь, не терпевший никаких противоречий своей власти, к соблазну всех православных христиан, приказал 23 сентября 1698 года отвезти Евдокию в Суздальский Покровский монастырь и там постричь ее. Пострижение, однако, совершилось не ранее как в июне следующего года: архимандрит и священники этого монастыря не хотели творить незаконного дела и за то взяты были в Преображенский приказ на расправу. Ист.: Костомаров Н.И. Русская история в жизнеописаниях ее главнейших деятелей.
   Информация к размышлению.
   Семья. Григорий Котошихин служил подьячим Посольского приказа, или младшим секретарем в министерстве иностранных дел, исполнял неважные дипломатические поручения, потерпел напраслины, в 1660 г. за ошибку в титуле государя был бит батогами. Русские люди, пишет Котошихин, "породою своею спесивы и необычайны (непривычны) ко всякому делу, понеже в государстве своем научения никакого доброго не имеют и не приемлют кроме спесивства и бесстыдства и ненависти и неправды для науки и обычая (обхождения с людьми) в иные государства детей своих не посылают, страшась того: узнав тамошних государств веры и обычаи и вольность благую, начали б свою веру отменять (бросать) и приставать к иным и о возвращении к домом своим и к сродичам никакого бы попечения не имели и не мыслили". Бесстрастно изображены здесь произвол родителей над детьми, цинизм брачного сватовства и сговора, непристойность свадебного обряда, грубые обманы со стороны родителей неудачной дочери с целью как-нибудь сбыть с рук плохой товар, тяжбы, возникавшие из этого, битье и насильственное пострижение нелюбимых жен, отравы жен мужьями и мужей женами, бездушное формальное вмешательство церковных властей в семейные дрязги.   Мрачная картина семейного быта испугала самого автора, и он заканчивает свое простое и бесстрастное изображение возбужденным восклицанием: "Благоразумный читатель! не удивляйся сему: истинная есть тому правда, что во всем свете нигде такого на девки обманства нет, яко в Московском государстве; а такого у них обычая не повелось, как в иных государствах, смотрити и уговариватися временем с невестою самому". Ист.: Котошихин Г. (ок. 1630-ноябрь 1667 гг.) О России в царствование Алексея Михайловича - СП б., 1859
   Муж и жена в семье - мысли: Как в соединении семейств, составляющих государство, так и в каждом семействе природою и законом поставлен отец оного. Старинными пословицами изображается власть домовладыки: В доме нет хозяина больше; попечительность его: Добрая голова сто голов кормит; наслаждение его: Хозяин в дому, как Авраам в раю; обилие и довольство у него: Дом как полная чаша. Но и трудности вести порядок и водворить благодеяние в доме выражаются пословицами: Дом -- яма: стой прямо; Горе тому, кто непорядком живет в дому; Домом жить -- не разиня рот ходить. Владимир Мономах в своем "Поучении" дает детям о хозяйстве следующий совет: "В дому своем не ленитеся, но все видите, не зрите на тивуна, ни на отрока, да не посмеются приходящие к вам и дому вашему и обеду вашему". Домашнее устройство наделяло хозяина спорыньею, которая почиталась выше богатства; оно требовало его присмотра: Хозяйских глаз -- смотрок, а не свой глазок не любый вкус. Труды хозяина разделяет и хозяйка; он домовник, она домовница; от хозяина, по пословице, должно пахнуть ветром, от хозяйки -- дымом, то есть он вне дома приобретает, она приобретенное хранит и в пользу употребляет. Иначе: Не столько муж мешком, сколько жена горшком вытащат из дому, то есть не столько муж, сколько жена может разорить дом. Также: Добрая жена дом сбережет, а плохая рукавом разнесет. Брак в старину у нас считался не одним договором, как по естественному праву, но основанием общественного благоустройства, законом, судом Божиим и священным вечным союзом, который связывали сила веры и цель природы. Муж величаем был главою, а жена -- душою. Нравы и обычаи предков служили мерою счастия и залогом твердости сих союзов; ибо старинные мужья, полагая, что воля добру жену портит, не давали воли женам. Владимир Мономах советует детям своим: "Жен любить, но воли им не давать над собою"... Ист.: Снегирев И. М. Русские народные пословицы и притчи. М., 1848
  
  
  

0x01 graphic

Гравюра 1699 года изображает юного царя Петра во время Великого посольства в Европу в непривычной европейской одежде.

  

СЕКРЕТНАЯ МИССИЯ ПЕТРА

("Нам нужна Европа на несколько десятков лет, а потом мы к ней должны повернуться задом")

   Петра часто изображали слепым беззаветным западником, который любил все западное не потому, что оно было лучше русского, а потому, что оно было непохоже на русское, который хотел не сблизить, а ассимилировать Россию с Западной Европой. Трудно поверить, что всегда расчетливый Петр был расположен к таким платоническим увлечениям. Из обзора жизни Петра мы видели, как в 1697 г. под прикрытием торжественного посольства, в свиту которого замешался и Петр под вымышленной фамилией, снаряжена была секретная воровская экспедиция с целью выкрасть у Западной Европы морского техника и техническое знание. Составляя в 1724 году программу торжественной оды или чего -- то подобного на празднование годовщины Ништадтского мира, Петр писал, между прочим, что все народы особенно усердно старались не допустить нас до света разума во всем, особенно в военном деле; но они проглядели это, точно у них в глазах помутилось...   Вот почему хочется верить дошедшему до нас через много рук преданию о словах, когда -- то будто бы сказанных Петром и записанных Остерманом: "Нам нужна Европа на несколько десятков лет, а потом мы к ней должны повернуться задом".
   Кроме изучения искусства мореплаванья дома, русские учились ему и заграницей. В предисловии к морскому ре­гламенту сказано, что Петр "многое число благородных, послал в Голландию и иные государства учиться архитек­туре и управления корабельного". Трудно с точностью определить как велико было это "многое число благородных". Известно, что в 1697 г. послано было 50 стольников и спальников; в промежуток времени между 1713 -- 1715 гг. только в Голландии было в навигацкой науке 22 человека из самых знатных фамилий. В 1717 г. было послано 47 навигаторов, "дворянских детей". Кроме Голландии посылали учиться в Италию, Англию, Францию, Испанию. Предметы занятий, главным образом, вращались около наук и искусств, необходимых для морского дела, хотя все-таки не всегда были одинаковы. Так инструкция, данная Толстому, обязывала 1) знать чертежи или карты, компасы и прочие признаки морские; 2) владеть судном, как в бою так и в простом шествии, и знать все сна­сти и инструменты, к тому принадлежащие: паруса, веревки, а на которгах и на иных судах весла и пр. 3) сколь­ко возможно, искать того, чтоб быть на море во время боя, а кому и не случится, и то с прилежанием того искать, как в то время поступать. 4) Ежели кто захочет впредь получить милость большую, по возвращении своем научился бы знать; как делать те суда, на которых они искушение свое примут.   Подобным практическим знакомством с морским делом не всегда ограничивалось изученье его. Многие знакомились с научной стороной и изучали другие искусства. Так Неплюев после практического знакомства с наукой галерного плавания и после участия в битвах с Турками учился в кадикской академии: "артикулу солдатскому, повседневно математике, повседневно артиллерийскому искусству, на шпагах биться, танцевать". Семь русских гардемаринов в Тулоне учи­лись, кроме сейчас упомянутых наук, инженерству, "ри­совать мачтабы", кораблестроению, боцманству, на лошадях ездить. Князь Иван Андр. Щербатов писал про себя в 1719 г., что он, кроме того, что всеми силами старал­ся быть в практике на военных английских кораблях, научился еще отчасти арифметике, геометрии, тригонометрии, астрономии и навигации.  Наконец, всем учащимся необходимо было ознакомиться с языком тех земель, в которых они учились или, по крайней мере, с латинским. Ист.: Ключевский В.О. ЛЕКЦИЯ LX; Соколовский И. В. Петр Великий как воспитатель и учитель народа. - Казань, 1873.

СТРАНА КОРАБЛЕЙ

   Петру нетерпеливо хотелось в Голландию, страну кораблей и всякого мастерства: для него это была настоящая обетованная земля.   Оставивши позади себя посольство, он поплыл по Рейну и каналам с несколькими волонтерами и немногочисленной прислугой. Петр много наслышался о Голландии от голландцев, которых было очень много в России, и узнал от них о том, что недалеко от Амстердама, в прибрежном местечке Саардаме, есть большая корабельная верфь. Не останавливаясь в Амстердаме, Петр оставил там большую часть своих спутников, взял с собою только шесть волонтеров, и в том числе Александра Меншикова, и приехал в Саардам 7-го августа, в одежде голландского плотника, - в красной фризовой куртке, в белых парусинных штанах и лакированной шляпе. Там нашел он знакомого кузнеца, работавшего некогда в Москве, Геррита Киста, приютился в его доме, упросивши хозяина никому не говорить, кто он таков, и выдавал себя за простого русского плотника. Здесь царь принялся работать топором вместе с другими работниками, ходил с ними в трактир пить пиво, посещал разные заводы и мельницы, которых было много в окрестностях Саардама. Вскоре, однако, саардамцы смекнули по приемам чужеземного плотника, что это должен быть важный человек, а жена кузнеца Киста проговорилась, и все узнали, что плотник царь; тогда за ним начала ходить толпа любопытных. Однажды он раздражил уличных мальчишек: он дал нарочно одним из них слив, а другим не дал, и они на него за то кидали грязью.   Царь принужден был жаловаться бургомистру.  Бургомистр для охранения царя устроил на мосту стражу, чтоб не давать толпе собираться перед домом, где жил царь. Но это не помогало. Сам Петр не привык сдерживать себя и однажды, когда его окружила непрошенная толпа, бесцеремонно ударил по щеке одного из зевак, которого голландцы в шутку прозвали после этого "рыцарем".  Эти обстоятельства заставили Петра удалиться из Саардама, где он прожил всего восемь дней. 15-го августа приехал он в Амстердам, куда вслед за тем прибыло и русское посольство. В Амстердаме прожил он четыре месяца. Здесь, при посредстве бургомистра Витсена, который был некогда в России, Петр определился простым рабочим на ост-индскую верфь и с чрезвычайным увлечением, для собственного изучения кораблестроительного искусства, трудился над постройкою фрегата, заставляя и своих русских волонтеров работать вместе с собою.   Но голландский способ кораблестроения не вполне удовлетворял его: голландцы были только практики, теоретическая часть у них была в небрежении; Петр проведал, что в этом отношении англичане стоят выше голландцев, и задумал ехать в Англию с целью дальнейшего своего усовершенствования в кораблестроении. Петр занимался не одним кораблестроением; его также занимало все другое: и фабрики, и анатомия, и естествознание; он ездил в Лейден наблюдать над вскрытием трупов, изучать разные аппараты и микроскопы, занимался также гравированием и в то же время не терял из виду внутренних и внешних дел своего отечества, следил за делами в Польше, Турции, за своими кумпанствами, продолжавшими строить корабли в России, договаривал и нанимал мастеров для отправления в Россию и не оставлял без внимания хода политических событий в Европе. Франция. Сарбона. Потом Петр посетил дом Пижона, устроившего движущуюся планетную сферу, по системе Коперника; его изобретение так понравилось Петру, что он сторговал его за две тысячи крон. Посетивши Сорбонну, Петр был принят с большими почестями докторами этого учреждения и любовался красивым надгробным памятником кардинала Ришелье. В следующие дни царь опять посетил фабрику ковров Гобелена, где очень похвалил вышитую историю дон Кихота, которую и получил в подарок от имени короля. Потом он осматривал в сопровождении регента помещение жандармов, шеволежёров, мушкетеров и королевских телохранителей, которые нарочно были выстроены в линию на Елисейских полях. 17 июня (нового стиля) царь провел два часа в обсерватории, а на другой день (18) послал пригласить к себе знаменитого географа того времени Делиля, долго разговаривал с ним через переводчика о положении и пространстве своего государства, рассказывал ему о расположении новой крепости, которую устраивал в татарских пределах.    С любопытством царь смотрел на разные химические опыты, произведенные для него ученым Жоффруа, и пожелал видеть одну из операций, делаемых знаменитым английским окулистом Уолессом: больного, шестидесятилетнего инвалида, нарочно привезли в отель, где жил Петр, чтоб показать русскому царю образец европейского врачебного искусства. Сначала, когда окулист запустил иглу в глаз больного, царь невольно отвернул голову, но любопытство взяло над ним верх, и он смотрел до конца на операцию, а потом поднес к глазам инвалида свою руку и с удовольствием заметил, что тот увидал ее, тогда как до операции не мог ничего видеть. Похваливши окулиста, царь обещал прислать к нему ученика, чтобы тот мог приобрести подобное искусство под руководством такого великого оператора. 19-го июня (нового стиля) царь посетил заседание парламента, бывшего тогда верховным судебным местом. Все члены были одеты в парадные платья красного цвета, а президент - в меховом одеянии, что составляло, по местным обычаям, особую почесть, оказываемую высокому гостю по поводу его посещения.   В тот же день посетил царь академию наук; члены разговаривали с ним о новых машинах и о разных ученых опытах. Петру здесь понравилось все, что он видел и о чем говорил, и впоследствии, по возвращении в Петербург, он поручил своему доктору Эрскину изъявить президенту академии аббату Биньону желание быть записанным в число членов зтого ученого общества. Академия изъявила согласие и прислала царю диплом на звание члена и благодарность за предложенную честь.   С тех пор, до самой своей смерти, Петр как член французской академии получал издания ее трудов.  21-го июня (нового стиля), отслушавши в греческой церкви литургию, по случаю наступившего в этот день по старому календарю праздника Пятидесятницы, Петр уехал в Спа, где намеревался пользоваться водами. Перед отъездом из Парижа, Петр щедро одарил сопровождавших его придворных и служившую ему королевскую прислугу.    Король при прощании поднес своему высокому гостю в дар меч, усыпанный бриллиантами, но Петр не хотел брать в подарок ни золота, ни драгоценных камней, а попросил четыре ковра превосходной работы из королевского гардероба. 19-го сентября (нового стиля) царь прибыл в Берлин, за ним через три дня явилась туда Екатерина; пробывши в Берлине три дня, царственная чета через Данциг вернулась в Петербург, куда прибыла 9-го октября 1717 г., после шестнадцатимесячного путешествия за границей. Ист.: Костомаров Н.И. Русская история в жизнеописаниях ее главнейших деятелей.
   Информация к размышлению.
   Заграница. Впечатление русских элиты. Европа поражала русского человека, в нее попавшего, прежде всего тою величественной внешностью, которой он не видел дома. Громадные города с каменными высокими домами, с величавыми соборами возбуждали одно из первых удивлений после русских городов с их совершенно сельскими, крытыми соломой избами и маленькими деревянными церквами, и путешественник непременно отметит в дневнике, как будто в этом было что-то особенно замечательное, что весь город, через который он проезжал, каменный. Искусство остается для такого путешественника еще недоступно своею внутреннею стороною, не вызывая в нем никаких эстетических волнений; но произведения искусства поражают его мастерством техники, и он отметит, что виденные им на картинах люди и "мраморные девки", изображающие "поганских богинь"... Политический порядок западноевропейских государств, лежавший в основе этого житейского указа, так понравившегося русским людям, вызвал в них немало симпатий. Толстой с большим удовольствием рассказывает о свободе, печать которого видна на всех гражданах венецианской республики, о простоте в общении с дожем, о справедливости, царящей в судопроизводстве.  Матвеев попал во Францию в эпоху расцвета абсолютизма при Людовике ХVI. Но он не без скрытого намека на родные политические порядки должен был с сочувствием заметить отсутствие произвола, благодаря чему "король кроме общих податей, хотя и самодержавный государь, никаких насилований не может, особливо же ни с кого взять нечего, разве по самой вине, свидетельствованной против его особы в погрешении смертном, по истине рассужденной от парламента; тогда уже по праву народному, не указом королевским, конфискации или описи пожитки его подлежать будут". Со второй четверти века в поколении детей этих невольных путешественников развивается и все более входит в моду добровольное путешествие на Запад по тем же мотивам, по которым оно предпринимается и до наших дней: завершение образования, удовлетворение любознательности, лечение на заграничных курортах, наконец, удовольствие самого путешествия. Благоустройство западного города, комфорт европейской жизни, утонченные нравы, зрелища и увеселения, а затем и западные библиотеки и университеты - таковы были приманки, тянувшие русского путешественника на Запад.  Не даром указ 1762 г. о вольности дворянства с такою подробностью говорил о возможности для дворян ездить за границу, обучать там детей и жить там, сколько захотят. Путешествия за границу стали столь любимы и обычны, что за 20 лет до этого указа сухой и узкий моралист, придворный проповедник Савицкий, считал нужным вооружиться против этого явления, которое он считал и вредом для православия.  "Многие ль, - восклицал он в проповеди, произнесенной 4 июля 1742 г., - хотя копейку потратили на обучение православию? Весьма немногие! А многие тысячи брошены на обучение от пелен танцам, верховой езде, разным языкам, да на странствия по чужим землям"... Какими чертами отразилось это влияние на русском дворянстве? В этой встрече отечественного с западным на первых порах много было ненужного, карикатурного и смешного. Но были и ценные приобретения. Наиболее дорогою была открывшаяся возможность идейного общения с просвещенными странами, хранительницами плодов долговременной умственной работы и возможность заимствовать оттуда того общечеловеческого, которое в этих западных плодах заключалось. В законодательстве Петра отразилось преклонение перед разумом, как источником и основанием политики; в политических трактатах Феофана Прокоповича, в дебатах дворянских кружков, обсуждавших в 1730 г. вопросы государственного права, легко заметить понятия, навеянные рационалистической теорией. Не следует, однако, преувеличивать размеров этого идейного влияния: оно было очень поверхностно. Идеи не находили себе пока в России удобной почвы, подготовленной долгой и упорной воспитательной работой. ...Реформы Петра, произведенные по западному образцу, ценились современниками, как приобщение России к семье западных народов.  "Ваше величество, - писал раз Петру один из дипломатов его времени, князь Г.Ф. Долгоруков, - милосердуя о народе своего государства, изволите непрестанно беспокойно трудиться, чтобы оный из прежних азиатских обычаев вывесть и обучить, как все народы христианские в Европе обходятся". Ту же мысль высказывал Петру и сенат в приветствии по случаю поднесения ему императорского титула, говоря, что благодаря деятельности Петра, русские "присовокуплены в общество политических народов". Западное устройство и отношения получали значение хорошего примера. Во время известного раздора верховного тайного совета с дворянством в 1730 г. руководитель совета кн. Д.М. Голицын, пытаясь привлечь расположение дворянства, включил в текст составленный им тогда текст присяги, которая должна была иметь значение конституционной хартии, параграф, где заключалось обещание со стороны императорской власти дворянство содержать в такой же "консидерации", как это бывает в западных странах. ... Возникла возможность сравнивать свое с чужим, развилось еще в ХVII в. заметное критическое отношение к родной действительности. Неприглядные стороны этой действительности возбуждали нередко стыд за нее перед новым обществом, в которое вошла теперь Россия. На одном из тех же дворянских совещания зимой 1730 г., на котором собрались представители высшего чиновного слоя этого сословия, раздались горячие возгласы против произвола, с которым действовала в те годы политическая полиция. Некоторые члены собрания с негодованием заявляли, что существование тайной канцелярии, которая иногда только за одно неосторожно сказанное слово арестует, пытает, казнит и конфискует имущество, лишая всяких средств к жизни ни в чем неповинных младенцев-наследников, - что это существование - позор для России перед западными народами. Способность критически взглянуть на самих себя и устыдиться за родные грехи и недочеты была, может быть, самым ценным приобретением, вынесенным русским обществом из знакомства его с Западом. Чувство стыда влекло за собой раскаяние, которое в свою очередь вызывало решимость бросить ошибочный путь и идти по новому направлению.   Разумеется, до идей было рано, когда надо было приобретать еще знакомство с самым орудием их распространения - языком. Это знакомство сделало быстрые успехи. Как ни плохи и смешаны были иностранцы-учителя, какой скудный запас понятий они ни приносили, они все-таки оказали русскому обществу услугу, научив его по крайней мере своим языкам. Ист.: Богословский М. Быт и нравы русского дворянства в первой половине ХVIII века. М., 1906.
  

0x01 graphic

Петр I допрашивает царевича Алексея Петровича в Петергофе", 1871.

Художник Ге Николай Николаевич

  

КЛЯТВЕННОЕ ОБЕЩАНИЕ НАСЛЕДНИКА И "МАНЛИЕВ ПРАДЕЖ"

   ...Наследник (царевич Алексей, родившийся 19 февраля 1690 года)  был умен и любознателен, но он был тяжел на подъем, не способен к напряженной деятельности, к движению без устали, которыми отличался отец его; он был ленив физически и потому домосед, любивший узнавать любопытные вещи из книги, из разговора только; оттого ему так нравились русские образованные люди второй половины XVII века, оттого и он им так нравился. Россия в своем повороте, в своем движении к Западу шла очень быстро; в короткое время она изживала уже другое направление; царевич Алексей, похожий на деда и дядю, был образованным, передовым русским человеком XVII века, был представителем старого направления; Петр был передовой русский человек XVIII века, представитель иного направления: отец опередил сына! Сын по природе своей жаждал покоя и ненавидел все то, что требовало движения, выхода из привычного положения и окружения; отец, которому по природе его были более всего противны домоседство и лежебокость, во имя настоящего и будущего России требовал от сына внимания к тем средствам, которые могли обеспечить России приобретенное ею могущество, а для этого нужна была практическая деятельность, движение постоянное, необходимое по значению русского царя, по форме русского правления. В 1704 году Петр дал программу, от которой не отступил: "Мы благодарим бога за победу. ... Я взял тебя в поход показать тебе, что я не боюсь ни труда, ни опасностей. Я сегодня или завтра могу умереть; но знай, что мало радости получишь, если не будешь следовать моему примеру. Ты должен любить все, что служит к благу и чести отечества, должен любить верных советников и слуг, будут ли они чужие или свои, и не щадить трудов для общего блага. Если советы мои разнесет ветер и ты не захочешь делать того, что я желаю, то я не признаю тебя своим сыном: я буду молить бога, чтоб он наказал тебя в этой и в будущей жизни". Царевич, целуя руки отца, клялся, что будет подражать ему... Отец работал без устали, видел уже, как зрели плоды им насажденного, но вместе чувствовал упадок физических сил и слышал зловещие голоса: "Умрет -- и все погибнет с ним, Россия возвратится к прежнему варварству". Эти зловещие голоса не могли бы смутить его, если б он оставлял по себе наследника, могшего продолжать его дело. Но Петр при своей работе в сонме сотрудников не досчитывался одного -- родного сына и наследника! При перекличке русских людей, имевших право и обязанность непосредственно помогать преобразователю в его деле, царевич-наследник объявился в нетях! Единственное средство упрочить будущность своему делу -- это отстранить человека, который должен быть главным препятствием этому, отстранить наследника от наследства. Эта мысль необходимо должна была явиться в голове Петра, как скоро он увидал в сыне отвращение к отцовскому делу. Надобно выбирать: или он, или они; корень злу -- старцы и попы; Петр не решился на выбор, не решился быть судьею в собственном доме, особенно когда он дал сыну обещание простить его; он созвал знатнейшее духовенство, министров, сенаторов, генералитет. Надобно выбирать; среднего быть не может, ибо заявлено, что клобук не гвоздем будет к голове прибит. Для блага общего надобно пожертвовать недостойным сыном; надобно одним ударом уничтожить все преступные надежды. Но казнить родного сына! Было ясно, что духовенство указывало на прощение, выставляя тут пример наивысший, пример спасителя; но духовенство не заблагорассудило ничего сказать насчет обещания, данного царем сыну, тогда как на основании этого обещания царевич возвратился, и Петр именно указывал на обещание свое, требуя очищения совести. Царевич перед евангелием отрекся от престола и подписал клятвенное обещание:  "Я, нижепоименованный, обещаю пред св. евангелием, что понеже я за преступление мое пред родителем моим и государем, его величеством, изображенное в его грамоте и в повинной моей, лишен наследства российского престола, того ради признаваю то за вину мою и недостоинство заправедно и обещаюсь и клянусь всемогущим в троице славимым богом и судом его той воле родительской во всем повиноваться, и того наследства никогда ни в какое время не искать, и не желать, и не принимать его ни под каким предлогом. И признаваю за истинного наследника брата моего, царевича Петра Петровича. И на том целую св. крест и подписуюсь собственною моею рукою". Светские чины, приглашенные определить наказание, хотели уяснить для себя преступление. 19 июня Алексея пытали: дано ему 25 ударов. 24 июня была вторая пытка: дано 15 ударов.  24 июня состоялся приговор суда. В "Записной книге С --Петербургской гарнизонной канцелярии" читается: "26 июня пополуночи в 8-м часу начали сбираться в гварнизон его величество, светлейший князь, князь Яков Федорович (Долгорукий), Гаврило Иванович (Головкин), Федор Матвеевич (Апраксин), Иван Алексеевич (Мусин-Пушкин), Тихон Никитич (Стрешнев), Петр Андреевич (Толстой), Петр Шафиров, генерал Бутурлин; и учинен был застенок, и потом, быв в гварнизоне до 11 часа, разъехались. Того же числа пополудни в 6-м часу, будучи под караулом в Трубецком раскате в гварнизоне, царевич Алексей Петрович преставился".30 июня царевич был похоронен в Петропавловском соборе в одном месте с женой в присутствии царя и царицы... Ист.: Соловьев С.М. История России с древнейших времен.
   Информация к размышлению.
   Древний Рим. Незыблемые и неумолимые законы - опора государственности, необходимая база нравственности и справедливости. Только в таком случае государство вправе рассчитывать на проявление гражданских чувств и гражданского долга. Во времена верховенства закона римские полководцы были неумолимы, а порой и беспощадны даже к самым близким, о чем свидетельствует рассказ Тита Ливия о Тите Манлии, сыне консула. Тот, вопреки приказанию, поразил тускуланского всадника Гемина Месция и с доспехами последнего прибыл в лагерь, рассчитывая заслужить поощрение отца-консула:  "Отец, - сказал он, - чтобы все видели во мне истинного твоего сына, я кладу к твоим ногам эти доспехи всадника, вызвавшего меня на поединок и сраженного мною". Услыхав эти слова, консул отвернулся от сына и приказал трубить общий сбор; когда воины собрались, он молвил: "Раз уж ты, Тит Манлий, не почитая ни консульской власти, ни отчей, вопреки запрету, без приказа, сразился с врагом и тем в меру тебе доступного подорвал в войске послушание, на котором зиждилось доныне римское государство, а меня поставил перед выбором - забыть либо о государстве, либо о себе и своих близких, то пусть лучше мы будем наказаны за наш поступок, чем государство станет дорогой ценою искупать наши прегрешения. Послужим же юношеству уроком, печальным, зато поучительным, на будущее. Конечно, ты дорог мне как природный мой сын, дорога и эта твоя доблесть, даже обманутая пустым призраком чести; но коль скоро надо либо смертью твоей скрепить священную власть консулов на войне, либо навсегда подорвать ее, оставив тебя безнаказанным, то ты, если подлинно нашей ты крови, не откажешься, верно, понести кару и тем восстановить воинское послушание, павшее по твоей вине. Ступай, ликтор, привяжи его к столбу". Услыхав столь жестокий приказ, все замерли, словно топор занесен у каждого над собственной его головою, и молчали скорее от ужаса, чем из самообладания. Но, когда из разрубленной шеи хлынула кровь, все стоявшие дотоле, как бы потеряв дар речи, словно очнулись от чар и дали вдруг волю жалости, слезам и проклятиям. Покрыв тело юноши добытыми им доспехами, его сожгли на сооруженном за валом костре и устроили похороны с такою торжественностью, какая только возможна в войске; а "Манлиев правеж" внушал ужас не только в те времена, но и для потомков остался мрачным примером суровости". Следует ли удивляться тому факту, что почитание закона, высокие гражданские чувства, патриотизм, искренняя любовь к отечеству генерировали высочайшую воинскую доблесть? Нет, ибо пример воинской добродетели показывали сами полководцы. Ист.: Каменев А.И. Всеобщая хрестоматия полководческого искусства. Т.4. Древний Рим. Ч. III. Войны и противники Древнего Рима. Особенности мировоенного процесса древнеримского государства и современность. - ВАГШ ВС РФ (не опубликовано). - М., 2007.
  
   Сталин, его сын Яков Джугашвили, его судьба.
   Дело в том, что именно в первых числах августа 1941 года немецкие самолеты сбрасывали листовки, в одной из которых была напечатана фотография пленного, беседующего с двумя немецкими офицерами. Подпись под снимком такая: "Это Яков Джугашвили, старший сын Сталина, командир батареи 14-го гаубично-артиллерийского полка, 14-й бронетанковой дивизии, который 16 июля сдался в плен под Витебском вместе с тысячами других командиров и бойцов..."Как выяснилось позднее, 16 июля 1941 года Яков, будучи контуженным, попал в плен вместе с другими сослуживцами под городом Лиозно, недалеко от Витебска. На сборном пункте Якова выдали, сказав, чей он сын. На первом допросе 18 июля (текст был позднее найден и публиковался не раз, я приведу лишь часть его.-- В. К.) Яков держался с достоинством ...Якову предложили послать письма семье, отцу. Он отказался, понимая, что эти письма могут использовать не по назначению. Его обещали хорошо устроить и содержать, но за это просили написать обращение к красноармейцам, чтобы они сдавались в плен. Яков на это лишь презрительно усмехнулся. Но гитлеровцам и не нужно было согласие Джугашвили, они все равно напечатали листовку, в которой была его фотография и говорилось: "В июле 1941 года старший лейтенант и командир батареи Яков Джугашвили писал своему отцу Иосифу Сталину: "Дорогой отец, я нахожусь в плену. Я здоров. Скоро меня переведут в офицерский лагерь в Германии. Обращение хорошее. Желаю тебе здоровья. Привет всем, Яша". Дальнейшая судьба Якова Джугашвили известна, об этом писали много раз. Он прошел через психологически тяжелые испытания, его долго пытались сломить, в конце концов он не выдержал своего положения и 14 апреля 1943 года бросился на колючую лагерную ограду, крикнув: "Застрелите меня!", и часовой его убил... Ходили разговоры, будто бы через посольство нейтральной страны Сталину предлагали обменять Якова на фельдмаршала Паулюса, попавшего в плен под Сталинградом, а Сталин якобы ответил: "Я солдата на маршала не меняю"... Ист.: Карпов В.В. Маршал Жуков, его соратники и противники в годы войны и мира. Книга I. // Роман-газета, 1991
   В советское время большой популярностью пользовались анекдоты так называемого "армянского радио". Однажды "армянское радио" спросили: "Может ли сын генерала стать маршалом". "Армянское радио" подумало и ответило: "Нет. У маршала свои сыновья". Последними выступали высшие генералы в отношении угодливых и пробивных офицеров. Есть также предположение о том, что путь в академию генштаба "пробивали" некоторые "нацмены", готовя себе кадры высшей квалификации для последующей борьбы за власть.
   Подтверждение "избранности" состава слушателей послужил и классный журнал, который я (это временя было в Военной Академии Генерального Штаба - А.К.) взял в руки, чтобы хотя бы бегло ознакомиться с составом моих слушателей. Раскрыв его, я был поражен наличием в нем известных фамилий. Впрочем, думаю, каждый был бы удивлен, увидев списке слушателей фамилии: Ворошилов, Жуков, Мерецков и т.д. (в данном случае я произвольно называю фамилии) и других видных военачальников. Сначала я подумал, что это всего лишь однофамильцы известных лиц, но потом получил разъяснение, что сидящие передо мною офицеры не однофамильцы, а родственники этих людей. Разъясняющий добавил: "У нас однофамильцев не бывает", подчеркивая этим особенность кадровой политики академии. Ист.: Каменев А.И. Вечный Узник.
  

0x01 graphic

  

Иуда и Фамарь (1840) .

Художник Орас Верне

  

ПЕТРОВСКАЯ ОФИЦЕРСКАЯ ЭЛИТА И "ЗАСЛАННЫЕ КАЗАЧКИ"

("Неверный друг подобен тени, которая влачится за тобой, пока светит солнце". К. Досси ( 1849--1910)).

   Весной 1699 г. подготовка офицерского состава из русских дворян для будущих новых регулярных полков активизировалась. 1 мая в Преображенском был назначен смотр стольникам, находившимся в Москве, одновременно из деревень вызывались остальные. А. М. Головин, который проводил смотр, отдал приказ, "чтобы они учились пехотному строю на житном дворе, у ково есть свое ружье, фузеи или пищали, а у ково нет, те б брали в Преображенском государево ружье". С 6 мая началось регулярное обучение будущих офицеров по артикулу, составленному Л. М. Головиным и Петром. На одном из учений в село Семеновском присутствовал сам царь. К делу обучения дворян пехотному строю подходили очень строго: нерадивых или уклонявшихся от военной службы жестоко наказывали, вплоть до ссылки и конфискации поместий и вотчин. Какое значение придавал Петр обучению офицеров, видно из того факта, что он лично проверял годность дворян к строевой службе.   Кроме того, в распоряжение А. М. Головина, руководившего обучением офицеров "по артикулу", из Иноземного приказа было прислано до 300 иностранных офицеров из числа тех 700 иноземцев, которые были набраны на русскую службу Великим посольством в 1698 г. Однако этот контингент не оправдал возлагавшихся на него надежд. По отзыву Головина, многие из присланных были "гуляки великие", другие оказались просто невеждами. Начало наборам в новую армию положил указ от 8 ноября 1699 г. о приеме "в службу в солдаты изо всяких вольных люде". Согласно указу, добровольцам полагалось 11 рублей в год жалованья и "хлебные и кормовые запасы" наравне с солдатами Преображенского и Семеновского полков. Центром формирования и обучения полков из вольных людей была назначена съезжая солдатская изба в Преображенском, а руководство этим делом возложено на А. М. Головина. По предложению А. М. Головина, начиная с мая 1700 г. для подготовки офицеров стали привлекаться московские дворяне из числа "лучших фамилий". После тщательного отбора на офицерские должности было направлено 940 дворян "московского чина". Ист.:  Ростунов И. И., Авдеев В. А., Осипова М. Н., Соколов Ю. Ф.   История Северной войны 1700-1721 гг. -- М.: Наука, 1987.
   Информация к размышлению.
   Провокация под название "ГКЧП". Сейчас, спустя более 25 лет большинство россиян не знает правды о тех событиях, которые безвозвратно отринули в историю СССР. Распад великой страны шел давно. Но в центре (Москве) и на местах (в союзных республиках) новые соискатели власти были недовольны динамикой этого процесса. Ему (этому процессу) надо было придать ускорение. Идеологические все было подготовлено. Законодатели в союзных республиках давно вступили в противоречие с союзным законодательством. Органы власти на местах уже не первый год творили все, что хотели. Боевые дружины и национальные воинские формирования были почти всюду. Теперь надо было полностью парализовать центральную власть, окончательно выбить ее из колеи и не позволить ей обрести прежнее могущество и силу. Нужна была сильная встряска в самом центре, в Москве. Это мог быть и фарс, но, видимо, предусматривался вариант осложнения событий, ведущий к конфронтации, гражданскому противоборству. Ослабленная и оплеванная армия уже не служила препятствием на пути заговорщиков. Горбачев утратил влияние на вооруженные силы и мог рассчитывать лишь на часть высшего генералитета во главе с Д.Т. Язовым, министром обороны. Противиться планам заговорщиков, во главе которых номинально стоял Ельцин, а на самом деле идейными вдохновителями были, как я полагаю, аналитики из США с их представительством в лице Яковлева-Шеварднадзе и К®, могла только одна сила - простой советский народ, который не желал расчленения великой страны на мелкие удельные республики. Эти люди за последние 5-6 лет увидели, к чему ведет обособленность республик и сколько крови несет на себе новый передел власти и собственности на местах. Но люди сами по себе - толпа. Без лидера, умного руководителя огромная масса не представляет никакой силы. Только лидер, вождь, может зажечь людей и сплотить ее на благое или худое дело. Такого лидера не было ни на виду, ни на слуху. Простые, честные и порядочные граждане были неорганизованны. Следовательно, и со стороны трезвых и порядочных людей СССР заговорщики не могли встретить никакого сопротивления. Путь был расчищен. Оставалось сделать одно - устроить провокацию. И эта провокация под название "ГКЧП" была осуществлена, как то было задумано за пределами нашей родной страны. В тот день, 19 августа 1991 г. я волей случая оказался в центре событий. Работая над очередной книгой, я много времени проводил в центральной библиотеке СССР, до революции - Румянцевской, после - Ленинской. Прибыв в библиотеку к 9 часам, я не увидел ничего необычного ни в библиотеке, ни вне ее. Тем не менее, я еще около часа продолжал работать в библиотеке, а, когда в 12 часов вышел из здания, был удивлен скоплением огромного числа людей. За какие-то час-два все прилегающие к библиотеке улицы и Манежная площадь были запружены народом. У дверей библиотеки стояла грузовая машина со стрелой и люлькой на ней. В этой люльке над толпой возвышался какой-то человек и через мегафон командовал группами людей, направляя их в разные точки Москвы, главным образом, в сторону учреждений власти, телевидению, радио и учреждениям связи. Не стихийное было собрание людей... Было видно, что люди организованы и легко поддаются управлению. Характерно было и то, что в основном это была молодежь, думаю, студенческая, и люди среднего возраста довольно хорошего достатка, о чем говорила их одежда и внешний холеный, ухоженный вид. Наличие этих двух групп (молодежной и среднего возраста) мог говорить о следующем. Во-первых, студенческая молодежь, как мобильная и бесшабашная сила была основной массой демонстрантов. Таких легко поднять с места, нетрудно бросить в сражение, так как у нее нет еще развитого инстинкта самосохранения, но зато много энергии, силы и безрассудства. Во-вторых, наличие людей среднего возраста (от 30 до 40 лет) с хорошим достатком объясняется двояко: молодежи нужны руководители из этой среды; да и классовая солидарность имущих обязывает сплачиваться в тот момент, когда их достатку и благополучию угрожает реальная или мнимая опасность. Второе - меня поразил тот факт, с какой скоростью на площади собралась огромная масса людей. Попробуйте, к примеру, бросить клич немедленно собраться для какого-то важного дела в центре Москвы и вы увидите, что самые сознательные и активные начнут собираться в условленном месте не ранее 1,5 часов со времени объявления сбора. Даже через 3-4 часа не удастся собрать внушительной толпы. И только через 5-6 часов можно будет добиться максимально возможного результата. А тут такой эффект - за 2 часа площадь была полна народа. Как такое могло произойти? Объяснение может быть только одно - люди заранее были оповещены о времени и пункте сбора, а для ускорения процесса надо было подготовить необходимые транспортные средства, не рассчитывая ни на метро, ни на общественный транспорт. Следовательно, организаторы митинга на Манежной площади должны были знать о готовящемся заявлении членов ГКЧП и иметь еще время и возможности организовать им контрпротиводействие. Как же удалось на ничтожное по своей политической сути заявление членов ГКЧП и их акцию устрашения в виде танков на Красной площади, противопоставить мощную организацию противодействия? И тут следует признать: без крупных денежных средств, без сильной структуры управления, жесткой организации, скоординированности разных оппозиционных сил таких действий осуществить нельзя. Конечно, в силу закрытости темы, мы не можем указать источники финансирования этой акции, все механизмы подготовки, всех главных действующих лиц (публичных и закулисных). Это может когда-то открыться, а может и не стать достоянием гласности. Уж слишком высока цена такого открытия. Для меня же уже тогда, 19 августа 91-го, стало понятно, что это действие хорошо и умно поставлено. На Манежной площади, куда я направился, чтобы лучше разобраться в происходящем, я увидел множество агитаторов, раздающих на руки листовки, подписанные Ельциным, Силаевым и Хасбулатовым, где говорилось следующее: "В ночь с 18 на 19 августа 1991 года отстранен от власти законно избранный президент страны. Какими бы причинами не оправдывалось это отстранение, мы имеем дело с правым, реакционным, антиконституционным переворотом". И далее: "Обращаемся к военнослужащим с призывом проявить высокую гражданственность и не принимать участия в реакционном перевороте". В листовках в числе членов ГКЧП фигурировали фамилии О.Д Бакланова - первого заместителя Председателя Совета обороны СССР, В.А. Крючкова - председателя КГБ СССР, В.С. Павлова - премьер-министр СССР, Б.К. Пуго - министра внутренних дел СССР, В.А. Стародубцева - председатель Крестьянского союза СССР, А.И. Тизякова - президента Ассоциации государственных предприятий и объектов промышленности, транспорта и связи СССР, Д.Т. Язова - министр обороны СССР, Г.И. Янаева - вице-президента СССР. Среди названных лиц я лично знал министра обороны Язова по совместной службе в САВО. Мог ли я поверить в то, что он записался в заговорщики? Конечно, нет. Этого человека я уже характеризовал ранее, как послушного исполнителя воли правительства и преданного Горбачеву человека. Да и все остальные члены ГКЧП, в прошлом, комсомольские работники, прошедшие школу партийной выучки, вряд ли могли решиться на столь отчаянный шаг. Сейчас, когда главные действующие лица с той и другой стороны успели разразиться воспоминаниями на эту тему, можно было бы прояснить истину. Но для этого нужные честные воспоминания, а их-то и нет. Вот почему меня не интересуют ни воспоминания Ельцина, который никогда не сознается в том, что спровоцировал этих бедняг из ГКЧП, ни объяснения Язова, который не хочет выглядеть глупым и подставленным в этой ситуации. Вряд ли честность побудит Горбачева рассказать всю правду о том, как он своей политикой разрушил страну и поставил ее на грань гражданской войны. Такие люди не любят честно говорить о содеянном. Игры политиков могли вызвать большой пожар. Страна была в шаге от гражданской войны. Приведу один лишь пример. В ночь с 20 на 21 августа старший помощник командира подводной лодки капитан-лейтенант Медведев самовольно вывел в море подводную лодку с целью продемонстрировать свою поддержку Ельцину. Будучи в нетрезвом состоянии, он поставил под угрозу возможной гибели 15 членов экипажа, находившихся на борту вместо 73 по штату (КЗ, 29.8.91 г.). Своим поступком он мог наделать много бед. Хорошо, что все окончилось благополучно. Мне нет нужды описывать весь фарс августовских событий. Пусть актеры и режиссеры разбираются, кто из них лучше всего исполнил свою роль. Скажу лишь одно - эта грандиозная провокация наделала много бед. Исполнители определены, а заказчик афишировать себя не стал. Ему еще предстояло сделать еще немало таких дел, которые не удались ни Чингисхану, ни Наполеону, ни Гитлеру... Ист.: Каменев А.И. Вечный Узник.

0x01 graphic

  

Неравный брак. 1862.

Художник Василий Владимирович Пукирев (1832-1890)

Манифест о вызова иностранцев (1702 г.)

(благоустроенная колония - маленький оазис Европы среди культурной пустыни)

   ...Чтобы побудить иноземцев приезжать в Россию и в ней оставаться "указали мы сей манифест с нижепрописанными пунктами повсюду объявить, и напечатав, по всей Европе обнародовать". Иностранцам предлагались следующие условия: совершенно свободный въезд, безопасность на пути и содействие всякого рода; свободное отправление веры; иноземцы не подвергаются суду и наказаниям по обычаю русскому, для чего учреждается тайного совета военная коллегия, которая будет чинить правосудие, во-первых, по законам божеским, и по Римскому гражданскому праву и другим народным обычаям милостиво". Петр делал исключение для одного народа - для евреев, он опасался пустить их во внутрь России. (Соловьев, ХV, с.96-98) Ист.: Бобровский П.О. Обзор военного законодательства о главнейших обязанностях младших офицеров в войсках. В кн.: Юнкерские училища. В 3 - х т. - т. 3. - СП б., 1881.
   Информация к размышлению.
   Россия и иностранцы. Пока иностранный элемент лишь отдельными струями просачивался в русскую жизнь, его уносило течением, или, он опускался на дно, ассимилируясь с окружающей средой и исчезал бесследно с поверхности жизни. Только когда иммиграция иностранцев приняла количественно большие размеры, отдельные единицы стали задерживаться все долее на поверхности, цепляясь и поддерживая друг друга, так что к концу I7 века в Москве сложилась уже большая, благоустроенная колония - маленький оазис Европы среди культурной пустыни. О первой завязи этой колонии нам сообщают историки еще в первой половине I6 столетия. Герберштейн рассказывает, что Василий III своим телохранителям, набранным из литовцев и поляков, отвел для поселения особую слободу Наливки. Исследователи объясняют исчезновение этой первой иноземной слободы набегом Давлет-Гирея в I57I году. Вероятнее предположить, что корпус телохранителей просто постепенно обрусел, оставаясь на том же месте, но получив новую организацию и новое имя стрельцов. В то же десятилетие встречаемся с новым массовым наплывом иностранцев. Это -пленные, целыми тысячами приведенные из ливонских походов. Часть из них была расселена по разным провинциальным городам, а другая часть поселена в столице. Для поселения отведено было новое место - близ устья Яузы, на ее правом берегу. В смутное время однако, яузская колония была сожжена и опустела на целых полвека. Ее население разбежалось по уездам и значительная часть там осталась. Рост иностранцев в Москве это, однако, не остановило. Напротив, лишившись оседлости в яузском предместье, иностранцы перенесли свои поселения в самый город. Разбросанные среди русских, иностранцы невольно начали втягиваться в русскую. жизнь. Они вели русские знакомства, держали русскую прислугу, усвоили язык, стали, наконец, носить русское платье, чтобы меньше обращать на себя внимание в городе. Все это возбудило опасение и в среде торговцев, которым иностранцы сбивали цены на товары, и среди домовладельцев, которым они набивали цены на землю и среди духовенства, которое начало бояться влияния иностранцев на нравы. Посыпался ряд жалоб, которые правительство сочло нужным удовлетворить. Для новых поселений было определено место на Яузе. Таким образом, в I652 году окончательно определено место, названное "Новонемецкой слободой". Последствия этого решения оказались не те, какие предполагались: слияние с русским населением приостановилось, Но сила иностранного влияния возросла, т.к. за стенами столиц возник целый городок с совершенно особым строем жизни и быта. Если ранее им грозила ассимиляция, то теперь эта опасность исчезла, а их культура стояла в неприкосновенности, как вечно готовый образец для подражания. Профессиональный состав иноземного населения вполне определялся государевыми и государственными потребностями. Вначале первыми преобладали лейб-медики. За ними последовали мастера золотых и серебренных дел, "огранные игрецы", живописцы. Государственным нуждам удовлетворяли переводчики посольского приказа, полковые лекари, мастера военного дела. Ист.: Милюков П.Очерки по истории русской культуры.-ч.III.Вып.I.-Спб.,I90I.-с.I00-I07.
   Сравнительная характеристика русских и иностранцев дана в виде таблицы, составленной на основе мыслей Ю. Крижанича, имеющихся в работе П. Милюкова: Мы (русские) по наружности посредственны (они (иностранцы) красивы и потому надменны и горды); мы неразговорчивы (они бойки на язык, говорливы и полны насмешливых и язвительных речей); мы медленны умом и просты сердцем (они исполнены всяких хитростей); мы гуляки и расточительны, приходу и расходу счета не держим (они скупы, жадны, всецело преданы корысти); мы ленивы к работе и к наукам (они трудолюбивы и не проспят ни одного удобного часа); мы просто говорим, думаем и просто поступаем: если поссоримся, то и опять померимся (у них сердце скрытое, неискреннее, наружность притворная; обидного слова они не забудут до смерти, и если раз с тобою поссорятся, то уже во веки истинного мира не учинят, но и после примирения всегда ищут случая к отместке). Ист.: Ю. Крижанич
  

0x01 graphic

Гёте, муза и Амур.

Художник Сомов Константин Андреевич (1869-1939)

  

Офицер - идейный помощник воинов (Петра) и элита, поставившие на революцию 1917 года

(И.Гёте был прав: масса может иметь великие заслуги в драке, но сила ее суждения остается жалкою)

   В дворянстве и офицерах Петр видел своих идейных помощников, видел людей, связанных общими интересами, он мог им доверять, он знал, что их стремление, их цель совпадает с теми целями, которые и он ставил себе как во внешней. так и во внутренней политике. Поэтому самодеятельность, необходимая для успеха дела, могла быть допущена в то время, как Фридрих, король прусский, в своей армии или Николай I в своей ее допустить не могли. Но начальник, действующий самостоятельно, всегда рискует неудачей, за которую он же будет отвечать. Ему могут сказать: нечего было выдумывать, а исполнять то, что приказано. Если дело поставить таким образом, то самодеятельности не будет. Каждый должен быть уверен, что "ошибка в фальшь не ставится". Так Петр и поступал. Когда Шереметев потерпел неудачу под Мурмызой в 1705 году, то Петр ему писал: "не извольте о бывшем несчастьи печальным быть (понеже всегдашняя удача многих людей ввела в пагубу), но забывать и паче людей обадривать". А офицерам зародившегося при нем генерального штаба (колонновожатых) Петр твердил: "понеже таковому надлежит разве родится вперед, который всем угодить может". Таким образом, воспитывая командный состав своей классовой армии в тот исторический момент, когда этот класс еще только формировался, определенно стремился втянуть туда все ценное, сильное, готовое идти с новой Россией, что было тогда на горизонте. В офицеры входил дворянин, если он знал свое дело, но доступ туда был открыт каждому "настоящему" человеку. Знание дела для начальника (понимая по этим, конечно, не теоретическое знание, а знание и умение) было решающим фактором. Но рядом со знанием Петр воспитывал в своих птенцах другой великий двигатель на войне - самодеятельность, о которой армии современной Западной Европы еще и не мечтали, ибо армия Петра была в значительной мере армией революции. Ист.: Верховский А.И. Очерк по истории военного искусства в России ХVIII и ХIХ вв. Изд. 2-е. - М., 1992.
   Информация к размышлению.
   Элита революционная (как пример). Военные министры. Керенский. Крыленко. Верховский. В эти дни неожиданно проездом через Могилев прибыл генерал Одинцов. Я не видел его со времени недостойного его поведения в Корниловские дни. Он зашел ко мне сильно сконфуженный. Я узнал, что он получил назначение в Петербург в распоряжение начальника генерального штаба. В то время я далек был от мысли, что через две недели он вернется в ставку предлагать от имени главковерха, прапорщика Крыленко, генералу Духонину сдать пост. 1-го ноября Керенский бежал, предав своих товарищей по кабинету, армию и Россию, 5-го ноября декретом совнаркома верховным главнокомандующим назначен прапорщик Крыленко. В ставке делали еще потуги сформировать "демократическое правительство", председателем правительства намечался В.М. Чернов. Я сидел у Вырубова, когда доложили о его приходе. Желая избегнуть встречи с этим господином, я поспешил выйти из кабинета. Одновременно с Черновым прибыл и бывший военный министр генерал Верховский. Я имел случай его видеть и он произвел на меня впечатление самоуверенного ничтожества. Получив нужные бумаги, я зашел к Вырубову попрощаться. Я застал его сильно расстроенным, он только что вернулся от Духонина, который получил известие об отданном Крыленком приказе войскам "вступить в переговоры с противником", при этом Крыленко телеграфировал Духонину, требуя сдачи должности начальнику гарнизона, генералу Бонч-Бруевичу. Бездарный, тупой и на редкость беспринципный -- Бонч-Бруевич успел втереться в доверие могилевского совдепа. Ист.: Врангель П.Н. Записки. Книга первая (ноябрь 1916 г. -- март 1920 г.)
   Командующий Восточным фронтом Каменев С.С. Убедившись, что предложение мое не пройдет, я попросил разрешения и вернулся в свой кабинет. О чем говорилось в моем отсутствии -- я не знаю, но после заседания стало известно, что по предложению Гусева главнокомандующим всех вооруженных сил Республики вместо отстраненного, хотя и уже освобожденного из-под ареста Вацетиса, решено назначить командующего Восточным фронтом Сергея Сергеевича Каменева. Уверенность в своей правоте побудила меня подать заявление об уходе с занимаемого мною поста. Заставили меня так поступить и другие причины. Я давно и довольно близко знал Каменева и понимал, что не сработаюсь с ним. Его нерешительность, известная флегма, манера недоговаривать и не доводить до конца ни собственных высказываний, ни принятых оперативных решений,- все это было не по мне. В начале минувшей войны Сергей Сергеевич занимал скромную должность адъютанта оперативного отделения в штабе армии Ренненкампфа. Между тогдашним моим и его положением была огромная разница, но во мне говорило не обиженное самолюбие, а боязнь совместной работы с таким офицером, которого я никак не считал способным руководить давно превысившей миллион бойцов Красной Армией. Тщательно продумав все это, я отправился к новому главкому и откровенно сказал ему, что не подхожу для занятия должности начальника его штаба. К тому же мне было известно, что выехавший в Москву Гусев усиленно ратует в правительственных кругах за назначение на эту должность сослуживца Каменева по Восточному фронту Лебедева. Мое заявление об отставке пришлось кстати, и она мне была тут же обещана. Ист.: Бонч-Бруевич М. Д. Вся власть Советам! -- М.: Воениздат, 1958.
  

0x01 graphic

  
  

Александрийский маяк

  

Петровская баллотировка офицеров и негодная послепетровская аттестация воинов (историческая и современная)

   Известно, какое значение имеет справедливое решение вопроса о продвижении офицера по служебной лестнице. Если назначение офицера на более высокую должность решается по справедливости, т.е. в соответствии с реальными заслугами и достоинствами офицера, то в такой армии нет повода для духовного разлада в офицерском корпусе, ибо все в этой армии построено на принципе: прояви себя в деле и тебя заметят и оценят по достоинству.   Петр Великий понимал это и своим Указом от 14 апреля 1714 года предписал ввести следующий порядок производства в чины:  представления на полковников получает он сам и сам решает вопросы их производства;  - фельдмаршалы решают вопросы производства в подполковники и майоры; - офицеры до капитанов производятся полными генералами.  Указом от 1 января 1719 года была введена система баллотировки офицеров на вакантные должности. Порядок баллотировки заключался в следующем. В назначенный день в офицерское собрание полка, где открывалась вакансия, собирались штаб и обер-офицеры. Председательствующий зачитывал имена представленных в следующий чин. Офицеры рассматривали их заслуги, отличии познания в науках и затем голосовали. Голосование было тайным.   Председатель по скрытии урны (чаще всего - большой кружки) подсчитывал полученные каждым кандидатом баллы. Получивший большее число баллов включался в список, направляемый на утверждение государю, который обычно соглашался с мнением офицеров. Но если Петр замечал пристрастие или несправедливость, то сам являлся в офицерское собрание и требовал повторения голосования. Указом Екатерины I от 1 июля 1726 года система баллотировки офицеров была упразднена. Ист.: Пушкарев И.  История императорской Российской гвардии. ч.1.- СП б., 1844.
   Информация к размышлению.
   "НЕГОЖЕ БАРАНА ИМЕНОВАТЬ ЛЬВОМ"... (Не каждый очередник достоин выдвижения). Мне (будучи начальником кафедры военного училища) удалось переломить ситуацию, когда вакансии занимались офицерами по старшинству, но без учета личных достижений. Несколько человек на кафедре ожидали вакансии старшего преподавателя. Это были офицеры-преподаватели, которые не проявляли никакого старания в работе. Они кое-как вели занятия с курсантами, почти не занимались методической работой, а о научной работе вовсе не помышляли. Но они были твердо уверены в том, что даже при таких показателях личной работы им уготована должность старшего преподавателя и скорое присвоение звание "полковник". Когда я ввел систему индивидуальной оценки работы преподавателей, то предупредил, что отныне не старшинство, а качество работы будет определяющим при назначении на вышестоящую должность. Похоже, мне поверили не все. Те офицеры, о которых только что шла речь, надеялись на покровительство старших начальников и действие сложившейся порочной традиции. Те, кто преуспевал в работе, тоже были скептичны, думая, что новому начальнику не удастся одолеть негодную практику. Да, действительно, дело приняло серьезный оборот, как только на кафедре освободилась должность старшего преподавателя. Сразу же последовал звонок генерала Крутова: Напишите срочно представление на подполковника Н. о назначении на должность старшего преподавателя, - потребовал он. Мое возражение против этой кандидатуры состояло в том, что данный офицер не имеет права претендовать на повышение, так как не в полной мере исполняет обязанности преподавателя и не проявляет никакой творческой активности. Рейтинг Н. был одним из низких на кафедре. - Не вам решать, товарищ подполковник, кому быть старшим преподавателям. Этим занимаемся мы, - отрезал Крутов на мои возражения. - Товарищ генерал, - твердо сказал и я. - Если вы считаете допустимым игнорировать мнение непосредственного начальника, то пишите представление сами. Я же оставляю за собой право требовать отмены вашего решения. Крутов бросил трубку телефона и больше по поводу Н. не звонил. Должность старшего преподавателя, тем не менее, оставалась вакантной и меня никто не освобождал об обязанности написать представление на достойного. Им оказался подполковник Я. Ц., который всего год назад прибыл на кафедру из военно-политической академии и за это время сумел показать себя как творческая личность. Работая над собой, он быстро освоил преподавательскую работу и сделал немало для обучения и воспитания курсантов. Вопреки ожиданиям сопротивления со стороны командования училища, эта кандидатура была утверждена и вскоре подполковник Ц. стал старшим преподавателем, доказав последующей работой, что его выбор был правильным. Мне, однако, несогласие с начальством аукнулось записью в моей аттестацию: "Не считается с мнением коллектива". Надо было бы, правда, записать другое: "Игнорирует мнение старших, действует на свой страх и риск". Это было бы правильнее. Но такова уж была система аттестации, когда старший начальник мог свое предвзятое мнение зафиксировать в документе, сопровождающим офицера весь период его службы. Говоря об аттестационной работе, надо отметить, что это важное дело в советских вооруженных силах было поставлено из рук вон плохо. Во-первых, аттестации давали непосредственные начальники, среди которых было много незрелых и предвзятых личностей. Такой человек из мести или личной неприязни мог вписать в аттестацию все, что угодно. Во-вторых, аттестация была идеологизирована и потому преданность и лояльность к партии считалась выше духовности и профессионализма. В-третьих, многие, так называемые, человеческие качества (отношение к людям, сослуживцам и т.д.), как правило, либо игнорировались, либо трактовались чрезвычайно узко. В-четвертых, мнение офицерского коллектива вообще не учитывалось. И это было очень прискорбно. В-пятых, кроме всего прочего, аттестация не давала оснований для оценки перспективного роста офицера, понимания его сильных и слабых сторон в исполнении должностных обязанностей на разных ступенях служебной лестницы. Из такой аттестации трудно было понять, достиг ли офицер предела своих возможностей или же сохранил (умножил) свой духовный и профессиональный потенциал. О чем поведал русская история Б. Панаев, которую в 1908 году написал брошюру "Офицерская аттестация", где изложил опыт пробной аттестации русских офицеров? Представляемая им система офицерских аттестаций давала возможность: во-первых: дать верную характеристику аттестуемого офицера; во-вторых: воспитывать аттестуемого офицера в должном направлении и в-третьих: постоянно поддерживать корпус офицеров на должной высоте. Достигается это тем, что: 1)Аттестацию дают все офицеры полка. 2)Аттестуемому предоставляется право дать на все свое объяснение. 3)Командир полка дает свою аттестацию, имея в руках высказанные уже мнения офицеров, долженствующих знать аттестуемого ближе. 4)Аттестация беспристрастна так как ставящие отметки не видят непосредственного результата: движение по службе зависит не от одного листа, а от целой серии их, составляемых ежегодно в продолжении нескольких, иногда многих лет. Аттестация не будет поэтому следствием только временным, иногда очень ошибочного и пристрастного мнения товарищей: на один, на два года можно поднять мнение искусственно. То же делать на протяжении 10-ти или 25-ти лет немыслимо. 5)Аттестацию дополняют прилагаемые к ней ежегодные выписки из журналов благодарностей и взысканий. 6)Аттестационные листы и выписки по мере поступления подшиваются и для каждого офицера это дает начальникам возможность в любой момент ознакомиться со всей службой офицера". Чем не пример достойной аттестации офицеров? Но вот что характерно: эта система аттестации в войсках не прижилась. Видимо, причины были разные, но главная все же была одна - эта система лишала начальство орудия управления отдельными офицерами. В противном случае офицерская корпорация становилась мощной силой, в которой должны были царить законы порядочности, честности, долга, справедливости и т.д. У меня не без основания созрела мысль о том, что власть постоянно боится сплоченного и монолитного офицерства, способного не только противостоять отдельным зарвавшимся начальникам, но и выдвигать корпоративные требования к военному и гражданскому руководству. Прослужив много лет в вооруженных силах, я сожалением могу констатировать, что в офицерском корпусе очень слабо стремление к единению и сплочению. Разрозненный офицерский корпус полка - это благодатная почва для своевольства невежественного начальника. Почему бы не сделать хотя бы первый шаг, который бы заставил офицеров быть более внимательнее друг к другу? Взять бы для этого опыт аттестации, который изложил Б. Панаев... Вся печаль и горечь такой кадровой политики (и прошлой, и нынешней) состоит в том, что перед одними (немногими и "избранными") расстилают ковровую дорожку и убирают все препятствия с их дороги вверх; путь же других тернист, многотруден и не обязательно удачен, даже при наличии выдающихся достижений. Статистика показывает, что офицеры, имеющие реальную поддержку, а также высокий воинский статус родственников, почти в 100 раз имеют больше шансов занять видное место в военной иерархии, нежели "простолюдины", не имеющие ни поддержки, ни знатных и именитых родителей и вынужденные самостоятельно пробивать себе дорогу. В то же время, известно, что таланты, в том числе военные, не передаются по наследству, а даются Свыше и обладают ими люди разных сословий и званий. .Дело умной и прозорливой власти состоит вовсе не в том, чтобы закрепить за определенной группой лиц право на высшие военные должности (так, к сожалению, нередко и делается!), а в том, чтобы отыскать истинные таланты и им дать возможность реализовать себя во благо Отечества.. Очень важно бережно относиться к высшему воинскому званию "генерал", ибо это, по настоящему, избранный офицер. Для этого: во-первых, нужны особые цензы - генералом не может быть офицер без боевых заслуг и боевого опыта (генерал - это звание боевого офицера, и уж никак не военного чиновника или же ученого: для них должны быть свои отличия и звания); во-вторых, нельзя допускать перепроизводства генералов (каждый генерал не у боевых дел, это - компрометация данного воинского звания); в-третьих, нельзя в "генеральскую среду" пускать людей без должного ума, нравственности, ибо "одна паршивая овца" может бросить тень на весь генералитет и подать повод для спекуляций в прессе, на телевидении и в политических нападках на Вооруженные Силы. Старая поговорка гласит: "Лучше стадо баранов, предводимое львом, чем стадо львов, предводимое бараном". "Львы", а не "бараны" должны занимать ключевые боевые посты в Вооруженных силах. Превосходство в боевом опыте, преимущество духовное, интеллектуальное, гражданско-патриотическое и волевое - вот что должно ставить офицера в число кандидатов на генеральское звание. Самое сложное в реализации "генеральской идеи" состоит в том, что против политики подбора "львов" может выступить (и обязательно так и будет, если вопрос коснется кадровой практики в Вооруженных Силах!) огромная плеяда бывших и нынешних "штатских", т.е. небоевых генералов: кому хочется лишиться массы преимуществ перед простой офицерской массой и обеспечить или своих сыновей, внуков и правнуков? Тем не менее, надо побороть частные, эгоистические и местнические интересы и утвердить новый взгляд на высшее офицерское звание - звание генерала. В недрах министерства обороны вряд ли найдутся смельчаки решиться на подобный шаг. А вот президент на такой шаг пойти может, если он хочет укрепить руководящий состав Вооруженных сил. Да и право конституционное у него есть - ведь он главнокомандующий! Петр Великий оставил за собой право присваивать генеральское звание не случайно, ибо понимал, как важно во главе боевых частей поставить людей достойных и в воинское деле искусных. Высшая аттестационная комиссия при президенте могла бы найти объективные критерии для оценки достойных кандидатов в генералы. Только при таком подходе настоящие военные таланты придут к руководству войсками уже в мирное время, а в военное время не придется в спешном порядке менять "парадных" генералов на боевых, до того пребывавших на малозначительных должностях. Ист.: Каменев А.И. Вечный Узник. (http://artofwar.ru/editors/k/kamenew_anatolij_iwanowich/attestacija.shtml; Размещен: 24/03/2015, изменен: 24/03/2015. 31k. Статистика: 507 читателей (на 1.2.2017 г.))
  

0x01 graphic

Подвиг рядового 77-го пехотного Тенгинского полка Архипа Осипова 22 марта 1840 года.

Картина работы А. А. Козлова.

  

СОЛДАТ

("Трус не должен жить; трус не имеет души; один ничтожный, робкий негодяй для целой армии": Надежда Дурова. Записки кавалерист-девицы. 1836). 

   Петр понимал, что нельзя обращаться с солдатами как с пешками и нельзя требовать победы в обстановке стратегического отчаяния. Когда Карл XII забежал и отрезал в Гродне армию Меншикова, Петр воспрещает ему пытаться пробиваться, несмотря на численное превосходство, и указывает, воспользовавшись весенним ледоходом, который снесет мосты шведов через Неман, бежать с армией через польские земли на Волынь. На Пруте, припертый турками, Петр, не исчерпывая всех сил войск, не останавливается пред тем, чтобы купить великого визиря, и, заключив договор, уводит армию в Россию. Горький опыт Нарвы заставил Петра дорожить армией, а как отражается на сознании солдата уверенность, что им дорожат, что вожди не разменивают его жизни на жизни неприятельских солдат, что к его самопожертвованию обращаются лишь в действительно нужных случаях. Далекие походы Петра Великого требовали значительное количество людского материала, требовали профессиональных солдат, которые разорвали бы хозяйственные связи со своими домами, со своими обычными способами труда и добывания средств к жизни. Очевидно, прежний помещик, хотя бы и худопоместный, не мог образовать ядро новой армии. Взбунтовавшаяся во время Нарвского сражения против своих иноземных офицеров и наголову разбитая Карлом ХII русская армия и представляла преимущественно переодетый в солдатское платье люмпен-пролетариат. После этого неудачного опыта Петр Великий отказался от пути подражания и, вместо вербовки, обратился к воинской повинности, установление которой было подготовлено предшествовавшим ходом русской истории. Эта воинская повинность распространилась почти исключительно на крестьянство; до Петра Великого в армию входили даточные люди, крестьяне, поставляемые поместьем за малолетством или болезнью помещика и с монастырских имений. Теперь этот дополнительный элемент стал основным. Вплоть до французской революции русская армия владела монополией на прекрасный элемент комплектования -крестьянство. Ист.: Свечин А. Эволюция военного искусства с древнейших времен до наших дней. В 2-х тт. - М.-Л., 1927-1928.
   Информация для размышления.
   Впервые слово "солдат" (от итальянского soldo - монета, жалованье) стало употребляться в Италии, где так называли воинов - наемников, получавших жалованье за военную службу. В России оно получило распространение с 30 - х годов ХVII века в полках "нового строя!. С начала ХVIII века российские рекруты, прослужившие установленный срок, получали звание (чин) солдата. Впервые солдатская гимнастерка была введена в русской армии в 1862 году. Первоначально она была белого цвета и предназначалась для занятий гимнастикой. Со временем она стала повседневной формой одежды, а с начала нынешнего века ее цвет стал защитным. Первым, кто был навечно зачислен в списки воинской части, стал участник Кавказской войны рядовой Архип Осипов. 22 марта 1840 года небольшой гарнизон Михайловского укрепления, где находился Осипов, был осажден многочисленным отрядом противника. Когда неприятель ворвался в форт, отважный солдат взорвал пороховой погреб и ценою собственной жизни уничтожил форт вместе с захватчиками. Ему и командиру укрепления с. Лико были установлены памятники в городе Владикавказе на месте разрушенного форта. Возникшее здесь впоследствии селение было названо в честь героя Архипо - Осиповкой (ныне в Краснодарском крае). В 1644 г. английским войскам Кромвелем впервые был дан "Солдатский кате­хизис", разъяснявший цели войны и указывавший средства достижения победы. Английским солдатам парламентской ар­мии внушалось, что их профессия благородна. Война является религиозной, это война против врагов, которые преследовали религию, разрушали мир справедливости и свободы. Поэтому солдаты перед потомством и самими собой должны встать на защиту чести и правого дела; кто не разделяет энтузиазма "честных и благочестивых" солдат, тот малодушный трус и тайный враг бога, а потому с ним будет иметь дело сам бог. "Честные и благочестивые" солдаты победят потому, что их дело справедливое и доброе, а дело врагов -- безнадежно дурное, а бог не может поддерживать коварного врага, бог всегда на стороне справедливости). Темы русского солдатского катехизиса: Солдат русский: Идеал и стремление русского солдата. Вера. Царь. Отечество. Русская земля. Русский характер. Вера православная. Патриотизм русский. Иван Сусанин. Армия. Присяга. Россия и ее враги. Честь и честность солдата. Дисциплина. Чинопочитание. Взаимная выручка и поддержка. Идеальный солдат. Плен. Дух солдата. Долг солдата. Воля. Страх. Смерть: стоит ли ее бояться. Самопожертвование. Воспитание военачальника. Ум и мысль. Армия и ее . единство. Героизм. Ист.: Шалапутин Н. Катехизис русского солдата М., 1913

ПЕТРОВСКАЯ ВОЙНА

0x01 graphic

"Падение Трои"

Художник Иоанн Георг Траутманн.

ПОМНИ ВОЙНУ!

("Троянский конь ... теперь имеет крылья": то были времена бесправия, морального унижения, материальной нужды, насильственных изгнаний)

   Петр готовился к шведской войне и с этой целью увеличивал войско и учредил чин провиантмейстера; окольничий Языков был первым в этом чине. С этих пор введено было правильное снабжение войска жизненными припасами. Постоянные войны, которые вела Россия, требовали строгих мер к пополнению войска и его продовольствию. В конце 1712 г. велено было собрать с пятидесяти дворов по конному, а на военные издержки обратить таможенные и питейные сборы, находившиеся у откупщиков из купеческого звания. В мае 1713 года приказано было собрать со всех губерний немедленно запасных рекрут и обучать их; так как в войске ощущалась потребность в грамотных, то царь велел переписать всех подьячих и оставить из них для производства дел только необходимое число, а остальных обратить в военную службу, где они занимали бы должность писарей. В конце 1713 года указано было опять собрать с 50-ти дворов по человеку. Предполагавшаяся в то время война с Турцией не состоялась, и все меры правительства обратились на военные действия на севере, в Померании и Финляндии. В этом случае всех более терпела Петербургская губерния, так что на фураж и провиант должна была истратить до 129000 рублей, когда во всех других губерниях сумма на этот предмет простиралась до 45 000, кроме дворового сбора по три алтына и 1 1/2 деньги со двора. В 1715 году с побережья Северного моря указано доставить опытных матросов, ходивших в море за китоловством и рыбными промыслами, и, кроме того, брать владельческих крестьян в матросы. В октябре того же года, для той же цели, велено собрать в матросы до тысячи человек, от 15 - до 20-летнего возраста. В 1719 году в августе велено собрать для комплектования войск десять тысяч человек, а в Сибири четыре тысячи человек, и пригнать их зимою в Петербург для обучения. В мае 1721 года, для той же цели, велено собрать 15-ть тысяч рекрут. Ист.: Костомаров Н.И. Русская история в жизнеописаниях ее главнейших деятелей.
   Информация для размышления.
   ТРАГЕДИЯ РУССКОГО ОФИЦЕРСТВА: "...Если народ и государство хотят жить, они обязаны иметь мощную армию, которая должна составлять предмет всех забот и вожделений, как бы это дорого ни стоило и чего бы ни стоило. Только армия сохранит жизненность нарда, приблизит человека к миру и предупредит от катастроф. Армия для государства -- это то же, что здоровье для человека. Отнимите у государства армию, и оно повергнется в беспросветные сумерки и будни, погрузится сначала в сонную инертность, а затем в неизбежное вырождение... (Мариюшкин А. Трагедия русского офицерства. - Новый Сад, 1923). То, что произошло с офицерским корпусом в России в 1917-1918 гг. весьма трагично: служилый класс, верой и правдой защищавший интересы Отечества оказался разбитым, деморализованным, потерявшим опору в стране и внутренний духовный стержень в самом себе. Офицерство лишилось поддержки правительства, да и само правительство вольно или невольно развязало руки подлым силам для атаки на офицерский корпус. Офицеров втянули в непримиримый конфликт с солдатами и матросами и тем самым были подорваны основы единоначалия, власть над рядовой массой. Масса вышла из повиновения, стала неуправляемой, агрессивной.Офицерство стало гонимым, преследуемым сословием; оно пронесло большие физические потери, резко размежевалось на белых и красных: бывшие сотоварищи пошли друг против друга войной, стали врагами. Офицеры превратились в пугало дня народа. Офицерство утратило веру в свое государственное предназначение. Как организованная, дисциплинированная сила, опора государственной власти, гарант независимости государства и спокойствия в обществе офицерский корпус России перестал существовать. Что может быть хуже такой участи? Как произошло то, что имело место в 1917-1918 гг.? Сделаны ли уроки из того горького опыта? Не ожидает ли нас повторение прошлой истории? Обратимся к некоторым реалиям сегодняшнего дня. Они таковы: Армия сейчас - это пороховая бочка, которая может рвануть в любое время из-за накопления в ней множества социальных проблем. Офицеры не в состоянии эффективно управлять массой, да и сами иногда готовы на отчаянные действия. Вооруженные силы превратились в сферу партийного торга и раздела: каждая партия стремится заполучить в свое распоряжение офицерские кадры, переманить на свою сторону генералитет. Офицерский мундир часто используется в политических и пропагандистских целях. Офицеры бегут из армии. Армию покидают молодые офицеры (лейтенанты и старшие лейтенанты), армия стареет. Генералитет все больше политизируется, сращивается с финансистами и политиками, подпадая в зависимость от них. Надежных офицеров осталось в армии не более 10% от общего числа офицерского корпуса. Офицерский вопрос предан забвению, отнесен к категории второстепенных, а не стратегических военных вопросов. Им занимаются недальновидные, но корыстолюбивые кадровики. Преднамеренно разрушается система военно-учебных заведений - питомник, рассадник офицерских кадров. Не видя перспективы, из военных училищ уходят в другие структуры до выпуска уже до 40% поступивших в них молодых людей. Обучение в вузах носит книжно-отвлеченный характер, далекий от жизни и личных потребностей обучаемых и от всего того, что необходимо для победы в бою, воспитания и обучения подчиненных. Офицеры поразительно разобщены и не составляют единой корпорации. Звание офицера ни во что не ценится, а статус офицера подрывается действиями глупых и недалеких начальников. Преданные армии, обороне и стране военные кадры бездарно используются и выбрасываются из армии в расцвете сил и способностей. Офицеры запаса (выпускники гражданских вузов) - за резерв, а обуза для армии, источник ее моральной деградации. Должности полковых командиров получают, как правило, люди случайные или временные (полк рассматривается как ступенька к дальнейшему должностному продвижению). Во многом система чинопроизводства, движения кадров несовершенна, а то и порочна. При таком положении дел получить ситуацию, близкую по форме, но более трагичную по результатам и последствиям к событиям 1917-1918 гг., можно в любое время. Разве не факт то, что уже сегодня бывшие офицеры России используются не во благо нации, а во вред ее национальным интересам? Можно ли упредить развитие негативных тенденций? Не поздно ли? Есть ли шанс на лучшее? На все поставленные вопросы можно дать положительный ответ только в том случае, если в нашем обществе (народом, правительством, другими ветвями власти, общественными и политическими организациями, системой государственного образования и воспитания) будут учтены уроки истории и сделаны из них надлежащие конструктивные выводы. Итак, прежде всего нужно прислушаться к голосу тех, кто на своем горьком опыте узнал, к чему ведет пренебрежение к офицерскому вопросу. Со страниц незабвенных трудов русских патриотов звучит призыв к ныне живущим... Затем, следует изгнать тот нейтралитет к России из армии, который имеет место. Равнодушная армия умирает как армия.(М.Меньшиков). Мало одного духа солдат и офицеров, мало их горячего святого желания победы, нужны еще твердые умелые руки вождей, чтобы привести армию к победам. (Н.Морозов). Высшему начальнику уже недостаточно только носить генеральский мундир: ему нужно иметь за собой авторитет боевого опыта, командный ценз на всех предыдущих ступенях иерархической лестницы и широкое военное образование. (П.Махров). Следует помнить, что настоящая, истинная сила армии заключается в воспитании такой общей самоотверженной рядовой массы командного состава, которая бы не гонялась за блестящими эффектами, не искала красивых лавров, а смело и твердо шла в бой, гордая своим высоким призванием и крепкая своим понятием о долге и истинном благородстве (Н.Морозов). При подготовке офицерского состава на первом месте следует поставить подготовку высшего командного состава. (Н.Головин). "Пусть выступят вперед честные люди" (М.Меньшиков), ибо горе той армии, где карьеризм и эгоизм безнаказанно царят среди вождей, где большинство генералов думает лишь о своем благополучии, служит из-за наград и отличий, ведут лишь свою линию(Н.Морозов). Следует помнить, что военное искусство не может и не должно у всех народов выливаться в одни и те же формы, быть всегда и везде одинаковым, вне зависимости от духа и особенностей народа. Спасение наше и возрождение может заключаться только в отрешении от иноземных устоев и возвращении к заветам славных вождей Российской армии (Н.Морозов). "Прежде всего обратите внимание на офицера". Вот эта мысль, которая неотступно должна преследовать нас при чтении проектов обновления армии. "Смотрите в корень", хочется сказать авторам: "помните, что сила армии не в солдатах, а в офицере".(Н.Морозов). Пора отказаться от опасного заблуждения, будто хорошим офицером может быть всякий образованный человек (В.Рычков). Пусть лучше некомплект офицеров, чем комплект с такими личностями, как офицеры "Поединка"!(Дрозд-Боняческий). Будущее за такой армией, где офицеры верят в высоту своей миссии, а не удерживаются только формами, чинами и орденами (А.Дмитриевский). Мы долго не хотели слышать этих слов.Неужели и на это раз мы останемся глухи к этим пламенным воззваниям?.. Ист.: Каменев А. Трагедия русского офицерства (уроки истории и современность). - М.,1999.
  

0x01 graphic

Александр Македонский перед Диогеном, 1787. Художник И. Ф. Тупылев

  

ПЕТР НЕ ОДОБРЯЛ ВОЙНУ ДЛЯ ВОЙНЫ. КУТУЗОВ ЗНАЛ ВРАГОВ ОТКРЫТЫХ И ТАЙНЫХ, А В СОЮЗНИКОВ НЕ ВЕРИЛ ...

( Александр Македонский сказал мудрецу примеряюще: "Проси у меня что хочешь!" Диоген ответил

вызывающе :" Не заслоняй мне солнца!")

   Из ... фактов отчасти видно, что Петр не одобрял войны для войны, для бесцельных завоеваний, войны из-за пустяков. Еще более подтверждают это постоянный заботы Петра скорее покончить Северную войну, устранить дипломатическим путем частые попытки Турок вступить в войну с Россией. Замечательны в этом отношении разговоры, которые влагает Нартов в уста Петра, разговоры неверные, может быть, в подробностях, но зато проникнутые одной общей мыслью, -- осуждением бестолковых завоеваний, героев-завоевателей. Разго­ворившись раз за столом об Александре Македонском, Петр сказал: "Какой тот великий герой, который воюет ради собственной только славы, а не для обороны отечества, желая быть обладателем вселенной! Александр не Юлий Цезарь. Сей был разумный вождь, а тот хотел быть великаном всего света; последователям его неудачный успех". Когда Карл на предложение со стороны русских о мире хвастливо ответил, что предпишет его в Москве, Петр иронически заметил: "Карл все мечтает быть Александром". Услыхав потом о полученной ране Карлом ранее он с сожалением отозвался о его бесцельно героическом подвиге:  "Карл, пролив много крови человеческой, льет ныне собственную свою кровь для одной мечты быть властелином чужих царств!" Рассуждая с министрами о мире со Швецией, Петр ясно высказал им мысль, что он дорожит спокойствием страны: "Я к миру всегда был склонен; но того неприятель слышать не хотел". Ист.: Соколовский И. В. Петр Великий как воспитатель и учитель народа. - Казань, 1873
   Информация для размышления.
   М.И. Кутузов о врагах России. Кутузов считал Наполеона открытым врагом России, а Великобританию -- тайным врагом. Наполеон. В "союзников" России в предстоявшей борьбе Кутузов либо не верил, либо верил очень мало. Австрии и Пруссии верил мало, Англии не верил совсем, что без особых обиняков и высказывал в глаза Вильсону, когда тот назойливо приставал к нему с советами энергичнее вести войну. Замечу кстати, что глубокого смысла далекого расчета кутузовского контрнаступления Вильсон так никогда и не понял, подобно своему другу и корреспонденту Александру Павловичу. В декабрьские дни 1812 г. в Вильне Кутузов ясно понял, что своей победой он уже сокрушил континентальную блокаду, вполне обессилил ее, насколько это было полезно и необходимо для русских экономических и политических интересов, и что фактически побережье Балтийского моря совершенно открыто для морской торговли с Россией. Торговля началась уже даже во время войны. Для Англии продолжение войны с Наполеоном было и с экономической и с политической точек зрения делом не только капитально важным, но и неотложным. Но реальная английская помощь в предстоящей континентальной войне была более чем проблематична. Другим будущим "союзникам" России -- а пока союзникам Наполеона -- старый русский дипломат и стратег если и "доверял", то с большими оговорками. Конечно, пруссаки были непосредственно заинтересованы в избавлении от полного политического рабства у Наполеона, но ведь только что они воевали с Россией, что называется, не за страх, а "за совесть" (если можно тут так некстати употребить это слово), нещадно грабили оккупированные ими русские территории, заранее, до начала войны, приторговывали себе у Наполеона часть Курляндии в случае "удачи" французов в походе. Даже когда прусский генерал Иорк перешел на сторону русских и когда французов уже в Пруссии не было, король Фридрих-Вильгельм III писал Наполеону письмо, клянясь предать Иорка военному суду. Кутузов не имел причин доверять Фридриху-Вильгельму, которого Маркс впоследствии называл скотиной и который своим отношением к России заставляет часто вспоминать об этой марксовой квалификации, свободной от какой-либо двусмысленности. Что касается Австрии, то Александр грубо ошибся, думая о скором ее разрыве с Наполеоном. Разрыв этот состоялся не в январе, а в конце августа 1813 г. Все это не мог не принимать в соображение Кутузов, видевший, что в первое, самое трудное время заграничного похода основную тяжесть войны придется нести русским и только русским, что и имело место. Интересно, что Александр не хуже Кутузова знал, почему Вильсон так злобно, нагло и откровенно клеветал на Кутузова, почему английский посол Кэткарт так усиленно хлопотал в Вильне вопреки советам Кутузова о немедленном продолжении войны. Когда Кутузов отдал распоряжение занять позицию после сражения у Малоярославца, то дошедший до предела дерзости Вильсон так себя вел, что старый фельдмаршал счел нужным его оборвать и напомнить ему, что не Англия спасает Россию, а Россия спасает Англию и что "наследниками власти Наполеона будет не Россия и не какие-либо другие континентальные государства, а воспользуются всем те, которые ныне господствуют на морях и которых владычество сделается тогда нестерпимым". Кутузов считал Наполеона открытым врагом России, а Великобританию -- тайным врагом, тоже стремящимся хоть и иными путями, но столь же упорно к мировому владычеству. Александру, проведшему всю войну 1812 г. в уютных залах Зимнего дворца, не терпелось начать поход за границу немедленно, из Вильны. Но Кутузов, гениальный расчет которого и привел русскую армию в Вильну, несравненно лучше знал, чего стоило русскому солдату только что победоносно закончившееся контрнаступление. Это забыл не только Александр I, но склонны иногда игнорировать и некоторые историки, "защищающие" Кутузова от "обвинения" в том, что в декабре 1812 г. он оспаривал мнение царя о необходимости немедленно начать поход за границу. Другими словами, они защищают Кутузова от "обвинения" в том, что он не был согласен с желаниями английского шпиона, политического лазутчика Вильсона, перед которым в Вильне в декабре 1812 г. царь позорно "извинялся", что дает ненавистному им обоим Кутузову Георгия первой степени. Говорить, например, что Кутузов должен был понимать, что относительно вопроса об уничтожении блокады интересы Англии и России "совпадали", могут только те, кто совершенно не разбирается в положении России и Европы в то время и абсолютно ничего не понимает в том, что такое была континентальная блокада. Кутузов же знал, что полное низвержение Французской империи потребует очень много русской крови. Он тоже ставил конечной целью войны полное уничтожение наполеоновского владычества, но желал дать русской армии хоть небольшой отдых и больше времени для пополнений. Кутузов ничуть не меньше Александра знал, что окончательная ликвидация военной угрозы со стороны императорской Франции возможна не на Немане, а на Сене, и это доказывается приводимым дальше его разговором с де Пюибюском, но он хотел, чтобы эта победа была одержана после достаточной военной, а главное, дипломатической подготовки, с необходимыми кровавыми жертвами не одной только России, но и "союзных" держав. Об этом свидетельствует все его поведение с декабря 1812 г. до его смерти. Прошло немного времени после смерти Кутузова, и прусский король уже метался в полной панике и кричал: "Вот я уже опять на Висле!" Русские должны были еще долго почти в одиночку выдерживать всю тяжесть боев против новой громадной армии Наполеона, чтобы спасти Берлин и не позволить Фридриху-Вильгельму отбыть в срочном порядке на Вислу. Кутузов знал, что конечная победа над Наполеоном в Европе будет одержана, и шел к этой победе, но он не хотел щедро платить русской кровью за излишне нетерпеливое желание союзников ускорить свое освобождение от Наполеона, от его поборов и притеснений, от его континентальной блокады. Союзники же хотели ускорить это освобождение, тратя по возможности меньше своей крови и по возможности больше крови русской. И Кутузов хотел полной победы над Наполеоном, но у него и тут был свой план, и он противился навязываемому ему другому, чужому плану. Величие гениального стратега и дипломата, величие прозорливого русского патриота, разгромившего армию Наполеона в 1812 г., имевшего всегда твердое намерение покончить с его империей и именно поэтому желавшего лучше подготовить окончательный удар, -- это величие выявляется ярко не только в 1812, но и в 1813 г. Ист.: Тарле Е.В. Михаил Илларионович Кутузов - полководец и дипломат.
  
  
  
  

0x01 graphic

"Портрет баснописца И.А.Крылова" 1834

Художник Иван Егорович Эггинк (1787-1867)

ВРАГИ ПЕТРА (ТАЙНЫЕ И ЯВНЫЕ)

Невежда также в ослепленье

Бранит науки и ученье.

И все научные труды,

Не чувствуя, что он вкушает их плоды.

И.А.Крылов ("Свинья под дубом").

   А врагов тайных и явных было не мало с самого начала его дея­тельности. Допетровская Русь выставила против него спе­сивую, суеверную толпу тунеядцев и невежд, которым так привольно жилось в старину, и которые при Петре уже "не в авантаже обретались". Противник был опас­ный, если не искусством, так массой, искренно ненавидевшей Петра и его дело, неразборчивый в средствах.  Петр видел, что враги "деют ему пакости демонские". Не раз гро­зила ему опасность. Останься враг победителем, и не пощадил бы он антихриста и реформатора, его незнатных друзей и все "новшества", и дело обновления России отсрочилось, может быть, на долго. Во имя тех благ, которые он хотел ввести в русскую жизнь, для спасения всего нового, посеянного на русской земле, Петр вступил в борьбу на жизнь и смерть с "ненавистниками его дел", "разорителями".  Наследник престола грозил посадить на кол приверженцев реформы, и Петр, как древний Брут, не пожалевший сына для спасения республики, не пощадил и родного детища. Правда, Петр, увлекся борьбой; рядом с врагами умирали и мучились в застенках люди без­вредные; правда, в пылу раздражения он предавал поруганию даже знамена противной партии, -- большие бороды и длиннополые ферязи и облаченья; но не забудем и того, что он родился в Московии, в XVII в., а пред на­шими глазами происходила кровавая, братоубийственная борь­ба перед Парижем и в нем самом.  Таким образом, и принципы, провозглашенные Петром, нашли прежде всего ревностного последователя в самом проповеднике их. Петр был натура цельная во многих отношениях. Такого-то рода личность явилась в начале XVIII века во главе правительства. Нартовы, Неплюевы, Татищевы, Макаровы, Меншиковы легче поддавались влиянию своего воспитателя, чем Долгорукие, Ромадановские, Голицыны. Ист.: Соколовский И. В. Петр Великий как воспитатель и учитель народа. - Казань, 1873
   Информация для размышления.
   Невежды педагогические 70-х годов ХVIII века (как пример). Программу казенных школ усвоили и частные учебные заведения, пансионы, которые стали заводиться в царствование Елизаветы. Смоленский дворянин Энгельгардт сообщает нам сведения о пансионе, в котором он учился в 70-х годах. Директором этого пансиона был некто Эллерт. То был большой невежда во всех науках. Программа школ состояла в кратком преподавании всевозможных наук: закона Божия, математики, грамматики, истории, даже мифологии и геральдики. Это был свирепый педагог, настоящий тиран, как его называет Энгельгардт. Всего успешнее преподавался французский язык, потому что воспитанникам строго запрещено было говорить по-русски; за каждое русское слово, произнесенное воспитанником, его наказывали ферулой из подошвенной кожи.   В пансионе всегда было много изуродованных, но заведение всегда было полно, несмотря на то, что за обучение бралось по 100 руб., равняющихся нашим 700. Два раза в неделю в пансионе бывали танцклассы, на которые съезжались из города дворянские девицы изучать менуэт и контрданс. Эллерт не церемонился и с прекрасным полом: раз он при всех отбил руки о спинку стула одной непонятливой взрослой девицей. Все эти черты образования, которое распространялось в среде дворянства, оказали сильное действие на привычки дворянского общества. Ист.: Ключевский В.О.  Лекция LXXXI. См. аналогию ХХI века
  
  

0x01 graphic

"Иллюстрация к комедии Н. В. Гоголя "Ревизор"" Художник Петр Михайлович Боклевский

ГЕНЕРАЛЬНЫЙ РЕВИЗОР ПЕТРА

   Одно из величайших событий европейской и всемирной истории совершилось: восточная половина Европы вошла в общую жизнь с западною; что бы ни задумывалось теперь на Западе, взоры невольно обращались на Восток; малейшее движение русских кораблей, русского войска приводило в великое волнение кабинеты; с беспокойством спрашивали: куда направится это движение? Боялись, что великий царь, покончивший Северную войну с таким необычайным успехом и обладающий неслыханною энергией, не оставит в покое Европы, и вздохнули спокойнее, когда узнали, что он занят делами восточными. Война была для него только средством для внутренней деятельности: тут поприще было обширнее, разнообразнее и труднее, препятствия сильнее, враги многочисленнее, скрытнее и опаснее, поражения частые и тяжкие, успехи медленные -- в далеком будущем. Мы видели, что еще в 1715 году поставлен был при Сенате генеральный ревизор, или надзиратель указов. Потом стали выбираться из гвардии штаб-офицеры, которые помесячно состояли при Сенате в звании таких надзирателей указов; они должны были: 1) смотреть, дабы Сенат должность свою исправляли по данной им инструкции 1718 года; 2) смотреть того, дабы указы не только что на письме были сделаны, но чтоб экзекуция на все указы, как возможность допустить, чинена была; 3) також смотреть, дабы все чинилось в Сенате по второму пункту, который написан в должность обер-секретарю Щукину, и по оному исполнять ему все неотложно. Ежели кто того чинить не будет, то три раза напомянуть, а буде на третьем слове кто не будет чинить, тотчас итить к нам или писать. А ежели кто станет браниться или невежливо поступать, такого арестовать и отвести в крепость, и нам потом дать знать. Сие чинить нелицемерно, а ежели пренебрежет, то лишен будет всего и к тому смертию казнен или шельмован будет. Ист.: Соловьев С.М. История России с древнейших времен.
   Информация для размышления.
   Сатира Гоголя Н.В. -- подлинная комедия характеров, где звучит итоговая авторская мысль, преду­преждение об устрашающем возмездии. Заграничный период жизни Гоголя -- это прежде всего великий твор­ческий подвиг: создание "Мертвых душ". Анекдотичность эпизодов как знак общей фантастичности обществен­ного порядка--эта идея приобретает в "Мертвых душах" подлинную гло­бальность. Уже не отдельные эпизоды, а главный сюжетный мотив звучит анекдотично: покупка мертвых душ. Фантасмагория нелепостей получила концентрированную форму. Но невероятное прочно соединилось с реаль­ным: читателю чаще всего и не приходит в голову мысль, что покупка мерт­вых душ невозможна. Ненормальная психология -- страшный симптом общего устройства жизни. В этом плане сатира Гоголя открыто со­циальна. Здесь со всей откровенностью обнажено противоречие между вну­тренним ничтожеством и внешним положением личности. Манилов -- по­мещик, обладатель земель и человеческих душ -- владеет всем этим, про­являя ту степень социального эгоизма, на какую способен предельно равно­душный человек. Трудно представить более удачный для Чичикова случай, не­жели встреча с Плюшкиным. И наш "путешественник" сразу приступа­ет к коммерческим переговорам с хозяином. Общий язык находится быстро. Плюшкин с поразительной готовностью начинает торговаться о цене. Успокоенный заявлением Чичикова о том, что он возьмет на себя из­держки по купчей, Плюшкин сразу же заключает, что гость совершенно глуп. Два участника сделки--духовные братья, несмотря на патологиче­скую скаредность одного и мнимую щедрость другого. В неповторимом единстве комического и трагического был выражен его гуманистический пафос. Пронзительное чувство любви к своему народу и отечеству получило форму высокого лиризма. Он окрасил эпос Го­голя благородной эмоциональной субъективностью, которая становилась тем ярче, чем острее размышлял автор "Мертвых душ" о судьбах России, о бу­дущем своей Родины... Ист.: Николаев П.А. Поэзия жизни действительной. - В кн.: Н.В. Гоголь. Избр. соч. - М., 1987
  
  
  
  

0x01 graphic

Битва при Лесной. 1717. Художник Натье Жан-Марк (1685-1766)

ПОБЕДА ПРИ ЛЕСНОЙ И ОТСТУПЛЕНИЕ НА ВСЕХ ФРОНТАХ (1941)

(Пётр I назвал эту победу "матерью Полтавской победы"; почему в 1941 г. на Смоленской дороге в глазах крестьянки возник немой и скорбный вопрос: "Неужели уходите?")

   Велика заслуга Петра, изучившего воен­ное дело по западноевропейским образцам и создавшего русскую регулярную армию. Еще большая его заслуга в том, что, благодаря гениальному уму, он сумел стать сам и поставить свою армии выше тех армий, которые служили ему образцами. Перени­мая что-либо извне, он не переносил все в неизменном вид, а переделывал сообразно с особен­ностями русской жизни. Так например, обращаясь к формированию постоянной армии, Петр источником ее взял весь русский народ (всеобщность воинской повинности), почему наша вооруженная сила, будучи народною, на полях сражения проявила свои русские национальные свойства: терпеливость в беде, безгра­ничную выносливость, несокрушимую стойкость, спо­собность к беззаветному самопожертвованию, отвагу без задора и смелость без бахвальства.   Не раз России приходилось переживать тяжелые минуты, когда, казалось, она находилась на краю ги­бели, но жив был в армии дух Петра, заповедавшего "возлюбленным чадам своим", не жалея се­бя, сражаться "за род свой, за Отечество, за право­славную нашу Веру и Церковь", и беззаветно рус­ская армия становилась под вражьи удары, твердо памятуя, что так нужно "жила бы только Россия во славе и благоденствии". История войн, веденных Петром -- есть история той школы, которую прошла русская армия по пути от Нарвского поражения до славной Полтав­ской победы. "Шведы могут побить нас, но у них же научимся мы побеждать их", говорит Петр... Особенно замечательна та боевая школа, которую прошла наша конница и артиллерия. Насколько неумело действует конница под Нарвой, замкнутая среди окопов, неумеющие вести разведку и легко поддающаяся панике, настолько искусна боевая служба ее при Лесной и Полтаве, могущая служить высо­кими образцами для современных конниц.   То же надо сказать и про артиллерию: вместо разнокалиберных, тяжелых орудий, вечно опаздывавших в полевом бою, Петр ввел облегченные полевые и конные орудия, сопровождающие свою пехоту и кавалерию, способные к маневрированию на самом поле сражения (перемена позиций). Ист.: Михеев С. История Русской Армии. Выпуск 1. Эпоха Петра Великого. - М., 1910.
   Информация для размышления.
   Отступление 1941 г. Что значила для Симонова (К.М.) Смоленская дорога, как и для всех, кто прошел по ней в дни нашего отступления, сказано в первых же строках очерка: "Смоленщина, ее дороги, ее белые березы, ее деревеньки на низких пригорках -- как много говорят они сердцу! И хотя я родился далеко отсюда, но именно эти места кажутся мне самыми родными, самыми милыми на всей нашей земле. Должно быть, это потому, что начинать войну мне пришлось именно здесь, на этих дорогах, и самая большая горечь, какая бывает в жизни, -- горечь утраты родной земли -- застигла меня именно здесь, на Смоленщине... Здесь, оборачиваясь назад, я видел колосившиеся нивы, о которых я знал, что уже не мы их сожнем. Здесь, остановив машину, для того чтобы напиться у колодца воды, я не мог найти в себе силы посмотреть прямо в глаза крестьянкам, потому что в глазах их был немой и скорбный вопрос: "Неужели уходите?" И нечего было им ответить, кроме горького "да". Ист.: Ортенберг Д. И. Июнь -- декабрь сорок первого: Рассказ-хроника. -- М.: "Советский писатель", 1984.
   А.К.: Отступление бывает необходимое ( тактическое) и стратегическое и фатальное ... Нам, России, не попасть бы в отступление стратегическое по всем фронтам. В этом виновны будут не только полководцы, но и мы, люди, которые сами не смогли дать отпор русскому "авось" и лени...
  

0x01 graphic

  

"Битва при Нарве". Картина А. Е. Коцебу

НАРВА:

"На великое счастье России, мы были оглушительно разбиты под Нарвой" и сила русской ЛЕНИ, держащая (и ныне) наш "владычественный ум"

   Но на­сколько нападки на Петра далеки были от истины, показывают и энергичные меры, которые были при­няты им для успешного продолжения борьбы. "Когда сие несчастие (или, лучше сказать, великое счастье) получили, -- читаем мы в журнале Петра, -- тогда неволя леность отогнала и к трудолюбию и искусству день и ночь принудила". И действительно, период, последовавший за Нарвой, был одним из периодов, наиболее отмеченных кипучей деятельностью Петра, так далекой от упреков в упадке духом. Что он делает: Обеспечиваются границы государства созданием укреплений у Новгорода, Пскова и Печоры; устраи­вается и снабжается оружием разбитая армия; объяв­ляется новый набор рекрутов; отливаются лучшие пушки строго установленных калибров, далее личным свиданием поддерживается энергия у слабохарактерного союзника Петра -- Августа.   Благодаря всем этим мерам, уже к следующему году положение России оказалось лучше, чем было в начал войны и военные успехи начинают переходить на нашу сторону. Петр В. умело восполь­зовался ошибкой Карла, который, по меткому выражению Петра, "увяз в Польше" и с незаслуженным презрением отнесся к своему врагу, победа над которым, казалось, досталась ему так легко. Взятие Нотебурга (бывший наш Орешек), Ниешанца (где был заложен С.Петербург), Дерпта и, наконец, Нарвы были ответом за первую неудачу.   Помимо материальных результатов этого первого периода войны (возвращения исконных русских владений) Петром достигнуты несравненно более важ­ный результат: вселена в войска уверенность в свои силы и поколеблена слава непобедимости шведов. Причинами, приведшими Нарвское сражение к катастрофе, были:  1)Состав армии, наполовину состоявшей из войск старого строя: стрельцов и поместных войск, частью хотя и из регулярных полков, но только что набранных и недостаточно обученных. Более обученные полки: Преображенский, Семеновский и Лефорта дрались великолепно и покрыли себя славой. 2)Разнокалиберность и неисправность материальной части артиллерии. 3)Неправильная оценка и занятие позиций. Тактический ключ (гора Германсберг) не была занята, войска растянуты в линию без резервов; укрепления позиции состояли из сплошных линии, что не давало занимающим им войскам ни маневрировать, ни поддерживать одни части другими. Путь отступления отходил от фланга.  4) Отсутствие правильно веденной разведки (двукратная потеря соприкосновения с противником кон­ницей и отсутствие ближней разведки) и недостаточное охранение (только дозорами). Эта причина привела к неожиданному появлению противника, а неожидан­ность является лучшей подготовкой атаки.   5)Случайности были не в пользу русских: снежная метель, бившая им в лицо, отсутствие Петра В. и ранение Вейде.    6) Недоверие русских войск к иностранным офицерам, заподозренным в измене.   7) Паника на левом фланге в коннице Шереметева, не принявшей участия в бою.  8) Плохое состояние коммуникационных путей и пути отступления. 9) Искусная подготовка и ведете боя Карлом ХII: предварительные разведки, маневрирование с целью скрытного подхода к позиции, артиллерийская подготовка атаки, удачный выбор минуты для начала атаки (метель), верная оценка местности (гора Германсберг) и позиции противника (тактический ключ) и наконец, воодушевление шведской армии, верившей в своего вождя и собственную непобедимость. Следствия Нарвского поражения. В сражении под Нарвой молодая русская армия получила свое боевое крещение и понесла первую, и крупную притом, неу­дачу, возбудившую злорадство среди враждебно настроенных к нам Европейских государств. Нет той клеветы, которая не посыпалась бы на Россию и на ее венценосного вождя. "Нет никакого удовольствия биться с русскими, говорить Карл, -- они не сопротивляются, как другие, а бегут; если бы Нарова была покрыта льдом, то нам едва ли бы уда­лось убить хоть одного человека". Другие в низком угодничестве перед победителем пошли еще даль­ше, отчеканив медаль, на которой Петр был представлен утирающим слезы, подпись же гласила: "изшед вон, плакася горько". Даже европейский ученый Лейбниц, вообще относившийся к реформам Петра сочувственно, и тот теперь, желая Кар­лу дальнейших успехов, выражал надежду, что последний овладеет всем Московским государством до Амура.    Не лучше дело обстояло и внутри государства, где суеверный, темный народ, недовольный рефор­мами Петра, склонен был считать Нарвскую ката­строфу Божьим наказанием за нововведения Петра. Недоброжелатели России вправе были считать положение России близким к гибели: армия была дезорганизована и потеряла доверие к своим силам, уверовав в непобедимости шведской армии; границы государства открыты и беззащитны от ударов про­тивника, артиллерия погибла, наконец союзник Пет­ра, Август II, пал духом и склонен был заклю­чить отдельный мир со шведами.   Последствия Нарвского поражения были бы еще серьезнее, если бы не доблестное сопротивление гвардии, заставившей шведов отказаться от преследования разбитой армии, вследствие чего победа осталась не использованной шведами, а для Петра сохранились кадры для формирования новой армии. Ист.: Михеев С. История Русской Армии. Выпуск 1. Эпоха Петра Великого. - М., 1910.
   Информация для размышления.
   "Лень, держа владычественный ум, охватывает как плющ, всю душу и плоть, и все естество наше делает ленивым, расслабленным, как бы параличом разбитым". Природная лень. Она вполне справедливо называется матерью всех пороков. Ленивый или тунеядец всегда бывает самый порочный, он почти всегда пьяница. Он старается, чтобы за него работали другие. Даже и тогда, когда некому делать, ленивый остается в бездействии, чем причиняет непоправимый вред делу или вещи. Ленивый никогда не наживет богатства и ничего не достигнет в жизни. Лень, как заразу, каждый должен в себе искоренять. Это его главный враг. Кто наметил себе цель в жизни и старательно будет к ней стремиться, тот всегда ее достигнет. Государству этот порок причиняет большие беды. История знает много примеров, когда большие государства погибали благодаря раздорам и лени своих подданных. Русские вследствие внутренних раздоров находились 250 лет под властью татар (от 1224 до 1480 г.) и чуть-чуть по той же причине не подпали под власть поляков. Нужно искать деятельности и работы, а не бегать и прятаться от них. Порученное же дело надо исполнять не как-нибудь, а самым добросовестным образом. Относиться с любовью, а с ненавистью к делу, - Только при этом условии явится полный порядок, единение и непобедимая сила. Ист.: Шалапутин Н. Катехизис русского солдата. М., 1913
  
  

0x01 graphic

ТАЙНЫЙ ДОГОВОР МАЗЕПЫ И ДЕЙСТВИЯ ЭЛИТА 1991 года

   Карл шел в Украину с большими надеждами. Малороссийский гетман Иван Мазепа вступил с ним в тайный договор, и его тайная присылка к королю с просьбою идти скорее была, как говорили, причиною внезапного поворота королевского. Ни Петр, ни его государственные люди никак не ожидали измены тогдашнего малороссийского гетмана, бывшего одним из самых любимых и доверенных людей у русского государя. Петр ценил его ум, образованность, преданность видам своего государя, наделял его богатствами и отличиями. Мазепа был второй из получивших учрежденный Петром орден Андрея. Мазепа был человек своего времени; для него, поставленного на челе власти в своем крае, независимость Малороссии не могла не быть идеалом. При невозможности достигнуть этого идеала он, наравне со своими соотечественниками, мог только втайне вздыхать, а перед великоруссами казался верным слугою царя. Но вдруг явилось искушение и надежда достичь желанной цели. Уже не раз польские сторонники шведского короля делали Мазепе соблазнительные предложения; он их отвергал, потому что не надеялся на успех. Но когда противник Карла и союзник Петра лишился короны, и Петру приходилось теперь одному без союзников бороться с победоносным соперником, когда Петр готовился уже не расширять пределы своего государства, а защищать его средину от неприятельского вторжения, - Мазепа увлекся предположением, что в предстоявшем повороте военных обстоятельств победа останется за шведским королем, и если Малороссия будет упорно стоять за Россию, то Карл отнимет ее у России и отдаст Польше, а потому казалось делом благоразумия заранее стать на сторону Карла, с тем чтобы, после расправы с Петром, Малороссия признана была самостоятельным независимым государством. В этом смысле Мазепа стал вести тайные переговоры, но все еще колебался и не открывал своего замысла никому, кроме самых близких; когда же Карл приблизился к Украине, а Меншиков потребовал гетмана к себе на соединение с великорусскими военными силами для совместного действия против Карла, - Мазепа очутился в роковой необходимости выбирать либо то, либо другое: 24 октября 1708 года он присоединился к шведскому войску с несколькими лицами из казацкой старшины, с четырьмя полковниками и отрядом казаков; но те, которые пошли за ним, стали потом уходить от него, когда узнали, куда он их ведет. Петр, никак не ожидавший такого события, узнал о нем 27 октября в Погребках на Десне, где наблюдал за движениями неприятеля. Он приказал Меншикову истребить дотла Батурин, столицу гетмана. Русские взяли Батурин, 1 ноября, и перебили в нем все живое с такою жестокостию, какою отличались в Ливонии и в собственной земле во время укрощения булавинского бунта. Ист.: Костомаров Н.И. Русская история в жизнеописаниях ее главнейших деятелей.
   Информация для размышления.
   Элита Украины. Иван Степанович Мазепа (20 марта 1639 - 22 сентября 1709). Отец, Адам-Степан Мазепа, был одним из соратников Богдана Хмельницкого. Принимал участие в Переяславских переговорах с русскими боярами. Не поддержал Переяславский договор и в дальнейшем принимал участие вместе с гетманом Выговским в создании Великого княжества Русского в составе Речи Посполитой, однако результатов не добился. В 1662 году польским королём был назначен на должность подчашего Черниговского и эту должность занимал вплоть до своей смерти в 1665 году. Мать Ивана Мазепы, Марина Мокиевская, происходила из старинного шляхетского православного рода на Белоцерковщине, которые занимали руководящие должности в Киевском казачьем полку. Иван Мазепа учился в Киево-Могилянском коллегиуме, затем -- в Иезуитском коллегиуме в Варшаве. Позже, по воле отца, был принят при дворе польского короля Яна Казимира, где состоял в числе "покоевых" дворян. Близость к королю позволила Мазепе получить образование: он учился в Голландии, Италии, Германии и Франции, свободно владел русским, польским, татарским, латынью. Знал он также итальянский, немецкий и французский языки[12]. Много читал, имел прекрасную библиотеку на многих языках. Его любимая книга -- "Государь" Никколо Макиавелли. В 1668 Мазепа женился на Анне Фридрикевич, вдове белоцерковского полковника. В конце 1669 года его тесть, генеральный обозный Семён Половец помог ему выдвинуться в кругу гетмана Дорошенко: Мазепа стал ротмистром гетманской надворной гвардии, потом писарем. По поручению Самойловича (левобережный гетман) , Мазепа каждый год ездил в Москву. В правление Софьи власть фактически находилась в руках её фаворита Голицына. Мазепа снискал к себе его расположение, а после падения Самойловича Голицын оказал решающее влияние на избрание Мазепы левобережным гетманом 25 июля (4 августа) 1687 года на раде под Коломаком (ныне Коломакский район Харьковской области). В роли гетмана Мазепа принял участие во втором крымском походе князя Василия Голицына. Когда в 1689 году на русский трон взошёл молодой и энергичный Пётр I, Мазепа в очередной раз воспользовался своим даром очаровывать власть имущих людей. Стареющий гетман постоянно давал советы молодому монарху в польских делах, со временем между ними возникла тесная личная дружба. Мазепа принимал участие в обоих походах Петра к Азову и снискал ещё большее доверие Петра. В феврале 1700 года Мазепа стал вторым кавалером учрежденного Петром Ордена Андрея Первозванного. Пётр лично возложил знаки ордена на гетмана "за многие его в воинских трудах знатные и усердно-радетельные верные службы". С этого времени гетман именовался в документах "Войска Запорожского обеих сторон Днепра гетман и славного чина святого апостола Андрея кавалер". Мазепа был лишён ордена в 1708 году после перехода на сторону шведов. За 20 лет Мазепа стал одним из богатейших людей не только Малороссии, но и России, владельцем 19 654 дворов на Украине и 4 117 дворов (всего порядка 100 000 душ) на юге России. Был он в тяжёлой обиде на Петра после военного совета в Жолкве в марте 1707 года, на котором обсуждалось существенное ограничение автономии Малороссии и самостоятельности гетмана. Но всё равно был готов ждать до "крайней, последней нужды" -- пока не станет очевидно, что Пётр проигрывает войну. В тот же период времени, предположительно, Мазепа замыслил возможный переход на сторону Карла XII и образование из Малороссии "самостоятельного владения" под верховенством Польского короля. Осенью 1708 года царь Пётр пригласил Мазепу присоединиться с казаками к русским войскам под Стародубом. Мазепа медлил, ссылаясь на свои болезни и смуты в Малороссии, вызванные движением Карла XII на юг и его предложениями. В то же время он совещался с несколькими наиболее предаными старшинами, примкнувшими к нему, и вёл переговоры с Карлом через Быстрицкого и переписку с Меншиковым через А.Войнаровского. Меншиков решил навестить якобы больного Мазепу. Опасаясь разоблачения, Мазепа с гетманской казной бежал в конце октября с левого берега Десны к Карлу, стоявшему лагерем на юго-востоке от Новгорода-Северского, в Горках. С Мазепой было всего 1 500 казаков. Из шведского лагеря гетман написал письмо Скоропадскому, стародубскому полковнику, разъясняя причины своего перехода и приглашая старшину и казаков последовать его примеру. Карлу XII Мазепа обещал зимовку в городе Батурине -- резиденции гетмана. Там были значительные запасы провианта и артиллерии, имелся хорошо подготовленный и преданный Мазепе гарнизон, которым руководил полковник Дмитрий Чечель. Планам Мазепы и Карла помешали войска под водительством Меншикова, взявшие крепость и все припасы в ней. Батурин был разорён, а гарнизон сердюков уничтожен. 12 ноября 1708 года в Троицком соборе Глухова в присутствии Петра I в Глухове была совершена символическая казнь бывшего гетмана, которая описывается следующим образом: "вынесли на площадь набитую чучелу Мазепы. Прочитан приговор о преступлении и казни его; разорваны князем Меншиковым и графом Головкиным жалованные ему грамоты на гетманский уряд, чин действительного тайного советника и орден святого апостола Андрея Первозванного и снята с чучелы лента. Потом бросили палачу сие изображение изменника; все попирали оное ногами, и палач тащил чучелу на веревке по улицам и площадям городским до места казни, где и повесил". После Полтавской битвы Карл и Мазепа бежали на юг к Днепру, переправились у Переволочны, где чуть не были захвачены русскими войсками, и прибыли в Бендеры. Умер Мазепа 22 сентября 1709 в Бендерах.
   Н. И. Костомаров так подводит нравственный итог карьере Мазепы: "В нравственных правилах Ивана Степановича смолоду укоренилась черта, что он, замечая упадок той силы, на которую прежде опирался, не затруднялся никакими ощущениями и побуждениями, чтобы не содействовать вреду падающей прежде благодетельной для него силы. Измена своим благодетелям не раз уже выказывалась в его жизни. Так он изменил Польше, перешедши к заклятому её врагу Дорошенку; так он покинул Дорошенка, как только увидал, что власть его колеблется; так, и ещё беззастенчивее, поступил он с Самойловичем, пригревшим его и поднявшим его на высоту старшинского звания. Так же поступал он теперь со своим величайшим благодетелем, перед которым ещё недавно льстил и унижался".
   1991 год. Красная Звезда. 4.5.91.-2. Начальник штаба Киевского военного округа писал: "Мы недавно передали дела в прокуратуру на призывников Т. Бурноса и Е. Ковальского за уклонение от призыва. Отец первого - режиссер Студии имени Довженко, мать второго - первый секретарь Министерства иностранных дел Украины"...

0x01 graphic

Петр I. Полтавская битва. Художник Коцебу Александр Евстафьевич (1815-1889)

  

ПОЛТАВСКАЯ БИТВА

(..."О Петре ведайте, что ему жизнь его не дорога; только бы жила Россия, ее благочестие, слава и благосостояние...")

   В конце апреля 1709 года Карл XII двинулся к Полтаве и осадил эту крепость. Овладение Полтавой представлялось Карлу XII вдвойне важным: во-первых, потому, что открывал­ся путь, в обход дефиле между верховьями р.р. Коломака и Можи, перекопанного и наблюдавшегося русскими войсками, а во-вторых, Карл ХII рассчитывал, что падение этого одного из важнейших городов Украины произведет впечатление на умы малороссов и, может быть, заставит их принять его сторону. К тому же в Полтаве можно было захватить большие запасы продовольствия и огнестрельных припасов. Оборона ее была поручена полковнику Келлину, имевшему под своим начальством гарнизон в 4000 человек... Меншиков произвел нападение на шведский лагерь, причем ему удалось провести незаметно в город, переодетыми в шведские мун­диры, до 1000 солдат. Единственно, чем Петр мог по­мочь гарнизону, с которым вошел в сношения путем обмена записками, бросаемыми в пустых бомбах -- это поддержкой в нем бодрости надеждой на скорую выручку. Начали было строить плотину через болото, но работа шла медленно, а между тем гарнизону становилось все труднее и труднее держаться. Неодно­кратно в продолжении почти 3 месяцев (с 1 ап­реля по 22 июня) пытались шведы взять Полтаву приступом, но гарнизон, давший торжественную клятву драться до последней капли крови и постановивший казнить, как изменника, всякого, кто заговорит о сдаче, мужественно отбивал все атаки и производил сам вылазки, разрушая шведские осадные работы и захватывая их инструменты и оружие. Особенно тяжел был день 1 июня, когда шведы, пользуясь произведенным бомбардированием пожаром, едва не ворвались в крепость, но все же с большим уроном были отбиты. На последовавшее в тот же день предложение Карла -- сдать крепость, под угрозой поголовного истребления всех жителей, Келлин ответил вылазкой, причем захватил у шведов 4 пушки и нанес им сильный урон, а через 2 дня захватил у них еще 2 пушки. 21 и 22 июня Келлин отбил последние жестокие штурмы. В отражении этих штурмов принимали участие даже женщины и дети. Далее главное внимание шве­дов было уже привлечено к русской армии, пере­правившейся 20 июня у д. Петровки на правый бе­рег Ворсклы.    Выбор пункта для переправы был сделан Петром с чрезвычайною осмотрительностью после неоднократных предварительных рекогносцировок. Переправа Петра В. севернее Полтавы была безопасна, так как обеспечивала армии на случай неу­дачи путь отступления на Москву, тогда как швед­ская армия вследствие того, что Карл XII не озаботил­ся заблаговременным устройством переправ на Днепр, при неудаче была бы поставлена в критическое положение, как оно впоследствии и случилось. У д. Петровки переправа совершилась под прикрытием укреплений, выстроенных ген. Рене во вре­мя одной из предыдущих рекогносцировок; впрочем, Карл, нетерпеливо жаждавший боя, был рад наступлению русских и не мешал переправе.  Считая генеральный бой со шведами "делом зело опасным", Петр не пренебрегал ни одним средством, которое бы лучше обеспечивало победу. Так, в открытом промежутке между лесами, при входе на Яковецкую поляну им приказано при­строить линию из 6 отдельных редутов, а под прямым углом к ней вторую линию в 4 редута. Впрочем, два из них ко дню боя еще не были закончены.   Эта мера явилась большим нововведением в полевом инженерном деле, так как здесь впер­вые была применена система отдельных укреплений вместо сплошных линий, связывавших свободу действий обороняющегося. Самое расположение их застав­ляло атакующего разделиться на две части, тратить силы на взятие последовательно редута за редутом и находиться в промежутках между ними под перекрестным ружейным огнем. Далее, если противник, понеся потери, прорвется через линию реду­тов, то он окажется флангом к укрепленному лагерю и будет принужден перестраиваться под фланговым огнем из укрепленного русского лаге­ря.   Подготовка Петра В. победы в предстоявшем сражении в моральном отношении началась тотчас после Нарвской катастрофы и заключалась в постепенном развитии в войсках веры в свои силы и в разрушении мнения о непобедимости шведов.   В день же сражения Петр В. лично объехал войска, говорил с ними, а затем отдал приказ:    "Воины! Се пришел час, который всего Оте­чества судьбу положил на руках ваших, и вы не должны помышлять, что сражаетесь за Петра, но за государство, Петру врученное, за род свой, за Отечество, за православную нашу Веру, за Церковь. Не должна вас также смущать слава неприятеля, яко непобедимого, которую ложно быти вы сами победами своими над ним неоднократно доказали. Имейте в сражении перед очами вашими правду и Бога, поборающего за вас; на того Единого, яко Всесильного, во бранех уповайте, а о Петре ведайте, что ему жизнь его не дорога; только бы жила Россия, ее благочестие, слава и благосостояние".   Подъем духа в русской армии был настолько велик, что оставленные в резерв солдаты со сле­зами молили Царя не лишать их чести принять участие в бою. "Мы, Надёжа -- Государь, говорили они, ни в чем не провинились перед тобой; мы несли ровные со всеми труды и ожидали с нетерпением сего дня. За что же отлучаемся от них?"   Командование всей пехотой Петр В. поручает фельдмаршалу Шереметеву, чтобы "самому быть во всех местах, где требовать будет опасность и нужда". Раненый 17 июня (во время рекогносцировки Рене) в ногу, Карл XII поручил командование армией фельдмаршалу Рейншильду, а сам, желая обод­рить своим присутствием войско, появился перед ним на носилках и сказал им речь, где перечислял их былые победы и перенесенные ими тру­ды. "У нас нет хлеба, -- закончил он, -- в русском стане мы найдем его в изобилии. Там мы будем обедать". В 2 часа ночи на 27 июня, построив свою пехоту в 4 колонны, а за ней кон­ницу в 6 колонн, Карл ХII двинул ее против русские. Артиллерийской поддержкой шведы почти не могли воспользоваться, ибо к бою у них оста­лось снарядов всего на 4 орудия. Безуспешность атаки редутов с фронта заста­вила Карла XII предпринять обход их со стороны Будищенского леса. Но Меншиков быстро передвинул свою конницу вправо и заслонил промежуток между редутами и лесом. Здесь наши драгуны вновь вступили в бой с обходящими шведскими колоннами, причем захватили у них 14 знамен и штандартов. Как ни досадно было Меншикову после удачного боя бросать передовую позицию, но Петр В., ради частного успеха, не хотел отказаться от выработанного им плана боя тем более, что дальней­шее оставление конницы у редутов подвергло ее опасности быть разбитой отдельно, а потому настоял на своем решении.   Расстроенная колонна Росса была стремительно атакована Меншиковым и в полном беспорядке бросилась к Полтаве, надеясь найти спасение в своем лагере. Назначив для преследования бежавших пехоту ген. Ренцеля, Меншиков с осталь­ными силами поторопился вернуться к главным силам, чтобы принять участие в бою в решительный момент, памятуя, что сражения выигрывают войска участвующие, а не присутствующие только в поле сражения. Ген. Ренцель заставил Росса и большую часть шведской пехоты, оставленной в лагере под Полтавой, положить оружие. Значение Полтавской битвы. Полтавской побе­дой участь войны была решена. Потеряв здесь армию, Швеция хотя и продолжала войну еще почти 12 лет, но в дальнейшей борьбе принуждена была ограничиваться исключительно обороной своих обла­стей, пока русские войска не подошли к столице Швеции, Стокгольму и не заставили шведов заключить в Ништадте мир, по которому Россия приобрела побережье Финского залива. Полтавская победа все изменила в пользу России и устранила всякое сомнение относительно ее будущего величия. В какой мере изменился взгляд на Россию за границей, можно судить по целому ря­ду последовавших предложений о заключении союзов и сближении с Россией. Особенно настаивал на союзе французский король Людовик ХIV, обещаясь поддерживать Россию во всех ее завоеваниях. Прусский король Фридрих Великий выступил с проектом раздела Польши, причем предоставлял Петру по его усмотрению распределить добычу между договаривающимися сторонами. Этими предложениями Россия была принята не только в число Европейских держав, но в число великих держав.   Не только монархи, но и тогдашние ученые отда­ли дань уважения подвигам Петра. Вольтер высказался, что Полтавская победа -- единственное во всей истории сражение, следствием которого было не разрушение, а счастье человечества, ибо оно предоставило Петру необходимый простор, чтобы идти дальше по пути преобразований. Тот самый Лейбниц, который после Нарвского сражения считал занятие Москвы Карлом ХII вероятным, теперь выразил убеждение, что русские войска превосходят все другие; что же касается Пе­тра, то ему отныне должно принадлежать деятельное участие в делах всемирной политики. Даже в денежном отношении Полтавская побе­да оказалась чрезвычайно выгодной: прежде Дания не соглашалась на возобновление союза с Россией да­же за единовременную субсидию в 500.000 ефимков, теперь, по поручению Петра, князем Долгоруким был заключен договор, о котором последний доносил с восторгом: "не дал я ничего: ни чело­века, ни шелега". Ист.: Михеев С. История Русской Армии. Выпуск 1. Эпоха Петра Великого. - М., 1910.
   Информация для размышления.
   Элита военная периода Петра I (как пример). Алексей Степанович Келин (умер 1715 г.) - генерал-майор армии Петра I. В декабре 1708 г. комендантом Полтавы ( "А оный комендант, при помощи Божией, доброй отпор чинит". А.Д. Меншиков). В день Полтавской битвы (27 июня 1709 года) вёл активные вылазки, в результате взял в плен первого министра шведского короля Пипера и двух его государственных секретарей (через руки Пипера проходили все вопросы по внешним и внутренним делам; ему не удалось предотвратить походы в Польшу и на Украину, против которых он активно выступал; взятый русскими войсками в плен, его отвезли в  Киев, но потом ему пришлось участвовать в триумфальном шествии, которое Петр I устроил в честь полтавской победы в Москве; в 1715 году Пипера перевели в Шлиссельбург, где он 29 мая 1716 года скончался. В 1718 году его тело было с почестями перевезено в Швецию и захоронено в церкви в Энксё в Вестманланде). За заслуги после победы А. Келин получил чин генерал-майора, минуя чин бригадира. В преддверии войны с Турцией 2 февраля 1712 года Пётр I, опасаясь за Азова, назначил туда Келина обер-комендантом. После поражения в войне в январе 1712 года передал крепость туркам, продолжая командовать русскими войсками в Азовской губернии до самой смерти в 1715 году.
  

0x01 graphic

  

"Дмитрий Донской на Куликовом поле" 1824

Художник Сазонов Василий Кондратьевич (1789-1870)

ИСТОРИЧЕСКИЕ АНАЛОГИИ ПОБЕД РОССИИ

(ветвь для будущих плодов, корень же ("всему мать") есть нравствен­ный элемент ("безконфузство")

   В этом случае история военного искусства не может оставить без сравнения примеры: Дмитрия Донского перед Куликовскою (1380) и Петра Великого перед Полтавскою победами. Оба полководца в этих двух случаях являются инициаторами исторических решительных сражений при весьма невыгодных условиях обстановки. Оба верховные предво­дителя, кроме материальных средств, прибегают к поднятию нравственных начал войска, затрагивая одни и те же стимулы, вызывающие войска на высшее самоотвержение. И в 1380 г., и в 1709 г. эти нравственные побудительные причины у русского воина те же самые: Отечество, Церковь, Вера Православная и преданность верховному на­чальнику -- Царю. Державные вожди в решительную ми­нуту боя в обоих случаях показывают и личный пример самоотвержения ради достижения цели. Материальная подготовка Полтавской победы до боя за­ключается в классическом укреплены позиций и в сосредоточении значительно превосходных сил ко дню битвы. Петр I сумел сохранить целость армии с начала войны, расстроить неприятеля материально и подорвал веру в их непобедимость частными победами. Нравственная подготовка части поставлена Петром I выше всего, что прямо указано в известной инструкции На­рышкину для обучения войск. Из смысла ее явствует, что все материальные условия есть не более, как ветвь для будущих плодов, корень же ("всему мать") есть нравствен­ный элемент ("безконфузство"). Ист.: Масловский Д.Ф. Записки по истории военного искусства в России. Вып. 1. 1683-1762 год. - СП б., 1891.
   Информация для размышления.
   Нравствен­ный элемент в руках А.Суворова. Воспитывая и обучая войска исключительно для войны, Суворов проводит эту задачу со строгою последовательностью. Он не поддается никаким военно-мирным искушениям, а если делает уступки, то поневоле, в силу действующей извне необходимости, сводя их по возможности к минимуму; когда же принужден поступаться сущностью, то устраняется от дела и сходит с поприща, которому посвятил всю жизнь. В силу такого метода, войска Суворова являются на поле сражения не только с чисто-боевыми воспитанием и обучением, какие только удободостижимы в мирное время, но представляют собою действующую силу, гармонически отвечающую личным боевым качествам предводителя, следствием чего является победа. Тактика Суворова, простая, живая и подвижная; она не скована почти никакими формами; все для других безусловное, обращается у него в условное; многое важное для доктринеров и схоластиков нисходить у него до степени пустяков, достойных насмешки.   Главными правилами боя у Суворова - глазомер, быстрота и натиск; нормальным действием - наступление; преобладающею силою - закаленная человеческая душа. ...Суворов пользовался необыкновенным влиянием на войска, - в этом согласны все, и поклонники его, и порица­тели. Причина такого духовного владычества Суворова над вой­сками заключается в указанной выше его особенности - заме­чательной полноте его военного типа, необычайном богатстве его военной натуры. Если не всякий из его подчиненных понимал это, то всякий чувствовал. Победный ток (да, позво­лено будет так выразиться) передавался от предводителя десятками путей; на кого не действовал один из них, действовал другой. Глазомер, приводящий в изумление своею верностью; инициатива, никогда и ничем не парализуемая; быстрота решения и энергичное исполнение, несмотря ни на какие препятствия; понятная всякому простота действий; полное пренебрежение численным перевесом неприятеля, так как "бьют уменьем, а не числом"; в заключение, как венец всего, неослабляемая никакими сомнениями вера самого себя и в свои войска, т. е. безусловное убеждение в успехе, - вот что передавалось от Суворова войскам и делало их победным орудием в его руках. Говорили, что знал человеческую душу насквозь; не мог на него прямо смотреть тот, у кого не чиста совесть; видел труса по лицу, ставил его вперед, и делался трус храбрецом. Бог дал ему змеиную му­дрость, ведал он "Божью планиду", умел разрушать и волшебство, и козни дьявола именем Божьим, крестом да молитвой. Знал он все на свете, проницал замыслы врагов, чуял в безводных местах ключи; не начинал, сражения прежде, чем отойдет обедня, что служат на небе ангелы Господу; Божий посланец оберегал его в бою. И смело шли за вещим Суворовым войска, слепо доверяясь своему вождю. Ист.: Петрушевский А.Ф. Генералиссимус кн. Суворов. В 3-х тт. - Т.3.- СП б., I884.
  
  

0x01 graphic

Муций Сцевола, 1640-е годы

Художник Маттиас Стом.

ПОСЛУЖНОЙ СПИСОК ПЕТРА,

благородство Ильи Муромца, Муции Сцевола, безвестного русского крестьянина и роль "рыцарь на час" в романе "Война и мир" Л.Н. Толстого...

   Высокий исторический интерес, представляемый послужными списками русских Государей, понятен каждому. Список Петра Великого был опубликован несколько лет назад в Известиях Тамбовской ученой архивной комиссии. Эти известия распространены лишь в тесном кругу специалистов и остаются совершенно неизвестными ни широкому кругу читателей вообще, ни военным читателям в частности. Поэтому, мне кажется не излишним пересказ содержания этого любопытного документа. Послужной список Петра Великого вмещает шесть рубрик: дата от сотворения мира, дата от Рождества Хри­стова, указания месяцев, чисел и лет Государя; шестая рубрика озаглавлена: "когда его блаженные и вечно достойные памяти Первый Петр Алексеевич, самодержец всероссийский, родился и в которых годах, месяцах и числах за многие его службы московским цесарем, князем Федором Юрьевичем Ромодановским, в чины был жалован, и какие в его самодержство походы и баталии были, и когда ж преставися явствует ниже".  Прежде всего, укажу все данные, которые касаются получения Петром Великим разных военных званий.   Под 1683 г. упомянуто, что Петр "зачал набирать потешных и учинил лейб-гвардию и стал служить в Преображенском полку солдатом".  Запись под 1701 г. гласит: "в Новгороде строили земляной город и объявлен Его Величество в тот же полк обер-офицером". Далее по выражениям послужного списка, в 1706 г. был "Киевский поход и объявлен Его Величество в тот же полк полковником", в 1714 г. "в Абов ходили и Азов взяли и объявлен Его Величество полным генералом", 25 июля 1714 года была "баталия флотами близ острова Гангута при урочище Ралакс и взятье фрегата и 100 галер и шведского шаутбенахта и объявлен Его Величество флота вице-адмиралом; наконец, 27 июля 1720 г. произошло "взятье ж четырех фрегатов и объявлен Его Величество от флота адмиралом".   Следовательно, Петр Великий получает чины, будучи Государем, и чины эти явились следствием Его боевых подвигов.   Под общим кратким, но выразительным заголовком:    "взятье городов" перечислены взятия: 20 июля 1696 г. Азова, 9 августа 1702 г. -- "за Тковскими печерами Алиста или Мариенбурга"; 11 октября 1702 г. -- "Шлютенбурга, что был Орышик; в 1703 г. -- Ямбурга и Копорья; 13 июля 1704 г. -- "Дерпта, что был Юрья Ливонской", 9 августа 1740 г. -- "Нарвы, что был Ругодев"; 4 сентября 1705 г. -- Митавы; в 1710 г. -- 2 февраля Гельбига, 13 июня Выборга, 4 июля Риги, 9 августа Дюнамюнда, 14 августа Пернова, 8 сен­тября Кексгольма, что был Корела, 12 сентября Аренсбурга, 16 сентября "Ревеля, что был Колывань", в 1713 г. -- 6-го февраля Фридрдхштата, 10 мая Эленфора, 15 мая Тенинга, 21 сентября Штетина; наконец 23 августа 1722 г. -- "Дербени".   Следовательно, перечислено двадцать один город, при взятии которых, однако не везде присутствовал сам император.   Весьма старательно записаны в послужной список различные походы:   Чигиринский -- в 1677 г.; "первой Троицкой, как стрельцы бунтовали" -- в 1680 г.; первый Крымской же в 1684 г.; Крымской же и Троицкой, как Щегловитова казнили, вторые исходы в 1689 г.; Кожуховский -- в 1694 г.; Коломенский и первый Азовский -- в 1695 г.; второй Азовский в 1696 г.; Воскресенский, "как стрельцы под Воскресенский монастырь пришли", -- в 1697 г; первый Нарвский -- в 1700 г.; Городинский -- в 1704 г., Остроговский за Киевом -- в 1707 г.; первый Лебедянский и под Венрин -- в 1707 году; второй Лебединский - в 1709 г. - "низовой в Персию с половиною гвардии" -- в 1722 году. Таким образом список указывает шестнадцать походов.  Подробно перечисляется список "баталии, акции и виктории":   15 июля 1701 г. -- "под Черною или Элиферт-мызою с. Шлиппенбахом"; 19 марта 1702 г. -- "на Чудском озере, а которой командующей на шнявах швецкой капитан Лекер зажгли в казнах порох и сами себя убили и шнявы с собою потопили"; 8 ноля 1702 г. -- под мызою Гомелецъгоф или Красною с Шлиппенбахом же"; 18 октября 1706 года -- Калишская, 29 августа 1708 г. -- под Добрым; 28-го сентября 1708 г. -- под Лесным с Левенгаунтом; 27 июня 1709 г. -- Полтавская; 16 июля 1711 г. -- "Турецкая акцыя", 6 октября 1713 г. -- в Финляндии при Пелцине; 19 февраля 1714 г. -- в Финляндии близ Валсы; 19 августа 1722 г. -- "с тавлинцами, не доходя Дербени, в горах"; 14 мая 1714 г. -- "взятье трех фрегатов". Подробно отмечает послужной список места расположения зимних квартир: в 1712 г. -- "в Гданских жулавах", в 1715 г. -- в Курляндии, в 1719 г. -- "на галерных ходили под Стокгольм и в Ревели зимовали". Особенности списка представляет включение в него некоторых сведений, не имеющих никакого отношения к военной службе Петра.    Так, в списке упоминается о кончине цесаревича Алексия Петровича, о браке царя с императрицею Екатериною Алексеевной, о ее короновании, о вступлении ее на престол, о "шествии его величества для науки корабельному строению за море", о том, что "начал писать новый год с Генваря месяца, то есть, от Рождества Христова, а не от сотворения мира, и стали бороды брить и венгерское, а притом и прочее немецкое платье носить", о том, наконец, каковы были зимы: "зима была жестокая".   Наконец, под 1716 г. отмечено составление "военно-сухопутного артикула"; "командовал Его Величество на море аглецким, дацким и российским флотами, и в Мекленбургии имели квартиры, и в Копенгагене и в Гданьске были, и во Гданьске же сочинен военной сухопутной артикул с процессом".   Из выдержек приведенных выше, ярко вырисовывается энергичная личность великого преобразователя русской армии и его неутомимая деятельность во время войны с сильным северным соседом. Ист.: Соколовский. М. Наша военная старина. - СП б., 1908. -- С.85-89.
   Информация для размышления.
   Послужной список героев. Во все времена русский человек считал за честь послужить верой и правдой своему Отечеству. Былинный богатырь Илья Муромец подвиги свои совершал только тогда, когда нужно было избавить сородичей от беды, постоять за честь земли русской. Действовал он не из корысти, почета не искал, похвальбы не любил, хитрости и лукавства в нем не было, воинское дело вел он прямо, начистоту. Витязь русский, как свидетельствуют многие историки, не кровожаден и не воинственен: сделав свое дело, он скромно уходит в сторону и не домогается наград, почестей и богатств. Ему благостно уже то, что он выполнил свой долг воина, а благополучие граждан ему дороже богатства и расположения правителей.  Ему приятнее услышать "спасибо" от самого обездоленного и слабого, чем от сильного и могущественного. Потому он не заискивает перед сильными мира сего, не ищет их благосклонности, служит верно отечеству, а не прислуживает господам. В основе этой жизненной позиции лежало древнерусское воспитание, когда, в силу тогдашних обстоятельств, "мать, воспитывая детей, готовила их быть воинами и не­примиримыми врагами тех людей, которые оскорбили ее ближних: ибо славяне, подобно другим народам языческим, стыдились забы­вать обиду. Страх неумолимой мести отвращал иногда злодеяния: в случае убийства не только сам преступник, но и весь род его бес­престанно ожидал своей гибели от детей убитого, которые требовали крови за кровь" (Н.М. Карамзин). И когда они мужали, то никакие трудности не были им внове, никакие пути - тяжелы или круты, ни один враг не был страшен: доблесть превозмогала все. Но горячее всего со­стязались они друг с другом из-за славы: каждый спешил сразить врага, взойти первым на стену и в миг подвига оказаться на виду. В этом заключалось для них и богатство, и громкое имя, и высо­кая знатность. К славе они были жадны, к деньгам равнодушны; чести желали большой, богатства - честного. Римская история свидетельствует о героическом поступке молодого римлянин, по имени Муций, который во время войны с этрусками, для спасения отече­ства, решился на отчаянное дело. Спрятав под плащом кинжал, он отправился в неприятельский лагерь, чтобы убить Порсенну, царя этрусков. Его никто не задержал, и он благополучно пробрался в царскую палатку. В это время там раздавали жалование воинам. Не зная царя в лицо, Муций бросился с кинжалом на того, к которому все обращались с вопросами, и убил его. Оказалось, что это был лишь царский писарь. Этрусские воины схватили Муция, обезоружили и привели к Порсенне. Юноша бесстрашно заявил царю:   "Имя мое Муций, я римский гражданин и хотел умертвить тебя - врага своего отечества. Как видно, я ошибся, но все равно твои часы сочтены, ибо 300 римских юношей составили заговор на твою жизнь. Первому жребий до­стался мне, и то, что мне не удалось, удастся кому-нибудь из остальных". Порсенна потребовал, чтобы Муций назвал заговор­щиков, угрожая в противном случае сжечь его живым на костре. Муций не ответил на это ни слова, но, желая показать, насколько римляне презирают боль и физические страдания, спокойно подо­шел к жаровне и положил правую руку на пылающие угли. При­сутствующие были поражены ужасом, а Муций, не дрогнув, стоял, пока рука его медленно горела на огне. Больше всех пора­жен был сам царь. "Ступай отсюда безнаказанно, - вскричал он, - ты поступил с собой более жестоко, чем со мной. Желал бы я, чтобы и за меня сражались такие же бесстрашные люди!" Исполненный удивления к храбрости римлян и опасаясь за свою жизнь, Порсенна, как говорит предание, не только отпустил Муция, но и снял осаду Рима. Благодарные сограждане высоко оценили подвиг Муция и дали ему почетное прозвище Сцевола (т.е. левша). Оно впоследствии переходило ко всем его по­томкам. Во время войны 1812 года в плен к французам попался русский крестьянин; заметя в нем силу и ловкость, они наложили на руку его клеймо с буквою N. В армии Наполеона, как у нас на конских заводах, клеймили волею-неволею попавшихся в его службу. Лишь только крестьянин узнал, для какой цели это сделано, тотчас выхватил из-за пояса топор -- и отсек свою заклеймен­ную руку.  Это был наш русский Муций Сцевола. Необъяснимый парадокс состоит в том, что о подвиге римского юноши знают не только итальянцы, но и другие народы, а мы, русские, даже не удосужились выяснить фамилию названного крестьянина и поставить его в ряд с такими известными героями, как Минин, Пожарский, Сусанин и др. Исконный Герой наш не похож на западного рыцаря. И те только внешнее несходство рознит двух воителей. "Рыцарь на час" - слабовольный человек, неспособный к дли­тельной борьбе ради благородных целей. Этот рыцарь тщеславен, любит почет и уважение. Все его боевые заслуги строго ранжированы и тарифицированы - любое его военное деяние имеет цену и требует безусловного вознаграждения. В романе "Война и мир" Л.Н. Толстого много персонажей, но, на мой взгляд, там есть единственный настоящий Герой - это артиллерийский капитан Тушин. Князь Андрей Болконский - это, по понятиям писателя, тоже "герой". По моим же понятиям, он не идет ни в какое сравнение с названным капитаном. Не буду по абзацам или по частям анализировать изложенное. В данном случае на то нет особой нужды. Но есть потребность акцентировать внимание на концовке повествования. Все закончилось благополучно для капитана Тушина благодаря вынужденному вмешательству князя Андрея. Как мне кажется, тут имел место не благородный поступок, а лишь желание князя показать свою причастность к подвигу батареи капитана Тушина. Поистине жаль, что о подвигах армейских офицеров мы узнаем лишь в связи с деяниями известных лиц (государей, полководцев и т.д.). Надо понять, наконец, что самоотверженное служение Отечеству рождается и крепнет внизу, в массах простого воинства. И примеры этого самоотвержения куда более значимы, чем победные баталии известных полководцев. Да и победы эти невозможны без героизма, мужества и самоотвержения той массы людей, которые, подобно капитану Тушину, не кричат о своих заслугах и не спешат выстраиваться в ряд лиц, жаждущих награды и восхищения... Ист.: Каменев А. Служить бы рад... (http://artofwar.ru/k/kamenew_anatolij_iwanowich/sluzhitxbyrad-1.shtml. Обновлено: 17/02/2009. 31k. Статистика; 1810 читателей (по состоянию на 3.2.2017 г.)
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  

 Ваша оценка:

По всем вопросам, связанным с использованием представленных на ArtOfWar материалов, обращайтесь напрямую к авторам произведений или к редактору сайта по email artofwar.ru@mail.ru
(с) ArtOfWar, 1998-2017